регистрация / вход

Арбитражное соглашение

Виды арбитражного соглашения . Характер арбитражного соглашения. Форма арбитражного соглашения. Содержание арбитражного соглашения.

Курсовая работа по дисциплине: международное частное право

Выполнил: студент 5 курса Ахрамов С.И.

Московский государственный университет путей сообщения (МИИТ)

Москва 2005 г.

Введение

Широкое развитие международных хозяйственных связей, в том числе сотрудничества в области производства, науки и техники между организациями различных государств, делает проблемы арбитражного рассмотрения споров весьма актуальными. Организации и фирмы различных стран, заключая контракты, обычно считают, что арбитражное разбирательство лучше, чем судебное, что примирение сторон лучше, чем обращение к арбитражу, а предотвращение споров еще лучше, чем примирение. Однако не всегда можно предотвратить споры, урегулировать возникший между сторонами конфликт путем непосредственных переговоров. Поэтому для правовой обеспеченности сделок большое значение приобретает создание условий, гарантирующих объективное и компетентное разрешение возможных споров. Особенно важным является определение подсудности споров в порядке арбитража при таких длящихся отношениях сторон, как отношения по производственному сотрудничеству, кооперации, сотрудничеству при проведении научно-исследовательских и проектно-конструкторских работ, в лицензионных отношениях. В условиях современной научно- технической революции все время расширяется круг отношений, споры по которым передаются сторонами на рассмотрение арбитражных судов.

Четкое определение порядка рассмотрения возможных споров, создание тем самым определенных гарантий выполнения обязательств сторон призваны способствовать развитию на взаимовыгодной основе экономических отношений между странами. Быстрое и справедливое разрешение споров способствует расширению и облегчению торговли и сотрудничества. В подавляющем большинстве сделок, заключаемых отечественными организациями и фирмами других стран, предусматривается арбитражный порядок разрешения споров.

Международный коммерческий арбитраж рассматривает спор только в том случае, если стороны заключили между собой соглашение о передаче возникших между ними споров, либо споров, которые возникнут в будущем, на рассмотрение арбитражного суда. Поскольку механизм арбитражного рассмотрения споров возникает по воле сторон, им предоставлены широкие полномочия по определению порядка функционирования данного механизма. Унифицированные нормы, а также, основанные на них, нормы национального законодательства предоставляют сторонам следующие полномочия: выбор арбитражного суда, который будет рассматривать спор; выбор права, применимого к процедуре арбитражного разбирательства (для суда ad hoc стороны могут сами определить процедуру рассмотрения спора, а институционный суд пользуется своим регламентом – хотя некоторые положения в нем, как правило, диспозитивны), а также права, применимого к существу спора; выбор права применимого к вопросу о наличии или действительности арбитражного соглашения; выбор порядка формирования состава арбитражного суда; выбор места проведения арбитража; выбор языка, на котором будет вестись арбитражное разбирательство.

Процедура арбитражного разбирательства отличается простотой, она не урегулирована многочисленными процедурными нормами, регламентирующими судебную процедуру, поэтому для международного коммерческого арбитража характерно относительно быстрое разбирательство, то есть непродолжительность рассмотрения дела. Свобода действий сторон определяет ряд иных преимуществ (помимо свободы выбора) рассмотрения споров в порядке арбитража по сравнению с судебным. Арбитраж имеет чрезвычайно демократичный характер. Это общественное формирование, не имеющее ничего общего с судебными, административными и иными государственными органами. Стороны имеют возможность влиять на все стороны арбитражного разбирательства: согласие сторон – обязательное условие обращения в арбитраж. Сами стороны полностью или частично определяют арбитражную процедуру. Стороны могут изъять спор из сферы действия права и потребовать решить его на основе принципов справедливости и доброй совести (ex aeguo et bono). Менее формализованная процедура, а также тот факт, что решения арбитража не подлежат обжалованию (решение сразу после вынесения вступает в силу, на него не подаются ни апелляция, ни кассация), приводит существенному сокращению сроков рассмотрения дел; отпадает необходимость привлечения к делу человека сведущего в процессуальных тонкостях рассмотрения спора в государственном суде той или иной страны. Возможность самостоятельного выбора арбитров позволяет назначать на эти должности специалистов, которые, будучи высоко компетентны в области, в которой возник спор, вынесут обоснованное, мотивированное решение в короткий срок. Сторонам предоставляется возможность, даже при рассмотрении спора в институционных судах, самим договориться о распределении судебных расходов. Рассмотрение споров в международном коммерческом арбитраже происходит в строго закрытом заседании, то есть негласно, что гарантирует соблюдение коммерческой тайны сторон. В большинстве государств запрещена публикация решений международного коммерческого арбитража без согласия сторон. Конфиденциальность имеет большое значение для сторон, стремящихся сохранить тайну коммерческой и служебной информации, а также любой другой информации, разглашение которой нежелательно для сторон спора. Фундаментальным принципом арбитража является окончательный и обязательный характер арбитражного решения (res judicata), согласно которому арбитражное решение окончательно для сторон, не подлежит изменению, не может быть пересмотрено по существу и должно исполняться в принудительном порядке. Обеспечение принудительного исполнения иностранных арбитражных решений гарантировано обширным международно-правовым договорным механизмом о взаимном признании и исполнении арбитражных решений. В Руководстве по арбитражу, изданном Международной торговой палатой, подчеркивается, что арбитражные решения обязательны для сторон, имеют силу закона и могут быть принудительно исполнены сходным с принудительным исполнением судебных решений путем.

В своей курсовой работе хочу уделить особое внимание специфике международного коммерческого арбитража, которая заключается в добровольности обращения в арбитраж и одновременно – в обязательности арбитражного соглашения, дать понятие арбитражного соглашения, охарактеризовать его виды, уделить внимание характеру арбитражного соглашения, его форме и содержанию.

Виды арбитражного соглашения

Арбитражное соглашение представляет собой согласованную волю сторон о передаче спора между ними на рассмотрение в международный коммерческий арбитраж. Специфика международного коммерческого арбитража заключается в добровольности обращения в арбитраж и одновременно – в обязательности арбитражного соглашения. Арбитраж может принять дело к производству только при наличии ясно выраженного соглашения сторон. Особенность арбитражного соглашения – оно строго обязательно для сторон и они не могут уклоняться от передачи спора в арбитраж; суд общей юрисдикции не вправе ни отменить арбитражное соглашение, ни пересмотреть решение арбитража по существу. В Типовом законе ЮНСИТРАЛ <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1985г. записано, что «арбитражное соглашение – это соглашение сторон о передаче в арбитраж всех или определенных споров, которые возникли или могут возникнуть в связи с каким-либо конкретным правоотношением»[1] . Таким образом, арбитражное соглашение – это соглашение, выражающее волю сторон о передаче споров в арбитраж. Соглашение может иметь в виду все или только определенные споры; споры, которые уже возникли или которые могут возникнуть в будущем. Правоотношения, в связи с которыми возникают споры, как правило, имеют договорный характер, но могут возникать и по другим основаниям (обязательства из деликтов)[2] . Наличие арбитражного соглашения между сторонами коммерческого спора – это обязательное условие рассмотрения этого спора в арбитраже.

В настоящее время существует три вида арбитражных соглашений: арбитражная оговорка (arbitration clause), арбитражный договор (arbitration agreement) и третейская запись (submission agreement).

Арбитражная оговорка – соглашение сторон контракта, непосредственно включенное в его текст, об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть потенциально из данного контракта. Это условие о передаче дела в арбитраж в случае возникновения спора в будущем (clause compromissoire), которое предусматривает юрисдикцию определенного арбитражного суда. Арбитражная оговорка является наиболее распространенным видом арбитражного соглашения, своеобразным обеспечительным средством выполнения договорных обязательств, которое гарантирует квалификационное разбирательство спора и возможность принудительного исполнения решения. Стороны довольно часто не придают должного значения арбитражной оговорке, что на практике приводит к тому, что компетенция арбитража на рассмотрение того или иного конкретного спора оспаривается на основании недействительности самого арбитражного соглашения[3] .

Третейская запись – это отдельное от основного контракта соглашение сторон об арбитражном разбирательстве уже возникшего спора (compromise). Это наиболее предпочтительный вид арбитражного соглашения, так как соглашение сторон об арбитраже совершенствуется, когда разногласия уже возникли и стороны определенно представляют характер спора. На практике заключение третейской записи является труднодостижимым, так как интересы сторон, как правило, являются принципиально противоположными[4] . Сторона-нарушитель может уклониться от передачи спора в арбитраж, а потерпевшая сторона не обладает средствами, способными заставить своего контрагента дать согласие на передачу дела в арбитраж.

Арбитражный договор – это самостоятельное соглашение сторон между сторонами об арбитражном разбирательстве споров, которые могут возникнуть в будущем в связи с данным контрактом или группой контрактов, или в связи с совместной деятельностью в целом. На практике арбитражный договор встречается достаточно редко – в основном, если этого требует национальное законодательство (арбитражный договор по одному контракту) либо если между сторонами существуют устойчивые и разнообразные внешнеэкономические связи.

Все три вида арбитражного соглашения, по сути, ничем не отличаются, имеют одинаковую юридическую силу: это три формы одного и того же явления – соглашения сторон об арбитражном разбирательстве. Национальные законы и международные договоры не проводят никаких правовых различий между отдельными вида используют для них единый термин <<арбитражное соглашение>>. В Нью-Йоркской конвенции <<О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> от 1958 г. упоминаются все три вида арбитражных соглашений, которые имеют одинаковую юридическую силу.[5] Однако арбитражная оговорка, третейская запись, арбитражный договор представляют собой самостоятельные, независимые друг от друга виды арбитражного соглашения. Для того, чтобы стороны могли обратиться в арбитраж, достаточно одного вида арбитражного соглашения. Тем не менее на практике часто встречаются случаи, когда в отношении одного и того же контракта действует и третейская запись и арбитражная оговорка[6] . Это бывает, в частности, когда в арбитражной оговорке предусмотрены определенные виды споров, подлежащих рассмотрению в арбитраже. В случае, когда по этому же контракту возникает спор иного характера, стороны, желающие передать его на рассмотрение в арбитраж, заключают третейскую запись, являющуюся самостоятельным арбитражным соглашением. Если, как это чаще бывает, вопрос о передаче споров в арбитраж обсуждается при заключении контракта, арбитражное соглашение включают в контракт как одно из его условий; такое соглашение именуют арбитражной оговоркой контракта. Соглашение об арбитраже может быть заключено в виде отдельного документа, в том числе с целью разрешения уже возникшего спора.

Именно этому вопросу, об арбитражной оговорке, довольно часто не уделяется должного внимания при заключении контрактов. Записывают, например, что «спор подлежит разрешению в арбитраже» или «арбитраж – в Москве», но в каком именно арбитраже, в каком арбитраже в Москве, - не указывают. Из-за своей неопределенности такая оговорка может быть реализована только при условии, если спорящим сторонам удастся договориться об устранении этого дефекта.[7]

Следует добавить, что арбитражное соглашение (в том числе и арбитражные оговорки, включенные во внешнеторговый контракт) обладает в отношении сделки юридической самостоятельностью, автономностью. Это означает, что действительность арбитражного соглашения не зависит от действительности того контракта, в отношении которого оно было заключено. Иногда при рассмотрении споров это положение приобретает решающее значение.

В качестве примера можно сослаться на решение ВТАК от 9 июля 1984 г. по делу по иску В/О «Союзнефтеэкспорт» к фирме «Джок ойл». Советское объединение подписало с фирмой контракт на поставку истцом ответчику значительного количества нефти и нефтепродуктов. Ввиду прекращения фирмой, находившейся на Бермудских островах, оплаты части поставленного ей товара дальнейшие поставки были приостановлены. Затем истец на основании арбитражной оговорки контракта, предусматривавшей, что все споры будут рассматриваться во Внешнеторговой арбитражной комиссии в Москве, обратился с иском в этот постоянно действующий арбитражный суд. Ответчик прежде всего ссылался на недействительность контракта, поскольку он был подписан со стороны истца только председателем объединения, что явилось нарушением советского законодательства, согласно которому договоры должны подписываться двумя лицами. Недействительность же контракта, по мнению ответчика, влечет за собой и недействительность арбитражной оговорки, устраняя тем самым компетенцию ВТАК по возникшему спору. ВТАК признала контракт недействительным с момента его подписания, но в то же время отклонила возражение ответчика в части, касающейся арбитражной оговорки, и разрешила спор по существу. ВТАК исходила из самостоятельности арбитражной оговорки. «Арбитражное соглашение,— указывалось в решении,— может быть признано недействительным лишь в том случае, если в нем будут обнаружены пороки воли (заблуждение, обман и др.), нарушения требований закона, относящихся к содержанию и форме заключенного арбитражного соглашения. Таких обстоятельств, приводящих к недействительности арбитражного соглашения, нет, и ни одна из сторон не заявляла о его недействительности, ссылаясь на такие обстоятельства». В итоге ВТАК признала, что арбитражное соглашение «является процессуальным договором, не зависимым от материально-правового договора, и что поэтому вопрос о действительности или недействительности этого договора не затрагивает соглашения», а последнее само по себе в данном случае юридически действительно.[8]

Также различают еще одно деление арбитражных соглашений на безотзывные и зависимые. Процессуальный эффект зависит от того каким свойством наделено арбитражное соглашение по праву данной страны[9] . Точнее будет, если сказать что, арбитражное соглашение обладает безотзывностью либо зависимостью в зависимости от вызываемого им процессуального эффекта. Если государственный суд, в который поступил иск, обнаружив наличие действительного арбитражного соглашения, по собственной инициативе обязан прекратить производство по делу и направить стороны в арбитраж, то говорят, что арбитражное соглашение обладает безотзывностью, Такой порядок действует в США. Арбитражные соглашения «признаются безотзывными и имеющими юридическую силу на территории каждого штата»[10] . Если арбитражное соглашение обладает зависимостью, государственный суд обязан принять дело к производству даже при наличии действительного арбитражного соглашения, если против этого не возражает другая сторона спора. Таким образом, чтобы исключить компетенцию государственного суда, сторона в споре должна совершить процессуальное действие – заявить отвод государственному суду. Такой порядок действует в нашей стране[11] . То же самое предусматривают и международные нормы[12] .

Можно выделить два случая, когда государственному суду приходится рассматривать вопрос о допустимости арбитражного соглашения:

- сторона обращается в суд с иском о признании арбитражного соглашения недействительным;

- сторона обращается в суд с иском по тому же предмету, по тем же основаниям и к тому же ответчику, что и в арбитраж.

В первом случае суд должен принять дело к рассмотрению и вынести решение, независимо от арбитража. Правильность действий суда в данном случае не подлежит сомнению (при условии, что соблюден порядок обращения в суд общей юрисдикции или арбитражный суд). Здесь компетенция арбитража и государственного суда не сталкиваются, поскольку различны предмет иска и его основания. Во втором случае, суд должен принять исковое заявление, но, если он обнаружит, что между сторонами заключено арбитражное соглашение, оно действительно, исполнимо и не утратило силы, и, если любая из сторон попросит об этом не позднее представления своего первого заявления по существу спора, прекратить производство (путем оставления заявления без рассмотрения) и направить стороны в арбитраж. Если же сторона ни одна из сторон не заявит отвод государственному суду, тот рассматривает дело в обычном порядке. Таким образом, заключение арбитражного соглашения еще не гарантирует исключения подведомственности дела государственному суду. Эту ситуацию можно объяснить тем, что арбитражное соглашение – это гражданский договор, который может быть расторгнут по соглашению сторон в любое время в соответствии с п.1 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации от 1994 года. Отсюда следует, что подача иска в государственный суд одной стороной и отсутствие возражений против его компетенции, у другой стороны, а также ее участие в судебном разбирательстве представляют собой обоюдное согласие на расторжение арбитражного соглашения.

Характер арбитражного соглашения

Принципиальная особенность арбитражного соглашения – это его юридически автономный, самостоятельный характер по отношению к основному контракту, в связи с которым у сторон возникли разногласия. Арбитражное соглашение обладает в каждой отдельной сделке правовой самостоятельностью, автономностью, поэтому его судьба и юридическая действительность не зависят от действительности основного контракта. Особое значение это положение имеет, если юрисдикция арбитража оговорена в самом тексте контракта в виде арбитражной оговорки, то есть арбитражное соглашение является составной частью гражданско-правового договора. Исходя из общих принципов теории договорных обязательств, признание основного контракта недействительным автоматически может привести к признанию недействительности любой из его частей, в том числе и арбитражной оговорки. В таком случае стороны лишаются самого права на независимое арбитражное разбирательство разногласий между ними, включая рассмотрение вопроса о действительности контракта и вытекающих из него обязательств. Но основополагающим принципом международного коммерческого арбитража выступает юридическая автономность арбитражного соглашения и принципиальная добровольность арбитражного разбирательства.

Сложившееся в международной практике правило о юридической автономности арбитражного соглашения преодолевает указанное противоречие и обеспечивает право участников международной коммерческой деятельности на арбитражную защиту их интересов. Любое арбитражное соглашение, в том числе и включенное в текст международного коммерческого контракта, рассматривается недействительным (в целом или в любой его части) не приводит к аннулированию арбитражного соглашения, вопросы, связанные с недействительностью контракта. Этот принцип закреплен в большинстве национальных законов, в международных соглашениях, в арбитражной практике. Международный коммерческий арбитражный суд Российской Федерации (далее – МКАС) придерживается практики, что действительность арбитражного соглашения, в частности, арбитражной оговорки, не может быть опорочена недействительностью основного контракта. Арбитражное соглашение представляет собой процессуальный договор, не зависимый от материально-правового договора. Вопрос о действительности или недействительности материально- правового договора не затрагивает процессуального соглашения, которое юридически действительно само по себе. Практика МКАС основана на положениях ч. 1 ст. 16 Закона РФ <<О международном коммерческом арбитраже>> от 7 июля 1993 года. В этой статье записано, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, должна трактоваться как соглашение, не зависимое от других условий договора. Решение третейского суда о ничтожности договора не влечет за собой недействительности арбитражной оговорки. (сноска)

Признание юридической самостоятельности арбитражного соглашения приводит к формированию коллизионных норм, определяющих, по закону какого государства должны рассматриваться все спорные вопросы, связанные исключительно с арбитражным соглашением. Чаще всего применяется либо право, избранное сторонами, либо закон существа отношения (lex causae). В соответствии с п. 2 ст. 178 Закона Швейцарии <<О международном частном праве>> от 1987 года, действительность арбитражного соглашения может определяться по закону, который регулирует основной договор – <<арбитражное соглашение считается действительным, если оно соответствует требованиям, предписываемым правом, избранным сторонами арбитража, либо правом, регулирующим предмет спора, и в особенности правом, применимым к основному договору>>. Также применяется право места проведения арбитража (lex fori), либо закон места жительства суперарбитра, либо закон государства места вынесения решения (lex loci arbitri). Нью-Йоркская конвенция <<О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> от 1958 года и Европейская конвенция <<О внешнеторговом арбитраже>> от 1961 года устанавливают специальные коллизионные правила для определения действительности арбитражного соглашения независимо от права, применимого к основному контракту. Это коллизионные принципы автономии воли сторон и право места вынесения арбитражного решения. Те же самые коллизионные привязки закреплены и в Законе Российской Федерации <<О международном коммерческом арбитраже>> в части 1 пункте 1 статьи 36, в которой сказано, что недействительность арбитражного соглашения может быть признана по закону, которому стороны подчинили это соглашение, а при отсутствии такого указания – по закону государства, где решение было вынесено. Закон Швейцарии от 1987 года <<О международном частном праве>> также предусматривает три коллизионные привязки для решения вопроса о действительности арбитражного соглашения – автономию воли, право места проведения арбитража. Следует привести пример. Зарегистрированное в России ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» не смогло погасить кредиторскую задолженность АО «Словенска Консолидачна, А.С.» (г. Любляна). Согласно договору спор был передан в Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Словенской Республики (фактически – третейский суд). Решением от 9 января 2004 года с российского банка было взыскано 4,3 млн евро основного долга, 558 тыс. евро задолженности по процентам, а также 3 тыс. словацких крон за издержки арбитражного производства. В июне словенская компания обратилась в Арбитражный суд Москвы с заявлением о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитражного суда. Заявитель ссылался как на действующее российское законодательство (Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон «О международном коммерческом арбитраже»), так и международные договоры (в том числе Нью-Йоркскую конвенцию 1958 года «О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений»). В ходе рассмотрения дела было установлено, что еще в августе 2003 года Арбитражный суд Москвы объявил ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» банкротом. При этом заявление о банкротстве банка от другого кредитора – ГП «ВПО «Зарубежнефть», поступило в суд еще в 2002 году, то есть задолго до обращения заявителя с иском в словацкий суд. Из этого арбитражный суд сделал вывод, что установление размера и состава требований к должнику относится к исключительной компетенции российского суда, а отнюдь не Арбитражного суда Словенской Республики. «В соответствии с положениями, закрепленными Нью-Йоркской конвенцией, в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения может быть отказано, если компетентная власть страны найдет, что признание и приведение в исполнение этого решения противоречит публичному порядку этой страны», – компетентно заключил Арбитражный суд Москвы. Во взыскании с ООО «Коммерческий Банк социального развития «Якиманка» почти 5 млн евро было отказано.

Закон Швейцарии от 1987 года <<О международном частном праве>> также предусматривает три коллизионные привязки для решения вопроса о действительности арбитражного соглашения – автономию воли, право места проведения арбитража.

Наличие арбитражного соглашения порождает определенные процессуально-правовые последствия. Арбитражное соглашение обязательно для сторон, и они не могут уклоняться от передачи спора в арбитраж. Это правило исключает юрисдикцию государственного суда по данному делу, то есть арбитражное соглашение лишает суд его юрисдикции (ст. 134, 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года и ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации 2002 года). Таким образом, государственный суд не вправе ни отменить, ни пересмотреть арбитражное решение по существу. Если одна из сторон в нарушение арбитражного соглашения все же обратилось в суд, он должен либо по собственной инициативе, либо по заявлению ответчика отказать в приеме искового заявления или прекратить уже начатое производство по делу и направить стороны в арбитраж. Эти положения закреплены в ст. 220 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и в ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В данном случае используется формула об отводе государственного суда по неподсудности. Государственный суд связан соглашением сторон о третейском разбирательстве дела (то есть соглашением сторон о подсудности) и о возможности рассмотрения дела по существу. Однако везде действует принцип эстоппеля (общепризнанный принцип мировой судебной практики) – стороны теряют право ссылаться на прежнее соглашение (арбитражное соглашение), если молчаливо соглашаются на изменении подсудности и рассмотрение дела в государственном суде. Этот принцип общепризнанным принципом в сфере международных публичных правоотношений и в Европейском частном праве. Он основан на началах добросовестности и взаимности, призван обеспечивать последовательность и ответственность в действиях государственных органов и государства в целом. В соответствии с этим принципом государство не вправе оспаривать ту правовую позицию по определенному вопросу права или факта, которая выражена в виде юридически значимого поведения или одностороннего юридического акта самого государства или его органов. Исключая возможность произвольного изменения правовой позиции государства, принцип эстоппель обеспечивает юридическую безопасность и соразмерность государственного воздействия, соблюдение субъективных прав и законных интересов граждан и корпораций. Российские государственные арбитражные суды при рассмотрении экономических споров с участием иностранных лиц в полной мере придерживаются принципа эстоппеля: молчаливое согласие сторон на изменение подсудности ведет к утрате права ссылаться на арбитражное соглашение, и спор рассматривается арбитражным (хозяйственным) судом по существу.

Правило об отказе в приеме и рассмотрении искового заявления применяется и в том случае, если стороны арбитражного соглашения обратились с иском в арбитраж, но не в тот, компетенция которого была согласована в контракте. Например, арбитражная оговорка была сделана в пользу МКАС РФ, а истец обратился в арбитражный суд г. Москвы. В такой ситуации Арбитражный суд г. Москвы должен признать себя некомпетентным и отказать в приеме искового заявления. Однако на практике российские государственные арбитражные суды не всегда принимают во внимание волю сторон, выраженную в арбитражном соглашении, и принимают к рассмотрению дела, которые им подсудны в соответствии с условиями договора. Ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации прямо устанавливает, что государственный арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если:

- имеется соглашение участвующих в деле лиц о передаче данного спора в третейский суд, если любая из сторон, возражая против рассмотрения дела в государственном арбитражном суде, не позднее своего первого заявления по существу спора заявит ходатайство о передаче спора на рассмотрение третейского суда;

- стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда во время судебного разбирательства до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, и если любая из сторон заявит возражение в отношении рассмотрения дела в арбитражном суде.

Проблема соотношения арбитражного соглашения и юрисдикции государственных судов затрагивается в международных договорах и национальном законодательстве. Нью-Йоркская конвенция 1958 года << О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> закрепляет принцип, согласно которому суд при наличии арбитражного соглашения должен направить стороны в арбитраж, но только в следующих случаях: иск касается вопросов, по поводу которых стороны заключили арбитражное соглашение; любая сторона ходатайствует об арбитражном рассмотрении спора; у суда нет оснований признать арбитражное соглашении недействительным, утратившим силу или неисполнимым. Европейская конвенция 1961 года формулирует правило об отводе государственного суда по неподсудности: отвод государственного суда по неподсудности, основанный на наличии арбитражного соглашения и заявленный в государственном суде одной из сторон арбитражного соглашения, должен быть заявлен под угрозой утраты права на отвод за пропуском срока до или в момент представления первого возражения по существу иска, в зависимости от того, рассматривает ли закон страны суда такой отвод как вопрос материального или процессуального права. Типовой закон ЮНСИТРАЛ <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1985 года содержит существенное дополнение – решение судом всех этих вопросов никак не препятствует арбитражу начинать арбитражное разбирательство, продолжать и заканчивать его, выносить решение по существу спора. Таким образом, суд, в которой подан иск по вопросу, являющемуся предметом арбитражного соглашения, должен по своей инициативе или по просьбе любой стороны, представленной не позднее предъявления ее производство по делу и направить стороны в арбитраж, если нет оснований полагать, что арбитражное соглашение имеет порок. В случае предъявления иска в суд арбитражное разбирательство тем не менее может быть начато, продолжено или закончено, в арбитражное решение вынесено, пока спор о подсудности разрешается судом. Государственный суд связан арбитражным соглашением, инициированным сторонами, по вопросам подсудности данного спора и возможности рассмотрения дела по существу. В российской доктрине высказывается практически единая точка зрения: если имеется соглашение о передаче спора на рассмотрение третейского суда и если одна из сторон обратилась с иском в государственный суд, а ответчик до своего первого заявления по существу спора не возразил против этого, то государственный суд (как общей юрисдикции, так и арбитражный) имеет право и обязан рассматривать этот спор. Если же ответчик до своего первого заявления по существу спора ссылается на арбитражное соглашение, заключенное в законной форме и являющееся действительным, то государственный суд должен оставить иск без рассмотрения.(ссылка)

Форма арбитражного соглашения

Довольно обстоятельно в Законе РФ от 7 июля 1993 года <<О международном коммерческом арбитраже>> в ч. 2 ст. 7 изложены требования к форме арбитражного соглашения. Оно должно быть заключено в письменной форме. Это требование сформулировано в виде императивной нормы, нарушение которой влечет за собой недействительность соглашения. Как указано в Законе, арбитражное соглашение считается заключенным в письменной форме не только, если оно содержится в одном документе, подписанном сторонами. Оно считается таковым еще в двух случаях:

- если оно заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого сообщения;

- если оно заключено путем обмена исковым заявлением и ответом на иск, в котором одна сторона утверждает о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

Арбитражное соглашение должно быть составлено таким образом, чтобы его форма соответствовала требованиям, установленным законодателем в месте проведения арбитражного разбирательства. Соблюдение формы арбитражного разбирательства является одним из важнейших условий признания его действительным.

Вопросы, касающиеся формы арбитражного соглашения, не оставлены без внимания и в основных международных конвенциях, регулирующих вопросы внешнеэкономического арбитража. В соответствии с Нью-Йоркской конвенцией <<О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> от 1958 года признаются только письменные арбитражные соглашения. Термин <<письменное соглашение>> подразумевает арбитражную оговорку, включенную в контракт, или арбитражное соглашение, подписанное сторонами, либо содержащееся в обмене письмами и телеграммами. Европейская Конвенция <<О внешнеторговом арбитраже>> от 1961г.(далее – Европейская конвенция), в отличие от Нью-Йоркской конвенции <<О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> от 1958 (далее – Нью-Йоркская конвенция), допускает заключение арбитражного соглашения в устной форме. Данная коллизия положений конвенций не должна становиться причиной затруднений при определении действительности арбитражного соглашения, если страной проведения арбитражного разбирательства является государство – участник обеих конвенций. Исходя из того, что Европейская конвенция была заключена позже Нью-йоркской, и целью ее подписания как следует из преамбулы конвенции было желание <<содействовать развитию европейской торговли путем устранения, по мере возможности, некоторых затруднений в функционировании внешнеторгового арбитража>>, нормы Европейской Конвенции превалируют над нормами Нью-йоркской конвенции в регулировании отношений между контрагентами государств, каждая из которых является участником обеих конвенций. Например, в суде ФРГ рассматривалось дело по спору между западногерманской фирмой и австрийской корпорацией. Одна из сторон оспаривала арбитражное соглашение, содержащееся в письме, направленном австрийской корпорацией западногерманской фирме, но не подтвержденным последним в письменной форме. В связи c тем, что ФРГ и Австрия являются участниками и Нью-йоркской и Европейской конвенций, перед судом встал вопрос, положения какой конвенции следует применять для разрешения данного спора. Суд пришел к выводу руководствоваться нормами Европейской конвенции, основываясь на том, что она была заключена позже Нью-Йоркской конвенции и ее нормы превалируют. В соответствии со ст. 1 Европейской конвенции и на основании того, что согласно нормам права ФРГ сторона, не заявившая возражений сразу после получения предложения заключить арбитражное соглашение, считается связанной этим соглашением, суд признал данное арбитражное соглашение действительным.1

Попытка разрешить противоречия национальных законов относительно формы арбитражных соглашений предпринята в Типовом законе <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1985 года, положения которого отражают современные тенденции мировой арбитражной практики. Статья 7 Типового закона устанавливает общее правило: арбитражное соглашение заключается в письменной форме. Условия, при соблюдении которых соглашение считается заключенным в письменной форме:

- это единый документ, содержащий соглашение о передаче споров(а) в арбитраж. Причем он может и не быть подписан сторонами (видимо в доказательство заключения этого соглашения именно данными лицами могут предоставляться иные документы, корреспонденция отражающие ход деловых переговоров, а может и свидетельские показания).

- арбитражное соглашение содержится в документе, подписанном сторонами;

- арбитражное соглашение заключено путем обмена письмами, телеграфными, телетайпными и иными сообщениями, обеспечивающими фиксацию такого соглашения;

- арбитражное соглашение заключено путем обмена исковыми заявлениями и отзывами на иск, в которых одна сторона утверждает наличие такого соглашения, а другая не возражает против этого;

- в контракте имеется ссылка на документ, содержащий арбитражную оговорку (например, Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ, общие условия поставок), но при условии, что договор заключен в письменной форме и соответствующая ссылка делает оговорку частью контракта.

По закону Швейцарии арбитражное соглашение заключается путем составления письменного документа (в виде отдельного соглашения, либо - арбитражной оговорки, в международном коммерческом договоре), или путем обмена телеграммами, телексами или другими способами с использованием современной техники, позволяющей передавать письменные документы на расстояние. А вот Закон Швеции 1929 г. не требовал письменной формы. Таким образом, в принципе заключение арбитражного соглашения в письменной форме возможно. Но это может вызвать множество трудностей при его реализации и использовании. Тем более что регламенты институциональных арбитражей, а также международные акты об арбитраже содержат прямое требование о письменной форме арбитражного соглашения[13] . Новый Шведский закон <<Об арбитраже>> от 1999 года также не содержит требований к форме арбитражного соглашения(сноска Ануфриева). В законе Российской Федерации <<О Международном Коммерческом Арбитраже>> от 1993 года в ч. 2 ст. 7 также предусмотрена письменная форма заключения арбитражного соглашения. Его положения соответствуют нормам Нью-Йоркской и Европейской конвенций, и даже более того, они современнее, лучше приспособлены к настоящим условиям внешнеэкономической деятельности. Во-первых, соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно содержится в документе, подписанном сторонами, или заключено путем обмена письмами, сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения.

Развитие средств связи создает новые проблемы для правового регулирования документооборота. Например, в некоторых сообщениях весь текст, в том числе и подпись, напечатан. Статья II Нью-йоркской конвенции говорит о письменном арбитражном соглашении, а не о подписанном соглашении. В связи с чем, можно считать, что если подпись не проставлена от руки, арбитражного соглашения напечатана, то такое соглашении соответствует Конвенции. В случае спора можно сослаться на другую корреспонденцию в подтверждение того, что лицо, проставившее эту подпись, признает правовые последствия, вытекающие из такого документа[14] . Особого обсуждения заслуживает вопрос заключения сделок, в том числе арбитражных соглашений, посредством специализированных электронных сетей, а также с помощью Интернета[15] . Множество вопросов вызывает проблема идентификации лица, заключающего сделку и дальнейшее подтверждение, того, что оно ее заключило. Использование электронно-цифрового аналога подписи вызывает ряд практических проблем, поскольку нет адекватного правового регулирования отношений с ее использованием ни на международном уровне, ни на российском уровне. В последнее время много говорится о "виртуальном" арбитраже. Необходимо сказать о преимуществе такого разрешения спора, а именно: значительно снижаются расходы сторон на участие в разрешении спора, нет необходимости полетов в место проведения арбитража, аренды помещений, отсылки документов через международные курьерские службы; существенно увеличивается скорость рассмотрения дел, поскольку снижаются не только денежные, но и временные затраты по организации арбитражных процедур; сокращение формальностей, времени и расходов повышает эффективность арбитража; имеется возможность 24-часового доступа к материалам дела, в том числе только что поступившим в распоряжение арбитража. В связи с вышеуказанным идея "виртуального" арбитража находит все больше и больше сторонников. Некоторым юристам представляется необходимостью разработка самостоятельной юридической основы деятельности "виртуального" арбитража, включая предложение о разработке специального закона, другие авторы предлагают использовать существующие национальные законы в "виртуальном" арбитраже, например использование Английского арбитражного акта 1996 г. (ссылка на ворд) Следует отметить, что в 1999 г. Европейский Союз принял Директиву о структурной основе сообщества для электронных подписей (EU Directive 1993/93/EC on Community Framework for Electronic Signatures). Эта Директива устанавливает, что электронные подписи не могут быть дискриминированы и при соблюдении необходимых формальностей приравниваются к обычным подписям на бумаге. К числу таких формальностей относятся, например, необходимость сертификации сервис-провайдера для использования электронной подписи. Устанавливаются минимальные меры ответственности для сервиз-провайдеров, которые, например, будут отвечать за действительность содержания сертификата. Хотя Директива не содержит исчерпывающего правового регулирования вопросов электронной подписи, она обеспечивает минимальные требования и уровень защиты при ее использовании. Директива устанавливает, что электронные подписи могут использоваться в качестве доказательства в правоприменительной деятельности. На основе данной Директивы страны-члены Европейского Союза принимают соответствующие национальные акты.

Небрежное отношение к форме заключаемого арбитражного соглашения может вызвать значительные трудности при его реализации. Решение о действительности арбитражного соглашения, о том было ли оно вообще заключено, могут принимать и сам арбитраж, и государственные суды, причем одни и те же факты могут быть истолкованы ими по-разному (дело усугубляет то, что выводы о форме арбитражного соглашения суда одного государства не имеют преюдициальной силы для судов другого государства). Правовое регулирование арбитража таково, что оно допускает параллельное рассмотрение дела по существу в арбитраже, и в государственном суде. Например, арбитраж принял дело к своему рассмотрению. Затем в государственный суд подан иск по тому же предмету. Государственный суд признал, что арбитражное соглашение не заключено в надлежащей форме, соответственно он принимает дело к своему рассмотрению. Такое решение государственного суда не имеет значения для арбитража, поскольку он сам выносит решение о своей компетенции.

Содержание арбитражного соглашения

Содержание арбитражного соглашения зависит от воли сторон, которые самостоятельно определяют его элементы. В мировой практике и национальном законодательстве разработаны типовые арбитражные оговорки. Элементы арбитражного соглашения:

- выбор именно арбитражного способа рассмотрения споров (с исключением подсудности судам общей юрисдикции или иным государственным судам);

- выбор вида арбитража и места его проведения. Если определена компенсация институционного арбитража, то необходимо указать его точное наименование. Без точного наименования арбитража соглашение будет недействительным. Например, в контракте указано, что спор рассматривается в арбитраже в городе Москве – такое соглашение будет недействительным, так как в городе Москве функционируют несколько арбитражей, как коммерческих, так и государственных;

- выбор места проведения арбитража. При установлении компетенции институционного арбитража место его нахождения указывать необязательно. В этом случае разбирательство будет проходить по месту официальной резиденции институционного арбитража, если арбитры с учетом обстоятельств дела не выберут иного места. Для изолированного арбитража необходимо точное указание места его проведения (страна, город);

- выбор языка арбитражного разбирательства. Для институционного арбитража этот элемент не обязателен. При отсутствии специальных указаний арбитраж рассматривает дело на своем родном языке. Для изолированного арбитража желательно указать язык разбирательства. Общепринятое правило – если стороны не владеют языком, на котором ведется арбитражное разбирательство, то они обеспечиваются переводчиками за свой счет;

- установление числа арбитров (один или три). В институционном арбитраже при отсутствии указаний сторон этот вопрос решается в соответствии с регламентом данного арбитража. В изолированном арбитраже указание числа арбитров имеет существенное значение;

- определение порядка арбитражной процедуры (выбор, назначение, отвод арбитров, начало разбирательства и его процедура, порядок представления документов и других доказательств, форма разбирательства – устная или на основе письменных документов). Институционный арбитраж по общему правилу разбирает спор по законам своей страны и в соответствии со своим регламентом. Однако отличительная особенность арбитража заключается в почти неограниченном праве сторон на самостоятельное установление процедуры разрешения спора, поэтому абсолютное большинство правовых норм, определяющих процесс третейского разбирательства, имеют диспозицитвный характер и применяются только тогда, если стороны не предусмотрели иного.

В арбитражном соглашении стороны вправе предусмотреть любые правила арбитражной процедуры, даже если они обращаются в институционный арбитраж. Пределы этой свободы – императивные нормы национального права и оговорка о публичном порядке государства, на территории которого арбитраж осуществляет свою деятельность. При выборе изолированного арбитража стороны обязаны установить правила арбитражной процедуры, так как такой орган не имеет своего регламента. Возможные варианты: подробное установление арбитражной процедуры в самом арбитражном соглашении; обращение к одному из типовых регламентов; обращение к регламенту какого-либо институционного арбитража. Если сами стороны не решили процедурные вопросы в арбитражном соглашении, это не лишает их права на третейское разбирательство. Назначенные арбитры будут руководствоваться теми процессуальными нормами, какие сами себе определят.

Типовые арбитражные оговорки разрабатываются с целью облегчить сторонам решение вопроса, в каком порядке и в каком арбитраже должен разрешаться спор. Типовые оговорки прилагаются к типовым арбитражным регламентам и содержатся в регламентах институционных арбитражей. Например, типовая оговорка при обращении к Регламенту ЮНСИТРАЛ - <<Любой спор, разногласие или требование, возникающие из данного договора или касающиеся его либо его нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в арбитраже в соответствии с действующим в настоящее время Арбитражным регламентом ЮНИСИТРАЛ>>; типовая оговорка арбитражного института при Торговой палате города Стокгольма - «Любой спор, разногласие или претензия в связи с настоящим контрактом либо его нарушением, расторжением или недействительностью будут окончательно разрешены путем арбитража в соответствии с Регламентом Арбитражного Института Торговой Палаты г. Стокгольма».

Существует практика заключения соглашений между торговыми палатами или арбитражными ассоциациями различных государств, в которых в рекомендательной форме сформулированы типовые арбитражные оговорки. Например, типовая оговорка Торгово-промышленной палаты Российской Федерации с Итальянской арбитражной ассоциацией: споры сторон в зависимости от того, кто является ответчиком, подсудны МКАС РФ или Итальянской арбитражной ассоциации. Истец в любом случае может передать дело на рассмотрение арбитража ad hoc, организованного в соответствии с Европейской конвенцией <<О внешнеторговом арбитраже>> от 1961 года. Следующий пример: типовая оговорка Торгово-промышленной палаты Российской Федерации и Бельгийского центра по изучению и проведению национальных и международных арбитражей: подсудность рассматриваемых споров определяется по месту нахождения ответчика, закрепляется в соглашении об арбитражной оговорке и рекомендуется для включения в контракты между российскими лицами. Торгово-промышленная палата Российской Федерации имеет согласованный текст арбитражной оговорки факультативного характера, которую российские организации могут включать в контракты с фирмами из соответствующих государств (Японии, Италии, США, Австрии, Индии, Южной Кореи, Швеции, Бельгии). Типовая арбитражная оговорка устанавливает, что арбитражное разбирательство будет проводиться в определенном постоянно действующем третейском суде по месту нахождения ответчика или в ином арбитраже, созданном для рассмотрения данного спора в государстве места нахождения ответчика. Такая оговорка имеет строго факультативный, рекомендательный характер и применяется только в каждом конкретном случае исключительно по взаимной договоренности сторон контракта. Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово- промышленной палате РФ рекомендует включать во внешнеэкономические договора (соглашения) следующую арбитражную оговорку: "Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом". Такая оговорка, на мой взгляд, правильна, поскольку нередко в текстах договоров, предлагаемых российским организациям для подписания их зарубежными партнерами, содержится фраза о том, что споры между сторонами подлежат разрешению в суде страны их местонахождения, а в случае подписания такого договора российский партнер скорее всего будет не в состоянии защитить свои права в суде, например, какого-либо штата США из-за отсутствия средств на покрытие весьма значительных расходов на транспорт и услуги зарубежных юристов.

Заключение

В своей курсовой работе, изучив такие вопросы как понятие арбитражного соглашения, рассмотрев его формы, виды, характер и содержание арбитражного соглашения хочу отметить следующее. Арбитражное соглашение представляет собой обычное соглашение двух лиц, которое может уместиться в одном небольшом предложении и именно оно является основой деятельности такого сложного механизма как международный коммерческий арбитраж, и более того, оно служит источником такого количества споров и разногласий. Одно слово в этом соглашении может как облегчить, так и значительно усложнить жизнь субъекта внешнеэкономической деятельности. Но, несмотря на огромное значение арбитражного соглашения, очень часто можно встретить небрежное отношение к процессу его составления, хотя от его содержания зависит очень многое. Стоит только сторонам спора потратить пару часов и продумать каждое предложение соглашения, воспользоваться возможностью выбора права, места, языка и других важных составляющих, как они могут считать, что избавили себя от многих потерь времени, денег и хороших партнеров. Арбитражные регламенты идут на встречу сторонам используя диспозитивные нормы, которые, к сожалению, остаются без внимания. Необходимо также обратить внимание на то, что международные конвенции были приняты сравнительно давно, ряд их положений затрудняет экономический оборот. Необходимо законодателям постоянно совершенствовать нормы об арбитраже, искать новые пути осуществления арбитража, защиты прав сторон в арбитражном разбирательстве. Положительное влияние оказывают унификационные процессы, особенно на фоне развития международной экономической деятельности, необходимости признания и приведения в исполнение решений вынесенных на территории страны иной, чем та, где испрашивается признание и приведение в исполнение. Эти процессы не должны останавливаться. Но главную, важную роль в развитии механизма рассмотрения споров в международном коммерческом арбитраже должны сыграть сами участники внешнеэкономической деятельности, поскольку международный коммерческий арбитраж наиболее соответствует их интересам как способ рассмотрения внешнеэкономических споров.

Список литературы

Нормативные акты:

Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ от 1976 года.

Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 2002 года.

Гражданский кодекс Российской Федерации от 1994 года.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 2002 года.

Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1961 года (Женева, 21 апреля 1961 г.).

Закон Российской Федерации <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1993 года.

Закон Швейцарии <<О международном частном праве>> от 1987 года.

Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 года (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.).

Регламент Арбитражного Института Торговой палаты города Стокгольма (принят Торговой палатой города Стокгольма и введен в действие с 1 апреля 1999 года).

Регламент Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (вступил в силу с 1 мая 1995 года).

«Положение об арбитражных расходах и сборах», являющееся Приложением к Регламенту Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации.

Типовой закон ЮНСИТРАЛ <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1985г.

Типовой закон ЮНСИТРАЛ <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1985г.

Научная литература:

1. Ануфриева Л.П. Международное частное право: Учебник. Том 3. Трансграничные банкротства. Международный коммерческий арбитраж. Международный гражданский процесс. – М.: Бек, 2001. – 768 с.

2. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – 2е изд., перераб. И доп. – М.: Междунар. Отношения, 1997. – 416 с.

3. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005. – 606 с.

4. Гетьман-Павлова И. В. Международное частное право: Учебник. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. – 752 с.

5. Дмитриева Г.К., Филимонова М.В. Международное частное право. (Действующие нормативные акты). – М.: Институт международного права и экономики имени А.С. Грибоедова, 1999. – 624 с.

6. Кирилюк И. Утрата возможности обращения к третейскому суду. Хозяйство и право, 2000 г., № 12. – 115 с.

7. Карабельников В.Г. Форма арбитражного соглашения в международном коммерческом арбитраже. Право и экономика, 2001 г., № 3. – 74 с.

8. Костин А.А. Некоторые проблемы международного арбитража. Третейский суд, 2003, № 8. – 68 с.

9. Нешатаева Т.Н., Старженецкий В.В. Третейские и государственные суды. Проблема прав на правосудие. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ, 2000 г., № 10. – 51 с.

10. Носырева Е. Коммерческий арбитраж в США. Хозяйство и право, 1998 г., № 11. – 124 с.

11. Минаков А.И. Арбитражное соглашение и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. - М.: Юрид. лит., 1985. – 78 с.

12. Петрос Цаканян Арбитражная оговорка и международные торговые споры 25.08.2005 / Деловой партнер. №34. – 34 с.

13. Траспов Р. А. Международный коммерческий арбитраж: пределы осуществления гражданских прав и проблемы исполнения арбитражного соглашения Журнал «Арбитражная практика» № 04 (13) 2002. – 71 с.

14. Шамраев А.В. Правовое регулирование информационных технологий. Анализ проблемы и основные документы. Москва, «Статут», «Интертех», Издательская группа «БДЦ-пресс», 2003. – 620 с.


[1] Типовой закон ЮНСИТРАЛ <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1985г. Статья

[2] Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005 Стр. 569

[3] Петрос Цаканян. Арбитражная оговорка и международные торговые споры. Деловой партнер 25.08. 2005 № 34. Стр. 7

[4] Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право: Учебник. – М.: Изд-во Эксмо, 2005. Стр. 557

[5] Конвенция <<О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений>> от 1958 года г. Нью-Йорк

[6] Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2005 Стр. 571

[7] Петрос Цаканян. Арбитражная оговорка и международные торговые споры. Деловой партнер 25.08. 2005 № 34. Стр. 8

[8] Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Междунар. отношения, 1997. Стр. 396

[9] Кирилюк И. Утрата возможности обращения к третейскому суду. Хозяйство и право, 2000 г., № 12, стр. 91

[10] Носырева Е. Коммерческий арбитраж в США. Хозяйство и право, 1998 г., № 11, стр. 111

[11] Закон РФ <<О международном коммерческом арбитраже>> от 1993 года .п. 1 ст. 8

[12] См. п.3 ст. II Нью-йоркской конвенции, п.1 ст. VI Европейской конвенции.

1 .Минаков А.И. Арбитражное соглашение и практика рассмотрения внешнеэкономических споров. - М.: Юрид. лит., 1985. - С. 33.

[13] См. п.1 ст.1 Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ, ст. 15 Арбитражного регламента ЕЭК ООН (Хотя прямого указания нет, следующее положение «намекает» на это - «исковое заявление должно сопровождаться оригиналами или копиями арбитражного соглашения и всех относящихся к спору документов» - это требование можно выполнить только, если арбитражное соглашение существует в виде письменного документа). П.2 ст. I Европейской конвенции, п.2 ст.2 Нью-йоркской конвенции. В институциональных регламентах, как правило, требуется копия арбитражного соглашения, я считаю (см. выше), это говорит о необходимости заключать арбитражное соглашение в письменной форме – ст. 5 Регламента арбитражного института торговой палаты Стокгольма, ст. 1 Регламента лондонского международного третейского суда, п.3 ст. 4 Арбитражного регламента МТП («исковое заявление должно содержать арбитражное соглашение»). Прямое указание содержится в п.3 ст.1 Регламента МКАС при ТПП РФ.

[14] Там же стр. 52.

[15] Заключение сделок посредством специальных электронных сетей, как правило, происходит среди узкого круга, хорошо осведомленных друг о друге участников. Их отношения во многом построены на доверии и соблюдении обычаев деловой практики. Иное дело Интернет. Здесь доступ в сеть неограничен, а также существует множество иных факторов, способствующих злоупотреблениям.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий