регистрация / вход

Стимулы и ограничения в праве (теоретический аспект)

Правовые стимулы. Понятие правового стимула. Классификация правовых стимулов. Правовые ограничения. Понятие правового ограничения. Классификация правовых ограничений. Правовые стимулы и правовые ограничения.

Курсовая работа студента 1 курса группы Ю-11 Иванова Игоря Александровича

Елецкий государственный университет им И.А. Бунина

Елец 2007

Введение

Изучение нашей темы, как и изучение других вопросов, касающихся правового регулирования общественных отношений, приобрело практический смысл совсем недавно, а именно, с тех пор, как политический режим в нашей стране стал определять себя как правовой: «Российская Федерация – Россия есть демократическое федеративное правовое государство» - так гласит Конституция. Вместе с тем, постоянно меняющиеся политические условия, связанные с движением нашей страны по пути «суверенной демократии», а также, ряд внешнеполитических факторов, заставляют сомневаться в востребованности как правовых методов социального регулирования, так и теоретических изысканий, связанных с ними, в будущем. На наш взгляд, наука должна быть отделена от политики, поэтому, принимая во внимание вышеупомянутые, постоянно меняющиеся условия, мы пришли к выводу, что проблема действия права в иформационно-психологическом аспекте, как и вообще действия права, противопостовляемого простому применению писаных законов, полезна и интересна.

По нашему мнению, правовые стимулы и правовые ограничения, как факторы, влияющие на поведение субъектов правоотношений, сами по себе достаточно далеки как от индивидуальных представлений о добре, справедливости и о должном поведении, присутствующих у каждого, так и от принуждения путём прямого насилия, поэтому только они могут широко применяться при социальном регулировании. Мы считаем, что прямое насилие неприемлемо по определению, а рассчитывать на чужую совесть – наивно, поэтому использование стимулов и ограничений – своеобразная золотая середина среди двух крайностей.

Следует отметить, что современная отечественная юридическая наука не уделяет нашей теме того внимания, которого она заслуживает: среди ученных, в последнее время, исследовавших стимулы и ограничения в праве, можно вспомнитьтолько А.В.Малько, опубликовавшего подробный труд, посвященный этой проблеме, а также, ряд статей и лекций. Некоторые аспекты нашей темы изучались коллегами А.В.Малько по Саратовской академии права: так И.С.Морозова занималась проблемой эффективности льгот в Российском праве, а О.М.Киселёва изучала историко-юридический аспект института правового поощрения в России; проблемы правовых ограничений в своих трудах касались К.К.Гасанов – доцент Московского гуманитарного университета МВД России, и А.В.Стремоухов – профессор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. Что касается других признанных специалистов в области права, то они избегают нашей темы.

Цель данной работы состоит в том, чтобы изучить теоретический аспект использования стимулов и ограничений в правовом регулировании, для чего подробнее осветить их понятия и классификацию, рассмотреть их как взаимодополняющие и взаимообеспечивающие юридические средства, выяснить, какова роль стимулов и ограничений в правовых режимах. Важной, на наш взгляд, задачей является рассмотрение дискуссионных вопросов, которые присутствуют, хотя и в небольшом количестве в нашей теме.

1. Правовые стимулы

Понятие правого стимула

При формировании любого определения, следует выделить все существенные признаки, присущие предмету данного определения. Так правовые стимулы характеризуются следующим:

«они связаны с благоприятными условиями для осуществления собственных интересов личности, так как выражаются в обещании либо предоставлении ценностей, а иногда в отмене либо снижении меры лишения ценностей (например, отмена или снижения меры наказания – есть стимул);

сообщают о расширении объёма возможностей;

обозначают собой положительную правовую мотивацию;

предполагают повышение позитивной активности;

направлены на… изменение общественных отношений…»[1]

Таким образом, правовой стимул – это правовая мера, регулирующая общественные отношения, путём побуждения субъекта этих отношений к определённому поведению за счёт представления ему дополнительных возможностей и благ.

Следует отметить, что стимулирующее воздействие должно быть связано с добровольностью, свободой выбора поведения, личной заинтересованностью, служить интересам данного субъекта, а не интересам стороны, противостоящей ему в правоотношении. Характерной чертой правового стимула является его ориентация на общественно-активное поведение, при этом, для государства, как формального творца права, выгодно, чтобы это активное поведение было ещё и творческим. Хотя, может показаться, что для власти выгодно, чтобы граждане просто выполняли приказы, поступающие сверху, были подобны винтикам в едином механизме, одни служили государству своей физической силой, другие – мозгами, но подобная схема не может сохранять свою эффективность в течение долгого времени и неизбежно приводит к кризису. В качестве примера можно вспомнить любой авторитарный режим, который в начале своей истории может, хотя это и не обязательно, добиться определённых выдающихся успехов, но потом изживает себя и заканчивается либо радикальным реформированием (в лучшем случае), либо крупными социальными потрясениями.

Таким образом, для государства более разумно проводить политику стимулирования творческой активности граждан, не зависимо от сферы её приложения, хотя и это подлежит регулированию через стимулирование, социальная активность – залог прогресса, а прогресс – гарантия благополучия.

В процессе написания данной работы нам пришлось сделать интересное наблюдение: в некоторых случаях, наложение негативной санкции может выступать в роли стимула, но только при условии, что последствия этой санкции могут быть преодолены вследствие определённых действий объекта этой санкции. Например, студент, получивший неудовлетворительную оценку за курсовую работу, получает ещё и серьёзный повод написать её самостоятельно и качественно. Возможно, это не самый удачный пример, но для нас он весьма актуален. А.В. Малько писал об этом: «Отмена или снижение меры наказания есть стимул».[2]

1.2 Классификация правовых стимулов.

В зависимости от основания деления существует несколько вариантов классификации правовых стимулов.

Начнём с отраслевого деления. В зависимости от группы однородных общественных отношений и соответствующей ей отрасли права, включающей в себя данную норму, несущую в себе стимул, выделяют стимулы: конституционные, уголовные, административные, экологические и другие. Кроме того, существует классификация, основанная на структурном подходе к изучению правовых норм. Как известно, правовая норма состоит из гипотезы, диспозиции и санкции, поэтому в зависимости от того, какой из этих элементов содержит в себе стимул, можно говорить о юридическом факте – стимуле, являющемся гипотезой; кроме того, стимулы, содержащиеся в диспозиции классифицируются в зависимости от объёма: основные (субъективное право), частичные (законный интерес) и дополнительные (льгота); а санкция содержит поощрение.

Вопрос о существовании положительных санкций относится к разряду дискуссионных. А.В.Малько прямо пишет: «Санкции могут быть не только отрицательными, но и положительными»[3] . Далее приведём определения других исследователей.

А.В.Мицкевич: «Закреплённые в нормах права предписания о мерах принуждения за неисполнение обязанностей и в целях защиты прав других лиц носят название санкции»[4] .

Ф.М.Райанов: «Санкция – часть нормы, где речь идёт о неблагоприятных последствиях, которые наступают в отношении нарушителя требований этой нормы».[5]

А.Б.Венгеров: «Санкцией обозначают обеспечивающий механизм правовой нормы – указания на те неблагоприятные последствия, которые могут наступить для нарушителя правила поведения».[6]

А в толковом словаре русского языка утверждается, что слово «санкция» происходит от латинского «sanctio», что переводится как «освящение», и означает «1.признание законности какого-н. явления…2.одобрение…3.условие выполнения закона…»[7] . Таким образом, хотя многие учёные не признают позицию Малько, но этиология слова «санкция» вполне позволяет употреблять его применительно к структуре правовой нормы именно в том значении, в каком это делает Малько. Признавая этот вопрос дискуссионным, мы не видим никаких препятствий против того, чтобы понимать санкцию, как «условие, обеспечивающее выполнение закона», то есть не только как карательную или восстановительную меру, но и как поощрение.

Правовое поощрение — это форма и мера юридического одобрения добровольного заслуженного поведения, в результате чего субъект вознаграждается, для него наступают благоприятные последствия.

Признаки правового поощрения заключаются в следующем.

1. Оно связано с заслуженным поведением.

2. Поощрение сопряжено с сугубо добровольным поступком. В поощрительной норме содержится призыв совершить желательное для общества и государства действие, но не обязательное для каждого отдельного субъекта. Вместе с тем выбор такого поведения подкрепляется обещанием предоставить лицу определенные дополнительные блага.

3. Меры поощрения юридически одобряют позитивные действия, выступая формой вознаграждения со стороны общества и государства добровольного заслуженного поведения.

4. Поощрение взаимовыгодно для общества и субъекта, осуществляющего его, сочетает различные интересы, удовлетворяя благоприятными последствиями.

5. Поощрение — юридический стимул, причем, как правило, самый действенный.

Вернёмся к классификации. Малько пишет, что «в своей деятельности люди учитывают, что желаемые или не желаемые ими юридические последствия обусловлены определёнными юридическими фактами»[8] , поэтому люди вынуждены, определяя линию своего поведения, либо стремиться к возникновению определённых фактов, либо препятствовать их появлению.

Если лицо рассчитывает на определённые последствия своего поведения, то оно согласует свои поступки с требованием правовой нормы: именно так юридический факт-стимул вызывает поведенческую реакцию.

Как говорилось выше, стимулирующими элементами на уровне диспозиции выступают: субъективное право, законный интерес и льгота. Первое и второе традиционно рассматривают вместе. Законный интерес и субъективное право – разновидности правовых дозволений, их соотношение – тема для отдельного исследования, здесь мы коснёмся только отдельных моментов. «Законный интерес – это отражённое в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определённой степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлении субъекта пользоваться конкретным социальным благом, а также, в некоторых случаях, обращаться за защитой к компетентным органам – в целях удовлетворения своих потребностей, не противоречащих общественным»[9] , а «Субъективное право как юридическая категория раскрывается через набор определённых возможностей индивида: возможности пользоваться определённым социальным благом; возможности совершать определённые действия и требовать соответствующих действий от других лиц; возможности обращения к государству с требованием защиты или восстановления нарушенного права»[10]

Нетрудно проследить ключевое отличие: оно состоит в том, что субъективное право всегда обеспечивается юридической необходимостью, то есть, наличию права у одного участника правоотношений соответствует наличие обязанности у другого участника, в то время, как субъективное право - юридическая возможность, для реализации, которой достаточно желания обладателя этой возможности – того, кто имеет право, а законный интерес – простое дозволение, не требующее соответствующего поведения от других лиц.

Говоря об обеспечении субъективных прав посредством обязанностей, следует упомянуть, что «увеличение субъективных прав граждан всегда приводит к увеличению обязанностей, при этом, чем активнее конкретный субъект пользуется своими правами, тем больше обязанностей он порождает у противостоящих ему участников отношений»[11] . Такое интересное наблюдение делают А.В.Малько и В.В.Субочев в статье «Законный интерес и юридическая обязанность: актуальные вопросы соотношения». На наш взгляд, увеличение прав – позитивный процесс, а сопутствующее ему увеличение обязанностей – разумная цена за него.

Ещё одной разновидностью правовых стимулов, проявляющихся на уровне диспозиции, является льгота. И.С.Морозова пишет, что «Правовые льготы – это юридическое средство, с помощью которого создаётся режим наибольшего благоприятствования для удовлетворения потребностей субъектов, имеющее для последних компенсационное, стимулирующееся, либо гарантирующее значение»[12] .

Компенсационный характер правовых льгот состоит в создании хотя бы примерно равных возможностей для развития лиц, находящихся в неравных условиях в силу биологических и социальных причин. Так, вовлечение в трудовую деятельность слепых и людей с плохим зрением было бы невозможно без установления для них законом особых условий труда. Следовательно, принцип социальной справедливости требует установления в данном случае определенного изъятия из принципа равноправия граждан, а сами льготы слепым и людям с плохим зрением приобретают компенсационный характер, выравнивая их возможности с возможностями других людей. В этом смысле льгота – особое право, дополняющее имеющиеся у лица права с целью гарантировать определенный уровень потребления, облегчить доступ к юридически обеспеченному благу, существенным образом затрудненный вследствие инвалидности, беременности, материнства, сочетания учебы с работой и т. д. Здесь льготы призваны улучшать социально-экономические условия конкретных категорий граждан, их материально-бытовое и финансовое положение.

Вместе с тем, льготы нельзя полностью отождествлять с компенсациями, ибо в ряде случаев наряду с компенсационной они выполняют и стимулирующую функцию: способны побуждать к отдельным видам общественно-полезной деятельности, создавать благоприятные условия для удовлетворения собственных интересов лица. Стимулирующую функцию призваны выполнять, прежде всего, налоговые льготы.

Мы считаем, что льготы максимально раскрывают своё значение при использовании экономических рычагов в управлении в противовес административным методам. При таких условиях роль льгот резко возрастает, тем более что значительная их часть относится к налогообложению. Нас больше интересуют льготы как юридический инструмент, особенно как правовой стимул. Льгота стимулирует конкретное поведение лица, предусмотренное законодателем в качестве условия её получения, при этом льготополучатель может быть частично освобождён от обязанностей, для него могут быть существенно упрощены условия их выполнения, либо он может получить любые другие преимущества. Многие исследователи считают проблему льгот одной из актуальных для современного правоведения, поскольку она является малоисследованной[13] и «именно от того, насколько эффективно будет действовать система преимуществ, во многом будет зависеть и качество самого права, степень его ценности в обществе»[14] – такое значение имеют льготы как правовой инструмент.

Нам удалось познакомиться со статьёй Киселёвой и Малько, посвящённой истории института правового поощрения в России[15] . Мы считаем, что поощрение – наиболее эффективный правовой стимул, поэтому, оно заслуживает особого внимания. Ниже приведём основные выводы, сделанные авторами статьи.

Поощрения в условиях резкой поляризации современного российского

общества носят все больше политизированный характер. Власть подчас

проявляет изощренную избирательность в осуществлении своей поощрительной политики.

И все же характерной для современного института поощрения остается тенденция расширения сферы его действия, появление и развитие новых видов поощрения, стремление в полной мере использовать стимулирующий потенциал данного юридического средства. В настоящее время важно поднять социальную значимость поощрительных норм путем усиления их юридической гарантированности, что уже подтверждается некоторыми нормативными актами, принятыми за последние годы.

Таким образом, исследование генезиса института правового поощрения показывает, что данный институт эволюционировал от простых форм к более сложным. Первоначально поощрения имели в основном примитивный характер и распространялись лишь на небольшой круг общественных отношений. Затем поощрения стали усложняться вместе с самой жизнедеятельностью общества, с характером социальных связей, с происходящими в государстве изменениями. За более чем тысячелетний этап развития меры поощрения в российском законодательстве из неупорядоченных и отдельных элементов «доросли» до уровня разветвленной системы, межотраслевого юридического института.

Еще один вывод заключается в том, что при принципиальном изменении власти, как правило, принципиально менялась и система поощрения, которая зачастую данную власть обслуживала. История подтверждает это многократными примерами

Система правовых поощрений в конкретно-исторический период развития России — своеобразная реакция на актуальные потребности и проблемы, существовавшие в тот или иной момент в данном российском обществе, ибо институт поощрений является комплексным юридическим средством достижения поставленных государством целей, способом решения соответствующих задач.

Следует подчеркнуть, что возникновение и эволюция правовых форм поощрения, их качественное изменение и количественный рост всегда были зависимы, производны от состояния базисных отношений. Объем правового поощрения, как и масштаб принуждения, обусловлен в своей основе сущностью государства и права. Соответственно социально-экономическому и политическому развитию общества появлялись и совершенствовались новые формы и виды поощрений. При этом, чем более высоким был уровень цивилизованности общества, тем более широкие сферы социальной жизни были охвачены поощрительными средствами.

На протяжении длительного исторического периода неуклонно расширялась сфера действия поощрительных норм, в тесной связи с социально-экономическим и политическим развитием общества появлялись и динамично развивались различные способы поощрения. Исторически складывающиеся формы поощрения были весьма разнообразны: от дарования вещей до различных видов премирования и почетных званий. Доминирование в правовом регулировании императивного метода над диспозитивным, поощрительным характеризует качественно низкий уровень развития права как социального регулятора. Традиционным для достаточно длительного периода являлось поощрение поведения, выгодного в основном для государства и лишь в отдельных случаях — для личности и общества. На протяжении всех этапов эволюции, не исключая нынешнего, поощрение все же рассматривалось и рассматривается как вспомогательное, резервное средство правового воздействия.

Между тем необходимо активнее и целенаправленнее использовать данные меры, дополнять их новыми существенными компонентами, которые смогут оптимизировать регулирование современных непростых социальных связей. Не вызывает сомнений то, что проведение в жизнь эффективной поощрительной политики обеспечит переход от потребительских интересов к производительным, будет содействовать развитию производства на качественно новой основе, значительным образом повысит ценность права и тем самым будет способствовать становлению в России полноценного гражданского общества.

Помимо классификации по объёму, отрасли и в зависимости от элемента структуры правовой нормы, существует классификация правовых стимулов в зависимости от времени их действия. Выделяют временные и постоянные стимулы. К постоянным относится субъективное право, а к временным - разовое поощрение. Кроме того, существует классификация в зависимости от содержания. При использовании этого подхода выделяют морально - правовые и материально – правовые стимулы.

Таким образом, правовые стимулы – это очень широкая и не до конца изученная тема, а её практическое и теоретическое значение очень велико.

2. Правовые ограничения

2.1. Понятие правового ограничения.

Толковый словарь русского языка определяет «ограничение» как «стеснение, ограничивающее права, возможности»[16]

К.К.Гасанов и А.В.Стремоухов в статье, которая называется «Абсолютные права человека и ограничение прав» выделяют четыре существенных признака, которые характеризуют правовые ограничения:

1. «Неблагоприятные условия (угроза или лишение определённых ценностей) для осуществления собственных интересов субъектов, направленных на их сдерживание и одновременно на удовлетворение общественных интересов в охране и защите;

2. Негативный характер, т.е. использование преимущественно принудительных, силовых средств;

3. Уменьшение объёма возможностей, свободы, что осуществляется с помощью обязанностей, запретов, мер защиты, наказаний и т.п., сводящих разнообразие в поведении субъекта до определённого, «предельного» состояния;

4 Направленность на охрану общественных отношений, индивидуальной и коллективной свободы»[17]

А теперь приведём определение А.В.Малько: «Правовое ограничение – это правовое сдерживание противозаконного деяния, создающее условия для удовлетворения интересов контрсубъекта и общественных интересов в охране и защите»[18]

На наш взгляд, ограничения очень важны, поскольку без них, как ни странно, невозможно обрести и тем более познать свободу, ведь давно известно, что личная свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого.

Следует отметить, что наличие и правовых ограничений, естественно, признаётся в позитивном праве, например, статья 55 Конституции РФ гласит: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо».

Свойства правовых ограничений также раскрываются при их рассмотрении в сочетании с категорией правовых дозволений: «Правовые дозволения и запреты призваны выразить и гарантировать всем членам общества максимально возможную на данном этапе его развития равную для всех меру свободы»[19] Речь здесь идёт о формировании правового режима на базе принципа «всё, что не запрещено, то разрешено», то есть, сначала разрешается (теоретически) всё, после чего устанавливается система правовых ограничений, которая и формирует рамки допустимого поведения.

2.2 Классификация правовых ограничений.

В процессе правового воздействия правовые стимулы и правовые ограничения взаимодополняют друг-друга, поэтому их классификации во многом схожи.

В зависимости от отраслевой принадлежности, правовые ограничения могут быть конституционными, административными, уголовными и т.п.; в зависимости от объёма, они делятся на полные (ограничение дееспособности несовершеннолетних), и частичные (ограничение дееспособности несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет), в зависимости от времени действия – на временные и постоянные, в зависимости от содержания – на морально-правовые и материально-правовые, а в зависимости от элемента структуры нормы права можно выделить юридический факт-ограничение (гипотеза), обязанность, запрет, приостановление (диспозиция), наказание (санкция).

В гипотезе правовой нормы могут устанавливаться ограничивающие обстоятельства, содержащие определённое поведение – это факт-ограничение. В частности, в соответствие с Конституцией, отсутствие гражданства Российской Федерации является препятствием для занятия поста Президента.

Правовыми ограничениями в диспозиции выступают юридические обязанности, о которых говорилось ранее в связи с их ролью при реализации субъективных прав.

Два других вида ограничений на уровне диспозиции – это запрет и приостановление. Запрет – это препятствие удовлетворению интересов одной стороны, направленное, как юридическая обязанность, на реализацию интересов другой стороны. Устанавливая запрет на совершение определенных действий, законодатель тем самым возлагает на гражданина обязанность воздерживаться от запрещенных действий. Запрет, препятствуя удовлетворению интересов индивида, в отношении которого он действует, направлен на реализацию интересов противоположной стороны. По своей сущности, запреты — такие государственно-властные сдерживающие средства, которые под угрозой ответственности должны предотвращать нежелательные, противоправные деяния.

Приостановление сдерживает возможные вредные последствия правоотношения путём его временного прекращения. Приостановление не является юридической ответственностью, ибо оно не содержит итоговой оценки, а лишь предполагает дальнейшее разрешение возникшего вопроса. Вместе с тем приостановление содержит принудительные элементы со стороны вышестоящего, контролирующего, надзорного или судебного органа. Оно временно прекращает существующее правоотношение, сдерживая наступление возможных общественно вредных последствий.

Наказание – это ограничение на уровне санкции. Малько пишет: «Правовые наказания есть форма и мера юридического осуждения (порицания) виновного, противоправного поведения, в результате которого человек в чём-то обязательно ограничивается, чего-то лишается»[20] . На наш взгляд, юридическая природа стимулов и ограничений как парных понятий наиболее чётко проявляется в такой категории, наказание, при её рассмотрении в паре с соответствующей ей категорией – поощрением. Малько пишет: «Сущности правовых стимулов и ограничений проявляются наиболее полно в поощрениях и наказаниях»[21] .

Поощрения и наказания имеют следующие общие признаки:

1) они являются правовыми средствами воздействия на интересы лиц;

2) для них установлены определенные процедуры применения — формы поощрения и наказания заранее известны и закреплены в соответствующих нормативных актах, там же определен и круг лиц, наделенных правом применять те или иные меры поощрения и наказания;

3) они обеспечиваются мерами государственной защиты, гарантируются законом;

4) они выступают одновременно в качестве наиболее сильных обеспечивающих факторов реализации других правовых средств (прав, льгот, обязанностей, запретов и т. п.);

5) они связаны с благом, ценностями, хотя последствия этой связи будут зависеть от того, что применяется — поощрение или наказание;

6) для их наступления необходимо кроме объективной стороны еще и определенное субъективное состояние лица — выразившееся либо в заслуге и подлежащее поощрению, либо в прямо противоположной «заслуге» (вине) и подлежащее наказанию.

Различия между поощрением и наказанием заключаются в следующем:

1) если поощрение как заслуженная мера призвано подкреплять положительное поведение, характеризующее позитивные цели и мотивы субъекта, а также превосходящее обычные требования, то наказание — тоже своеобразная «заслуженная мера», выступающая как средство защиты общества от правонарушений;

2) если меры поощрения связаны с элементами взаимополезности с точки зрения общества и субъекта, то меры наказания — с элементами взаимовредности;

3) если поощрение — мера одобрения, то наказание — мера осуждения. Они вызывают соответственно у лица положительные или отрицательные эмоции;

4) у них по-разному проявляется связь с благом, ценностями: если при применении поощрения субъекту предоставляется определенная ценность, то при наказании он лишается каких-либо ценностей;

5) если в наказании заложены силы, подтягивающие, так сказать, поведение личности до нормы, то в поощрении — силы, поднимающие такое положение выше нормы;

6) при соотношении поощрений и наказаний ведущую роль отводят поощрениям, которые, создавая больше альтернатив поведения, представляют собой более гибкое воздействие, чем наказание.

Стимулы и ограничения со стороны их взаимообеспечения будут подробнее рассмотрены в следующей главе, поэтому нет смысла касаться этой темы здесь.

3. Правовые стимулы и правовые огранияения как взаимообеспечивающие друг-друга юридические категории.

А.В.Малько в своих исследованиях, посвященных этой проблеме[22] , приводит ряд интересных наблюдений. Запреты, например, уголовные, угрожая наказанием за одни действия, косвенно побуждают к другим, стимулируют незапрещённые поступки. С другой стороны, стимул также несёт в себе известные ограничивающие моменты, если лицу предоставлены юридические условия для пользования каким-либо благом, то этот факт, стимулируя одни интересы субъекта, одновременно ограничивает другие его интересы (противозаконные, хотя и не только). Речь здесь идёт о том, что человек не может реализовать сразу слишком много своих прав в определённый момент времени, это в равной степени и к реализации, удовлетворению интересов поэтому, при условии того, что законодательно установленные стимулы будут работать, каждый будет стремиться удовлетворять те свои интересы, которые стимулированы законодателем, и будет менее активно удовлетворять те интересы, которые законодатель решил косвенно ограничить. При этом нельзя, как нам представляется, говорить, что стимул – есть ограничение, только рассмотренное в другой системе координат и наоборот. У двух этих явлений принципиально противоположный механизм воздействия. Конечно, стимул, как было проиллюстрировано выше, может ограничивать, но только с помощью позитивных моментов, т.е. заинтересовывая в чём-то другом, в то время как ограничение тоже несёт дополнительный эффект косвенного воздействия (стимулирования), но претворяет в жизнь с помощью принуждения, страха перед наказанием, т.е. негативных методов. Ведь если рассматривать негативное (отрицательное) стимулирование в отрыве от правового ограничения, то за рамками анализа остаются основные стороны явления, а второстепенные факторы абсолютизируются и поднимаются до уровня ведущих. Иными словами, происходит отвлечение от существенной стороны объекта, на основе исследования его неглавных сторон делаются несоответствующие выводы, теряется нечто постоянное в явлении, его внутренний закон. Вот почему, говоря о негативном (отрицательном) стимулировании, важно выделять в нем главное - его ограничивающую суть (правовое ограничение), а уж затем как дополнение к нему сами негативные стимулирующие моменты, исходящие от ограничений. Ориентация лишь на стимулирующие (как позитивные, так и негативные) начала выражает определенную однобокость в рассмотрении управленческих процессов; произвольное и необоснованное снятие другой противоположной стороны - правового ограничения делает невозможным правовое стимулирование и юридическое воздействие в целом. При таком одностороннем подходе остается без ответа следующий вопрос: если правовые стимулы призваны содействовать социально полезному поведению, стимулировать положительную активность людей, то какие правовые средства противодействуют социально вредному поведению, ограничивают отрицательную активность?

Если с этой точки зрения взглянуть на правовые ограничения, то можно увидеть, что и они охватывают собой все юридические инструменты. Ведь всякое правило в конечном счете можно рассматривать как ограничение: побуждая к одним действиям, оно одновременно сдерживает, пресекает другие. В интересующем нас плане оно не только негативно сдерживает при помощи основной функции правовых ограничений (запретов, обязанностей, наказаний и т.п.), но и позитивно косвенно ограничивает посредством правовых стимулов (что является дополнительным эффектом дозволений, льгот, поощрений) удовлетворение тех или иных интересов.

Тогда получается, что все правовые средства лишь ограничивают. Но в этом случае остается без ответа уже другой вопрос: какие юридические инструменты призваны содействовать социально полезному поведению, стимулировать положительную активность людей?

Ответы на поставленные вопросы будут найдены, как только в поле зрения окажутся два информационно-психологических средства, взаимодополняющих друг друга в правовом воздействии,- правовые стимулы и правовые ограничения.

Следовательно, они функционально взаимосвязаны: если основная функция правовых стимулов заключается в развитии положительной активности при одновременном позитивном сдерживании отрицательной, то основная функция правовых ограничений заключается в сдерживании отрицательной активности при одновременном стимулировании положительной активности субъектов негативным образом.

К тому же, включая позитивные и негативные моменты в одно понятие «правовое регулирование», невозможно показать принципиально различное отношение со стороны права к тем или иным интересам субъектов, выявить прямо противоположное значение правовых средств для удовлетворения либо неудовлетворения определенных стремлений в правоотношении. Кроме того, такое обобщающее понятие, нивелируя двоичность юридической информации, не может выполнять функцию информативную, сигнальную, свидетельствующую об изменениях в среде, а значит и не способно вызывать соответствующие изменения в управляемой системе (в поведении субъекта).

Есть ещё один признак, характеризующий взаимообеспечение объектов нашего исследования. Существует такой юридический стимул как установление субъективного права. Следует сказать, что оно не может быть реализовано без ряда законодательных ограничений, определяющих не столько рамки целесообразного, сколько рамки разумного, ведь принимая во внимание презумпцию правомерности незапрещённого, следует учитывать, что злоупотребление правом со стороны одних может принести вред другим, тем более что общество – это система, которая очень болезненно переносит различного рода крайности. Помимо этого, для выполнения юридической обязанности тоже может быть установлен режим стимулирования. Могут быть установлены меры поощрения, льготы и прочее.

Таким образом, стимулы и ограничения, являясь парными юридическими категориями, на практике не могут эффективно работать, не обеспеченные со стороны друг друга. Тщательная регламентация отношений в юридической сфере немыслима без этих двух обобщающих информационных ориентиров возможностей и их пределов для субъектов права, поскольку они обозначают степень благоприятности либо неблагоприятности конкретных правовых факторов для интересов участников правоотношений.

4.ПРАВОВОЙ РЕЖИМ КАК КОМБИНАЦИЯ СТИМУЛИРУЮЩИХ И ОГРАНИЧИВАЮЩИХ СПОСОБОВ ВОЗДЕЙСТВИЯ

«сложноорганизованным системам нельзя навязывать пути их развития. Скорее, необходимо понять, как способствовать их собственным тенденциям, как стимулировать их самоорганизацию»[23] . Малько имеет в виду общество и регулирование его развития и жизнедеятельности. Как известно, для такого регулирования нужно право (объективное), а правовое регулирование всего общества складывается из правового регулирования для каждого социального субъекта, оно включает в себя сочетание, определённую комбинацию правовых стимулов и правовых ограничений, такая комбинация носит название правового режима. Таким образом, правовое регулирование складывается из правовых режимов для каждого субъекта.

Логично предположить, что, в зависимости от конкретных условий, сочетание стимулов и ограничений в конкретном режиме может быть различным. Считается, что если режим создаёт благоприятные условия для удовлетворения конкретной группы интересов, то он называется стимулирующим, в противном случае, режим нацелен на комплексное сдерживание и называется ограничивающим. В современных условиях важно изменить привычные представления о правовом регулировании как сугубо ограничивающем. Необходимо реформировать старое соотношение стимулирующих и ограничивающих пластов в нем. Назревает неизбежный качественный скачок, который будет сопровождаться новыми комбинациями стимулов и ограничений в правовых режимах. Только комплексное и доминирующее использование правовых стимулов увеличит шансы эффективного правового воздействия на сознание и поведение субъектов, на достижение ими социально-полезного результата.

До недавнего прошлого в отношении человека и хозяйственных структур в сфере экономики действовали в основном весьма жесткие правовые режимы ограничения, в которых господствующее место занимали нормы административного и уголовного права, состоящие преимущественно из запретов, обязанностей, наказаний, т.е. правовых ограничений.

Режимом правового ограничения можно сформировать лишь всеобщее повиновение, но не заинтересованность. Разумеется, здесь вовсе не отрицаются правовые ограничения, ибо без них невозможна полноценная и законная самостоятельность. Но они должны занимать в правовом режиме лишь строго отведенное место, употребляться в качестве надежных элементов, направляющих свободную энергию на достижение позитивных целей.

Мы считаем, что без ограничений право теряет всякий смысл своего существования, ведь не стоит забывать, что оно когда-то зародилось в форме простой системы запретов, но для нас очевидно, что право должно быть гуманным, из чего вытекает, что регулирование должно осуществляться более гибким методами, оставляющими максимум пространства для самореализации и максимум выбора.

Заключение

Приступая к написанию этой работы, мы не ставили себе целью выяснить, какая из сторон информационно-психлогического действия права наиболее предпочтительна, а в процессе её написания мы убедились, что будь такой вопрос поставлен, найти на него ответ не смог бы ни один, даже самый грамотный юрист.

Парные категории «правовые стимулы» и «правовые ограничения» возникли под влиянием потребностей практики охватить двумя наиболее общими понятиями разнообразные юридические инструменты: с одной стороны, субъективные права, законные интересы, льготы, поощрения и т.д., а с другой - юридические обязанности, запреты, приостановления, меры наказания и т.д. Правовые стимулы и правовые ограничения не подменяют данные разноплановые юридические средства, а в определенной мере интегрируют, унифицируют их. Так же, например, как понятие «субъективное право» проявляется в конкретных правах на образование, труд, социальное обеспечение, так и юридическим выражением правового стимула выступают поощрения, льготы, дозволения и т.п. Иначе говоря, правовой стимул есть абстракция, как, собственно, и субъективное право, но лишь более высокого уровня.

То же следует сказать и о правовых ограничениях. Ведь в правовой сфере нет другой подобной по своей широте категории, которая бы включала все необходимые сдерживающие и лимитирующие элементы информационно-психологического действия права. Тщательная регламентация отношений в юридической сфере немыслима без этих двух обобщающих информационных ориентиров возможностей и их пределов для субъектов права, поскольку они в концентрированном виде обозначают степень благоприятности либо неблагоприятности конкретных правовых факторов для интересов участников правоотношений.

Правовые стимулы и ограничения не существуют друг без друга, но это не мешает каждой из этих категорий играть свою роль в социальном регулировании. Хотя одно не может обходиться без другого, никто не сможет оспорить утверждение, что в каждый период, в каждый момент истории законодатель может выбирать из этих двух инструментов тот, который ему кажется наиболее предпочтительным.

Мы считаем, что сегодняшний законодатель, современная власть в нашей стране должна уделять как можно больше внимания методам стимулирования социального творчества, не зависимо от сферы его приложения.

Почему творчество? – потому, что поведение, более активное, мы не можем себе представить, а без активности нельзя достигнуть успеха.

Почему стимулирование? – просто гибкие, мягкие подходы всегда ближе для общества: всем и так понятно, что государство в состоянии силой подавить очень многих, многое ограничить, многое запретить, но мы не привыкли, что власть способна к равноправному и долговременному диалогу, что она может не только брать и требовать, но и давать что-то, да ещё и по собственной инициативе.

Конечно, мы можем позволить себе заниматься только теорией, поэтому остаётся лишь надеяться, что люди, занимающиеся практикой, начнут делать это разумно, вернее, делать то, что мы представляем себе разумным.

Список литературы

1. Конституция Российской Федерации //Российская газета.1993. 25 дек.

1.Теория государства и права: Курс лекций./ Под ред. Н.И.Матузова и А.В.Малько. М.: Юрист 2000 с.776

2. Теория государства и права: учебник для юридических вузов./ А.В.Венгеров. М: Юриспруденция 2000 528с.

3. Проблемы государства и права (Юриспруденции) /Ф.М.Райанов, М: Право и государство. 2003 с.304

4. Проблемы общей теории права и государства : учебник для вузов /Под общей ред. В.С.Нерсесянца. М: Норма.2004 832с.

5. Философия права: Учебник для вузов/В.С.Нерсесянц. М: Инфра. М. – Норма, 1997год 625с.

6. Толковый словарь русского языка: В 4 томах / под ред. Д.Ушакова. М: Терра, 1996

б) статьи из периодических изданий.

1. Морозова И.С. Льготы в Российском праве: проблемы эффективности // Правоведение 2001 год №4. с.39-50

2.Кисилёва О.М., Малько А.В. Институт правового поощрения в России: историко-юридический аспект //Правоведение. 1999 №3 с.32-41.

3. Гасанов К.К., Стремоухов А.В. Абсолютные права человека и ограничение прав // Правоведение. 2004 №1 с.164-173

4.Малько А.В. Субъективное право и законный интерес//Правоведение. 2000 №3 с.30-48

5.Малько А.В., Морозова И.С. Привилегии как специфическая разновидность правовых льгот.//Правоведение. 1999 №4 с.143-155

6. Малько А.В., Субочев В.В. Законный интерес и юридическая обязанность: актуальные вопросы соотношения.//История государство и права. 2004. №5 с 2-5.


[1] Н.И. Матузов, А.В. Малько. Теория государства и права: курс лекций. М:2000. С.737-738

[2] Н.И. Матузов, А.В. Малько. Указ. Соч.

[3] Н.В. Матузов, А.В. Малько. Указ соч. С. 739

[4] В.С.Нерсесянц. Проблемы общей теории права и государства: Учебник для вузов. М: 2004. С. 258

[5] Ф.М.Райанов. Проблемы теории государства и права (Юриспруденции): Учебный курс. М: 2003. С. 259

[6] А.Б.Венгеров. Теория государства и права: учебник для вузов. М: 2000 С. 242

[7] Д.Ушаков Толковый словарь русского языка в 4 т. Т 4. М: 1996. с.47

[8] Н.В. Матузов, А.В. Малько. Указ соч. С. 738

[9] А.В.Малько. Субъективное право и законный интерес//Правоведение. №3 С. 35

[10] В.С.Нерсесянц. Указ. Соч. С.230

[11] А.В.Малько, В.В.Субочев. Законный интерес и юридическая обязанность: актуальные вопросы соотношения//История государства и права. 2004 №5 с2-3

[12] И.С.Морозова. Льготы в российском праве: проблемы эффективности// Правоведение. 2001 №4 С.40

[13] Н.И.Матузов, А.В.Малько. Указ. Соч. С.747

[14] И.С.Морозова. Указ. Соч.С.50

[15] О.В.Киселёва, А.В.Малько. Институт правового поощрения в России: историко-юридический аспект.//Правоведение. 1999 №3 с.32-41

[16] Д.Ушаков, Указ. Соч. С.753

[17] К.К.Гасанов, А.В.Стремоухов Абсолютные права человека и ограничения прав// Правоведение. 2004 №1 с.173

[18] Н.И.Матузов, А.В.Малько. Указ. Соч. С.739

[19] В.С.Нерсесянц. Философия права. Учебник для вузов. М:1997 С .91

[20] И.И.Матузов, А.В.Малько Указ. Соч.741

[21] Н.И.Матузов, А.В.Малько Указ. Соч. С.741

[22] Н.И.Матузов, А.В.Малько Указ. Соч. С.742-743

[23] 1 Н.И. .Матузов. А.В.Малько. Указ. Соч. С. 745

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий