Проблемы освещения деятельности ОВД на телевидении и в СМИ

Сила взаимодействия тележурналиста на общественное мнение. Журналистское расследование. Односторонняя оценка деятельности правоохранительных органов.

Одна из причин подобного рода искажений в том, что телевидение в лице тележурналистов проводя свое собственное журналистское расследование не ограничено законом, как допустим следователь.

Только основные телеканалы (ОРТ, НТВ, РТР) и немногие другие позволяют себе такую роскошь как хранение в каталогах дорогостоящей видеопродукции 1 месяц, как того требует закон.

Возможности зафиксировать видеосообщение с других источников телеинформации весьма скудны, это, в основном, только видеозапись с эфира. Поэтому, говоря о взаимодействии ОВД с телевидением, использовать юридические рычаги весьма сложно. Любой спор по какому-либо уголовному делу, вышедший на телеэкраны, чаще всего показывают слабости работы правоохранительных органов.

Целостной системы законов, ограничивающих проведение журналистом расследования, не существует. Здесь журналист действует в рамках Закона о СМИ и других нормативных актов. Таким образом отсутствие общеобязательных правил поведения журналистского расследования с одной стороны, и возможности в рамках этих общеобязательных правил провести свое журналистское расследование дают тележурналисту право писать обо всем, что не запрещено законом, (например, государственная тайна) или излагать материалы так, чтобы не нести ответственности за клевету, оскорбление, диффамацию. В остальном тележурналист свободен в изложении версий расследования.

На стадиях досудебного разбирательства им, когда тележурналист ведет свое собственное расследование, участие журналиста необходимо. С одной стороны - это привлечение общественности и раскрытию преступления, с другой, в соответствии с п. 4 ст. 108 УПК РСФСР, поводом и основанием к возбуждению уголовного дела являются: “статьи, заметки и письма, опубликованные в печати”. Пока в законе не указывается: “и сообщения по телевидению”. На мой взгляд, это весьма существенный пробел в законодательстве, хотя судебная практика имеет случаи возбуждения уголовных дел по фактам сообщений по телевидению.

Сила взаимодействия тележурналиста на общественное мнение, даже выступающего только с позиции морали, имеет и юридическое действие.

Односторонняя оценка деятельности правоохранительных органов, высказанная в телеэфире, приводит во многих случаях к правовым последствиям и негативно сказывается на деятельности милиции. Образ одного плохого сотрудника милиции, созданный в телеэфире, зритель сразу же связывает с работой всех сотрудников ОВД.

Вот один из примеров когда в поле зрения телевидения находилась долгое время работа милиции по одному из уголовных дел.

В 1991 году задержан милицией в качестве подозреваемого в совершении тяжких уголовных преступлений предусмотренных по ст. 145 УК РСФСР, грабеж ст. 218 УК РСФСР ношение и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, бывший помошник мэра г. С-Петербурга Ю.Т. Шутов, известный еще как друг тележурналиста А. Невзорова и спонсор телепрограммы “600 секунд”. Сразу после задержания Ю. Шутов попросил сообщить о случившемся А. Невзорову. Последующие события можно назвать образно “Войной в телеэфире”, где нападающей стороной был известный тележурналист, выдвинувший свою версию задержания Ю.Т. Шутова, совершенно отличную от версии следствия.

Телевидение в данном случае служило одним из способов воздействия на следствие, где известный тележурналист искал и находил факты, порочащие работу всей милиции ГУВД С.-Петербурга. В итоге цель развалить уголовное дело и добиться освобождения Шутова была достигнута, и это несмотря на то, что Шутов перед этим уже привлекался к уголовной ответственности.

Возникает вопрос, как найти законные способы противодействия использованию телевидения в личных, корыстных целях.

Уголовный закон говорит о недопустимости разглашения данных предварительного следствия, - ст. 139 УПК РСФСР, где говорится “Данные предварительного следствия могут быть преданы гластности лишь с разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в каком они признают это возможным.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что тележурналистика как средство массовой информации развивается темпами значительно опережая другие СМИ, но в профессиональном плане менее ответственно. Для сравнения можно привести еще один пример.

В начале окрября 1997 г. ведущими телеканалами России часто демонстрируется сюжет о том, как с помощью С-Петербургского ОМОНа задержан для дачи свидетельских показаний бывший мэр г. С-Петербурга. Только с помощью ведущих программ новостей “Вести РТР”, “Сегодня” НТВ с 10 по 14 октября, несколько раз в день внимание телезрителей было приковано к событию о том, как с помощью ОМОНа видного общественного деятеля доставляют в прокуратуру. Виден подтекст - если с ОМОНом, значит принудительно. Финал событий - госпитализация политика. Для многих телезрителей картина такого принудительного задержания известной личности, да еще и госпитализация после встречи со следователем, делает политика мучеником в глазах многих. Результат - общественное мнение с состраданием относится к факту задержания мэра. Известные деятели культуры обращаются с протестом в телеэфире.

Представители правоохранительных органов в очередной раз выставленые как бездумные, ретивые исполнители. Пресса дает более точную оценку события “Новая газета” от 13.10.97 г. в статье “Никагого ОМОНа не было”. Руководитель оперативно-следственной группы генпрокуратуры Николай Михеев точно излагает все события, связанные с задержанием, и читателю все ясно, ОМОНа не было, как не было повода общественным деятелям осуждать правоохранительные органы. Мэр в деле только свидетель. Второе, статья Александра Горшкова “Медбанчасть”: “чья “скорая” самая быстрая” в которой излагаются факты получения главврачом медсанчасти № 122 Яковом Накатисом в 1995 году кредита 15 миллиардов рублей для приобретения медицинского оборудования. Кредита, в соответствии с которым город Петербург принял на себя обязательство по погашению суммы кредита. Мэром города в это время являлся вышеуказанный. Именно Яков Никатис сделал первое предварительное заключение о состоянии здоровья мэра, после чего его госпитализировали. Анализ вышеизложенного приводит к мысли, почему телевидение, обладая огромными информационными возможностями, всесторонне не изучило обстоятельства дела, как пресса, и, выпустив материал, подставило под удар правоохранительные органы. Ведь сила взаимодействия на общество у телевидения значительно больше, чем у любой самой читаемой газеты.

Закон при проведении расследования обязывает следователя всесторонне исследовать все факты и события, имеющие отношения к делу. Тележурналист, проводя тележурналистское расследование связанное со случаем нарушения закона, должен действовать также на основании закона, добиваясь истины по делу.

При подготовке данной работы были использованы материалы с сайта http://www.studentu.ru