регистрация / вход

О возможности поощрения правдивых показаний свидетелей

Проблема стимулирования правдивых показаний участников уголовного судопроизводства — одна из наиболее острых среди тех, что стоят сегодня перед российскими учеными-юристами и законодателем.

С. А. Новиков

Проблема стимулирования правдивых показаний участников уголовного судопроизводства — одна из наиболее острых среди тех, что стоят сегодня перед российскими учеными-юристами и законодателем. Настоящей бедой в последние годы стали частые случаи дачи заведомо ложных показаний, причем не только лицами, подозреваемыми и обвиняемыми в совершении преступлений, но также потерпевшими и свидетелями. А, как известно, «exceptio faisi omnium ultima»[1] — ведь в результате лжи точное установление всех существенных обстоятельств уголовного дела, следовательно, и его справедливое разрешение, нередко оказываются под угрозой.

Для преодоления «установки на ложь» обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и потерпевшего необходим, по нашему мнению, целый комплекс правовых мер, стимулирующих дачу названными участниками уголовного процесса правдивых показаний. В состав такого комплекса, как мы считаем, должны входить три группы взаимосвязанных мер: поощрения, ответственности и защиты.

Для изложения проблем стимулирования правдивых показаний необходим объем научной монографии. Поэтому в данной статье мы сосредоточим внимание лишь на одном аспекте — на возможности применения для стимулирования правдивых показаний свидетелей каких-либо мер поощрения.

Под таковыми нами понимаются положительные последствия правового характера для лица, давшего правдивые показания по уголовному делу. То, что эти меры могут применяться для получения правдивых показаний подозреваемого и обвиняемого, не вызывает сомнения, ведь для данных участников процесса дача показаний — только их право, поэтому готовность помочь правосудию должна поощряться. И современное уголовное законодательство Российской Федерации действительно предусматривает важные меры поощрения правдивых показаний подозреваемого и обвиняемого: от смягчения наказания (см. п. «и» ч. 1 ст. 61, ч. 1 ст. 64 УК РФ) до возможного в некоторых случаях освобождения от уголовной ответственности (ст. 75 УК РФ). Однако насколько какие-либо меры поощрения правдивых показаний применимы к свидетелям?

Отвечая на поставленный вопрос, следует заметить, что такая возможность выглядит дискуссионной. Свидетели обязаны давать правдивые показания по уголовному делу и в силу публичного характера уголовного процесса не вправе решать вопрос о даче показаний в зависимости от того, выиграют они этим для себя какие-либо поощрения, блага или нет. Это важнейшее условие беспрепятственного отправления правосудия, одна из главнейших гарантий точного установления обстоятельств совершенного преступления, а значит, и решения задач уголовного судопроизводства, справедливого разрешения дела. Свидетель, который правдиво рассказал все известное ему по уголовному делу и помог следователю и суду разобраться в произошедшем событии, вправе рассчитывать на общественное одобрение его поведения, испытывает чувство внутреннего удовлетворения.

Заметим, что действующее российское законодательство каких-либо специальных мер поощрения, прямо направленных на стимулирование правдивых свидетельских показаний, не содержит.

УПК РФ не предусматривает выплату свидетелям какого-либо вознаграждения за их участие в уголовном процессе и дачу ими правдивых показаний. Лишь с известной натяжкой к мерам поощрения можно отнести положенное им возмещение расходов по явке к следователю и в суд. Являться по вызову и давать правдивые свидетельские показания — это почетная обязанность граждан, не предполагающая какой-либо дополнительной награды кроме общественного поощрения. В то же время если свидетельские показания дает лицо, содействующее органам, которые осуществляют оперативно-розыскную деятельность, и тем самым оказывающее помощь в раскрытии преступления, то оно вправе рассчитывать на получение материальных стимулов. Такая возможность предусмотрена не уголовно-процессуальным законом, а Федеральным законом от 12 августа 1995 г. № 144–ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»,[2] ч. 5 ст. 18 которого гласит: «Лица, сотрудничающие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, либо оказавшие им помощь в раскрытии преступлений или установлении лиц, их совершивших, могут получать вознаграждения и другие выплаты. Полученные указанными лицами суммы вознаграждений и другие выплаты налогами не облагаются и в декларациях о доходах не указываются». Показательно, что и в Законе РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026‑1 «О милиции»[3] закреплено право милиции «объявлять о назначении вознаграждения за помощь в раскрытии преступлений и задержании лиц, их совершивших, и выплачивать его гражданам» (п. 32 ст. 11 Закона).

Таково нынешнее состояние мер поощрения правдивых показаний свидетеля в нашей стране.

Однако представляется, что в определенных ситуациях для стимулирования правдивых свидетельских показаний российскому законодателю все же следовало предусмотреть и другие, нефинансовые (нематериальные), меры поощрения, которые могли бы оказаться более действенными. Речь здесь идет о весьма своеобразной категории свидетелей — тех, кто одновременно является подозреваемыми и обвиняемыми по другим уголовным делам. В отношении них можно было бы предусмотреть определенные меры поощрения уголовно-правового характера. Сегодня они отсутствуют, но насколько такая ситуация оправдана? Разве не нужны меры поощрения для подозреваемого или обвиняемого, готового дать правдивые показания (и тем самым существенно помочь расследованию) не о совершенном им самим преступлении, а об иных известных ему преступлениях, в которых лично он никакого участия не принимал и, следовательно, выступает по ним в роли свидетеля (например, вор, укравший в трамвае кошелек из сумочки гражданки, готов за гарантированное снижение грядущего наказания сообщить, где скрывается террорист, взявший в заложники несколько человек и требующий от властей выкуп за их освобождение)? Конечно, можно и здесь пуститься в рассуждение о том, что каждый гражданин обязан без всяких дополнительных поощрений давать правдивые свидетельские показанию, однако на практике результаты зачастую будут отрицательными. В криминальной среде действуют неписаные, но жесткие правила, требующие воздерживаться от какой-либо помощи правосудию, поскольку подобная помощь рассматривается как предательство и жестоко карается. Для преодоления установки на ложь и молчание таких свидетелей законодателю следовало бы предусмотреть возможность применения к ним определенных уголовно-правовых мер поощрения и продумать соответствующий механизм. Это в полной мере соответствовало бы современной уголовной политике нашего государства.[4]

Заметим, что соответствующий положительный опыт имеется за рубежом. Одной из стран, вовремя научившейся поощрять виновных в совершении преступлений лиц за дачу ими правдивых свидетельских показаний, является Китайская Народная Республика. Особенно важной в свете изучаемой нами проблемы представляется ст. 68 УК КНР: «Если преступный элемент раскроет другое преступление, которое после проверки окажется реальным, или предоставит важные сведения, дающие возможность расследовать и раскрыть другие преступления, то это расценивается как проявление заслуги, позволяющее смягчить наказание или подойти к нему снисходительно».[5]

Другой страной, обладающей ценным опытом применения к совершившим преступления лицам мер поощрения за помощь правосудию в раскрытии других преступлений, является Республика Польша. По предложению прокурора суд может применить чрезвычайное смягчение наказания и даже условно отсрочить его исполнение в отношении виновного в преступлении, который независимо от обстоятельств, установленных по его делу, сообщил информацию и представил существенные доказательства, ранее не известные органу, осуществляющему преследование, о совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 5 лет (§ 4 ст. 60 УК РП).[6]

По законодательству Латвийской Республики Генеральный прокурор вправе прекратить уголовное дело против лица, оказывающего существенную помощь в раскрытии тяжкого преступления, совершенного организованной группой, более тяжкого и опасного, чем совершенное самим этим лицом преступление, за исключением случаев, когда преступление этого лица наказывается смертной казнью либо лишением свободы на срок более десяти лет.[7]

Мы полагаем, что аккуратное и вдумчивое использование российским законодателем положительного зарубежного опыта позволит в большей степени заинтересовать свидетелей (из числа подозреваемых и обвиняемых по другим уголовным делам) в даче правдивых показаний. В результате выиграют и эти лица, и правосудие, а значит, наши государство и общество в целом.

Список литературы

[1] «Ложное заявление [суду] хуже всего» (лат.).

[2] СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.

[3] Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

[4] Подробнее см.: Александров А. И. Уголовная политика и уголовный процесс в российской государственности: история, современность, перспективы, проблемы. СПб., 2003. С. 395–397.

[5] Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / под ред. А. И. Коробеева; пер. с китайск. Д. В. Вичикова. СПб., 2001.

[6] Уголовный кодекс Республики Польша / под ред. А. И. Лукашова, Н. Ф. Кузнецовой; пер. с польск. Д. А. Барилович. СПб., 2001.

[7] Подробнее см.: Брусницын Л. В. Обеспечение безопасности лиц, содействующих уголовному правосудию: российский, зарубежный и международный опыт ХХ века. М., 2001. С. 30.


ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий