Древнерусское государство и право (IX-ХII вв.) Русская Правда

Русская Правда была первым дошедшим до нас русским писанным памятником обычного права. Известны ее различные списки. Это различие списков Правды объясняется весьма легко тем фактом, что она была уставом не одного, а нескольких князей.

Становление светского феодального права в Древней Руси было длительным процессом. Его истоки восходят к племенным Правдам восточных славян. Это были обычно-правовые системы, предназначенные для юридического регулирования всей совокупности социально-экономических и правовых отношений в каждом племени или союзе племен.

Ко второй половине IX в. в Среднем Поднепровье - Русской земле произошла унификация близких по составу и социальной природе Правд этих племен в Закон Русский, юрисдикция которого распространилась на территорию государственного образования славян с центром в Киеве. Данной системой права руководствовались в судебной практике великие киевские князья и контролируемые ими княжеские и местные общинные суды.

Нормы Закона Русского учитывались великими киевскими князьями при заключении договоров с Византией в 911 и 944 годах.

Закон Русский представлял собой качественно новый этап развития русского устного права в условиях существования государства.*1*

Русская Правда была первым дошедшим до нас русским писанным памятником обычного права. Известны ее различные списки. Это различие списков Правды объясняется весьма легко тем фактом, что она была уставом не одного, а нескольких князей: Ярослава, Изяслава с братьями и Владимира Мономаха.

До нас дошли несколько редакций этого памятника: наиболее известны - Краткая и Пространная. Краткая редакция составляет, собственно говоря, первоначальный подлинный пакет Правды. За ней установилось название Правды Ярослава. В основу этой Правды были положены обычаи славянских, племен, приспособленные к условиям феодальных отношений. Пространная же редакция есть не что иное, как измененная и дополненная последующими князьями Правда Ярослава, получившая название Правды Ярославичей. Обе эти редакции носят общее название Суд Ярослава Владимировича.

*1* См.: Свердлов М.Б. От Закона Русского к “Русской Правде”. М., 1988.

Последняя редакция Пространной Правды приходится на великое княжение Владимира Мономаха (1113-1125 гг.) и, вероятно, его сына Мстислава Великого (1125-1132 гг.). В это время социально-экономическое развитие страны достигло высокого уровня, но государство уже стояло на пороге феодальной раздробленности.

Авторы положили в основу свод законов Ярослава Мудрого - “Суд Ярославль Владимировичь”, самостоятельные княжеские уставы и отдельные законоположения. Все привлеченные источники были отредактированы.

Русская Правда широко распространилась во всех землях Древней Руси как основной источник права и стала основой юридических норм вплоть до 1497 г., когда на смену пришел Судебник, изданный в Московском централизованном государстве.

Долгий период использования Пространной Правды свидетельствует о том, что был создан современный по содержанию сборник русского права.

В Русской Правде нашли свое отражение основные отрасли права.

Феодальная собственность на землю становится дифференцированной, поскольку она принадлежит нескольким феодалам, стоящим на разных ступенях феодальной лестницы. Сначала крупным землевладельцем становился князь. Он раздавал свои земли боярам-вассалам, они со своей стороны раздавали полученную землю своим боярам и близким людям. По своей природе эти раздачи были не чем иным, как бенефицием. Постепенно полученные за службу князю земли закрепились за боярами и слугами и превратились в наследственные. И эти земли стали называться вотчинами.

Земли же, которые давались в условное владение за службу и под условие службы, получили название поместий. Крупными земельными собственниками стали князья. Рост эксплуатации зависимого населения стал причиной первых классовых выступлений против феодалов.

Общественные отношения, сложившиеся на Руси, новая форма собственности стали объективной предпосылкой появления нового свода законов - Русской Правды. Свод содержит ряд статей об охране княжеской собственности, которая защищалась более ревностно. Устанавливался штраф за убийство княжеского коня в три гривны, а за коня смерда - в 2 гривны.

На основе длительной традиции развивающегося права в условиях государства IX-X вв. Правда закрепила сложившуюся систему классовых отношений и отношений собственности в государстве.

Великие киевские князья признавали Русскую землю своим благоприобретенным имением и считали вправе распоряжаться ею по своему произволу: завещать, дарить, бросать. А при отсутствии завещания власть переходила по наследству к детям умиравших князей.

В Русской Правде нет постановлений по определению способов приобретения, объема и порядка передачи прав поземельной собственности, за исключением усадьбы (двора), но имеются карательные постановления о нарушении границ поземельного владения.

Нормы писанного права не охватывали всего многообразия общественных отношений, связанных с правом собственности и правом владения. Большой археологический материал, да и ряд статей Правды дают основание заключить, что у славян с древних времен существовал институт частной собственности на вещи движимые.

В источниках нет указаний на существование института частной поземельной собственности. Ее не было в эпоху Русской Правды.

Земля была коллективной собственностью общины. Русскую общину составляли жители селения или деревни, владеющие сообща принадлежащей селению землей. Каждый совершеннолетний поселянин мужского пола имел право на участок земли, равный участкам других жителей его селения, где практиковался периодический передел земли. Только двор, состоящий из избы, холодных построек и огорода, составлял наследственную собственность семейства без права отчуждения лицам, не принадлежащим к общине.

Леса, сенокосы и выгоны находились в общем пользовании. Возделанная пахотная земля делилась на равные участки, состоявшие во временном пользовании членов общины, и периодически перераспределялась между ними обыкновенно через 6, 9, 12 лет. Подати и повинности, лежавшие на общине, распределялись между дворами.

Все, что касается сроков и способов раздела пахотной земли между членами общины, пользования лесами, сенокосами, водами и выгонами, распределения податей и повинностей между домохозяевами, решалось миром, т.е. общим собранием домохозяев под руководством старосты - выборного начальника общины.

Много веков существовавшая сельская поземельная община русского народа с периодическим переделом земли и выборным старшиною, представляя собою наследие глубокой древности, является доказательством того, что “русская земля есть изначала наименее патриархальная и наиболее общинная земля”*1*.

Такая форма коллективной собственности объясняется и климатическими условиями, особенно в северных районах. Выжить одному хозяйству было невозможно.

В праве русского народа право собственности выражалось словом имение, а в состав имения частных лиц входили только вещи движимые.

Обязательственное право. Гражданские обязательства допускались только между свободными лицами и возникали или из договора, или из деликта (правонарушения).

Из договорных обязательств упоминаются купля-продажа, заем, наем и поклажа.

Для законной купли требовалось вещь приобрести за деньги от ее собственника, а договор совершить в присутствии двух свободных свидетелей.

Постановления о займах различают заем с процентами и без процентов. Заем с процентами, превышающий три гривны, требовал свидетелей, удостоверяющих договор в случае спора. В займах до 3 гривен ответчик очищал себя присягой. В статьях “о резе” - процентах упоминаются займы денег, люда и жита, соответственно которым проценты называются резом, наставом и присопом. Проценты были месячные, третные и годовые.

В Русской Правде закупом именуется свободный человек, получивший ссуду и обязавшийся выплатить ее своею работою. Запрещалось господину продавать закупа под угрозой освобождения последнего от займа и уплаты господином 12 гривен продажи (штрафа). С другой стороны, закон давал право обращать закупа в полного раба за бегство, не вызванное несправедливостью господина. Закуп обязан был возместить господину причиненный ущерб, происшедший по его вине или нерадению, например, за пропавший скот, если закуп не загнал его во двор, если потерял хозяйский плуг или борону.

Договор поклажи совершался без свидетелей, но когда возникал спор при возвращении вещи, отданной на хранение, то хранитель очищал себя присягой.

*1* Аксаков К.С. Сочинения. T.I. М., 1960. С. 124

Обязательства возникали в результате совершенных преступлений, а также правонарушений гражданского характера (неосторожные и случайные). С целью предупредить споры о цене испорченных и уничтоженных предметов. Русская Правда определяет стоимость ряда предметов (княжеский конь с пятном ценился 3 гривны, а кони смердов - 2 гривны). Остальные предметы имели цену без различия владельцев.

Несостоятельный должник согласно закону продавался на торгу. Вырученные деньги шли кредитору, а разница между долгом и вырученной суммой шла князю.

Договоры купли-продажи и мены признавались действительными, когда совершались между людьми трезвыми, а кто покупал, продавал или менял что-либо в пьяном состоянии, тот, протрезвившись, имел право требовать аннулирования совершенной сделки.

Другим условием действительности договора купли-продажи было отсутствие пороков в продаваемой вещи.

Заем до одного рубля обеспечивался поручительством, а свыше рубля - письменным актом и закладом. Закладные письменные акты назывались записями, закладными досками. В заклад поступали домашний скот, строения, земля, ценности.

Наследство, называемое в Русской Правде задницей и остатком, открывалось в момент смерти отца семейства и переходило к наследникам или по завещанию, или по закону. Отец имел право разделить свое имение между детьми и выделить из него часть своей жене по своему усмотрению. Мать могла передать свое имущество любому из сыновей, которого признавала наиболее достойным.

Наследование по закону открывалось, когда наследодатель не оставлял после себя завещания.

Общий законный порядок наследования определялся в Русской Правде следующими правилами. После отца, не оставившего завещания и не разделившего своего дома при жизни, наследовали законные дети умершего, причем часть наследства шла в пользу церкви “на помин души усопшего” и часть в пользу пережившей супруги, если муж при жизни не назначил ей доли из своего имущества. Дети, рожденные от робы, не наследовали отцу, а получали вместе с матерью свободу.

Между детьми законнорожденными в праве наследования предпочитались сыновья дочерям, но братья, исключившие сестер из наследства, обязывались содержать их до выхода замуж; а при выходе замуж - должны были снабдить их приданым по своим средствам.

Двор отцовский без раздела переходил к младшему сыну. Имущество матери, не оставившей завещания, наследовал тот сын, в доме которого она жила после смерти мужа.

Из общего порядка наследования Русская Правда делала такие исключения: имущество княжеского смерда наследовали лишь его сыновья, а когда их не было, то все имущество умершего поступало князю, причем часть наследства выделялась незамужним дочерям.

Над малолетними детьми с их имуществом устанавливалась опека, опекуном выступала мать, а если мать повторно выходила замуж, то опека принадлежала ближайшему родственнику умершего.

Браку предшествовало обручение, которое получало религиозное освящение в особом обряде. Обручение считалось нерасторжимым. Брак заключался путем религиозного обряда, совершавшегося в церкви (венчание).

Для заключения брака требовались некоторые условия: возраст брачующихся - 15 лет для жениха и 13 лет для невесты; свободное волеизъявление жениха и невесты и согласие родителей; стороны не должны быть связаны другим браком; отсутствие родства и свойства в известных степенях.

Церковь не допускала вступления в третий брак.

Брак мог расторгаться (прекращаться): Русская Правда имела конкретный перечень поводов к разводу (уход в монастырь одного из супругов, смерть мужа или жены, безвестно пропавший супруг, прелюбодеяние и др.).

Принятие христианства внесло существенные изменения в брачно-семейные отношения по сравнению со временем язычества славян. Русское право языческой эпохи дозволяло многоженство.

Жены приобретались различными способами: похищением насильственным, похищением с согласия похищаемой, пленением, покупкой невесты и др.

Похищение девиц стало преследоваться и законом, и церковью. По церковному Уставу Ярослава “а же кто уволочет девку по гривне серебра епископу”.

Статьи Правды, относящиеся к семейному праву, рассматривают кроме малой семьи, состоящей из отца, матери и детей, сожительство в одном доме братьев, дядей, племянников с их женами и детьми, скрепленное общим владением семейным имуществом и властью одного из родственников - “вятшаго” или старшего брата. Такая патриархальная семья определялась выражением “жить в одном хлебе”, т.е. питаться единым хлебом, владеть и пользоваться общим имуществом.

Преступления и наказания. Замена языческих понятий о преступлениях и наказаниях новыми понятиями особенно ясно выражается в княжеских уставах и Русской Правде, где любое преступление носит название “обиды”. Всякое нанесение обиды, т.е. причинение кому-либо материального, физического или морального вреда считалось преступлением. Состав преступления был довольно-таки широк.

Замена языческих понятий о преступлениях и наказаниях новыми понятиями особенно ясно выражается в законодательстве, определившем наказание за убийство. По договору с греками 911 г. убийцу можно было умертвить каждому безнаказанно на месте преступления: “Да умрем, идеже аще створить убийство”. Договор 945 г. дает право жизни убийце только родственникам убитого без определения степени родства. Русская Правда ограничила круг мстителей за убийство только двумя степенями ближайших родственников убитого.

Правда сыновей Ярослава запрещала убивать убийцу кому бы то ни было, предписав родственникам последнего довольствоваться определенной денежной компенсацией. Таким образом, расширяется право государства на личность и имущество преступника.

Преступлением Русская Правда признавала деяния, запрещенные законом, а также наносящие ущерб лицам, которые состояли под властью и защитой князя.

Размер княжеского взыскания или штрафа определялся вирою.

Вирою назывался штраф за убийство свободного человека и она равнялась 40 гривнам. За убийство княжих мужей, конюшего, старосты и тиуна выплачивалось две виры. Убийство свободной женщины оплачивалось полувирой - 20 гривнами.

За тяжкое увечье (лишение носа, глаза, руки, ног) взыскивалась полувира.

Виновный в разбое, т.е. в убийстве без вины со стороны убитого, подвергался не только имущественному, но и личному наказанию - с женой и детьми выдавался князю на поток и разграбление. Сущность этого вида наказания, видимо, заключалась в изгнании преступника и членов его семьи из общины или города с конфискацией имущества.

За убийство лиц рабского сословия взыскивался штраф в 12 гривен.

Из всех злонамеренных деяний, направленных против собственности, выделяются коневая татьба (т.е. кража - тайное похищение) и зажигательство. Конокрад и поджигатель гумна или двора, подобно разбойнику, выдавался князю на поток.

Вира за убийство в пределах верви (общины), уплачиваемая общиною, называлась дикою.

Русская Правда содержала ряд преступлений против чести. К таким преступным деяниям относились вырывание бороды или усов, оскорбление словом или действием.

Усиленными карами охраняется церковь, ее имущество и церковные служители (церковная татьба, разграбление могил, посечение крестов, колдовство).

Суд и процесс. На Руси эпохи удельных государств управление и суд не были разграничены, а потому органы управления были одновременно и органами суда в подвластных сферах.

По Русской Правде суд по всем мирским делам сосредоточивался в руках князя как верховного законодателя, правителя и судьи. Князь отправлял правосудие лично или поручал это дело наместникам.

Местом суда в столице и провинции был княжеский двор, позже замененный приказной или воеводской избой.

Судебный процесс начинался иском или “поклепом” со стороны истца, в котором указывались правонарушение и обвиняемый. Исключение из этого правила составляли только убийство и воровство, т.к. истец, как правило, не мог указать на конкретное лицо. Вервь, на земле которой обнаруживалось одно из таких преступлений, должна была отыскать преступника или платить за убийство виру.

Иск требовал конкретных судебных доказательств, каковыми были: свидетели - “видоки” и “послухи” свободного состояния; поличное, или “лице”, т.е. предмет преступления у обвиняемого в руках или на его дворе.

Держатель поличного признавался виновным в том случае, если он не мог объяснить, каким образом оно попало в его руки или находится у него во дворе. Если же заподозренный в преступлении по поличному указывал на человека, от которого он приобрел его. Русская Правда требовала так называемого свода, т.е. очных ставок до тех пор, пока не будет найден действительный похититель вещи.

Если свод заканчивался отысканием вора, последний должен был уплатить штраф и вознаграждение тому, кому он продал похищенную вещь.

Своду предшествовал заклич. Пострадавший объявлял на торгу о пропаже.

Гонение следа заключалось в розыске преступника по его следам. Гонение следа влекло за собой для верви, в которой теряются следы убийцы или вора, необходимость самой разыскать преступника и выдать его властям или платить дикую виру.

Обвиняемый призывался в суд лицом, состоящим при дворе наместника, называемым доводчиком.

Призываемый в суд по уголовному делу должен был найти поручителя, который бы поручился за него в его явке в судебное заседание в указанный срок. Если же обвиняемый не находил поручителя, то его лишали свободы и заковывали в железо.

Среди доказательств продолжали существовать испытания водой и железом, а также присяга, которая сопровождалась целованием креста.

Рядом с органами местного княжеского суда существовал суд общины. Его компетенция ограничивалась границами и лицами общины.

Жалобы сторон на решение суда подавались князю.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ