регистрация / вход

Криминологическая характеристика и профилактика рецидивной преступности

Криминологическая характеристика и профилактика рецидивной преступности

Лек­ция те­ма № 10.

Кри­ми­но­ло­ги­че­ская ха­рак­те­ри­сти­ка и про­фи­лак­ти­ка ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти.

В на­стоя­щей лек­ции мы рас­смот­рим три дос­та­точ­но слож­ных, взаи­мо­за­ви­си­мых во­про­са, рас­кры­ваю­щих кри­ми­но­ло­ги­че­скую ха­рак­те­ри­сти­ку и не­ко­то­рые ас­пек­ты про­фи­лак­ти­ки про­фес­сио­наль­ной, ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти и той ее час­ти, ко­то­рую со­став­ля­ет пре­ступ­ность лиц, ли­шен­ных сво­бо­ды.

Ка­ж­дый из этих ти­пов пре­ступ­но­сти име­ет свои осо­бен­но­сти, в час­ти ха­рак­те­ри­сти­ки (лич­но­сти, при­чин, ус­ло­вий и т.д.) и про­фи­лак­ти­че­ских мер, на­прав­лен­ных на их пре­ду­пре­ж­де­ние. По­че­му они объ­е­ди­не­ны в од­ной те­ме? От­вет на этот во­прос мы сфор­му­ли­ру­ем в кон­це лек­ции. Итак...

Во­прос 1. Кри­ми­но­ло­ги­че­ская ха­рак­те­ри­сти­ка и про­фи­лак­ти­ка ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти.

Са­мо по се­бе сло­во “ре­ци­див” оз­на­ча­ет воз­врат, по­вто­ре­ние ка­ко­го-ли­бо яв­ле­ния. Как Вы пом­ни­те из кур­са Об­щей час­ти уго­лов­но­го пра­ва - в дей­ст­вую­щем уго­лов­ном за­ко­но­да­тель­ст­ве не со­дер­жит­ся по­ня­тия ре­ци­ди­ва пре­сту­п­ле­ний. Оно фор­му­ли­ру­ет­ся в тео­рии уго­лов­но­го пра­ва. На­пом­ню Вам их ви­ды:

- об­щий (со­вер­ше­ние ра­нее су­ди­мым ли­цом, су­ди­мость с ко­то­ро­го не сня­та и не по­га­ше­на, лю­бо­го но­во­го пре­сту­п­ле­ния, не то­ж­де­ст­вен­но­го и не од­но­род­но­го ра­нее со­вер­шен­но­му. Об­щий ре­ци­див яв­ля­ет­ся отяг­чаю­щим ви­ну об­стоя­тель­ст­вом);

- спе­ци­аль­ный (со­стоя­щий из то­ж­де­ст­вен­ных или од­но­род­ных пре­сту­п­ле­ний. Этот вид ре­ци­ди­ва за­ко­но­да­тель во мно­гих слу­ча­ях от­но­сит к ква­ли­фи­ци­рую­щим при­зна­кам);

- про­стой (од­но­крат­ный) - к не­му от­но­сят­ся слу­чаи со­вер­ше­ния пре­сту­п­ле­ния ли­цом, ра­нее осу­ж­ден­ным один раз;

- слож­ный (мно­го­крат­ный) - к не­му от­но­сят­ся слу­чаи со­вер­ше­ния пре­сту­п­ле­ния ра­нее осу­ж­дав­шим­ся два­ж­ды и бо­лее раз.

К слож­но­му от­но­сят­ся еще:

- пе­ни­тен­ци­ар­ный (ха­рак­те­ри­зую­щий­ся тем, что осу­ж­ден­ный от­бы­ва­ет на­ка­за­ние в ви­де ли­ше­ния сво­бо­ды не ме­нее чем во вто­рой раз. Этот вид ре­ци­ди­ва учи­ты­ва­ет­ся при оп­ре­де­ле­нии ре­жи­ма от­бы­ва­ния на­ка­за­ния и вле­чет дру­гие не­га­тив­ные по­след­ст­вия как в пе­ри­од от­бы­ва­ния на­ка­за­ния, так и по­сле не­го);

- осо­бо опас­ный ре­ци­див (в слу­ча­ях, пре­ду­смот­рен­ных уго­лов­ным ко­дек­сом, по при­го­во­ру су­да).

В кур­се “Кри­ми­но­ло­гии” ре­ци­див - это один из ви­дов пре­ступ­но­сти, о ко­то­ром не­ма­ло су­ж­де­ний и тео­ре­ти­че­ских кон­цеп­ций, осо­бен­но во­круг раз­ли­чия в по­ня­ти­ях “ре­ци­див” и “по­втор­ность”, хо­тя грам­ма­ти­че­ски сло­во “ре­ци­див” на рус­ский язык пе­ре­во­дит­ся и как по­втор­ность. Го­во­рят так­же о ре­ци­ди­ве “ле­галь­ном”, т.е. за­кон­ном, точ­нее о вто­ром осу­ж­де­нии су­дом за ка­кое-ли­бо пре­сту­п­ле­ние; ре­ци­ди­ве фак­ти­че­ском (кри­ми­но­ло­ги­че­ском), ко­гда речь идет о со­вер­ше­нии вто­ро­го пре­сту­п­ле­ния без осу­ж­де­ния че­ло­ве­ка за пер­вое, на­ко­нец, о ре­ци­ди­ве в смыс­ле вто­рич­но­го от­бы­ва­ния в мес­те ли­ше­ния сво­бо­ды. Все это ве­щи дос­та­точ­но из­вест­ные, об­шир­на ли­те­ра­ту­ра о ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти и о ней мо­жет рас­су­ж­дать прак­ти­че­ски ка­ж­дый че­ло­век, да­же не яв­ляю­щий­ся спе­циа­ли­стом.

Хо­тя кри­ми­но­ло­ги­че­ски - это один из слож­ных ви­дов пре­ступ­но­сти. До 90-х го­дов ре­ци­див во все го­ды про­яв­лял за­вид­ную ус­той­чи­вость (со­став­лял 20-25%). До 1993 го­да эта циф­ра за­ня­ла 30% от­мет­ку (в не­ко­то­рых ре­гио­нах 40-45%). За 1994 год эта циф­ра вы­рос­ла еще на 10% (в фак­ти­че­ском вы­ра­же­нии - бо­лее 307 ты­сяч осу­ж­ден­ных из 896,7 тыс. об­ще­го ко­ли­че­ст­ва осу­ж­ден­ных к ли­ше­нию сво­бо­ды). Т.е. в сред­нем по стра­не - это треть всех осу­ж­ден­ных, а в не­ко­то­рых ре­гио­нах (Рес­пуб­ли­ки Ко­ми, Ту­ва, Уд­мур­тия; Брян­ская, Вла­ди­мир­ская, Ка­луж­ская, Ки­ров­ская, Ом­ская и Том­ская об­лас­ти) удель­ный вес ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти со­ста­вил в 1994 го­ду от 34 до 46%. Ува­жае­мое на­ми “ру­ко­во­дство” и “обы­ва­тель” все­гда воз­му­ща­лись по по­во­ду его су­ще­ст­во­ва­ния, тре­бо­ва­ли и тре­бу­ют его ис­ко­ре­нить, на­ив­но или вслед­ст­вие без­гра­мот­но­сти счи­тая, что с ре­ци­ди­вом лег­че все­го по­кон­чить.

Слож­ность ре­ци­ди­ва в его не­од­но­крат­но­сти и ус­той­чи­во­сти. Из уго­лов­но­го пра­ва в кри­ми­но­ло­гии ча­ще все­го ис­поль­зу­ет­ся тер­ми­но­ло­гия об “об­щем и спе­ци­аль­ном” ре­ци­ди­ве. В тео­рии все­гда шла дис­кус­сия, ка­кой ре­ци­див опас­нее? По­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во дис­ку­ти­рую­щих по­ла­га­ло, что, при про­чих рав­ных ус­ло­ви­ях, спе­ци­аль­ный ре­ци­див опас­нее, ибо сви­де­тель­ст­ву­ет о “спе­циа­ли­за­ции” пре­ступ­ни­ка. С этой по­зи­ци­ей мож­но со­гла­шать­ся, но иметь вви­ду, что об­щий ре­ци­див мо­жет быть бо­лее опас­ным и тяж­ким, чем спе­ци­аль­ный. На­при­мер, из­на­си­ло­ва­ние, убий­ст­во, в од­ном слу­чае и две кра­жи в дру­гом). Од­на­ко кри­ми­но­ло­ги­че­ски спе­ци­аль­ный ре­ци­див сбли­жа­ет­ся с про­фес­сио­на­лиз­мом и, как пра­ви­ло, смы­ка­ет­ся с ним. Об этой час­ти пре­ступ­ни­ков мы бу­дем го­во­рить ни­же. Пра­во­ох­ра­ни­тель­ные ор­га­ны “не­сли и не­сут крест” от­вет­ст­вен­но­сти за ре­ци­див­ную пре­ступ­ность, ко­то­рая рос­ла и про­дол­жа­ет рас­ти в на­шей стра­не вме­сте с пре­ступ­но­стью в це­лом. Ина­че быть и не мо­жет, ведь ре­ци­див­ная пре­ступ­ность, как пре­ступ­ность во­об­ще, кор­ня­ми свои­ми ухо­дит в “по­ры” об­ще­ст­ва, от­ра­жая его наи­бо­лее тяж­кие бо­лез­ни. Имен­но ре­ци­ди­ви­сты бы­ли все­гда но­си­те­ля­ми и рас­про­стра­ни­те­ля­ми во­ров­ских тра­ди­ций, не­од­но­знач­ных, как и пре­ступ­ни­ки во­об­ще.

По сте­пе­ни об­ще­ст­вен­ной опас­но­сти мож­но вы­де­лить ре­ци­див: не пред­став­ляю­щий боль­шой об­ще­ст­вен­ной опас­но­сти, ме­нее тяж­ких, тяж­ких и осо­бо тяж­ких пре­сту­п­ле­ний. Груп­пу осо­бо опас­но­го ре­ци­ди­ва об­ра­зу­ют пре­сту­п­ле­ния, со­вер­шен­ные ли­ца­ми, при­знан­ны­ми ООР. В слу­чае при­ня­тия но­во­го уго­лов­но­го ко­дек­са эта клас­си­фи­ка­ция, как пред­став­ля­ет­ся, бу­дет не­сколь­ко иной, т.е. со­от­вет­ст­во­вать но­вой клас­си­фи­ка­ции пре­сту­п­ле­ний.

В спе­ци­аль­ной ли­те­ра­ту­ре от­ме­ча­ет­ся, что ре­ци­див­ная пре­ступ­ность ха­рак­те­ри­зу­ет­ся, как в ка­че­ст­вен­ном, так и в ко­ли­че­ст­вен­ном от­но­ше­ни­ях, оп­ре­де­лен­ным по­сто­ян­ст­вом. Ос­та­но­вим­ся на этих дан­ных:

- ди­на­ми­ка ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти за­ви­сит: в ре­шаю­щей сте­пе­ни от из­ме­не­ний в со­ци­аль­ной сфе­ре; за­тем на нее влия­ют из­ме­не­ния в за­ко­но­да­тель­ст­ве; на­хо­дит­ся в тес­ной свя­зи с пер­вич­ной пре­ступ­но­стью, т.е. с рос­том пер­вич­ной про­пор­цио­наль­но рас­тет ре­ци­див­ная;

- по струк­ту­ре ре­ци­див: 2/3 - вто­рой раз, 1/3 - до­ля мно­го­крат­но­го ре­ци­ди­ва. Сре­ди лиц, ра­нее от­бы­вав­ших на­ка­за­ние в мес­тах ли­ше­ния сво­бо­ды до­ля мно­го­крат­но­го ре­ци­ди­ва дос­ти­га­ет по­ло­ви­ны всех со­вер­шен­ных рец. пре­сту­п­ле­ний. Струк­ту­ра мно­го­крат­но­го ре­ци­ди­ва не оди­на­ко­ва. Сфе­ра пре­ступ­ной дея­тель­но­сти ре­ци­ди­ви­стов на 90% ог­ра­ни­чи­ва­ет­ся со­ста­ва­ми пре­сту­п­ле­ний, пре­ду­смот­рен­ны­ми 20-30 стать­я­ми Уго­лов­но­го Ко­дек­са, где 2/3 со­став­ля­ют кра­жи, гра­бе­жи, раз­бой и ху­ли­ган­ст­во;

- уче­ны­ми от­ме­че­но, что с уве­ли­че­ни­ем ко­ли­че­ст­ва су­ди­мо­стей уро­вень ре­ци­ди­ва но­вых пре­сту­п­ле­ний по­сле­до­ва­тель­но воз­рас­та­ет. На­при­мер, ре­ци­ди­вист с пя­той су­ди­мо­стью со­вер­ша­ют но­вые пре­сту­п­ле­ния в 1,5 раза ча­ще, чем ре­ци­ди­ви­сты, со­вер­шаю­щие пре­сту­п­ле­ния вто­рич­но;

- сле­дую­щей осо­бен­но­стью ре­ци­ди­ва мож­но на­звать воз­рас­та­ние тя­же­сти со­вер­шае­мых пре­сту­п­ле­ний, по срав­не­нию с пер­вым. Но по ме­ре воз­рас­та­ния ко­ли­че­ст­ва су­ди­мо­стей, осо­бен­но с на­сту­п­ле­ни­ем воз­рас­тно­го барь­е­ра в 40 лет, идет об­рат­ный про­цесс. Осо­бен­но это ха­рак­тер­но для лиц, со­вер­шаю­щих пре­сту­п­ле­ния на­силь­ст­вен­ной на­прав­лен­но­сти. Ко­ры­ст­ные же пре­ступ­ни­ки (мо­шен­ни­ки, раз­бой­ни­ки и гра­би­те­ли) в чис­ле ре­ци­ди­ви­стов в сво­ем со­ста­ве бо­лее ста­биль­ны. Уро­вень спе­ци­аль­но­го ре­ци­ди­ва здесь (и сю­да еще мож­но до­ба­вить ху­ли­га­нов) со­став­ля­ет 45-50%. От­дель­ные ви­ды пре­сту­п­ле­ний, на­при­мер, кар­ман­ные кра­жи, об­на­ру­жи­ва­ет еще бо­лее вы­со­кий уро­вень спе­ци­аль­но­го ре­ци­ди­ва;

- уро­вень ре­ци­ди­ва име­ет за­ви­си­мость от про­дол­жи­тель­но­сти сро­ков от­бы­то­го ра­нее на­ка­за­ния в мес­тах ли­ше­ния сво­бо­ды. Наи­бо­лее вы­сок он у лиц, у ко­то­рых сред­ний срок от­бы­ва­ния на­ка­за­ния со­став­ля­ет от 3 до 10 лет. Те, кто от­бы­вал на­ка­за­ние до 1 го­да и бо­лее 10 лет, под­вер­же­ны ре­ци­ди­ву в срав­ни­тель­но мень­шей сте­пе­ни;

- сле­дую­щая осо­бен­ность за­клю­ча­ет­ся в со­от­но­ше­нии ре­ци­див­ной и груп­по­вой пре­ступ­но­сти. Их до­ля ни­же, чем груп­по­вая пре­ступ­ность впер­вые при­вле­кае­мых к уго­лов­ной от­вет­ст­вен­но­сти. Но эта осо­бен­ность ха­рак­тер­на не все­гда и не во всех слу­ча­ях. Эта осо­бен­ность осо­бен­но не ха­рак­тер­на для ре­ци­ди­ви­стов млад­ших воз­рас­тных групп (до 25 лет), а так­же тех, кто ха­рак­те­ри­зо­вал­ся на­силь­ст­вен­но-ко­ры­ст­ной пре­ступ­ной дея­тель­но­стью;

- еще од­ну ха­рак­те­ри­сти­ку ре­ци­ди­ва не­об­хо­ди­мо от­ме­тить - его ин­тен­сив­ность. Наи­боль­шее ко­ли­че­ст­во пре­сту­п­ле­ний ре­ци­ди­ви­ста­ми со­вер­ша­ет­ся в пер­вый год по­сле ос­во­бо­ж­де­ния. На пер­вые три го­да по­сле ос­во­бо­ж­де­ния при­хо­дит­ся 60%, пер­вые пять лет - 75%, пер­вые 10 лет - 90% от чис­ла всех ре­ци­див­ных пре­сту­п­ле­ний, со­вер­шае­мых ли­ца­ми, ос­во­бо­ж­ден­ны­ми из мест ли­ше­ния сво­бо­ды. Наи­боль­шая ин­тен­сив­ность ре­ци­ди­ва свя­зы­ва­ет­ся с та­ки­ми пре­сту­п­ле­ния­ми, как кра­жи, гра­бе­жи, раз­бои и ху­ли­ган­ст­во. Об­ра­ща­ет на се­бя вни­ма­ние вы­со­кая ин­тен­сив­ность ре­ци­ди­ва у мно­го­крат­но су­ди­мых лиц, а так­же у пре­ступ­ни­ков мо­ло­до­го воз­рас­та.

В свя­зи с тем, что Вам в сво­ей про­фес­сио­наль­ной дея­тель­но­сти прак­ти­че­ски не при­дет­ся стал­ки­вать­ся с ре­ци­ди­ви­ста­ми, глу­бо­кие зна­ния о лич­но­сти ре­ци­ди­ви­ста, при­чи­нах и про­фи­лак­ти­ке ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти не столь важ­ны. Ко­го эти во­про­сы ин­те­ре­су­ют, мо­же­те про­чи­тать (стр. стр. 338-351) учеб­ни­ка, под ред. Куз­не­цо­вой и Минь­ков­ско­го. В лек­ции же мы рас­смот­рим эти час­ти во­про­са в ком­плек­се. Итак ...

Ре­ци­ди­ви­сты - это наи­бо­лее по­сто­ян­ная часть тю­рем­но­го (ко­ло­ний­ско­го) на­се­ле­ния, с пре­рван­ны­ми со­ци­аль­но-по­лез­ны­ми свя­зя­ми, раз­ру­шен­ны­ми семь­я­ми. В ус­ло­ви­ях сво­бо­ды им на­мно­го слож­нее при­спо­со­бить­ся к тру­ду. Обыч­ные лю­ди сто­ро­нят­ся от­быв­ших на­ка­за­ние во­об­ще, а ре­ци­ди­ви­стов в осо­бен­но­сти. В пе­ри­од пла­но­вой эко­но­ми­ки тру­до­уст­рой­ст­во быв­ших осу­ж­ден­ных, а осо­бен­но ре­ци­ди­ви­стов, пред­став­ля­ло не­ма­лые труд­но­сти из-за не­же­ла­ния ад­ми­ни­ст­ра­ции уч­ре­ж­де­ний, пред­при­ятий и ор­га­ни­за­ций свя­зы­вать­ся с этим кон­тин­ген­том, то те­перь это по­ло­же­ние дел не толь­ко ус­лож­ни­лось, но и ухуд­ши­лось. Ме­ж­ду тем без со­ци­аль­ной реа­би­ли­та­ции об­ще­ст­во ни­ко­гда не добь­ет­ся ус­пе­хов в борь­бе с ре­ци­див­ной пре­ступ­но­стью. В то же вре­мя ста­нов­ле­ние ре­ци­ди­ви­стов на пре­ступ­ный путь за­ви­сит и от них са­мих. Они за­час­тую не­глу­пые лю­ди, и са­ми мно­гое, ес­ли не все, по­ни­ма­ют. По­это­му по­мо­гать, но не нян­чить­ся с ни­ми об­ще­ст­во обя­за­но. Все­гда не­об­хо­ди­мо пом­нить, что слиш­ком мно­го еще че­ст­ных лю­дей, жи­ву­щих в на­шей стра­не ни­же уров­ня бед­но­сти, в ни­ку­да не­год­ных со­ци­аль­но-бы­то­вых и куль­тур­ных ус­ло­ви­ях, и не со­вер­шаю­щих пре­сту­п­ле­ний, хо­тя, ес­ли кто-то вста­ет на пре­ступ­ный путь при этом, по­нять та­ких лю­дей мож­но. Об­ще­ст­во по­ка еще да­ле­ко от ней­тра­ли­за­ции этой не­га­тив­ной си­туа­ции. По­это­му и бы­ту­ет се­го­дня у не­ко­то­рых мо­их кол­лег ус­та­нов­ка на “При­ми­ре­ние с пре­ступ­но­стью”...

Ко­неч­но, про­тя­ги­вая ру­ку по­мо­щи да­же очень за­пу­щен­ным сво­им чле­нам, об­ще­ст­во обя­за­но это де­лать спо­кой­но, го­то­вясь к из­держ­кам и не­уда­чам. Ис­то­рии из­вест­ны гром­кие рек­лам­ные ком­па­нии, ко­гда Хру­щев (да и по­сле не­го) вы­би­ра­ли “Его”, да­ва­ли ему все, пред­став­ля­ли об­раз­цом “ис­прав­ле­ния и пе­ре­вос­пи­та­ния”, пи­шу­ще­го ме­муа­ры... Ко­нец же этих ком­па­ний умал­чи­вал­ся, т.к. он был один - сна­ча­ла мед­выт­рез­ви­тель, за­тем про­бле­мы с уго­лов­ным ро­зы­ском и т.д.

Вы­вод здесь один - ре­ци­див­ная пре­ступ­ность слож­ней­шая и бо­лез­нен­ная со­ци­аль­ная про­бле­ма, ко­то­рую ком­па­ния­ми не возь­мешь. Это на­до трез­во оце­нить и осоз­нать. На­до вспом­нить и о том, что пре­ступ­ник фор­ми­ру­ет­ся в ре­ци­ди­ви­ста с ран­не­го воз­рас­та. Там, в чис­ле про­че­го, и на­до ис­кать кор­ни ре­ци­ди­ва. Вот мо­жет быть здесь, в пе­ри­од взрос­ле­ния (мо­раль­но­го и фи­зи­че­ско­го), свой­ст­вен­но­го для служ­бы в ар­мии (в т.ч. и, осо­бен­но, в ПВ РФ) и Вам на­до вло­жить свой труд в об­щее де­ло.

Об­ще­ст­во обя­за­но ана­ли­зи­ро­вать мно­гие свои не­дос­тат­ки, т.к. оно са­мо (и го­су­дар­ст­во то­же) спо­соб­ст­ву­ет на­ли­чию и рос­ту ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти. Это не об­ви­не­ние, а кон­ста­та­ция. Для борь­бы с пре­ступ­но­стью из­да­ют­ся за­ко­ны. Па­ра­докс за­клю­ча­ет­ся в том, что эти же за­ко­ны бы­ва­ют ис­точ­ни­ком пре­ступ­но­сти. Но не в том, тра­ди­ци­он­ном ви­де, ко­гда го­во­рят: раз бу­дет но­вый за­кон, бу­дут и но­вые пре­ступ­ни­ки, этот за­кон на­ру­шив­шие, а в дру­гом. Речь здесь идет о раз­лич­ных (по за­ко­ну!) ог­ра­ни­че­ни­ях по­сле от­бы­тия пре­ступ­ни­ком на­ка­за­ния... Не при­ни­ма­ет­ся прак­ти­че­ски ни­ка­ких со­ци­аль­ных мер. Да­же в цар­ской Рос­сии бы­ли, так на­зы­вае­мые, ра­бот­ные до­ма...

Со­брав вы­ше ска­зан­ное мож­но оп­ре­де­лить­ся, что воз­дей­ст­вие го­су­дар­ст­ва и об­ще­ст­ва на ре­ци­див ле­жит, пре­ж­де все­го, в плос­ко­сти про­ду­ман­ных эко­но­ми­че­ских и со­ци­аль­ных мер, под­кре­п­лен­ных ра­зум­ным за­ко­но­да­тель­ст­вом. В то же вре­мя опас­ный ре­ци­див ис­клю­ча­ет ка­кие ли­бо по­блаж­ки. За­кон дол­жен быть спра­вед­лив, но су­ров. Нель­зя для ре­ци­ди­ви­стов уст­раи­вать бес­ко­неч­ные ка­че­ли: во­шел в ме­сто ли­ше­ния сво­бо­ды, бы­ст­рень­ко вы­шел. И так без кон­ца, нель­зя уст­раи­вать им там лег­кую жизнь, про­щать пре­сту­п­ле­ния, до­пус­кать тер­ро­ри­зи­ро­ва­ние дру­гих осу­ж­ден­ных... Это ко­неч­но очень слож­но де­лать на прак­ти­ке. Пра­ви­лом при об­ще­нии с ус­той­чи­вым и опас­ным ре­ци­ди­вом долж­но быть не при­рав­ни­ва­ние гу­ман­но­сти и все­про­ще­ния.

Про­бле­ма ре­ци­див­ной пре­ступ­но­сти слож­на и сво­им со­цио- и ин­ди­ви­ду­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ским ас­пек­том. Пре­ступ­ни­ки-ре­ци­ди­ви­сты, во мно­гих слу­ча­ях, не­за­уряд­ные лич­но­сти, с силь­ным ха­рак­те­ром, об­ла­даю­щие ор­га­ни­за­тор­ски­ми спо­соб­но­стя­ми, при­тя­ги­ваю­щие свои­ми ка­че­ст­ва­ми к се­бе дру­гих лю­дей. Од­на­ко пси­хо­ло­ги­че­ская ат­мо­сфе­ра, скла­ды­ваю­щая­ся во­круг ре­ци­ди­ви­ста, ха­рак­тер­на тем, что, лич­ность его, по­ми­мо все­го про­че­го, се­ет во­круг се­бя страх, ко­то­рый бу­к­валь­но по­дав­ля­ет и пол­но­стью ли­ша­ет че­ло­ве­че­ско­го дос­то­ин­ст­ва лю­дей, сла­бых ха­рак­те­ром. Ко­неч­но, мир ре­ци­ди­ва жес­ток, мо­раль­ные цен­но­сти в нем пе­ре­вер­ну­ты, це­на жиз­ни ни­чтож­на. По­это­му пре­сту­п­ле­ния, в ко­то­рых ли­бо уча­ст­ву­ет, ли­бо ко­то­ры­ми ру­ко­во­дит ре­ци­ди­вист час­то жес­то­ки, ха­рак­те­ри­зу­ют­ся сме­ло­стью за­мыс­ла и ис­пол­не­ния, ос­мот­ри­тель­но­стью и пре­ду­смот­ри­тель­но­стью. По­сле это­го, как пра­ви­ло, в дея­тель­но­сти на­сту­па­ет ли­бо за­ти­шье, ли­бо по­па­да­ние в сфе­ру пра­во­ох­ра­ни­тель­ных ор­га­нов за мел­кие пре­сту­п­ле­ния. А здесь уже ждет “под­рас­таю­щее по­ко­ле­ние”, ста­но­вя­щее­ся час­то со­общ­ни­ка­ми (Эта ин­фор­ма­ция долж­на быть ис­поль­зо­ва­на при раз­ра­бот­ке вер­сий опе­ра­тив­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми).

Мир ре­ци­ди­ви­стов - для спе­циа­ли­стов всех об­лас­тей (юри­стов, пси­хо­ло­гов) по­жа­луй, са­мый слож­ный для по­ни­ма­ния. Но, по мо­ему мне­нию, по­нять его и не­воз­мож­но, т.к. для это­го долж­на быть со­вер­шен­но дру­гая пси­хо­ло­гия. Это не­ос­по­ри­мо. Но зна­ние за­ко­но­мер­но­стей, по ко­то­рым он жи­вет - знать на­до.

Не­ос­по­ри­мо и то, что да­же не­зна­чи­тель­ное сни­же­ние ее в рам­ках су­ще­ст­вую­щих об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний, не­воз­мож­но. Не бу­дем за­бы­вать, что про­бле­ма ре­ци­ди­ва не ре­ше­на ни в од­ной стра­не ми­ра. Над ее ре­ше­ни­ем ра­бо­та­ют и уче­ные и прак­ти­ки, но...

Ес­ли мы уже за­го­во­ри­ли о за­ру­беж­ном опы­те, то хо­чу пред­ло­жить Ва­ше­му вни­ма­нию клас­си­фи­ка­цию ре­ци­ди­ви­стов аме­ри­кан­ско­го кри­ми­но­ло­га В.Фок­са, ис­хо­дя­щую из свойств лич­но­сти (она ха­рак­тер­на для боль­шин­ст­ва ре­ци­ди­ви­стов):

1.Не­аде­к­ват­ный, за­ви­си­мый ре­ци­ди­вист (его час­то аре­ст­то­вы­ва­ют за пьян­ст­во, бро­дяж­ни­че­ст­во, мел­кие кра­жи, на­ру­ше­ние об­ще­ст­вен­но­го по­ряд­ка; к 50 го­дам име­ют свы­ше 100 аре­стов и су­ди­мо­стей; их час­то ис­поль­зу­ют как ис­точ­ни­ков ин­фор­ма­ции о бо­лее серь­ез­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях... Но это на­до де­лать с боль­шой ос­то­рож­но­стью...);

2.асо­ци­аль­ный, или суб­куль­тур­ный ре­ци­ди­вист (че­ло­век, за­ни­маю­щий­ся та­ко­го ро­да биз­не­сом, при ко­то­рой арест яв­ля­ет­ся про­фес­сио­наль­ным рис­ком /сю­да мож­но от­не­сти про­сти­ту­ток, мо­шен­ни­ков, тор­гов­цев нар­ко­ти­ка­ми, су­те­не­ры и пр./. Они уст­раи­ва­ют свою “груп­пу”, по­став­ляя то­ва­ры и ус­лу­ги, поль­зую­щие­ся у нее спро­сом, но при этом на­ру­ша­ют за­ко­ны об­ще­ст­ва;

3.ком­пуль­сив­ный ре­ци­ди­вист, не­од­но­крат­но со­вер­шаю­щий пре­сту­п­ле­ния од­но­го и то­го же ви­да (на­чи­на­ет, как пра­ви­ло, с ран­не­го дет­ст­ва и на про­тя­же­нии всей жиз­ни). Та­кой ре­ци­див на­чи­на­ет­ся:

-с си­туа­ции (на сво­бо­де или в тюрь­ме), с ко­то­рой ин­ди­вид не в со­стоя­нии ус­пеш­но спра­вить­ся;

-по­сле че­ст­ных и ис­крен­них, но без­ус­пеш­ных по­пы­ток ре­шить про­бле­му он

-пе­ре­хо­дит от по­зи­тив­ных дей­ст­вий к рег­рес­сив­но­му по­ве­де­нию, вы­би­рая ме­нее зре­лые ре­ше­ния, и

-это при­во­дит к то­му, что пер­во­на­чаль­ная про­бле­ма еще боль­ше ус­лож­ня­ет­ся из-за то­го, что суб­сти­туи­ро­ва­ние ме­то­да не при­ве­ло к по­ло­жи­тель­ным ре­зуль­та­там, в свя­зи с чем ин­ди­вид при­ни­ма­ет пер­вое по­пав­шее­ся ре­ше­ние и в кон­це кон­цов

-вы­ну­ж­ден да­лее по­вто­рять его не­за­ви­си­мо от то­го, по­мог­ло оно или нет.

4. Им­пуль­сив­ный ре­ци­ди­вист (на про­тя­же­нии всей сво­ей жиз­ни спо­со­бен со­вер­шать са­мые раз­ные пре­сту­п­ле­ния; он дей­ст­ву­ет по­доб­но пси­хо­па­ту, со­цио­па­ту или че­ло­ве­ку с ан­ти­со­ци­аль­ны­ми лич­но­ст­ны­ми от­кло­не­ния­ми; им­пуль­си­вен, без­за­бо­тен, по­сту­па­ет, не счи­та­ясь ни с дру­ги­ми людь­ми, ни с об­ще­ст­вом; спо­со­бен со­вер­шать пре­сту­п­ле­ния про­тив соб­ст­вен­но­сти и про­тив лич­но­сти).

Ко­неч­но, эта клас­си­фи­ка­ция субъ­ек­тив­на. И ес­ли ее взять за “пра­ви­ло”, то из не­го бу­дет мно­го ис­клю­че­ний...

И в за­клю­че­ние пер­во­го во­про­са мне бы хо­те­лось крат­ко ос­та­но­вить­ся на во­про­се пре­ступ­но­сти лиц, ли­шен­ных сво­бо­ды, т.е. мы ос­та­но­вим­ся на не­сколь­ких штри­хах пе­ни­тен­ци­ар­но­го ре­ци­ди­виз­ма. Мно­гие за­ру­беж­ные уче­ные (и ав­тор с этим со­гла­сен) кон­ста­ти­ру­ют, что ис­то­рии пе­но­ло­гии (нау­ке о на­ка­за­нии и прак­ти­ке ее ис­пол­не­ния) - наи­бо­лее пе­чаль­ная стра­ни­ца ис­то­рии.

По­эт Ос­кар Уайльд опи­сал тюрь­му в од­ном из сво­их про­из­ве­де­ний (“Бал­ла­да Рэ­динг­ской тюрь­мы”) сле­дую­щим об­ра­зом:

“За сте­ны пря­чет­ся тюрь­ма

От Солн­ца и Лу­ны.

Что ж, лю­ди пра­вы: их де­ла,

Как ду­ши их, чер­ны,-

Ни веч­ный Бог, ни Бо­жий сын

Их ви­деть не долж­ны.

Там жизнь идет из го­да в год

В зло­вон­ных ко­ну­рах,

Там смерть пол­зет из всех ще­лей

И пря­чет­ся в уг­лах,

Там, кро­ме по­хо­ти сле­пой,

Все прах в люд­ских серд­цах.

Меч­ты и свет про­шед­ших лет

Убъ­ет тю­рем­ный смрад;

Там для пре­ступ­ных, под­лых дел

Он бла­го­стен сто­крат...”

Оте­че­ст­вен­ная пе­но­ло­гия то­му то­же сви­де­тель­ст­во. С на­ча­ла 90-х го­дов (осо­бен­но ак­тив­но в 1994 го­ду) про­во­ди­лись ме­ры по ре­фор­ми­ро­ва­нию уго­лов­но-ис­пол­ни­тель­ной сис­те­мы, ко­то­рые по­зво­ли­ли не­сколь­ко ста­би­ли­зи­ро­вать опе­ра­тив­ную об­ста­нов­ку в ИТУ. Ди­на­ми­ку пре­сту­п­ле­ний, со­вер­шен­ных в мес­тах л/с мож­но пред­ста­вить сле­дую­щим об­ра­зом (ко­эф­фи­ци­ент в рас­че­те на ты­ся­чу осу­ж­ден­ных):

1991 - 4,4; 1992 - 4,8; 1993 - 5,4; 1994 - 4,5.

В 1994 го­ду со­кра­ти­лось чис­ло со­вер­шен­ных в мес­тах ли­ше­ния сво­бо­ды умыш­лен­ных убийств (-39,4%), тяж­ких те­лес­ных по­вре­ж­де­ний (-27,2%), по­бе­гов (-24%).

Од­на­ко по дан­ным МВД Рос­сии, в це­лом кри­ми­наль­ная си­туа­ция в уго­лов­но-ис­пол­ни­тель­ной сис­те­ме со­хра­ня­ет­ся слож­ной. С рос­том ко­ли­че­ст­ва осу­ж­ден­ных и про­дол­жаю­щим­ся со­кра­ще­ни­ем про­из­вод­ст­ва (а до по­след­ней ре­во­лю­ции МВД за счет осу­ж­ден­ных бы­ло мо­гу­чим про­мыш­лен­ным ми­ни­стер­ст­вом, про­из­во­дя­щим про­дук­цию на 9-10 млрд. руб­лей) - до чет­вер­ти об­щей чис­лен­но­сти спец­кон­тин­ген­та не за­ня­то ра­бо­той. Этот фак­тор не­га­тив­но от­ра­жа­ет­ся на ре­жи­ме и со­стоя­нии пре­ступ­но­сти в не­ко­то­рых ИТУ. Осо­бен­но не­бла­го­по­луч­ны в этом пла­не уч­ре­ж­де­ния МВД рес­пуб­лик Ады­гея, Да­ге­стан, Кал­мы­кия, Та­тар­стан, УВД Ир­кут­ской об­лас­ти, где пре­ступ­ность в ко­ло­ни­ях пре­вы­ша­ет сред­не­рос­сий­ский по­ка­за­тель в 2-3 раза; в Ка­за­чен­ском УЛИ­ТУ - поч­ти в 4 раза, а в не­ко­то­рых лес­ных ко­ло­ни­ях в Си­би­ри - в 7-14 раз.

Но са­мой ост­рой яв­ля­ет­ся про­бле­ма кри­ми­наль­ной об­ста­нов­ки в след­ст­вен­ных изо­ля­то­рах и тюрь­мах, что обу­слов­ле­но слож­но­стью раз­ме­ще­ния за­клю­чен­ных под стра­жу под­след­ст­вен­ных. Их мас­сив на 42,2% пре­вы­ша­ет имею­щий­ся ли­мит мест. Не­удов­ле­тво­ри­тель­но ре­ша­ют­ся во­про­сы пи­та­ния и ме­ди­цин­ско­го об­слу­жи­ва­ния аре­сто­ван­ных. В ком­плек­се эти фак­то­ры соз­да­ют до­пол­ни­тель­ную кри­ми­наль­ную на­пря­жен­ность, ко­то­рая в ря­де слу­ча­ев вы­ли­ва­ет­ся в чрез­вы­чай­ные про­ис­ше­ст­вия (го­ло­дов­ки, не­по­ви­но­ве­ния ад­ми­ни­ст­ра­ции, за­хва­ты за­лож­ни­ков).

По­че­му Вы долж­ны знать эти про­бле­мы? Во-пер­вых, Ва­ши бу­ду­щие под­чи­нен­ные мо­гут по­пасть в эти “мес­та”. И, не­смот­ря на то, что они дос­та­вят Вам и Ва­шим под­чи­нен­ным не­при­ят­но­сти, не за­будь­те пе­ре­дать ему пе­ре­да­чу и уз­нать о его про­бле­мах; со­об­щи­те род­ст­вен­ни­кам; уст­рой­те их, ес­ли они прие­дут и т.д.; а во-вто­рых, ес­ли Вы бу­де­те ра­бо­тать в след­ст­вии или доз­на­нии, то не­по­сред­ст­вен­но бу­де­те стал­ки­вать­ся с ни­ми. Осо­бен­но эти во­про­сы ост­ры сей­час, ко­гда по­гра­нич­ни­ки, юри­ди­че­ски яв­ляю­щие­ся во­ен­но­слу­жа­щи­ми, прак­ти­че­ски “во­ен­ны­ми” та­ко­вы­ми не вос­при­ни­ма­ют­ся ...

Еще раз воз­вра­ща­ясь к ис­пра­ви­тель­ным уч­ре­ж­де­ни­ям, пред­став­ляю Ва­ше­му вни­ма­нию один из экс­пе­ри­мен­тов, ко­то­рые про­во­ди­лись в ис­пра­ви­тель­ных уч­ре­ж­де­ни­ях США: две кон­троль­ные груп­пы, со­став­лен­ные из сту­ден­тов (од­на за­клю­чен­ных, дру­гая ад­ми­ни­ст­ра­ции) тай­но вне­дри­лись (в раз­ные уч­ре­ж­де­ния) со­от­вет­ст­вен­но к за­клю­чен­ным и в ад­ми­ни­ст­ра­цию. Де­ся­ти дней хва­ти­ло экс­пе­ри­мен­та­то­рам, что­бы за­бес­по­ко­ить­ся. Чле­ны обе­их групп уже че­рез не­сколь­ко дней на­чи­на­ли жить по за­ко­нам той сре­ды, в ко­то­рой на­хо­ди­лись... Та­кое по­ве­де­ние ха­рак­тер­но для ус­ло­вий экс­тре­маль­ной об­ста­нов­ки. Так оно и есть...

Во­прос 2. “Про­фес­сио­наль­ная пре­ступ­ность”

По­сле дос­та­точ­но про­дол­жи­тель­но­го пе­рио­да умол­ча­ния (с 40-х го­дов) оте­че­ст­вен­ные кри­ми­но­ло­ги впер­вые смог­ли от­кры­то зая­вить о су­ще­ст­во­ва­нии в на­шей стра­не “про­фес­си­наль­ной” пре­ступ­но­сти (это мож­но от­не­сти и к ор­га­ни­зо­ван­ной) лишь по­сле из­вест­ных со­бы­тий... Ис­сле­до­ва­ния (в час­ти ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­сти) про­во­ди­лись ны­не док­то­ром юри­ди­че­ских на­ук, про­фес­со­ром А.Гу­ро­вым, во ВНИИ МВД СССР (РФ). Всем из­вест­ны гром­кие пуб­ли­ка­ции в жур­на­лах “Ро­ди­на”, “Ого­нек” и кни­га “Им­пе­рия стра­ха”. Ре­ак­ция на них, как у спе­циа­ли­стов, так и у “обы­ва­те­ля” ко­неч­но не оди­на­ко­вая. В учеб­ни­ках раз­дел “Кри­ми­но­ло­ги­че­ская ха­рак­те­ри­сти­ка про­фес­сио­наль­ной пре­ступ­но­сти” поя­вил­ся лишь в 1994 го­ду (под ред. Куз­не­цо­вой и Минь­ков­ско­го /с.с. 312-332/). В по­след­нем (под ред. Куд­ряв­це­ва и Эми­но­ва /с.с. 233-256/) он име­ну­ет­ся “Про­фес­сио­наль­ная пре­ступ­ность и ее пре­ду­пре­ж­де­ние”. Оба, вышеуказанные, разделы написаны одним автором - А.Гуровым. Но бы­ло бы не­вер­но ут­вер­дать, что она не изу­ча­лась. О ней упо­ми­на­лось ли­бо как о пе­ре­жит­ке, ли­бо как о час­ти ре­ци­див­ной. Ко­неч­но-же о ее су­ще­ст­во­ва­нии не пи­са­лось и не го­во­ри­лось вслух. Но ка­ж­дый “обы­ва­тель” знал и зна­ет, что ко­ше­лек при вхо­де в об­ще­ст­вен­ный транс­порт на­до уб­рать по­даль­ше..

Итак, из книг, ху­до­же­ст­вен­ных филь­мов, ис­то­рии кри­ми­но­ло­гии нам из­вест­но, что еще в кон­це 19-го ве­ка Па­риж­ская тай­ная по­ли­ция вы­де­ля­ла про­фес­сио­наль­ных пре­ступ­ни­ков (лиц, сис­те­ма­ти­че­ски со­вер­шаю­щих кра­жи, мо­шен­ни­че­ст­ва и дру­гие пре­сту­п­ле­ния про­тив соб­ст­вен­но­сти, дос­ти­гая при этом из­вест­ной лов­ко­сти и мас­тер­ст­ва); тип “про­фес­сио­наль­но­го пре­ступ­ни­ка” был вы­де­лен в клас­си­фи­ка­ции пра­во­на­ру­ши­те­лей на Гей­дель­берг­ском съез­де ме­ж­ду­на­род­но­го сою­за кри­ми­на­ли­стов в 1897 го­ду (ос­нов­ной его чер­той на­зы­ва­лось - упор­ст­во, не­же­ла­ние от­ка­зы­вать­ся от сво­его по­ве­де­ния и с ис­поль­зо­ва­ни­ем оп­ре­де­лен­ных на­вы­ков); Ч.Лом­бро­зо вы­де­лял этот тип пре­ступ­ни­ка; в Рос­сии ряд пра­во­ве­дов, в т.ч. С.По­зны­шев и И.Фой­ниц­кий) вы­сту­па­ли про­тив упот­реб­ле­ния тер­ми­на “про­фес­сио­наль­ный”; их еще на­зы­ва­ли “при­выч­ны­ми, упор­ны­ми, хро­ни­че­ски­ми, не­ис­пра­ви­мы­ми” и т.д.

Из ис­то­рии это­го ви­да пре­ступ­но­сти в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии уче­ные от­ме­ча­ли:

-по­ня­тия “про­фес­сио­наль­ный” пре­ступ­ник не бы­ло, но к ним от­но­си­ли лиц, со­вер­шаю­щих от­дель­ные ви­ды иму­ще­ст­вен­ных пре­сту­п­ле­ний;

-борь­ба с ни­ми ве­лась раз­ны­ми ме­то­да­ми (на­чи­ная с клей­ме­ния и за­кан­чи­ва­ния соз­да­ни­ем спе­ци­аль­ных по­ис­ко­вых групп сы­щи­ков, об­ла­ва­ми и пр.);

-ис­сле­до­ва­ния сви­де­тель­ст­ву­ют о том, что чис­ло про­фес­сио­наль­ных пре­ступ­ни­ков по от­но­ше­нию к ос­нов­ной мас­се пра­во­на­ру­ши­те­лей от­но­си­тель­но не­ве­ли­ко;

-су­ще­ст­во­ва­ние раз­лич­ных кри­ми­наль­ных спе­циа­ли­за­ций (их ко­ли­че­ст­во толь­ко в сре­де “во­ров” ука­зы­ва­ет­ся в раз­ме­ре - 25. Сре­ди них гро­ми­лы (гра­би­те­ли), мед­ве­жат­ни­ки (взлом­щи­ки сей­фов), ер­ши (ма­га­зин­ные во­ры); фар­ма­зон­щи­ки (мо­шен­ни­ки) и т.д.).

В свя­зи с по­ли­ти­че­ски­ми и со­ци­аль­ны­ми из­ме­не­ния­ми в стра­не, а так­же раз­ви­ти­ем тех­ни­ки круг пре­ступ­ных “про­фес­сий” зна­чи­тель­но рас­ши­рил­ся. Ав­то­ры вы­ше ука­зан­ных учеб­ни­ков еди­но­душ­ны в ут­вер­жде­нии, что в чис­ло спе­ци­фи­че­ско­го ро­да про­фес­сио­наль­ной пре­ступ­ной дея­тель­но­сти мож­но вклю­чить и, свой­ст­вен­ную толь­ко оте­че­ст­вен­ной кри­ми­наль­ной сре­де, “не­фор­маль­ную груп­пи­ров­ку” - “во­ры в за­ко­не”.

Ни­же ав­тор лек­ции ос­та­но­вит­ся на од­ной из вер­сий воз­ник­но­ве­ния это­го дос­та­точ­но слож­но­го пре­ступ­но­го ин­сти­ту­та, о его из­ме­не­ни­ях и со­вре­мен­ном со­стоя­нии. А по­ка оп­ре­де­лим­ся с имею­щей­ся в на­шем ак­ти­ве тео­ри­ей “про­фес­сио­наль­ной” пре­ступ­но­сти во­об­ще.

Со­пос­та­вим в таб­ли­це че­ты­ре при­зна­ка, ха­рак­те­ри­зую­щие в рус­ском язы­ке по­ня­тие“про­фес­сия” (как об­щее) и кри­ми­наль­ная про­фес­сия (как ча­ст­ное). Со­пос­тав­ле­ние до “еди­нич­но­го” мож­но про­дол­жить са­мо­стоя­тель­но, при­ме­няя эти при­зна­ки к кон­крет­ным пре­ступ­ным про­фес­си­ям:

При­зна­ки про­фес­сии При­зна­ки кри­ми­наль­ной про­фес­сии
1. Род тру­до­вой дея­тель­но­сти (за­ня­тий)

Ус­той­чи­вый вид пре­ступ­но­го за­ня­тия (спе­циа­ли­за­ция)

По­ка­за­те­лем его яв­ля­ет­ся спе­ци­аль­ный ре­ци­див, но не все­гда в уго­лов­но-пра­во­вом смыс­ле, т.к., на­при­мер, мо­шен­ни­ки или кар­ман­ные во­ры “со ста­жем” сис­те­ма­ти­че­ски со­вер­шав­шие пре­сту­п­ле­ния в ви­де про­мыс­ла, но яв­ляю­щие­ся ла­тент­ны­ми.

Сле­дую­щим по­ка­за­те­лем яв­ля­ет­ся мно­же­ст­вен­ность. Здесь име­ет­ся вви­ду по­втор­ность од­но­род­ных пре­сту­п­ле­ний (а не иде­аль­ная со­во­куп­ность, раз­ни­ца ме­ж­ду ко­то­ры­ми во вре­ме­ни пре­ступ­ных дея­ний), ко­то­рые со­вер­ша­ют­ся в те­че­нии дли­тель­но­го вре­ме­ни. Она еще на­зы­ва­ет­ся “кри­ми­наль­ный стаж”.

Про­фес­сио­наль­ные пре­ступ­ни­ки мо­гут быть не­ра­бо­таю­щи­ми; счи­таю­щи­ми ра­бо­ту как “хоб­би”; чис­лить­ся на ка­кой-ли­бо долж­но­сти, но не ра­бо­тать; ис­поль­зо­вать свою ра­бо­ту как ус­ло­вие для пре­ступ­ной дея­тель­но­сти и от­дель­но­го вы­де­ле­ния “за­слу­жи­ва­ют” ли­ца, за­ни­маю­щие­ся бро­дяж­ни­че­ст­вом.

2. Оп­ре­де­лен­ная под­го­тов­ка

Оп­ре­де­лен­ные по­зна­ния и на­вы­ки (ква­ли­фи­ка­ция).

Ка­ж­дый про­фес­сио­наль­ный пре­ступ­ник в за­ви­си­мо­сти от вы­бран­но­го ви­да пре­сту­п­ле­ний с уче­том сте­пе­ни и ха­рак­те­ра зна­ний, под­го­тов­ки, фи­зи­че­ских воз­мож­но­стей оп­ре­де­ля­ет для се­бя бо­лее уз­кую спе­циа­ли­за­цию, т.е. ква­ли­фи­ка­цию (исполь­зо­ва­ние от­ра­бо­тан­ных до ав­то­ма­тиз­ма прак­ти­че­ских на­вы­ков, с ис­поль­зо­ва­ни­ем спе­ци­аль­ных прие­мов, зна­ние спе­ци­аль­ных слов, сиг­на­лов и пр.). Как в лю­бой дея­тель­но­сти, так и в пре­ступ­ной на­блю­да­ет­ся про­фес­сио­наль­ное раз­де­ле­ние тру­да (спе­циа­ли­за­ция). Под­го­тов­ка стро­ит­ся на: кри­ми­наль­ном опы­те и со­вер­шен­ст­ву­ет­ся ме­то­дом проб и оши­бок.

Спе­циа­ли­сты вы­де­ля­ют сле­дую­щие ос­нов­ные пре­ступ­ные ква­ли­фи­ка­ции: кар­ман­ные, квар­тир­ные, ма­га­зин­ные во­ры, по­хи­ти­те­ли ав­то­ма­шин, ан­тик­ва­риа­та (в ка­ж­дой из них на­счи­ты­ва­ют­ся де­сят­ки раз­лич­ных “спе­ци­аль­но­стей”). На­при­мер, кар­ман­ни­ки под­раз­де­ля­ют­ся на ра­бо­таю­щих в раз­ных мес­тах (на­зем­ном об­ще­ст­вен­ном транс­пор­те, мет­ро, рын­ках и пр.) Раз­ли­чие мож­но про­вес­ти и по спо­со­бам со­вер­ше­ния кар­ман­ных краж (с по­мо­щью тех. средств, при­кры­тия и пр.); су­ще­ст­ву­ют и вспо­мо­га­тель­ные, бо­лее мел­кие ква­ли­фи­ка­ции (кар­ман­ник, при­ни­маю­щий по­хи­щен­но­е (­про­паль­щик), вор, от­вле­каю­щий жерт­ву - тыр­щик, обу­чаю­щий но­вич­ков (коз­лят­ник) и пр. Кар­ман­ные во­ры в Рос­сии все­гда от­ли­ча­лись вы­со­ким про­фес­сио­на­лиз­мом. Их рас­кры­вае­мость “очень вы­со­ка” - от 0 до 3%%.

Боль­ших ус­пе­хов в на­стоя­щее вре­мя до­би­лись т.н. “до­муш­ни­ки”.

У “мо­шен­ни­ков” на­счи­ты­ва­ет­ся око­ло 40 ка­те­го­рий “спе­циа­ли­стов”, сре­ди ко­то­рых наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли шу­ле­ра, на­пер­сточ­ни­ки и ку­коль­ни­ки.

В од­ном из учеб­ни­ков вы­де­ле­на сре­ди ко­ры­ст­но-на­силь­ст­вен­ных пре­ступ­ни­ков, как об­ла­даю­щая вы­со­ким про­фес­сио­на­лиз­мом, груп­па вы­мо­га­те­лей (рэ­ке­ти­ров). По­зво­лю се­бе не со­гла­сить­ся с этим по­ло­же­ни­ем. Рэ­кет - это нис­ший уро­вень кри­ми­наль­ной спе­ци­аль­но­сти, где дей­ст­ву­ют толь­ко ста­ей и от­сут­ст­ву­ет ин­ди­ви­ду­аль­ное мас­тер­ст­во, стой­кость и му­же­ст­во пе­ре­но­сить ли­ше­ния и фи­зи­че­скую боль. “Про­фес­сио­на­лы” из пре­ступ­ни­ков брез­гу­ют рэ­ке­том и пре­зи­ра­ют рэ­ке­ти­ров - сы­тую и еще не би­тую мо­ло­дежь.

Эко­но­ми­че­ские пре­сту­п­ле­ния со­вер­ша­ют­ся так­же с по­мо­щью, уже ус­та­нов­лен­ных, 200 спо­со­бов, ка­ж­дый из ко­то­рых тре­бу­ет спе­ци­аль­ных зна­ний и на­вы­ков.

Круг кри­ми­наль­ных ус­луг уве­ли­чил­ся за счет рас­ши­ре­ния спе­циа­ли­стов в этой об­лас­ти. Ут­вер­дил­ся ин­сти­тут на­ем­ных убийц - кил­ле­ров, сре­ди ко­то­рых есть и муж­чи­ны и жен­щи­ны.

Се­го­дня, уже с пол­ной от­вет­ст­вен­но­стью, в этот спи­сок мож­но вне­сти и про­фес­сию “про­фес­сио­наль­но­го тер­ро­ри­ста”.

3. по­лу­че­ние ма­те­ри­аль­но­го до­хо­да (ли­бо яв­ля­ет­ся ис­точ­ни­ком су­ще­ст­во­ва­ния)

пре­сту­п­ле­ния как ис­точ­ник средств су­ще­ст­во­ва­ния.

Здесь име­ет­ся вви­ду ли­бо ос­нов­ной ис­точ­ник су­ще­ст­во­ва­ния, ли­бо до­пол­ни­тель­ный, но су­ще­ст­вен­ный.

Пре­сту­п­ле­ния еще и как ис­точ­ник на­ко­п­ле­ния пер­вич­но­го ка­пи­та­ла.

Ка­ж­дый зна­ет о том, что про­фес­сио­наль­ные пре­ступ­ни­ки име­ют свои спе­ци­аль­ные фон­ды (“об­ща­ки”) и “кас­сы взаи­мо­по­щи”.

4. связь ин­ди­ви­да с со­ци­аль­но-про­фес­сио­наль­ной сре­дой

оп­ре­де­лен­ные кон­так­ты с ан­ти­об­ще­ст­вен­ной сре­дой (связь ин­ди­ви­да с асо­ци­аль­ной сре­дой), т.н. суб­куль­ту­ра. О мно­гих осо­бен­но­стях суб­куль­ту­ры мы еще бу­дем го­во­рить ни­же. Оп­ре­де­лим­ся, что связь ме­ж­ду пре­ступ­ни­ком и сре­дой су­ще­ст­ву­ет для об­ще­ния, ор­га­ни­за­ции со­вме­ст­ных дей­ст­вий. Боль­шую роль в с­та­нов­ле­нии этих свя­зей иг­ра­ют тра­ди­ции, за­ко­ны и иные не­фор­маль­ные нор­мы по­ве­де­ния. Их дей­ст­вие мо­жет быть ог­ра­ни­че­но или рас­про­стра­нять­ся на всю стра­ну; од­ни дей­ст­ву­ют в ИТУ, дру­гие толь­ко вне их, а мно­гие уни­вер­саль­ны; раз­лич­но в за­ви­си­мо­сти от норм ус­та­нов­лен­ных на­цио­наль­ны­ми тра­ди­ция­ми и ме­ст­ны­ми пе­ре­жит­ка­ми.

До­пол­ни­тель­ны­ми эле­мен­та­ми это­го при­зна­ка явл-ся:

Спе­ци­аль­ный жар­гон (об­ще­уго­лов­ный, тю­рем­ный и спе­ци­аль­но-про­фес­сио­наль­ный);

сис­те­ма кли­чек (Не все­гда здесь мож­но го­во­рить о не­об­хо­ди­мо­сти их ис­поль­зо­ва­ния в це­лях кон­спи­ра­ции, ско­рее это крат­кая ха­рак­те­ри­сти­ка или про­из­вод­ное от фа­ми­лии или име­ни. На­при­мер: Ба­ра­сад­зе Ги­ви Алек­сан­д­ро­вич, 1928 г.р.. клич­ка “Ги­ви” и “Де­душ­ка”; Гра­нин Кон­стан­тин Ле­о­ни­до­вич, 1967 г.р., клич­ка “Кот”; Ил­ла­рио­нов Юрий Юрь­е­вич, 1965 г.р., клич­ка “Ла­рик”; Кра­си­лов­ский Бо­рис Ми­хай­ло­вич, 1952 г.р., кличк “Жид”; Ма­мо­тин Сер­гей Алек­сан­д­ро­вич, 1949 г.р., клич­ка “Се­ре­га Ма­мо­та” и т.д.;

та­туи­ров­ки - чис­ло та­туи­ро­ван­ных осу­ж­ден­ных в мес­тах ли­ше­ния сво­бо­ды дос­ти­га­ет 75-95%. Это мо­жет быть и ри­су­нок (ком­по­зи­ция); фра­зы (на­при­мер, “Не за­бу­ду мать род­ную”); пер­вые бу­к­вы фра­зы (на­при­мер, “Кот” - ко­рен­ной оби­та­тель тюрь­мы); со­че­та­ние пе­ре­чис­лен­ных ком­по­нен­тов (на­при­мер, ри­су­нок оле­ня и сло­во “Се­вер”). Та­туи­ров­ки мо­гут быть на­не­се­ны прак­ти­че­ски на всех час­тях те­ла, в т.ч. и на ли­це. Не­ко­то­рые из них на­но­сят­ся на­силь­но. Спе­циа­ли­сты клас­си­фи­ци­ру­ют их еще на ста­рые и но­вые;

а так­же блат­ные пес­ни, ма­не­ра по­ве­де­ния и пр.

Ди­фи­ни­ция про­фес­сио­наль­ной пре­ступ­но­сти по­ка еще точ­но не оп­ре­де­ле­на. Уче­ные еще бу­дут ра­бо­тать, а по­ка оп­ре­де­лим ее, как от­но­си­тель­но са­мо­стоя­тель­ный вид пре­ступ­но­сти, вклю­чаю­щий со­во­куп­ность пре­сту­п­ле­ний, со­вер­шае­мых пре­ступ­ни­ка­ми-про­фес­сио­на­ла­ми с це­лью из­вле­че­ния ос­нов­но­го ис­точ­ни­ка до­хо­дов. В учеб­ни­ке под ред. Куз­не­цо­вой и Минь­ков­ско­го Вы мо­же­те най­ти бо­лее объ­ем­ное оп­ре­де­ле­ние (стр.314) Пред­ла­гаю Вам са­мим по­ду­мать над сво­им ва­ри­ан­том де­фи­ни­ции.

Про­фес­сио­наль­ная пре­ступ­ность объ­яс­ня­ет­ся:

-су­ще­ст­во­ва­ни­ем уго­лов­но-во­ров­ских тра­ди­ций и обы­ча­ев, кор­ни ко­то­рых в Рос­сии ухо­дят ко вре­ме­нам Вань­ки Каи­на, от по­волж­ских раз­бой­ни­ков и пе­ре­да­ют­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние. Фе­но­мен их жи­ву­че­сти долж­ны объ­яс­нять со­цио­ло­ги и пси­хо­ло­ги. Ка­ж­дый гра­ж­да­нин, да­же не по­бы­вав­ший ни ра­зу в ми­ли­ции зна­ет, что уже в след­ст­вен­ном изо­ля­то­ре нель­зя ра­бо­тать в жи­лой и за­прет­ной зо­нах, об­щать­ся с опу­щен­ны­ми и т.д.; на­ча­ло про­фес­сио­наль­ной пре­ступ­ной дея­тель­но­сти. со свой­ст­вен­ной ей ро­ман­ти­кой, еще с не­со­вер­шен­но­ле­тия;

- и со­ци­аль­ны­ми ус­ло­вия­ми, спо­соб­ст­вую­щи­ми про­фес­сио­наль­ной пре­ступ­но­сти. Сре­ди них: про­ти­во­ре­чия в рас­пре­де­ли­тель­ных от­но­ше­ни­ях; ос­лаб­ле­ние не­ко­то­рых со­ци­аль­ных и нрав­ст­вен­ных ин­сти­ту­тов; не­до­оцен­ка пра­во­ох­ра­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми об­ще­ст­вен­ной опас­но­сти про­фес­сио­наль­ной пре­ступ­но­сти (в на­стоя­щее вре­мя фор­мы и ме­то­ды ра­бо­ты пра­во­ох­ра­ни­тель­ных ор­га­нов зна­чи­тель­но от­ста­ют как в тео­ре­ти­че­ской, так и ма­те­ри­аль­ной под­го­тов­лен­но­сти). Сре­ди опе­ра­тив­но­го ап­па­ра­та МВД РФ 90% со­труд­ни­ков име­ют стаж ра­бо­ты до 3-х лет... и т.д.

Пре­ду­пре­ж­де­ни­ем это­го ви­да пре­ступ­но­сти ко­неч­но долж­ны за­ни­мать­ся спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ные лю­ди. Мо­жет быть это тоф­то­ло­гия, но с про­фе­сио­на­ла­ми долж­ны ра­бо­тать еще луч­шие про­фес­сио­на­лы. И ес­ли по­след­ни­ми ока­жуть­ся со­труд­ни­ки пра­во­ох­ра­ни­тель­ных ор­га­нов, то толь­ко то­гда мож­но бу­дет уви­деть по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты. Глав­ная ра­бо­та здесь дос­та­ет­ся за­ко­но­да­те­лю, МВД и осо­бен­но той его час­ти, ко­то­рая ра­бо­та­ет с осу­ж­ден­ны­ми. Но по­мо­гать им дол­жен прак­ти­че­ски ка­ж­дый. В чем мо­жет быть вы­ра­же­на пре­вен­тив­ная по­мощь пра­во­ох­ра­ни­тель­ным ор­га­нам со сто­ро­ны по­гра­нич­ни­ков. Ее объ­ем ко­неч­но за­ви­сит от мес­та служ­бы и долж­но­сти, ко­то­рую Вы бу­де­те за­ни­мать. Ко­неч­но по­ни­ма­ние во­про­сов, свя­зан­ных с про­фес­сио­наль­ной пре­ступ­но­стью бу­дет по­мо­гать Вам ра­бо­тать с лич­ным со­ста­вом. Смо­же­те Вы объ­яс­нить от­ку­да она, что скры­ва­ет­ся под дос­та­точ­но за­ман­чи­вы­ми пер­спек­ти­ва­ми, лож­ным фар­сом и спе­ци­аль­ной суб­куль­ту­рой, чем ча­ще все­го кон­ча­ют свой жиз­нен­ный путь эти пре­ступ­ни­ки - мо­жет быть то­гда бу­дет дей­ст­вен­ным ог­ра­ни­че­ние рас­про­стра­не­ния во­ров­ских тра­ди­ций и обы­ча­ев, раз­ру­шать­ся не­га­тив­ное влия­ние пре­ступ­ни­ков на Ва­ших под­чи­нен­ных (при­чем уже пус­тив­шее свои кор­ни еще до служ­бы в ПВ и те, ко­то­рые мо­гут поя­вить­ся по­слее нее).

Ес­ли Вы слу­жи­те на КПП, осо­бен­но в пор­тах (авиа-, реч-, мор- или ж/д во­кза­лах), то не­пре­мен­но бу­де­те со­сед­ст­во­вать с ря­дом про­фес­сио­на­лов-пре­ступ­ни­ков. Здесь бу­дут мо­шен­ни­ки, во­ры, су­те­не­ры и око­ло­пре­ступ­ни­ки - про­сти­тут­ки, не­со­вер­шен­но­лет­ние “по­мощ­ни­ки” и т.д. Ог­ра­нич­те до ми­ни­му­ма кон­так­ты под­чи­нен­ных с ни­ми; обес­пе­чи­вай­те опе­ра­тив­ным при­кры­ти­ем кри­ми­но­ген­ные мес­та; со­би­рай­те до­ка­за­тель­ст­ва пре­ступ­ной дея­тель­но­сти и привлекайте к ответственности по закону... А для это­го на­до учить ОРД, УПЦ, УП, Ад­ми­нистр. пра­во, кри­ми­на­ли­сти­ку и ко­неч­но кри­ми­но­ло­гию.

В сле­дую­щей лек­ци­ей на­ше­го кур­са мы бу­дем рас­смат­ри­вать во­про­сы, свя­зан­ные с ор­га­ни­зо­ван­ной пре­ступ­но­стью, но пре­ж­де чем мы смо­жем их об­су­ж­дать, нам на­до ра­зо­брать­ся из ко­го она со­сто­ит. Наи­боль­ший ин­те­рес, пре­ж­де все­го, пред­став­ля­ют “во­ры в за­ко­не”. Этот ин­сти­тут не име­ет ана­ло­гов ни­где в ми­ре, это на­ше, но имею­щее со­вет­ские кор­ни. Ис­то­рия его воз­ник­но­ве­ния, на мой взгляд, пред­став­ля­ет оп­ре­де­лен­ный про­фес­сио­наль­ный ин­те­рес.

Так, из­дан­ный 8 мар­та 1931 го­да при­каз ОГ­ПУ № 108/65, пред­пи­сы­вал ор­га­нам ОГ­ПУ про­во­дить ме­ро­прия­тия по чи­ст­ке лич­но­го со­ста­ва ми­ли­ции и УГ­РО, вес­ти борь­бу с за­со­рен­но­стью ап­па­ра­та ми­ли­ции и УГ­РО, пре­ду­пре­ж­дать про­ник­но­ве­ние в аген­тур­ный ап­па­рат ми­ли­ции и УГ­РО пре­ступ­но­го эле­мен­та и вес­ти на­блю­де­ние за про­ве­де­ни­ем этих ди­рек­тив в жизнь.

И вот что ин­те­рес­но. В этом же при­ка­зе ре­ко­мен­до­ва­лось при­вле­кать клас­со­во близ­ких про­ле­та­риа­ту и кре­сть­ян­ст­ву лю­дей для вы­яв­ле­ния чу­ж­дых эле­мен­тов, про­ни­каю­щих в ор­га­ны ми­ли­ции и УГ­РО. Прак­ти­ки со­вер­шен­но од­но­знач­но трак­то­ва­ли дан­ное по­ло­же­ние как воз­мож­ность ис­поль­зо­вать уго­лов­ни­ков (!) в борь­бе с вра­га­ми на­ро­да.

Од­на­ко су­ще­ст­во­ва­ла од­на не­ма­ло­важ­ная тон­кость. Ми­ли­ции и УГ­РО стро­го за­пре­ща­лось за­клю­чать с уго­лов­ни­ка­ми ка­кие-ли­бо со­гла­ше­ния и вы­хо­дить за рам­ки, чет­ко ог­ра­ни­чен­ные су­ще­ст­вую­щим за­ко­но­да­тель­ст­вом. В ре­зуль­та­те ор­га­ны ми­ли­ции не мог­ли и не пы­та­лись изу­чать сре­ду пре­ступ­но­го ми­ра и име­ли о ней са­мое по­верх­но­ст­ное пред­став­ле­ние как про­сто о куч­ке во­ров и ре­ци­ди­ви­стов, за­ня­тых пре­ступ­ным про­мыс­лом. По­им­ка за этот про­мы­сел и бы­ла це­лью ор­га­нов ми­ли­ции и уго­лов­но­го ро­зы­ска. По­пыт­ки же ус­та­но­вить кон­такт с пред­ста­ви­те­ля­ми пре­ступ­но­го ми­ра для глу­бо­ко­го опе­ра­тив­но­го про­ник­но­ве­ния в эту сре­ду бы­ли чре­ва­ты об­ви­не­ния­ми в из­ме­не ро­ди­не.

Подобного рода операциями занимался отдел Уголовного Розыска Главной Инспекции ОГПУ, в функциональные обязанности которого входили разработка и внедрение методов борьбы с уголовной преступностью.

С 1929 года в СССР начался новый виток массовых репрессий, в результате которого количество заключенных в местах лишения свободы достигло большой концентрации. В этом же году было создано ГУЛАГ, где контрольные фунции осуществляла Главная инспекция ОГПУ.

Естественно, что возникала опасность недовольств со стороны тех, кто в них содержался. Чтобы ее устранить, в лагерях началась активная вербовка в качестве агентов ОГПУ уголовных авторитетов из числа профессиональных уголовников, с помощью которых можно было-бы обеспечивать необходимую дисциплину среди “троцкистов” (осужденных по ст.58). Им было запрещено заниматься политикой, самим участвовать в насилии над осужденными, иметь собственность свыше положенного рядовому осужденному. Взамен им предоставлялись существенные послабления в режиме содержания: они не работали и имели возможность свободного передвижения по лагерю для встреч с нужными людьми и сбора информации. Сначала их называли “блатные” или “блатари”.

Сами же они себя стали называть “воры в законе”. Это звание звучало и звучит гордо. Они считают, что “в законе” - значит авторитет признан по закону преступного мира и сам он соблюдает воровские законы. Но так ли это? Слово “вор” - для работников исправительно-трудовых учреждений является нарицательным. Оно означает (также как и “жулик”, “зэк”и пр.) - осужденного находящегося в ИТУ. А “в законе” означало, что авторитет завербован ОГПУ-НКВД, что позволяло ворам в законе так свободно вести себя в зоне. Сейчас, к сожалению забыто, почему они были выделены из остальной массы осужденных и с какой целью использовался их авторитет.

Эту “правду жизни” знают немногие.

В предвоенные годы служба безопасности, породив “воров в законе”, продолжала опекать их. За их видимым авторитетом, в действительности стояло неукоснительное выполнение инструкций. Достаточно привести несколько примеров:

- “отца советской космонавтики” С.П.Королева, в заключении, опекал вор в законе по кличке “Батя”. Он в буквальном смысле слова спас его от смерти - не дал замерзнуть в сильные морозы, подарив собственный полушубок. Можно ли назвать это благородством, если ему было дано задание оперативным работником - отвечать головой за жизнь “Профессора” (кличка Королева);

- за два года до войны воровской “съезд” принял установку - не грабить военных. В любое время суток, в любом месте, трезвые или совершенно пьяные, военные были в такой же безопасности, как в штабе дивизии. Была ли это пылкая любовь к защитникам Родины? Нет, это был приказ воров в законе, за которыми стояли их настоящие хозяева - оперативные службы НКВД.

Уже к 40-м годам воровское движение видоизменилось. Был выработан неписанный воровской закон. Он представлял собой выработанные криминальной практикой принципы поведения, которых вор в законе должен придерживаться и руководствоваться им в блатной жизни. Считается, что главным принципом было - невмешательство в политику. Но это, как представляется, не так. В одном из интервью Джаба Иоселиани (один из авторитетов преступного мира СССР, в 37 лет севший за школьную парту 8 класса, в 39 поступивший в институт, защитивший диссертацию, ставший профессором искуствоведения и депутатом парламента Грузии, лидером распущенного Э.Шеварнадзе 2.10.95г. военизированного движения “Мхедриони”) выразил свое мнение таким образом - укрепление воровских традиций “было единственной формой сопротивления советской власти”(Московские новости, №67, 1-8 октября 1995 года).

Воровские традиции он характеризовал так:”... в лагере никогда национализма не бывает (не было - Л.Т). Всерьез человека зверем назвать или жидом - исключено. ... вор в тюрьме жить не должен - он должен убегать. Но и на свободе ему долго нельзя. Я помню мне говорят про одного: его надо убить. Как, почему? А он говорят, уже три года на свободе. Значит должен паспорт иметь, прописку, работу... Работать вору нельзя было категорически (в армии служить также - Л.Т.).

Но это раньше. А теперь они в доле сидят. Такого не было - в доле! За разбор если деньги получил - не дай Бог! Убили бы сразу.

А еще - убивать нельзя было, за это сразу исключали. Только если ты защищался. Мокрушников за людей не считали. А теперь... теперь это ганстеризм какой-то западного толка. Уходит благородное начало”

Конечно, Вы не могли не заметить противоречия в словах этого “авторитета”. Убивать нельзя, но если бы он перечислил за что можно, наверное не хватило бы всей нашей лекции, да и он сам в своей преступной деятельности не забыл испачкать руки чужой кровью.

Те “воры в законе”, которых можно назвать вторым поколением, сегодня называются “старые”, “честные”, “традиционалисты”, “праведники”. Самых старых и опытных из них называют “родской”, “бродяга”(их основными качествами должны быть бесстрашие, прекрасная память и способность чинно, в духе лучших традиций, проводить воровские разборки). Этим ворам свойственно наличие авторитета, независимость, воровское братство, презрение к власти и полная свобода личности, нетерпение возле себя дураков.

Деятельность, законы, классификация так называемых “новых воров”, появление которых связано с началом перестройки и распадом СССР, пока трудно поддается анализу. Называют их по-разному: “модернисты”; “апельсины”(“скороспелые воры”, заработавшие авторитет в ИТК. Это “реформаторы”, преимущественно кавказского происхождения, пользующиеся методами насилия, рэкета, подкупа и пр., взявшие на вооружение политические методы борьбы с правоохранительными органами и государством); “лаврушники” - воры, получившие свой высокий сан не за конкретные “заслуги” (многие из них в отличие от “честных” воров много не сидели или не сидели вообще), а с помощью денег, подкупа или использования личных связей с высокими покровителями из криминального мира. Количество последних (лаврушников) особенно выросло за 90-е годы. Думается, что свое название они получили от “лаврового венка”(короны).

Здесь же появляется некоторое разделение и по национальному признаку. Представителей кавказских воров называют “пиковая масть”. Они первыми стали обзаводиться семьями, не складывая с себя полномочий воров в законе. Объясняется это тем, что теневые промыслы приносили им огромные прибыли. Их требовалось передать в надежные руки, чтобы пользоваться доходами и приумножать капитал, вкладывая его в различные подпольные производства. И только семейные узы дают гарантию надежности подобных операций, среди них родственные связи и обязательства имеют особую значимость. Влияние “крестных отцов” на целые регионы имело и положительные и отрицательные последствия. Жажда наживы привела к ожесточенной конкурентной борьбе между семейными кланами на Кавказе, в т.ч. эти последствия отразились и на межнациональных конфликтах на Кавказе и в Закавказье.

Примером изменения воровской тактики является и “обращение ко всем осужденным СССР” (1988 год), распространенное от имени “Брата Тенгиза” (Чичинадзе Тенгиза Гурамовича, 1962 года рождения), которое само по себе нарушает преступные традиции, т.к. раскрывает тактику и роль криминальной среды. В этом воззвании к “городу и миру” основная мысль звучит так: “...пока красные деруться между собой” необходимо брать власть в стране, а в первую очередь - заставить правоохранительные органы выполнять требования преступного мира”.....

К сожалению, правоохранительные органы, и в конечном счете государство просчиталось, т.к. не использовало тот момент, который можно назвать расколом в преступном мире. В России появился некотролируемый профессиональный преступный мир, который в настоящее время преобрел “организованные” формы.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Как Вы уже поняли раскол в“воровском братстве” привел к бесконтрольности уголовной среды, бурному ее росту и развитию насилия. Наивно было бы считать, что “традиционалисты” не будут всеми силами спасать свое “воровское братство”. Спорный вопрос о том, надо ли в это вмешиваться или закрывать глаза правоохранительным органам... Здесь можно привести и отрицающие и утверждающие доводы. Жизнь покажет, да и не нам с Вами это решать. Но каждый из Вас, находясь на своем месте, со специальными профессиональными знаниями пограничника и юриста, должен охранять государственную границу не от законопослушных граждан, а от всех правонарушителей и особенно от преступников, которые покушаются на интересы, ценности, благосостояние и честь России.

ПРИЛОЖЕНИЕ.(Г.Подлесских, А.Терешонок Воры в законе: бросок к власти”, М., Художественная литература, 1994, с-с 234-236)

Особенности поведения воров в законе .

Вор в законе - авторитет из уголовной Среды, коллегиально признанный другими лидерами преступного мира и прошедший процедуру “коронования”.

“Коронование” - формализованная процедура принятия уголовника в сообщество воров в законе.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий