регистрация / вход

О сущности российского государства

О сущности российского государства пишут юристы, политологи, политики. Выводы их разноречивы. Наибольшее распространение получили криминальный, номенклатурный и олигархический подходы. Своеобразен подход у некоторых представителей церкви.

В.А. Рыбаков, Омский государственный университет, кафедра гражданского права и процесса

Вопрос о сущности государства - вопрос о том, кому принадлежит государственная власть, кто ее осуществляет и в чьих интересах. Тема всегда актуальная, а применительно к современной России остродискуссионная. О сущности российского государства пишут юристы, политологи, политики. Выводы их разноречивы. Наибольшее распространение получили криминальный, номенклатурный и олигархический подходы. Своеобразен подход у некоторых представителей церкви. Так, архиепископ Владимир полагает, что отечественное государство по сути демоническое, сатанинское, в нем правит "демонократия" [1].

Раскроем содержание первых трех подходов и выскажем свое мнение. Итак, российское государство - государство криминальное. Криминальный подход наиболее распространен. Его представители есть среди политологов, юристов, практиков и теоретиков. Например, член-корреспондент РАН М.Н. Руткевич утверждает, что "границы между законными и незаконными действиями в государственном управлении размыты настолько, что оба верхних слоя российского общества 90-х годов - новую буржуазию и новую бюрократию - можно считать криминальными по своему происхождению, способу получения доходов, уже нажитому имуществу [2]. По мнению профессора Р.В. Рывкиной существующее "сращивание бизнеса и политики говорит о том, что государство как аппарат власти и управления, направленный против преступности, элиминтирует себя. На его месте возникает новый тип власти и управления - криминальное государство" [3].

"Дав простор коррупции, - пишет профессор Ю.Козлов, - мы построили то, что условно называем демократическим государством, а фактически создали клиптократию - строй, при котором власть на разных уровнях все больше и больше сдвигается в сторону криминалитета" [4]. Профессор В. И. Чиркин полагает, что в современной антитоталитарной революции криминал затронул фактически все слои населения и приобрел полугосударственный характер, будучи связан прежде всего с переделом власти и государственной собственности, проводимой "сверху". Криминал "сверху" сомкнулся с криминалом "снизу" [5].

Многочисленность приведенных цитат вызвана тем, что сама постановка вопроса о криминальности государства на первый взгляд кажется противоестественной: государство есть легальная, законная, суверенная государственная власть; и все, что исходит от нее, легально и законно.

Криминальный подход к определению сущности российского государства имеет несколько разновидностей: государство коррумпированное, государство мафиозное, государство организованно-преступное. Вывод о коррумпированной сущности государства обосновывается высоким уровнем взяточничества, злоупотребления служебным положением, хищениями и т. п. Действительно, по рейтингу коррумпированности чиновников и политиков Россия сегодня находится в десятке самых неблагополучных стран мира, соседствуя с такими государствами, как Венесуэла, Камерун, Индия и Индонезия [6].

Сложившуюся ситуацию прокурор Курской области Н. Ткачев оценивает следующим образом: "И "не воры в законе" сегодня правят бал в преступном мире и определяют общий преступный фон - как это пытаются внушить многие средства информации, а коррумпированные "воры при законе или над законом", коррумпированное высокопоставленное чиновничество, крупный криминальный капитал, в угоду которым создаются "нужные" законы" [7].

Вывод о мафиозности государства был высказан в 1993 г. вице-президентом Российской Федерации А. Руцким: "Сейчас у нас не демократия, не гражданское общество, а государственно-мафиозная диктатура, не желающая осознавать национально-государственных интересов Росии и россиян" [8]. В настоящее время подобные представления высказывают многие. В 1997 г. профессор А. С. Панарин утверждал, что "союз респектабельной элиты с мафией не только состоялся, но и характеризуется доминующим моральным влиянием мафии" [9].

Вывод о тождественности государства с организованной преступностью делает, например, К. Лубенченко: "Приватизация, - пишет он, - в том виде, как она проведена в России дала тот тип государства, который по своей политической структуре совпадает с организованной преступностью" [10].

Высказывая свое суждение о рассматриваемом подходе к сущности государства отметим, что нецелесообразно в рамках криминального подхода выделять три указанных его разновидности. Все они - как близнецы-братья. Коррупция - систематизированный элемент организованной преступности и мафии [4]. Все они смыкаются друг с другом. Что касается криминального подхода в целом, то, как представляется, критерий криминализации общества не может быть использован для определения сущности государства. Во-первых, потому, что преступность существует в любом обществе, государстве. Коррупция - тень государства.

Во-вторых, коррумпированность - это один из показателей эффективности функционирования государственного аппарата, его принципов, и прежде всего принципа законности. И во многих государствах в коррупции замешаны самые высокие чиновники. Например, в 1983 г. в Аргентине были преданы суду три бывших президента страны. Апелляционный суд приговорил Х.В. Веделу и Э.Э. Массе к пожизненному заключению, а Р.Э. Виолу к 17 годам тюрьмы.

Второй подход к сущности российского государства определяет его как государство олигархическое. Приведем в качестве примера несколько высказываний. Г. Явлинский: "Власть у нас слита с крупным капиталом. А это называется олигархией" [11]. Профессор А. Субетто: "В России нет демократии, сложилась власть крупного олигархического капитала, экспоприировавшего народную собственность" [12].

Действительно, влияние на властные структуры государства основных финансовых групп очень сильно. Оно осуществляется несколькими путями: вхождение олигархов во власть (В. Потанин, Б. Березовский и др.), делегирование на министерские посты представителей олигархии, все большая зависимость правительства от финансовых ресурсов, контролируемых олигархией, и т.п. Олигархи настояли на создании так называемого Совета экономического взаимодействия. В него должны были войти десять представителей деловых кругов и столько же представителей правительства. Совет должен был выработать рекомендации правительству по вопросам экономической политики. Смена правительства не позволила им учредить этот орган.

Ощущая естественный и понятный для рядового гражданина протест против форм корпоративно-олигархического правления, следует помнить, что в той или иной мере они характерны для всех открытых государств, обозначают по существу своеобразную технологию соединения формальной власти и власти групп, контролирующих реальные ресурсы (финансы, сырье, информацию и др.). Правда, в современных западных государствах, где неуклонно соблюдаются социальные приоритеты гражданского общества и права человека, демократических институтов и традиций оказывается достаточно для того, чтобы подчинить деятельность олигархии интересам общества.

Следующий подход к сущности государства - номенклатурный. "К началу 1994 г. советский тоталитарный "социализм", - пишет Н. Работяжев, - был перестроен в номенклатурный капитализм, социум, отличный как от тоталитаризма, так и западного постиндустриального общества" [13]. Номенклатура представляет круг должностных лиц, назначение и утверждение которых относится к компетенции вышестоящих органов. В этом аспекте номенклатура является компонентом любой развитой государственной или иной политической системы. Само по себе существование номенклатуры является нормой жизни, поскольку она на практике позволяет эффективно решать вопросы кадровой политики. Ненормальным является наделение представителей номенклатуры какими-либо экономическими, политическими, социальными привилегиями, предоставление им власти, неконтролируемой демократическими институтами. Думается, что и этот подход к определению сущности российского государства неприемлем.

Вопрос о принадлежности власти в России тем или иным персонажам, кланам, группам и т. п. несомненно важен. Между тем в Конституции Российской Федерации записано, что "носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ" (ст. 3, п. 1) и "...никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуется по федеральному закону" (ст. 3 п.4). Но из этого следует, что сама постановка вопроса о принадлежности власти кому бы то ни было антиконструкционна. Речь может идти только о присвоении, узурпации власти. Другое дело - механизмы осуществления власти народом.

Принадлежит ли власть народу, много ли народовластия в России? Де-юре - много. Едва ли не все принципы, права и свободы, составляющие неотъемлемые черты современной демократии, признаны и зафиксированы Конституцией и другими правовыми актами Российской Федерации. Это и суверенитет народа, и признание человека высшей ценностью, верховенство закона, равенство всех граждан перед судом, плюрализм интересов и взглядов. Де-факто - мало. Кризисные ситуации в различных сферах (экономической, политической, идеологической, судебно-правовой и т. п.) тому подтверждение.

Государственная власть принадлежит государству, его органам. Ее реальные рычаги находятся в руках узкой группы людей, преимущественно из окружения главы государства. Между кланами и должностными лицами, принадлежащими к той или иной группировке, ведется борьба. Властные полномочия используются произвольно. Это влечет за собой отчуждение общества от власти. Оно возникает вследствие одностороннего подчинения граждан правилам и предписаниям, регламентирующим их повседневную жизнь. Фактически власть не гарантирует индивидам неприкосновенность их гражданских прав. Государственные официальные структуры функционируют, не сообразуясь с принципом взаимности в использовании законом установленных обязанностей для частных, а равно официальных лиц. Мы находимся в парадоксальной ситуации, когда, с одной стороны, существует сильное отчуждение народа от власти, а с другой - массы людей возлагают надежды не на себя, а исключительно на государство. Причем не только больные, пенсионеры, но, к примеру, те, кто добывают нефть, золото и алмазы.

Кризис государственной власти в России, неспособность ее решать экономические и социальные проблемы, отражать интересы народа говорит о том, что назрела необходимость смены стратегического курса в управлении страной. Политические партии, объединение предпринимателей, научные коллективы выступают со своими программами выхода из кризиса и последующего ускоренного развития страны. Но в нашу задачу не входит их обсуждение, это особая тема.

Список литературы

Архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский Владимир. Демонократия // Советская Россия. 1998. 23 июля.

Руткевич М. Н. Процессы социальной деградации в обществе // Социологические исследования. 1998. N 6. С. 7.

Рывкина Р. В. Социальные корни криминализации российского общества // Социологические исследования. 1997. N 4. С. 81.

Козлов Ю. Коррупция - тень государства? // Юридический вестник. 1998. N 5.

Чиркин В. Е. Переходное постсоциалистическое государство: содержание и форма // Государство и право. 1997. N 1. С. 6.

Илюхин В.И. Беспредел воровства // Советская Россия. 1998. 1 янв.

Ткачев Н. Не хватает политической воли // Законность. 1998. N 2. С. 3.

Руцкой А. Кто толкает страну в пропасть // Российская газета. 1993. 21 авг.

Панарин А. С. Криминальная революция и нравственная реставрация // Власть. 1997. N 7. C.20.

Правовое государство: идеал и реальность // Российская Федерация. 1995. N 12. С. 44.

Явлинский Г. Кто правит в России? // Аргументы и факты. 1997. N 39.

Субетто А. Российская нация в опасности ! // Советская Россия. 1997. 27 сент.

Работяжев Н. К вопросу о генезисе и сущности номенклатурного капитализма в России // Мировая экономика и международные отношения. 1998. N 2. C.44.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий