регистрация / вход

Некоторые вопросы формирования и практического использования правовых позиций Конституционного Суда РФ

Автор рассматривает актуальную проблему юридической природы и сущности правовых позиций судебного органа конституционого контроля Российской Федерации.

Качанов Роман Евгеньевич

Автор рассматривает актуальную проблему юридической природы и сущности правовых позиций судебного органа конституционого контроля Российской Федерации

В соответствии с частями 1 и 2 ст. 15 Конституции Российской Федерации «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, применяемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации»; «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы».

В целях обеспечения высшей юридической силы и реального прямого действия Конституции Российской Федерации в Российской Федерации функционирует институт судебного конституционного контроля (конституционной юстиции). Органом федеральной конституционной юстиции является Конституционный Суд РФ (ст. 125 Конституции Российской Федерации). Согласно части 6 ст. 125 Конституции Российской Федерации «Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными утрачивают силу». В соответствии с ч. 1 и 2 ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» «Решение Конституционного Суда Российской Федерации окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения»; «Решение Конституционного Суда Российской Федерации действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Юридическая сила постановления Конституционного суда Российской Федерации о признании акта неконституционным не может быть преодолена повторным принятием этого же акта».

Суть, сердцевину решений Конституционного Суда РФ составляют закрепленные в них правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционно- правовой смысл закона, на которых основаны итоговые выводы решений.

Правовые позиции Конституционного Суда чрезвычайно многообразны и касаются действия российской Конституции в самых различных сферах общественных отношений.

Учитывая, что решения Конституционного Суда общеобязательны в единстве их мотивировочной, содержащей правовые позиции, и резолютивной, формулирующей итоговый вывод, частей, знание правовых позиций Конституционного Суда имеет важное значение как для правотворческой, так и для правоприменительной деятельности.

Так что же такое правовая позиция Конституционного Суда РФ?

ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» определяет, что «решения и другие акты Конституционного Суда РФ выражают соответствующую Конституции РФ правовую позицию судей, свободную от политических пристрастий (статья 29). В статьте 73 указанного Закона закрепляется, что «В случае, если большинство участвующих в заседании палаты судей склоняются к необходимости принять решение, не соответствующее правовой позиции, выраженной в ранее принятых решениях Конституционного Суда РФ, дело передается в пленарное заседание».

Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях сформулировал ряд правовых позиций о характере принимаемых им решений, правовых последствиях их принятия и юридических свойствах содержащихся в них правовых позициях Конституционного суда Российской Федерации. Так, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Определении от 7 октября 1997 года № 88- О, «Правовые позиции, содержащие толкование конституционных норм либо выявляющие конституционный смысл закона, на которых основаны выводы Конституционного Суда Российской Федерации в резолютивной части его решений, обязательны для всех государственных органов и должностных лиц…». Также, в соответствии с другой правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 16 июня 1998 года № 19-П по делу о толковании отдельных положений статьей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, «Решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

Таким образом, законодатель не вправе принимать решения нормативно-правового характера, противоречащие правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, содержащимся в мотивировочной части его решений. Эти правовые позиции обладают свойствами норм права (имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормы права, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов). Причем, будучи сформулированными Конституционным Судом, являющимся официальным интерпретатором Конституции РФ, правовые позиции обладают такими же свойствами высшей юридической силы и прямого действия, как и нормы самой Конституции Российской Федерации. Следует отметить, что правовые позиции Конституционного Суда РФ содержатся не только в постановлениях. Они очень часто содержаться и в определениях, в частности, в определениях об отказе в принятии дела к производству. В том числе, поэтому квалифицированные юристы всегда добиваются вынесения всех дел, поступающих от их клиентов, на пленарное заседание Конституционного Суда РФ (в порядке статьи 40 Закона о Конституционном Суде), не ограничиваясь обычной отпиской из Секретариата.

Один из наиболее важных видов правовых позиций Конституционного Суда РФ составляют правовые позиции, которые в самых различных аспектах конкретизируют его собственную компетенцию (критерии подведомственности дел Конституционному Суду РФ). Прежде всего, хотелось бы рассмотреть правовые позиции Конституционного Суда, связанные с проверкой конституционности ситуаций пробельности в праве, а также нормативных правовых актов, утративших юридическую силу.

Практикующие юристы очень часто сталкиваются с проблемой, когда ситуацию несправедливости, неравноправия и фактически неконституционности порождает не та или другая конкретная правовая норма, а ее отсутствие. Т.е. возникает ситуация пробельности права. Относительно проверки конституционности пробельности права существует ряд правовых позиций Конституционного Суда, которые необходимо применять в их систематическом толковании.

Так, согласно правовой позиции, выраженной в Определении Конституционного Суда РФ от 4 декабря 1995 года № 116-О «Неясность формулировок, понятий, терминологии, а также пробельность закона могут являться основанием проверки его конституционности по жалобе гражданина лишь при условии, что это приводит в процессе правоприменения к такому толкованию норм, которое нарушает или может нарушить конкретные конституционные права». Между тем, согласно другой правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в определении от 3 июля 1997 года № 87-О, «Конституционный Суд РФ не вправе ни восполнять пробелы в правовом регулировании, т.е. подменять законодателя, ни решать вопрос о том, подлежит ли применению в конкретном деле международно-правовой акт, если обнаруживается несоответствие ему внутреннего закона, - это относиться к компетенции судов общей юрисдикции».

Похожая правовая позиция содержится и в определении Конституционного Суда РФ от 4 марта 1999 года № 20-О. Согласно этой позиции, «Ссылка на отсутствие в законе какого- либо формально-определенного понятия в подтверждение неконституционности оспариваемых положений свидетельствует о том, что фактически правовая позиция заявителя сводится к требованию об их истолковании и о внесении соответствующих дополнений в действующее законодательство. Между тем восполнение пробелов в правовом регулировании и уточнение тех или иных формулировок, содержащихся в законе, является прерогативой органов законодательной власти и не относится к ведению Конституционного Суда РФ».

Также хотелось бы остановиться на проверке конституционности нормативных актов, утративших юридическую силу, но в период их действия нарушавших права и законные интересы граждан.

В данном вопросе у Конституционного Суда РФ, к сожалению, нет каких-то единообразных подходов.

Так, Конституционный суд очень часто отказывал в рассмотрении закона, утратившего силу. Однако есть и другие примеры. В частности, в одном из своих дел Конституционный Суд РФ проверял на соответствие Конституции РФ нормы УПК РСФСР в тот период, когда он уже утратил юридическую силу.

Между тем, по данному вопросу существует общая правовая позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в определении от 20 ноября 1998 года № 158-О по жалобе ТОО ПКФ «Рождество» на нарушение конституционных прав и свобод нормой пункта а» статьи 1 Федерального закона «О тарифах страховых взносов в Пенсионный Фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и фонды обязательного медицинского страхования на 1997 год». В частности, в этом своем решении Конституционный Суд отметил, что «Как следует из части первой статьи 85 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", проверка нормативного акта в порядке конституционного судопроизводства допускается, если заявителем оспаривается действующий нормативный акт. Однако, по смыслу статей 96, 97 и части второй статьи 43 названного Закона, в целях защиты конституционных прав и свобод граждан возможна проверка конституционности закона, отмененного или утратившего силу, но при наличии двух обязательных условий - если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле, нарушены конституционные права гражданина и если производство по жалобе гражданина начато до момента утраты силы или отмены оспариваемого им закона».

Следует отметить, что в настоящее время Конституционным Судом РФ сформулированы аналогичные правовые позиции по отношению к судебному оспариванию утративших силу нормативных актов в судах общей юрисдикции, конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации (на примере Уставного суда Санкт-Петербурга) и арбитражных судах. В качестве иллюстрации можно привести следующие решения Конституционного Суда РФ:

• Определение от 12.05.2005 N 244-О «По жалобе граждан Вихровой Любови Александровны, Каревой Екатерины Ивановны и Масловой Валентины Николаевны на нарушение их конституционных прав пунктом 1 части первой статьи 134, статьями 220 и 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» ("Вестник Конституционного Суда РФ", 2005, N 6)

• Определение от 12.07.2005 N 321-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 3 пункта 1 статьи 58 Закона Санкт-Петербурга «Об уставном суде Санкт-Петербурга (документ опубликован не был)

• Определение от 12.07.2006 N 182-О «По жалобам гражданина Каплина Александра Евгеньевича, открытого акционерного общества "Кузбассэнерго", общества с ограниченной ответственностью "Деловой центр "Гагаринский" и закрытого акционерного общества "Инновационно-финансовый центр "Гагаринский" на нарушение конституционных прав и свобод положениями пункта 1 части 1 статьи 150, статьи 192 и части 5 статьи 195 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» ("Российская газета", 03.10.2006, N 220)

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий