регистрация / вход

Семья и римское право

Римская семья. Агнатическое и когнатическое родство. Брак. Личные и имущественные отношения между супругами.

Реферат выполнил Скрипилев Е.А.

МГУК

Введение

Семья- ячейка общества. Можно бесконечно долго говорить о философских, нравственных моментах семейной организации человеческого рода. Однако мы не будем сильно распространяться о высоком предназначении этого крепчайшего союза людей, ибо нас интересуют государственный и правовой аспекты семейной организации.

Видимо, мы не ошибемся, сделав утверждение, что от благополучия каждой отдельной семьи будет в конечном итоге зависеть благополучие и поступательное развитие общества и государства в целом. Следовательно, роль ее достаточно велика, и ее нельзя не учитывать при тщательном анализе какой- либо исторической ситуации.

Целью нашей работы служит исследование вопросов, касающихся семьи и брака как способа ее создания в древнем Риме.

Общий план введения требует сказать несколько слов об источниках по данной теме. На наш взгляд, литературы по нашей теме предостаточно. Вопросы семьи и брака освещены в них достаточно полно. Конечно, мы не могли использовать все известные научные труды в работе над рефератом, но постарались выбрать наиболее общепризнанные. Особняком стоят XII таблиц. Считалось, что это был основной источник публичного и частного права в Риме, поэтому мы не могли не обратиться к нему.

Надеемся, результатом плодотворной работы над данной темой будет глубокое понимание вопросов римского семейного строя.

I. Римская семья. Агнатическое и когнатическое родство.

Римский семейный строй Гай считал настолько нетипичным, что называл его "исключительным достижением" римского народа. Что позволяло ему говорить таким образом?

Во- первых, несомненно, та власть, которую отец семейства имел над детьми, внуками и правнуками, над женой, находившейся на положении дочери и всеми домочадцами в совокупности. Рим начал свою историю в области семейного права с моногамной семьи, основой которой и была patria potestas. В этой семье решающим моментом было подчинение членов семьи власти одного и того же paterfamilias. Все они именуются sui- "свои", тогда как отец семейства- sui iuris- "сам себе господин", "полноправный" [1] [1].

Другое отличие римской семьи состояло в том, что на первый план выдвигалась не кровная связь между paterfamilias и его подвластными- связь когнатическая, но связь юридическая- по римской терминологии агнатическая. В состав агнатической семьи входили: его жена in manu mariti, его дети in patria potestate, жены сыновей, состоящие в браке cum manu и подчиненные не власти своих мужей, которые сами были подвластны paterfamilias ,а власти этого последнего, и, наконец, все потомство подвластных сыновей. В этой семье только paterfamilias является вполне правоспособным лицом, persona sui iuris. Никто из остальных членов семьи personae alieni iuris полной правоспособности не имеет.

Третья особенность заключалась в том, что термином familia обозначались не только агнаты, но и принадлежащие семье рабы, скот и даже вещи неодушевленные. По свидетельству А. Косарева, рабовладельцы стремились как- то привязать раба к дому, даже создать ему некое подобие семьи. [2] [2] В древнейшее время власть paterfamilias над женой и детьми и по существу мало отличалась от его прав на раба. Существенное отличие patria potestas от права собственности на раба проявлялось лишь в момент смерти paterfamilias: право собственности на раба переходило к наследнику paterfamilias в то время, как лица, бывшие in patria potestate, переживали capitis deminutio, которая в данном случае означала не умаление прав, а изменение семейного состояния, заключавшееся для некоторых из членов семьи (для сыновей умершего) даже в приобретении полной правоспособности. [3] [3]

По мнению З. Черниловского, понимание таких понятий как агнатическое и когнатическое родство очень важно: без этого строй семейных отношений в Риме останется непонятным. [4] [4] Подчинением власти одного и того же paterfamilias определялось и первоначальное родство, так называемое агнатическое родство. Поэтому дочь, выходившая замуж и поступавшая под власть нового домовладыки, переставала быть агнаткой своего отца, братьев и т.д. Явившееся следствием развития производственных отношений разложение патриархальной семьи привело к тому, что все большее значение приобретало родство по крови, так называемое когнатическое родство. Это приближало римскую семью к ее современной модели. На наш взгляд, об определении степени родства уместно будет рассказать в главе о браке.

II. Брак.

Семья образуется посредством брака. Классический юрист Модестин определял брак как "союз мужчины и женщины, соединение всей жизни, общность божественного и человеческого права." Это идеалистическая трактовка брака не соответствовала реальному положению вещей: даже в классический период женщина была далеко не равноправным товарищем мужа. По мнению О. Омельченко, в этом общем понимании отразилось подчинение регулирования брачно- семейных связей правовым нормам двоякого происхождения: как проявление требований "человеческого права" брачный союз подчиняется установлениям гражданского права, как проявление требований "божественного права" брачный союз должен отвечать высшим предписывающим требованиям морального и религиозного характера, предпосланным человеческому праву. [5] [5]

Вплоть до Юстиниана римское семейное право различало matrimonium iustum, законный римский брак между лицами, имеющими ius conubii, и matrimonium iuris gentium между лицами, такого права не имеющими. От брака следует отличать конкубинат- дозволенное законом постоянное (а не случайное) сожительство мужчины и женщины, однако не отвечающее требованиям законного брака. [6] [6] Конкубина не разделяла социального состояния мужа, дети от конкубины не подпадали под его patria potestas. Вопреки тому, что в целом римская семья являлась моногамной, мужчина в республиканскую эпоху мог состоять в законном браке с одной женщиной и одновременно в конкубинате с другой.

В доюстиниановом праве различали два вида брака, совершавшегося в разных формах, порождавшего разные по содержанию имущественные и личные отношения супругов и даже неодинаковое правовое положение матери в отношении детей, и прекращавшегося в разном порядке.

Первым видом был брак cum manu mariti, т. е. брак с мужней властью, в силу которой жена поступала либо под власть мужа, либо под власть домовладыки, если сам муж был подвластным лицом. Вступление в такой брак неизбежно означало capitis deminutio жены: если до брака жена была persona sui iuris, то после вступления в брак cum manu она становилась persona alieni iuris. Если до брака она была in potestate своего отца, то, вступив в этот вид брака, она подпадала под власть мужа или его paterfamilias, если муж был под властью отца, и становилась агнаткой семьи мужа.

Второй вид брака- sine manu mariti, при котором жена оставалась подвластной прежнему домовладыке либо была самостоятельным лицом. Внешне этот вид брака похож на конкубинат, но, в отличие от последнего, обладал особым намерением основать римскую семью, иметь и воспитывать детей. Брак sine manu следовало возобновлять ежегодно. Прожив в течение года в доме мужа, жена автоматически подпадала под его власть- по давности. Законом XII таблиц было определено, что женщина, не желавшая установления над собой власти мужа фактом давностного с нею сожительства, должна была ежегодно отлучаться из своего дома на три ночи и таким образом прерывать годичное давностное владение ею. [7] [7] По мнению профессора Е. Флейшица, невозможно дать точный ответ на вопрос, когда и как стал прокладывать себе дорогу свободный брак, когда и как была пробита эта первая и чрезвычайно важная по последствиям брешь в грозном здании власти paterfamilias. [8] [8] Нет сомнений в том, что было время, когда manus и брак совпадали.

Создавая различный строй отношений между мужем и женой, брак cum manu и брак sine manu резко отличались друг от друга порядком заключения и прекращения. Заключение брака cum manu требовало соблюдения определенных обрядов, это был акт формальный. Заключение брака sine manu было актом неформальным. Данный вид брака рассматривался как некоторое фактическое состояние: с ним связывались определенные юридические последствия. Понятно, что и процедура прекращения браков sine manu и cum manu было была различна. Первый мог быть расторгнут не только по соглашению супругов, но и по свободному волеизъявлению одной из сторон. Развод при браке cum manu мог произойти лишь по инициативе мужа.

Основные начала брака sine manu оказали негативное воздействие на жизнь римского общества. Стремясь парализовать неустойчивость брачных отношений и злоупотреблением свободы развода, Август внес ряд значительных изменений в семейное право. Была установлена уголовная ответственность за нарушение супружеской верности, введены некоторые имущественные ограничения для мужчин в возрасте от 25 до 60 лет и для женщин в возрасте от 20 до 50 лет, не состоявших в браке и не имевших детей. Эти и некоторые другие меры не поколебали основной концепции брака sine manu как свободно устанавливаемого и свободно прекращаемого союза мужа и жены. Вытеснение древнего брака cum manu этой концепцией составляет одну из интереснейших черт римского брачного права. [9] [9]

Неоднозначное правовое происхождение института брака в целом определило сложность его юридической конструкции в римском праве. Брак характеризуется:

1. Взаимностью: в него вступают два партнера, причем, как мы выяснили, безусловное равенство сторон не является обязательным условием брака;

2. Состоянием физической зрелости и наличием определенных сексуальных качеств партеров. Не может рассматриваться в качестве такового "брак" между людьми одного пола, а также между партнерами несоответствующего традиционным представлениям возраста. Брачный возраст был установлен в 14 лет для мужчин и в 12 лет для женщин.

3. Согласием партнера;

4. Наличием половой связи между партнерами в браке. Тот брак, при котором сексуальные отношения заранее исключаются, не может считаться действительным;

5. Стремлением партеров заключить именно брачный союз;

6. Постоянной совместной жизнью супругов: партнеры в браке ведут общее хозяйству, живут вместе и т. п.

Отсутствие любого из вышеперечисленных условий ставит под сомнение правовой смысл брачного союза, переводит отношения мужчины и женщины в другое качество либо служит основанием для признания брака недействительным. [10] [10]

Правовой предпосылкой для заключения брака было предполагаемое ius conubii в лице, которое вступало в него. До Юстиниана на этом основании не могли заключать законного римского брака некоторые категории чужеземцев. По законодательству Юстиниана, когда права римского гражданства имели почти все подданные Римского государства, отсутствие conubium могло быть следствием близкого родства или свойства.

Родство определялось по линиям и степеням. Лица, происходящие одно от другого, называются родственниками по прямой линии. Степени агнатического родства по прямой линии определялись числом рождений, отделявших данное лицо от его paterfamilias. Так сын- агнат отца первой степени, внук- агнат деда второй степени. Лица, происходящие не одно от другого, а от общего предка, называются родственниками по боковой линии. Родство по боковой линии определялось общим числом рождений, отделявших двух данных лиц от общего для них носителя patria potestas. Таким образом братья были агнатами второй степени.

Брак в Риме заключался неформально: достаточно было выражения согласия брачующихся (несомненно, в презумпции, что все условия законного брака налицо ) и отведения невесты в дом жениха. Если брак заключался cum manu mariti, то для установления власти мужа требовалось совершение определенных формальных актов (при этом древнейшее римское право знало три способа установления manus: confarreatio, coemptio, usus).

Собственно заключение брака распадается на два раздельных в своем правовом значении события: обручение и собственно брачная церемония. Обручение обыкновенно предшествует браку. В древнейшее время обручение лиц alieni iuris совершалось их paterfamilias без участия брачующихся. Позднее обручение совершали жених и невеста с согласия paterfamilias обоих. В древнейшее время нарушение обручения давало другой стороне право потребовать возмещения причиненного ущерба. По преторскому праву нарушение обручения влекло за собой только infamia и ограничение права выступать в суде в качестве представителя чужих интересов. В период империи сторона, нарушившая обручение теряла право на возвращение сделанных ею подарков.

Основным моментом собственно заключения брака, рождавшим все предусмотренные правом последствия личного и имущественного характера, признавался увод жены в дом мужа; все другие обрядовые процедуры только символизировали заключение брака, но не считались формальными условиями наступления брачных связей. [11] [11] С развитием права шел процесс отмирания или ослабления роли старых форм заключения брака. Параллельно ему происходило утверждение неформального совершения брака путем простого соглашения, за которым должно было, однако, необходимо следовать deductio feminae in domum nuptias.

Брак признавался ничтожным: между родственниками по прямой линии, а также между теми боковыми родственниками, из которых хотя бы один стоит к общему предку в первой степени родства. Аналогичные правила применялись и к свойственникам. Помимо изложенных условий законности брака предъявлялись еще некоторые специфические требования. К примеру, провинциальный магистрат не мог вступать в брак с гражданкой данной провинции. [12] [12]

Прекращался брак, заключенный по всем правовым требованиям, также только по правовым основаниям. Таковыми являлись:

1. Смерть супруга

2. Заявление об отказе от брачного союза- развод

3. Утрата супругом его гражданского правового качества в связи с изменением его сословного положения, тем более- утратой свободы, или изменением гражданства.

Развод в классическую эпоху был свободным и допускался как по обоюдному согласию супругов (divortium), так и по одностороннему заявлению отказа от брачной жизни (repudium). Свобода развода была одним из начал римского брачного права. И, не смотря на множество разводов в конце периода республики и в период империи, не смотря на то, что разводы противоречили учению христианской церкви о браке, свобода развода никогда не была ни отменена, ни даже ограничена, если не считать ряда имущественных последствий для супруга, по инициативе или по вине которого брак был прекращен разводом.

III. Личные и имущественные отношения между супругами.

Действительный брачный союз предполагал взаимные права и обязанности супругов как личного, так и имущественного характера. Неравенство партнеров внутри римского брака выражалось в том, что на жену приходилось по преимуществу требования обязательного характера, тогда как мужу предоставлялись значительные права в отношении жены.

Личные и имущественные отношения между супругами были глубоко различны в браке cum manu и sine manu.

В браке cum manu жена, став юридически чужой своей старой семье, подчинена власти мужа, которая в принципе не отличается от patria potestas отца над своими детьми. Муж может истребовать покинувшую дом жену при помощи иска, подобного виндикации. Он может продать ее в кабалу, вправе наложить на нее любое наказание вплоть до лишения е жизни. Так же, как рабы и дети, жена лишена правоспособности в области имущественных отношений. Все имущество жены и ее, условно, рабочая сила с абсолютностью переходили к мужу, становились в момент заключения брака достоянием мужа. Все, чем она будет обладать за время брака, принадлежит мужу. Столь бесправное положение жены смягчалось римскими обычаями и традициями в области семейных отношений. Например, обычаи обязывали мужа не налагать на жену наказаний, не выслушав совета родственников по этому вопросу.

Брак sine manu не менял юридического положения жены. Она остается in patria potestate, если была подчинена отцовской власти до брака. В случае, если она была до вступления в брак persona sui iuris, то и после брака она остается лицом своего права. Понятно, что и имущество, принадлежащее ей до брака, если она была persona sui iuris, остается ее имуществом, а все, что она приобретает в браке, принадлежит ей самой. То есть в браке sine manu действовал принцип раздельности имуществ. Издержки совместной жизни ложатся на мужа, но он вправе распоряжаться доходом, который приносит имущество жены. [13] [13] Однако муж не имел права отчуждать это имущество без специального разрешения супруги (видимо, в случае, если она- persona sui iuris) или ее прежнего домовладыки. Прежние родственники имели право не только предъявить мужу требования о восстановлении имущества, но даже иски по поводу злоупотреблений в управлении им. Жена вправе вступить с мужем в любую имущественную сделку. Воспрещены были лишь дарения между супругами. Как не обладающая ius commercii, она не могла самостоятельно распоряжаться своим имуществом в хозяйственном отношении. За женой сохранялось пассивное право выступать участницей цивильного оборота. Ответственность возлагалась на супругов раздельно, за исключением случаев конфискации имущества по уголовным преступлениям. Заметим, что с течением времени эта полная юридическая разобщенность супругов в браке sine manu начинает смягчаться как в личных, так и имущественных отношениях.

Независимо от формы брака на особом правовом положении находились две категории брачных имуществ: приданное (dos) и брачные дары (dos propter nuptias).

Термином приданное обозначаются вещи или иные части имущества, предоставляемые мужу женой, ее домовладыкой или третьим лицом для облегчения материальных затруднений семейной жизни. [14] [14] В древнереспубликанский период, когда браки почти всегда были cum manu, специальной регламентации правового положения приданного не было. Потому, если не было особого соглашения по этому вопросу, то приданное не выделялось из всего остального имущества, приносимого женой и поступало в собственность мужа. По мере утверждения браков sine manu для приданного как имущества, передаваемого мужу, был установлен особый правовой режим. Примерно за 2 века до н. э. стало входить в правило заключать устное соглашение, по которому муж принимал обязательство возвратить приданное в случае прекращения брака.

В классический период приданое получает специальную регламентацию. О. Омельченко утверждает, что существовал особый документ о передаче приданого, который должен был содержать условия и оговорки относительно судьбы приданого при прекращении брака (идет ли оно после смерти жены мужу, после смерти мужа- жене, пределы возможных вычетов из стоимости приданого и т. п.) [15] [15] В случае прекращения брака приданое подлежит возврату. Если при установлении брака было заключено по этому поводу соглашение, на его основе и давался иск о возврате приданого. Это был строгий иск, и муж возвращал приданое безусловно и в полном объеме. Если специального соглашения не было, претор давал жене иск. Это был иск bonae fidei; он давался жене, но не ее наследникам, и муж имел право удержать известную ему долю на содержание оставшихся при нем детей и прочие нужды.

При Юстиниане привила о возврате приданого были упрощены через объединение двух ранее названных исков. Теперь независимо от того, было ли заключено соответствующее соглашение, жена и ее наследники получают теперь иск о возвращении приданого, по которому приданое передается полностью, но за вычетом суммы необходимых издержек.

Брачные дары представляли собой как бы "приданое наоборот", это был подарок жене от мужа соответственно с их общественным положением в ходе заключения брака, которым супруга как бы обеспечивалась на случай вдовства. Делать брачные дары требовали правила общественного приличия, хотя стороны не могли заявлять претензии об отсутствии таковых. Сначала это дарение совершалось до брака (т. к. дарения между супругами запрещались) и поэтому называлось предбрачным даром. Юстиниан разрешил совершать это дарение и во время брака, и оно стало называться donatio propter nuptias. По размеру это имущество соответствовало приданому. В течение брака оно оставалось в собственности и управлении мужа; в случае расторжения брака по вине мужа оно переходило к жене. В договоре нередко предусматривалось право жены требовать выдачи этого имущества в случае смерти мужа.

IV. Patria potestas.

На наш взгляд, начать эту главу следует с рассмотрения вопроса о взаимоотношениях между матерью и детьми. Эти отношения глубоко различны в зависимости от того, состоит ли мать в браке cum manu или в браке sine manu.

Мать, состоящая в браке cum manu, для детей является loco sororis и вместе с ними подчинена власти своего мужа или его paterfamilias, если муж сам находится in patria potestate. Связь матери с детьми в браке- наиболее тесная после связи paterfamilias со своими подвластными.

Наоборот, в браке sine manu мать в древнейшем праве не связана с детьми. Она не член семьи отца своих детей, она- агнатка своей старой семьи, в которой она наследует и члены которой наследуют после нее и осуществляют над ней опеку.

Теперь перейдем к рассмотрению взаимоотношений отца и детей.

Эти отношения были построены иначе, чем отношения матери и детей: для этих отношений было безразлично, состоял ли отец в браке cum manu или sine manu. Дети всегда находятся под властью отца, in patria potestas. [16] [16] По определению Гая "под властью отца обыкновенно бывают и мужчины и женщины, семейной же власти мужа подчиняются только женщины." [17] [17]

Эта власть, первоначально безграничная, постепенно, однако, смягчалась. Основной причиной для этого являлись распад прежней крестьянской семьи и развитие ремесел: сыновья все более ведут самостоятельное хозяйство. Наряду с этим, сыновья приобретают самостоятельно положение в уже постоянной армии и государственном аппарате. Уже в древнейшее время власть paterfamilias над личностью детей умерялась воздействием семейного совета. В конце республики и в начале периода империи был введен ряд ограничений прав paterfamilias на личность детей.

Подвластный сын имеет и libertas, и civitas; в области публичного права он стоит наряду с отцом, может занимать публичные должности. Но в семье он всецело подчинен отцовской власти, притом возраст значения не имеет, и даже когда он уже состоит в браке и имеет детей. Важно подчеркнуть, что власть над детьми принадлежит именно отцу, а не обоим родителям.

Исключительность положения детей определялась двумя обстоятельствами: они не только были в чисто семейной по основаниям власти родителя, но и состояли "под властью" особого рода, которой предполагались дополнительные правовые возможности родителя по отношению к детям. [18] [18]

Под отцовскую власть дети попадали тремя путями:

1. Через рождение в законном браке

2. Через усыновление

3. Через узаконение

В Риме действовало правило, согласно которому всякий ребенок, рожденный замужней женщиной, считался сыном или дочерью ее мужа, пока не будет доказано противное. Следует подчеркнуть, что отцом ребенка, рожденного в браке, считается муж. Эта формула будет затем усвоена кодексом Наполеона, как и многое другое. [19] [19]

Отцовская власть могла быть установлена путем узаконения детей только от конкубины. Узаконение можно определить как признание законными детей данных родителей, рожденных ими вне законного брака. Существовало несколько путей (способов) узаконения:

1. Путем представления внебрачного сына в ordo местных декурионов с наделением его известным имущественным цензом;

2. Путем последующего брака родителей;

3. Путем издания специального императорского указа.

В отличие от узаконения, дававшего положение законных детей лица, рожденных от данных родителей, но вне брака, усыновление устанавливало отцовскую власть над посторонним лицом. Узаконение различалось двух видов:

1. Arrogatio, если усыновлялась persona sui iuris. В древнейшие времена arrogatio производилась на народном собрании при участии верховного жреца и в присутствии как усыновителя, так и усыновляемого. Однако, в более поздние времена, с окончательным прекращением созыва народных собраний, arrogatio производилась путем получения на то императорского рескрипта.

2. Adoptio, если усыновлялась persona alieni iuris. Adoptio производилась первоначально сложным обрядом манципации, только Юстиниан заменил эту сложную процедуру простым заявлением перед судом. Теперь этот вид усыновления совершался путем занесения в судебный протокол соглашения прежнего домовладыки усыновляемого с усыновителем в присутствии усыновляемого.

До Юстиниана adoptio, как и arrogatio, вводила усыновленного в агнатическую семью усыновителя, но Юстиниан ослабил ее значение: она не уничтожала patria potestas кровного отца, лишь устанавливая право наследования усыновленного после усыновителя.

Можно выделить общие необходимые условия усыновления:

1. Усыновлять мог, как правило, мужчина;

2. Усыновитель должен быть persona sui iuris

3. Усыновляемый должен быть младше усыновителя на 18 лет и больше.

Личные права и обязанности родителей и детей коренным образом были различны на разных этапах римской истории. Власть отца семейства предполагала следующие права в отношении детей:

· право распоряжаться жизнью ребенка в любом возрасте до достижения им совершеннолетия, но это право регулировалось нравами и обычаями, а также требовало участия семейного совета;

· право оставить новорожденного безнадзорным;

· право- обязанность отвечать за правонарушения, совершенные детьми. Ответственность могла быть личной или же отцу предоставлялось право выдать ребенка истцу головой;

· продать сына или дочь в рабство;

· право на виндикационный иск в отношении удерживающих его детей.

С течением времени столь суровая власть смягчилась. В конце концов власть отца свелась к его праву применять домашние меры наказания детей, к обязанности детей оказывать уважение родителям.

В сфере имущественных отношений дети были, по- видимому, рано допущены к совершению сделок от своего имени, т. е. обладали ius commercium. Но все права из таких сделок возникали для paterfamilias. Обязанности же из этих сделок для него не возникали. Одновременно с последовательным ограничением власти мужа над женой и расширением круга юридических последствий из сделок рабов осуществляется процесс постепенного признания право- и дееспособности подвластных детей.

В Риме вошло в обычай выделять подвластному сыну, а равно и рабу имущество в самостоятельное управление. Такое имущество называлось peculium. Следует подчеркнуть, что пекулий- имущество, предоставляемое подвластному только в управление и пользование; собственником пекулия остается домовладыка. Пекулиарные отношения отца и сына во многом похожи на отношения по поводу рабского пекулия. Равным образом третьи лица, вступившие в сделки с подвластными, имели к домовладыке такие же дополнительные иски, какие давались из сделок рабов.

В случае смерти подвластного пекулий не переходит по наследству, а просто возвращается в непосредственное обладание отца. В случае смерти домовладыки пекулий переходит к его наследникам наряду со всем остальным имуществом. Если подвластный сын освобождается от отцовской власти, и отец при этом не потребовал пекулий, то последний считается подаренным сыну.

В связи с выделением пекулия подвластному произошли и некоторые другие изменения. В связи с данной практикой было признано возможным установление "натуральных" обязательственных отношений между членами одной семьи. С течением времени наряду с этим видом пекулия появились иные, значительно расширившие имущественную самостоятельность подвластных и сделавшие их полноценными участниками гражданского оборота. Например, военный пекулий состоял не только в фактическом управлении подвластного, но и принадлежал ему на праве собственности за некоторыми ограничениями и исключениями. С начала 4 века н. э. юридическое положение военного пекулия было распространено на всякого рода приобретения сына, сделанные на государственной, придворной, духовной службе, а также на службе в качестве адвоката. Наконец, с признанием права наследования детей после матери, состоявшей в браке sine manu, невозможно было не оградить от притязаний со стороны paterfamilias имущество, унаследованное детьми от матери. В 4 в. н. э. это имущество было объявлено принадлежащим детям с правом paterfamilias на пожизненное пользование и управление им. Развитие завершилось постановлением, что paterfamilias сохраняет право собственности лишь на то состоящее в обладании детей имущество, которое либо приобретено на средства отца, либо получено от третьего лица, желающего создать известную выгоду для paterfamilias, а также на имущество, которое отец передал подвластным, желая подарить его, но которое осталось собственностью отца в силу недействительности сделок между ним и подвластными детьми. Все остальные имущества принадлежат подвластному.

Отцовская власть над детьми прекращалась только со смертью домовладыки или посредством особого высвобождения из- под власти. Высвобождение было либо добровольным актом домовладыки (manumissio), который приравнивался к высвобождению раба на свободу; или принудительно- правовым (за нарушение обязанности родителя в отношении детей); или по силе частного права. После emantipatio отец сохранял право на пользование половиной имущества сына.

Наконец, стоит кратко рассказать об опеке и попечительстве.

Лицо sui iuris в связи с возрастом, состоянием здоровья или некоторым особым положением может нуждаться в помощи и охране при осуществлении своей гражданской правоспособности. Этим целям служили в римском праве опека (tutela) над несовершеннолетними, над расточителями, а также рано утратившая практическое значение опека над женщинами · , и попечительство (cura) над безумными, над минорами, над расточителями. Различие между опекой и попечительством выражалось в порядке деятельности опекуна и попечителя. Опекун формальным актом согласия придает юридическую силу сделкам, к совершению которых подопечный неспособен; попечитель же выражает свое согласие неформально, возможно даже неодновременно со сделкой.

Например, женщина, которая оставалась в зависимости от опекуна, не может составлять завещания без его согласия; в противном случае, завещание ее по гражданскому праву, будет недействительно. [20] [20]

Список литературы

1. Новицкий И. Б. Римское право. М.: Ассоциация "Гуманитарное знание", 1993.

2. Омельченко О. А. Основы римского права. М.: "Манускрипт", 1994.

3. Римское частное право/ под ред. проф. И. Б. Новицкого и проф. И. С. Перетерского. М.: Юристъ, 1996.

4. Черниловский З. М. Лекции по римскому частному праву. М.: Юрид. лит., 1991.

5. Всеобщая история государства и права/ под ред. К. Батыра. М.: Былина, 1995.

6. Косарев А. И. Римское право. М.: Юрид. лит., 1986.

7. Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. М.: Гардарика, 1996.

[1] [1] Черниловский З. М. Лекции по римскому частному праву, с. 63.

[2] [2] Косарев А. И. Римское право, с. 55.

[3] [3] Римское частное право/ под ред. проф. И. Б. Новицкого и проф. И. С. Перетерского, с. 124.

[4] [4] Черниловский З. М. Лекции по римскому частному праву, с. 64.

[5] [5] Омельченко О. А. Основы римского права, с. 132.

[6] [6] Новицкий И. Б. Римское право, с. 63.

[7] [7] Законы XII таблиц, таблица VI, п. 4.// Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права, с. 50.

[8] [8] Римское частное право/ под ред. проф. И. Б. Новицкого и проф. И. С. Перетерского, с. 127.

[9] [9] Там же, с. 130.

[10] [10] Омельченко О. Указ. соч., с. 133

[11] [11] Омельченко О. Указ. соч. с. 135.

[12] [12] Новицкий И. Б. Указ соч. с. 65.

[13] [13] Всеобщая история государства и права/ под ред. К. Батыра, с. 101.

[14] [14] Новицкий И. Б. Ука. соч. с. 66.

[15] [15] Омельченко О. Указ. соч. с. 139.

[16] [16] Римское частное право/ под ред. проф. И. Б. Новицкого и проф. И. С. Перетерского, с. 140

[17] [17] Институции Гая, Книга 1, п. 109// Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права, с. 57.

[18] [18] Омельченко О. Указ. соч. с. 139.

[19] [19] См. Черниловский З. М. Лекции по римскому частному праву, с. 75.

· В XII таблицах сказано: "предки утверждали, что даже совершеннолетние женщины вследствие присущего им легкомыслия должны состоять под опекою. Исключение допускалось только для дев- весталок, которых римляне в уважение к их жреческому сану освобождали от опеки. Так оно было постановлено законом XII таблиц". (таблица V п.1)

[20] [20] Институции Гая, книга II, п. 118// Черниловский З. М. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права, с. 62.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий