регистрация / вход

Некоторые вопросы проведения судебной реформы в Сибири в 60-е - 80-е гг. XIX в.

Уже при принятии судебных уставов в 1864 г. предполагалось, что они, ввиду различия конкретных условий в отдельных местностях империи будут вводиться в действие постепенно.

С.В. Чечелев, Омский государственный университет, кафедра теории и истории государства и права

В 1997 году исполняется ровно 100 лет с того момента, когда основные положения Судебных Уставов 1864 г. были распространены на наш край. 1(13) июля 1897 г. в торжественной обстановке были открыты окружные суды в главных сибирских городах и судебная палата в Иркутске. Прошло почти три с половиной десятилетия, прежде чем новые принципы судоустройства и судопроизводства стали применяться и на этой колониальной окраине Империи.

Уже при принятии судебных уставов в 1864 г. предполагалось, что они, ввиду различия конкретных условий в отдельных местностях империи будут вводиться в действие постепенно. Данное намерение властей отчетливо было выражено в "Положении о введении в действие судебных уставов" (19 октября 1865 г.). В силу ряда объективных и субъективных причин (о чем подробнее речь пойдет ниже) очередь Сибири наступила только в 90-е гг. XIX в.

Следует отметить, что проблема судебной реформы в нашем крае все время была предметом постоянной дискуссии, временами то ярко разгоравшейся в связи с какими-либо событиями, то почти затухающей.

Говоря о проведении судебной реформы в Сибири, представляется возможным выделить несколько этапов ее проведения:

1. 1862 - 1885 гг. Введение института судебных следователей, гласности и состязательности судебного процесса. Основному его содержанию и посвящена настоящая статья.

2. 1886 - 1898 гг. Введение основных принципов новой судебной системы на большей части Сибири и в Степном крае.

3. 1898 - 1917 гг. Введение новой организации суда в остальных районах Сибири и подготовка к усовершенствованию уже существующей. Из-за войны и революции процесс оказался незавершенным.

Данная же статья посвящена событиям 1-го этапа реформы, когда происходит выработка основных принципов сибирской судебной системы и так называемого "сибирского права" - особой совокупности норм материального и процессуального законодательства, действующих только на территории Сибири, представляющих собой причудливую смесь старых, дореформенных законов, продолжающих действовать в крае, новых общероссийских законов и специальных норм, разработанных для Сибири. В целом же особенности проведения судебной реформы в Сибири объяснялись своеобразием ее положения. Так, в 1863 году, согласно данным центрального статистического комитета в Сибири, на площади в 11 млн. кв. верст проживало всего 3 141 000 чел., по сравнению с 94,2 млн. чел. в Европейской России. Плотность населения составляла, соответственно, 0,3 и 14,5 чел. на кв. версту [1, с.94]. К числу особенностей региона отнесем также и неразвитость путей сообщения - ж.д. бум 60 - 70-х гг. Сибирь не затронул, речной транспорт только начинал развиваться, а сухопутные дороги находились не в самом хорошем состоянии. Добавив сюда отсутствие крупной и средней частной индустрии, практически полное отсутствие частного землевладения и, как следствие - отсутствие сколько-нибудь значительного слоя собственников - основной социальной базы режима. Все эти обстоятельства предопределили затяжной характер проведения буржуазных реформ в Сибири.

Первоначальным толчком, положившим начало разработки реформы стало опубликование "Основных положений судоустройства" (29.09.62), определивших основные принципы новой судебной системы Империи. В целях всестороннего и полного обсуждения "положения" были разосланы в судебные учреждения по всей стране, в том числе и в Сибири.

Основные принципы, заложенные в разосланном документе: отделение суда от администрации, состязательность процесса, приближенность суда к населению, выборность судей, введение института присяжных заседателей - вызвали одобрение сибирской общественности и местных властей. Основные замечания, как правило, касались учета специфики региона и необходимости применения к ним "основных положений" в несколько ином варианте, нежели в Европейской России.

Большое количество вариантов и поправок к "основным положениям", высказанных сибиряками (местных начальников разных уровней и частных лиц) побудило правительство образовать в 1865 г. "особую комиссию по преобразованию судебной части в Сибири" под руководством сенатора Бутковского. Поступавшие с мест предложения обрабатывались комиссией и в том или ином виде включались в разрабатываемый ею проект судебной реформы в Сибири. Необходимо также отметить, что от сибиряков не поступило ни одного отрицательного отзыва по поводу предстоящей реформы. С определенной осторожностью высказывались лишь представители столичного чиновничества, однако всегда со ссылкой на незнание полной картины происходящего в Сибири.

"Я прихожу к тому горькому заключению, что наш край еще немного зеленоват, но это да не послужит помехой к осуществлению прекрасной судебной реформы", - под этим мнением курганского мещанина Григорьева подписалось бы, безусловно, абсолютное большинство сибиряков. Председатель Иркутского губернского суда Мордвинов в своем отзыве писал, что абсолютно неверно мнение, что "будто Сибирь не может усвоить всех начал судебной реформы" [2]. Справедливости ради отметим, что сибиряки осознавали невозможность введения судебных уставов в крае в неизменном виде. Все основные замечания и предложения наших земляков, высказанные в ходе дискуссии, можно свести к следующим моментам:

1. Понизить образовательный и имущественный ценз для выборов в мировые судьи.

2. Расширить компетенцию местных судов (рассматривать дела с суммой иска до 2 тыс рублей).

3. Для получения звания присяжного поверенного ввиду отсутствия в крае высших учебных заведений и нехватки лиц с требуемым образовательным цензом признать достаточным для занятия должности окончания среднего учебного заведения наличие необходимого служебного стажа.

4.Так как в ближайшее время в Сибири не планировалось проведения земской реформы, для выборов мировых судей и присяжных заседателей предлагалось образовать всесословное избирательное собрание.

5. Учитывая неизбежность большой площади судебных округов, развить в крае начало выездных сессий окружных судов.

6. В силу подобных причин установить,что вызов свидетелей на судебное следствие осуществляется, в основном, по желанию обвиняемого.

7. Отмечена необходимость несколько иного устройства судебных органов в золотопромышленных районах. Этот объясняется особенностями состава населения: местные промысловые рабочие находились в сильной зависимости от промышленников.

8. Предложения, касавшиеся устройства съезда мировых судей, предполагали либо вообще не вводить этот институт в Сибири, а передать функции мировых судей сельским судам и мировым судьям, либо сделать судами второй инстанции по вопросам, подсудным мировым судам окружным судам. На основании высказанных предложений комиссия, в состав которой входили лица, ранее служившие в Сибири и считавшиеся знатоками края.

В 1867 г. комиссия составила проект "коренных судебных преобразований в Сибири", одобренный министром юстиции. В данном проекте отмечалось, что основные принципы нового суда обязательно должны быть и в сибирских судебных учреждениях. Однако детальная их разработка применительно к Сибири требовала продолжения работы, и прежде всего, сбора более подробных и обширных справочных сведений, которых было немного в распоряжении комиссии. Однако в конце 60-х гг. в правительственных кругах сочли, что уместнее сосредоточить основное внимание на проведении реформы суда в других регионах Империи, более "подготовленных" в правительственном понимании.

Так, в 1866 г. судебная реформа была проведена в Закавказье. Именно здесь правительством впервые, несмотря на более ранние заявления, было допущено отступление от основных принципов реформы (не был введен институт присяжных поверенных, отсутствовал съезд мировых судей, отказ от выборности судей и т. п.).

Данная реформа вызвала сильную обеспокоенность сибирской общественности, которую правительство постаралось развеять. Редакционная статья газеты "Санкт-Петербургские ведомости" (1867. N 38) утверждала, что закон от 22 февраля 1866 г. вызван исключительно местными кавказскими условиями и не может быть распространен на Сибирь. Более того, указывалось, на необходимость скорейшего введения в Сибири представительных местных учреждений как на необходимую предпосылку проведения судебной реформы .

В 70-е гг. XIX в. начинает меняться общее направление правительственной политики. Коснулось это и области судоустройства. Ряд исследователей считают возможным говорить о начале судебной контрреформы применительно к этому периоду. Меняется правительственный подход и к подготовке судебной реформы в Сибири. 1 января 1870 г. по высочайшему повелению комиссия Бутковского была распущена, а дела - переданы в министерство юстиции, где теперь должна была быть продолжена начатая комиссией работа. Тем же повелением указано было вести эти работы "без всякой поспешности, путем строгой постепенности и осторожности" [3, л.1].

Основные причины, повлекшие изменения в правительственной политике в данном вопросе, по нашему мнению, заключаются в следующем:

Усиление (возобладание) в правительственных кругах более умеренной, осторожной точки зрения - на постепенные реформы. Чисто "бюрократический" вариант воплощения ее в жизнь затягивал и без того неспешную их подготовку. Огромное значение в судьбе реформы сыграл финансовый аспект. Проведение судебной реформы в регионе в полном ее объеме с учетом местных особенностей потребовало бы значительных финансовых средств. Финансы Империи 60-е - 70-е гг. находились далеко не в самом лучшем состоянии. Крымская война и последующие финансовые эксперименты привели к огромному дефициту бюджета. В 1867 г. доходная часть бюджета составляла всего 438 млн. руб., а расходная - 527,5 млн. руб. Еще больше ухудшила финансовую ситуацию война с Турцией 1877 г. [1, с.197-198].

В такой ситуации министерство финансов выступало категорически против предлагаемых проектов реформы суда в Сибири, считая реальную их стоимость значительно превосходящей как заявленные цифры, так и реальные возможности бюджета. Между тем, министерство юстиции продолжало работу, начатую комиссией Бутковского и в 1873 г. представило для рассмотрения новый проект по преобразованию сибирского суда. Проект представлял из себя пакет из 5 законопроектов.

1. "О усилении состава полицейского управления в Сибири, особенно чиновниками по следственной части". Сохранившаяся в Сибири старая судебная система предполагала проведение дознания и следствия одновременно полицейскими чинами. Обремененные к тому же множеством обязанностей хозяйственно-административного плана, не имея достаточной подготовки, они не могли вести следствие должным образом. Многие десятки дел лежали без движения годами, отчётность была в самом запущенном состоянии, приписки и подлоги в следственной практике были самым обычным, будничным делом и каким-то образом немного скрывали реальную картину перед руководством МВД. Проект предлагал сложить с полиции следственные функции, поручив их "особого рода чиновникам".

2. О порядке производства следствия и дознания в Сибири.

3. О применении к Сибири улучшенного порядка судопроизводства.

4. Преобразование прокурорского надзора в Сибири (уничтожение института стряпчих и придание прокуратуре значения в соответствии с уставами 1864 г.).

5. Об изменении штатов судебного управления в Сибири (некоторое увеличение числа судебных чиновников, образование ряда новых окружных судов и увеличение жалования служащим правосудия). Оценочная стоимость предлагаемых мер составляла около 455 тыс. руб. [3, л.53].

При обсуждении проектов другими министрами против выступили министр внутренних дел и министр финансов. Так, министр внутренних дел князь Лобанов-Ростовский в своём отзыве от 12 октября 1873 г. писал: "считая необходимым улучшение суда, не могу считать предложенные меры вполне целесообразными и соответствующими местным условиям", а министр финансов, формально не возражая против предлагаемых мер, резко выступил против предлагаемых расходов на проведение реформы, за их пересмотр в сторону уменьшения. Существенные замечания встретили законопроекты во 2-м отделении СЕИВК. Именно там, усомнившись в общей целесообразности предлагаемых мер, рекомендовали министерству, не размениваясь на мелочах, сосредоточить своё внимание на подготовке к введению собственно Судебных Уставов 1864 г. в Сибири. Однако в то время (70-е гг.) уже стало очевидно, что эта реформа - дело довольно отдалённого будущего. В сложившихся условиях министр юстиции Муравьёв решил поставить более скромную задачу - частичного улучшения существующей судебной системы, исправления наиболее вопиющих её недостатков.

Громоздкая и неповоротливая судебная машина, созданная ещё при Екатерине II никоим образом не отвечала интересам тех, для кого она была создана - т. е. жителей региона. Множественность инстанций по рассмотрению дел; сохранение системы сословных судов; удалённость судов низшей инстанции от населения; формализм следствия и процесса; существование в регионе практики насильственного привода свидетелей даже по маловажным делам подчас за многие десятки вёрст; наконец, - практически полное всевластие полиции над населением, сосредоточение в своих руках дознания, следствия, производства по маловажным делам и функции судебных исполнителей. К тому же зависимость и подконтрольность суда местной администрации - всё это приводило к отчуждению сибиряков от органов правосудия, стремлению как можно реже обращаться к услугам суда и правоохранительных органов в целом.

Все эти причины заставляли в конечном итоге Министерство юстиции продолжать разработку судебной реформы, хотя бы и в крайне усечённом варианте. В этот период (к. 70-х - нач. 80-х гг.) у министерства появились довольно сильные союзники в лице сибирских губернаторов. Так, главноуправляющий Западной Сибирью в июне 1881 года в письме на адрес министра юстиции сообщал о крайне бедственном положении судейских чиновников в крае, о нарастающем параличе всей судебной системы в регионе. В конце письма генерал-адъютант Хрущёв пообещал, что в случае непринятия правительством хоть каких-нибудь срочных мер в этой области он снимает с себя всякую ответственность за происходящее.

При разработке нового проекта реформы основное внимание было уделено введению в регионе института судебных следователей. В связи с ограниченностью финансовых возможностей государства решено было должность следователя сделать не повсеместной, а учредить её для расследования наиболее важных из уголовных дел, подсудных непосредственно губернским судам и замещающих их в областях окружных судах (в количестве 39 чел.). Кроме того, предполагалось в целях экономии бюджетных средств привлекать их наряду с заседателями окружных судов к рассмотрению и решению дел (кроме тех дел, по которым они сами вели следствие).

Определённые изменения должны были претерпеть и органы надзора. Так, прокуроры теперь непосредственно подчинялись Министерству юстиции. В губерниях, областях и округах вводилась должность прокурора. Должность стряпчих ликвидировалась. Определённые изменения вносились в уголовный процесс путём распространения на Сибирь общих правил 11 ноября 1865 и 10 марта 1869 гг. о порядке судопроизводства.

Представление о преобразовании судебно-следственных органов в Сибири было внесено в Государственный совет в январе 1883 года. Там проект подвергся некоторым изменениям, в основном редакционного характера, несколько сократившись в размерах. Именно там "особые чиновники по следственным" делам стали называться обычными судебными следователями. Была уточнена окончательная сумма расходов на предполагаемые преобразования. Однако уложиться в ранее намечаемые сроки, в который уже раз, не удалось. Законопроект был подписан императором только 25 февраля 1885 года - спустя почти 20 лет после того, как были предприняты первые шаги по проведению в крае судебной реформы. Именно столько лет понадобилось российской бюрократической машине, чтобы дело наконец-то сдвинулось с мёртвой точки. Однако весьма незначительные изменения в судебной системе не устраняли основные её недостатки - и это стало очевидным уже спустя несколько лет после проведения в жизнь положения 1885 года. Ограниченное количество судебных следователей лишь ещё больше подчёркивало всю несостоятельность старой системы следствия - новые элементы, введенные в 1885 году, в конечном итоге оказывались несовместимыми с существовавшей старой судебной системой. Необходима была коренная реформа всего сибирского суда.

Список литературы

Россия: Энциклопедический словарь. Спб, 1898.

РГИА. Печ. зап. N 639. С.5.

РГИА. Ф. 1405. ОП. 69. Д. 7107б.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий