регистрация / вход

Римское право

Юридические лица в римском праве. Казус.

Министерство внутренних дел России

Юридический институт

МВД России

Малый Ивановский пер., д.2

Кафедра государственно-правовых дисциплин

Курс 1 з / о

№ группы

№ зачетной книжки

Контрольная работа по дисциплине

«Римское право»

Вариант № 3

г. Москва

2001

План:

1.Введение.

2. Юридические лица в римском праве.

3. Казус: Юлий купил массивный серебряный стол греческой работы, о котором продавец заявил, что эта работа известного мастера Филона. Спустя некоторое время обнаружилось, что стол лишь выложен серебряными пластинками работы Филона. Юлий потребовал от продавца расторжения сделки и возвращения денег обратно. Продавец согласился только на возмещение разницы в цене по вещам. Каково должно быть судебное решение.

4.Заключение.

Введение

Римскому понятию прав а -ius -со от ветствует как смысл право­в ой нормы, прав ового порядка, так и представ ление о прав е, при­надлежащем отдельному лицу в силу предписаний общего права. Осу ­ществление права состоит в сов ершении лицом действ ий, служ ащих для удовлетворения его положительных интересов, з ащи­щаемых правом, и впротиводействии нарушению этих прав (imperare, vetare) .

Каждый может пользоватьс я св оим частным правом или отказы­ваться от него. При осуществлении субъ ектом своих полномочий объ­ективное право указ ыв ает ему на необходимость соблюдать границы своего права. Эти границы Гай (Gai) очерчив ает в дв ух текстах . В одно м, станов ясь на точку зрения полноты использ ования прав , он гов орит: "Никто не счита­ется поступающим злоумышленно, если он пользуется принадлежащим ему прав ом".

В другом он указы вает , что это осуществ ление прав а должно на­ходить границу в собств енном разу мном интерес е управомоченного лица : "Мы не должны дурно пользоваться этим правом; на этом основании расточителям воспрещается управ ление их имуществом".

Юридические лица в римском праве

Данная область римского права относится к праву лиц. Субъекты права выступают в правовом общении как абстрактные лица(persona). Совокупность правовых качеств, выражающих включенность субъекта в ту или иную сферу социальной жизни, регулируемую нормами права, определяет статус лица(status). Чем выше статус, тем полнее правоспособность – возможность быть субъектом прав и обязанностей. Право лиц включает в себя критерии классификации лиц, устанавливает

соответствие между статусом и правоспособностью, а также определяет

действительную способность лица совершать юридические акты – дееспособность. 2

Субъектом правового общения может быть не только физическое лицо, отдельный человек, но и объединения людей, выступающих в обороте как единое целое, качественно отличное от составляющих их субъектов. Такими социальными единицами, обладающими правами частных лиц, в римском праве считаются профессиональные и религиозные союзы ( collegia, sodalicia, societates, corpora), самоуправляющиеся местные гражданские общины ( municipia, coloniae), государственная казна (fiscus).

Закон 12 таблиц 8, 27 ( D.47,22,4) устанавливает свободу частных ассоциаций, наделяя силой внутренние уставы коллегий, лишь бы они не противоречили закону. Считалось, что эта норма восходит к закону Солона, текст которого перечисляет как древние, так и известные в классическую эпоху типы коллегий: сельские общины (pagi), объединения воинов и сотрапезников (curiales, sodales), религиозные и похоронные союзы, распространенные в основном среди бедноты с целью обеспечить средства на похороны, а также производственные и торговые корпорации.

Впоследствии свобода частных объединений претерпела множество законодательных ограничений, пока lex Iulia de collegiis при Августе не установил закрытый список допущенных типов коллегий. Следовали и дальнейшие ограничения в форме постановлений сената или императорских конституций. Констатируя общую законодательную политику, неблагоприятную для частных коллегий, Гай ( Gai.,3 ad ed. Prov., D.3,4,1 pr ) перечисляет редкие гипотезы когда допущено создание корпораций («paucis admodum in causis concessa sunt huiusmodi corpora»): союзы откупщиков, например бравших на откуп ренту с общественной земли, золотые или серебряные рудники или соляные копи, и профеcсиональные производственные объединения, например рыбаков или мореходов. По надписям классической эпохи известны коллегии и других профессиональных и конфессиональных союзов. Надписи донесли несколько

3

уставов (lex collegii) таких коллегий ( устав похоронной коллегии, устав коллегии трубачей III легиона ), нормирующих порядок функционирования союза. Эти правила имели силу только внутри корпорации и не могли служить основанием для гражданского иска.

Коллегия могла заключать договоры в стипуляционной форме ( CIL, XIV, 421), принимать наследства и отказы по завещанию ( со времен Марка Аврелия: D.34,5,20; CIL, VI, 9626 = Dessau,7267),отпускать рабов на волю ( D.40,3,1). Корпорации могут выступать в суде назначив представителя от лица объединения (D.3,4,1,1;3,4,2-3). Компетенция представителя определяется решением коллегии. Представитель (actor) может быть назначен и для заключения различных стипуляций, и для совершения operis novi nuntiato (D.3,4,10). Объем ответственности коллегии определяется ее общим имуществом и казной, которые и становятся объектом missio in possessionem в случае indefensio и распродажи с аукциона в случае банкротства.

Сходная конструкция прилагается и к местным общинам, которые также выступают как субъекты общего имущества корпорации (universitas) , отличного от имущества отдельных лиц.(D.3,4,2;3,4,7,1;8,6,1;2,4,10,4;37,1,3,4)

Общий раб, принадлежащий общине, не считается рабом ее граждан на праве общей собственности, но рассматривается как раб целого: например его можно принудить давать показания против отдельных граждан этой общины. Вольноотпущенник общины мог вызвать в суд отдельных граждан, не спрашивая особого дозволения магистрата.

Император Нерва, а затем сенатское постановление, принятое по инициативе Адриана, позволили местным гражданским общинам принимать отказы по завещанию (Ulp.,Reg.,24,28).Это же постановление сената управомочило их на фидеикоммисы (Ibit.,22,5). Определенная индивидуализация общин достигалась в процессе, где они были

4

представлены когниторами или синдикатами, назначаемыми по решению местного совета. Эта особенность позволяла муниципиями колониям, как и частным коллегиям, успешно требовать у претора наследство вопреки завещанию. В то же время в отношении приобретения собственно владения, когда индивидуализация субъекта была необходима, universitates оставались неполномочны. Они могли приобретать владение только через собственных рабов.(D.41,2,1,22).

Особый тип юридического лица представляет собой fiscus – императорская казна и со временем – все гоударственное имущество. От государственного имущества, находящегося в собственности принцепса, следует отличать имущество римского народа . Populus Romanus не является юридическим лицом и не участвует в гражданском обороте. Принцепс же может вступать в частноправовые отношения, заключать сделки, вчинять иски и отвечать по ним, не только как частное лицо в отношении своего личного имущества, но и как публичное – в свойственной ему роли субъективного выражения римской государственности .Ульпиан (D.43,8.2.4) объясняя неприменимость к res fiscales интердикта, защищающего публичное недвижимое имущество, говорит что(«quasi propriae et privatae principis sunt») они не являются как бы собственными и частными вещами принцепса. По сути дела fiscus является государственной собственность – особой правовой формой и специальным режимом частной собственности, оппозицией к которой выступает собственность всего римского народа. Различие снимается с установлением Домината, когда народная казна сливается с императорским фиском. Res fiscales переходят со смертью принцепса к его преемнику во главе римского государства, тогда как личное имущество принцепса отходит к его наследникам. Имуществом фиска управляют специальные должностные лица ( procuratores). Со временем fiscus стал восприниматься как самостоятельный субъект права, юридическое лицо,

5

специфика которого определялась рядом привилегий административного характера. Правовой режим фиска консолидируется в особую отрасль права – ius fisci , а судебные разбирательства, в которых он выступает одной из сторон, - ведет в особом порядке специальный судебный магистрат.

Особым юридическим лицом после Миланского эдикта 313г. становится христианская церковь, которая все более воспринимается как субъект, отличный от составляющих ее верующих , определяемый имущественным комплексом с центром в храме под управлением епископа. Со временем церковное имущество приобретает черты самостоятельного юридического лица.

Правовое положение юридических лиц. Первоначально общее имущество universitas (в частности, общая касса — area communis) считалось принадлежащим (в соответствующей доле) каждому из членов либо казначею, выделяемому для ведения общих дел. С течением времени право самостоятельного выступления в суде, присвоенное муниципиям, было по аналогии с ними распространено и на частные корпорации, а в римском праве классического периода имущество universitas считалось уже обособленным от имущества входивших в ее состав индивидов. Так, раб, находившийся в собственности корпорации, принадлежал именно ей, а не ее членам (поп servus plurium, sed corporis). Долг, причитавшийся корпорации, не причитался отдельным ее членам, как и, наоборот, обязанность корпорации не могла рассматриваться в качестве обязанности ее членов.

Но по объему гражданской правоспособности частные корпорации несколько уступали муниципиям. Так, начиная с классического периода, муниципии могли быть наследниками по завещанию, а корпорации даже по Уложению Юстиниана приобретали такую возможность не иначе как в виде особой льготы; корпорации не имели предоставленного муниципиям права,

6

отпуская рабов на волю, становиться патронами вольноотпущенников и др.Порядок образования корпораций не был одинаков на всем протяжении истории Древнего Рима. По закону XII таблиц союзы, создаваемые частными лицами по своему усмотрению, не нуждались в предварительном разрешении или хотя бы последующей санкции со стороны органов государственной власти. Важно лишь, чтобы цели коллегии не противоречили нормам публичного права, а для ее создания достаточно было трех человек (tres faciunt collegium — три человека образуют коллегию). Такой порядок действовал в доклассический период. В последующем по мере постепенной концентрации власти в руках принцепса и затем императора государство начинает все более настойчиво ставить возникновение частных союзов под свой контроль, и в конечном счете по закону о коллегиях (lex Julia de collegiis), изданному императором Августом (1 в.до н.э.), для образования корпорации требовалось уже специальное разрешение сената.

Прекращение корпорации могло быть добровольным (по решению ее членов) или принудительным (при сокращении числа членов ниже минимально допустимого их количества либо при запрещении государством корпораций соответствующего вида или данной конкретной корпорации).

Вместе с тем как правовое регулирование, так и доктринальная разработка института юридического лица в Древнем Риме находились в зачаточном состоянии. Римское право и римская юриспруденция не знали ни термина "юридическое лицо", ни соответствующего ему обобщающего понятия.

Не проводилось различие между представителями юридического лица, специально уполномоченными на ведение его дел, и органами, т.е. должностными лицами, которые ведут его дела в силу своего служебного положения и потому в специальном полномочии не нуждаются. Правонарушение представителя, действовавшего от имени объединения,

7

влекло ответственность лишь самого представителя, но не объединения.

Неполнота и непоследовательность конструирования института юридического лица в Древнем Риме объясняются вполне определенными социально—экономическими причинами: в ту историческую эпоху они играли неизмеримо меньшую роль, нежели индивидуальные субъекты. Поэтому не им, а индивидуальным субъектам как центральной фигуре древнего общества и было уделено главное внимание в нормах и доктрине римского частного права.

Казус : Юлий купил массивный серебряный стол греческой работы, о котором продавец заявил, что эта работа известного мастера Филона. Спустя некоторое время обнаружилось, что стол лишь выложен серебряными пластинами работы Филона. Юлий потребовал от продавца расторжения сделки и возвращения денег обратно. Продавец согласился только на возмещение разницы в цене по вещам. Каково должно быть судебное решение.

Данный казус в римском праве относится к обязательственному праву в частности к консенсуальным контрактам (consensu), а также к такой области римского права ,как защита прав.

Договор купли-продажи оформляет соглашение о возмездном приобретении вещи. В римском праве обязанность продавца состоит в том, чтобы передать покупателю определенную вещь – товар(merx) – в спокойное владение(vacua possessio), а обязанность покупателя – в том, чтобы перенести собственность на определенную сумму денег – уплатить цену (pretium). Этот контракт синаллагматический: обязательство может возникнуть только как двустороннее и каждая из сторон может вчинить иск, только когда она уже приступила к исполнению своего обязательства. Договор купли обычно сопровождали дополнительные соглашения, модифицировавшие сделку

8

(pacta adiecta in continenti), чтобы лучше учесть подлежащие интересы. Одним из соглашений, которое могло бы иметь значение для данного казуса , является – pactum displicentiae . Данное соглашение ставило эффект сделки в зависимость от одобрения качества товара покупателем.

Продавец был обязан гарантировать качество товара. Эдикт курульных эдилов налагал на продавца обязанность проинформировать покупателя о недостатках товара и лежащих на вещи обременениях в рамках stipulatio duplae (D.21,1,28;21,2,37,1). В случае если были обнаружены недекларированные пороки, edictum aedilicium предусматривал две линии поведения покупателя: либо отойти от сделки посредством actio redhibetoria ( в течении шести месяцев со дня заключения контракта), либо потребовать уменьшения цены посредством actio quanti minoris ( в течении года).

Умысел при заключении сделки – сознательное введение другой стороны в заблуждение.

Аквилий Галл, автор иска против умысла (dolus , dolus malus) при заключении сделки, так определял dolus malus: “cum esset aliud simulatum,alium actum”(когда одно лживо представлено, а другое воплощено в сделке) (Cic., de off., 3,14,60). Защита от негативных последствий от сделок, заключенных под влиянием введения в заблуждение, становилась все более определенной по мере развития преторских процессуальных средств. После lex Aebutia претор мог отказать в иске (denegatio actionis) или прибегнуть к praescriptio pro reo – предписать судье считать иск непринятым к рассмотрению, в случае если выявится, что сделка заключена под влиянием dolus.

Аквилий Галл также составил формулы de dolo malo (Cie., de off., 3,14,60), имевшие значение в преторских судах. Так появились actio и exceptio de dolo – иск и исковое возражение об умысле при заключении сделки.

9

Систематика преторского эдикта дает основания предполагать практику восстановления обманутого в первоначальное положение – in intergrum restitutio ob dolum.

Actio doli – штрафной иск, по которому в течении года со днязаключения порочной сделки пострадавший мог получить утраченное обратно. Иск имел формулу основанную на факте (formula in factum concepta)

Ответчик мог избежать infamia (бесчестия), добровольно отказавшись от выгод, полученных от порочной сделки, по предложению судьи.

При обязательственных сделках вчинение actio doli было возможно при частичном исполнении обязательства со стороны введенного в заблуждение лица. В противном случае следовало дождаться иска со стороны кредитора и парализовать его возражением о злом умысле (execeptio doli).При сделках вещного характера – вчинение иска становилось возможным с момента их совершения. Конечно , если такая сделка составляла воровство со стороны обманщика, наличие исков из воровства исключало вчинение actio doli.

Введение в заблуждение не всегда означает такое нарушение интересов стороны в сделке, чтобы быть квалифицированными как dolus malus. Возможен и “dolus bonus”, например, реклама товаров (D.4,3,37). Граница здесь достаточно тонка, но критерий dolus malus вполне конкретный: введение в заблуждение должно составлять condicio sine qua non, то есть вызвать такой порок формирования воли, без которого бы лицо сделку не совершило.

Error in contrahendo – ошибка при заключении сделки. Под ошибкой понимается расхождение между волей и ее выражением или между манифестированной волей и подлежащим интересом, вызванное неосведомленностью субъекта об обстоятельствах дела. Защитой от ошибки может оказаться признание сделки ничтожной, а также – на более продвинутом этапе – изучение действительной воли лица, чего в отношении

error in nomine( ошибки в названии ) требует сама природа сделки. 10

Текст Ульпиана(Ulp.,28 ad Sab., D) является свидетельством глубокой проработки проблемы ошибки при заключении сделки. В первой части указанного текста упоминается error causae : “in ipsa emptione”, - но в дальнейшем речь идет об ошибке в предмете (error in corpore, pr. &2) и ошибке в названии (error in nomine, - &1). Ошибка в названии – когда и продавец и покупатель, имея в виду раба Стиха, назвали его в своем соглашении Памфилом – не отражается на действительности сделки. Ошибка в предмете – когда , например , одна из сторон , говоря о рабе Стихе, имела в виду другого раба – влечет ничтожность сделки.

Сложнее обстоит дело , когда ошибка относится к качеству объекта сделки – error in substantia . Расхождение римских юристов в этом случае значительно . Так Ульпиан предлагает критерий единства субстанции, опираясь на учение Аристотеля. В тщательном анализе Ульпиана различаются сама материя, ошибка в отношении которой трактуется как показатель несовпадения воль, и ее несущественные качества, когда расхождение терпимо (Ulp.,28 ad Sab., D.18,1,14 продажа медного позолоченого браслета, как золотого). Иррелевантность заблуждения в отношении качества противопоставляется ошибке в субстанции объекта сделки, когда можно говорить об error corporis : искусственность этого различия очевидна, когда ошибка в отношении позолоченной вещи не приравнивается к ошибке в объекте, хотя налицо продажа медного вместо золотого.

В D.18,1,41,1 приводится мнение Юлиана, не признававшего error in substatia, но призновавшего error corporis.

При решении казуса, где Юлий требует раторжения сделки и возвращения денег обратно, а продавец соглашается на возмещение разницы в цене по вещам судебное решение будет вынесено в пользу Юлия. В данном случае сделка по субстанции(in materia) предмета сделки будет признана

11

действительной, хотя и имелась ошибка в качестве объекта сделки(error in substantia). Юлий считал что покупает серебряный стол , а продавец что продает серебряный стол (если учесть что продавец добросовестно заблуждался). В отношении предмета(error in corpore), сделка будет признана ничтожной , так как Юлий покупал серебряный стол работы греческого мастера Филона, а не серебряные пластинки работы этого же мастера. Из вещного права следует что вещи делятся на species – вещи, ценные своей индивидуальностью ( res mancipi,авторские изделия) и genera – вещи, ценность которых определяется по ихроду и количеству( деньги сырье). Species, в отличии от genera индивидуально определенные вещи (в данном случае серебряный стол работы Филона), несут на себе печать личности их производителя. Этот концентрированный статус species определяет необходимость сохранения целостности их качеств ( стол , а не пластины) в обороте. Если предметом обязательств является вещь, носящая индивидуальное имя (которое субъект волеизъявления счел важным упомянуть в договоре) и эта вещь представляет собой качественно определенную целостность, то разрешение спора Юлия и продавца будет основываться на ошибке в предмете(error in corpore). Сделка будет признана ничтожной, судебное решение будет вынесено в пользу Юлия. В противном случае Юлий сможет взыскать свои деньги с помощью штрафного иска actio doli , ссылаясь на dolus malus (злой умысел) продавца.

Заключение.

Римское право складывалось в обстановке острой социальной борьбы, в которой приходилось от многого отказываться, сохраняя самое лучшее. Это и сформировало такие его черты, как строгость, жесткость правовой

регламентации, рационализм и житейская

мудрость. Подобные качества предопределили становление строгой

12

юридической системы, связанной широкими принципами, объединяющими правовые нормы. Высказывается мнение, что римлянам с самого начала удалось выделить субстанцию права из сферы чувств, и, подчинив ее расчету, создать из права независимый от изменчивых субъективно-нравственных взглядов внешний организм.

Список использованной литературы.

1. Римское частное право. Под ред. И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского,

М.; Юристъ, 1997.

2. Римское право. И.Б.Новицкий, М.; 1993.

3. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права. Под ред.

З.М.Черниловского, М., 1996.

4. Римское частное право . Д.В.Дождев, под ред. В.С.Нерсесянца

М. Инфра М-Норма, 1997.

5.Винничук Л. «Люди, нравы, и обычаи Древней Греции и Рима»,

Высшая Школа, М. 1988.

6."Законы XII таблиц" , Москва , 1996 г.

7. А.И. Косарев , “Основы Римского права” , Москва , 1995 г.

8. Ю.М. Бирюков , "Государство и право древнего Рима" , Москва , 1969 г.

9. Омельченко О. А. Основы римского права. М.: "Манускрипт", 1994.

10. Черниловский З. М. Лекции по римскому частному праву.

М.: Юрид. лит., 1991.

11. Всеобщая история государства и права/ под ред. К. Батыра. М.: Былина, 1995.

13

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий