регистрация / вход

Методы толкования конституции в деятельности Верховного суда США

Конституционная история и деятельность Верхового Суда США дают возможность выделить несколько методов (способов) толкования Конституций.

Текст Конституции США 1787 г. не содержит положения о праве Верховного Суда осуществлять толкования Основного Закона. Однако в рамках судебного надзора, который проводит Верховный Суд с 1803 г., уяснение смысла конституционных норм является необходимой предпосылкой для принятия решения о соответствии того или иного акта Конституции Соединенных Штатов.

Конституционная история и деятельность Верхового Суда США дают возможность выделить несколько методов (способов) толкования Конституций. В 1928 г. Верховный Суд в деле Olm-stead v. US наиболее полно сформулировал два основных метода толкования Основного Закона.

Суть дела заключалась в том, что для раскрытия деятельности преступной группы бутлегеров полиция использовала подслушивающие устройства. Без нарушения права частной собственнос-ти к телефонному кабелю были подключены специальные приборы, позволявшие агентам полиций прослушивать" на телефонной станции переговоры руководителей преступной группировки. Материалы дела содержали 775 страниц записей телефоннных переговоров. Адвокаты обвиняемых посчитали нeвoзмoжным использование стенограмм телефонных разговоров в качестве доказательств, поскольку была на-рушена 4-я поправка к Конституции США. Полиция прослушивала телефонные переговоры без разрешения "судебной власти, т.е. имели место "необоснованные обыски и аресты", вторжение в бумаги, имущество" обвиняемых. Во-вторых, подобные документы не могли быть использованы в качестве "процессуальных доказательств, так как это противоречило и 5-й поправке (никто не должен принуждаться свидетельствовать против самого себя.

Аналитическую часть решения и мнение большинства судей изложил Председатель Верховного Суда США Тафт. В систем общего права важнейшим правовым источником является прецедент, поэтому суд обратился к анализу ранее рассмотренных им дел. В деле Weeks v. US полиция без санкции судьи сразу после ареста подозреваемого вторглась в его дом, провела обыск и изъяла ряд документов. Впоследствии суд отверг их в качестве доказательств, поскольку они были получены с нарушением 4-й поправки. В деле Sil-verthorne Lumber Company v. US были отвергнуты документы, представленные в качестве доказательств, так как они были изъяты из офиса подозреваемого без санкции судьи. Верховный Суд США посчитал, что вскрытие полицией писем без санкции судебной власти также является нарушением 4-й поправки. Аналогичное толкование суд дал и в деле Gouled v. US, когда агент полиции выкрал документы из офиса подозреваемого.

Интересны аргументы и логика суда. Во всех указанных делах, по мнению суда, имелся факт вторжения и изъятия "чего-нибудь физического (материального)". При этом для суда совершенно безразлично, имело ли место насильственное вторжение или проникновение в дом с помощью обмана, как в деле Gouled v. US. В рассматриваемом деле Olmstead v. US, по мнению судьи Тафта, не было физического вторжения или проникновения, налицо - лишь тайное подслушивание.

4-я поправка к Конституции США говорит о "необоснованных обысках и арестах" материальных вещей: дома, имущества, бумаг или самого человека. С точки зрения суда, невозможна аналогия и между письмом и телефонным кабелем, так как нельзя говорить об обыске, аресте, захвате и т.д. применительно к подслушиванию.

Далее суд констатировал, что Конгресс США может защитить тайну телефонных переговоров, но суды могут и не принять подобного толкования текста 4-й поправки.

Кратко позиция Верховного Суда в деле Olmstead v. UP может быть сформулирована следующим образом. Лицо, устанавливающее телефон в своем доме, намерен передавать сообщение за его пределы. Поскольку телефонный кабель находится и вне дома, то телефонные послания не защищены 4-й поправкой. В указанном деле доказательства были получены в соответствии с законом, поэтому нет никаких оснований говорить о нарушении 5-й поправки к Конституции. Таким образом, Верховный Суд США отверг доводы защиты.

На наш взгляд, в данном контексте судья Тафт использовал метод прямого толкования Конституции (plain meaning method)6, каковой можно определить как метод буквального, очевидного толкования закона, В ряде случаев орган конституционной юстиции обязан прибегнуть именно к подобному толкованию. Речь может идти о ситуациях, когда использование юридического, лингвистического, семантического и других видов анализа позволяет выяснить действительное зна-. чение закона. Конституционный Суд РФ в большинстве своих решений применял именно этот метод толкования Основного Закона. В частности, из соотношения общей и специальной норм Конституционный Суд РФ решил дело по запросу Совета Федерации о толковании ч. 4 ст. 105 и ст. 106 Конституции РФ. Аналогичный метод был использован при толковании отдельных положений ст. 107 Конституции РФ.

Принципиально иной метод толкования текста Конституции США в деле Olmstead v. US был дан судьей Л. Брэндисом. По его мнению, при анализе 4-й поправки необходимо видеть реальные, истинные намерения "отцов-основателей". Во время принятия Билля о правах формы насилия, вмешательства властей в личную жизнь граждан были весьма простыми. Времена изменились, и правительство получило более севершенные способы контроля за личной жизнью граждан. При применении Конституции нужно думать, по словам судьи Л. Брэндиса, "не только о том, что было, но и о том, что могло быть. Прогресс науки, - писал он, - даст возможность Правительству использовать средства шпионажа более совершенные, чем подслушивание... Успехи в фундаментальных и прикладных науках смогут сделать явными даже невысказанные мысли, чувства и убеждения". Неужели, опрашивает судья Л. Брэндис, Конституция не защищает против подобных вторжений в частную жизнь?

Л. Брэндис, рассматривая те же самые дела, на которые ссылался судья Тафт. пришел к иному выводу. При всех различиях между этими делами, заключил он, существует одно важнейшее, решающее сходство: факт вторжения полиции в частную жизнь граждан без санкции судебной власти. Полемизируя с мнением большинства судей, он обратился и к прямому толкованию Конституции. Если следовать логике суда, заметил судья, то в деле Gouled v. US также не было нарушения 4-й поправки. Действительно, о каком обыске или аресте может идти речь, когда полицейский выкрал документы из офиса подозреваемого А вместе с тем Верховный Суд посчитал, что подобные документы не могут быть использованы в качестве доказательств, ибо получены с нарушением 4-й поправки.

Следует отметить не только прекрасный юридический анализ, но и несомненный литературный талант Л. Брэндиса. "Защита, гарантированная поправками, гораздо шире Создатели нашей Конституции, - отмечает Л. Брэндис, - стремились обезопасить условия, необходимость для стремления к счастью. Они признавали значение духовной природы человека, его чувств и интеллекта. Они знали, что только часть боли, удовольствия и удовлетворения от жизни могут быть найдены в материальных вещах. Они стремились защитить американцев в их убеждениях, мыслях, эмоциях и самых интимных чувствах. Они считали (вопреки правительству), что право человека быть одному - наиболее всестороннее из прав и наиболее ценимое любым цивилизованным человеком".

На наш взгляд, доводы судьи Брэндиса более убедительны в данном споре. Однако речь не идет о "правильном" или "неправильном" толковании текста Конституции. Суть расхождения в позициях большинства членов Верховного Суда США и Л. Брэндиса сводится к различным методам толкования закона (курсив наш. - ВЛ.). Л. Брэндис использовал метод раскрывающий действительные намерения законодателей, в данном случае - "отцов-основателей" Конституции США. В некоторых работах американских ученых данный метод определяется как исторический. Считаю, что исторический анализ ситуации, в которой разрабатывался и принимался Закон, исследование точек зрения и позиций законодателей - это лишь часть указанного метода. Метод толкования конституционной нормы, исходящий из выяснения истинных намерений "отцов-основателей", кроме неизбежного анализа исторической ситуации включает в себя и приемы юридического и лингвистического исследования текста.

Приведенный метод толкования является несомненно более совершенным, чем метод буквального толкования, поскольку позволяет ответить не только на вопрос, какой смысл был вложен в данную норму, но и к чему действительно стремился законодатель, принимая ее. Работа юриста, судьи в этом случае должна напоминать работу профессионала-реставратора, который путем тщательнейшего изучения самого источника, аналогов, эпохи, времени, техники письма и т.д. восстанавливает подлинник. Естественно, при использовании указанного метода возможна ситуация, когда судья выходит за рамки содержания текста источника и дает свое видение намерений законодателя. Критерий качества работы толкователя один: судья не должен вносить ничего нового в разъясняемую норму. Используя данный метод, ему следует стремиться к выяснению только ее настоящего смысла и содержания. "Конституционный Суд не может модифицировать конституционную норму ни при казуальном, ни при нормативном толковании Конституции".

Следует отметить, что метод толкования, базирующийся на выяснении действительных намерений законодателя, является ведущим методом толкования конституционных норм в США и Германии. Пролагаю, что в ближайшие годы данный метод будет чаще использоваться в деятельности Конституционного Суда РФ. Соглашусь с коллегой Т.Я. Хабриевой, высказавшей на страницах журнала оригинальную мысль о двух этапах действия Основного Закона. На первом этапе действия новой Конституции толкование "связано в основном с недочетами правотворчества". На этом этапе Конституционный Суд РФ, как правило, использует метод прямого толкования закона. Но через несколько лет, когда возникнет проблема отставания конституционного текста от развития экономической, политической ситуации в стране, возможно, потребуется новый метод толкования Конституции.

Решение Верховного Суда США (1928 г.) по делу Olmstead v. US имело свое продолжение. Почти 40 лет американские суды следовали прецеденту, созданному данным решением. В 1967 г. высший судебный орган Соединенных Штатов, рассматривал дело Katz v. US, дал новое толкование 4-й поправки Конституции.

Фактическая сторона дела заключалась в следующем. Агенты ФБР прослушивали без санкций судьи разговоры подозреваемого Катса, которые он вел из кабины общественного телефона-автомата. Обвиняемый передавал незаконную информацию о ставках по телефону из Лос-Анджелеса в Майами и Бостон. В ходе судебного разбирательства обвинение представило магнитные пленки с записями телефонных переговоров Катса. Защита попыталась доказать, что термин "жилища", содержащийся в 4-й поправке Конституции, может быть распространен на более широкий круг объектов, включая кабину телефона-автомата.

Позиция Верховного Суда США в этом деле была неожиданна и оригинальна для обеих сторон. Аналитическая часть решения, изложенная судьей Стюартом, содержала ряд принципиальных новелл. Во-первых, СУД посчитал, что в деле Olmstead v. US было дано ограниченное толкование Конституции. 4-я поправка защищает не места, объекты, вещи, а людей, поэтому с этой точки зрения безразличен факт, является ли кабина телефона-автомата конституционно защищенной территорией или нет и факт наличия или отсутствия физического вторжения. Во-вторых, предназначение 4-й поправки - защита частной жизни граждан против ' любых незаконных вмешательств властей. Входя в кабине телефола-автомата и снимая трубку телефона, по мнению судьи Стюарта, гражданин вправе рассчитывать на защиту 4-й поправки. Любое другое прочтение Конституции - это игнорирование роли, которую общественный телефон играет в сфере частных коммуникаций.

Чем объясняется подобная позиция Верховного Суда США? Право на неприкосновенность частной жизни по-прежнему отсутствовало в Конституции. Кстати, этого права нет в тексте Основного Закона США до настоящего времени. Однако возможности властей вмешиваться в личную жизнь граждан серьезно изменились, да и американское общество за прошедшие 40 лет стало другим. Верховный Суд при вынесении своего решения не мог не учитывать этих фактов.

Но самое удивительное, на наш взгляд, - это то, что в своем решении и в обосновании нового толкования 4-й поправки Верховный Суд практически ничего не сказал о намерениях создателей Конституции США. Суд далеко вышел за рамки действительных намерений "отцов-основателей". Фактически Верховный Суд в решении по делу Katz v. US дал свободное толкование Конституции (loose interpretation), исходя из реалий американской жизни конца 60-х годов, потребностей общества. В статье проф. З. Мотала данный метод определяется как "non-interpretivist", т.е. неинтерпретивистский, свободный. Причины использования указанного метода в США заключаются, с одной стороны, в специфике системы общего права, в частности в роли судьи и значении прецедентов, а с другой - в доктрине "живой" Конституции. Конституция рассматривается как развивающийся документ, и за судьями резервируется право давать новое "толкование" тексту Основного Закона, которое соответствует социально-политическим реалиям жизни. К тому же подобный судебный метод толкования позволяет избежать весьма сложной и дорогостоящей процедуры внесения поправок в текст Конституции.

Знакомство с практикой судебного ревью в США позволяет сделать некоторые выводы. Во-первых, судьи Верховного Суда США абсолютно свободны в выборе методов толкования Конституции при решении конкретных дел. Во-вторых, в решениях Верховного Суда и в американской научной литературе высказывается точка зрения о фундаментальном значении двух принципов: справедливости и свободы без достаточной конкретизации. В-третьих, направленность и содержание свободного толкования Конституции США продиктованы двумя главными целями: а) защитой основных прав человека (Griswold v. Connecticut (1965), Roe v. Wade (1973), Cruzan Case (1990), б) поддержанием баланса между ветвями власти (United States v. Curtiss-Wright Export Co (1936), Immigration and Naturalization Service v.Chadha(1983).

Таким образом, на примере деятельности Верховного Суда США можно выделить три основных метода судебного толкования Конституции: а) прямое; б) свободное; в) толкование, исходящее из выяснения действительных намерений законодателя. В ряде своих решений Верховный Суд США использовал сложный метод толкования, заключающий в себе не один, а несколько самостоятельных методов.

Автор убежден в том, что метод свободного толкования Конституции абсолютно неприемлем в системе континентального права, поскольку предназначение судей и судебных решений в Европе отличается от их положения в странах общего права.

Список литературы

Olmstcadv. US 438, 464 (1928).

Dissenting opinion of Mr. Justise Brandeis in Olmstead v. US, 277 US 438, 474.

Rotunda R.D. Constitutional law. 4th Ed. Minn., 1991, p. 757-758).

Хабриева Т.Я. Процессуальные вопросы толкования Конституции в деятельности Конституционного Суда РФ. -Гос. и право, 1996, № 10, с. 21.

Katz v.US, 389 US 347, 352 (1967).

Motala Z. Socioeconimic rights, Federalism and the Courts: Comparative Lessons for South Africa. - The South Africa Law Journal. Vol. 112. Part 1, 1995, february.

Лузин В.В. Старший преподаватель юридического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, доцент Школы права и экономики, кандидат юридических наук. Методы толкования конституции в деятельности Верховного суда США

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий