регистрация / вход

Историческая ретроспекция феномена проституции

Рассматриваются формы проституции и их развитие с древнейших времен до наших дней. Показано, что всплеск проституции связан с демократическими преобразованиями в России и устранением государства от решения этой проблемы.

В.В. Бабошин

Рассматриваются формы проституции и их развитие с древнейших времен до наших дней. Показано, что всплеск проституции связан с демократическими преобразованиями в России и устранением государства от решения этой проблемы.

Проституция, как социальное явление, известно человечеству с древнейших времен. Можно констатировать многочисленные попытки, как феноменального исследования данного явления, так и стремление к его теоретическому осмыслению. Уже первичный анализ проституции показывает неоднозначное отношение к ней общественного мнения, отношение со стороны официальных властей и отдельно взятых индивидуумов. Отдельные этапы истории демонстрируют нам достаточно различное восприятие этого явления от радикального преследования до попыток его легитимации.

Можно выделить четыре основных формы существования проституции:

• обычай гостеприимства;

• элемент религиозного ритуализма;

• легализированная проституция;

• латентная проституция.

Несмотря на то, что первые две формы проституции далеки от современных представлений о ней, мы солидарны с С.Н. Красулей, подчеркивающим, что эти своеобразные формы существования и распространения проституции играют важную роль в осмыслении сущности данного явления, дошедшего до наших дней, и требуют более подробного освещения [I].

Отдельные исследователи не склонны относить первые две разновидности проституции к собственно проституции в полном смысле этого слова. Их аргументация строится на том, что эти виды проституции являлись конвенционально одобренными как господствующей моралью, так и постулатами сакрального характера. Однако данные специфические формы существования проституции безусловно сыграли свою роль в последующем конституировании рассматриваемого нами феномена. Более того, с формальной точки зрения эти специфические формы проституции в любом случае предусматривали получение определенной конкретной выгоды, зачастую не редуцируемой к получению исключительно материальных благ.

Исследование этнографов содержат в себе многочисленные подтверждения существования так называемой «проституции гостеприимства». Безусловно, очевидна социальная подоплека этой версии проституции, как способствующая формированию и укреплению социальных коммуникативных связей.

Подобные явления находят свое проявление и в наши дни у отдельных народов, хотя данная разновидность проституции на сегодняшний день не является доминирующей, и может рассматриваться как социальный анахронизм.

Говоря о конституирующей роли «проституции гостеприимства», можно указать на тот очевидный факт, что именно она в дальнейшем продуцировала особый вид семейной торговли, при котором женщина превращалась в товар, а в последствии и вполне могла самостоятельно практиковать данный промысел, не ограничиваясь рамками межличностных отношений внутри семьи.

Наряду с «проституцией гостеприимства» достаточно широкое распространение имела и так называемая «религиозная проституция». Особенно широкое распространение «религиозная проституция» получила в государствах Древнего Востока и в античном мире. Древневосточные храмы выполняли функции аналогичные функциям современных публичных домов. Эротические культы, имевшие центральным элементом обряда половой акт, нашли в частности особое распространение в Древнем Египте. Торжественные обряды, проводимые в честь богов Исиды и Асириса, символизировали собой оплодотворяющие силы земли и репродуктивную способность природы.

Зачастую «религиозная проституция» отличалась фрагментарным характером, постулируя половой акт женщины как некую разновидность жертвоприношения. Как представляется, именно фрагментарные половые акты явились предпосылкой появления профессиональной храмовой проституции, постепенно утрачивающей свой религиозный характер.

Глубокое понимание континуитета феномена проституции мы обнаруживаем в работе Макса Вебе-ра «Теория ступеней и направлений религиозного неприятия мира». Вебер выстраивает историко-логический ряд трансформации проституции, обуславливающий переход от ее сакральных форм к секулярным. «Половой акт в древности очень часто являлся составной частью магических оргий; священная проституция (которая ничего общего не имела с мнимым «первобытным промискуитетом») обычно была рудиментом этого состояния, при котором любой экстаз считался «священным». Проституция, как гетеросексуальная, так и гомосексуальная, существовала с давних времен и часто в весьма рафинированных формах (у так называемых первобытных народов встречается трибадия). Переход к узаконенному браку шел через множество его промежуточных форм. Брак как экономический союз, обеспечивающий положение женщины и наследственные права детей, а также важный для потусторонней жизни институт, гарантирующий посмертные жертвоприношения, существовал повсеместно еще до эпохи пророков и поэтому ничего общего с аскезой не имеет. Не случайно в высказываниях пророков и в контролируемом священниками образе жизни почти всегда половые отношения регламентировались посредством брака. В этом выражается неприятие рациональным регулированием жизни всех видов иррационального дурмана» [2].

Если «религиозная проституция» имеет место своей локализации мир Древнего Востока, то античная ойкумена продуцировала первичные формы современной европейской проституции.

На наш взгляд, существует две причины достаточно широкого распространения торговли женским телом в указанном нами регионе. Первой причиной могут быть названы широкие торговые международные связи Средиземноморья, способствовавшие распространению проституции и ее последующей легализации; другой причиной нам видится проникновение восточных эротических культов в греческие полисы.

Одним из первых законодательных актов, узаконивающих проституцию, может быть назван Указ известного древнегреческого реформатора Солона об открытии публичных домов. Можно предположить, что Солон интуитивно предвосхитил вывод многих современных исследователей о том, что проституция может стать действенным средством сохранения семьи, а также способствовать исключению внебрачных половых связей с замужними женщинами.

Более того, дикретионы, находящиеся в ведении государства публичные дома, обладали своего рода правом экстерриториальности, т.е. никто не мог быть преследуем по семейным, бытовым или деловым причинам. Так Ф. Ренье указывает, что отец не мог забрать оттуда своего сына, кредитор преследовать там своего должника, жена удостоверить там измену своего мужа [3]. Примечательным является то, что посещение дикретионов не являлось социально не одобряемым поступком.

Рост популярности публичных домов побудил государство разрешить открытие подобных заведений любому частному лицу, обязующемуся выплачивать налоги. Произошла своеобразная институализация и регламентация проституции. Последнее заключалось в том, что четко оговаривались обязанности проституток, места их пребывания, специфика одежды и т.д.

В древней Греции осуществилась своеобразная эстетизация проституции, что проявилось в появлении так называемых гетер, отличающихся хорошим образованием, умом, красотой и вкусом. Впрочем, интеллектуальная проституция в форме гетеризма явилась акцидентальным проявлением в рамках рассматриваемой нами традиции. Одним из итогов распространения проституции в древней Греции стало снижение популярности гомосексуализма и других аналогичных противоестественных проявлений.

В истории Римской империи мы наблюдаем дальнейшую коммерциализацию проституции, осуществляющуюся на государственном уровне. Это нашло свое проявление в повышении размеров налоговых сборов, появления аналога современной полиции нравов, в чьи обязанности вменялся не контроль за нравственностью, а борьба с бесконтрольным промыслом проституток. Одновременно достаточно широко распространилась и латентная проституция, отличительной чертой которой стало стремление уклониться от уплаты налогов. Многие положения из законодательства Римской Империи, имеющие отношение к проституции, в последствии составили нормативную базу в период Нового времени.

Можно отметить, определенное снижение социального статуса римских проституток по сравнению с греческими, что нашло свое проявление хотя бы в том, что в Римской империи не было категорий проституток, подобных греческим гетерам.

В эпоху средневековья, характеризующуюся распространением христианства, можно наблюдать определенное снижение уровня проституции, но отнюдь не полное ее искоренение. Согласно христианскому учению, недопустимым являлась не только проституция как таковая, но и все разновидности половой распущенности, внебрачные половые связи и т. д.

Можно выделить несколько факторов, способствующих росту проституции, и главными из них, на наш взгляд, являются великое переселение народов, Крестовые походы и всевозможные завоевательные набеги. Так, энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона отмечает следующие факты: «Примером нравственности считалось иметь только нескольких любовниц. Часто в одном и том же доме находился вверху - публичный дом, внизу - школа..., когда в 1526 году в Нюрнберге был закрыт монастырь, то часть монахинь поступила в публичные дома..., в 1381 году мэр Лондона Вальворт арендовал у Епископа Винчестерского все публичные дома, построенные на земле последнего» [4].

Впрочем, как представляется, авторы энциклопедического словаря несколько утрировали масштабы проституции в средние века. Доказательством этому, на наш взгляд, является не только безальтернативное доминирование христианской морали, но и относительно небольшие размеры средневековых городов, чьи жители зачастую хорошо знали друг друга. Более того, распространение венерических заболеваний обусловило применение репрессивных мер по отношению к проституткам. Радикализм подобных мер нашел свое проявление в том, что отдельными законодательными актами преследовалась половая связь вне брака.

Впрочем, подобные запретительные меры оказались малоэффективными, так как они осуществлялись в контексте секуляризации общественного сознания. Появилась новая разновидность проституции, традиционно определимая как семейная проституция, когда проститутками являлись горничные и другая домашняя прислуга. Впоследствии бесперспективность радикальной борьбы с проституцией привела к регламентации последней, что обеспечило новый модус ее существования.

Идея регламентации могла означать своеобразную форму примирения с проституцией как неизбежным социальным злом, чьи негативные последствия, впрочем, можно каким-то образом уменьшить. Здесь, по сути дела, мы сталкиваемся с повтором отношения к проституции со стороны государства, аналогично тому, которое существовало в Римской империи. Суть регламентации состоит в признании легальности находящейся под контролем государства зарегистрированной проституции и в запрещении ее не институциональных форм. Система регламентации включила в себя следующие компоненты:

1. Обязательная регистрация проституток;

2. Обязательный периодический медицинский осмотр;

3. Принудительное лечение венерических заболеваний;

4. Проживание и «профессиональная» деятельность в строго отведенных местах..

Одновременно, начиная со второй половины XIX века, происходит определенный перелом общественного мнения в отношении проституток. Индикатором этого процесса может считаться классическая отечественная литература. В произведениях Толстого и Достоевского проститутка показана не как проявление социального зла, а как жертва антигуманных общественных отношений. Одновременно стало заявлять о себе общественное движение, определяемое как аболиционизм, направленное на защиту прав и достоинств женщины.

Регламентируемая государством проституция воспринималась аболиционистами как нарушение прав женщин и ограничение их свобод. Раскрытие принципов аболиционизма выявляет в качестве императива равенство между лицами обоего пола. Государство обвинялось в потакании проституции, прикрытой декларациями по ее упорядочению.

Проблема генезиса проституции в России, по мнению большинства исследователей, остается ноуменальной. Один из первых документов, фиксирующих наличие данного феномена в истории России, относится к 18 веку. Мы можем судить о наличии проституции в допетровские и более ранние периоды только контекстуально. Косвенным аргументом, подтверждающим наличие проституции, могут служить труды древнерусских религиозных писателей, таких как: Феодосии Печерский, Нил Сорский и некоторых других. Известный русский историк С.М. Соловьев указывает на большое количество; проституток, посещающих наиболее людные места [5].

Одним из первых законодательных актов, направленных на ограничение проституции, стал «Наказ о городском благочинии» царя Алексея Михайловича. Впервые понятие проституции вводится в отечественный вокабуляр при Екатерине Второй. Начинает изучаться проблема распространения венерических заболеваний, вызванных распространением проституции. Длительный период бескомпромиссной борьбы с проституцией завершается попытками ее регламентации посредством государственного контроля. Данные тенденции нашли свое воплощение в «Уставе городского благочестия». Согласно «Уставу», обязательным становится постоянное врачебное наблюдение за проститутками, их локализация в определенных районах города и другие профилактические меры. Окончательно система регламентации и государственного контроля сложилась в 40-х годах 19 века, каковой она и сохранилась с некоторыми модификациями вплоть до 1917г.

В советский период обнаруживается некоторое снижение уровня проституции, которое, впрочем, обусловлено не только репрессивными, запретительными мерами, но и отсутствием должного статистического учета, а также специальных социологических исследований.

Тем не менее, снижение проституции в послереволюционный период очевидно. Причин здесь несколько. Во-первых, изменился социальный статус «низов» общества, как основного поставщика проституток. В частности, можно отметить определенную работу государства по социализации женщин, занимающихся проституцией. Во-вторых, снижению уровня проституции способствовали парадигматические изменения в массовом сознании и прежде всего в сознании молодежи. Идеолог новых сексуальных отношений А.Н. Коллонтай констатировала необходимость свободы половых отношений, и данная идеология получила значительный отклик в обществе, объективно способствуя снижению уровня проституции. На третий фактор уменьшения числа проституток указывают И.А. Голосенко и С.И. Голод. По их мнению: «В условиях военного коммунизма, невиданной экономической разрухи и дикой инфляции роль обесцененных денег упала во всех договорных отношениях, в том числе и во взаимоотношениях полов» [б]. В четвертых, впервые в послереволюционные годы было предельно упрощено как заключение браков, так и их расторжение, что превращало семейные отношения в некий аналог отношения проститутки и клиента. В пятых, демографический дисбаланс, связанный с многочисленными социальными катаклизмами, резко уменьшивший число мужского населения, косвенным образом повлиял на снижение потребностей в проституции. В дальнейшем меры репрессивного характера способствовали типологическим видоизменениям проституции, ее приспособляемости к новым условиям.

Определенный рост проституции был вызван целым рядом социальных причин, что обнаруживает себя в период новой экономической политики (нэпа) и возрождения рыночных отношений. По мнению исследователей в 20-е годы количество проституток в крупных городах достигло дореволюционного уровня.

Отказ от рыночных отношений, обозначившийся со второй половины 20-х гг., связан с попытками государства радикальным образом уничтожить проституцию. На смену социальной реабилитации проституток, практиковавшейся в первые послереволюционные годы, пришли радикальные репрессивные меры, затрагивающие не только собственно проституток, но и их клиентов. Определенным итогом борьбы государства с проституцией стало уничтожение ее массовых проявлений при сохранении незначительных латентных форм, как правило, контролируемых государственными органами (спец. службами, милицией и т. д.).

Ослабление тоталитарного давления на общество, связанное с так называемой «хрущевской оттепелью», привело к отказу от уголовного преследования лиц, занимающихся проституцией по формальным признакам. Проститутки подвергались исключительно административным наказаниям. Уголовно наказуемым считалось только вовлечение в занятие проституцией. Со всей очевидностью государство искало опосредованные способы ограничения проституции, в частности, предусматривалась ответственность за заведомое заражение венерическими заболеваниями.

Резкий всплеск отечественной проституции связан с демократическими преобразованиями и проводимыми в обществе реформами. На сегодняшний день государственные институты, общественность практически устранились от решения проблемы проституции, что, безусловно, обуславливает актуальность исследований данного феномена в современной России с точки зрения получения о нем более полной социологической информации, что, в свою очередь, позволит выработать соответствующие адекватные подходы, направленные на ее минимизацию.

Список литературы

1. Красуля С.Н. От жриц любви до обитательниц борделей // Проституция и преступность. М.: Юридическая литература, 1991.

2. Аверина Н.А. Пятьдесят семь юных «леди» из обслуги интерсервиса. М.: Юридическая литература, 1991. С. 258.

3. Антонян Г.Г., Бабаев Н.М., Миньковский Г.Н. Преступность несовершеннолетних и ее профилактика. М., 1971. С. 17.

4. Брокгауз и Ефрон. Энциклопедический словарь. СПб, 1986. Т. XXV.

5. Вебер М. Образ общества. М.: Юрист, 1994. С. 25.

6. Венингер С. Пол и характер. Мужчина и женщина в мире страстей и эротики. М., 1991. С. 128-136.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий