регистрация / вход

Cоборное уложение

Подготовка, принятие и источники уложения. Структура Уложения. Поместное и вотчинное землевладение. Уголовное право. Органы осуществляющие правосудие. “Суд” и “розыск”.

Маслов Кирилл Андреевич

I. Подготовка, принятие и источники уложения.

Причины создания Соборного Уложения

Появление Соборного Уложения было непосредственно результатом народных восстаний первой половины 17 века, основу которых составляли движения крепостных крестьян, и необходимостью составления единого всероссийского закона.

В начале века устои крепостного государства были потрясены крестьянской войной под руководительством Болотникова. В дальнейшем антифеодальные движения не прекращались. Крестьяне выступали против непрерывно усиливавшейся эксплуатации, увеличения повинности, углубления их бесправия. К их борьбе, как уже было сказано, примыкали “меньшие” посадские люди, поддерживаемые рядовыми стрельцами и другими низшими разрядами “служилых” людей, а также низами церковных и монастырских организаций. Активными участниками народных, особенно городских, движений 17 века были и холопы. В середине 17 века борьба достигла особой остроты. Уже перепись 1646 года, по которой крестьяне становились “крепки и без урочных лет” (закон определял наказание для укрывателей беглых крестьян), и введение налогов на соль в феврале 1646 года вызвали бурный протест. Правительство, искавшее выходы из финансового тупика, но не желавшее ущемить интересы господствующего класса, попыталось сократить жалование “мелкого служилого люда”. В результате - “всколыбалася чернь на бояр” и произошло крупное восстание летом 1648 года в Москве (восстание произошло и из-за ненависти народа к “временщикам”. Восставшие требовали выдачи Плещеева, ведавшего Земским приказом и других чиновников. Восстание возымело сильное действие: принялись задабривать столичное войско и чернь, стрельцов поили по приказу царя, сам царь во время крестного хода говорил речь народу, звучавшую извинением, на обещания не скупился. Это восстание отозвалось движениями в Устюге Великом, Соликамске, Козлове, Курске и других городах. Поддержанные крестьянами, восстания носили антифеодальный характер. Среди наиболее популярных лозунгов был протест против произвола и вымогательств администрации, так как злоупотребления московских приказов и “обиды” со стороны “больших людей” ложились на плечи крестьян, низов посадских людей и рядовых стрельцов. В этих же лозунгах нашел свое отражение антогонизм между посадом в целом и высшей чиновной бюрократией, родовым боярством и крупнейшим землевладелием. Это сказалось впоследствии на некоторых чертах Уложения. Но в целом Уложение получило ярко выраженный дворянский характер. Важно отметить, что критика действовавшего законодательства раздавалась и из рядов самого господствующего класса. Это объясняется той борьбой, которая шла между его различными слоями: между мелкими и крупными землевладельцами, между служилым дворянством и родовой земельной знатью, между светскими и духовными феодалами. Это была борьба за землю, за рабочие руки, за политическое влияние и т.д. Так, “служилые люди” требовали возвращения в казну и раздачи им некоторых категорий церковного имущества. Вместе с представителями посада дворяне в челобитной от 30.10.1648 требовали уничтожения частных боярских и церковных слобод и пашен вокруг Москвы. Дворяне жаловались и на произвол, царивший в приказах, путаницу в законодательстве, которая косвенно задевала и их интересы. Это нашло свое проявление, например, в Челобитных 1637 и 1641 годов, в которых дворяне жаловались на причиняемые им в приказах “обиды” и “насильства” и настаивали, чтобы царь “велел их во всякие дела судить по судебнику”, и в челобитной кадомских и касимовских мурз 1642 года на насильства “ больших людей“.

Таким образом, создание Соборного Уложения с социально-историчес-кой точки зрения явилось следствием острой и сложной классовой борьбы и непосредственным результатом восстания 1648 года.

Созыв Земского Собора и подготовка Соборного Уложения

Все это вынудило царя объявить о том, что он “отложил” взыскание недоимок и созывает Земской Собор для подготовки нового Уложения. Кроме того, к началу царствования Михайлова преемника накопился довольно обширный запас новых законов и почувствовалась потребность разобраться в нем. По установившемуся порядку московского законодательства новые законы издавались преимущественно по запросам того или другого московского приказа, вызывавшимся судебно-административной практикой каждого, и обращались к руководству и исполнению в тот приказ ведомства которого они касались.

Потребность в новом своде законов, усиленная приказными злоупотреблениями, можно считать главным побуждением, вызвавшим новый свод и даже частью определившим его характер.

Из сохранившейся “памяти” о созыве Собора видно, что еще 10 июня верхи московского населения (“дворяне московские, стрельцы и дети боярские городовые и иноземцы, гости и гостиные суконные разных слобод торговые люди”), напуганные восстанием, просили, чтобы “государь их пожаловал, велел учинить Собор, и они на Соборе учнут бить челом о всяких своих делах”. Эта инициатива была направлена на то, чтобы успокоить городские низы и одновременно воспользоваться тяжелым положением правительства для достижения собственных сословных целей. Правительство смотрело на созывавшийся Собор как на средство умиротворения народа. В дальнейшем патриарх Никон говорил, что этот Собор был созван “боязни ради и междоусобия от всех черных людей, а не истинные правды ради”.

В грамотах, разосланных по областям летом 1648 года, было объявлено, что велено написать Уложенную книгу по указу государя и патриарха, по приговору бояр и по челобитью стольников и стряпчих и всяких чинов людей. В июле 1648 г. царь, посоветовавшись с патриархом и всея Руси Иосифом, с метрополитом с архиепископами и “со всем освещенным собором”, “государевыми бояры”, с “окольничьями” и “думными людьми” решил, что надо выписать те статьи, которые написаны в “правилах святых апостольких и святых отцов” и законов греческих царей, а также собрать и “справить” со старыми судебниками указы прежних правящих царей и “боярские приговоры на всякие государственные и земские дела”. Те же статьи, на которые в судебниках “указу не положено и боярских приговоров на те статьи не было, и те бы статьи по тому же напистаи и изложити по его государеву указу общим советом, чтобы Московского государства всяких чинов людем, от большаго и меньшаго чина, суд и расправа была во всяких делах всем ровна”. (из предисловия к соборному уложению). Составить проект Уложения было поручено особый кодификационный комиссии из 5-ти человек, из бояр кн. Одоевского и Прозоровско-го, окольничего князя Волконского и двух дьяков, Леонтьева и Грибоедова. Три главных члена этой комиссии были думные люди, а значит, этот “приказ князя Одоевского с товарищами”, как он называется в докумен-тах, можно считать комиссией думы, он был учрежден 16 июля. Тогда же решили собрать для рассмотрения принятия проекта к 1 сентября земской собор. Комиссия выбирала статьи из указанных ей в приговоре источников и составляла новые, те и другие писались “в доклад” и представлялись государю с думой на рассмотрение. Следует отметить, что Земской Собор 1648-1649 года был крупнейшим из всех, какие созывались в период существования в России сословно-представительной монархии. Тот факт, что важнейшие политические вопросы решались на Земских Соборах, свидетельствует о большом их значении и авторитете. По совету патриарха и боярскому “приговору” царь дал указание для рассмотрения и утверждения Соборного Уложения избрать на Земской Собор от стольников, стряпчих, дворян московских и жильцов по 2 человека, со всех городов от дворян и детей боярских, кроме Новгорода, по 2 человека, а из новгородцев с пятины - по 1 человеку, от гостей - по 3 человека, из гостиной и суконной сотен - по 2 человека, и из “черных” сотен и слобод и городов с посадов по 1 человеку. К 1 сентября 1648 года в Москву были созваны выборные “из всех чинов” государства, служилых и торгово-промышленных посадских; выборные от сельских или уездных обывателей, как от особой курии, не были призваны. Земской Собор, как по своим задачам, так и по составу, был феодально-крепостнический. С 3 октября царь с духовенством и думными людьми слушал составленный комиссией проект Уложения, который обсуждали в 2 палатах: в “Верхней”, где царь, Боярская Дума и освященный Собор, и в ответной, где выборные люди различных чинов под председательством князя Ю.А.Долгорукова, которые были призваны из Москвы и из городов, “чтобы то все Уложение впредь было прочно и неподвижно” (ряд статей Уложения пересказывает содержание челобитных, что указывает на участие выборных людей в составлении Соборного Уложения). Затем государь указал высшему духовенству, думным и выборным людям закрепить список Уложения своими руками, после чего оно с подписями членов Собора в 1649 году было напечатано и разослано во все московские приказы и по городам в воеводские канцелярии для того, чтобы “ всякие дела делать по тому Уложению”.

В статьях Соборного Уложения отражены требования, выдвинутые в челобитных, поданые до 1 сентября - об отмене урочных лет, например - и положения (например, о посадских людях). Многие статьи составлены с учетом этих требований.

Принятие Соборного Уложения

Удивительна быстрота принятия кодекса. Все обсуждение и принятие Уложения почти в 1000 статей заняло всего чуть больше полугода. А ведь следует учитывать, что на комиссию была возложена огромная задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действующих законов, разновременные, не соглашенные, разбросанные по ведомствам, также следовало нормировать случаи, не предусмотренные этими законами. Кроме того, необходимо было знать общественные нужды и отношения, изучить практику судебных и административных учреждений. Такая работа требовала долгих лет. Но Соборное Уложение решили составить ускоренным ходом, по упрощенной программе. Уложение разделено на 25 глав, содержащих в себе 967 статей. Уже к октябрю 1648 года, точнее в 2,5 месяца, было изготовлено к докладу 12 первых глав, почти половина всего свода. Остальные 13 глав были составлены, выслушаны и утверждены в думе к концу января 1649, когда закончилась деятельность комиссии и всего собора и Уложение было закончено в рукописи. Быстроту, с которой было составлено Уложение, можно объяснить тревожными вестями о мятежах, вспыхивавших вслед за июньским бунтом, кроме того, ходили слухи о готовившемся новом восстании в столице, не говоря уже о необходимости создания нового кодекса. Поэтому торопились с составлением Уложения, чтобы соборные выборные разнесли по городам рассказы о новом курсе правительства и об Уложении, обещавшим всем “ ровную “, справедливую расправу.

Источники Соборного Уложения

Так как Соборное Уложение составлялось наспех, то комиссия ограничилась основными источниками, указанными ей в приговоре 16 июля. Сохранился также подлинный “столбец” Уложения, на полях которого имеются отметки с указанием, откуда заимствованы те или иные статьи. Это были:

1.Кормчая книга (2 ее часть), заключавшая в себе кодексы и законы греческих царей. Что касается этих законов, то такая ссылка вызвана лишь желанием московских царей придать “авторитетность их законодательной деятельности” (Юшков С.В.,”История государства и права СССР”, часть 1), т.к. основы византийского права были известны на Руси еще со времен Древнерусского государства)

2.Московские судебники и дополнительные к ним указы и приговоры, т.е. указные книги приказов, указы “прежних, великих государеи цареи, и великих Князей Российских”.

3.Боярские приговоры, выписки из Литовского статута 1588 года, “правила святых апостолов и святых отцов”, т.е. церковные постановления вселенских и поместных соборов.

4.Указные книги - самый обильный источник Уложения. Каждый приказ, как орган государственного управления, имел особую книгу, в которую вписывались все вновь выходившие законы и постановления, относившиеся к его компетенции. К книгам были записаны готовые уложения с подробным указанием на отмененные и измененные законы, а также доклады приказов, не внесенные еще на рассмотрение Боярской Думой, но включавшие случаи, не предусмотренные законом и поэтому необходимые для написания новой статьи. Целый ряд глав свода составлен по этим книгам с дословными или измененными выдержками: например, 2 главы о поместьях и вотчинах составлены по книге Поместного приказа, глава “О холопьем суде” - по книге приказа Холопьего суда, источниками главы 18 являются указные записи Печатного приказа и т.д.

Своеобразное употребление сделала комиссия из Литовского Статута 1588 года. В сохранившемся подлинном свитке Уложения встречаем неоднократные ссылки на этот источник. Составители Уложения, пользуясь этим кодексом, следовали ему, особенно при составлении первых глав, в расположении предметов, даже в порядке статей, в постановке правовых вопросов, но все перерабатывали на “свой московский лад”. Таким образом, статут послужил не только юридическим источником Уложения, сколько кодификационным пособием для его составителей. Следует учесть, что профессор С.В.Юшков указал, что сам Литовский Статут основывался на началах Русской Правды, был написан на русском языке, что доказывает “принадлежность литовского права к системе русского права”.

II. Структура Уложения

Соборное Уложение 1649 года явилось новым этапом в развитии юридической техники. Оно стало первым печатным памятником права. До него публикация законов ограничивалась оглашением их на торговых площадях и в храмах, о чем обычно указывалось в самих документах. Появление печатного закона в значительной мере исключало возможность совершать злоупотребления воеводами и приказными чинами, ведавшими судопроизводством.

Соборное Уложение не имело прецедентов в истории русского законодательства. По объему оно может сравниться разве что со Стоглавом, но по богатству юридического материала превосходит его во много раз. Из памятников права других народов России по юридическому содержанию Соборное Уложение можно сравнить с Литовским Статутом, но и от него Уложение выгодно отличалось. Не имело себе равных Уложение и в современной ему европейской практике.

Соборное Уложение - первый в истории России систематизированный закон.

В литературе его нередко, поэтому называют кодексом, но это юридически не верно. Уложение заключает в себе материал, относящийся не к одной, а ко многим отраслям права того времени. Это скорее не кодекс, а свод законов. В то же время уровень систематизации в отдельных главах, посвященных отдельным отраслям права, еще не настолько высок, чтобы ее можно было назвать в полном смысле слова кодификацией. Тем не менее систематизацию правовых норм в Соборном Уложении следует признать весьма совершенной для своего времени.

Оригинал Соборного Уложения представляет собой столбец длиной в 309 метров из 959 отдельных составов. Этот уникальный документ позволяет судить о работе над его составлением. По лицевой стороне столбца написан несколькими писцами текст Соборного Уложения. На обороте - 315 подписей участников Собора. По склейкам лицевой стороны скрепа думного дьяка И.Гавренева. Скрепы думных дьяков Ф.Елизарьева, М.Волошенинова, Г.Леонтьева и Ф.Грибоедова сделаны на оборотной стороне тоже по склейкам. Специальные пометы на столбце указывают источники той или иной статьи. В рукописи имеются поправки, пропущенные при переписке места восстановлены. К Уложению приложена “Опись поправкам”. В то же время в судебной практике этим столбцом не пользовались. С подлинного столбца была сделана рукописная книга-копия “слово в слово”, с которой были отпечатаны экземпляры Соборного Уложения. Установить число отпечатанных книг пока не возможно. В одном из документов приводится цифра - 1200 книг. Это колоссальный по тому времени тираж.

В отличие от предшествовавших законодательных актов Соборное уложение отличается не только большим объемом (25 глав, разделенных на 967 статей), но и большей целенаправленностью и сложной структурой. Краткое введение содержит изложение мотивов и истории составления Уложения. Впервые закон делился на тематические главы, посвященные если не определенной отрасли права, то во всяком случае имеющие конкретный объект нормирования. Главы выделены специальными заголовками: например, “О богохульниках и церковных мятежниках” (глава 1), “О государьской чести и как его государьское здоровье оберегать” (глава 2), “О денежных мастерех, которые учнут делати воровские денги” (глава 5) и т.д. Такая схема построения глав позволяла их составителям придерживаться обычной для того времени последовательности изложения от возбуждения дела до исполнения судебного решения.

III. Поместное и вотчинное землевладение

Уложение как кодекс феодального права защищает право частной собственности, и прежде всего, собственность на землю. Основными видами собственности феодалов на землю были вотчины (ст.13,33,38,41,42,45 главы 17) и поместья (ст.1-3,5-8,13,34,51 главы 16). Уложение делает серьезный шаг в направлении приравнивания правового режима поместий к режиму вотчин, это касалось широких кругов феодалов, в особенности мелких. Не случайно глава о поместьях стоит раньше в законе главы о вотчинах.

Приравнивание поместий к вотчинам шло по линии преимущественно предоставления помещикам права распоряжения землей. До сих пор правом собственности на землю обладали по существу только вотчинники (но и их права были несколько ограничены, что сохранилось и в Уложении), однако в принципе вотчинник обладал необходимым элементом права собственности - правом распоряжения имуществом. Поиному обстоит дело с поместьем: в прежние годы помещик был лишен права распоряжения, а порой и права владения землей (это было в том случае, если помещик покидал службу). Соборное Уложение внесло в это дело существенные изменения: прежде всего оно расширило право помещика на владение землей - теперь помещик, вышедший в отставку, сохранял право на землю, и хотя ему не оставляли прежнего поместья, но давалось по определенной норме так называемое прожиточное поместье - своеобразная пенсия. Такую же пенсию получала и вдова помещика, и его дети до определенного возраста.

В этот период получают юридическое закрепление сложившиеся ранее три основных вида феодального землевладения. Первый вид — собственность государства или непосредственно царя (дворцовые земли, земли черных волостей). Второй вид — вотчинное землевладение. Будучи условной собственностью, на землю, вотчины имели все же иное правовое положение, чем поместья. Они передавались по наследству. Существовало три их вида: родовые, выслуженные (жалованные) и купленные. Законодатель заботился о том, чтобы число родовых вотчин не уменьшалось. В связи с этим предусматривалось право выкупа проданных родовых вотчин. Третий вид феодального землевладения — поместья, которые давались за службу, главным образом военную. Размер поместья определялся служебным положением лица. Поместье не могло передаваться по наследству. Феодал пользовался им до тех пор, пока служил.

Различие в правовом положении между вотчинами и поместьями постепенно стиралось. Хотя поместье не передавалось по наследству, его мог получить сын, если он нес службу. Было установлено, что, если помещик умер или покинул службу по старости либо болезни, то он сам или его вдова и малолетние дети могли получить часть поместья на «прожиток». Соборное Уложение 1649 г. разрешило производить обмен поместий на вотчины. Подобные сделки считались действительными при следующих условиях: стороны, заключая между собой меновую запись, обязывались эту запись представить в Поместный приказ с челобитной на имя царя.

IV. Уголовное право

В области уголовного права Соборное Уложение уточняет понятие “лихое дело”- деяние, опасное для феодального обществ; разработанное еще в Судебниках. Субъектами преступления могли быть как отдельные лица, так и группа лиц. Закон разделял их на главных и второстепенных, понимая под последними соучастников. В свою очередь соучастие может быть как физическим (содействие, практическая помощь и т.д.), так и интеллектуальным (например, подстрекательство к убийству- глава 22. В связи с этим субъектом стал признаваться даже раб, совершивший преступление по указанию своего господина. От соучастников закон отличал лиц, только причастных к совершению преступления: пособников (создававших условия для совершения преступления), попустителей, недоносителей, укрывателей. Субъективная сторона преступления обусловлена степенью вины: Уложение знает деление преступлений на умышленные, неосторожные и случайные. За неосторожные действия совершивший их наказывается также, как за умышленные преступные действия. Закон выделяет смягчающие и отягчающие обстоятельства. К первым относятся: состояние опьянения, неконтролируемость действий, вызванная оскорблением или угрозой (аффект), ко вторым - повторность преступления, совокупность нескольких преступлений. Выделяются отдельные стадии преступного деяние: умысел (который сам по себе может быть наказуемым), покушение на преступление и совершение преступления. Закон знает понятие рецидива (совпадающее в Уложении с понятием “лихой человек”) и крайней необходимости, которая является ненаказуемой, только при соблюдении соразмерности ее реальной опасности со стороны преступника. Нарушение соразмерности означало превышение необходимой обороны и наказывалось. Объектами преступления Соборное Уложение считало церковь, государство, семью, личность, имущество и нравственность.

Система преступлений по Соборному Уложению :

1)Преступления против церкви,2)государственные преступления,3)преступления против порядка управления (намеренная неявка ответчика в суд, сопротивление приставу, изготовление фальшивых грамот, актов и печатей, фальшивомонетчиство, самовольный выезд за границу, самогоноварение, принесение в суде ложной присяги, ложное обвинение), 4)преступления против благочиния (содержание притонов, укрывательство беглых, незаконная продажа имущества, обложение пошлинами освобожденных от них лиц), 5) должностные преступления (лихоимство ( взяточничество, вымогательство, неправомерные поборы), неправосудие, подлоги по службе, воинские преступления), 6) преступления против личности (убийство, разделявшееся на простое и квалифицированное, побои, оскорбления чести. Не наказывалось убийство изменника или вора на месте преступления), 7) имущественные преступления (татьба простая и квалифицированная (церковная, на службе, конокрадство, совершенное в государевом дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка), разбой, совершаемый в виде промысла, грабеж обыкновенный и квалифицированный (совершенный служилыми людьми или детьми в отношении родителей), мошенничество (хищение, связанное с обманом, но без насилия), поджог, насильственное завладение чужим имуществом, порча чужого имущества), 8) преступления против нравственности (непочитание детьми родителей, отказ содержать престарелых родителей, сводничество, “блуд” жены, но не мужа, половая связь господина с рабой).

Наказания по Соборному Уложению и их цели:

Для системы наказаний были характерны следующие признаки: 1)индивидуализация наказания: жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние, но сохранился институт ответственности третьих лиц - помещик, убивший крестьянина, должен был передать понесшему ущерб помещику другого крестьянина, сохранялась процедура “правежа”, в значительной мере поручительство походило на ответственность поручителя за действия правонарушителя (за которого он поручался), 2)соловный характер наказания, выражающийся в различии ответственности разных субъектов за одни и теже наказания (например, глава 10), 3)неопределенность в установлении наказания (это было связано с целью наказания - устрашением). В приговоре мог быть не указан вид наказания, а если и был указан, то был неясен способ его исполнения (“наказать смертью”) или мера (срок) наказания (бросить “в тюрьму до государева указа”), 4)множественность наказания - за одно и то же преступление могло быть установлено сразу несколько наказаний: битье кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества.

Цели наказания:

Устрашение и возмездие, изоляция преступника от общества была второстепенной целью. Следует отметить, что неопределенность в установлении наказания создавала дополнительное психологическое воздействие на преступника. Для устрашения к преступнику применяли то наказание, которое он желал бы для оклеветанного им человека (в случае “ябедни-чества”). Публичность наказаний и казней имела социально-психологическое значение: многие наказания (сожжение, утопление, колесование) служили как бы аналогами адских мук.

В Соборном Уложении применение смертной казни предусматривалось почти в 60 случаях (даже курение табака наказывалось смертью). Смертная казнь делилась на квалифицированную (колесование, четвертование, сожжение, залитие горла металлом, закапывание живьем в землю) и простую (повешение, отсечение головы). Членовредительские наказания включали: отсечение руки, ноги, урезание носа, уха, губы, вырывание глаза, ноздрей. Эти наказания могли применяться как дополнительные или как основные. Увечащие наказания, кроме устрашения, выполняли функцию обозначения преступника. К болезненным наказаниям относилось сечение кнутом или батогами в публичном месте (на торгу). Тюремное заключение, как специальный вид наказания, могло устанавливаться сроком от 3дней до 4 лет или на неопределенный срок. Как дополнительный вид наказания (или как основной) назначалась ссылка (в монастыри, крепости, остроги, в боярские имения). К представителям привилегированных сословий применялся такой вид наказания, как лишение чести и прав (от полной выдачи головой (превращения в холопа) до объявления “опалы” (изоляции, острокизма, государственной немилости). Обвиненного могли лишить чина, права заседать в Думе или приказе, лишить права обращаться с иском в суд. Широко применялись имущественные санкции (гл.10 Уложения в 74 случаях устанавливала градацию штрафов “за бесчестье” в зависимости от социального положения потерпевшего). Высшей санкцией этого вида была полная конфискация имущества преступника. Кроме того, в систему санкций входили церковные наказания (покаяние, епитимья, отлучение от церкви, ссылка в монастырь, заточение в одиночную келью и т.д.).

V. Органы осуществляющие правосудие

См. Соборное Уложение Царя Алексей Михайловича 1649 г. Глава X. О суде

Центральные судебные органы: суд царя, боярская дума, приказы.

Правосудие могло осуществляться как единолично, так и коллегиально.

VI. “Суд” и “розыск”

Судебное право в Уложении составило особый комплекс норм, регламентировавших организацию суда и процесса. Еще более определенно, чем в Судебниках здесь происходило разделение на две формы процесса: ”суд” и “розыск”. Глава 10 Уложения подробно описывает различные процедуры “суда”: процесс распадался на суд и “вершение”, т.е. вынесения приговора. “Суд” начинался (Глава X. ст.100-104) с “вчинания”, подачи челобитной жалобы. Затем происходил вызов приставом ответчика в суд. Ответчик мог представить поручителей. Ему предоставлялось право дважды не явиться в суд по уважительным причинам (например, болезнь), но после трех неявок он автоматически проигрывал процесс (Глава X. ст. 108-123). Выигравшей стороне выдавалась соответствующая грамота.

Доказательства, используемые и принимаемые во внимание суда в состязательном процессе, были многообразны: свидетельские показания (практика требовала привлечения в процесс не менее 20 свидетелей), письменные доказательства (наиболее доверительными из них были официально заверенные документы), крестное целование (допускалось при спорах на сумму не свыше 1 рубля), жребий. Процессуальными мероприятиями, направленными на получение доказательств, были “общий” и “повальный” обыск: в первом случае опрос населения осуществлялся по поводу факта совершенного преступления, а во втором - по поводу конкретного лица, подозреваемого в преступлении. Особым видом свидетельских показаний были: ”ссылка на виноватых” и общая ссылка. Первое заключалось в ссылке обвиняемого или ответчика на свидетеля, показания которого должны абсолютно совпасть с показаниями ссылающего, при несовпадении дело проигрывалось. Подобных ссылок могло быть несколько и в каждом случае требовалось полное подтверждение. Общая ссылка заключалась в обращении обеих спорящих сторон к одному и тому же или нескольким свидетелям. Их показания становились решающими. Своеобразным процессуальным действием в суде стал так называемый “правеж”. Ответчик (чаще всего неплатежеспособный должник) регулярно подвергался судом процедуре телесного наказания, число которых равнялось сумме задолжностей (за долг в 100 рублей пороли в течении месяца). “Правеж” не был просто наказанием - это была мера, побуждающая ответчика выполнить обязательство: у него могли найтись поручители или он сам мог решиться на уплату долга.

Судоговорение в состязательном процессе было устным, но протоколировалось в “судебном списке”. Каждая стадия оформлялась особой грамотой. Розыск или “сыск” применялся по наиболее серьезным уголовным делам. Особое место и внимание отводилось преступлениям, о которых было заявлено: “слово и дело государево”, т.е. в которых затрагивался государственный интерес. Дело в розыскном процессе могло начаться с заявления потерпевшего, с обнаружения факта преступления (поличного) или с обычного наговора, неподтвержденного фактами обвинения – “язычная молва”). После этого в дело вступали государственные органы. Потерпевший подавал “явку” (заявление), и пристав с понятыми отправлялся на место преступления для проведения дознания. Процессуальными действиями был “обыск”, т.е. допрос всех подозреваемых и свидетелей. В главе 21 Соборного Уложения впервые регламентируется такая процессуальная процедура, как пытка. Основанием для ее применения могли послужить результаты “обыска”, когда свидетельские показания разделились: часть в пользу обвиняемого, часть против него. В случае, когда результаты “обыска” были благоприятными для подозреваемого, он мог быть взят на поруки. Применение пытки регламентировалось: ее можно было применять не более трех раз, с определенным перерывом. Показания, данные на пытке (“оговор”), должны были быть перепроверены посредством других процессуальных мер (допроса, присяги, “обыска”). Показания пытаемого протоколировались.

В законодательстве того времени все еще отсутствовало четкое разграничение между гражданско-процессуальным и уголовно-процессуальным правом. Однако различались две формы процесса — состязательный (суд) и следственный (розыск), причем последний приобретал все большее значение.

По делам о религиозных преступлениях, а также по многим имущественным и преступлениям против личности процесс был розыскным. По этим делам велось предварительное следствие, которое, однако, не получило в то время четкого выражения в правовых нормах. Расследование большинства уголовных дел начиналось по усмотрению государственных органов, доносам (особенно это касалось политических дел), жалобам потерпевших (разбой, кражи и др.). По наиболее важным государственным преступлениям расследование начиналось непосредственно по указанию царя.

Предварительное следствие сводилось главным образом к производству неотложных действий (задержание подозреваемого, арест и др.). При розыске широко применялись повальный обыск, "а также пытка.

В январе 1555 г. Боярская дума приняла законодательный акт о разбойных делах (такие законодательные акты тогда назывались приговорами Боярской думы). В нем подчеркивалось, что основные доказательства по разбойным делам должны добываться при помощи пытки и повального обыска.

Под повальным обыском в то время понимался опрос окольных людей (не свидетелей) о личности подозреваемого или обвиняемого; они давали оценку личности (хороший или плохой человек, преступник или нет). Особое значение это имело при признании подозреваемого известным «лихим» человеком, т.е. наиболее опасным преступником, систематически совершавшим преступления. Устанавливалось правило, по которому данные повального обыска имели конкретные юридические последствия. Если большинство опрошенных признавало лицо известным «лихим» человеком, то дополнительных доказательств не требовалось. К нему применялось пожизненное тюремное заключение. Если при тех - же условиях так высказывалось квалифицированное большинство (две трети), то применялась смертная казнь.

В августе 1556 г. Боярская дума приняла приговор, о губных Делах. В нем определялся исчерпывающий перечень лиц, подлежавших опросу. К ним относились только «добрые» люди: светские и духовные феодалы, зажиточная часть посадского населения и чернотяглого крестьянства. Число участников повального обыска увеличилось до 100 человек (раньше в законодательных актах предусматривалось вначале 5-6 человек, а позднее 10-20 человек). В законодательстве регламентировались основания и порядок Применения пытки по религиозным, государственным и другим Преступлениям. Большинство гражданских дел и некоторые уголовные, главным образом частного обвинения, рассматривались в состязательном процессе. Он начинался и прекращался по воле сторон, которые представляли доказательства в обоснование своих требований.

Продолжалось развитие системы формальных доказательств, Характерной для феодального права. В законодательстве определялись значение и сила конкретных доказательств, которые делились на совершенные и несовершенные, полные и неполные. Суд при оценке доказательств был связан требованиями закона. Царицей доказательств считалось признание обвиняемого или ответчика.

В состязательном процессе большое значение имели такие доказательства, как ссылка из виноватых и общая ссылка. При ссылке из виноватых стороны по договоренности ссылались на группу свидетелей. Если хотя бы один из свидетелей давал показания, противоречащие утверждениям стороны, то последняя автоматически проигрывала дело. При общей ссылке обе стороны ссылались на одного свидетеля, условливаясь, что его показания будут решающими для дела.

В качестве доказательства сохранялась и присяга. В Соборном Уложении 1649 г. она именовалась крестным целованием, порядок которого подробно регламентировался правовыми нормами.

VII. Значение Соборного уложения

Принятие Соборного Уложения было одним из главных достижений царствования Алексея Михайловича. Этот грандиозный для 17 века свод законов долгое время играл роль Всероссийского правового кодекса. Попытки принять новое Уложение делались при Петре Первом и Екатерине Второй, но оба раза безуспешно. Очень показательны слова, сказанные князем Яковом Долгоруким Петру Великому: “Государь, в ином отец твой, в ином ты больше хвалы и благодарения достоин. Главные дела государей - 3: первое - внутренняя расправа и главное дело ваше есть правосудие, в сем тоец твой больше, нежели ты сделал.” Уложение, закрепив основные черты политического строя и права России, оказалось достаточно стабильным на протяжении 200 лет, несмотря на все реформы 18 века. Не случайно оно открыло собою в 1830 году полное собрание законов Российской империи и в большей степени было использовано при составлении 15 тома Свода законов и Уголовного кодекса 1845 года. Использование норм Соборного Уложения во второй половине 18 века и первой половине 19 века, в период развития капитализма и разложения феодальных отношений означало, что консервативные режимы этого времени искали в Уложении опору для укрепления самодержавного строя. Как писал В.О.Ключевский, “в расположении предметов законодательства пробивается желание изобразить государственный строй в вертикальном разрезе, от церкви и государя с его двором до казаков и корчмы, о чем говорят 2 последние главы”. И хотя в техническом отношении, как памятник кодификации, оно (Соборное Уложение) не перегнало старых судебников, то как памятник законодательству, Уложение сделало значительный шаг вперед сравнительно с ними: Уложение гораздо шире Судебников захватывает область законодательства, оно пытается проникнуть в состав общества, определить положение и взаимные отношения его классов, говорит о служилых людях и служилом землевладении, о крестьянах, о посадских людях, холопах, стрельцах и казаках, но главное внимание обращено на дворянство, как на господствующий военно-служилый и землевладельческий класс: почти половина всех статей Уложения прямо или косвенно касается его интересов и отношений.

Список литературы

1.Памятники русского права. Т.4. М. 1954 г.

2.Владимирский-Буданов М.Ф.Обзор истории русского права. Ростов-на Дону. 1995

3.История отечественного государства и права России. М.

4.Ключевский В.О.Курс русской истории.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий