регистрация / вход

Российский абсолютизм: становление, особенности, идеология

Системные особенности и сходства абсолютной монархии. Российское единое государство. Политическая элита государства. Система законодательства. Право объединенного Российского государства. Право Централизованной сословно-представительной монархии.

Введение.

«Исковерканным сознаньем впитываю крохи знаний»

Д. Ревякин.

Актуальность. Достаточно немного покопаться в Истории, чтобы увидеть, то, что большую часть своего существования Российское государство прожило либо при абсолютизме, либо при становлении оного. Абсолютная власть наложила огромный отпечаток как на культуру России, так и на систему самого государства. Абсолютизм для России не просто вчерашний день, не просто пройденный этап. Сегодня уже нельзя сказать, что абсолютизм – реальность, но сможем ли мы это сказать завтра…?

Предмет. Предметом исследования является российская абсолютная монархия. Период когда в России формой государственного правления была абсолютная монархия, различные источники датируют по-разному. Наиболее распространенный вариант это начало XVIII - начало XX века. Или от реформ Петра I, когда была упразднена Боярская дума и была максимально сконцентрирована власть в руках самодержца, по выход «Манифеста об усовершенствовании государственного порядка» 17 октября 1905 года, и последовавший затем созыв парламента. Или же, тот период государства, который находился между сословно-представительной монархией (классический признак – Боярская дума) и парламентской монархией (признак – созыв парламента).

Признаком же Абсолютной монархии, является отсутствие каких бы то ограничений во власти монарха (которыми, пусть даже формально выступали боярская дума или парламент). В нем сосредоточены все высшие государственные полномочия. Наиболее приемлемое определение абсолютизма:

«В политико-правовом отношении абсолютизм характеризуется юридическим сосредоточением полноты власти (законодательной, исполнительной, военной, судебной и т.д.) в институте неограниченной наследственной монархии»[1]

Однако, в нашей курсовой работе, мы проведем анализ эволюции государственного правления России в период от становления единого государства по установление абсолютизма в его чистой форме. Т.е. с правления Ивана III по правление Петра I. Почему так? Ведь абсолютизм как таковой начинается с правления Петра I. Верно, но нас интересуют особенности и становление абсолютизма. Проводить сравнение с абсолютизмом в иных государствах не очень корректно, т.к. курсовая работа пишется в рамках дисциплины «История государства и права России», и потому особенности абсолютизма логичней провести в сравнении с сословно-представительной монархией России, тем более, что это позволит и рассмотреть процесс становления абсолютизма в России, из сословно-представительной монархии. Время крайне насыщенное, интересное и богатое для анализа. Ведь все особенности более четко видны при анализе двух типов формы правления, нежели при анализе одного. Особенно нас интересуют различия в сфере государственного управления и законодательства. Именно они и будут подвергнуты самому тщательному анализу.

Метод. Один из таких, самых популярных логических методов как структурно-функциональный анализ. Т.е. мы разложим предмет на его структурные составляющие, и рассмотрим их функции и функциональную взаимосвязь.

Историзм. Взаимосвязь правовых институтов, принятых государственных решений от исторической ситуации страны (правильней было бы сказать политической) – т.е. исторический анализ.

Отношения между субъектом и объектом власти, источниками власти. Взаимосвязь власти и собственности.

Сразу хочется сказать, что анализ в курсовой работе, будет выборочным. Т.к. полный, провести мы не в можем из за ограниченности формата курсовой работы. Общий, но поверхностный – не сможет раскрыть предмет и будет самой элементарной халтурой.

Детали анализа: предмет – форма государственного управления, будет разложен на две основных базовых составляющих: систему государственного управления и систему законодательства. Каждый из составляющих будет разделен на однотипные эволюционные звенья. Самые интересные (можно сказать существенные) будут рассмотрены в взаимосвязи с исторической ситуацией и властно-собственнических отношений. Система законодательства, будет разложена на наиболее интересующие нас институты, которые и будут рассмотрены в процессе их эволюции от институтов сословно-представительной монархии к абсолютной.

По логике, для идеологии необходимо было бы, выделить отдельную главу курсовой работы, и отдельно переработать. Так оно и планировалось, но когда пришло время писать об идеологии абсолютизма, материала по системе управления и законодательства было уже на 1,5 –2 добрых курсовых, который надо было впихнуть в одну. Поэтому было принято волевое решение сократить главу об идеологии до параграфа. Руководствуясь при этом соображениями о том, что дисциплина в рамках которой пишется курсовая работа – историко-правовая, но не философская, поэтому приоритетным является правовой и исторический анализ, но не философско-этический. Также в параграфе посвященном идеологии, не будет приводится историография российских идеологических учений – сие есть халтура. Будет указанно место и цель идеологии в российском обществе, изучаемого периода и особенности самого общества.

В заключении будет приведен общий синтез по изученному материалу.

Источники. Основными источниками являлись: часть первая «Отечественного законодательства XI – XХ веков» под редакцией Чистякова О.И., «Хрестоматия по истории государства и права России» Ю.П. Титова, «История государства российского» Карамзина Н.М., «Чтения и рассказы по истории России» Соловьева С.М. и весьма забавный «Учебник Русской истории» Платонова С.Ф. написанный еще в 1910 году – это первостепенные источники. Также, огромное влияние на само видение предмета оказали работы Н. Макиавелли, О. Шпенглера и «История Востока» - двухтомник Л. Васильева.

Основные определения: В современной науке, есть множество определений как государства и его форм, так и феномена власти. Стало даже некоей традицией (или неким способом утверждения своей эрудиции?), приведение в курсовых (и не только) работах нескольких определений – нескольких школ. Даже взаимоисключающих. На мой взгляд, такой метод есть заведомо порочный. Ведь автор, отказывает себе в авторстве. Приведя несколько определений, и оставляя на вкус читателем (рецензентом) выбор определения. В логической системе, которую должен построить автор, не может быть места нескольким определениям. Ибо тогда не будет системы. Это так же невозможно, как невозможно в геометрию Евклида, запихнуть еще и аксиомы Лобачевского. Посему, все определения в работе будут в единичном экземпляре.

Итак, государство. Определения государству, даются как правило в широком и узком смысле. В нашей работе необходимо только определение в узком смысле.

«Государство – есть система высшей власти, на ограниченной территории, обладающая высшими полномочиями в сфере законодательства, суда и обладающая аппаратом публичной власти для обеспечения своих полномочий». Обязательным признаком государства является суверенитет.

«Суверенитет – есть проявление высшей власти государства во внутренних делах, и независимости на международной арене».

Определения, короткие и на первый взгляд неполные. Спорным является вопрос об ограниченной территории. Однако, несмотря на перемещение объектов, на которые распространяется суверенитет государства (морские суда, например), власть государства все равно ограниченна (размерами судна, в данном случае). Определение государства немного тафтологично. В нем дважды употребляется термин власть. Но иначе сказать, было бы уже исказить истинное положение вещей.

В определение отсутствуют некоторые, качества которыми государство обладает. Например, право на сбор налогов. Это, разумеется, есть один из признаков государства, но скорее факультативный, потому он и не был включен в определение. В определении под аппаратом публичной власти понимается власть исполнительная. Причем, в определении не указанно обязательным, такое качеством государства как, разделение и независимость друг - от друга трех ветвей власти.

Власть. Пожалуй, феномен власти вызвал споров не меньше, чем феномен государства. Все определения, изученные мною, были явно надуманными. Чего стоят только «шесть аксиом власти»! Как правило, выводя определения власти, ученые исходят из того, как оно должно быть, а не из того, как оно есть на самом деле. Очень часто, можно наблюдать, как автор, выходит за пределы своего предмета, ударяясь в материи более этические, нежели реалистические.

На наш взгляд, феномен власти весьма близко подходит к институту собственности (а во многом и истекает из последнего).

Высшее проявление власти это отношения между собственником и собственностью. Классическая триада прав - право владения, право извлечения пользы и право распоряжения. Субъект власти выступает собственником, объект – собственностью. Вспомним, в Риме на раба распространялась абсолютная власть его хозяина. По праву собственности. Но такие отношения имели место, как правило, в государствах с развитой системой рабовладения. Поставить знак равенства между крепостным правом и рабовладельческой «формацией» все-таки не хочется.

Сам термин власть – уж очень большая абстракция. Но поскольку, о власти как правило, приходится говорит как о проявлении человеческих взаимоотношений, то нам проще говорить о властных взаимоотношениях.

Властные взаимоотношения - есть взаимоотношения, в результате которых, один контрагент (субъект власти) имеет право приказывать (либо подчинять совей воле иным способом), а другой (объект власти) обязан подчинятся.

Глава 1. Системные особенности и сходства

§1.1. Российское единое государство.

«Зная, что об этом писали многие, я опасаюсь, как бы меня не сочли самонадеянным за то, что, избрав тот же предмет, в толковании его я более всего расхожусь с другими. Но имея намерение написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочел следовать правде не воображаемой, а действительной… Ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей чуждым добру.»

Н. Макиавелли.. Государь[2].

Рассмотрим систему государственного управления единого российского государства. Почему единого? Потому, как обзор начнется с момента объединения государства, когда он еще не было окончательно централизованным, когда власть монарха еще не была самодержавной. Систему государственного управления мы рассмотрим как цепь государственной эволюции, где каждое ее звено будет подвергнуто обзору.

Первое звено: Сословно-представительная монархия:

1. Право собственности на землю принадлежит родовой аристократии. Крупнейшим земельным собственником является монарх.

2. Между монархом и аристократией классические феодальные отношения – сеньор – вассал.

3. Политическая элита, войско формируется из родовой аристократии. Порядок назначения на думные и на другие высшие судебно-административные и военные должности определялся принципом местничества: знатностью рода и службой предков великому князю.

4. Неразвитый и юридически нерегламентированный аппарат государственного управления. Центральные органы, не только не дублировались на местах, но и не имели там своих представителей. Судебная власть на местах осуществлялась кормленщиками или удельными князями.

5. Власть монарха, ограниченна сословно-представительным органом, Боярской думой в России.

6. Самостоятельность церкви.

По форме государственного устройства, сословно-представительная монархия более напоминало федеративное государство. Где субъекты имеют относительную самостоятельность. Вспомним, что в правление Ивана III – «собирателя земли русской», «объединительная политика национальная политика Москвы влекла к себе немалую часть служилых князей, которые принадлежали не к северной Руси, а Литовско-Русскому княжеству. Князья Вяземские, Одоевские, Новосильевские, Воротынские и многие другие, сидевшие на восточных окраинах Литовского государства, бросали своего великого князя и переходили на службу московскую, подчиняя московскому князю и свои земли[3]».

За период с середины XV по середину XVI в. территория России увеличилась более чем в 6 раз. Население страны в конце XV в. составляло примерно 5-6 млн. человек, в середине XVI в. – около 9 млн. человек. В этих условиях система, рассчитанная на небольшие владения, должна была уступить место новому аппарату власти.

И именно такое государство унаследовал Иван IV, и перед ним стоял выбор методов правления. Новый аппарат мог быть двух типов:

1. Когда значительную роль играет местное самоуправление, выбранное на местах и контролируемое из центра монархом совместно с «дальновидными советниками».

2. Когда властная вертикаль пронизывает государство полностью, подавляя какие бы то ни было проявления иной власти.

Впрочем, думается, что этой дилеммой Грозный себя не особенно утруждал. Все его действия, все его реформы были направлены именно на утверждение собственной неограниченной власти. Мы не будем проводит этические оценки действий царя, прозванного в народе Мучителем, а также оценки его внешнеполитической деятельности, не отличавшейся под конец правления особенной удачей. Просто укажем на изменения в системе государственного управления, произошедшие в период царствия Ивана IV.

Второе звено: Централизованная сословно-представительная монархия (зарождение абсолютистских тенденций)

1. Царская земельная собственность увеличилось на порядок. Многие вотчины родовой аристократии отданы во владение служилому сословию и были переведены в разряд поместий. Объем земельной собственности, удельных князей уменьшился.

2. Между монархом и аристократией абсолютистские отношения: государь – холоп.

3. Политическая элита формируется из поместного дворянства – поставленного в прямую зависимость от монарха. Учреждение постоянного войска. Отмена кормлений, местничества.

4. Появление новой - приказной системы центрального управления. Постепенная замена власти наместников – властью выборных земских старост (из зажиточных посадских людей или черносошных крестьян). Появление новой единой системы законодательства – Судебник Ивана IV 1550 года. Изменение системы судопроизводства (Была изменена роль судных мужей – выборных представителей на наместническом суде. При ИванеIV они стали играть роль присяжных заседателей).

5. Введение института Земских соборов.

6. Поражение боярской партии в ходе противостояния 1560-1565 гг. Установление режима личной абсолютной власти монарха.

7. Ограничение самостоятельности церкви.

Институт Земских соборов, лишь увеличил власть Ивана IV, снимая как бы, ответственность с монарха за принимаемые решения или мероприятия. Земские соборы – это не представительные учреждения, т.к. власть монарха они не ограничивали, и в них не было выборных представителей. По выражению А.И. Заозерского, «это – парламент чиновников»[4]. Вспомним, введение опричнины было утверждено Земским собором.

Обратим внимание, также и на то, что все действия Ивана IV, были направлены на установление монополии власти. Он последовательно боролся со всеми своими конкурентами во власти. Властные проявления конкурентов монарха имели различную форму, это были и феодальные иммунитеты удельных князей, и традиционные вольности Новгорода, и собственность – как церкви, так и аристократии. Еще раз повторим, что сам факт собственности, уже является проявлением власти[5].

Нельзя не сказать, так же и то, что Иван IV был всего лишь третьим монархом России. В первое десятилетие правления Ивана IV, работа правительства Адашева была направлена именно на создание структуры сословно-представительной монархии. Поскольку, единое российское государство было еще относительно молодо, этот путь можно считать прогрессивным (эволюционно необходимым), т.к. содействовал усилению государства и страны.

Действия Ивана IV по установлению личной абсолютной власти, в стране, вся система управления которой была рассчитана на такую форму правления как сословно-представительная монархия – были, несомненно, преждевременны. Грозный шел на опережение. Стремясь к абсолютной власти, он не имел ни институтов абсолютной власти, ни развитой структуры управления, ни, самое главное, поддержку политической элиты государства. В государстве еще не созрела система позволяющая установить абсолютизм с минимумом энергетических затрат. Поэтому, силовой недостаток системы, Иван IV с лихвой возмещал террором. Иван IV лишил власти всех своих противников, но их власть в полном объеме приобрести не смог. Страна была обескровлена, разорена. Поражение в Ливонской войне – это закономерность. Эффективно реализовать управление государством по варианту №2 (из приведенных выше) Иван IV просто не смог. Хотя пытался.

Недаром историки, рассматривая правление Ивана IV, делят его на две части – правление совместно с Избранной Радой и единоличное правление (в которое входит и период опричнины). Лишенный поддержки талантливых советников, усмиряющего влияния иерея Сильвестра, Иван IV не имел никаких рычагов управления кроме террора. Забавно, что сам Грозный косвенно признает заслуги по реформированию за правительством Адашева. В письме к Андрею Курбскому, Иван IV писал: «Ради спасения души моей, приближил я к себе иерея Сильвестра … , но сей лукавый лицемер, думал единственно о мирской власти и сдружился с Адашевым, чтобы управлять государством без царя, ими презираемого. Они снова вселили дух своевольства в бояр; раздали единомышленникам города и волости; сажали, кого хотели, в думу; заняли все места своими угодниками. Я был невольником на троне».[6]

Действия же правительства Адашева, были направлены на создание централизованного государства, но при сословно-представительной форме правления. Вариант №1 – из указанных выше.

Прошло более ста лет. Страна пережила и системный и династический кризис. Сменилась династия, но курс начатым Иваном IV, на установление и усиление самодержавия не сменился, хотя и протекал в не столь жестокой форме. Форма правления по прежнему оставался сословно-представительной. Немалую роль продолжала играть Боярская дума. К ее компетенции относились вопросы внутренней и внешней политики, суда и администрации. Хотя сами функции боярской Думы не были четко определены, основывались на обычном праве, традиции и определялись формулой: «государь сказал и бояре приговорили».[7]

Новая династия Романовых нуждалась в мощной поддержке, которую нашла в лице церкви. Благо, что патриарх Филарет был отцом царя Михаила Романова. Патриарх сконцентрировал в своих руках не только духовную, но и немалую часть светской власти, опираясь на византийскую теорию «симфонии властей». Со временем, однако, церковь вновь попадает под зависимость от государства.

Для ликвидации последствий Смуты потребовалась консолидация всех национальных сил, что могло иметь место исключительно в централизованном государстве. С первых лет правления Романовых, начинает восстанавливаться приказная система. С годами она обрастает приказами, сами приказы увеличиваются в штате[8] . Возрастает бюрократический аппарат боярской Думы. В местном управлении, также шел процесс централизации, бюрократизации и унификации, что и в центре. В регионах постепенно ослабевают традиции характерные для учреждений сословно-представительного типа, и вытесняются приказной системой. Однако, рост количества приказных людей (гос. служащих) в регионах не удовлетворял потребностям, т.к. резко возросло количество правоотношений, которые регулировались непосредственно государством.

Реорганизация вооруженных сил в пользу постоянного войска на местах требовала создания военных округов (разрядов), объединявших несколько уездов. В результате образовался промежуточное звено управления – разрядный центр. Приказная изба такого города расширяла свои военно-административные функции и начинала именоваться разрядной избой или приказной палатой. Выделение разрядных изб или приказных палат создавало учреждения промежуточного типа, предвосхищавшие будущие губернские канцелярии, было предпосылкой петровской губернской реформы[9]

Т.е. в системе сословно-представительной монархии появились все условия для ее эволюционного перехода в абсолютную монархию.

Проще указать по пунктам все те изменения, которые появились в Российской государственности к воцарению Петра I.

Третье звено: Централизованная сословно-представительная монархия (окончательное накопление абсолютистских тенденций)

1. Царская земельная собственность продолжала увеличиваться. Увеличивается объем земельного владения поместного дворянства. Присоединение Украины, Восточной Сибири.

2. Между монархом и аристократией абсолютистские отношения: государь – холоп. Продолжается процесс сакрализации власти. Источником власти монарха является не сословное волеизъявление, - а бог (хотя, все царствовавшие в XVII веке Романовы избирались Земским собором, за исключением Федора Алексеевича – в его случае оказалось достаточным решение боярской Думы).

3. Политическая элита формируется из поместного дворянства – поставленного в прямую зависимость от монарха. Полная отмена местничества (Земский собор – 1681-82 гг).

4. Создание военных округов. Централизация местного управления.

5. Развитие системы приказного управления. Введение новой системы законодательства - Соборное уложение 1649г. Юридическое оформление крепостного права (Глава XI Суд о крестьянех, а в ней 34 статьи:)

6. Постепенное затухание института Земских соборов.

7. Раскол церкви, ослабивший церковь, после периода ее усиления.

8. Появление национального рынка.

Как мы видим, за сто с небольшим лет российская государственность эволюционным путем вплотную подошла установлению абсолютной монархии. Все предпосылки к тому появились уже во второй половине XVII века. Нужен был только человек, который смог бы реализовать все назревшие возможности. Тот катализатор, который бы и произвел диалектический скачек, переход из количества в качество, так сказать. Как и выше, мы лишь укажем на те изменения, которые принесли преобразования Петра. Сама его личность – без сомнения незаурядная, не является предметом нашей курсовой работы. Тем более, что причиной петровских реформ, скорее правильней считать «сам ход вещей», нежели личность самого Петра. Достаточно веско об этом высказался С.М. Соловьев:

«Таким образом, великий человек является сыном своего времени, своего народа, он теряет свое сверхъестественное значение, его деятельность теряет характер случайности, произвола; он высоко поднимается как представитель своего народа в известное время, носитель и выразитель народной мысли; деятельность его получает великое значение, как удовлетворяющая сильной потребности народной, выводящей народ на новую дорогу, необходимую для продолжения исторической жизни»[10] .

Четвертое звено: Абсолютная монархия

1. Распространение права собственности государства на всю территорию страны и на все находящееся на этой территории[11] . Появление выхода к балтийскому морю, потерянный Иваном IV, в Ливонской войне. Активная международная политика.

2. Упразднена юридическая разница между вотчинным и поместным землевладением.

3. Между монархом и аристократией абсолютистские отношения: государь – холоп. Введение российского дворянства в полную зависимость от государства и принуждение оных к государственной службе (Указ «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» от 24 марта 1714 года). Начинало процесса десакрализации власти, но в одновременно с тем и сакрализация Петра I, как личности[12] . Несмотря на то, что Петр (и все остальные Романовы) начинали свой титул с определения «божью милостью» (это означало делегирование власти монарху богом), Петр в конце жизни издал указ «О престолонаследии» от 1722г., по которому определение наследника престола находилось исключительно в компетенции монарха. Причем не зависимо от кровного родства[13] .

4. Формирование политической, экономической, научной, военной элиты в зависимости от личных качеств, а не от происхождения. Введение Табеля о рангах[14] .

5. Страна поделена на 11 губерний, а последние на 45 провинций - губернские реформы.

6. Отмена стрелецких полков и построение постоянной армии по западному образцу. Появление военного флота.

7. Отмена системы приказного управления. Замена последней коллегиальной системой. Замена боярской думы Сенатом. Появление первых в истории России кодексов. Активное развитие законодательства.

8. Полное подчинение церкви государству. Отмена патриаршества.

9. Развитие национального рынка. Государственная экономическая политика протекционизма и меркантилизма. Активное вхождение России в систему международной торговли.

Обзор системы управления российского государства, позволяет сделать вывод, что установление в стране абсолютной монархии, было закономерностью и шло эволюционным путем независимо от чьих либо личностных качеств, и в своей классической форме появилась лишь тогда, когда появились все предпосылки к его установлению.

Все преобразования, приписываемые как Петру I, так и Ивану IV были опосредованны не столько гениальным прозрением, сколько назревшей необходимостью. Недаром академик Платонов, говорил, что все действия Петра были подчинены военной необходимости.

Напомним, проект Табели о рангах разрабатывался еще при царе Федоре Алексеевиче, ему же предлагался проект (аналогичный по причине появления) -губернской реформы, по которому Россия делилась на несколько государств, каждое из которых навечно возглавлял царский наместник, в результате чего, Россия должна была превратится в аристократическую федерацию. Т.е. отличное от Петровского, решение вопроса о форме способа управления большими территориями (это говорит, что вопрос уже назрел и его пытались решать). Проекты освобождения крестьянства вносились еще царевне Софье, при ней же был заключен договор с Китаем, и проводились походы на Крым (неудачные)[15] – все это, опять таки, попытки решения назревших вопросов. Если посмотреть на предшественников Петра, то можно сделать вывод, что теми преобразованиями, которыми занялся он, никто до него заняться не мог, по вполне объективным причинам[16] . Петр был первый из царей, который не только хотел, но и который имел реальные возможности провести реформы. Иван IV же занимался преобразованиями в стране, не принимая в расчет текущую ситуацию. И по большому счету, его позиция оказалось стратегически проигрышной. Весь удар Смуты, приняла династия Годуновых, а исправлять системный кризис пришлось Романовым.

§1.2. Политическая элита государства.

«Дворянами именуют тех бездельников, что живут в довольстве на доходы от своих владений, не заботясь ни об обработке земель, ни о каком другом способе добывать средства к существованию. Они оказывают пагубное воздействие во всех провинциях, но особенный вред наносят те, кто помимо владений, владеют еще и замками и имеют поданных , кои им повинуются. … Вследствие чего, в сих провинциях никогда не было политической жизни, ибо люди такого сорта – заклятые враги всякой цивилизации»

Н. Макиавелли. Рассуждение о первой декаде Тита Ливия..

Ни одна система государственного управления, политического режима не мыслима без политической элиты. Т.е. достаточно обширной группы лиц, наделенной властными полномочиями для проведения политики верховной власти в государстве. Как правило политическая элита либо формируется из одного класса, либо стремится к классовой однотипности, что не исключает и противоречий внутри элиты. В политическую элиту входят высшие чиновники, высшие военные чины, и даже наиболее влиятельные представители экономики.

Основная функция политической элиты, ее отличительная черта это:

1. способность влиять на принятие политических решений

2. и способность проведения их в жизнь.

Работа государства без политической элиты – невозможна.

Вместе с эволюцией государства, эволюционирует и политическая элита. Политическая элита, имеет также особенности, концентрировать в себе власть в большей степени, чем было делегировано ей верховным носителем власти. Имели место случаи, когда политическая элита обладала властью большей, чем верховный носитель власти.

Рассмотрим политическую элиту в наших объектах подробней. При становлении единого Российского государства, политическая элита автоматически формировалась из удельных князей, членов боярской Думы и служилых князей, думных дъяков и высшего духовенства. Источник власти у каждой из этих групп был различный.

У удельных князей он проистекал из феодальных иммунитетов. Т.к. в период становления единого российского государства, страна представляла из себя по сути аристократическую федерацию. Занимая ту или иную должность, т.е. по факту работая на великого князя, удельные князья считали себя выше великокняжеских бояр, т.к. бояре – слуги, а князья – государе в своем отечестве. Удельные князья могли вести свои родословные от Рюрика или Гедемина, и по факту великий князь для них был «первым среди равных». Бояре же – просто холопья. Судебная, административная власть в удельных княжествах во всей полноте принадлежали удельному князю. Отношения между удельными князьями и князем великим регламентировались договорами. Многие из удельных князей, самостоятельно войдя в московское княжество, полагали, что могут так же его свободно и покинуть, буде появится такая необходимость или возможность, не понимая, что процесс единения русских земель, неизбежен, необратим и идет независимо от личного желания какого либо князя. Право собственности на княжество, оставалась у удельных князей, хотя княжество по факту превращалось в вотчину. Эта группа, занимая высокие посты в государстве, разумеется, не была сторонником централизации, т.к. при этом их статус понижался, и они автоматически теряли львиную доли своих привилегий, власти. При всем том, что удельные князья несли службу великому князю и по факту являлись одним из инструментов властвования великого князя, последнему не раз приходилось бороться с сепаратными стремлениями удельных князей, с проявлением повышенной независимости. В условиях становления единого государства, удельные князья не могли не войти в политическую элиту. Но, являясь элитой, удельные князья не были эффективным инструментом государства, в силу феодальных иммунитетов, старой памяти о былой вольности. По факту, все права удельных князей морально устаревали с момента перехода княжества под сюзеренитет Москвы. Политику самих удельных князей скорее можно расценивать как консервативную. Стремление Москвы, ограничить последних в правах, было вполне закономерным – иначе сложно управлять большими территориями, сложно при необходимость консолидировать все национальные силы[17] .

У боярства источником власти был сам великий князь. В XV в. термин «боярин» стал обозначать не только привилегированного крупного землевладельца, но и пожизненного члена боярской Думы. Последняя к тому времени выросла в постоянно действовавший совет при великом князе. К тому же времени относится и консолидация высшего слоя московского боярства и региональной княжеской аристократии – служилых князей (особенно после перехода к московскому князю западнорусских князей). Принципиальное различие между удельным и служилым князем: если удел есть часть общерусских земель, завещанная князем своим потомкам, то княжения служилых князей – это наследственная вотчина, обусловленная несением военной службы, московскому государю. В отличие от удельных князей, служилые – не имели никаких прав на занятие великокняжеского престола. Многочисленность служилых князей и боярства не позволяла всех включать в состав боярской думы и наделять чином боярина. Назначение на государственные посты определялось принципом местничества: знатностью рода и службой предков великому князю. Какую либо эффективную кадровую политику, при этом проводить было невозможно, т.к. «родовая честь зависела от служебной: занятие низшей должности может понизить навсегда значение рода перед другим». Четкой регламентации деятельности учреждений и лиц не существовало, поэтому не все члены Думы имели в ней равный вес и не всегда важнейшие государственные дела поручались боярам. Великие князья регулярно стремились подчинить себе деятельность Думы, но в периоды кризисов, малолетства князей боярская Дума резко расширяла свои полномочия.

Эффективным инструментом власти класс бояр, никогда не был, т.к. благодаря вотчинному землевладению имел относительную независимость от воли великого князя.

Дьяки составляли аппарат боярской Думы, казны и двора и по факту являлись реальными исполнителями воли великого князя. Их численность постоянно возрастала, как и круг вопросов, которыми они ведали по мере углубления централизации русских земель. Большинство дьяков рекрутировалось из поповичей, «простого всенародства» или даже из холопов. Не защищенные от княжеской немилости, они максимально добросовестно выполняли свои функции[18] . Кадровая политика этого слоя будущей бюрократии полностью была в руках великого князя.

Духовная власть (и немалая часть светской) при становлении абсолютизма принадлежала церкви, и исходила из двух источников.

1. Это монополия на духовую деятельность и связанный с ней авторитет. Можно было сказать, что делегировал церкви власть духовную непосредственно сам Бог. На церкви лежала в частности обязанность венчания монарха на царство, благословение военных походов и др. функции во вроде бы светских отношениях. Также роль церкви была немалой в гражданском праве. Церковь регистрировала браки (разрешала /запрещала/ разводы), рождение, смерть. Т.е. фактически, частично, исполняла функции современных ЗАГСов. Отсюда и немалое влияние церкви в наследственном праве. А учитывая, что власть передавалась по наследству, то и в государственном (о конституционном, говорить как то рановато .

2. Собственность. Церковь обладала немалым имуществом, и как бы банально это не звучало, являлась одним из крупнейших феодалов России.

Рассмотрев структуру политической элиты и ее функции, в начальный этап формирования единого государства, несложно заметить, то что:

А) немалую часть исключительно государственных функций, элита выполняла в неподконтрольном государству режиме: судебная и административная власть в регионах – удельными князьями, регистрация гражданских актов – церковью – в современных, централизованных светских государствах есть прерогатива исключительно государства;

В) неподконтрольная полностью кадровая политика - принцип местничества, кадры же – как известно решают все;

Г) непрямая зависимость, подавляющей массы российской элиты, государству, стремление выйти из-под этой зависимости;

Д) часть элиты напрямую зависимая и формируемая монархом:

1. жила за счет жалования, а не вотчины,

2. своим количеством явно не удовлетворяла растущих потребностей государства,

3. имела тенденции к своему штатному росту, что соответственно требовало и увеличение бюджета государства.

Е) деятельность элиты, не была регламентирована законом.

Из всего этого и истекали первейшие стратегические цели внутренней политики государства по усилению власти:

1. создание разветвленного, строго регламентированного бюрократического аппарата напрямую обязанного монарху;

2. создание четкой системы законодательства;

3. подчинение судебной и административной власти в регионах центру;

4. увеличение бюджета.

5. ликвидация местничества;

6. подчинение церкви государству;

7. ликвидация удельных княжеств;

Именно на решение приведенных стратегических задач внутренней политики и была направлена вся политика московских царей, а затем и Российских царей /императоров/. Т.е. в задачу входило усилить власть государства, лишить власти все субъекты которым власть была делегирована не государством. Правильная расстановка приоритетов здесь была жизненно важна. И именно в этом состояла основная ошибка Ивана IV. Основных своих врагов он видел в оставшихся удельных князьях и просто крупных землевладельцах – т.е. в людях имеющих власть. Если бы, его политика была направлена на решение 1, 2 и 3 задачи, оставшаяся власть удельных князей сама сошла на нет. Но решение этих задач требовало немалых средств, т.е. увеличение бюджета – задача 4. Средств у российского государства традиционно не было, а эффективный способ их получения в нужном объеме не был известен Ивану IV. Средства в принципе «ясны»: налоговая, денежная реформа; законодательное поощрение торговли, ремесел, производства, т.е. буржуазии – той самой, которая так и не смогла родится в России в период становления абсолютизма.

Решение этих задач, требовало времени и жизни не одного поколения. Иван IV выбрал же самый краткий путь, самое простое решение, которые, как в очередной раз показала история, правильными не бывают. Вместо проведения чисто экономических мер, для увеличения бюджета, Иван IV прибег к открытому грабежу. Вместо развития системы законодательства, прямой диктат (в ультиматуме, предъявленному перед объявлением опричнины, одним из требований было снятие действия законов на монарха и его окружение). Вместо четкого бюрократического аппарата – учреждение опричнины. Напомним, что в опричнину брали не по профессиональной пригодности к государственной работе, а по наличии «удальства» и разумеется личной преданности царю. Вместо четкой системы подзаконных норм, регламентирующей работу бюрократии – устав опричников, схожий с уставом монашеских орденов. Ну и вместо лишения власти, всех иных кроме монараха, ее носителей – лишение их жизни. Прямой террор. В лучшем случае ссылка[19] . Но Иван IV, все таки, смог разрешить отчасти одну из задач которая стояла между монархом и абсолютной властью. Это нанесение смертельного удара удельному княжению. И именно по этой причине, можно говорить, что с Ивана IV начинается установление в России абсолютизма.

Если проследить ход истории после Смуты, то можно увидеть, что вся эволюция государства и политической элиты, как части государства четко вписывается в указанную выше схему. Рост бюрократии, отмена местничества, введение нового Соборного уложения 1649 г, попытки денежных и налоговых реформ (вынужденных, а потому и неудачных). Период, с воцарения Романовых по правление Петра, можно назвать вызреванием абсолютизма, его еще не было, но все предпосылки уже появлялись. Окончательно все точки над i расставил Петр. Он уже имел материал, из него оставалось только вылепить систему. Бюрократический аппарат уже был – его надо было только упорядочить. Это понимали еще до Петра, но Табель о рангах ввел Петр. И поскольку этот параграфе посвящен элите, то закончим его указанием нескольких действий, которые кардинально изменили облик российской политической элиты, сделав ее не противоречащей абсолютистскому государству. Это, разумеется, Табель о рангах, который допустил формирование элиты из любых слоев населения страны. И это, разумеется, Указ о единонаследии, который по факту закабалил российское дворянство.

Как уже было замечено, единственным эффективным инструментом государства в управлении был бюрократический аппарат. Для того, что бы он стал всеобъемлющим, необходимо было много качественных кадров. Для его качественной деятельности, необходимо было создать стройную структуру, с определенными не дублирующимися функциями каждого подразделения, с четкой системой подчиненности, или как сейчас модно говорить – вертикалью власти. Табель о рангах, дал правовую базу этой структуре. Западная Европа еще не знала такого дробного деления чинов. Также, Табелем о рангах, Петр I нанес удар всему дворянству, сделав политическую элиту России открытой, это если рассматривать дворянство как часть (и большую часть) политической элиты. Т.е. разбавив класс потомственных дворян выходцами из других слоев, с другими целями и интересами. Петр I подчинил своей власти все население страны: начиная с крепостных, заканчивая верховными сановниками и церковью. При ПетреI государство стало достаточно обеспеченным, что бы держать и расширять по необходимости бюрократический аппарат. И именно начиная с Петра I, начинает меняться облик политической элиты. Чиновник ли, военный ли, независимо от происхождения стали образованны, профессиональны и что немаловажно – карьерный рост их зависел исключительно от качества службы. Это конечно идеальная модель, на деле же местнические традиции довольно долго имел место в среде потомственного дворянства, прилагавшего все усилия, что бы сделать класс дворян вновь закрытым.

Политика остальных, пост петровских императоров, вплоть до Николая I[20] , шла по факту на поводу у дворянства, во многом утеряв те успехи, которых достигло государство в правление Петра I.

Глава 2. Система законодательства.

§ 1.2.Право объединенного Российского государства.

«Собственность – вот дух законов».

Ш. Монтескье.

В данной главе, мы рассмотрим развитие правой базы абсолютизма. С периода становления единого государства по его окончательное утверждение. Нормы утверждающие власть государства, входят в отрасль государственного (конституционного) права, вершиной которого и основным источником всегда были конституции. Конституции в рассматриваемый период в России не было, но разумеется уже были правоотношения, относящиеся к государственному праву. Регулировались они либо обычным правом, либо указами великого князя – кодифицированного конституционного нормативно-правового акта, вплоть до Николая II не было. Потому об эволюции правовой базы абсолютизма мы будем судить из косвенных, но вполне красноречивых правовых норм. Это нормы: а) утверждающие крепостное право, б) право аристократии на землю и в) право регулирующее службу дворянства. Т.е. правовые институты составляющие базу власти: право собственности на землю, инструмент извлечения из этой земли прибыли /доходов/плодов/, и обязанность служить – отрабатывать право на землю.

Т.е. эта триада полностью вписывается в древнее, классическое, феодальное правоотношение озвученное фразой: «Я даю тебе землю, что бы ты служил мне».

Итак. Обзор начнется с Судебника 1497 года, и завершится указами Петра I. Обосновывать, почему так – не буду. И так ясно.

Судебник 1497 года, вообще то, небольшой нормативный акт. Содержит в себе нормы судопроизводства, уголовного, гражданского (наследственного, в частности) права. Судебник беднее по содержанию, чем Псковская судная грамота и даже Русская Правда. Потому и существует предположение, что его издание не означало прекращения действия названных законов[21] . Судебник Ивана III, которого иногда называют «княжеским» стал основой для Судебника 1550 г., «царского», развившего основные идеи своего предшественника[22] .

Нам он интересен именно потому, что это был первый нормативно-правовой акт единого русского государства, введенный первым общерусским монархом. До этого, правоотношения регулировались региональными законами или непосредственно указами удельных князей осуществлявших судебную власть. С увеличением территории, населения, возросло и количество правоотношений требовавших государственного регулирования. Т.е. требовалась унификация законодательства. Начало этому процессу было положено именно Судебником 1497 г. В принципе, он во многом повторяет нормы ПСГ и Русской правды, во многом развивая их нормы, что говорит о том, что по факту, действие данных нормативных актов, вышло за территорию регионов. Право на землю и обязанность службы феодала в этот период регулировалось либо договором между удельным (все еще непосредственно собственность) и великим князем, либо на правах службы (владение)[23] .

Из всего Судебника, под предмет нашей курсовой работы, более всего подходит статья 57 (по разбивке Владимирского-Буданова): О христианском отказе. Та самая, с которой и началось крепостное право.

«О ХРИСТИАНСКОМ ОТКАЗЕ. А христианином оказыватися из волости, ис села в село, один срок в году, за неделю до Юрьева дни осеннего и неделю после Юрьева дни осеннего. Дворы пожилые платят в полех за двор рубль, а в лесах полтина. А который христианин поживет за ким год, да поидет прочь, и он платить четверть двора, а за два годы поживет да поидет прочь, и он полдвора платит; а три годы поживет, а поидет прочь, и он платит три четверти двора; а четыре годы проживет, и он весь двор платит[24] ».

Какое отношение статья ограничивающая право передвижения крестьянства, имела к концентрации власти (высшая точка которой абсолютизм)? Статья выражала экономические интересы среднего и малого феодала. Т.е. основы военной мощи великого князя.

Небольшое пояснение – комментарий, относящийся в частности и к введению Юрьева дня. В XV – XVII веке основными внешними противниками России являлись Королевство Польское и княжество Литовское - запад, Швеция – северо-запад, Крымское ханство – юго-юго-запад. Мощь Казанского и Астраханского ханства к XV веку были уже подорваны, и они не являлись стратегическими противниками. Покорение последних было лишь вопросом времени. Наиболее острая борьба имело место между княжеством Московским и Литовским, т.к. в составе Литвы находилось немало исконно русских земель с православным населением. Ярые противоречия нашли отражение даже в титуловании монархов. И если полный титул короля польского Сигизмунда в 1529 году звучал: «Мы божьей милостью король польский, великий князь литовский, русский, прусский, жематейских, мазовецких и других»; то словно в пику ему великие князья начиная еще с Ивана III Васильевича, именовали себя «великий князь всея Руси», позже добавилось царь и самодержец. Но всея Руси. Подразумевая под этим, что даже русские земли которыми великий князь московский сейчас и не владеет, по праву принадлежат именно ему. Т.е. претензии на распространение суверенитета московского князя на все русские земли. Борьба между государствами развернулась не шуточная. Силы были примерно равны, и все решение проблемы зависело от того, чью сторону примут удельные и служилые князья спорных земель. Внутренняя политика московского князя тяготела в сторону единоличного правления, у литовского – власть была ограниченна радами княжества литовского[25] . Выгоды шляхта в Литве достигала давлением на князя, в Москве – повиновением. Литовский князь удерживал вассалов жесткими директивными нормами[26] , московский – привлекал к себе льготами и вольностями, установление Юрьева дня из которых было не последней. В пользу московского князя было и то, что он являлся православным, в отличие от католика - литовского. И наконец, самой крупной ошибкой князя литовского было притеснение русского населения (в частности русского дворянства), по конфессиональному признаку, что придавало уходу от сюзерена вид не измены, как это трактовалось в Литве, а стремления к сохранению веры.

Обостряло отношение между княжествами и то, что Литовский князь опасаясь усиления Москвы (вполне оправданно) поддерживал против Москвы Новгород, Тверь и татар, а также переход князей (в конце XV века) Вяземских, Новосильевских, Одоевских, Воротынских, Белевских, Новгород-Северского и Черниговского с огромными вотчинами на сторону московского князя.

В 1492 и с 1500 по 1503 между Москвой и Литвой проходили войны, окончившиеся в пользу Москвы формальной уступки Литвою упомянутых земель.

Как видим, причины перехода удельных князей к Москве были:

- конфессиональные и

- экономические.

Причем обе эти причины выступали в комплексе, т.к. дискриминация по конфессиональному признаку выражалась и в экономических мерах. Также, хочется заметить, что экономические причины явно доминировали, т.к. против Литвы Москва выступала в союзе с Крымским ханом, разница в вероисповедании с которым была на порядок большей, чем с Литвой, но зато не было таких столкновений интересов.

Из всего этого можно сделать вывод, что начало крепостного права, было опосредованно не некими зверскими наклонностями русских феодалов, не правовой и экономической отсталостью Московского[27] княжества, а исключительно политическими причинами. К этому же времени относится и начало конфронтации между великим князем, считавшим все русские земли своей вотчиной и княжатами – удельными князьями, помнящих древние вольности и право ухода к другому князю. Источником этой конфронтации, как видим, была власть, проистекающая из спора о праве собственности на землю – вотчины.

§. «.2.2. Право Централизованной сословно-представительной монархии.

«А будет кто при государе вымет на каго какое-нибудь оружье, а не ранит и не убиет, и того казнити, отсечь рука»

Соборное уложение. Статья 4 главы III..

Следующим крупным законом был Судебник 1550 года – царский судебник. Он практически дословно повторяет норму судебника 1497 года о Юрьевом дне, но уже с добавлениями, самое интересное: «А попу пожилого нет, и ходити ему вон безсрочно воля»[28] . Т.е. эта норма упрощает уход крестьян с церковных земель, что явно шло в ущерб церкви, и ослабляло ее позиции как феодала. Позиция государства тут предельно ясна.

Также, Судебник 1550 г. отражает процесс сглаживания различий между вотчиным землевладением и поместным, опять таки в пику вотчинникам, утверждая следующее:

«85. А в вотчинах суд. Кто вотчину продаст, и детям его и внучатом до тое вотчины дела нет, и не выкупити ее им; а братия будут или племянники в тех купчих в полусех, и им и их детем по тому же до тое вотчины дела нет».[29] Т.е. вотчина становится обычным земельным участком, без каких либо исключительных родовых прав на нее – ослабление позиций родовой аристократии.

Статью о суде с удельными князьями приводить не будем, из-за ее большого размера, скажем лишь, что она ввела нормы суда над удельными князьями, утверждая верховную судебную власть в регионах за великим князем.

Годы террора Ивана IV и опричнины мы рассмотрели в предыдущем параграфе, усиление власти царя в них не носило правовой характер, потому здесь мы их опустим.

Судебники 1497 и 1550 годов, отражают такой довольно архаичный забавный правовой институт, как поле. Подробно описывается: какую пошлину и в каком случае, и в каком размере надо платить диаку и боярину за то, что судопроизводство дошло до поединка на поле. Устанавливается, что: «А битися на поле бойцу з бойцом или небойцу с небойцом, а бойцу с небойцом не битися; а похочет небоец с бойцом битись ино им на поле битись. Да и во всяких делах бойцу з бойцом, а небойцу з небойцом, или бойцу с небойцом по небойцовой воле на поле битися по тому ж». Это относится более к гражданскому или уголовному праву, но все равно ярко демонстрирует особенности национальной системы законодательства и судопроизводства ;). Т.е. нормативные акты отражали и регулировали правоотношения все еще традиционного общества.

Следующий крупнейший по списку нормативный акт, который мы рассмотрим, будет Соборное Уложение 1649 года.

Соборное Уложение, есть последний, крупный свод законов традиционного православного общества, в котором отражаются православные нормы и нормы морали в том числе. Однако мораль нас интересует в последнюю очередь;). Академик Платонов приводил пять особо важных законоположений:

1. духовенство было лишено права впредь приобретать себе земли и потеряло некоторые судебные льготы

2. бояре и духовенство потеряли право селить около городов, «в слободках», своих крестьян и холопов и принимать к себе «закладчиков»,

3. посадские общины получили право возвращать всех ушедших от них «закладчиков» и удалять из посадов всех, не принадлежащих к общинам людей

4. дворяне получили право искать своих беглых крестьян без «урочных лет»

5. купцы добились того, что иноземцам было запрещено торговать внутри московского государства, где бы то ни было, кроме Архангельска[30] .

Как опять таки, заметил академик Платонов, все новые постановления сделаны в пользу служилых людей (дворян) и посадских людей горожан. Т.е. в пользу будущей бюрократии и буржуазии. Церковь и бояре - лишились многих льгот, от чего были совсем не в восторге. Аналогично «закладчики» - внесенные в податное состояние, и крестьяне – лишенные возможности выхода.

Соборное Уложение утверждало новую опору монарха (дворянство), делая слабее его вечных оппонентов – боярство (вотчинников) и церковь, а также закабаляя целый класс населения, усиливало позиции государства. В Соборном уложении развиваются статьи юридически сближающие поместье и вотчину, также законодатель упоминает об обязанности дворян служить, за данные им земли – одно из первых упоминаний об обязанности дворянина служить государству за землю, в общероссийских законах. Появление этой статьи, говорит о том, что к середине XVII века появились такие отношения, которые необходимо регулировать подобной нормой. Т.е. процесс слияния поместий и вотчин был обоюдным[31] . Понижался статус вотчин, но вместе с тем возрастал статус поместий. Видимо, часть дворянства не желала служить, будучи полностью обеспеченными со своих поместий, и считая их в полной своей собственности по сроку владения. Потому царь считал нелишним напомнить, что служить должны все, «А которые дворяне и дети боярские, не хотя государевы службы служити, будучи на государева службе, поместья свои отдадут кому под заклад воровски, и вотчины свои продадут, и з государевы службы сбегут, а воеводы на них учнут писать государю, и таких беглецов сыскивая, за побег учинити наказание, бив кнутом бес пощады, отсылати в полки и приставы. А у тех людей, кому оони те свои поместья, будучи на государеве службе в полкех, под заклад отдадут и вотчины продадут, те их поместья и вотчины отнять и отдать продавцам безденежно[32] ».

Огромное Соборное уложение, своими нормами подготовила переход самодержавной, но все еще сословно-представительной монархии к монархии абсолютной. Поскольку в России XVII века буржуазия была еще в зародыше, то основной опорой монарха продолжало оставаться дворянство. Экономической базой дворянства было право владения на землю, и крепостное право. И если владело землей дворянство, то право собственности на землю было за монархом – вся страна являлась вотчиной монарха. Соборным уложением регулировалась и обязательная служба дворянства монарху. Власть монарха была вне конкуренции. Все правоотношения для установления абсолютизма в еще традиционной России уже появились. И этот качественный переход был осуществлен в правление Петра I.

§ 2.3. Право абсолютной монархии

«Пытка употребляется в делах видимых, в которых есть преступление. Но в гражданских делахпрежде всего пытать не мочно, пока в самом деле злое дейсвто наруже не объявится, разве когда свидетель в болших и важных гражданских делах в скаске своей оробеет или смутится, или в лице изменится, то пытан бывает»

П. Романов. Краткое изображение процессов или судебных тяжеб.

Одно из отличий петровских законов, в том, что их он принимал единолично, не прибегая к помощи земских соборов, как в случаях с Судебником 1550 г. и Соборным уложением 1649 г. Вся законодательная власть, со всей ответственностью за последствия принадлежала монарху. Петр не успел создать свод законов, но создал два кодекса – чем положил начало еще неизвестной в России юридической техники. Правовое наследие Петра огромно, потому рассмотрим его вкратце, и только те акты которые напрямую относятся к отрасли государственного права.

Это – указ «Об учреждении губерний и росписании к ним городов» от 18 декабря 1708 года, новая унифицирующая система государственного устройства.

Указами «Об учреждении правительствующего сената и бытии при оном розрядному столу вместо разрядного приказа, и по два комиссара из губерний» от 22 феврали 1711 года; «О должности Сената» от 27 апреля 1722; «О штате коллегий и времени открытия оных» от 1 декабря 1717 года – была четко и детально регламентирована деятельность правительства и его подразделений. Впервые в России.

«Табель о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных, которые, в котором классе чины; и которые в одном классе те имеют по старшинству времени вступления в чин между собой, однакож воинские выше прочих, хотя б и старее кто в том классе пожалован был». От 24 генваря 1722 года. Нормативный, внутриведомственный акт. Но поскольку ведомством, было государство то данный нормативный акт распространялся практически на всю страну. Табель о рангах привел в порядок весь огромный бюрократический аппарат и систематизировал молодую, но крупнейшую в Европе армию, сделав их идеальным инструментом абсолютной государственной власти.

Указ «О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах» от 23 марта 1714 года. Один из наиболее емких и многоотраслевых указов Петра, приведший к большим последствиям[33] . Несомненно, относящийся к отрасли государственного права. Указом Петр закрепил за дворянами поместья, приравняв их к вотчинам. Тем самым он упразднил огромный фонд государственной поместной земельной собственности[34] . Государственная власть перешла в качественно иную форму. Источником власти монарха была уже не столько собственность на землю как крупнейшего феодала, а сложные тщательно разработанные правоотношения между монархом – верховной властью и всем остальным населением страны. Вместе с тем, отношение монарха к стране продолжала оставаться как к вотчине, единственно, что изменился способ извлечения прибыли из оной, став более жестким и продуманным. Петр понимал, что для максимального извлечения прибыли с земли, она должна быть освобождена от государственного контроля, который к тому же было осуществлять с каждым годом все тяжелее. Но и терять еще один из инструментов влияния на дворянство, зная консервативность последнего, Петр тоже не собирался. Идеальным решением было принятие «Указа о единонаследии». По нему, вотчины и поместья слились, были переданы в собственность дворянству, но как майораты, т.е. с запретом деления поместий между наследниками. Недвижимое имущество мог наследовать только один член семьи. Как правило, старший сын, что в прочем не было обязательным. Остальные члены семьи наследовали движимое имущество, в порядке указанном в духовной – завещании, и были просто вынуждены нести государственную службу, торговать, основывать мануфактуры, заводы – т.е. быть задействованными в сфере реального производства, увеличивать экономический потенциал государства. Именно к этому, в течении всей своей государственной деятельности Петр и принуждал дворянство: где пряником – льготами, где и кнутом – указ о единонаследии.

Таким образом, одним указом Петр, передав в ограниченную собственность огромный фонд государственной земли одной части дворянства, закабалил остальную, заставив работать. И если в Европе уже начинался процесс разложения дворянства[35] , то в России, дворянство было насильно привлечена к государственной деятельности, и ее роль в государственном управлении еще в течении 150 лет, продолжала оставаться весомой. Ситуацию не изменило и отмена Указа о единонаследии после смерти Петра I.

«Регламент или устав главного магистрата» от 16 генваря 1721 года. Установление системы местного самоуправления.

«Духовный регламент» от 25 генваря 1721 года. Утверждение духовной коллегии, с 14 февраля, того же года – Святейший правительствующий синод. Уже формальная ликвидация патриаршества, Россия оставалась светским государством но, с мощной православной традицией, государственной религией, где главой церкви являлся глава государства. Т.е. полное подчинение церкви государству.

«Артикул воинский» от 26 августа 1715 года. Для мировоззрения Петра I было характерно отношение к государственному учреждению как к воинскому подразделению. … Петр был убежден, что армия – наиболее совершенная государственная структура, что она – достойная модель всего общества. Военная дисциплина - это тот рычаг, с помощью которого, по мнению Петра можно было воспитать в людях уважение к порядку, трудолюбие, сознательность, христианскую нравственность. Внедрение в гражданскую сферу военных принципов проявлялось в распространении на систему государственных учреждений военного законодательства, а так же в придании законам, определяющим работу учреждений, значения и силы воинских уставов.

В 1716 г. основной военный закон – воинский устав – по прямому указу Петра I был принят как основополагающий законодательный акт, обязательный в учреждениях всех уровней. Распространение воинского устава на гражданскую сферу вело к применению в отношении гражданских служащих тех же мер наказания, которым подлежали военные преступления против присяги – ни до, ни после Петра в истории России не было издано такого огромного количества указов, обещавших смертную казнь за преступления по должности[36] .

Артикул воинский – первый в истории России уголовный кодекс, правда, преимущественно с военной направленностью.

«Краткое изображение процессов или судебных тяжеб» март 1715 года, кодекс гражданского и уголовного процесса. Оба кодекса утверждают абсолютную власть монарха.

Есть мнение, что после смерти Петра, абсолютизм в России продолжал укрепляться. И это верно если смотреть на абсолютизм как систему государственного управления, вне зависимости от того монархическая форма правления была или нет. Но если смотреть на абсолютизм как на: «юридическое сосредоточение полноты власти (законодательной, исполнительной, военной, судебной) в институте неограниченной наследственной монархии», то после правления Петра I, явно наблюдается спад концентрации власти монарха. И если государство в пост петровские годы вступало в еще большем блеске своего могущества, то роль монарха в государстве уже никогда не смогла быть такой же все подавляющей и все направляющей как у Петра I. Все монархи, вплоть до Николая II - были самодержавными, самовластным – был только Петр I. Это связанно, разумеется, и с развитием буржуазным отношений, и экономически невыгодным использованием крепостного труда в производстве, консервативной политикой русских монархов – причин много, но факт остается фактом, такой концентрации власти какая была у Петра, в российской самодержавной монархии достигнута больше не была.

§ 2.4.Идеология абсолютизма.

«Великих мужей рожают не матери, а Плутархи»

Станислав Ежи Лец.

Тема очень сложная и объемная. Студентами (и не только) раскрывается, как правило, банальным перечислением списка видных идеологов указанного времени /страны/ и их работ. Все это относительно несложно найти в замечательнейшем пятитомнике академика Нерсесянца «История политически и правовых учений». Но поскольку писать о Филофее и III Риме, да еще поминать г-на Уварова – невообразимо скучно, да и рецензенту читать это в …цатый раз скорее всего уже просто омерзительно, то в данном параграфе, мы будем исходить из презумпции того: что я знаю, что рецензент знает прекрасно об идеологии абсолютизма, а рецензент догадывается, что я знаю, что он знает и догадывается, что я тоже знаю идеологов абсолютизма ; о). Т.е. опустим занудное перечисление, и сразу приступим к анализу, указав лишь некоторые определения.

Идеология – это система теоретических знаний и убеждений ( как правило сформулированная в форме доктрин, концепций, программ, определяющих ее цели и задачи ),отражающая и регламентирующая ( сохранить или изменить ) отношения людей, возникающие по поводу коренных интересов , ценностей и идеалов какой-либо социальной общности ( группы, слоя, сословия, класса, этноса, социума в целом).

Одной из особенностей российской идеологии, можно назвать постоянный переход искусственно выработанных положений в традицию. Т.е. утверждаемая государством идеология (начиная еще с тех пор, когда не было даже определения этого слова), со временем перерастала в идеологию традиционную, входя в национальный архетип.

В курсовой работе, часто было употребление термина «традиционное общество». Как мы понимаем это определение? «Традиционное общество есть общество, в котором регулятивную функцию права берет на себя традиция /обычай/, в частных случаях дополняемая директивными указами верховного носителя власти».

Эволюция обычного права в традиционных обществах идет медленно, эволюционным путем (есть мнение, что ее нет совсем, но это достаточно аргументировано опроверг академик Васильев). Обратная связь между обычаем, религией, способом управления, способом производства, окружающей средой настолько адаптирована друг к другу, настолько жестка, что нарушение /мощное изменение/ одного из указанных компонентов ведет к системному кризису общества /государства/[37] . Причем традиции развиваясь, эволюционируя, регламентируют быт общества даже более жестко и жестоко чем позитивное право. Позитивное право в традиционных обществах имеет место, но лишь дополняя и направляя обычное право.

Традиционное общество формируется в условиях внешнеполитической изоляции общества (не государства). Классический пример традиционного государства: Египет эпохи Среднего Царства (2040 – 1786 гг. до н.э.), Индия начиная с ведической эпохи (1500-600 гг. до н.э.) и заканчивая отчасти нашими днями (Джаджмани - система варно-кастового разделения труда и натурального обмена имеет место в Индии до сих пор), Китай – в течении всей своей многовековой истории, особенно с ханьской династии (206 г. до. н.э. – 221 г. н.э.,) где уникальный религиозный синкретизм нес огромный заряд конфуцианского консерватизма, Россия – начиная от самого образования единого российского государства и отчасти до сих пор.

Традиционному обществу, как альтернатива является «общество новационное». Новационное общество, есть общество, где регулятивную функцию права исполняет закон /судебный прецедент/. Одним из принципиальных отличий новационного общества от традиционного, есть правовое отношение государства к основному средству производства (земле, как правило) и частной собственности вообще. В традиционных обществах, собственность на землю принадлежит государству и государственный налог, автоматически совпадает с рентой собственнику (государству) за землю, в новационных – налог есть выплата государству части доходов собственника за (и для) исполнения государством важнейших социальных задач. Новационное общество развивается более динамично, необходимость принятия всех нормативно-правовых актов, управленческих, экономических и даже иногда религиозных решений обосновывается логикой, в отличие от традиционного общества где это решение обосновывается практикой проб и ошибок. Основной недостаток в логическом способе, есть невозможность охватить логической моделью всех составляющих предмета и невозможность прогноза последствий принятого решения, что неоднократно приводило к крупномасштабным катастрофам. Классический пример: вся история исторического материализма (марксизма), тупиковость индустриального общества и др. Классический пример новационного общества: Античная Греция и Рим, страны западной Европы[38] .

Тут мы залезаем в область теории цивилизаций. А это не есть предмет нашей работы, но без определения традиционного общества мы не смогли бы и дать определение и идеологии российского абсолютизма, т.к. он развивался именно в традиционном обществе.

Затем, необходимо вывести разницу между идеологией и религией. Как правило напрашивается вывод, что разница состоит исключительно в качестве предмета. Предмет идеологии носит светский характер, тогда как религии – духовный. Идеология предполагает умопостигаемость, символ веры – нет (наличие бога как такого, для религии необязательно). А сами этические принципы, логические конструкции, и даже некоторые аргументы могут быть идентичны. Но если копнуть глубже, то окажется, что даже идеология не умопостигаема! Каждая идеология строится на индивидуальных аксиомах. Как и всякие порядочные аксиомы, они не доказуемы в принципе. В основе каждой аксиомы идеологии лежит качественное определение хорошо – плохо. Качественная разница между нациями, классами, формами государственного правления... Даже в основе общепринятой ныне либеральной идеологии лежит недоказуемая аксиома о том, что «человеческая жизнь, права человека - есть высшая ценность». Сами же идеологии, имеют все шансы, со временем превратится в религию. Как то: конфуцианство, буддизм и даже (отчасти) коммунизм.

В России, традиционно идеология имела два источника. Это церковь и непосредственно государство. Как правило, выступая в одной взаимовыгодной связке. Церковь использовала свой авторитет для легитимизации государственной власти, а государство использовала свою силу для борьбы с церковными ересями и установления монополии православия на территории страны. В критические годы, государство и церковь составляли эдакий, идеальный тандем по управлению страной – живое воплощение византийской «симфонии властей». Однако, как уже было показано выше, государство, понимая всю нешуточную мощь церкви, постоянно пыталась ее подчинить себе, что ей в конце концов и удалось.

Церковь же, обладала единственным инструментом легитимизации власти – это подтверждением божественного источника царской власти. «Божьей милостью царь и самодержец всероссийский» - не красивое выражение, а точное юридическое определение, с указанием: источника власти, субъекта власти, объекта власти и объема полномочий. Сакрализация, как династии так и монарха, шла по нарастающей. Причем интересно, что обожествлялась не только личность монарха /династии/ священным признавался сам институт абсолютной монархии. Как уже говорилось, российское общество с самого момента своего зарождения было традиционным, и совершенно не принципиально, какой момент брать точкой отсчета. И как государство, со временем наращивало свою мощь, так и идеология с самых моментов своего появления в обществе обрастало доктринами, новыми официальными теориями происхождения государства (династии), но не меняло свою суть, цель. А цель была одна – максимальное увеличение власти государства, его максимальное проникновение во все сферы жизнедеятельности общества. Сие не есть плохо или хорошо. Сие было необходимо для нормального (а нормы, как показывает история, во всех обществах различные) функционирования общества, а проще говоря – для его выживания. Иначе было не выжить. Если глянуть на государство как на единый объект жизни, то весь ход российской истории будет подчинен жестокому закону выживания. Все «особенности», о которых так часто любят говорить, есть не проявление «загадочной русской души» или как более модно «российского менталитета» - нет, все особенности, это способы адаптации единого объекта (страны) к тем или иным жестким условиям агрессивной среды. И даже жестокий институт крепостного права, в условиях существования российского государства был оправдан, необходим (прогрессивен?) вплоть до правления Николая I, который был первым царем имевшим не только желание, но и возможность для отмены крепостного права, и исключительно консервативные взгляды Николая I, не позволили освободить крестьянство в еще в первой половине XIX века. Ни Петр, ни Екатерина, ни Александр таких возможностей не имели. В данном случае разделение и противопоставление понятий государство, общество, церковь – не всегда оправданно, т.к. в России и государство и церковь и общество вообще, были настолько взаимосвязаны, переплетены друг с другом, что иной раз их правильнее рассматривать как единый объект. «Все то, что не способствовало укреплению самодержавия и православия в культуре, расшатывало их социокультурный союз, - последовательно отторгалось, изживалось, преодолевалось»[39] . Полноправный член социума в России, не мог не быть православным, не мог не быть этатистом. Иначе как адаптироваться, невозможно было войти в жесткую систему социокультурных связей. «Российская государственность постоянно стремилась к трансформации массового сознания, пытаясь создать соответствующие структуры, оправдывающие ее деятельность. Государственная власть с помощью национально-государственной идеи формировала в социуме такие представления и ценности, которые постепенно превращались в стереотипы мышления и культурные установки социального поведения. Такие базовые ценности и установки постепенно трансформировались в структуры русского культурного архетипа.

В качестве идеала государственной власти в России сформировались представления о необходимости власти единоличной (ответственной), сильной (авторитетной) и справедливой (нравственной). Постепенно в русском культурном архетипе понятия Отечество (Родина), царь-государь (вождь) слились в одну номинацию - государство, которое является предметом сакрализации и религиозного (идеологического) культа. Таким образом, идеи империи, единой централизованной власти являлись важнейшей составной частью общественного идеала и в период самодержавия XVII века с боярской Думой и боярской аристократией, и в XVIII веке с его бюрократией, служилыми сословиями, периодами "просвещенного абсолютизма", и в период самодержавия XIX века»[40] .

Идеологию в данном случае стоит рассматривать, как необходимый структурный компонент внутренних связей традиционного общества. О каком то плюрализме идей, или свободе вероисповедания говорить смешно. Все чужеродные тела в этой четко отлаженной, жесткой социокультурной системе могли нести исключительно деструктивный характер. Причем, нас совершенно не интересует, идеологические доктрины с точки зрения истинны или несения неких общечеловеческих ценностей, как это было на Западе с доктринами общественного договора и естественного права. Это не особенно интересовало и самих авторов в России, т.к. истинна достаточно податлива перед лицом необходимости, а ценности в России были не сколько иные чем в Европе. Действительно, «Сказание о князьях Владимирских», несет нулевой смысл для исторического анализа, нулевой для этического, но бесценно для историка-политолога. Цель сказания - возвести истоки княжеской власти к римским цезарям, уровнять князя Владимира Мономаха по доблести с легендарными киевскими князьями, а по статусу царю Византийскому - Константину Мономаху. Примерно то же обстояло и известной доктриной Филофея «Москва – III Рим», как бы официально доказывающей правильность высших ценностей страны/государства/ - «Веру, Царя и Отечество», обязательных для каждого российского подданного. Этот древний боевой призыв «За веру, царя и отечество» позже трансформировался в немало известную формулу официального народничества: «Самодержавие, Православие, Народность» - автор Уваров С.С. министр просвещения при Николае I.

Заключение.

Сия неограниченная власть монархов казалась иноземцам тираниею: они в легкомысленном суждении своем забывали, что тирания есть только злоупотребление самодержавия, являясь и в республиках когда сильные граждане или сановники утесняют общество. Самодержавие не есть отсутствие законов, ибо где обязанность, там и закон, никто же никогда и не сомневался в обязанности монарха блюсти счастие народное.

Н. Карамзин. История государства Российского.

Вышеприведенный отрывок, есть кстати один примеров официальной идеологии. И гражданской позиции самого Карамзина, в том числе. Выше мы проследили путь который прошло государство от сословно-представительной монархии к абсолютной.

На основе проанализированого материала, мы пришли к следующим выводам:

1. Развитие Российского государства в период с начала XVI по первую четверть XVIII века, шло исключительно эволюционным путем. Попытки государственных деятелей идти на опережение эволюции приводили к политическому краху и системному кризису. Все реформы в системе государственного управления, все ее качественные изменения были опосредованны необходимостью адаптации к изменяющимся условиям, появлением новых взаимоотношений требующих регулирования.

2. Развитие российской государственности проходило в условиях исключительно агрессивной среды. С юга, юго-запада – пресс Золотой орды, позже Крымского ханства, северо-запада – пресс католического мира. Множество государств жили на рубежах двух столь различных цивилизаций, но зарождались – единицы, а выживало из них еще меньше. В процессе своего становления, российское государство впитало в себя множество элементов восточной культуры управления (в частности образец самовластия монарха) и вырабатывало свои индивидуальные методы, обусловленные исключительно необходимостью выживания (симфония светской и духовной власти в России приняли формы, какие она не имела нигде в мире, за исключением Византии и то в краткий период).

3. Государство носило вотчинный характер, т.е. вся территория страны являлась вотчиной правителя (монарха) и была в полной его собственности. Основой власти государя первоначально было право на землю. Рента за землю автоматически совпадала с государственным налогом – классический признак традиционного государства. По этому признаку, при проведении границы цивилизаций Восток – Запад, Россия стабильно попадала на Восток. Земельный вопрос, для России, кстати, как был болезненно актуальным, так и остался таким до сих пор.

4. Несмотря на то, что само общество страны было изолированно от внешних контактов, государство всегда вело активную внешнюю политику, в результате чего, в систему государственного управления при всем ее азиатском облике (и способе производства – по Марксу) были привнесены элементы культуры новационного общества. Такие как чисто военные ноу хау, промышленные, юридические, научные, образовательные. В меньшей степени искусства. Т.е. в стране шел органический синтез западной и восточной культуры.

5. Если в Европе абсолютизм появился при развитии буржуазных отношений, при торжестве частной собственности, при как выразился Исаев И.А. «ситуации перехода от феодальной к капиталистической системе»[41] , то в России активное развитие капиталистических отношений началось, лишь после реформ Петра I, т.е. после появления абсолютизма. Здесь прослеживается, базовое различие между двумя типами организации общества (проще и короче, которые зовут цивилизациями). Если в Западной цивилизации государство было следствием развития частнособственнических отношений и по факту следовало курсу на развитие данных отношений, то в России частная собственность была следствием деятельности всепоглощающего государства, и лишь в степени дозволенного государством. Т.е. развитие частнособственнических отношений регламентировалось государством. Приоритеты у Западной и Восточной цивилизаций – диаметрально противоположенные. Причем сие не есть утверждения того, чьи из них лучше или хуже. Качественные оценки – по определению недоказуемы. Т.к. и у той и у другой эти приоритеты вырабатывались веками, в процессе адаптации общества к окружающей среде (в данном смысле – не только природа, но и среда внешнеполитическая, религиозная, этническая ипр.).

6. Поскольку буржуазия, как класс практически отсутствовала (не играла определяющей роли) в России, то опорой монарху являлась служилое дворянство, не занимавшееся экономической деятельностью, и для экономической поддержки которого (иначе дворянство не могло и не стало бы служить) государство ввело, а затем и развило институт крепостного права. Рабства же, в своей чистой форме, в Росси никогда не было, как не никогда не было и в остальных государствах многих восточных цивилизаций. В нем, по факту не было нужды. Рабовладельческая формация, в своей чистой форме была лишь в античной Греции и Риме – странах, где по факту зародились частнособственнические отношения.

7. Одним из инструментов государственного управления была православная церковь. В России церковь и государство пришли к взаимовыгодному и весьма тесному союзу, под несомненным однако перевесом власти светской. Одним из преимуществ этого союза было то, что власть духовная никогда (исключение патриарх Никон) не пыталась подчинить себе власть светскую, в отличие от Римских пап[42] .

8. Разработка общенациональной идеологии шло совместно государством и церковью, с совместными интересами. Частные лица, практически никогда, в России изучаемого периода, не занимались разработкой, каких бы то ни было, этических или правовых доктрин. Честно говоря, о частных лицах, в данный момент можно было говорить лишь с очень большой натяжкой. Целями идеологии указанного периода было утверждение идеальности (и даже сакрализации[43] ) современного государственного строя, религии и общественного уклада, стремление к сливанию трех указанных элементов в единый, жестко взаимосвязанный объект.

9. Многовековой идеологический, государственный и религиозный синкретизм привел к выработке уникального, идеально адаптированного национального стереотипа поведения. Даже ломка жесткой системы социокультурных связей не смогла полностью его изменить, тем паче, что ломка заканчивалась построением новой системы связей, но по старой схеме (в наиболее существенных моментах, таких как: право собственности на землю и вообще частная собственность как таковая, объем полномочий верховного носителя власти, свобода совести и мнений и др.)

Все вышесказанное, есть не только личное мнение автора, которое окончательно сформировалось в процессе написания курсовой работы, - в той или иной степени подобные максимы приводят и многие маститые ученые.

И как бы напоследок, немного пафоса (заранее прошу за него прощения;). Недаром, в курсовой работе исторический период исследования был несколько отличен от предполагаемого по умолчанию (канонического). Мне хотелось, именно хотелось, не только сравнить различные типы формы государственного правления, но и глубже изучить периоды правления двух таких знаковых фигур в российской истории как Иван IV и Петр I. Время их правления послужило пищей для многочисленных спекуляций, во многом бездарных и просто ненаучных. Очень часто встречаются высказывания о «правильности» методов правления обоих царей, ностальгия о времени «величия» страны, «порядку» и пр. Обыватель, как правило, забывает о том, что современники Ивана IV называли не Грозный, а Мучитель, а Петр I – по факту ограбил все страну, наглядно продемонстрировав свое право собственности на нее. Как правило, забывают ту цену, что пришлось платить современникам за «порядок» и «величие». Цена сия есть кровь, слезы, непосильный труд и очень много пота. В принципе и за меньшее платили большим, но тем, кто ностальгирует не худо в первую очередь спросить себя: «А готов ли я заплатить такую цену, за свою идеальную мечту?».

Прошлое невозвратимо. Первый шаг назад, к былому «золотому» веку – это первый шаг к гибели. И это наглядно и неоднократно демонстрировала нам история. Обожествленная, фигура гения Петра, всегда была объектом копирования и примера, но к чему привело это копирование, когда коренным образом изменилась ситуация? К удавлению одного монарха в Михайловском замке, поражению Крымской войны в правление другого, который вдобавок оставил своему наследнику страну в предреволюционном состоянии. История учит не подражанию, но образу мышления. Не копированию подвигов, а не повторению ошибок. История показывает жизнь не в статическом состоянии, а во всей динамике ее развития, и лишь тот сможет добиться успеха, чья динамика деятельности будет соответствовать динамике истории. И закончить эту курсовую работу я хочу словами первого политолога в мире, крупнейшего историка Италии эпохи Возрождения и человека, чья деятельность может служить примером патриотизма:

«Утверждаю, что счастлив тот, кто сообразует свой образ действий со свойствами времени, и столь же несчастлив тот, чьи действия со временем в разладе».

Н. Макиавелли.

Список литературы

1. История государства Российского. Н.М. Карамзин. Том VII – IX. М: «Эксмо-Пресс», 2002

2. Карамзин Н.М. Предания веков. Стр. 567. Москва: Правда, 1988

3. Учебник Русской истории. С.Ф. Платонов. СПБ: «Наука», 1994

4. Чтения и рассказы по истории России. С.М. Соловьев. М: «Правда», 1989

5. История Востока. Л.С. Васильев. М: «Высшая школа», 2001

6. История государства и права России. И.А. Исаев. М: «Проспект», 2002

7. История государства и права России. Комментированная хронология. М.Н. Зуев, В.А. Максимов, В.А. Савицкий. М: «Юриспруденция», 2002

8. История государственного управления России. Под редакцией В.Г. Игнатова. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2002

9. Отечественное законодательство XI – XX веков. Под редакцией О.И. Чистякова. М: «Юристъ», 1999

10. Омельченко О.А. «Историко-политическая концепция абсолютной монархии в классическом марксизме» ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. 2000. Выпуск 1. – М: МГИУ, 2000

11. Сравнительное изучение цивилизаций. Хрестоматия. Составитель Б.С. Ерасов. М: «Аспект пресс», 1999

12. Самодержавие как феномен Русской культуры. Лекция. http://www.pfu.edu.ru/ido/ffec/cult/cu3-4.html#4-6

13. Хрестоматия по истории государства и права России. Составитель Ю.П. Титов. М: «Проспект», 2001

14. Н. Макиавелли. Избранные произведения. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1998

[1] Омельченко О.А. «Историко-политическая концепция абсолютной монархии в классическом марксизме» ФЕМИС. Ежегодник истории права и правоведения. 2000. Стр. 221.

[2] Н. Макиавелли. Избранные произведения. Стр. 101. Ростов-на-Дону, «Феникс»: 1998

[3] С.Ф. Платонов. Учебник Русской истории. Стр. 106. СПБ: Наука, 1994

[4] Цитировалось по: История государственного управления России. Под редакцией Игнатова В.И. стр. 76. Ростов-на-Дону: Феникс, 2002.

[5] «Приговором 11 мая 1551 г. покупка духовными феодалами вотчинных земель без «доклада» Ивану IV запрещалось под угрозой конфискации объекта продажи. На царя отписывались поместные и черные земли, которые были захвачены монастырями у дворян и крестьян «насильством» за долги, а также все владения бояр, переданные монастырям в малолетство Ивана IV.» Там же. Стр. 79

[6] Цитировалось по: Карамзин Н.М. Предания веков. Стр. 567. Москва: Правда, 1988 Насколько искренне это было написано, остается загадкой.

[7] История государственного управления России. Под редакцией Игнатова В.И. Стр. 95. Ростов-на-Дону: Феникс, 2002.

[8] «Наибольший рост всего разряда московских приказных людей падает на 70-егг. – число дъяков доходит до 75, а подьячих до 1447 человек (соотношение 1 к 19,5), а в 1698 г. – 86 дьяков и 2648 подьячих (соотношение 1 к 30)» Там же. Стр 110. Рост штатов был вечной головной болью правительства, т.к. требовал повышения расходов. Попытки урезать жалование приводили к росту злоупотреблений на службе, а сокращение штатов было невозможным, т.к. их и так не хватало.

[9] Там же. Стр. 104.

[10] Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. Стр.416. М: Правда, 1989 Это мнение Соловьева, кстати, весьма близко подходит к высказываниям Макиавелли о течении бурной реки времени в главе XXV «Государя». По Макиавелли, великий человек, добившийся успеха, лишь течет по течению реки Судьбы, видя реку и осознавая где ее можно перейти в брод, где поплыть, а где и построить плотину.

[11] Вопрос крайне спорный. С одной стороны, приравняв вотчинное и поместное землевладение, Петр, как бы передал поместные земли в частную собственность дворянству. Но в месте с тем, если учитывать, тот факт, что государственная власть распространялась на право распоряжения поместьем (ограничения в сфере завещания, продажи земли), тот факт, что частная собственность могла быть конфискована в любой момент, говорит о том, что поместья находились у дворянства не по праву собственности, а по праву владения, с крайне ограниченным правом распоряжения. Первым и последним собственником в стране, было государство.

[12] «Он бог твой, бог твой был Россия» - М.В. Ломоносов «Ода на день тезоименитства государя великого князя Петра Федоровича». Цитировалось по: Чтения и рассказы по истории России. С.М. Соловьев. М: «Правда», 1989

[13] Один из признаков концентрации власти. Власть Петра I распространилась на предмет бывший в ведении обычного права и земских соборов.

[14] «Еще при царе Федоре Алексеевиче был разработан проект Табели о рангах высших постов в органах управления и армии. Проект предусматривал разделение воинской и гражданской службы. Он носил аристократический характер, выстраивал иерархию членов боярской Думы как правящей элиты (всего пять чинов) Часть должностей носила византийские названия. Проект был согласован с патриархом, но после смерти Федора Алексеевича к нему не возвращались». Цитировалось по История государственного управления России. Стр. 113. Под редакцией В.Г. Игнатова. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2002

[15] Учебник Русской истории. С.Ф. Платонов. Стр. 226. СПБ: «Наука», 1994.

[16] Михаил Федорович – ликвидация последствий смуты, Алексей Михайлович – время стабилизации (относительной) – умер в 46 лет, Федор Алексеевич – умер в 20 лет, царевна Софья – легитимность власти была сомнительной для проведения реформ, правила – 7 лет, Петр был следующим по списку.

[17] «Верховная власть последовательно осуществляла курс на ликвидацию удельно-княжеской системы. Василий III например, запретил своим братьям женится, превращая их уделы в выморочные». История государственного управления России. Под редакцией В.Г. Игнатова. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2002. Стр - 66.

[18] Там же. Стр - 68.

[19] У меня нет документальных свидетельств о том, что Грозный читал IL PRINCIPE флорентийского секретаря, но если проследить весь ход его действий, его слова 2 февраля 1565 года перед московской элитой о должности венценосцев перед державой, об умении видеть на годы вперед, о необходимости всех крайних мер - то вывод напрашивается сам собой. Да, скорее всего, один из образованнейших монархов Европы изучал труды флорентийца. И не только Государя. Но явно извращенно толкуя.

[20] Николай I ставку в правлении делал на бюрократию, опасаясь вольнодумного и плохо-управляемого дворянства. Но сама консервативность его политики привела к поражению в Крымской войне и обострению крестьянского вопроса, под конец правления. Т.е. его методы и цели по, были хороши, но хороши для XVIII века, не XIX.

[21] ПСГ и Русская Правда – предшествующие ему нормативно-правовые акты. Не относятся к предмету нашей работы.

[22] Отечественное законодательство XI – XX веков. Под редакцией О.И. Чистякова. М: «Юристъ», 1999 Стр. 57.

[23] Для заведования поместьями в Москве (в начале XVI века) была устроена «Поместная изба», а для заведования службою вотчинников и помещиков – «Разряд»

[24] Цитировалось по: Отечественное законодательство XI – XX веков. Под редакцией О.И. Чистякова. М: «Юристъ», 1999. Стр. 65.

[25] Статья 6 Раздела 3 Литовского статута. Там же.

[26] Статья 2 раздела 1 Литовского статута. Там же

[27] По Карамзину, в 1520 году, Москва являлась одним из крупнейших городов Европы, насчитывая (без предместий) 41 000 домов и более 100 000 человек населения. История государства Российского. Н.М. Карамзин. Том VII – IX. М: «Эксмо-Пресс», 2002 Стр. 591.

[28] Хрестоматия по истории государства и права России. Составитель Ю.П. Титов. М: «Проспект», 2001 Стр. 49.

[29] Там же, стр. 48.

[30] Учебник Русской истории. С.Ф. Платонов. СПБ: «Наука», 1994 Учебник Русской истории. С.Ф. Платонов. СПБ: «Наука», 1994. Стр. 178.

[31] Есть мнение, что норма об равном обмене вотчин на поместье была принята под давлением дворянства. Не споря с этим утверждением, хочу сказать, что уничтожение вотчин (и это очевидно) в первую очередь было выгодно монарху.

[32] Отечественное законодательство XI – XX веков. Под редакцией О.И. Чистякова. М: «Юристъ», 1999 Стр. 209. Соборное уложение

[33] С чисто юридической точки зрения, указ интересен тем, что в нем впервые был введен в действие принцип о том, что: закон обратной силы не имеет, кроме случая прямо на то указанном законом.

[34] История государственного управления России. Под редакцией В.Г. Игнатова. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2002 . Стр. 117.

[35] Чего стоят слова Макиавелли о дворянстве приведенные в эпиграфе к параграфу о политической элите.:

[36] История государственного управления России. Под редакцией В.Г. Игнатова. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2002 Стр. 119.

[37] Традиция поглощает в себя и религиозные нормы, и обычное право, и способы производства и способы управления. Или же последние становятся традицией, в данном случае сие не есть принципиально.

[38] Доктрина разделения властей – есть новация, изобретение чистой воды. Хочу напомнить, что первоначально их было несколько вариантов, и в северной Америке (а затем и практически во всем мире) исключительно опытным путем, пришли к имеющему сейчас место принципу - по варианту предложенному Монтескье. Вариант Локка, в практическом применении оказался тупиковым (не сказать еще хужей)

[39] Самодержавие как феномен Русской культуры. Лекция. http://www.pfu.edu.ru/ido/ffec/cult/cu3-4.html#4-6

[40] Там же.

[41] И.А. Исаев. История государства и права России. Учебное пособие. М: Проспект, 2000 стр. 77.

[42] «Итак, мы, Итальянцы, обязанны прежде всего нашей Церкви и нашему духовенству тем, чтопотеряли религию и развратились; но мы обязанны им еще и худшим – тем, что сделалось причиной нашей погибели. Церковь держала и держит нашу страну в несогласии. …. Причиной же, почему Италия … не имеет общей республиканской или монархической власти, должно считать только церковь». Н. Макиавелли. Избранные произведения. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия. Стр.191. Ростов-на-Дону: «Феникс», 1998

[43] Царя – «так угодно богу и государю, ведает бог и государь» обычные обыкновенные выражения русских людей XVI века, четко видно приравнивание царя к богу,; выражение «Святая Русь» употребляется до сих пор – сакрализация не только Родины как таковой, но и самого образа жизни, благословленного богом. Причем оба примера, носят явно идеологический характер, оба явно искусственное происхождение и оба достаточно плотно вошли в российский архетип, в стереотип поведения.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий