регистрация / вход

Русская система управления

Вся история становления и развития общества была подчинена цели выживания отдельного человека и социума. Эта цель совместно с окружающими условиями сформировала два типа системы управления в обществе: директивную и либеральную.

Вся история становления и развития общества была подчинена цели выживания отдельного человека и социума. Эта цель совместно с окружающими условиями сформировала два типа системы управления в обществе: директивную и либеральную. Тяжелейшей проблемой настоящего времени является то, что оба типа теряют свою эффективность, что в свою очередь толкает человечество к сильно неравновесному состоянию, проще, к хаосу. Это - очень медленный; на первый взгляд, совсем невидимый; оттого весьма опасный процесс. Готовы ли мы ответить вызову времени, сформировать адекватную систему управления, или продолжим игру по старым правилам до полного самоуничтожения?

Итак, осознаваемой или неосознаваемой целью человека и общества было выживание, а при благоприятных условиях, распространение. Механизмом, с помощью которого достигалась эта цель, являются, заложенные в ходе эволюции живой материи, инстинкты и стремление каждого живого существа к свободе, иначе, к распространению. К ключевым инстинктам относятся: инстинкт самосохранения и инстинкт размножения. В эволюции инстинкты исполняли роль воспроизводства, как отдельного члена общества через обмен веществ в организме, так и социума в целом через смену поколений. В обществе это проявлялось через следующие функции: добыча, в последствии, производство; распределение; потребление; защита от внешнего окружения; отношения между полами; воспитание нового поколения. В условиях нехватки ресурсов и постоянных внешних угроз, социальные животные, а затем и люди, под действием инстинкта самосохранения, отдавали свою свободу взамен безопасного существования в рамках иерархии общества. В этой ситуации более свободным был глава общества. Отсюда - стремление человека к власти. Стремление к власти создавало конкуренцию внутри общества и естественный отбор. К власти допускались те члены общества, кто был лучшим производителем, добытчиком, защитником или умело организовывал исполнение этих функций. Конкуренция толкала к становлению и развитию общества. Стремление к власти в эволюции приводило к расширенному воспроизводству, как в количественных, так и в качественных характеристиках, т.е. не только к росту численности членов общества, но и совершенствованию технологий и структуры взаимоотношений, иначе, организации. На более высоком уровне происходило формирование, конкуренция и смена различных укладов жизни, имеющих отличные технологии и организацию. Однако суть системы управления в обществе не менялась. Член общества или группа людей, добившиеся власти, в первую очередь, под действием инстинктов, забирают функцию распределения себе и выполняют ее с перевесом в сторону своих интересов. Это происходит независимо от идеологии и типа модели управления. Как при коммунистах существовала система льгот для высших партийных чиновников, так и при либералах в органах власти существует правовая система распределения активов в том или ином виде.

Еще когда наши предки были животными и являлись частью природы, звеном в цепочке экосистем, уже тогда появились отличия структуры сообщества и значимости иерархии в зависимости от окружающей среды. В настоящее время эту зависимость по сезонам года можно наблюдать у стаи волков или по характеру местности у семьи обезьян. Более жесткая иерархия возникает в стае зимой, у семьи обезьян на открытой местности, в отличии от аморфных структур популяций волков летом или приматов в лесу. В более благоприятных условиях проявляется свобода каждого члена социума, в жестких условиях - единоначалие. Есть все основания полагать, что в ходе развития обществ людей в зависимости от окружения формировался тот или иной тип управления, мало того, тысячелетиями, уже под воздействием преобладающего типа системы управления или, шире, типа общества, закладывались психологические отличия и самоидентификация людей в рамках этого общества.

Двадцатый век - это венец развития двух противоположных типов системы управления. В Советском Союзе директивная система управления, основанная на коммунистической идеологии, показала невероятную эффективность в годы Великой Отечественной войны. Тогда за короткий срок, буквально, в течение несколько месяцев, оборонная промышленность была переброшена из европейской части страны за Урал, при этом улучшив все показатели выпускаемой военной продукции. Эффективность достигала заоблачные уровни, когда станки стояли под открытым небом и это, все-таки, Сибирь, и это морозы зимы 1941-42 года. Однако в мирное послевоенное и последующее время директивная система управления обрастает бюрократией, миллиардные активы гниют в запасах производства или незавершенном строительстве, эффективность принимает отрицательные значения, что и привело, в конечном счете, к поражению директивной модели. Можно предположить, что еще одним фактором падения этой модели управления является требование постиндустриальных технологий к применению более гибкой, с широким распределением полномочий, структуры организации. В жестких внешних условиях и при индустриальном производстве либеральная модель не работала. Ярким примером того является капитуляция Франции в годы Второй мировой войны. Германии потребовалось для этого несколько недель. Франция при этом была отнюдь не отсталой страной. Западная либеральная система управления оказалась более эффективной в условиях отсутствия явных угроз и приходом новых постиндустриальных технологий за счет саморегулирования и самоорганизации рынка. Однако, в настоящее время при полном отсутствии внешнего врага и относительном изобилии ресурсов, с одной стороны, требовании новейших технологий, чтобы каждый член общества принимал решения, с другой стороны, и сохранении системы управления, где существует частный характер принятия решения, с третьей стороны, ведет весь Мир к системному кризису. Есть два пути решения проблемы. Первый - это постоянно искусственно создавать врага и дефицит ресурсов, чтобы система соответствовала модели, возникшей еще в животном мире, второй - менять систему управления. По первому пути сейчас идет Америка, а за ней и весь Мир. Однако дальнейшее развитие технологий и каждого члена общества не дадут бесконечно следовать этому пути.

Идеологи либерализма основываются на инстинктах, при этом считают, что частный характер распределения, и, соответственно, принятия решения самая совершенная модель системы управления, как в настоящее время, так и в будущем. В отличии от них, основатели коммунистической идеологии создали теорию, которая базируется на преобладании общественного над частным и на справедливой функции распределения. Они показали противоречие и предложили восстановить "справедливость", т.е. восстановить общественное присвоение и распределение продуктов, которое существовало в первобытно-общинном строе, мотивируя это возникновением общественного характера капиталистического производства и сохранением при этом, доставшегося от натурального хозяйства средневековья, атавизма - частного присвоения продуктов. Беда коммунистической идеологии состоит в двух теоретических неточностях и одной вытекающей из них глобальной практической ошибке. Первая неточность - это происхождение частного способа ведения хозяйства в Средние века. Благоприятные внешние условия и достаточно развитые технологии производства, уже и еще не требующие кооперации, создали сеть натуральных хозяйств в средневековой Европе. Но это частный случай на конкретной ограниченной территории и на сравнительно коротком промежутке времени, к тому же важная функция производства орудий труда была отдельной от натурального хозяйства, не говоря об общественной функции защиты от внешнего окружения. На основании этого можно утверждать, что частного характера ведения хозяйства никогда не существовало. А вот частное присвоение "продуктов" добытых сообща, мы можем наблюдать даже у социальных животных, например, лев, глава прайда, сам не охотится, но первым досыта ест. В свое время, когда люди смогли с помощью усовершенствованных орудий добывать достаточно пищи, чтобы прокормить все семейство, включая стариков, возникло справедливое распределение, опять же на очень коротком периоде развития человечества, и это вторая неточность коммунистической идеологии. Как только человек научился сохранять излишки производства, под воздействием механизма инстинктов и стремления к власти, вновь возникла неравновесная система распределения. Поэтому можно утвердить, что и общественного характера распределения никогда не существовало. Из этого вытекает основная ошибка коммунистов в отрицании силы инстинктов и стремления к власти, при преувеличении силы чувства общности. Что показал нам опыт Советской власти? Пока существовала нехватка ресурсов и внешняя или внутренняя, созданная с помощью репрессий, угроза, иначе, когда каждый член общества чувствовал давление инстинкта самосохранения, была эффективна директивная модель управления на основе превосходства общественных интересов. И здесь основную роль играл все-таки инстинкт, а вспомогательную чувство общности. Еще раз обращаю внимание, что все это происходило в условиях становления и развития индустриального общества в Советском Союзе, а индустриальный тип производства требует директивную систему управления. Как только угрозы уменьшились, появились излишки ресурсов, под давлением стремления к власти директивная система приняла либеральную форму, узаконившую частное присвоение этих излишков. Что касается "справедливости" функции распределения в обществе, предложенной как теоретиками коммунизма, так и либерализма, то в том и другом случае, в условиях существования излишков ресурсов, она работала и работает с явным перевесом в сторону группы, находящейся у власти, т.е. базовые инстинкты и стремление к власти берут верх. Из этого можно сделать заключение, что на практике обе системы управления XX века явились в сути одной и той же, только с разной "заточкой" под более благоприятные или менее благоприятные условия, под индустриальные или постиндустриальные технологии. Эта модель управления, основанная на инстинктах, тянет за собой тень своего происхождения, т.е. тень животного мира. До настоящего времени это было необходимо с точки зрения выживания и развития человечества. Но когда отсутствует внешний реальный враг, когда достаточно ресурсов для существования, то цели оправдывающие существование такой системы управления отсутствуют. При этом новые технологии требуют от каждого члена организации ответственности, информированности, способности принимать решения и самосовершенствоваться. Старая система управления, основанная на частном присвоении продукта, блокирует распределение полномочий, информированность структур организаций, адекватное принятие решений на всех уровнях, не мотивирует к самосовершенствованию. В свою очередь, сохранение либеральной идеологии в условиях отсутствия опасности приводит к хаотичному распространению инстинктов: к обществу неограниченного потребления, расширенной (извращенной) половой жизни, шкурному карьеризму, экономическому или прямому уничтожению инакомыслящих и самоуничтожению, в конце концов. Эти процессы мы наблюдаем на Западе и, с недавних пор, в какой-то степени у нас.

Как у коммунистов и либералов России на государственном уровне, так и у предпринимателей на уровне организаций есть реальная возможность построить наиболее эффективную и гибкую Русскую систему управления. Старая модель управления прикрывает частные животные инстинкты общими понятиями и целями. Новая система управления своей целью ставит не достижение эфемерного "справедливого" или "свободного" общества, а совершенствование каждого конкретного члена общества, при этом силу инстинктов и стремления к власти направляет в самоактуализацию.

Перед нами стоит исторический пример казачества. Их система управления обладала высокой степенью адаптивности. В мирных условиях все решалось демократическим путем, но, только возникала любая угроза, казаки на кругу выбирали атамана и говорили: "Куда атаман взгляд свой бросит, там мы свои головы и сложим", и это не что иное, как диктатура. Это давало невообразимые результаты. Например, несколько десятков казаков захватили и удерживали, по тем временам, неприступную крепость Азов, не говоря о походе Ермака в Сибирь. Что делало систему такой, ведь, например, наша Конституция предполагает то же. В мирное время мы имеем законодательную, исполнительную и судебные власти. При возникновении угрозы в управлении остается один Верховный главнокомандующий. Считаю, что угроза существования нашей Отчизны уже давно существует, а главнокомандующего как не было, так и нет. Все дело в том, что руководство нашей страны, включая Президента, управляется инстинктами. И это не их вина, а свойство системы.

Эволюция построена таким образом, что совершенствование человека создает новые технологии. Новые технологии требуют новые отношения, новую организацию. Новая организация требует другого человека, который, совершенствуясь, создает новые технологии. Таким образом, Эволюция дошла до той точки, когда требуется новая система управления. Старая система работает с помощью функции распределения, стимулируя людей к деятельности через инстинкты, раздувая потребности, требуя безоговорочного и точного исполнения, в силу отсутствия самоконтроля над инстинктами. Старая система включает в себя жесткую обратную связь. Новая система управления требует самодостаточного, находящегося в гармонии с собой и миром, способного принимать решения и брать ответственность Человека, и исключает любые обратные связи. Человек, чтобы соответствовать требованиям новой системы, должен вобрать и объяснить в себе внешние ограничения и совершенствоваться через стремление к Богу, если верующий, или через стремление к пониманию Закона Природы, если не верующий. Здесь можно рассчитывать на помощь традиционных религий и науки, но об этом в другой статье.

Такая система самоорганизует общество в любых известных условиях и стремится к максимальной эффективности в любой момент времени.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий