регистрация / вход

Проблемы статуса действительных и недействительных кредиторов в России, государствах СНГ и Балтии

Классифицировать кредиторов на действительных и недействительных можно по такому критерию - наступлению срока исполнения должником их требований.

Проблемы статуса действительных и недействительных кредиторов в России, государствах СНГ и Балтии

М.В. Телюкина, к.ю.н.

Классифицировать кредиторов на действительных и недействительных можно по такому критерию - наступлению срока исполнения должником их требований. Со второй, особой категорией связано немало практических проблем. Ее составляют кредиторы с требованиями, срок исполнения которых на момент принятия арбитражным судом заявления о банкротстве должника (либо на момент проведения определенной процедуры) еще не наступил.

Отметим, что рассматриваемые нами термины не являются легальными, так как в Законе РФ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон) они не упоминаются. В связи с этим на практике возникают серьезные проблемы, которым в Законе не уделено никакого внимания.

Безусловно, недействительные кредиторы не могут инициировать конкурсный процесс, поскольку для этого необходимо не только наступление срока исполнения обязательств должником, но и чтобы после этого момента прошло более трех месяцев.

При этом недействительный кредитор не менее других заинтересован в судьбе должника. В качестве примера приведем такую ситуацию. У должника - пять действительных кредиторов с установленными требованиями в размере 3 000 МРОТ и один недействительный - АО "К" с требованиями в 10 000 МРОТ. Срок исполнения требований АО "К" наступит через год после возбуждения конкурсного процесса. Должен ли такой кредитор быть уведомлен о возбуждении против должника производства по делу о банкротстве? Поскольку в ч.5 п.1 ст.61 Закона речь идет о необходимости уведомления кредиторов и ничего не сказано о том, что это касается только действительных кредиторов, информацию о начале конкурсного процесса должны получить от временного управляющего все кредиторы.

Может ли недействительный кредитор предъявить требование должнику и претендовать на внесение его в реестр, а также участвовать в собраниях кредиторов? Руководствуясь логикой и в силу отсутствия прямых запретов, арбитражные управляющие иногда вносят недействительные требования в реестр и предоставляют таким кредиторам право голоса на собраниях. Но по смыслу Закона правом голоса обладают конкурсные кредиторы с установленными требованиями, т.е. действительные. Таковыми недействительные кредиторы могут стать, во-первых, по наступлении срока исполнения обязательства, во-вторых, при введении конкурсного производства (одно из его последствий - наступление сроков исполнения всех обязательств).

Значит, только действительные кредиторы имеют право участвовать во всех мероприятиях конкурса. Поэтому при внесении в реестр требований недействительных кредиторов соответствующие действия арбитражного управляющего могут быть оспорены.

Все это ставит недействительных кредиторов в крайне невыгодное и незащищенное положение. Во-первых, они не могут голосовать на собраниях, т.е. их мнение не влияет на судьбу должника, в которой они безусловно заинтересованы. Например, если действительные кредиторы голосуют за введение внешнего управления, недействительный кредитор, зная, что цели внешнего управления недостижимы, не могут повлиять на решение этого вопроса.

Во-вторых, недействительные кредиторы не могут претендовать на удовлетворение своих требований, если к удовлетворению требований кредиторов приступил внешний управляющий. Такое возможно в соответствии с планом внешнего управления, если средств должника достаточно для удовлетворения всех требований. Однако учитываются только действительные требования. Конечно, в идеале (в соответствии с Законом) предполагается, что к расчетам с кредиторами управляющий переходит, когда должник восстановил свою платежеспособность, т.е. может нормально функционировать и удовлетворять требования кредиторов по мере наступления сроков их исполнения. Однако из-за отсутствия четких указаний Закона на сей счет на практике нередки ситуации, когда внешний управляющий с согласия собрания кредиторов (в котором недействительные кредиторы не участвуют) реализует все (либо практически все) имущество должника и расплачивается с кредиторами, требования которых установлены. После этого должник либо какое-то время пытается функционировать, либо его сразу признают банкротом; срок исполнения требования недействительного кредитора считается наступившим, но имущества у должника уже нет. К сожалению, в такой ситуации недействительные кредиторы не смогут оспорить действия управляющего и действительных кредиторов.

Представляется необходимым создать механизмы защиты интересов недействительных кредиторов. Это можно сделать либо путем закрепления их участия во всех собраниях кредиторов (конечно, обязательство, по которому заинтересованное лицо выступает кредитором может по каким-либо основаниям прекратиться и до наступления срока его исполнения, но в этом случае прекратится и участие кредитора в собраниях), либо только в определенных собраниях (например, при утверждении плана внешнего управления, при даче согласия на реализацию имущества в течение внешнего управления и т.п.).

В большинстве законодательных актов государств СНГ и Балтии, как и в российском Законе, не уделено должного внимания защите недействительных кредиторов. Определенные шаги в этом направлении сделаны только в Азербайджане и Эстонии.

Так, подп.2 п.2 ст.4 Закона о банкротстве Азербайджана обязывает должника при подаче заявления о своем банкротстве указать сведения не только обо всех действительных кредиторах, но и о тех, срок исполнения требований которых истекает в течение одного года после подачи заявления. Это означает, что при разработке мероприятий конкурса учитывается, как на их проведение повлияет наступление срока исполнения названных требований.

Еще интереснее вопрос решается в Эстонии. Дозволяя применение зачета встречных однородных требований (в целях прекращения обязательств) кредитором до момента объявления банкротства, ст.68 Эстонского Закона о банкротстве специально устанавливает, что "в производстве по делу о банкротстве допускается зачет также таких требований, срок исполнения либо отлагательное условие которых еще не наступили". Зачет ограничивается для кредиторов, получивших требование к должнику в результате цессии: в силу п.4 ст.68 Закона "требование к должнику, возникшее путем уступки требования в течение трех месяцев до возбуждения или в процессе производства по делу о банкротстве, не может быть зачтено в счет требования, имевшегося у должника к кредитору до его уступки. Это положение применяется также в случае, если уступка требования к должнику состоялась ранее указанного срока, но в течение последних трех лет до возбуждения производства по делу о банкротстве, если в то время должник был несостоятельным". Допустимость зачета требований вообще и недействительных требований в частности говорит о выраженной прокредиторской направленности эстонского конкурсного права.

Проблема правового положения текущих (т.е. недействительных - в смысле отношений банкротства) кредиторов имеет еще один аспект. Если срок исполнения обязательства должника перед таким кредитором приходится на период внешнего управления, то по наступлении срока он получит значительные льготы - его требования не подпадают под действие моратория и должны удовлетворяться во внеочередном порядке по мере возникновения. В результате бывшие недействительными кредиторы окажутся в гораздо более выгодном положении, чем те, срок исполнения требований которых наступил до введения внешнего управления. Правда, следует отметить, что не всегда требования, срок исполнения которых приходится на период внешнего управления, подлежат исполнению в течение этого периода - такое происходит, только если внешний управляющий не отказался от соответствующих сделок согласно нормам ст.77 российского Закона о банкротстве.

Таким образом, недействительные кредиторы, с одной стороны, оказываются в незащищенном положении, а с другой - при наступлении срока исполнения обязательства во время внешнего управления - приобретают преимущества перед действительными. Более того, среди недействительных кредиторов можно выделить одну очень интересную категорию. Это кредиторы по обязательствам с неопределенным сроком исполнения (например, по обязательствам до востребования). По смыслу такого обязательства именно кредитор может решать, на каком этапе сделать требование действительным, т.е. вступить в конкурсный процесс. В ряде случаев они выбирают период внешнего управления, поскольку появляется шанс получить исполнение преимущественно перед другими кредиторами, не дожидаясь окончания моратория.

Затронутая нами проблема актуальна для всех государств СНГ и Балтии, поскольку соответствующие законы не устанавливают специального регулирования, а текущие требования практически везде имеют приоритетный характер. Правда, приоритетность определяется разными актами по-разному. Так, указанные требования могут быть внеочередными (в России, Беларуси, Казахстане, Узбекистане, Молдове, Латвии, Эстонии); первоочередными (в Украине, Азербайджане, Грузии); относится к требованиям четвертой (в Армении - 4 очередь, при том, что основные требования принадлежат к группам низшей очередности) и последующих очередей.

Отметим, что защищен наименее из недействительных кредиторов - кредитор по неденежным обязательствам, особенно если срок исполнения требования приходится на период после признания должника банкротом, а по договору была осуществлена предоплата. Эта проблема также характерна для всех государств СНГ и Балтии, так как не имеет законодательного решения.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий