регистрация / вход

Недействительные сделки

Общие положения о сделках. Виды недействительных сделок. Порядок и последствия признания сделок недействительными.

Государственный университет природы, общества и человека «Дубна»

Кафедра правового обеспечения

жизнедеятельности

КУРСОВАЯ РАБОТА

по гражданскому праву на тему

Недействительные сделки

Выполнил: студент группы 2061

Тарский Ф.Н.

Научный руководитель: доцент

Михайлов Ф.Н.

Дубна,

2001


План:

Введение

Глава 1. Общие положения о сделках

1. Понятие сделки

2. Виды сделок

3. Условия действительности сделок

Глава 2. Виды недействительных сделок

1. Сделки с пороками в субъекте

2. Сделки с пороками воли

3. Сделки с пороками формы

4. Сделки с пороками содержания

Глава 3. Порядок и последствия признания сделок недействительными

1. Ничтожные сделки

2. Оспоримые сделки

3. Недействительность части сделки

Заключение

Введение

Сделки играют огромную роль в гражданском праве. Об этом говорит хотя бы то, что ежедневно в мире заключаются сотни миллионов сделок. Сделки являются одним из наиболее распространённых юридических фактов. О большом значении сделок можно говорить уже потому, что все участники гражданского оборота осуществляют "жизнь в праве" главным образом путем совершения различных сделок. Так, физические лица ежедневно заключают сделки, на основе которых им продают товары, оказывают услуги, выполняют работы. И продолжается это в течение всей жизни человека – от рождения до самой смерти.Правовое регулирование сделок является одной из важнейших задач частного права.

Говоря об истории возникновения сделок можно сказать, что в римском праве не было общего, абстрактного понятия сделки. Это обусловлено прежде всего казуистичностью римского права. Между тем правовое регулирование сделок составляло одну из важнейших задач римских юристов, и деление сделок на различные виды пришло к нам из римского права.

Сделки играют в общественной жизни многогранную роль. Поэтому в гражданском праве действует принцип допустимости – действительности любых сделок, не запрещенных законом, т.е. cрабатывает принцип свободы сделок (ст. 3 ОсновГражданского законодательства).

Сделки являются основной правовой формой, в которой реализуется обмен между участниками гражданского оборота. И в связи с этим особое значение приобретают те требования, которые предъявляет закон к действительности сделок. Гражданский Кодекс Российской Федерации в главе, посвященной сделкам, наряду с их понятием, видами и формой, уделяет место и последствиям признания их недействительными. В новых хозяйственных условиях зачастую возникают ранее неизвестные составы недействительных сделок. В отношении нашей страны это обусловлено прежде всего сменой политического строя и значительным научно-техническим прогрессом, скачком в техническом развитии, породившим новое явление в праве – электронные правоотношения и сделки. Эта область права в настоящий момент законодательно слабо регламентирована.

Глава 1. Общие положения о сделках

Понятие сделки

Легальное определение сделки даётся в статье 153 ГК РФ: «Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». Причём в данной статье нет указания на то, что субъектами сделок не могут быть иностранные граждане, лица без гражданства или юридические лица.Анализируя легальное определение сделки, можно выделить следующие её признаки:

1. Сделка – это всегда волевой акт, т.е. действие субъекта права.

2. Сделка всегда специально направлена на достижение определённой правовой цели, т.е. на возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений.

3. Сделка – это правомерное действие.

Сделки всегда представляют собой волевые акты. Они совершаются по воле участников гражданского оборота и являются актами осознанных, целенаправленных, волевых действий фи­зических и юридических лиц, совершая которые они стремятся к дости­жению определенных правовых последствий. Сущность сделки составляют внутренняя воля и волеизъявление сторон.

Внутреннюю волю можно определить как намерение лица породить определённые юридические права и обязанности. Однако одной внутренней воли для совершения сделки недостаточно, необходимо довести её сведения других лиц. Способы, которыми внутренняя воля выражается вовне, называются волеизъявлением. Само волеизъявление, в свою очередь, делится на 3 группы:

1. Прямое – совершается в устной или письменной форме.

2. Косвенное (конклюдентное) – от лица, желающего совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку. Особенностью данного вида волеизъявления является то, что оно может быть осуществлено только для сделок, которые могут быть совершены устно (п.2 ст.158 ГК).

3. Посредством молчания – допускается только в случаях, напрямую предусмотренных законом или соглашением сторон. Стороны могут договориться о том, что молчание обоих участников договора после истечения срока его действия означает продление действия данного договора.

Для сделки критически важным является полное соответствие воли и волеизъявления, иначе сделка может вызвать споры между участниками.

Для понимания сущности сделки также необходимо уяснить содержание термина основание сделки . Под этим термином понимается тот юридический результат, который должен быть достигнут исполнением сделки. То есть основание сделки – это то, ради чего она заключается.

Мотив – ещё один элемент психического отношения человека к совершаемому им действию, который может иметь значение для сделки. По общему правилу причина, ради которой заключается сделка, её цель, не оказывает влияния на её действительность. Однако законодательством предусмотрены некоторые исключения из этого общего правила: ст.169 ГК содержит определение недействительной сделки, совершённой с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. То есть такая сделка будет считаться недействительной.

Виды сделок

Классификация сделок на различные виды может быть произведена по разным основаниям. В зависимости от числа участвующих в сделке сторон (ст. 154) сделки бывают односторонними, двусторонними и многосторонними. В основу этого деления положено число лиц, выражение воли которых необходимо и достаточно для совершения сделки. Если отталкиваться от принципа возмездности (ст. 423), то сделки можно поделить на возмездные (когда одна из сторон должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей по договору) и безвозмездные (когда сторона по договору обязуется исполнить свои обязанности без какого-либо встречного предоставления, имеющего имущественный характер). Основываясь на моменте, к которому приурочивается возникновение сделки , последние можно поделить на реальные (которые совершаются при условии и в момент передачи вещи, причём момент заключения реальных сделок всегда совпадает с моментом их исполнения) и консенсуальные (т.е. сделки, для совершения которых достаточно достижения согласия о их совершении сторонами). По значению основания сделки для её действительности различают каузальные (для которых основание является обязательным) и абстрактные (основание таких сделок является юридически безразличным). Сделки также можно поделить на основании их срочности : срочные – сделки, в которых указан момент их вступления в силу, момент прекращения действия или оба момента вместе; бессрочные – сделки, в которых не указан ни момент их вступления в силу, ни момент прекращения. Сделки также можно классифицировать в зависимости от наступления или ненаступления определённого события : условные (которые считаются заключёнными после наступления определённого события) и безусловные (в которых нет указаний на какие-либо события).

В теории гражданского права существуют и другие классификации сделок по различным основаниям, однако объём данной работы и её тематика не позволяют более подробно останавливаться на данном вопросе.

Условия действительности сделок

Данная часть курсовой работы имеет своей целью дать общее понятие действительности сделок, т.к. без понимания этой проблемы трудно понять проблему недействительных сделок.

Сделка как правовой институт состоит из четырёх составных элементов: субъект, субъективная сторона, форма и содержание. Порок любого из них влечёт недействительность всей сделки. Поскольку тема данной работы – «Недействительные сделки», то на рассмотрении этих составных элементов следует остановиться более подробно.

1. Субъект сделки – это любой субъект гражданского права, наделённый дееспособностью. Субъектами сделок могут быть как физические, так и юридические лица. Иногда из дееспособности выделяют отдельную категорию – сделкоспособность, но такое выделение не имеет большого практического значения.

2. Субъективная сторона . Под этим термином понимается единство воли и волеизъявления. Для решения вопроса о действительности сделки большое значение имеет то, как формировалась воля лица. Ведь воля может быть неверно сформирована в результате обмана лица или его добросовестного заблуждения. Лицо также может также создать внешнюю видимость того, что оно хочет заключить сделку, хотя на самом деле на него оказывается психическое или физическое воздействие. Важным моментом в субъективной стороне является то, что волеизъявление должно правильно отражать внутреннюю волю лица и доводить её до сведения других участников сделки. Кроме того, намерение лица совершить сделку должно быть выражено только в определённой законом форме нарушение этого требования может привести к признанию сделки недействительной. Отсюда можно выделить следующий необходимый элемент сделки.

3. Форма сделки – это то внешнее выражение воли лица, которое материализует его стремление установить, изменить или прекратить гражданские права и обязанности. То есть это способ доведения внутренней воли участника сделки до сведения его партнёра.

4. Cодержание – это совокупность составляющих сделку условий.

Для того, чтобы признать сделку недействительной, достаточно признания порока в любом из вышеперечисленных элементов. Тема данной работы предполагает последовательное рассмотрение

Форма сделок

Как говорилось выше, для совершения сделки внутренняя воля лица её совершить должна быть выражена вовне и доведена до сведения других лиц, с которыми предполагается заключить сделку. Способ выражения воли, т.е. способ волеизъявления, представляет собой форму сделки . Таких способов существует несколько.

1. Устные сделки – это сделки, которые совершаются путём словесного выражения воли. При таком выражении воли участник сделки на словах выражает готовность совершить сделку. Понятие устной сделки вводится в ст. 158 ГК и более детально регламентируется в ст. 159 ГК. Из содержания этих статей можно сделать вывод о ом, что устно сделки могут совершаться в следующих случаях:

a) если законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма;

b) если они исполняются при самом их совершении (кроме случаев, когда сделки требуют заключения в нотариальной форме или для которых несоблюдение простой письменной формы влечёт их недействительность);

c) если сделка совершается во исполнение договора, заключённого в письменной форме и имеется соглашение сторон об устной форме исполнения.

Сделка, которая может быть совершена устно, считается совершённой при отсутствии словесного выражения воли, если она совершается путём конклюдентных действий, т.е. когда из поведения лица (или лиц) явствует воля совершить сделку (например, лицо опускает деньги или жетон в автомат для приобретения вещи и т.п.).

В п.1 ст. 159 ГК содержится общее положение, согласно которому в устной форме могут совершаться любые сделки, для которых не установлена письменная форма. Однако в последующих статьях ГК (ст. 161, 163, 164 и пр.) довольно широко определён круг сделок, которые должны совершаться в письменной форме.

2. Письменные сделки – сделки, в которых выражение воли контрагентов осуществляется путём составления документа, отражающего содержание сделки и подписанного её участниками. Легальное закрепление письменной формы сделки содержится в ст. 160 ГК. В случае, если участник сделки вследствие определённых физических недостатков, неграмотности или болезни не может собственноручно подписаться, то по его просьбе сделку может подписать другой гражданин (именуемый рукоприкладчиком ). При этом, однако, в п. 3. Ст. 160 говорится, что подобные сделки должны быть нотариально удостоверены и там должны содержаться причины, по которым сам участник сделки не смог подписаться собственноручно. В письменной форме всегда должны заключаться следующие виды сделок:

- заключаемые между юридическими лицами, а так же между юридическими лицами и гражданами (кроме случаев, когда момент заключения сделки совпадает с моментом её исполнения);

- сделки между гражданами на сумму свыше 10 минимальных размеров оплаты труда (однако, как и в предыдущем случае, такая сделка может быть совершена устно, если исполняется в момент заключения);

- сделки в силу прямого указания закона.

Полный перечень сделок, которые должны быть совершены в письменной форме, содержится в ГК и приводить его здесь в полном объёме я не буду в силу иной тематики данной курсовой работы.

Содержание сделок

Под содержанеим сделки принято понимать совокупность составляющих её условий. Эти условия должны соответствовать требованиям закона и нормам морали и нравственности. В случае нарушения этих условий сделка может быть признана недействительной.

Глава 2. Виды недействительных сделок

Условия действительности сделки вытекают из её определения в ГК как правомерного юридического действия субъектов гражданского права, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Можно также сказать, что действительность сделки зависит от образующих её элементов: субъекта сделки, субъективной стороны, формы и содержания. Таким образом, недействительные сделки можно классифицировать основываясь на порочности какого-либо их элемента:

Þ сделки с пороками в субъекте;

Þ сделки с пороками воли;

Þ сделки с пороками формы;

Þ сделки с пороками содержания.

Однако этот перечень не является исчерпывающим. В ст. 168 ГК сформулирована общая норма, согласно которой недействительной считается любая сделка, не соответствующая требованиям закона и иных правовых актов. Таким образом, недействительной может признаться даже сделка, в которой все четыре указанных элемента являются корректными, но которая противоречит по своей направленности требованиям закона, или совершённая с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК). Согласно п. 2, 6 ст. 3 ГК под законами в ГК понимаются сам ГК и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы, а под иными правовыми актами – указы Президента РФ и постановления Правительства РФ. Другие нормативные акты, например акты министерств и иных федеральных органов ис­полнительной власти (инструкции, приказы, положения и т.п.), а также акты органов субъектов РФ и органов местного самоуправления к законам и иным правовым актам в ст. 3 ГК не отнесены. Поэтому сопоставление текста ст. 3 и ст. 168 ГК может дать основа­ния полагать, что нарушение требований таких нормативных актов не влечет недействи­тельность сделки. Однако в литературе встречается утверждение[1] , что использованный в статье термин «закон или иные правовые акты» должен толковаться расширительно и охватывать все надлежащие установленные нормы гражданского законодательства РФ, в том числе и нормы международного права, которые являются составной частью правовой системы РФ (ст. 7 ГК).

Недействительность означает, что действие, совершенное в виде сделки, не порождает юридических последствий, которые соответст­вуют ее содержанию, т.е. не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью. Недействительная сделка явля­ется неправомерным юридическим действием.

Сделки с пороками в субъекте

В законодательстве строго прослеживается разделение всех участников гражданского оборота на два вида лиц: физические и юридические. Основываясь на этом, сделки с пороками в субъекте можно подразделить на две группы: пер­вая связана с порочностью дееспособности граждан, а вторая – с пороком специальной пра­воспособности юридических лиц.

Сделки с пороками дееспособности граждан основываются на таких критериях, как возраст и психическое от­ношение к совершаемым действиям. По этим критериям законом сформули­рованы следующие составы недействительных сделок:

1) Сделки, совершае­мые гражданином, признанным недееспособным (ст. 171 ГК).

В данной статье говорится о лицах, признанных недееспособными вследствие психического расстройства. Законодатель старается оградить недееспособное лицо от негативных последствий, которые могут наступить из-за совершения таких сделок: дееспособная сторона обязана возместить недееспособной стороне нанесённый ей ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Кроме того, п.2 ст. 171 говорит о том, что «в интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию его опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина». Согласно общему правилу гражданско-правовой ответственности вина правонарушителя презюмируется (ст. 401), поэтому дееспособная сторона для освобождения от обязанности возмещения реального ущерба должна предоставить доказательство того, что она не знала и не должна была знать о недееспособности контрагента.

2) Сделки, со­вершаемые гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК).

Как известно, гражданин может быть ограничен в судом в своей дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами (ст. 30 ГК). Несмотря на это ограничение, такие граждане всё же могут совершать мелкие бытовые сделки, которые будут признаваться действительными. Совершать иные сделки они могут только с согласия своего попечителя; при несоблюдении этого правила, последствия недействительности сделки будут определяться статьёй 171 ГК.

3) сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте до 14 лет (ст. 172 ГК).

Правовой статус несовершеннолетних в возрасте до 14 лет (малолетних) очень близок к статусу недееспособных лиц, а значит к ним применяются правила, предусмотренные в ст. 171 ГК. Исключения в данном случае определяются регламентацией дееспособности малолетних; в соответствии с п.2. ст. 28 ГК малолетние вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки, сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды и сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем для свободного распоряжения.

4) Cделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК).

Несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет (их дееспособность определена в ст. 26 ГК) обладают примерно тем же правовым статусом, что и ограниченно дееспособные лица, но всё же их дееспособность немного выше. Кроме совершения мелких бытовых сделок законодатель даёт им право на распоряжение своим заработком (а так же стипендией и другими доходами), осуществление авторских прав и внесение вкладов в кредитные учреждения (и распоряжение ими). В случае эмансипации (ст. 27 ГК) или вступления в брак (п. 2 ст. 21 ГК) гражданин становится полностью дееспособным и правила ст. 175 ГК на него уже не распространяются.

Анализируя приведённые примеры, можно сделать вывод о том, что дееспособная сторона обязана возместить другой (недееспособной) стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения не­действительной сделки. Такая обязанность возлагается на дееспособную сторону в случае, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. На практике, между тем, довольно трудно подчас опреде­лить, является ли тот или иной гражданин дееспособным или нет. В связи с этим важно доказать, что дееспособная сторона знала или должна была знать о факте недееспособности. В данном случае нельзя руководствоваться оценочным критерием – мог ли дееспо­собный гражданин предвидеть, что заключает сделку с гражданином, при­знанным судом недееспособным. Подтвердить факт знания о недееспособ­ности другой стороны можно, лишь представив информацию о том, что дее­способный гражданин знакомился с соответствующими документами, знал о возрасте, о ранее существовавших судебных решениях и т. п.

Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, а также малолетним, т. е. не достигшим 14-летнего возраста, являются недей­ствительными с момента их заключения, однако закон предусматривает воз­можность признания за этими сделками юридической силы, если сделка со­вершена к выгоде малолетнего или недееспособного гражданина. Для этого родители (усыновите­ли) или опекуны должны предъявить в суде требование о признании совер­шенной их подопечным сделки действительной.

Обратная ситуация со сделками, совершенными несовершеннолетними старше 14 лет и гражданами, ограниченными судом в дееспособности вслед­ствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средст­вами. Поскольку у этих лиц имеется хоть частичная дееспособность, то не­действительными могут быть признаны только сделки, требующие в соот­ветствии с законом согласия родителей, усыновителей или попечителей на их совершение. Сделки, которые указанные лица вправе совершать самосто­ятельно, например мелкие бытовые сделки, не могут быть признаны недей­ствительными по основаниям порочности субъектного состава. Отсутствие согласия попечителя или родителей на совершение сделки еще не делает сделку недействительной. Согласие может быть дано и после совершения сделки, если это оправданно. Указанные составы недействительных сделок дают возможность попечителю и родителям оценивать поведение их ребен­ка или подопечного и лишь в случае необходимости обращаться с иском в суд о признании сделки, совершенной без их согласия, недействительной.[2]

Сделки с пороком пра­воспособности юридических лиц делятся на два вида.

    Сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК). Здесь их также можно разделить на два вида:

- Сделки, совершённые в противоречии с целями деятельности юридического лица. Как известно из ст. 49 ГК, правоспособность юридического лица должна быть чётко отражена в его учредительных документах, причём коммерческие организации, кроме унитарных предприятий, по общему правилу правоспособны осуществлять любые виды деятельности, не запрещённые законом.

- Сделки, совершённые в отсутствии лицензии. В п. 1 ст. 49 сказано, что отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Перечень таких видов дея­тельности исчерпывающим образом определен Федеральным законом «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 25 сентября 1998 г. В связи с этим можно отметить тот факт, что если во время совершения сделки юридическое лицо не имело лицензии, но на момент рассмотрения спора она была получена, то нет оснований для признания сделки недействительной[3] .

Требование о признании сделок юридического лица недействительными в связи с нарушением его правоспособности может быть заявлено либо самим юридическим лицом, либо его учредителем (участником), либо государствен­ным органом, осуществляющим контроль или надзор за деятельностью юри­дического лица, например налоговой инспекцией, прокуратурой и т. д.

    Сделки, совершенные органами юридиче­ского лица с превышением их полномочий (ст. 174 ГК). По одному из рассмотренных президиумом высшего арбитражного суда РФ споров было решено, что если в заключённом договоре указано, что представитель юридического лица действует на основании устава, это предполагает обязанность контрагента ознакомиться с уставом. Требование о признании недействительной сделки, совершенной с пре­вышением полномочий, может быть предъявлено лицом, в интересах кото­рого установлены ограничения. Такими лицами могут быть, например, учре­дители (участники) юридического лица, его акционеры, доверители по дого­вору поручения и т. п. лица, чьи интересы были защищены введением соот­ветствующего ограничения.

Сделки с пороками в субъективной стороне

Сделки с пороками в субъективной стороне (сделки с пороками воли) можно подразделить на два вида: сделки, совершенные без внутренней воли на их совершение, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно, т.е. под определённым внешним воздействием.

К сделкам, совершенным при отсутствии внутренней воли, теория гражданского права относит сделки:

заключённые гражданином, неспособным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК);

сделки, заключённые под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК);

заключённые под влиянием насилия, угро­зы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой сто­роной или сделки, заключённые вследствие стечения тяжёлых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Такие сделки признаются недействительными потому, что внутренняя воля самого лица на совершение сделки отсутствует. Его реальное волеизъявление отражает волю какого-либо иного лица, оказывающего воздейст­вие на участника сделки. На различных факторах, оказывающих воздействие на неправильное волеизъявление лица можно остановиться более подробно.

Сделки, совершаемые гражданами, неспособными понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими . Такие сделки имеют место тогда, когда дееспособные граждане не способны в полной мере понять и оценить значение своих действий. Неспособность понимать значение своих действий и руководить ими должна иметь место в момент совершения сделки. Причины, вызвавшие неспособность гражданина понимать значение своих действий и руководить ими, правового значения не имеют. Факт совершения сделки в момент, когда он не был способен понимать значение своих действий, должен быть надлежащим образом доказан. Одних свидетельских показаний в данном случае недостаточно, необходимо проведение экспертизы. Наиболее часто по это­му основанию признаются недействительными сделки лиц, которые впос­ледствии признаются недееспособными.

Заблуждение , описанное в ст. 178 ГК, также способствует искаженному формированию воли участника сделки, но не является ре­зультатом умышленных, целенаправленных действий другого участника сделки. Возникновению заблуждения может способствовать недоговорен­ность, отсутствие должной осмотрительности, подчас самоуверенность уча­стника сделки либо действия третьих лиц. Сделка, совершённая под влиянием заблуждения, перестаёт отвечать признакам сделки, т.к. выражает волю её участников неправильно и, соответственно, приводит к иному результату, нежели тот, который они имели в виду. В интересах защиты прав ГК предусматривает возможность признания такой сделки недействительной по иску заблуждавшейся стороны, которой может быть как гражданин, так и юридическое лицо. Одна­ко не всякое заблуждение может иметь значение для признания сделки не­действительной, а лишь признанное судом существенным. Закон (ст. 178 ГК) определяет, какое заблуждение признается существенным: «относи­тельно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, кото­рые значительно снижают возможности его использования по назначению». Существенность заблуждения в случае спора оценивается судом с учётом всех обстоятельств дела. Причины существенного заблуждения значения не имеют – ими могут быть вина самого участника сделки, неправильное поведение его контрагента и третьих лиц и иные обстоятельства. В п. 1 ст. 178 ГК сказано, что «заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения». Мотив и цель лежат за пределами сделки. Так, если вы приобрели гал­стук в расчете на то, что он подойдет к имеющемуся у вас костюму, а на са­мом деле расцветка галстука не подошла, то на самый факт приобретения права собственности на галстук это заблуждение не может повлиять. Приоб­ретаете ли вы вещь для собственного потребления, подарка либо иной цели, продавцу это абсолютно безразлично. Дальнейшее использование вещи (при условии, что она не имеет недостатков) для сделки юридически безразлично. Законом специально подчеркнуто, что заблуждение относительно мотивов не имеет существенного значения. Следует иметь в виду, что стороны могут договориться об учете мотива, однако в этом случае сделка не признается не­действительной, она расторгается по соглашению сторон.

Обман — умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может быть не только направлен на искаженное представле­ние о самой сделке, ее элементах, выгодности и т. п., но и затрагивать обсто­ятельства, находящиеся за пределами сделки, например мотив и цель. Дейст­вия недобросовестного контрагента могут выражаться как в активных действиях, например сообщение ложных сведений, представление поддельной справки о стоимости или ремонте вещи и т. п., так и в пассивных действиях (бездействии) — умолчание о дефекте изделия, непредставле­ние полной документации и т. п.

Насилие – это причинение участнику сделки физических или душевных страданий с целью принуждения его к совершению сделки. Причём необязательно, чтобы контрагент сам оказывал это воздействие, достаточно того, чтобы он знал об этом и использовал это обстоятельство в своих интересах. Например, гражданин уговаривает другого подарить ему дом, собственник дома не соглашается. Спустя ка­кое-то время собственник становится жертвой хулиганов; узнав об этом, гражданин приходит к собственнику и требует заключения договора, утвер­ждая, что хулиганы действовали по его поручению, хотя на самом деле он не имел к этому факту никакого отношения. Поскольку воля собственника в данном случае отсутствовала, то последующее оформление договора даре­ния может быть признано недействительным. Кроме того, насилие необязательно может применяться не только на самого собственника, оно может оказываться и на родных и близких. В этой области право гражданское пересекается с правом уголовным.

Угроза – это психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку. Так же как и насилие, угроза может быть направлена и против лиц, близких участнику сделки. При признании сделок недействительными угроза встречается более ча­сто, чем насилие. Мне кажется, что это объясняется её меньшей наказуемостью. В отличие от насилия угроза, во-первых, носит характер исключительно психического воздействия, а не физического, и, во-вторых, может иметь место не только при наличии неправомерных действий, но и при правомерных действиях. Примерами в данном случае могут послужить угроза лишения наследства или наложение ареста на имущество. Таким образом, основанием для признания сделки недействительной может считаться не всякая угроза, а только та, которая носит реальный характер и противоречит закону.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной также относится к сделкам, имеющим лишь волеизъявление при отсутствии внутренней воли. Оно имеет место при:

- наличии умышленного сговора;

- возникновения вследствие такого сговора негативных последствий для представляемого.

Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от совершения сделки, либо она была совершена исключительно с целью нанесения ущерба представляемому. В сделках, совершаемых через представителя, последний не выражает собственную волю, его задача состоит в том, чтобы донести до контрагента волю представляемого. Вследствие злонамеренного соглашения воля представляемого не доводится и подменяется волей пред­ставителя, что и служит основанием недействительности этих сделок. Небрежность представителя при совершении сделки и заключение её на неблагоприятных условиях не служат основанием для её спаривания. Последствия в данном случае ложатся на представляемого, который вправе требовать убытков от представителя.

Сделки, заключённые вследствие стечения тяжёлых обстоятельств (кабальные сделки). Сама по себе кабальность сделки не является основанием для признания сделки недействительной. Для этого необходимы два условия:

-сделка должна совершаться не просто на невыгодных условиях, а на крайне невыгодных;

-необходимо наличие действий другой стороны (контрагента) которые свидетельствовали бы о том, что она этими тяжёлыми обстоятельствами воспользовалась.

Сделки, совершаемые вследствие стечения тяжелых обстоя­тельств, имеют порок воли, поскольку их формирование протекает под воз­действием таких обстоятельств, при которых практически исключается нор­мальное формирование воли, что побуждает заключать сделку на крайне не­выгодных для себя условиях. В отличие от обмана, обстоятельства, влияю­щие на формирование воли, возникают независимо от другого участника сделки, однако он осознает их наличие и пользуется этим для заключения выгодной для себя, но крайне невыгодной для контрагента сделки. Кроме то­го, сам потерпевший от такой сделки, как правило, осознает ее кабальный характер, но волею обстоятельств он вынужден совершить эту сделку.

Рассматривая вопрос о сделках с пороками воли, можно обра­тить внимание на то, чему придается большее значение для действительности сделки: собственно воле или волеизъявле­нию. На этот счёт существует несколько точек зрения. По мнению одних авторов, основу действительности сделки должно составлять волеизъявление; другие авторы полагают, что стержневым моментом сдел­ки является внутренняя воля лица. Но существует и ещё одна позиция на этот счёт, которая учитывает и наличие правильно сформированной внутренней воли, и адекватное ее выражение в волеизъявлении. Таким образом, единство воли и волеизъявления является непременным условием дей­ствительности сделки.

Сделки с пороками формы

Признание сделки недействительной вследствие порока её формы может основываться на форме, установленной законом или соглашением сторон для совершения той или иной сделки. Не­соблюдение устной формы сделки не может быть основанием для признания её недействительной, хотя в древнем Риме существовала специальная форма устных сделок. Закон связывает недействительность только с письменной формой сделки. Несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только в случаях, специально ука­занных в законе, а несоблюдение требуемой законом нотариальной фор­мы и государственной регистрации сделки всегда влечет ее недейст­вительность.

Сделки с пороками содержания

Сделки с пороками содержания признаются недействительными вслед­ствие расхождения условий сделки с требованиями закона и иных правовых актов.

Среди отдельных составов недействительных сделок с пороками содер­жания следует назвать сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), а также мнимые и при­творные сделки (ст. 170 ГК).

Глава 3. Порядок и последствия признания сделок недействительными.

Недействительность сделки означает, что действие, совершен­ное в виде сделки, не порождает юридических последствий, т.е. не вле­чет возникновения, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью. Недействительная сделка является неправомерным юридическим дей­ствием.

Закон (п. 1 ст. 166 ГК) подразделяет все недействительные сделки на два общих вида: ничтожные иоспоримые.

Ничтожная сделка недействительна в силу нормы права в момент ее совершения, поэтому судебного решения о признании ее недейст­вительной не требуется. Ничтожная сделка не подлежит исполнению. На ничтожность сделки вправе ссылаться и требовать в судебном по­рядке применения последствий ее недействительности любые заинте­ресованные лица.

Суд, установив при рассмотрении дела факт совершения ничтож­ной сделки, констатирует ее недействительность и вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по собственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК). Закон предусматривает возможность признания судом в исключительных случаях (ст. 171,172 ГК) ничтож­ной сделки действительной. Гражданский кодекс предусматривает следующие виды ничтож­ных сделок в зависимости от оснований их недействительности:

а) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных пра­вовых актов (ст. 168 ГК);

б) сделка, совершенная с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК);

в) мнимая и притворная сделки (ст. 170 ГК);

г) сделка, совершенная лицом, признанным недееспособным (ст. 171 ГК), и сделка, совершенная малолетним (ст. 172 ГК);

д) сделка, совершенная с несоблюдением установленной законом или соглашением сторон обязательной формы сделки в случаях, когда такое несоблюдение влечет ничтожность сделки.

Рассмотрим эти виды ничтожных сделок и их последствия.

а) Статья 168 ГК устанавливает общее правило о ничтожности сделки, противоречащей закону или иным правовым актам. Эта норма применяется ко всем случаям, когда содержание и правовой результат сделки противоречат требованиям законодательства (о со­ставе законодательства см. выше), за исключением случаев, когда закон устанавливает, что такая сделка оспорима, или предусматривает иные последствия нарушения (например, ст. 174-180 ГК).

Применение ст. 168 ГК основано на про­тиворечии сделки требованиям законодательства, поэтому наличие или отсутствие вины сторон не имеет юридического значения для при­менения этой статьи. Несоответствие требованиям законодательства само по себе служит достаточным основанием для констатации факта ничтожности сделки. Последствием недействительности сделки в данном случае явля­етсядвусторонняя реституция (ст. 167 ГК).

б) Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам пра­вопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), представляет собой квали­фицированный вид незаконных сделок, предусмотренных ст. 168 ГК. Нравственные или моральные устои, которым не должна противоречить гражданско-правовая сделка, включают в себя сложившиеся в обществе представления о добре и зле, справедливом и должном. Требования нравственности, в отличие от права, не закреплены в системе писаных норм. Они получают свое выражение в общепризнанных представлениях о должном поведении, сложившихся в результате длительного общественного развития, в том числе общих принципов права и деятельности высших судебных инстанций.

В ст.169 ГК речь идет о нравственности общества, а не о моральных представлениях отдельных социальных слоев или групп.

Для применения ст. 169 ГК необходимо наличие следующих при­знаков:

1) сделка нарушает требования правовых норм, обеспечивающих основы правопорядка, т.е. направленных на охрану и защиту основ конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, оборо­носпособности, безопасности и экономической системы государства (например, сделки, направленные на ограничение передвижения това­ров на территории РФ; незаконный экспорт оружия и иных товаров, экспорт которых запрещен или требует специального разрешения; ук­лонение от уплаты налогов; сделки, результат которых создает угрозу жизни и здоровью граждан, и т.п.), либо противоречит основам обще­ственной нравственности, т.е. грубо нарушает сложившиеся в обществе представления о добре и зле, хорошем и плохом, пороке и добродетели и т.п. (например, соглашение между престарелым родителем и совер­шеннолетним ребенком об уплате последнему денежного вознаграж­дения за посещение им родителя);

2) наличие у обеих или одной из сторон сделки прямого или кос­венного умысла в отношении противоречащих основам правопорядка или нравственности ее последствий, т.е. осознание именно такого характера последствий и желание или сознательное допущение их на­ступления.

Последствиями такой сделки, в зависимости от наличия умысла у обеих или только у одной из сторон, являются, соответственно,недо­пущение реституции или односторонняя реституция .

При наличии умысла у обеих сторон в случае исполнения сделки обеими сторонами в доход государства взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход государства все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного (не­допущение реституции).

При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней или причитавшееся ей в возмещение исполнен­ного взыскивается в доход государства (односторонняя реституция). Если, при наличии умысла у одной из сторон, сделка исполнена только виновной стороной, то с невиновной стороны взыскивается в доход государства все полученное ею по сделке.

в) Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях имеет место несовпадение сде­ланного волеизъявления с действительной волей сторон. Статья 170 ГК определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последст­вия, а притворную сделку – как сделку, совершенную с целью при­крыть другую сделку.

Поскольку в обоих случаях целью сторон обычно является дости­жение определенных правовых последствий, возникает вопрос о пра­вильном разграничении этих видов сделок.

В случае совершения мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки, и цель сторон – возникновение правовых последствий для каждой или, что более часто встречается в практике, для одной из нихв отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста имущества).

Последствием мнимой сделки являются двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке (п. 2 ст. 167, ст. 1107 ГК). Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст. 169 ГК, с соответствующими последствиями.

В случае совершения притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон (например, заключение договора купли-продажи недвижимого имущества, с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на зало­женное имущество).

Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных п. 2 ст. 167 ГК. В соответствии с п. 2 ст. 170, к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила. Совершение прикрываемой сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной недействительности.

Так, безвозмездная передача денежных средств между юридическими лицами может, в целях уклонения от уплаты налогов, быть прикрыта договором о совместной деятельности. В этом случае договор о совместной деятельности является ничтожной сделкой в соответствии с п. 2 ст. 170 ГК (притворная сделка), а сделка по безвозмездной пере­даче денежных средств может оказаться действительной, что не исклю­чает применения административно-правовых последствий, предусмот­ренных налоговым законодательством (взыскание налога, наложение штрафа и т.п.).

Доказывать мнимый и притворный характер сделки можно с использованием всех допускаемых гражданским процессом доказательств. Применительно к прикрываемой сделке судебная коллегия по гражданским делам ВС РСФСР разъяснила, что "притворные сделки могут подтверждаться всеми доступными средствами доказывания, в том числе свидетельскими показаниями. Каких-либо исключений по этому вопросу гражданско-процессуальным законодательством не предусмотрено"[4]

г) Применение правил о ничтожных сделках, предусмотренных ст. 171, 172 ГК, требует наличия специальных субъектов – гражданина, признанного судом недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК), или малолетнего, т.е. лица, не достигшего 14 лет (ст. 172 ГК). Основанием недействительности этих сделок является отсутствие у их субъектов дееспособности, необходимой для совершения сделки. Ничтожны все сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, и сделки, совершенные малолетним, за исключением сделок, которые малолетний вправе совершать самостоятельно в соответствии с п. 2 ст. 28 ГК.

Ничтожность этих сделок влечет одинаковые правовые последствия, предусмотренные п. 1 ст. 171 ГК.

Основным последствием является двусторонняя реституция, а до­полнительным – обязанность дееспособной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сто­рона знала или должна была знать о недееспособности или малолетст­ве другой стороны. По общему правилу, в этом случае действует прин­цип презумпции вины правонарушителя (п. 2 ст. 401,ст. 1064 ГК), поэ­тому на дееспособную сторону ложится бремя доказывания отсутствия своей вины.

Статьи 171, 172 ГК предусматривают возможность судебного при­знания рассматриваемых сделок действительными по иску законных представителей недееспособного и малолетнего в случае, если она со­вершена к выгоде недееспособного или малолетнего. Сделка должна признаваться совершенной к выгоде недееспособного или малолетне­го, если суд придет к выводу о том, что добросовестно действующий опекун, родитель или усыновитель при тех же обстоятельствах совер­шил бы эту сделку от имени недееспособного или малолетнего.

Оспоримая сделка в момент ее совершения порождает свойствен­ные действительной сделке правовые последствия, но они носят неустойчивый характер, так как по требованию исчерпывающе определен­ного в законе круга лиц такая сделка может быть признана судом не­действительной по основаниям, установленным законом. В этом слу­чае правовой результат сделки может оказаться полностью аннулиро­ван, поскольку недействительная сделка недействительна с момента ее совершения, и решение суда по этому вопросу будет иметь обратную силу, если только из содержания сделки не следует, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК).

Рассмотримвиды и последствия оспоримых сделок , предусмот­ренных Гражданским кодексом.

К категории оспоримых сделок относятся:

а) сделка юридического лица, выходящая за пределы его правоспо­собности (ст. 173 ГК);

б) сделка, совершенная лицом или органом с ограниченными пол­номочиями (ст. 174 ГК);

в) сделка, совершенная несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК);

г) сделка, совершенная гражданином, ограниченным судом в дее­способности (ст. 176 ГК);

д) сделка, совершенная гражданином, не способным понимать зна­чение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК);

е) сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего су­щественное значение (ст. 178 ГК);

ж) сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК).

Все эти виды недействительных сделок уже были рассмотрены ранее в главе о видах недействительных сделок.

Поскольку гражданско-правовое регулирование направлено на придание устойчивости отношениям, складывающимся в гражданском обороте, ст. 180 ГК предусматривает возможность недействительности лишь части сделки при сохранении действительными остальных ее частей. Недействительной может быть признана лишь часть сделки, если, как указано в ст. 180 ГК, можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Для двух- и многосторонних сделок такое предположение правомерно при нали­чии двух условий: а) отсутствие части сделки не препятствует призна­нию сделки в остальной ее части совершенной (объективный крите­рий); б) стороны в момент совершения сделки были бы согласны со­вершить сделку без включения ее недействительной части (субъектив­ный критерий). Для односторонней сделки (например, составление за­вещания) достаточно наличия субъективного критерия.

Наличие объективного критерия предполагает, что такая часть сделки не должна относиться к числу ее существенных условий. Дело в том, что для заключения договора необходимо достижение сторона­ми соглашения по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК), поэтому отсутствие соглашения хотя бы по одному из них приво­дит к признанию договора незаключенным. Иное положение возникает при недействительности одного из существенных условий договора. В этом случае ст. 180 ГК применена быть не может ввиду отсутствия объективного критерия, так как, независимо от намерений сторон, не­действительность соглашения по существенному условию договора не позволяет считать его заключенным, следовательно, договор в целом окажется недействительным.

Статья 180 ГК может оказаться применимой, например, в случае установления в учредительном договоре хозяйственного товарищества права учредителя (участника) изъять внесенное им в качестве вклада имущество в натуре при выходе из товарищества. Если такая возмож­ность специально не предусмотрена законом, подобное условие долж­но быть признано недействительным как противоречащее ст. 48, п. 3 ст. 213 ГК (п. 17 постановления № 6/8 Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г.), но его недей­ствительность может не повлечь недействительности учредительного договора в остальной его части при наличии субъективного критерия, предусмотренного ст. 180 ГК.

Другой пример — установление в договоре поручения условия, ог­раничивающего право доверителя на отмену выдаваемой им доверен­ности. Следующая из прямого указания закона ничтожность такого условия (п. 2 ст. 188 ГК) не повлечет признания недействительным договора поручения в остальной его части, если будет доказано нали­чие субъективного критерия.

Ничтожная сделка, исполнение которой не начато ни одной из сторон, не порождает юридических последствий. Вместе с тем, если стороны намерены начать исполнять ничтожную сделку, любое заин­тересованное лицо, правам которого исполнение этой сделки может создать угрозу, вправе на основании ст. 12 ГК предъявить иск о запрещении исполнения сделки как действия, создающего угрозу нарушения права.

Оспоримая сделка до вынесения судебного решения о признании ее недействительной создает гражданские права и обязанности для ее участников, но эти правовые последствия носят неустойчивый харак­тер, так как в общем случае она будет признана судом недействитель­ной с момента ее совершения.

Статьи 167—179 ГК устанавливают различные правовые последствия частично или полностью исполненных недействительных сделок, при этом правовые последствия дифференцируются в зависимости от оснований недействительности сделки.

Основные последствия недействительности сделки связаны с определением правовой судьбы полученного сторонами по сделке. Общее правило, регулирующее правовую судьбу полученного сторонами по сделке, установлено п. 2 ст. 167 ГК. Это правило, именуемое в науке гражданского права двусторонней реституцией, предусматривает возвращение сторонами друг другу всего полученного по сделке, а в случае невозможности возвращения полученного в натуре (в том числе, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) – возмещение его стоимости в деньгах.

Для последствий некоторых видов недействительных сделок (ст. 169 и 179 ГК), которые более подробно будут рассмотрены ниже, применяются иные правила:

а) односторонняя реституция, т.е. восстановление в первоначаль­ном состоянии лишь невиновной стороны путем возвращения этой стороне исполненного ею по сделке, и взыскание в доход государства полученного виновной стороной или причитавшегося этой стороне в возмещение исполненного ею по сделке, или

б) недопущение реституции, т.е. взыскание в доход государства всего полученного сторонами по сделке и, в случае исполнения сделки не всеми сторонами, причитавшегося к получению.

Если из содержания оспоримой сделки вытекает, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время, суд прекращает ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК). В этом случае полученное по сделке остается у сторон, но дальнейшему исполнению она не подлежит.

К последствиям недействительной сделки в отношении возврата исполненного по ней (при применении двусторонней или односторон­ней реституции) в полном объеме применяется правило ст. 1107 ГК о возмещении приобретателем потерпевшемунеполученных доходов.

В случае двусторонней реституции в отношении возмещения не­полученных доходов каждая сторона недействительной сделки будет одновременно и приобретателем, и потерпевшим. Возмещая неполу­ченные доходы, приобретатель обязан возвратить или возместить по­терпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из этого имущества с того времени, когда узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения; в случае неосновательного денежно­го обогащения доходы определяются в процентах за пользование чу­жими средствами, начисляемых по правилам ст. 395 ГК.

При применении последствий недействительности сделки займа (кредита, коммерческого кредита) сторона, пользовавшаяся заемными средствами, обязана возвратить полученные средства кредитору, а также уплатить проценты за пользование денежными средствами на основании п. 2 ст. 167 ГК за весь период пользования средствами. В тех случаях, когда договор был заключен между гражданами на сумму, не превышающую пятидесятикратного установленного зако­нам минимального размера оплаты труда, и не связан с предпринима­тельской деятельностью хотя бы одной из сторон, сторона обязана уп­латить кредитору проценты за пользование средствами с момента, когда она узнала или должна была узнать о неосновательности поль­зования средствами.[5]

Необходимо отметить, что последствия недействительных сделок, установленные в ст. 167, 169—179 ГК, применяются к двух- и много­сторонним недействительным сделкам. В случае недействительности односторонней сделки (например, сделки, заключающейся в принятии наследства лицом, не входящим в круг наследников по закону или завещанию, или лишенным судом права наследования, или по недей­ствительному завещанию) применяются непосредственно нормы гл. 60 ГК о возврате неосновательно приобретенного имущества. В правоприменительной практике вызывал сложность вопрос о конкуренции норм о последствиях недействительности сделок с нор­мами гл. 20 ГК о защите права собственности и других вещных прав. Существо коллизии состоит в том, что требованию о возврате испол­ненного по недействительной сделке, основанному на п. 2 ст. 167 ГК, иногда может быть противопоставлено возражение, основанное на не­допустимости истребования от добросовестного приобретателя возмездно приобретенного имущества.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ выразил следующий подход к этому вопросу в п. 25 постановления № 8 от 25 февраля 1998 г. «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связан­ных с защитой права собственности и других вещных прав»: если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли-продажи и возврате переданного по­купателю имущества, и при разрешении данного спора будет установ­лено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добро­совестному приобретателю (ст. 302 ГК), в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано; если при этом право собственности подлежит государственной регистрации, такое решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю.

Кроме основных последствий недействительности сделки, закон предусматривает и дополнительные имущественные последствия, за­ключающиеся в обязанности виновной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб (расходы, утрату и повреж­дение имущества).

Закон устанавливает специальные сроки исковой давности для требований, связанных с недействительностью сделок (ст. 181 ГК). Так, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности сделки составляет 10 лет и начинает течь со дня начала ее исполнения. Срок исковой давности для признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недейст­вительности составляет один год и начинает течь со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, предусмотренная п. 1 ст. 179 ГК, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, – для остальных видов оспоримых сделок.

Заключение

Проблема недействительных сделок всегда была актуальной, и останется таковой ещё долгое время. В конце ХХ века человечество сделало значительный шаг вперёд в области развития технических и электронных средств, что не может не отразиться и на развитии права. Сделки постепенно начинают переходить в новую среду: если раньше они заключались исключительно в устной или письменной форме, то теперь появились электронные сделки, заключаемые при помощи компьютерных средств. Это не может не повлиять на развитие законодательства о сделках, так как новые правоотношения нуждаются в детальной регламентации.

В настоящее время заключение сделок сопряжено с множеством формальностей, которые требуют значительных познаний в области права. С одной стороны, это позволяет максимально чётко ограничить предмет сделки и её условия. С другой же стороны, заключение сделок, особенно связанных со значительными денежными суммами, становится подчас просто невозможным без помощи высококвалифицированного юриста, так как обременено множеством формальностей. В повседневной жизни простые обыватели редко задумываются над тем, насколько сложным действием являются сделки. Это создаёт многочисленные конфликтные ситуации, выбираться из которых приходится при помощи опытного юриста. Правовая неграмотность населения России должна в скором времени компенсироваться количеством юристов, число которых всё больше и больше растёт.

Список литературы:

Нормативный материал:

1. Бюллетень ВС РСФСР, 1991, N 11, с.2

2. Гражданский Кодекс РФ 1996г., части 1 и 2.

3. Конституция РФ 1993г.

4. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ "Некоторые вопросы судебной практики по гражданским делам", п.3, 25.06.99

5. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV квартал 1999 года (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 5 апреля 2000 г.)

6. Основы Гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г.

7. Постановление пленума ВАС РФ № 8 от 25 февраля 1998

8. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами"

9. Федеральный закон от 25 сентября 1998 г. N 158-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" (с изменениями от 26 ноября 1998 г., 22 декабря 1999 г., 12 мая, 29 декабря 2000 г.)

Учебная литература:

1. Витрянский В.В., Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти С.А. Хохлова/Отв.ред.Маковский А.Л., М., 1998.

2. Гришаев С.П., Гражданское право, М., 1998

3. Калпин А.Г., Масляев А.И., Гражданское право, Часть первая, М., 2000

4. Новицкий И.Б., Сделки. Исковая давность. М., 1954;

5. Рабинович Н.В., Недействительность сделок и её последствия, Л., 1960.

6. Садиков О.Н., Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации части первой, М., 1999

7. Садиков, О.Н. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации части второй, М., 1999

8. Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Гражданское право, М., 2000.

9. Томилин А.Ф., Ничтожные и оспоримые сделки, М., 1998

10. Хейфец Ф.С., Недействительность сделок по российскому гражданскому праву, М., 2000.

11. Шахматов В.П., Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия, Томск, 1967.

12. Эйдинова Э.Б., Сделки в нотариальной и судебной практике, М., 1980.

In addition:

Интересной проблемой, на мой взгляд, является проблема совершения сделок недееспособными лицами. Дело в том, что на практике порой довольно трудно бывает определить, является ли гражданин дееспособным или нет. В данном случае нельзя руководствоваться оценочным критерием – дееспо­собный гражданин не всегда может предвидеть, что заключает сделку с гражданином, при­знанным судом недееспособным. Подтвердить факт знания о недееспособ­ности другой стороны можно, лишь представив информацию о том, что дее­способный гражданин знакомился с соответствующими документами, знал о возрасте, о ранее существовавших судебных решениях и т. п. Таким образом, значительно усложняется процесс заключения сделок, так как по существу при этом приходится изучать краткую биографию своего контрагента.

Ещё одним вопросом является определение степени кабальности сделки. В судебной практике бывали случаи, когда граждане брали ссуды в банке под проценты, а потом отказывались возвращать их. При этом ссылались они на то, что договор займа был заключён ими на кабальных условиях, и они заранее знали, что не смогут выплатить эти суммы. Таким образом, при заключени некоторых видов сделок необходимо ознакомиться с платёжеспособностью контрагента.

1). Какое из условий действительности сделок в настоящий момент является «самым порочным» и почему?

При рассмотрении материалов судебной практики по разрешению споров о недействительности сделок, я пришёл к выводу, что для сделок с участием юридических лиц наиболее порочным элементом является субъект сделки, а для сделок с участием граждан – её форма.

В случае с юридическими лицами сделки чаще всего признаются недействительными из-за отсутствия у них лицензии на занятие определённым видом деятельности, т.е. юридическое лицо занимается определёненой деятельностью, не имея на него лицензии. Основываясь на этом можно признать сделку такого юридического лица недействительной.

В случае же совершения недействительных сделок гражданами наиболее порочным элементом является на мой взгляд форма таких сделок. Ст. 168 ГК устанавливает общее правило, согласно которому сделки, которые не соответствуют требованию закона и иных правовых актов, являются недействительными. В силу огромного числа этих самых «иных правовых актов», а так же правовой безграмотности и правового нигилизма населения сделки между гражданами в большинстве своём совершаются без учёта требований гражданского законодательства к форме сделок. Очень часты в практике случаи, когда нарушается требование о нотариальном закреплении определённых видов сделок.

2) .Какие пути сокращения числа мнимых и притворных сделок ты видишь?

Напомню, что под мнимыми сделками понимаются те, которые совершаются лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия; под притворной сделкой понимается сделка, совершённая с целью прикрыть другую сделку.

Мнимые и притворные сделки совершаются как правило с осознанием контрагентами своих действий с целью обхода некоторых норм гражданского и уголовного законодательства, касающихся экономической деятельности. Я считаю, что выход из этой ситуации должен быть найден в более ясной и определённой регламентации сделок гражданским законодательством, чтобы не существовало возможности его «обхода». Другой мерой в этом отношении можно признать увеличение полномочий правоохранительных органов, занимающихся раскрытием экономических нарушений.


1. Садиков О.Н., Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации части первой, М., 1999, с. 359

2.

2. Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Гражданское право, М., 2000.

[3] Садиков О.Н., Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации части первой, М., 1999, с. 367

[4] Бюллетень ВС РСФСР, 1991, N 11, с.2

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами"

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий