Право интеллектуальной собственности в современных условиях развития общества и её защита

Понятие права интеллектуальной собственности. Основные институты права интеллектуальной собственности. Система российского законодательства об охране интеллектуальной собственности. Защита права интеллектуальной собственности. Судебная практика.

Дипломная работа по специальности «Юриспруденция»

Студента 6-го курса заочного отделения Стукачёва Дмитрия Александровича

Институт экономики и предпринимательства НОУ «ИНЭП»

Орехово – Зуево, 2007г.

В ведение

Для разработки и написания дипломной работы по гражданскому праву дипломантом выбрана тема «Право интеллектуальной собственности в современных условиях развития общества и её защита».

Среди объектов гражданских прав, т.е. тех материальных и духовных благ, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения, ст. 128 ГК называет результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них.

Одновременно законодатель использует для их обозначения собирательное понятие, как интеллектуальная собственность. В обобщенном виде содержание данного понятия раскрывает ст. 138 ГК, указывающая, что «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами, признается исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполненных работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т. п.)». В отечественной юриспруденции, равно как и в зарубежной юридической науке, наметились два основных подхода к рассматриваемому понятию. Одни ученые приветствуют закрепление в законе данного понятия и не усматривают в пользовании законодателем термина «интеллектуальная собственность» каких-либо элементов ненаучного подхода. Другие ученые считают, что данный термин является изначально неточным ненаучным, в связи, с чем он может применяться лишь в политических актах, но никак не в правовых нормах, имеющих практическую направленность. Спор этот возник не сегодня, а уходит своими корнями еще к концу ХIХ в. Уже тогда понятие интеллектуальной собственности и его составляющие — литературная (художественная) и промышленная собственность, которые широко использовались в законодательстве многих стран мира и в важнейших международных конвенциях, подвергались резкой критике со стороны ряда известных ученых. Противники данного понятия обычно указывали и продолжают подчеркивать в настоящее время, что нельзя отождествлять правовой режим материальных вещей и нематериальных объектов, каковыми являются по своей сути авторские произведения и различные технические новшества; что в отличие от права собственности, которое в принципе бессрочно и не подвержено каким-либо территориальным ограничениям, права авторов, изобретателей и их правопреемников изначально ограничены во времени и в пространстве; что авторские и патентные права защищаются с помощью иных правовых средств по сравнению с теми, которые применяются для защиты права собственности; что право на творческий результат неразрывно связано с личностью его создателя и т. п. Реагируя на эти, в общем-то, справедливые замечания, сторонники теории интеллектуальной собственности стали подчеркивать, что речь в данном случае идет о собственности особого рода, которая требует специального регулирования ввиду ее нематериального характера, поскольку объектами права собственности владельцев патентов, субъектов авторского права и товарных знаков являются неосязаемые и бестелесные вещи.

Свое логическое завершение подобный подход нашел в теории интеллектуальных прав, в соответствии с которой права авторов, изобретателей, патентообладателей и т. д. должны быть признаны правами особого рода, находящимися вне классического деления гражданских прав на вещные, обязательственные и личные. В настоящее время практически никто не ставит под сомнение двойственную природу авторских и изобретательских прав. С одной стороны, создателю творческого результата принадлежит право на его использование, которое носит исключительный характер и, в принципе, может свободно передаваться другим лицам (предоставляться разрешение на использование результата). Данное право относится к числу имущественных прав и по целому ряду признаков действительно сходно с правом собственности. С другой стороны, автор обладает совокупностью личных неимущественных (моральных) прав, таких, как право авторства, право на авторское имя и т.д., которые не могут отчуждаться от их обладателя в силу самой их природы. При этом между имущественными и личными правами не существует непреодолимой грани; напротив, они теснейшим образом взаимосвязаны и переплетены, образуя неразрывное единство. Под исключительным следует понимать такое право, которое закрепляет за управомоченным лицом сферу юридического господства над принадлежащим ему благом, доступ в которую кому бы то ни было, кроме его самого, закрыт, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом. Иными словами, речь идет о юридически обеспеченной сфере исключительного господства воли управомоченного лица. С этой точки зрения, личные неимущественные права обладают качеством исключительности не в меньшей, а даже в большей степени, нежели имущественные права, в том числе и право собственности, поскольку сопровождают объект этих прав — личное нематериальное благо — независимо от того, циркулирует ли он в товарном обороте или нет. Нельзя сбрасывать со счетов и то, что именно личные неимущественные права во многом способствуют тому, чтобы объект интеллектуальной собственности был введен в товарный оборот и эффективно в нем использовался. Разве для продавцов и покупателей объектов интеллектуальной собственности, скажем, произведений науки, литературы и искусства, не имеет значения личность их творца?

Целью настоящей дипломной работы является анализ возникновения, изменения, прекращения и охраны на законодательном уровне права интеллектуальной собственности в РФ; какие существуют институты права интеллектуальной собственности и какими способами осуществляется защита права интеллектуальной собственности в современных условиях развития общества? Именно раскрытию этих основных понятий и посвящена моя работа.

В соответствии с указанной целью можно определить следующие задачи дипломной работы:

1) определить роль и значение права интеллектуальной собственности в современных условиях развития общества;

2) определить какие результаты интеллектуальной деятельности человека охраняются авторским и патентным правом.

3) рассмотреть правомерные способы защиты права интеллектуальной собственности

Кроме того, в дипломной работе дипломантом исследованы актуальные проблемы, связанные с возникновением, изменением и прекращением права интеллектуальной собственности в РФ.

Цель и задачи дипломной работы определяются её структурой. Дипломная работа состоит из четырёх логически связанных между собой глав, введения и заключения; пятая глава посвящена судебной практике. Вторая и третья главы разделены на параграфы, позволяющие акцентировать внимание на отдельных проблемах в рамках одного вопроса.

В первой главе кратко определено место, которое занимает право интеллектуальной собственности в системе гражданских правоотношений, даны общие положения и дано понятие права интеллектуальной собственности.

Во второй главе описаны основные институты права интеллектуальной собственности.

В третьей главе рассмотрена система Российского законодательства об охране интеллектуальной собственности.

В четвертой главе рассмотрены правомерные способы защиты права интеллектуальной собственности.

Пятая глава посвящена судебной практике.

Глава 1. Понятие права интеллектуальной собственности

Одним из видов собственности является интеллектуальная собственность, объекты которой представляют собой творения человеческого разума.

Интеллектуальной собственностью признаётся[1] исключительное право гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, научные открытия, литературные, художественные произведения, научные труды и т.п.)[2]

В нашей стране термин «интеллектуальная собственность», считавшийся неприемлемым с конца ХIХ в., вновь вошел в научный оборот и в законодательство в начале 90-х годов. Окончательно узаконен Конституцией РФ 1993 г. Хотя ст. 44 Конституции, посвященная свободе литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, и не раскрывает содержание данного понятия, она подчеркивает, что «интеллектуальная собственность охраняется законом»[3] . Действующий ГК, который оперирует данным понятием, раскрывает в общем виде его в ст. 138. Анализ указанной статьи позволяет сделать определенный вывод о том, что под интеллектуальной собственностью в российском законодательстве понимается нечто, как совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также некоторые иные приравненные к ним объекты, в частности средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Перечня конкретных объектов правовой охраны, подпадающих под понятие интеллектуальной собственности, Кодекс не содержит. Однако из ст. 138 ГК однозначно следует, что соответствующая правовая охрана результатов интеллектуальной собственности и других, приравненных к ним объектов обеспечивается лишь «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами»[4] . Это означает, что для отнесения того или иного результата интеллектуальной деятельности или иного объекта к интеллектуальной собственности требуется прямое указание закона.

Подобный подход на сегодняшний день оправдан, поскольку, во-первых, пока еще отсутствуют реальные возможности для обеспечения правовой охраны любых интеллектуальных достижений, и, во-вторых, предоставление охраны некоторым результатам вряд ли целесообразно по чисто практическим соображениям. Так, не вызывает сомнений правомерность постановки вопроса о введении правовой охраны научных идей, гипотез, теорий и иных подобных научных результатов[5] . Проблема, однако, состоит в том, как создать соответствующий правовой механизм, не прибегая к коренной ломке сложившихся правовых институтов и не ставя препятствий для развития научно-технического прогресса. Пока попытки отдельных ученых и законодателей решить эту проблему какими-либо значительными успехами не увенчались. Примером объекта, охрана которого вполне может быть обеспечена в традиционных законодательных рамках, но вряд ли целесообразна на современном этапе, может служить видеозапись. В принципиальном плане видеозаписи ничем не отличаются от звукозаписей, охраняемых в качестве одного из объектов смежных прав, и с теоретической точки зрения, безусловно, должны быть причислены к объектам интеллектуальной собственности. Однако в настоящее время в большинстве стран, предусматривающих охрану смежных прав, видеозаписи объектами смежных прав не признаются. Не обеспечивается их охрана и Международной (Римской) конвенцией об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961г. В этих условиях введение в российское законодательство специальной охраны видеозаписей нецелесообразно, тем более с учетом того, что них распространяются общие нормы авторского права.

Отсутствие в ГК указания на конкретные виды охраняемых объектов интеллектуальной собственности предоставляет возможность путем принятия соответствующих законов или внесения в них изменений и дополнений относить к их числу те или иные результаты интеллектуальной деятельности, т. е. более оперативно не меняя самого ГК решать все эти вопросы. Как показывает мировой опыт последних двух-трех десятилетий, число и виды охраняемых результатов интеллектуальной деятельности постоянно расширяются. Так, только за последние десять лет круг охраняемых в Российской Федерации объектов интеллектуальной собственности пополнился полезными моделями, наименованиями мест происхождения товаров, топологиями интегральных микросхем, программами для ЭВМ, базами данных, служебной и коммерческой тайной, объектами смежных прав. Напротив, такие результаты интеллектуальной деятельности, как открытия и рационализаторские предложения, лишились практической охраны, хотя вопрос о них в законодательном плане до сих пор окончательно не решен. Так или иначе, конкретный состав объектов интеллектуальной собственности не находится в застывшем состоянии, а, напротив, постоянно уточняется и конкретизируется.

Характеризуя понятие интеллектуальной собственности нельзя обойти вниманием и вопрос о том, что вкладывается в него важнейшими международными соглашениями, тем более что в соответствии с Конституцией РФ те из них, в которых участвует Российская Федерация, являются составной частью российской правовой системы (п. 4 ст. 15). Наиболее полным образом понятие интеллектуальной собственности раскрывается в п. VIII ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). В ней указывается, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям; исполнительской деятельности артистов, звукозаписи, радио- и телевизионным передачам, изобретениям во всех областях человеческой деятельности, научным открытиям, промышленным образцам, товарным знакам, знакам обслуживания, фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям, защите против недобросовестной конкуренции, а также все другие права, относящиеся к интеллектуальной собственности в производственной, научной, литературной и художественной областях. В названной Конвенции, как и в ГК, термин «интеллектуальная собственность» используется в собирательном смысле, обозначая все права на результаты творческой деятельности и некоторые приравненные к ним объекты. Содержащийся в Конвенции перечень конкретных видов исключительных прав имеет примерный характер и может быть легко дополнен иными результатами интеллектуальной деятельности. Очевидным является и то, что на Членов ВОИС не налагается обязательство обеспечить в своих странах охрану всех перечисленных в Конвенции прав, и они сами определяют круг охраняемых объектов интеллектуальной собственности, наконец, даже при слишком сильном желании в приведенном выше определении трудно усмотреть какую-либо связь (кроме чисто терминологического сходства) понятия интеллектуальной собственности и права собственности в его традиционном смысле.

Подводя определенный итог сказанному, можно отметить, что и современное российское законодательство, и международные соглашения понимают под интеллектуальной собственностью совокупность исключительных прав как личного, так и имущественного характера на результаты интеллектуальной и в первую очередь творческой деятельности, а также на некоторые иные приравненные к ним объекты, конкретный перечень которых устанавливается законодательством соответствующей страны с учетом принятых ею международных обязательств.

Глава 2. Основные институты права интеллектуальной собственности

Понятие «интеллектуальная собственность» является обобщающим по отношению к таким используемым в законодательстве и юридической литературе понятиям, как «литературная и художественная собственность» и «промышленная собственность». Последние обозначают соответственно авторское право, действие которого распространяется также на результаты научного творчества («научная собственность»), и патентное право вместе с примыкающим к нему законодательством об охране средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Однако эти две составляющие не исчерпывают всего содержания понятия «интеллектуальная собственность». Существует немало результатов интеллектуальной деятельности, которые пользуются правовой охраной, но вне рамок авторского и патентного права и законодательства о средствах индивидуализации, К ним, в частности, относятся топологии интегральных микросхем, служебная и коммерческая тайна, селекционные достижения и некоторые другие объекты правовой охраны. Поэтому понятие интеллектуальной собственности шире по объему, чем понятия литературной (художественной) собственности и промышленной собственности, вместе взятые. Отношения, связанные с охраной и использованием объектов интеллектуальной собственности, входят в предмет регулирования российского гражданского права (ст. 2 ГК). Нормы ГК, и прежде те из них, которые сосредоточены в третьей части Кодекса, вместе с правилами, содержащимися в специальных законах, посвященных охране исключительных прав на отдельные результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним объекты, образуют в своей совокупности особую подотрасль российского гражданского права.

Указанная подотрасль вполне может именоваться правом интеллектуальной собственности, что будет означать систему правовых норм о личных и имущественных правах на все те результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним объекты, которые признаются и охраняются законом. С учетом общности ряда объектов интеллектуальной собственности и сложившейся в рассматриваемой области системы источников права указанную подотрасль российского гражданского права можно подразделить на четыре относительно самостоятельных института. Несмотря на тесную взаимосвязь и наличие ряда общих моментов, каждый из этих институтов имеет присущие лишь ему черты, задачи, а иногда и принципы, которые находят отражение в закрепленных ими нормах.

2.1. Авторское право

Авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства независимо от формы, назначения и достоинства произведения, а также от способа его воспроизведения. Оно распространяется на произведения как выпущенные, так и не выпущенные в свет, но выраженные в какой либо объективной форме, позволяющей воспроизводить результат творческой деятельности автора (рукопись, чертёж, изображение, публичное произнесение или исполнение и т.д.)

Произведение – это результат творческой деятельности автора, поэтому произведение охраняется авторским правом как нематериальный объект. Результат творческой деятельности автора получает охрану по авторскому праву с того момента, когда он оказывается, выражен в объективной форме.

Для получения авторского права не нужно выполнять каких-либо формальностей. Это право возникает, как только произведение получит объективную форму (например, автор запишет на листке бумаги сочинённое им). Никакой регистрации произведения не требуется, кроме подтверждения даты публикации (произнесения) текста.

В Российской Федерации признаются частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. В соответствии с этим различаются и субъекты (носители) авторского права – частные лица, государственные и местные организации и т.д.

Прежде всего, необходимо выделить институт авторского права и смежных прав. Им регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства (авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права). Объединение в едином институте, который в дальнейшем для краткости будет именоваться авторским правом, двух указанных групп норм объясняется теснейшей зависимостью возникновения и осуществления, смежных прав от прав авторов творческих произведений, а также урегулированностью соответствующих отношений единым законом[6] .

В качестве основных задач (функций) авторского права чаще всего в юридической литературе называют две следующие задачи. С одной стороны, авторское право должно стимулировать деятельность по созданию произведений науки, литературы и искусства. В этих целях авторское право способствует созданию условий для занятия творческим трудом, обеспечивает правовое признание и охрану достигнутых творческих результатов, закрепление за авторами прав на использование созданных ими произведений и получение доходов и т. д. С другой стороны, задачей авторского права считается создание условий для широкого использования произведений в интересах общества. Иными словами, повышение уровня охраны прав авторов ни в коем случае не должно препятствовать использованию их произведений в целях образования и просвещения или служить помехой в стремлении самой широкой аудитории читателей, зрителей, слушателей знакомиться с ними. Указанные задачи авторского права тесным образом связаны с его принципами. Принципы авторского права — это его основные начала, отправные идеи, которые обладают универсальностью, высшей императивностью и общезначимостью. Они пронизывают содержание всей системы авторского права, предопределяют всю юрисдикционную деятельность и воплощаются в субъективных правах и обязанностях участников авторских правоотношений. Возникают в судебной практике случаи, когда трудно определить является вновь созданное произведение самостоятельным или является производным из другого.[7] Не будучи закрепленными, в конкретных статьях закона, принципы авторского права выводятся из анализа всей совокупности авторско-правовых норм. Знание принципов позволяет ориентироваться в обширном авторском законодательстве, правильно толковать и применять на практике отдельные его нормы, а также решать вопросы, на которые нет прямого ответа в действующем законодательстве. К числу основных принципов российского авторского права, отраженных в содержании его норм на современном этапе развития, относятся следующие.

Во-первых, принципом авторского права может и должен считаться принцип свободы творчества, который прямо закреплен ст. 44 Конституции РФ. Данный принцип, лишь недавно наполненный реальным содержанием, пронизывает все авторское законодательство и конкретизируется в целом ряде его норм. Так, свобода творчества несовместима с цензурой произведений науки, литературы и искусства. В настоящее время цензура в России запрещена в законодательном порядке. Обеспечивая свободу творчества, авторское право охраняет все произведения науки, литературы и искусства независимо от их назначения, достоинств и способа выражения. В этих же целях закон не ограничивает круг охраняемых произведений каким-либо перечнем и охраняет любые результаты творческой деятельности, существующие в объективной форме. Творцы произведений свободны в выборе темы, сюжета, жанра и формы воплощения, создаваемых ими понятий или художественных образов, а также самостоятельно решают вопросы о выпуске своего произведения в свет, придании произведению окончательной формы.

Во-вторых, принципом авторского права является сочетание личных интересов автора с интересами общества. Хотя данный принцип, безусловно, проявляется и в других институтах права интеллектуальной собственности и гражданского права в целом, в авторском праве он имеет особое значение. В основе авторского права лежит признанное за автором монопольное право на использование созданного им произведения. Определение разумных границ этой монополии на протяжении веков являлось одной из главных проблем авторского права. В настоящее время уже никто не утверждает, что авторы должны иметь неограниченный контроль за использованием своих произведений. Ничем не ограниченная монополия необходима и возможна лишь в отношении необнародованных произведений. Если же произведение с согласия автора стало доступно для всеобщего сведения, его права на произведение не могут быть столь обширными, чтобы полностью игнорировать интересы других граждан и общества в целом. Законы демократического общества не только гарантируют охрану интеллектуальной собственности, но и закрепляют право членов общества на участие в культурной жизни и пользование достижениями культуры.

Субъектом авторского права автоматически, без необходимости получения какого-либо разрешения и без регистрации произведения, считается автор, создатель произведения. В случаях, когда произведение создано творческим трудом двух или большего числа авторов, возникает соавторство. Для возникновения соавторства не требуется чьего-либо разрешения или соглашения соавторов.

Общество в равной степени заинтересовано как в свободном доступе к творческим произведениям своих членов, так и в том, чтобы создаваемые произведения эффективно охранялись нормами авторского права. В этой связи в авторском законодательстве России, как и в законодательстве других стран, за авторами закрепляется широкий круг исключительных личных и имущественных прав, устанавливается, что произведения могут быть использованы, по общему правилу, лишь на основании договоров с их авторами на согласованных с ними условиях, определены сроки действия субъективного авторского права и т. д. В то же время с учетом интересов общества установлены случаи, когда произведения могут свободно использоваться указанными в законе заинтересованными лицами.

В-третьих, в качестве одного из принципов российского авторского права может быть выдвинуто положение о неотчуждаемости личных неимущественных прав автора. В этом состоит одно из существенных отличий российского авторского права от авторского права ряда зарубежных стран. По российскому авторскому законодательству, личные неимущественные права автора (право авторства, право на имя и пр.) не могут перейти к другим лицам, хотя бы сам автор и выразил на это свое согласие. Подобное соглашение не будет иметь юридической силы и является недействительным. Поэтому даже в тех случаях, когда произведение создано в порядке выполнения служебного задания, личные неимущественные права сохраняются за автором и должны быть во всех случаях обеспечены. Этими же соображениями продиктованы нормы российского законодательства, устанавливающие, что право авторства, право на авторское имя, право на защиту репутации автора не переходят по наследству, что в случаях так называемого «свободного» использования произведений обязательно указание имени автора и т. д. Что же касается имущественных прав авторов, то они могут передаваться другим лицам по авторскому договору, в порядке наследования, а также в силу закона.

В-четвертых, для современного российского авторского права характерен принцип свободы авторского договора. Данный принцип заменил собой присущий ранее действовавшему авторскому праву принцип нормативной регламентации основных прав и обязанностей сторон по авторским договорам. Наиболее ярким выражением последнего было существование так называемых типовых авторских договоров (издательских, сценарных, постановочных и др.), которые имели нормативное значение и подробно регламентировали отношения авторов и пользователей произведений. Конечно, было бы неверно сводить роль типовых договоров лишь к ограничению свободы сторон в распоряжении принадлежащими им правами. Одной из главных функций типовых договоров было ограждение авторов от произвола пользователей произведений, стремление гарантировать авторам определенный минимальный уровень прав. Условия конкретных авторских договоров, ухудшающие положение авторов по сравнению с соответствующим типовым договором, признавались недействительными и заменялись условиями, закрепленными в типовом договоре.

Вместе с тем присутствие в законодательстве правил, детально регулирующих сферу отношений, которая в принципе должна определяться прежде всего свободным волеизъявлением самих сторон, трудно признать нормальным явлением. В этой связи новое российское авторское законодательство отказалось от жесткой регламентации отношений сторон авторского договора. В нем закрепляются лишь возможные типы авторских договоров, а также указываются условия, которые должны быть в обязательном порядке согласованы сторонами. Что касается законных интересов авторов, то они обеспечиваются, с одной стороны, запретом включать в авторские договоры явно кабальные для авторов условия, например условие о передаче прав на произведения, которые автор может создать в будущем, и, с другой стороны, правилами, предоставляющими авторам определенные права, например на расторжение авторского договора по истечении пяти лет с даты его заключения, если конкретный срок договора сторонами не определен, или налагающими на пользователей произведений определенные обязанности, например по выплате автору аванса по договору заказа. Кроме этих и некоторых других указанных в законе ограничений, стороны свободны в определении содержания авторского договора.

Некоторые объекты, обладающие всеми признаками произведения науки, литературы или искусства, тем не менее не охраняются авторским правом. К ним относятся:

- произведения на которые истёк срок действия авторского права;

- официальные документы – законы, судебные решения и т.д.;

- произведения иностранных граждан, находящихся за пределами территории РФ, или впервые опубликованные за её пределами, если они не охраняются на основе международных договоров РФ (т.е. на основе Всемирной конвенции об авторском праве или на основе двусторонних соглашений);

- произведения народного творчества, если их авторы неизвестны.

2.2. Патентное право

Вторым правовым институтом, входящим в систему подотрасли «право интеллектуальной собственности», является патентное право. Оно регулирует имущественные, а также связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Объединение трех названных объектов интеллектуальной собственности в рамках единого института патентного права объясняется следующими соображениями. Во-первых, изобретения, полезные модели и промышленные образцы обладают значительным сходством по отношению друг к другу, с одной стороны, и существенно отличаются от иных объектов интеллектуальной собственности — с другой. Все они являются результатами творческой деятельности, имеют конкретных создателей, права которых признаются и охраняются законом, совпадают друг с другом по ряду признаков и т. д. Во-вторых, их охрана осуществляется посредством единой формы, а именно путем выдачи патента. В-третьих, правовое регулирование связанных с этими тремя объектами общественных отношений имеет гораздо больше сходства, чем различий, и к тому же осуществляется в России единым законодательным актом, а именно Патентным законом РФ. Все сказанное свидетельствует о том, что традиционное ограничение рамок патентного права лишь сферой правовой охраны изобретений вряд ли оправданно.

Сам термин «патентное право» лишь совсем недавно был возвращен в российское законодательство. В течение длительного времени в России, как и во всем бывшем Советском Союзе, изобретения и другие технические новшества охранялись в основном не патентами, а авторскими свидетельствами. Последние не предоставляли их обладателям исключительного права на использование созданных разработок, а лишь гарантировали им личные права и право на получение вознаграждения от пользователей. Поэтому совокупность правовых норм, регулирующих отношения, возникавшие в рассматриваемой области, именовалась не патентным, а изобретательским правом. В настоящее время в связи с восстановлением в России общепринятой системы охраны технических новшеств можно вновь с полным основанием говорить о российском патентном праве.

Патентное право предусматривает либо заявительскую, либо авторскую системы патентования. При заявительской системе патент выдаётся любому первому заявителю на его имя, будь то автор, либо законный преемник автора, либо лицо, присвоившее изобретение действительного автора. При авторской системе патент может получить лишь автор либо правопреемник, причем имя автора должно быть названо в заявочной документации и в патенте.[8]

Как и авторское право, патентное право имеет дело с охраной и использованием нематериальных благ, являющихся продуктами интеллектуального творчества. Изобретения, полезные модели, промышленные образцы, как и произведения науки, литературы и искусства, охраняемые авторским правом, представляют собой результаты мыслительной деятельности, идеальные решения тех или иных технических или художественно-конструкторских задач. Лишь впоследствии, в ходе их внедрения, они воплощаются в конкретные устройства, механизм, процессы, вещества и т. п., наряду со сходством, сравниваемые объекты имеют и существенные различия между собой. Если в произведениях науки, литературы и искусства основная ценность и предмет правовой охраны — их художественная форма и язык, которые отражают их оригинальность, то в объектах патентного права ценность представляет, прежде всего, само содержание тех решений, которые придуманы изобретателями. Именно они и становятся предметом охраны патентного права. В отличие от формы авторского произведения, которая фактически неповторима и может быть лишь заимствована, решение в виде устройства, способа, вещества, штамма или внешнею вида изделия может быть разработано другими лицами совершенно независимо от первого его создателя. В этой связи охрана технических или художественно-конструкторских решений, являющаяся основной функцией патентного права, строится на несколько иных началах и принципах, чем те, которые применяются в сфере авторского права.

В качестве принципов российского патентного права, т. е. отправных идей, которые пронизывают всю систему патентно-правовых норм и служат исходной базой для ее дальнейшего развития и разрешения прямо не урегулированных законом ситуаций, могут быть названы следующие положения. Прежде всего, важнейшим отправным началом патентного права является признание за патентообладателем исключительного права на использование запатентованного объекта. Это положение означает, что только патентообладатель может изготавливать, применять, ввозить, продавать и иным образом вводить в хозяйственный оборот запатентованную разработку. Напротив, все другие лица должны воздерживаться от ее использования, не санкционированного патентообладателем. Таким образом, патентообладателю принадлежит на разработку абсолютное право, а на всех других лицах лежит пассивная обязанность воздерживаться от нарушения прав патентообладателя. Любое не санкционированное договором или законом вторжение в исключительную сферу патентообладателя должно пресекаться, а нарушитель, подвергаться предусмотренным законом санкциям.

Признание и всемерная охрана патентной монополии не исключают, однако, выполнения патентным правом и функции защиты общественных интересов. Более того, соблюдение разумного баланса интересов патентообладателя, с одной стороны, и интересов общества — с другой, вполне может рассматриваться в качестве второго исходного начала (принципа) патентного права. Одним из конкретных его проявлений служит ограничение действия патента определенным сроком, после истечения, которого разработка поступает во всеобщее пользование. Кроме того, условием предоставления патентно-правовой охраны той или иной разработке является внесение разработчиком действительного вклада в уровень техники и тем самым приращение знаний. В этих целях проводится проверка заявляемых решений, а также создание условий для ознакомления любых заинтересованных лиц с новейшими разработками. Наконец, в общественных интересах закон устанавливает случаи так называемого свободного использования запатентованных разработок. Разовое изготовление лекарств в аптеках по рецептам врача, проведение научного эксперимента и т. д. — эти и некоторые другие изъятия из сферы патентной монополии, продиктованные социальными потребностями, выражают возвышенный баланс интересов патентообладателя и общества. Следующим принципом патентного права является предоставление охраны лишь тем разработкам, которые в официальном порядке признаны патентоспособными изобретениями, полезными моделями с промышленными образцами. Для получения охраны заинтересованное управомоченное лицо должно оформить и подать особую заявку, которая рассматривается последним с соблюдением определенной процедуры и в случае соответствия заявленного объекта требованиям закона удовлетворяется. Если заявка на выдачу патента не подавалась, то разработка, которая объективно отвечает всем критериям патентоспособности, объектом охраны со стороны патентного права не становится. В этом состоит еще одно существенное различие между патентным и авторским правом. Авторское право охраняет любые творческие произведения, находящиеся в объективной форме. Для предоставления правовой охраны произведению, по российскому законодательству, не требуется выполнения каких-либо формальностей. Напротив, по патентному праву, формальности, связанные с официальным признанием патентоспособности разработки, являются обязательным условием охраны. Это продиктовано целым рядом причин. К ним относятся и объективная повторимость тех решений, которые охраняются патентным правом, и предоставление охраны только тем разработкам, Которые обладают новизной, и необходимость раскрытия сущности решения как условие предоставления охраны и т.д. В этой связи большое значение в патентном праве имеет понятие приоритета, которое неизвестно авторскому праву. На государственное признание и охрану своих прав могут претендовать только те заявители, которые первыми подали правильно оформленную заявку на выдачу патента. Наконец, в качестве принципа патентного права может рассматриваться положение, согласно которому законом признаются и охраняются права и интересы не только патентодателей, но и действительных создателей изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, данный принцип находит отражение во многих нормах патентного права. Прежде всего, именно действительным разработчикам предоставляется возможность получить патент и стать патентообладателями. Если в соответствии с законом право на получение патента имеет иное лицо, например работодатель, закон гарантирует получение разработчиками вознаграждения, соразмерного выгоде, которая получена или могла бы быть получена работодателем при надлежащем использовании разработки. При подаче заявки на выдачу патента лицом, которое не является разработчиком, это лицо должно представить доказательства, подтверждающие его право на подачу заявки. За разработчиками во всех случаях признаются личные неимущественные права на созданный ими объект, которые являются бессрочными и непередаваемыми.

Названные выше принципы определяют конкретное содержание основных норм патентного права, являются его исходными началами и служат предпосылками его дальнейшего развития. Знание этих принципов помогает лучше понять содержание конкретных патентно-правовых норм, способствует их правильному применению на практике и дает определенные ориентиры для разрешения тех жизненных ситуаций, которые прямо не урегулированы действующим законодательством.

2.3. Средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)

С развитием товарно-денежных отношений в России все более важным элементом рыночной экономики становятся такие объекты промышленной собственности, как фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров[9] . Создание равных условий хозяйствования для различных типов товаровладельцев, внедрение конкурентных начал в их деятельность и повышение ответственности за ее результаты, необходимость насыщения рынка товарами и услугами для удовлетворения потребностей населения обусловливают объективную потребность в правовом механизме, обеспечивающем должную индивидуализацию предприятий и организаций, а также производимых ими товаров и услуг. Такой правовой механизм представлен особым институтом рассматриваемой подотрасли гражданского права, а именно институтом средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг).

Данный правовой институт, как и патентное право, имеет дело с так называемой промышленной собственностью, т.е. с исключительными правами, реализуемыми в сфере производства, торгового обращения, оказания услуг и т. п. Однако обеспечиваемая им охрана интересов обладателей исключительных прав строится на несколько иных началах и принципах, нежели охрана прав патентообладателей и изобретателей. Например, закон не рассматривает средства индивидуализации предпринимателей и их продукции в качестве результатов творческой деятельности и не признает каких-либо особых прав за их конкретными создателями.

Фирменное наименование, являющееся коммерческим именем предпринимателя, неразрывно связано с его деловой репутацией. Под этим именем предприниматель совершает сделки и иные юридические действия, несет юридическую ответственность и осуществляет свои права и обязанности, рекламирует и реализует произведенную им продукцию и т.д.[10] Фирменное наименование, ставшее популярным у потребителей и пользующееся доверием у деловых партнеров, приносит предпринимателю не только немало дивидендов, но и заслуженное уважение в обществе, и признание его заслуг. Поэтому право на фирму должно рассматриваться и как важное личное неимущественное благо. Использование фирменного наименования выполняет также существенную информационную функцию, поскольку доводит до сведения третьих лиц данные о принадлежности, типе и организационной форме предприятия.

Товарный знак и знак обслуживания, которыми маркируются производимые товары и оказываемые услуги, являются активным связующим звеном между изготовителем и потребителем, выступая в роли безмолвного продавца. Наряду с отличительной функцией популярный товарный знак вызывает у потребителей определенное представление о качестве продукции. Являясь своего рода визитной карточкой предприятия, товарный знак обязывает предприятие дорожить своей репутацией и постоянно заботиться о повышении качества выпускаемой им продукции. Одной из важных функций товарного знака является также реклама выпускаемых изделий, поскольку завоевавший доверие потребителей товарный знак способствует продвижению любых товаров, маркированных данным знаком. На мировом рынке цена изделий с товарным знаком в среднем на 15 — 25% выше, чем цена анонимных товаров. Наконец, товарный знак служит для защиты выпускаемой продукции на рынке и применяется в борьбе с недобросовестной конкуренцией[11] .

Аналогичные функции выполняются и таким средством обозначения продукции, как наименование места происхождения товара. Наряду с ними обозначение товара наименованием места его происхождения выступает как гарантия наличия в товаре особых, неповторимых свойств, обусловленных местом его производства. Обеспечивая правовую охрану наименований мест происхождения товара, государство защищает и стимулирует развитие традиционных ремесел и промыслов, продукция которых всегда пользуется большим спросом у потребителей. Таким образом, институт средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) является одной из важных составляющих российского права интеллектуальной собственности.

2.4. Нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности

Творения, признаваемые произведениями науки, литературы или искусства, а также изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами, не исчерпывают всего многообразия результатов творческой деятельности. Наряду с ними имеется немало объектов, которые создаются творческими усилиями людей, представляют ценность для общества и также нуждаются в общественном признании и правовой охране. Наличие такого рода объектов и необходимость правового регулирования связанных с ними общественных отношений в настоящее время признается подавляющим большинством государств. Россия не представляет в этом отношении какого-либо исключения. Помимо традиционных объектов, охраняемых авторским и патентным правом, а также институтом средств индивидуализации участников гражданского оборота (фирменные наименования, товарные знаки, наименования мест происхождения товаров), российское гражданское право предоставляет охрану селекционным достижениям, топологиям интегральных микросхем, информации, составляющей служебную и коммерческую тайну, и некоторым другим результатам интеллектуальной деятельности.

При этом отдельные объекты правовой охраны, в частности научные открытия и рационализаторские предложения, являются специфическими для российского права, поскольку в большинстве государств мира они особо не выделяются. Другие же объекты, в частности селекционные достижения, секреты производства, топологии интегральных микросхем, пользуются специальной правовой охраной в большинстве развитых стран[12] .

Несмотря на это, и первый и второй вид результатов интеллектуальной деятельности можно отнести к особым, нетрадиционным объектам интеллектуальной собственности. Конечно, данное их название является сугубо условным, и призвано лишь подчеркнуть их отличие от объектов авторского и патентного права, а также средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Столь же условно и объединение в рамках единого правового института тех правил действующего российского законодательства, которые посвящены регулированию связанных с ними отношений. Бесспорно, что каждый из нетрадиционных результатов интеллектуальной деятельности обладает значительными особенностями по отношению ко всем остальным. Вместе с тем попытки выделить в самостоятельные правовые институты правила о каждом из особых объектов интеллектуальной собственности на сегодняшний день вряд ли были бы оправданными ввиду элементарной ограниченности правового материала, касающегося ряда объектов. Поэтому, опираясь на отличия рассматриваемых результатов интеллектуальной деятельности от традиционных объектов интеллектуальной собственности, все их можно условно отнести к сфере единого правового института, а именно института охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности. Причины введения правовой охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности можно подразделить на общие, которые касаются всех этих объектов, и специфические, которыми обусловлена охрана каждого конкретного объекта. К общим причинам следует отнести, прежде всего, то, что рассматриваемые объекты являются результатами интеллектуального труда. Как и результаты всякого другого труда, они не могут быть безосновательно отчуждены от их создателей. Напротив, интеллектуальный характер труда более чем какой-либо иной результат труда, предполагает признание особой связи достигнутого результата с его создателем. Далее, в общественном и государственном признании особых прав создателей новых творческих результатов, не совпадающих с объектами авторского и патентного права, заинтересованы не только сами авторы, но и общество в целом. Введение специальной правовой охраны этих результатов стимулирует творческую активность его членов, способствует развитию научно-технического прогресса и умножению духовного богатства общества. Наконец, важной причиной такой охраны служит то, что традиционные институты гражданского права — авторское и патентное право, а также институт средств индивидуализации участников гражданского оборота — не могут обеспечить в силу присущих рассматриваемым объектам особенностей их надлежащую правовую охрану. Так, авторское право охраняет форму, а не содержание творческих произведений. Между тем ценность открытий, топологий интегральных микросхем, селекционных достижений, рационализаторских предложений и других нетрадиционных объектов состоит, прежде всего, в содержании соответствующих положений и решёний. Конечно, любой творческий результат, выраженный в объективной форме и доступный для восприятия третьими лицами, охраняется в качестве объекта авторского права. Но такая охрана не обеспечивает признания и защиты основного творческого вклада его создателя, разработки существа научной проблемы или содержания решения.

Охрана содержания новых решений практических задач обеспечивается патентным правом. Однако лежащие в основе данного Института принципы, в частности идея патентной монополии, необходимость доведения существа решения до сведения третьих лиц как условие предоставления охраны, правоустанавливающее значение государственной регистрации объекта промышленной собственности и др., не позволяют использовать его без существенной модификации для охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности[13] . Поэтому, несмотря на близость рассматриваемых объектов к изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам, они не могут охраняться в рамках патентного права.

Наряду с этими общими причинами имеются и особые основания охраны каждого конкретного объекта. Так, основными целями системы государственной экспертизы и регистрации научных открытий являются:

подтверждение достоверности научных положений, заявленных в качестве открытий;

установление авторского и государственного приоритета;

моральное и материальное стимулирование авторов открытий;

содействие в решении научно-технических проблем, связанных с открытиями;

государственный учет и информация об открытиях в целях всестороннего их использования в науке и народном хозяйстве.

Введение особой правовой охраны служебной и коммерческой тайны обусловлено необходимостью ограждения законных интересов участников товарного оборота, затрачивающих время, силы и средства на разработку и внедрение передовых технологий и методов ведения бизнеса, которые далеко не всегда могут быть защищены с помощью традиционных форм правовой охраны. Правила добросовестной конкуренции предполагают наличие у других участников оборота возможности самостоятельно добиваться аналогичных результатов, но запрещают вторжение в область чужих технических и коммерческих секретов путем промышленного шпионажа, подкупа и другими недозволенными методами.

Быстрое развитие современной вычислительной техники, основой которой являются интегральные микросхемы (ИМС), обусловило необходимость правовой охраны последних как на уровне структурно-функциональной схемы, так и на уровне топологической схемы. Структурно-функциональная и электрическая схемы ИМС, а также способы изготовления ИМС могут быть защищены в рамках патентного права, поскольку они подпадают под понятие «техническое решение задачи». Что же касается топологических схем ИМС (взаимное расположение элементов), разработка которых требует значительных трудовых затрат, дорогостоящего оборудования и творческих усилий, то они оказались практически беззащитными перед копированием. Копирование технологий, осуществляемое путем микрофотографирования последовательно снимаемых слоев кристалла и изготовления по этим фотографиям фотошаблонов, является значительно более быстрым и дешевым процессом по сравнению с первоначальной разработкой топологической схемы. В результате нарушитель получает возможность изготавливать и поставлять на рынок более дешевые кристаллы, неправомерно получал преимущества в конкурентной борьбе. Невозможность обеспечения эффективной охраны рассматриваемых объектов нормами авторского и патентного права привела к появлению в гражданском праве особых правил о топологиях интегральных схем.

Необходимость признания и правовой охраны результатов творческой деятельности селекционеров достаточно очевидна. Однако ввиду специфики, присущей объекту охраны, а также особенностей его правового режима эта сфера творческой деятельности требует специальной правовой регламентации.

Наконец, особая правовая охрана рационализаторских предложений обусловлена необходимостью стимулировать в рамках конкретных предприятий творческие усилия работников по усовершенствованию применяемой техники, технологии или изменению состава материала.

Указанные научные и технические достижения являются, как правило, результатами творческой деятельности и в широком смысле слова рассматриваются как объекты интеллектуальной собственности. Однако их правовой режим существенно отличается от режима традиционных объектов, охраняемых авторским и патентным правом. Создатели этих объектов, равно как и другие лица, нередко не приобретают исключительного права на их использование. Особые права творцов этих результатов обычно сводятся к признанию их личных неимущественных прав на созданные объекты, а также материальному стимулированию их деятельности. Тем не менее, отнесение их прав к интеллектуальной собственности следует считать достаточно справедливым. Те права, которые признаются действующим законодательством за создателями открытий, селекционных достижений, рационализаторских предложений и иных объектов, носят абсолютный и исключительный характер, т. е. характер, присущий интеллектуальной собственности. Многие связанные с ними общественные отношения регулируются такими же или сходными правилами, которые применяются к отношениям, вытекающим из создания и использования объектов авторского и патентного права. И тем, и другим объектам свойственны многие общие признаки, которые предопределяются их общей творческой природой. Наконец, во многом совпадают возможные нарушения и способы защиты прав на эти объекты. Таким образом, выделение в праве интеллектуальной собственности института охраны нетрадиционных результатов интеллектуальной деятельности имеет под собой достаточно весомые основания.

Итак, подотрасль гражданского права об интеллектуальной собственности представлена четырьмя названными выше самостоятельными институтами, образующими соответственно авторское право, патентное право, институт средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) и институт охраны нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности. Нетрудно заметить, что к праву интеллектуальной собственности нами сознательно не отнесен институт защиты против недобросовестной конкуренции, хотя подобный подход и расходится с тем, что записано в Конвенции, учреждающей ВОИС, и в Парижской конвенции по охране промышленной собственности. При этом мы исходим из следующих отправных положений.

Во-первых, право, обеспечивающее защиту против недобросовестной конкуренции, не имеет какого-либо особого результата интеллектуальной деятельности в качестве объекта правовой охраны, что существенно отличает его от любого из институтов права интеллектуальной собственности. Во-вторых, основными формами недобросовестной конкуренции, против которых и обеспечивается защита, являются как раз посягательства на охраняемые законом объекты интеллектуальной собственности. В-третьих, немаловажно и то, что российское право о защите против добросовестной конкуренции находится лишь в самом зачаточном состоянии.

Глава 3. Система российского законодательства об охране интеллектуальной собственности

3.1. Законодательство об авторском праве и смежных правах

В иерархии нормативных актов, регулирующих авторские отношения, главенствующая роль принадлежит законам. Центральное место среди них занимает Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993г.[14] В соответствии со ст. 1 указанного Закона им регулируются две большие группы относительно самостоятельных отношений. Первую из них образуют отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства и составляющие предмет регулирования авторского права в его точном и традиционном смысле. Во вторую группу входят отношения, связанные с созданием и использованием фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания (смежные права). Эти отношения не являются авторскими, но настолько тесно взаимосвязаны с последними, что их регулирование отдельным законом едва ли было бы оправданным.

По своей юридической природе Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» носит многоотраслевой характер, являясь частью российского гражданского законодательства. Нормы иной отраслевой принадлежности в Законе практически не представлены. Исключение составляют правила, содержащиеся в ст. 50, которые носят гражданско-процессуальный характер, а также отсылочные нормы к уголовному и административному законодательству (ст. 48). Указанное обстоятельство, безусловно, усиливает целостность Закона и обеспечивает более тесную взаимосвязь его норм. Оценивая Закон в целом, можно отметить следующее. Прежде всего, с его принятием российское авторское право впервые за всю его историю сблизилось с уровнем авторско-правовой охраны, которая обеспечивается в большинстве развитых стран мира. Первый серьезный шаг к этому был сделан Основами гражданского законодательства 1991 г., однако содержащиеся в них нормы были явно недостаточны для урегулирования возникающих на практике вопросов. Иными словами, если Основы гражданского законодательства определили принципиальный подход законодателя к регулированию авторско-правовых отношений, то Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах» впервые подробно регламентировал все основные их аспекты с учетом гарантий, которые обеспечиваются Бернской конвенцией об охране литературных и художественных произведений. Что касается отношений, связанных со смежными правами, то их развернутое правовое регулирование вообще дано впервые в истории российского законодательства. При этом безусловным достоинством Закона является то, что подавляющая часть его норм рассчитана на прямое применение. Напротив, число бланкетных (отсылочных) норм, чрезмерным количеством которых характеризовались ранее действовавшие акты по авторскому праву, в Законе весьма невелико.

Далее, характерной чертой Закона является его рыночная направленность. Закон значительно расширяет возможности участников авторских и смежных с ними отношений по свободному распоряжению принадлежащими им Правами. Имущественные права авторов стали своеобразным товаром, который может свободно отчуждаться и передаваться на основании гражданско-правовых сделок. Одновременно отменены многие из существовавших ранее в законе гарантий и ограничений, которые были призваны ограждать права создателей творческих произведений. Такой подход, конечно, является достаточно жестким, но он характерен для рыночных отношений, которые внедряются в рассматриваемую сферу.

Наконец, особенностью Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» является изменение некоторых ключевых моментов правового регулирования авторских отношений по сравнению с ранее действовавшим законодательством. Указанные изменения прямо не связаны ни с повышением уровня авторско-правовой охраны, ни с рыночной ориентацией нового Закона, а выражаются лишь в ином юридико-техническом подходе к регулированию некоторых аспектов авторских правоотношений. В качестве примера можно сослаться на отказ законодателя от конструкции авторства юридических лиц на некоторые виды произведений, в частности энциклопедические издания, словари, журналы и т. п., введение понятия коллективного управления имущественными правами и т.д.

Закон, конечно, не свободен от пробелов и недостатков, причем некоторые из них, как, например, отсутствие среди прав автора права на опубликование произведения, достаточно очевидны. Но эти недостатки, которые, следует полагать, будут постепенно устранены, не должны заслонять главного — с принятием этого Закона в России, наконец, создана правовая база для цивилизованного регулирования отношений, связанных с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства.

Наряду с указанным Законом, который имеет общее значение и распространяется на любые произведения науки, литературы и искусства, а также объекты смежных прав, к числу источников авторского права относится Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» от 23 сентября 1992г.[15] Данный Закон имеет более узкий предмет регулирования, так как касается лишь отношений, возникающих в связи с созданием, правовой охраной и использованием программных средств. В ст.2 Закона подчеркивается, что программы для ЭВМ и базы данных относятся к объектам авторского права: программам для ЭВМ предоставляется правовая охрана как произведениям литературы, а базам данных — как сборникам. Распространение на программы для ЭВМ и базы данных авторско-правовой охраны закреплено и ст. 7 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». В главе 5 дипломной работы под индексом 2 приведен пример судейской практики с использованием данного закона.

Принятие закона, специально посвященного регулированию отношений, связанных лишь с одним из объектов авторского права, обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, во внимание принята важная роль, которую играют программные средства в развитии всех современных отраслей науки и техники. Над созданием программных средств работают миллионы людей, а с их использованием в той или иной степени в работе или в быту соприкасается подавляющее большинство граждан. Во-вторых, программы для ЭВМ и базы данных выделяются среди других объектов авторского права формами своего объективного выражения, способами передачи, видами использования и т.д. Указанная их специфика требует более детальной правовой регламентации связанных с ними общественных отношений, которая и обеспечивается специальным законом.

Вместе с тем изучение Закона показывает, что большая часть содержащихся в нем норм полностью или в существенной части совпадает с нормами Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах». Специфика программных средств как особых объектов авторского права отражена лишь в нормах, посвященных отдельным имущественным правам правообладателей, а также правилам регистрации программ для ЭВМ и баз данных в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

К иным нормативным актам того же иерархического уровня законодательства об авторском праве могут быть отнесены и другие акты, имеющие силу закона, например Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I «О средствах массовой информации» с изменениями согласно Федерального закона от 19 июля 2001 г. N 114-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О средствах массовой информации".

Многие нормы этого Закона посвящены регулированию вопросов авторско-правового характера, которые возникают в деятельности органов массовой информации. В частности, в Законе раскрывается понятие выхода в свет продукции средств массовой информации (ст. 27—28), порядок ее распространения (ст. 25), условия использования авторских произведений и писем (ст. 42) и др. Другим примером является Федеральный закон «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» от 17 ноября 2002 г. [16] , в котором авторскому праву на произведения архитектуры посвящена специальная глава (ст. 16 — 19).

Наконец, в авторское законодательство входят отдельные статьи законодательных актов, регулирующих в целом иные общественные отношения. Сюда относится, например, ст. 146 Уголовного кодекса РФ, предусматривающая уголовную ответственность за нарушение авторских и смежных прав, ст. 66 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г., которая гласит, что «правила, установленные настоящей статьей, применяются также при обращении взыскания на причитающиеся должнику вознаграждения за использование автором своего авторского права, права на открытие, изобретение, на которые выданы авторские свидетельства, а также за рационализаторское предложение и промышленный образец, на которые выданы свидетельства»[17] .

Особого внимания, заслуживает вопрос о применении к авторским отношениям норм ГК. Авторское право рассматривается доктриной как составная часть гражданского права, хотя авторские отношения и регулируются специальным законом. Из этого теоретического положения вытекает важный практический вывод, суть которого сводится к тому, что к авторским отношениям применимы все те правила ГК, которые носят общий характер и рассчитаны на регулирование всех гражданско-правовых отношений. В частности, не вызывает сомнений, что на авторские отношения распространяются нормы раздела «Общие положения», которые содержат правила о сделках, право- и дееспособности, средствах и способах защиты нарушенных прав и т. д. К авторскому праву применимы и такие разделы Кодекса, как «Наследственное право» и «Международное частное право». Юридической наукой сделан вывод о том, что к авторским правоотношениям должна полностью применяться и общая часть обязательственного права, если только специальные нормы авторского права прямо не вносят в нее коррективы или если необходимость таких коррективов не вытекает из особенностей авторских правоотношений[18] . Это, в частности, означает, что в соответствии с общими положениями обязательственного права в авторском праве должны трактоваться такие понятия, как убытки, множественность лиц в обязательстве, прекращение обязательств и т. д. Сказанное позволяет сделать вывод, что хотя ГК и не относится непосредственно к источникам авторского права, его правила широко применяются при регулировании авторских отношений. Данный вывод, однако, не распространяется на нормы раздела IV «Авторское право» ГК 1964 г. Нормы указанного раздела, равно как и нормы аналогичного раздела Основ гражданского законодательства 1991 г., которые до принятия Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» были основным источником правового регулирования авторских отношений в нашей стране, в настоящее время утратили свое значение[19] .

Вопрос о том, должен ли новый ГК включать в свой состав подобный раздел, достаточно сложен и вызывает неоднозначную оценку специалистов. При его решении должны быть приняты во внимание следующие соображения. С одной стороны, нужно учитывать, что создание произведений науки, литературы и искусства приводит к возникновению авторских прав, которые являются одними из важнейших гражданских прав. Поэтому в ГК как в акте базисного характера должны быть, безусловно, обозначены значение и место этих прав в системе других гражданских прав, а также отражены хотя бы принципиальные положения, касающиеся их правовой охраны и использования.

С другой стороны, необходимо помнить о том, что ГК не может, да и не призван подменять собой все иные законы, регулирующие гражданские отношения. Он должен выполнять цементирующую роль главенствующего акта системы гражданского законодательства и включать в свой состав такие нормы, которые имеют общее значение. Закрепление в нем специальных правил, посвященных регулированию отдельных аспектов тех или иных отношений во всем их многообразии, не только едва ли возможно, но и вряд ли целесообразно. Поэтому ГК не должен содержать детальной правовой регламентации авторских отношений в том ее виде, в каком ее давал ГК 1964г.

В условиях существования специального закона об авторском праве такое решение вопроса лишь создаст ненужную проблему коллизии рассматриваемых актов. Опыт других стран, имеющих кодифицированное гражданское законодательство, да и история развития отечественного законодательства об авторском праве доказывают предпочтительность регулирования авторских отношений специальным законом.

Помимо законов, источниками авторского права являются подзаконные акты. Основанные на законе и призванные развивать содержащиеся в нем правила, подзаконные акты не совпадают друг с другом по юридической силе, что позволяет провести их дальнейшую дифференциацию. Все они могут быть подразделены на три основные группы: подзаконные акты общего характера, ведомственные нормативные акты и локальные акты.

Общий характер имеют подзаконные акты, изданные органами общей компетенции, либо теми ведомствами, которые наделены правом принимать акты, обязательные для всех лиц, в том числе и которые им прямо не подведомственны.

Прежде всего, к таким актам относятся постановления Правительства РФ. Последним, в частности, приняты: постановление «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» от 21 марта 1994 г. № 218[20] , постановление «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения (постановки)» от 19 мая 2001 г.[21] , Положение о регистрационных сборах за официальную регистрацию программ для ЭВМ, баз данных и топологий интегральных микросхем от 22 августа 2001 г. (с последующими изменениями и дополнениями)[22] , Положение о регистрации кино- и видеофильмов от 28 апреля 2001.[23] и д. р. Наряду с Правительством РФ правом принимать подзаконные акты общего характера в области авторского права пользуются Министерство культуры и массовых коммуникаций, а также некоторые другие органы управления функционального назначения. Ими могут издаваться, обязательные для всех предприятий, учреждений и организаций независимо от их ведомственной подчиненности, а также для граждан нормативные акты по вопросам, отнесенным к их компетенции.

В настоящее время к числу подзаконных актов общего характера относятся также отдельные акты органов государственного управления РФ, например приказ Министерства печати и информации РФ от 28 июля 2003 г. № 127 «0б утверждении перечня выходных сведений, размещаемых в непериодических изданиях»[24] .

Второй уровень подзаконных актов, являющихся источниками авторского права, образуют ведомственные акты в точном смысле этого слова. В рассматриваемой области они издаются в основном теми высшими органами государственного управления, которые руководят организациями, использующими произведения науки, литературы и искусства, например тем же Министерством культуры и массовых коммуникаций. Однако в данном случае это министерство выступает как орган специальной компетенции, и принимаемые им акты носят ведомственный характер, т.е. распространяются лишь на лиц, относящихся к данному ведомству. Ведомственные акты принимаются также теми отраслевыми министерствами, которые имеют в своем подчинении специализированные издательства и иные организации, использующие авторские произведения.

В настоящее время ведомственное законодательство в рассматриваемой области представлено многочисленными актами бывших союзных министерств и ведомств, которые применяются в той мере, в какой они не противоречат принятым в России законам. Например, редакционно-издательский процесс регулируется множеством инструкций, положений, правил и других актов, утвержденных бывшим Госкомиздатом РФ. Ведомственные акты должны основываться на законе и подзаконных актах общего характера и в случае расхождения с ними не подлежат применению, а также могут быть оспорены в судебном порядке. Наконец, третий уровень в иерархии подзаконных актов по авторскому праву составляют локальные акты, которые распространяют свою юридическую силу на лиц, находящихся на территории соответствующей области, края, района и т. д., вопросы собственно авторского права затрагивают сравнительно редко. Обычно они касаются проблем, связанных с проведением творческих конкурсов, организацией вернисажей и выставок, упорядочением реализации произведений изобразительного искусства и т.п.

Внутренние акты организаций, действие которых ограничивается пределами издавших их организаций, представлены индивидуальными уставами и положениями издательств, редакций газет и журналов, киностудий, учебных и научных заведений и т.д., правилами их работы, должностными инструкциями и т.п.

На первый взгляд указанные акты не имеют прямого отношения к регулированию авторских отношений, однако, это обманчивое впечатление. Например, заключая авторский договор с организацией, следует выяснить, имеет ли она право заниматься деятельностью, связанной с использованием произведений. Если таким правом она не обладает, заключенный договор не будет иметь юридической силы со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями.

Кроме того, внутренние акты организаций определяют, например, в каких случаях и в каких пределах произведения их сотрудников должны рассматриваться в качестве выполненных в порядке служебного задания, что оказывает весьма существенное влияние на правовой режим таких произведений и т. д. Все локальные акты, как и акты ведомственного характера, должны соответствовать закону и подзаконным актам общего характера.

Наряду с законами и подзаконными актами источником авторского права является судебная практика, концентрированным выражением которой выступают руководящие постановления и разъяснения Верховного Суда РФ. Указанный орган наделен правом рассматривать материалы обобщения судебной практики и давать руководящие разъяснения судам по вопросам применения авторского законодательства при рассмотрении судебных дел.

Эти руководящие разъяснения уже не связаны непосредственно с решением конкретных авторско-правовых споров, а представляют собой результат обобщения судебной практики. Хотя по своему статусу Верховный Суд РФ должен лишь разъяснять судам, как правильно применять действующие нормы права, на практике им создается немало таких норм, которые не только по внешнему виду, но и по содержанию ничем не отличаются от новых норм права.

Руководящие разъяснения Верховного Суда РФ обязательны для судов, участников процесса и вообще любых лиц, применяющих закон. Если решение по конкретному делу противоречит правилу, сформулированному в руководящем постановлении Верховного Суда РФ, это решение подлежит отмене. Поэтому имеются все основания для того, чтобы отнести руководящие постановления Пленума Верховного Суда РФ к числу источников авторского права. В настоящее время Верховным Судом РФ пока не принято постановлений о практике применения авторского законодательства.

Суды в своей практической деятельности руководствуются постановлением Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из авторских правоотношений» от 18 апреля 1999 г. Важнейшим источником российского авторского права являются международные договоры и соглашения. «Если международным договором, в котором участвует Российская Федерация, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, то применяются правила международного договора»[25] . Такое решение вопроса, содержащееся и в других законодательных актах, посвященных охране иных объектов интеллектуальной собственности, имеет большое практическое значение. Оно означает, что нормы международных договоров РФ имеют преимущество перед внутренним российским законодательством, в связи с чем их роль в регулировании авторских отношений чрезвычайно важна. К числу международных договоров РФ в рассматриваемой области относятся как те из них, что были заключены еще бывшим Советским Союзом, так и те, что подписаны уже Россией как самостоятельным государством. Как известно, СССР с 1968 г. был членом Всемирной организации интеллектуальной собственности[26] , с 1973 г. участвовал во Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952г., а также имел ряд двусторонних соглашений о взаимной охране авторских прав со странами Восточной Европы, Швецией, Австрией, Малагасийской Республикой и некоторыми другими странам[27] . 26 декабря 1991 г. Российская Федерация подтвердила свое участие во всех заключенных СССР в рамках ЮНЕСКО или под ее эгидой конвенциях и соглашениях специальной нотой Министерства иностранных дел, направленной Генеральному директору ЮНЕСКО[28] .

Однако принятие Россией международных обязательств в том виде, в котором они существовали для бывшего СССР, не решило кардинальным образом проблему участия России в международной системе охраны авторских прав, так как в наиболее важных международных соглашениях в рассматриваемой сфере Советский союз не участвовал. Кроме того, распад СССР создал в области охраны авторских прав новые проблемы, которых раньше не существовало. Наиболее актуальной из них стала задача по обеспечению признания и охраны, авторских прав в отношениях между новыми независимыми государствами — бывшими республиками единого СССР. Вначале эту задачу РФ пыталась решить путем заключения двусторонних соглашений с отдельными государствами, однако 24 сентября 1999 г. 11 государствами — бывшими республиками СССР подписано многостороннее Соглашение о сотрудничестве в области охраны авторского права и смежных прав[29] . Данное Соглашение создало правовую базу для охраны прав российских авторов в ближнем зарубежье, равно как и обеспечило охрану прав авторов из этих республик в Российской Федерации.

Решающим шагом по включению России в международную систему охраны авторских прав стало ее присоединение в 1994 г. к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г. (в редакции 1971 г.), Всемирной конвенции б авторском праве 1952 г. (в редакции 1971 г.) и Конвенции об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г[30] . В январе 2003 г. Россия присоединилась к договору ВОИС об авторском праве.

Государственной Думой принята 24 ноября 2006 года и одобрена Советом Федерации 8 декабря 2006 года четвертая часть Гражданского Кодекса в которой более глубоко и расширенно описываются правила гражданских правоотношений в области авторских и смежных прав, патентных и лицензионных прав, и прав на результаты интеллектуальной деятельности и д.р.; вводится в действие с 1 января 2008 г.

3.2. Патентное законодательство

Основным источником патентного права России является Патентный закон РФ от 23 сентября 1992 г[31] . Им регулируются «отношения, возникающие в связи с правовой охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов»[32] . Объединение в одном Законе правовых норм, посвященных трем хотя и схожим, но вполне самостоятельным объектам промышленной собственности, является особенностью российского Патентного закона. Данный опыт можно признать вполне удачным. Четыре пятых норм закона действует в отношении всех трех объектов промышленной собственности. Это позволило в значительной степени сократить объем нормативного материала, устранив его дублирование в различных нормативных актах. Особенности, обусловленные спецификой отдельных объектов охраны, в достаточной степени отражены в нормах, посвященных условиям патентоспособности и оформлению на каждого из них патентных прав. Патентный закон РФ представляет собой комплексный нормативный акт, регулирующий патентные отношения различной отраслевой принадлежности. При этом по сравнению с ранее действовавшим законодательством значительно возрос удельный вес гражданско-правовых норм, которые в настоящее время регулируют практически все ключевые вопросы изобретательской деятельности. Сейчас к их числу могут быть отнесены, к примеру, нормы, регламентирующие подачу и рассмотрение заявок на объекты промышленной собственности, которым ранее традиционно приписывался административно-правовой характер. Как следует из Закона, федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности не пользуется по отношению к заявителям никакими властными полномочиями. Гражданско-правовые начала внедрены и в такую важную сферу, как регулирование отношений между работником и работодателем, возникающих в связи с созданием и использованием служебных разработок (п. 2 ст. 8 Патентного закона РФ), и т.д.

Наряду с гражданско—правовыми Патентным законом РФ регламентируются и некоторые административно-правовые (ст. 26, 33, 34) и процессуальные (ст. 31) отношения, в нем содержатся отсылки к уголовному, налоговому иному законодательству. Патентный закон РФ относительно невелик по объему. В своей первоначальной редакции он состоял всего из 37 статей, что объяснялось несколькими причинами. Прежде всего, сказалось отсутствие опыта патентно-правовой охраны разработок в нашей стране, в силу чего многие вопросы оказались неурегулированными. Далее, для создания полноценного Патентного закона требовалось, конечно, большее время, чем- то, которым располагали его разработчики. Между тем реально складывавшаяся ситуация требовала скорейшего принятия закона, пусть даже не доведенного до полной готовности. Наконец, некоторые наиболее спорные вопросы были сознательно выведены за рамки действия Патентного закона РФ, с тем, чтобы решить их позднее.

Так, Патентный закон РФ в своей первоначальной редакции содержал отсылки к специальным законам, в которых предполагалось урегулировать правовой режим секретных изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, а также разработок, созданных работниками по служебному заданию, определить статус Высшей патентной палаты и др.

Федеральным законом от 7 февраля 2003 г. в Патентный закон РФ были внесены достаточно масштабные изменения и дополнения. Закон пополнился десятью новыми статьями, пять из которых (ст. 30.2—30.6) составили его новый раздел, посвященный особенностям правовой охраны секретных изобретений, а остальные касаются правового режима разработок, созданных при выполнении работ по государственному контракту (ст. 9.1), восстановлению действия патента и праву послепользования (ст. 30.1), международным и евразийским заявкам (ст. 37.1), а также действию евразийского и российского патентов на идентичные изобретения (ст. 37.2). В то же время из Патентного закона исключена ст.9, посвященная Федеральному фонду изобретений России, который так и не был создан. Патентный закон теперь не содержит ссылок к специальным законам, от принятия которых законодатель отказался. Изменениям и дополнениям подверглись также без исключения статьи Патентного закона, большинство из которых изложены в новой редакции. Вместе с тем Федеральный закон от 7 февраля 2003 г. не внес каких-либо кардинальных изменений в решение ключевых вопросов российского патентного права. Сохранился тот же круг охраняемых объектов, принципиально не изменились критерии их охраноспособности, осталась в основном прежней процедура их патентования, мало изменился объем прав патентообладателей и др. Подавляющая часть поправок носит сугубо технический характер либо связана с устранением обнаружившихся при применении Патентного закона пробелов и противоречий. Имеются, конечно, и некоторые более содержательные нововведения, большинство из которых являются оправданными и своевременными.

Оценивая Патентный закон РФ в целом, его следует признать точно прогрессивным и квалифицированно составленным правовым актом. С его принятием возник правовой фундамент воссоздания в России общепринятой системы охраны новых разработок, без которого немыслимо дальнейшее научно-техническое развитие страны в рыночных условиях. Безусловно, и сейчас, уже после внесения в него изменений и дополнений, Патентный закон не свободен от недостатков и пробелов, которые должны последовательно устраняться в ходе его дальнейшего совершенствования. Помимо Патентного закона РФ вопросы, связанные с охраной и использованием объектов промышленной собственности, затрагиваются в ряде других законодательных актов, посвященных в целом регулированию иных общественных отношений. Так, вопросы, связанные с предоставлением авторам и хозяйствующим субъектам, которые используют объекты промышленной собственности, льготных условий налогообложения и кредитования, решаются в законах о налогах и инвестициях и т. д.

Вопрос об отнесении ГК к источникам патентного права решается так же, как и в авторском праве. Хотя ГК в его нынешнем виде источником патентного права не является, закрепленные им правила не должны сбрасываться со счетов при регулировании патентных отношений. В частности, нормы ГК в полной мере применяются к таким практически не урегулированным Патентным законом РФ вопросам, как лицензионные договоры, способы защиты авторских и патентных прав и др.

В соответствии с п. 2 постановления Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 2002 г., данный Закон применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие, т.е. после 14 октября 2002 г.[33] , когда он был официально опубликован. Такой подход является вполне естественным, однако он порождает множество вопросов, связанных с правовым режимом ранее зарегистрированных объектов промышленной собственности, судьбой поданных, но еще не рассмотренных заявок и т.д. В основном эти вопросы решены в названном выше постановлении, которое в связи с этим также является важным источником патентного права. Конкретные вопросы, связанные с переходом от действовавшей ранее системы охраны разработок к патентно-правовой их охране, будут подробно рассмотрены ниже. Здесь же отметим следующее. Признание действия на территории России всех ранее выданных охранных документов РФ на изобретения и промышленные образцы, включая авторские свидетельства и свидетельства, и установление добровольного порядка их обмена на патенты РФ означают, что в РФ в течение достаточно продолжительного времени будет действовать определенная часть выданных в прежние годы авторских свидетельств (свидетельств). Выданные ранее патенты, а также патенты, полученные взамен авторских свидетельств (свидетельств), будут признаваться недействительными на основе процедурных правил, установленных Патентным законом РФ, но с учетом критериев патентоспособности, которые были закреплены прежним законодательством. Эти примеры (а также другие, которые можно было бы привести) показывают, что, хотя основным источником патентного права стал Патентный закон РФ, в целом ряде случаев к отношениям, связанным с охраной и использованием объектов промышленной собственности, будет применяться прежнее законодательство. Поэтому оно также в известном смысле может рассматриваться в качестве источника патентного права.

Важную группу источников патентного права образуют подзаконные акты, принятые в развитие Патентного закона РФ и других законодательных актов. В рассматриваемой области подзаконные акты в основном носят общий характер, т.е. распространяются на всех лиц, так или иначе связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Напротив, ведомственных и локальных актов относительно немного. Среди подзаконных актов общего характера различаются нормативные акты, принятые Правительством РФ, и нормативные акты, принятые федеральным ком исполнительной власти по интеллектуальной собственности.

К компетенции Правительства РФ Патентный закон РФ отнес решение таких важных вопросов, как определение требований, предъявляемых к патентным поверенным (п. 2 ст. 15), установление видов, размера, порядка и сроков уплаты патентных пошлин (ст. 33) и др. Кроме того, в соответствии с постановлением Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона от 23 сентября 2003 г. Правительству РФ поручено подготовить и издать нормативные акты о порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории РФ авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения, о порядке обращения с секретными изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами и компенсации за их засекречивание, о гарантиях прав работающих на государственных предприятиях, в организациях, учреждениях авторов изобретений, полезных моделей и промышленных образцов и др. Некоторые из названных выше актов приняты[34] , надобность в других отпала в связи с внесением в Патентный закон соответствующих изменений.

Большая роль в регулировании патентных отношений отводится актам федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Функции и структура Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам рассмотрены в §2 главы 54. Здесь отметим лишь, что этот орган выполняет в Российской Федерации функции Патентного ведомства РФ, статус и название которого за последние годы менялись несколько раз. До недавнего времени в качестве Патентного ведомства РФ выступало Российское агентство по патентам и товарным знакам (сокр. — Роспатент). Роспатентом изданы многочисленные правила и разъяснения по применению патентного законодательства. Важнейшее практическое значение среди них имеют Правила составления, подачи и рассмотрения заявок на выдачу охранных документов на изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

Помимо правил, касающихся составления и рассмотрения патентных заявок, Патентным ведомством РФ 16 февраля 2003 г. утверждены Правила проведения аттестации и регистрации патентных поверенных[35] , а 25 июня 2003 г. — Правила подачи и рассмотрения ходатайств о прекращении действия на территории РФ авторских свидетельств СССР на изобретения, свидетельств СССР на промышленные образцы, а также патентов СССР, выданных на имя Государственного фонда изобретений СССР, и выдачи патентов РФ на оставшийся срок[36] и др. Что касается разъяснений Патентного закона РФ, то они, принимая во внимание предшествующую практику, могут иметь форму различных инструкций, правил, разъяснений, положений и т. п. Указанные акты, если только при их издании Патентное ведомство не превышает своей компетенции, носят обязательный характер и должны исполняться все, без исключения лицами.

К числу ведомственных подзаконных актов относятся нормативные акты различных министерств и ведомств, посвященные изобретательства, охране и использованию объектов промышленной собственности в соответствующей отрасли народного хозяйства. Количество таких актов, равно как и сфера, их действия, в последнее время значительно уменьшилось в связи с реформой патентного законодательства, а также сокращением отраслевых министерств. Ведомственный характер имеют, однако, и некоторые акты Патентного ведомства РФ, регламентирующие внутреннюю деятельность организаций, которым поручено выполнение отдельных функций, закрепленных законом за Патентным ведомством РФ, в частности Федеральным институтом промышленной собственности.

Локальные подзаконные акты представлены, с одной стороны, нормативными актами местных органов власти и органов местного самоуправления, а с другой — внутриорганизационными учреждений, связанных с охраной и использованием объектов промышленной собственности. Число актов, принятых в рассматриваемой сфере местными органами власти и органов местного самоуправления, крайне ограниченно. В качестве примера можно привести распоряжение Администрации Санкт-Петербурга от 16 августа 2003 т. № 669-ра «О мерах по защите прав объекты интеллектуальной собственности в Санкт-Петербурге», положения о региональных фондах поддержки деятельности изобретателей и новаторов и т. п. Внутриорганизационные нормативные акты, действующие в пределах издавших их организаций, включают индивидуальные уставы (положения) тех юридических лиц, которые занимаются охраной и организацией использования объектов промышленной собственности как одним из основных видов своей уставной деятельности. Сюда же относятся правила их работы, должностные инструкции отдельных работников и т.д. Рассматривая систему подзаконных актов, посвященных охране использованию объектов промышленной собственности, я не могу не затронуть вопроса о судьбе тех многочисленных актов, которые были приняты до вступления в силу Патентного закона РФ. К сожалению, в постановлении Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ» от 23 сентября 1993г., кроме общих указаний Правительству РФ о приведении законодательства в соответствие с вновь принятым Законом, об ничего не говорится. Было бы неверным утверждение о том, все эти акты автоматически утратили силу. Безусловно, такая участь постигла большинство из них. Например, прекратили свое действие все те нормативные акты, которые касались разрешительного порядка патентования объектов промышленной собственности за границей, обмена патентов на авторские свидетельства и др. Некоторые из прежних актов продолжали действовать в той части, в какой они не противоречили принятому Патентному закону, и до того момента, пока они не были заменены другими актами. Наконец, отдельные подзаконные акты, несомненно, подлежат применению и в дальнейшем в связи с тем, что на территории РФ будут действовать те авторские свидетельства, которые их владельцы не обменяют на патенты РФ.

Наряду с законами и подзаконными актами к источникам патентного права относится судебная практика, разумеется, в той ее части, которая имеет нормативное значение. До последнего времени судебная практика по патентным делам была чрезвычайно скупа по ряду объективных и субъективных причин.

Сейчас положение стало меняться, что находит подтверждение в хотя и медленном, но постоянном росте числа судебных споров, связанных с нарушением патентных и изобретательских прав. С принятием Патентного закона РФ патент стал единственной формой охраны прав в отношении изобретений, полезных моделей и промышленных образцов. Появились не только формальные, но и реальные возможности осуществления и реализации, исключительных прав на использование запатентованных объектов, что будет порождать споры. Для представительства и защиты прав и законных интересов изобретений и патентообладателей создан институт патентных поверенных, способный оказать квалифицированную правовую помощь потерпевшим. Все это дает основания считать, что значение судебной патентной практики в системе источников патентного права в ближайшие годы неизмеримо возрастет.

Пока, однако, ни Верховным Судом РФ, ни Высшим Арбитражным Судом РФ еще не приняты какие-либо специальные постановления о практике применения нового патентного законодательства. Суды в практической деятельности руководствуются постановлением Пленума Верховного Суда СССР «О применении судами законодательства, регулирующего отношения, возникающие в связи с открытиями, изобретениями, рационализаторскими предложениями и промышленными образцами» от 15 ноября 1984 г.

Наконец, в системе источников патентного права важное место занимают международные договоры и соглашения. Советский Союз участвовал с 1965г. в Парижской конвенции по охране промышленной собственности, а с 1978 г. — в договоре о патентной кооперации. Кроме того, странами бывшего социалистического лагеря был заключен ряд соглашений, направленных на углубление сотрудничества в области изобретательства. Распад СССР как единого государства создал в рассматриваемой области ту же проблему, что и в сфере авторского права. В отношении себя Российская Федерация решила эту проблему уже 26 декабря 1991 г., официально заявив о том, что «членство СССР в ВОИС и во всех ее органах, а также участие во всех конвенциях, соглашениях и других международно-правовых документах, подписанных в рамках ВОИС или под ее эгидой, продолжается Российской Федерацией». Тем самым обеспечена непрерывность участия нашей страны в универсальных международных соглашениях по охране промышленной собственности. В 1994 г. страны СНГ приняли Евразийскую патентную конвенцию[37] , в соответствии с которой в г. Москве создано Евразийское патентное ведомство, выдающее с 1 января 1996 г. патенты на изобретения, действующие на территории всех государств, участвующих в Конвенции.

Это, однако, не решило всех проблем, возникающих в рассматриваемой сфере в отношениях между бывшими республиками единого СССР. В частности, Конвенция не распространяется на полезные модели и промышленные образцы, не затрагивает вопроса о признании действия на территории независимых государств охранных документов бывшего СССР и т. д. для решения этих и других проблем, которые не удалось урегулировать на многосторонней основе, РФ заключены двусторонние соглашения с рядом стран СНГ.

3.3. Законодательство о средствах индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг)

В настоящее время правовое регулирование отношений, связанных с фирменными наименованиями, товарными знаками, знаками обслуживания и наименованиями места происхождения товаров, осуществляется нормами, содержащимися в ряде законов РФ, актах подзаконного характера, а также международных договорах, в которых участвует Российская Федерация. Специальный закон, посвященный фирменным наименованиям, принятие которого предусмотрено п. 4 ст. 54 ГК, в России пока отсутствует. В ГК имеется около десятка статей, в той или иной степени затрагивающих вопрос о фирменных наименованиях. Центральное место среди них занимает ст. 54 ГК, содержащая ряд нормативных предписаний принципиального характера. Прежде всего, в ней указывается, что «все юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, должны иметь фирменное наименование»[38] . Эта норма позволяет судить о субъектах права на фирму, каковыми являются коммерческие юридические лица, а также констатировать, что право на пользование фирмой одновременно выступает и как обязанность коммерческой организации. Далее, в ст. 54 ГК говорится о том, что «юридическое лицо, фирменное наименование которого зарегистрировано в установленном порядке, имеет исключительное право на его использование»[39] . Данное положение имеет также двойное смысловое значение:

Во-первых, право на фирму признается исключительным (т. е. монопольным) субъективным гражданским правом его обладателя и, во-вторых, фирменное наименование подлежит специальной государственной регистрации, которая осуществляется в установленном порядке. Следующее правило ст. 54 ГК развивает предыдущее положение об исключительном характере права на фирму, поскольку предоставляет фирмовладельцу возможность требовать от любого незаконного пользователя фирменным наименованием прекращения его дальнейшего использования, а также возмещения причиненных таким использованием убытков. Наконец, ст. 54 ГК указывает на то, что «порядок регистрации и использования фирменного наименования определяется специальным законом и иными правовыми актами в соответствии с настоящим Кодексом»[40] . Как видим, ст. 54 ГК решает целый ряд вопросов, определяющих принципиальные моменты правового режима фирменных наименований. Вместе с тем в ней ничего не говорится о самом понятии и структуре фирменного наименования, а также условиях включения в него отдельных обозначений, когда это затрагивает интересы третьих лиц, не раскрывается содержание права на фирму, не указывается на основания и порядок прекращения данного права и т. д. Эти и другие вопросы должны быть решены в специальном законе и иных правовых актах, которые будут приняты в развитие положений, закрепленных в ГК.

Анализ других статей ГК, в которых упоминается о фирменных наименованиях, позволяет подразделить содержащиеся в них нормы на три относительно самостоятельные группы. Одну из них, наибольшую по объему, образуют нормы, содержащие требования к фирменным наименованиям отдельных видов коммерческих организаций. Так, в п. З ст.69 ГК указывается на то, что фирменное наименование полного товарищества должно содержать либо имена (наименования) всех его участников и слова «полное товарищество», либо имя (наименование) одного или нескольких участников с добавлением слов «и компания» и слов «полное товарищество». Аналогичный характер имеют нормы, которые закреплены п. 4 ст. 82, п. 2 ст. 87, п. 2 ст. 95, п. 2 ст. 96, п. 2 ст. 107, п. З ст. 113, п. З ст. 115 ГК и посвящены фирменным наименованиям товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью, акционерного общества и т. д. Поскольку правовое положение некоторых коммерческих организаций, в частности акционерных обществ, определяется наряду с Кодексом специальными законами, последние также включают нормы об их фирменных наименованиях. Во второй группе норм ГК право на фирменное наименование упоминается в связи с его принадлежностью к числу исключительных прав. Так, согласно ст. 138 ГК, раскрывающей понятие интеллектуальной собственности, фирменное наименование выступает в качестве составной части последней со всеми вытекающими отсюда последствиями. В соответствии со ст. 132 ГК право на фирменное наименование входит наряду с другими средствами индивидуализации предприятия в состав предприятия как единого имущественного комплекса.

Наконец, к третьей группе норм ГК, затрагивающих вопросы о фирменных наименованиях, следует отнести те правила, которые посвящены переходу права на фирменное наименование от правообладателя к иным лицам, а также предоставлению права на использование чужого фирменного наименования (ст. 559, 656, 1027, 1032, 1039 и др.). Указанные нормы регламентируют договорные отношения, связанные с продажей и арендой предприятий, а также предоставлением права использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю. Наряду с ГК отдельные правила о фирменных наименованиях содержатся в ряде других законодательных актов. Так, Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» от 22 марта 2001 г[41] . рассматривает использование чужого фирменного наименования в качестве одной из форм недобросовестной конкуренции, которая запрещена законом (ст. 10). Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г[42] . обязывает все торговые предприятия, предприятия бытового и иных видов обслуживания иметь вывеску с указанием фирменного наименования, если оно имеется (ст. 9). Закон РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» не допускает регистрацию в качестве товарных знаков обозначений, воспроизводящих известные на территории РФ фирменные наименования (или их часть), принадлежащие другим лицам.

Иерархическая система законодательства о товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров возглавляется Законом РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 г[43] . (далее — Закон РФ о товарных знаках). Указанный Закон состоит из трех разделов, посвященных соответственно товарным знакам и знакам обслуживания (1), наименованиям мест происхождения товаров (II) и заключительным положениям (III). Основные положения Закона совпадают с общепринятыми в мире правилами охраны данных средств индивидуализации.

Федеральным законом от 11 декабря 2002 г. в Закон о товарных знаках внесены значительные по объему изменения, большинство из которых носит, однако, технический характер и не меняет существа закрепленных Законом конструкций. Вместе с тем Закон пополнился новой главой, посвященной общеизвестным товарным знакам, и избавлен от ряда пробелов и очевидных недостатков, выявившихся в ходе его практического применения.

Из числа других законов, в которых либо просто упоминается о праве на эти объекты промышленной собственности, либо решаются какие-либо частные вопросы их охраны и использования, можно назвать соответствующие нормы ГК (ст. 132, 138, 559, 656, 1027 и др.), Закон РФ «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (ст.10) и д. р. Содержащиеся в названных выше законах положения дополняются подзаконными актами, принятыми в их развитие Правительством РФ, Патентным ведомством РФ, а также некоторыми другими органами государственного управления. Ими более детально регламентируются вопросы составления, подачи и рассмотрения заявок, обжалования принятых по заявкам решений, уплаты патентных пошлин.

Судебная практика по спорам, связанным с использованием фирменных наименований и товарных знаков, в Российской Федерации до самого последнего времени фактически отсутствовала. В этой связи ни Верховным Судом РФ, ни Высшим Арбитражным Судом РФ пока еще не принято руководящих постановлений по данному вопросу. Известный интерес имеют, однако, рекомендации совещаний по судебно-арбитражной практике, а также экспертная практика Патентного ведомства РФ, которые хотя и не являются источниками права, но показывают, как применяются нормы патентного права в реальной жизни. Наконец, важное значение в рассматриваемой области имеют положения международных конвенций, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации. Действия РФ, направленные на признание правопреемства России в отношении международных обязательств Советского Союза, обеспечили участие РФ практически во всех основных международных договорах, прямо посвященных или затрагивающих вопросы международно-правовой охраны средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Российская Федерация в настоящее время участвует в Парижской конвенции по охране промышленной собственности 1883 г., Мадридском соглашении о международной регистрации знаков 1891 г. и Ниццком соглашении о международной классификации товаров услуг для регистрации знаков 1957 г.

Что касается охраны средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции в странах ближнего зарубежья, то пока Российская Федерация не заключила на этот счет каких-либо специальных соглашений. Однако те двусторонние договоры об охране промышленной собственности с бывшими союзными республиками, которые уже подписаны, предусматривают и развитие сотрудничества сторон в рассматриваемой сфере.

3.4. Законодательство об охране нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности

Законодательство, определяющее правовой режим нетрадиционных объектов права интеллектуальной собственности, состоит из ряда относительно самостоятельных образований источников права, содержащих правила каждом из этих объектов интеллектуальной собственности. Основным нормативным актом, раскрывающим понятие и признаки открытия, порядок оформления прав на него, содержание этих прав и иные важнейшие вопросы, продолжает оставаться

В 1978 г. странами — участницами ВОИС принят договор о международной регистрации научных открытий. Договор дает определение научного открытия, указывает на критерии его охраноспособности, вводит международную регистрацию открытий непосредственно Международным бюро ВОИС, а также закрепляет Принцип свободного использования открытий. Однако указанный Договор так и не вступил в законную силу.

Российское законодательство об охране служебной и коммерческой тайны в настоящее время представляет собой совокупность статей, которые содержатся в различных правовых актах, посвященных в целом регулированию иных общественных отношений. Центральной из них является ст. 139 ГК, содержащая определение служебной и коммерческой тайны, раскрывающая условия признания ее самостоятельным объектом правовой охраны и указывающая на основные юридические средства защиты прав ее обладателя. Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» от 25 января 1995 г[44] . хотя и не содержит специальных правил, посвященных охране коммерческой тайны, но включает целый ряд норм, имеющих к ней непосредственное отношение. В частности, в нем раскрывается понятие информационных ресурсов, конфиденциальной информации, защиты информации и т. д.

Трудовой кодекс РФ допускает включение в трудовой договор условия о неразглашении работником сведений, составляющих служебную и коммерческую тайну, ставших известными ему в связи с исполнением своих должностных обязанностей (ст. 57). Налоговый кодекс РФ (часть первая) от 31 июля 1998 г., Законы РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июля 1993 г.[45] , «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» от 11 марта 1992 г., «О таможенном тарифе» от 21 мая 1993 г.[46] и др. содержат специальные статьи, возлагающие на работников соответствующих органов и организаций обязанность по неразглашению сведений, ставших им известными в связи с выполнением служебных обязанностей и составляющих коммерческую тайну предприятий и организаций[47] . Целый ряд подзаконных актов посвящен детализации обязанностей должностных лиц соответствующих органов по сохранению в тайне сведений, полученных при исполнении служебной деятельности[48] .

Основным нормативным актом, посвященным правовой Охране топологий интегральных микросхем, является Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» от 23 сентября 1992 г[49] . В связи с тем, что топология ИМС рассматривается в качестве самостоятельного объекта, отличного от объектов, охраняемых авторским и патентным правом, Закон включает нормы, регулирующие все виды гражданских и иных отношений, возникающих по поводу создания и использования топологий. Данное положение, конечно, не исключает того, что в рассматриваемой сфере могут применяться общие нормы гражданского права, а по вопросам, для которых специфика охраняемого объекта не имеет существенного значения, и некоторые правила авторского и патентного права.

Важное значение для разрешения вопросов, связанных с охраной ранее созданных топологий, имеет постановление Верховного Совета РФ «О порядке введения в действие Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем».

Положения Закона РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем» развиты подзаконными актами, посвященными регистрации топологий, регистрации договоров по поводу топологий, уплате регистрационных сборов и т.д.

Российская Федерация участвует также в подписанном 26 мая 1989 г. в Вашингтоне Договоре об интеллектуальной собственности в отношении интегральных микросхем, который, однако, не вступил в действие.

Правовая охрана селекционных достижений обеспечивается Законом РФ «О селекционных достижениях» от 6 августа 1993 г[50] . Указанный Закон раскрывает понятие, признаки и виды охраняемых законом селекционных достижений, общий порядок оценки их охраноспособности, исключительные права патентообладателей и авторов селекционных достижений, ответственность за их нарушения и т. д. Положения Закона развиты в ряде подзаконных актов, принятых Правительством РФ, Министерством сельского хозяйства и продовольствия РФ и Государственной комиссией РФ по испытанию и охране селекционных достижений.

В 1997 г. Российская Федерация присоединилась к Международной конвенции по охране новых сортов растений от 2 декабря 1961 г. и вступила в Международный союз по охране новых сортов растений, утвержденный этой Конвенцией. Система правового регулирования отношений, возникающих в сфере рационализаторской деятельности, в настоящее время переживает этап существенной перестройки. Постановление Совета Министров РФ «О мерах по развитию изобретательства и рационализаторской деятельности в РФ» от 22 июня 1991 г[51] . знаменовало отход от господствовавшего 60 лет принципа единого государственного регулирования всей совокупности рационализаторских отношений. Предприятиям и организациям предоставлено право самостоятельно определять порядок рассмотрения заявлений на рационализаторские предложения, их внедрения и выплаты авторского вознаграждения и пр. Таким образом, сфера централизованного государственного регулирования рационализаторской деятельности значительно сузилась, так как регламентация целого ряда вопросов должна осуществляться самими предприятиями. В связи с этим действующие нормативные акты, в частности Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г., а также дополняющие и развивающие его подзаконные акты Патентного ведомства СССР утратили в соответствующей части свое обязательное значение. В то же время сохраняют силу те нормы Положения и дополняющих его актов, которые определяют понятие и признаки рационализаторского предложения как особого объекта интеллектуальной собственности.

Глава 4. Защита права интеллектуальной собственности

Под защитой авторских и смежных прав понимается совокупность мер, направленных на восстановление и признание этих прав при их нарушении или оспаривании. Действующее законодательство содержит достаточно подробную регламентацию видов, форм, средств и способов защиты авторских и смежных прав. К сожалению, далеко не все возможности, заложенные в мах права, реализуются на практике. Причинами этого являются и общий низкий уровень правопорядка в стране, и неосведомленность авторов о своих правах и способах их защиты, и отсутствие квалифицированных специалистов, способных оказать авторам правовую помощь, и т. д. в последние годы в России наблюдается рост нарушений авторских и смежных прав, что связано с появлением множества частных издательств, фирм звукозаписи, видеозалов, средств массовой информации. Грубыми нарушителями указанных прав выступают также государственные радиостанции и телеканалы, в бюджетах которых даже не заложены средства, предназначенные на выплату авторского гонорара. Особенно часто и грубо нарушаются права иностранных авторов и организаций, на что, к сожалению, практически не обращают внимания органы власти. В этих условиях знание форм, средств и способов защиты, авторских и смежных прав, которыми могут воспользоваться потерпевшие, оставленные один на один с правонарушителями, приобретает особую актуальность. Субъектами права на защиту являются, прежде всего, сами авторы произведений науки, литературы и искусства, обладатели смежных прав, а также их наследники и иные правопреемники.

При жизни автора, по общему правилу, только он сам или его уполномоченный представитель может выступать с требованием о защите нарушенных или оспариваемых прав. Права на произведения, созданные несколькими соавторами, могут защищаться всеми ими сообща или каждым из них в отдельности. После смерти автора требования, вытекающие из нарушения его авторства, неправильного указания имени автора, неприкосновенности произведения, могут быть заявлены наследниками автора, лицом, на которое автор в завещании возложил охрану своих произведений после смерти, а также авторско-правовой организацией или прокурором. Нарушения, затрагивающие имущественные права наследников, дают последним право на защиту их имущественных интересов. Если автор или его наследники по авторскому договору о передаче исключительных прав переуступили свои права на использование произведения пользователю, защита нарушенных прав соответствии с п. 2 ст. 30 Закона об авторском праве возлагается на последнего. Однако если это лицо не осуществляет защиту нарушенных прав, автор или его наследники могут защищать их сами. При заключении договора о передаче неисключительных право на их защиту сохраняется за автором или его наследниками, если только в самом договоре не предусмотрено иное. Имущественные права авторов и обладателей смежных прав, которые передали полномочия на управление ими специально созданным для этого организациям, защищаются этими организациями.

Нарушителем авторских и смежных прав является любое физическое или юридическое лицо, которое не выполняет требований, установленных действующим авторским законодательством. Нарушение прав может произойти как в рамках авторского или ин го договора, имеющего дело с творческим произведением или объектом смежного права, так и вне рамок заключенных договоров. Если нарушены условия договора о передаче авторских и смежных прав, применяются санкции, предусмотренные договором. При внедоговорном нарушении, а также тогда, когда в договоре не указаны конкретные санкции, потерпевший может воспользоваться теми мерами защиты, которые установлены действующим законодательством.

Защита авторских и смежных прав может осуществляться как в юрисдикционной, так и в неюрисдикционной форме. В рамках юрисдикционной формы, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядки защиты. По общему правилу, защита авторских и смежных прав, а также охраняемых законом интересов их обладателей осуществляется в судебном порядке. В качестве средства защиты выступает иск, т. е. обращенное к суду требование отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей нем обязанности или о признании наличия или отсутствия прав отношения — с другой. Специальным порядком защиты авторских и смежных прав является административный порядок их защиты (ст. 11 ГК). Он применяется в виде исключения из общего правила, т. е. только прямо указанных в законе случаях. В настоящее время в области авторского права таких случаев не предусмотрено. Однако потерпевший может по своему усмотрению обратиться за защитой с их нарушенных прав в вышестоящий орган ответчика (если та вой имеется), в творческий союз или в антимонопольный орган. Средством защиты в данном случае является не иск, а жалоба, порядок подачи и рассмотрения которой регламентированы административным законодательством.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите авторских и смежных прав, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным или иным компетентным органам. В рассматриваемой области спектр неюрисдикционных мер защиты достаточно узок и, по сути, сводится к возможности отказа совершать определенные действия в интересах неисправного контрагента, например, отказаться от внесения в произведение изменений и дополнений, не предусмотренных авторским договором, либо от исполнения договора в целом, например, в случае его недействительности. Наибольшую практическую значимость среди форм и видов защиты имеет гражданско-правовая защита авторских и смежных прав, реализуемая в рамках юрисдикционной формы. Она обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты.

Под способами защиты авторских и смежных прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя. Закон об авторском праве предоставляет потерпевшим достаточно большой выбор способов защиты. Помимо указанных в ст. 49 Закона об авторском праве способов защиты потерпевшие могут воспользоваться и другими мерами, которые названы ст.12ГК. Кроме того, к нарушителям авторских и смежных прав могут быть применены некоторые дополнительные санкции, которые носят не гражданско-правовой, а административный характер. Так, согласно п. 2 ст. 49 Закона об авторском праве помимо возмещения убытков, взыскания незаконно полученного дохода или выплаты компенсации в твердой сумме суд или арбитражный суд взыскивает с нарушителя штраф в размере 10% от суммы, присужденной в пользу истца. Контрафактные экземпляры произведений или фонограмм подлежат обязательной конфискации и уничтожению, за исключением случаев их передачи обладателю авторских или смежных прав по его просьбе. По решению суда могут быть конфискованы также материалы и оборудование, которые использовались для изготовления и воспроизведения контрафактных экземпляров произведения или фонограмм. Как правило, потерпевший может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права либо прямо определен специальной нормой Закона, либо вытекает из характера нарушенного права и совершенного нарушения. Так, например, если при опубликовании произведения искажено имя его автора, он может требовать лишь внесения соответствующих исправлений. Чаще, однако, обладателю нарушенного права предоставляется возможность выбора среди допустимых способов защиты. Обратимся к их краткому анализу.

Необходимость в применении такого способа защиты, как признание авторского или смежного права, возникает тогда, когда наличие у лица данного права подвергается сомнению, авторское или смежное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Неопределенность существования авторского или смежного права зачастую приводит к невозможности его использования или, по крайней мере, затрудняет такое использование. Например, если произведение опубликовано автором анонимно или под псевдонимом, может возникнуть необходимость подтверждения в судебном порядке авторства на это произведение, без чего невозможно ни передать права на использование: произведения, ни защитить их в случае нарушения. Признание права авторства как раз и является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания условий для реализации иных прав и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих их нормальному осуществлению. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, применяется в тех случаях, когда авторское или смежное право в результате нарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения. Например, автор, обнаруживший, что в ходе подготовки его произведения к опубликованию или в процессе его использования в него внесены не согласованные с ним изменения, может потребовать восстановления произведения в его первоначальном виде.

В тех случаях, когда произведение уже обнародовано, восстановить нарушенные авторские права в полном объеме уже невозможно. Однако для защиты своих нарушенных интересов и частичного восстановления, прав автор может потребовать публикации сведений о допущенном нарушении.

Пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, как и признание права, может применяться в сочетании с другими способами защиты, например взысканием убытков, или иметь самостоятельное значение. Так, в случае бездоговорного использования произведения его автор может потребовать как запрещения его дальнейшего использования, так и возмещения убытков, которые им понесены в связи с таким использованием. Однако интерес автора может выражаться и в том, чтобы лишь прекратить (пресечь) нарушение его прав на будущее время или устранить угрозу их нарушения.

Типичными примерами реализации данного способа защиты являются наложение запрета на выпуск произведения в свет, запрещение дальнейшего распространения произведения, запрет на использование перевода или переработки и т. п. Возмещение убытков, взыскание с нарушителя незаконно полученного дохода или выплата им компенсации в твердой сумме представляют собой один из наиболее действенных способов защиты авторских и смежных прав. В данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ним лишь косвенным образом (взыскание незаконного дохода), либо вообще относительно независима от него (выплата компенсации). В соответствии с п. 1 ст. 49 Закона об авторском праве основной формой компенсации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убытков. Убытки взыскиваются в полном объеме, т.е. и в виде реального ущерба, и в виде упущенной выгоды. Примером реального ущерба являются расходы, затраченные потерпевшим на устранение искажений произведения или на восстановление материального носителя, который поврежден или уничтожен нарушителем авторских прав. Упущенной выгодой выступают те не полученные потерпевшим доходы, которые он мог бы получить при нормальном осуществлении своего авторского или смежного права. Поскольку доказать наличие убытков и обосновать их размер, особенно в части упущенной выгоды, бывает не всегда просто, закон предоставляет потерпевшим возможность компенсировать понесенные ими убытки двумя другими, более простыми способами. Во-первых, они могут взыскать с нарушителя в свою пользу весь доход, полученный последним вследствие нарушения авторских и смежных прав. В данном случае ответственность нарушителя существенно повышается, так как речь идет о всем его незаконном доходе, а не только о полученной им прибыли. Напротив, положение потерпевшего облегчается, поскольку доказать размер дохода нарушителя, по общему правилу, гораздо проще, чем обосновать свою упущенную выгоду. В частности, это может быть сделано расчетным путем, исходя, например, из объема тиража и стоимости одного экземпляра произведения или фонограммы.

Во-вторых, обладатели нарушенных авторских или смежных прав могут поступить еще проще, потребовав от нарушителя выплаты компенсации в твердой сумме. Размер компенсации определяется судом на основании иска потерпевшего в сумме от 10 до 50 000 минимальных размеров оплаты труда, устанавливаемых законодательством РФ. При определении конкретного размера компенсации судом должны учитываться предполагаемый размер убытков потерпевшего, размер извлеченных нарушителем доходов, степень его вины и иные факторы. Наряду с применением одного из рассмотренных способов защиты, выбор, которого осуществляется самим потерпевшим, он вправе потребовать от виновного нарушителя компенсации причиненного морального вреда. Правовым основанием для этого служат ст. 151, 1099-1101 ГК, которые при наличии предусмотренных в них условий, в частности нарушения личных неимущественных прав авторов и исполнителей, применяются и в рассматриваемой сфере. Рассмотренные способы защиты прав авторов и обладателей, смежных прав являются лишь основными и не исчерпывают собой всех возможных мер, которыми могут воспользоваться потерпевшие.

Под защитой прав и законных интересов изобретателей и патентообладателей понимаются предусмотренные законом меры по их признанию и восстановлению, пресечению правонарушений, применению к нарушителям мер ответственности, а также сам механизм практической реализации этих мер. В качестве субъектов права на защиту выступают авторы разработок, патентообладатели, владельцы лицензий и их правопреемники.

Защита прав на объекты промышленной собственности осуществляется путем использования предусмотренных законом форм, средств и способов защиты. В рассматриваемой сфере защита прав производится в основном в юрисдикционной форме, т. е. путем обращения к специальным юридическим органам. Она, в свою очередь охватывает судебный и административный порядки реализации предусмотренных законом мер защиты.

Административный порядок защиты состоит в подаче заинтересованными лицами возражений в Палату по патентным спорам федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности. Порядок подачи и рассмотрения Палатой возражений устанавливается федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности. В основных чертах он совпадает с процедурой судебного обжалования.

Возражение должно относиться к одной заявке или одному патенту должно быть подано в течение установленных законом сроков оплачен специальной пошлиной. Палата по патентным спорам формирует для рассмотрения возражения специальную коллегию в составе не менее трех экспертов. Решение коллегии, принятое по возражению, утверждается руководителем федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности и может быть обжаловано в суде.

Все остальные изобретательские и патентные споры разрешаются непосредственно в судебном порядке. В частности, суды рассматривают споры об авторстве на разработки; об установлении патентообладателя; о нарушении исключительных прав патентообладателя; о заключении и исполнении лицензионных договоров; о праве преждепользования и послепользования; о выплате вознаграждения автору разработки и т.д.

Защита прав авторов и патентообладателей осуществляется с помощью предусмотренных действующим законодательством способов. К сожалению, в самом Патентном законе РФ о способах защиты нарушенных прав авторов и патентообладателей ничего не говориться, в связи, с чем приходится исходить из того арсенала средств и способов защиты, который закреплен в главе 2 ГК. Право создателей изобретений полезных моделей и промышленных образцов на получение патента может быть нарушено любым лицом, притязающим на приобретение прав патентообладателя без достаточных к тому оснований. Так, заявка на выдачу патента может быть подана лицом, к которому стал известен творческий замысел автора и который выдает его за собственную разработку.

Независимо от того, когда обнаружен данный факт — до уже после выдачи патента, средством защиты является предъявление иска в суд либо о пресечении незаконных действий лица, претендующего на получение патента, либо о признании выданного патента недействительным.

Нарушение права авторства выражается в присвоении результата чужого творческого труда и попытке выдать его за собственную разработку. Чаще всего на практике право авторства нарушается при создании разработки усилиями нескольких лиц. Исключение из числа соавторов лиц, принимавших творческое участие в работе над объектом промышленной собственности, или, напротив, включение в авторский коллектив лиц, оказавших лишь техническое содействие, являются наиболее типичными видами нарушений права авторства.

Гражданско-правовая защита рассматриваемого права осуществляется путем иска о признании права авторства либо, напротив, иска об исключении конкретных лиц из числа соавторов. Право на авторское имя может быть нарушено прежде всего тем неуказания имени действительного разработчика в опубликованных сведениях о разработке, других официальных и неофициальных публикациях, в которых говорится о созданной разработке. Если автор, наоборот, отказался быть упомянутым в качестве такового в публикуемых сведениях о заявке, нарушением публикация его имени.

Способом защиты права на имя выступает требование о восстановлении нарушенного права, в частности о внесении исправлений в сделанную публикацию.

Право автора на получение вознаграждения от работодателя, а иногда и от иных пользователей разработки нарушается тогда, когда соответствующее вознаграждение автору не выплачивается либо выплачивается в неполном объеме или несвоевременно. В этих случаях автор может обратиться в суд с требованием о принудительном взыскании с обязанных лиц причитающегося вознаграждения. За несвоевременную выплату вознаграждения в пользу автора может быть взыскана неустойка.

«Любое физическое или юридическое лицо, использующее запатентованные изобретение, полезную модель или промышленный образец без согласия патентообладателя, является нарушителем патентных прав»[52] . В законе названы и наиболее типичные виды нарушений — несанкционированные патентообладателем изготовление, применение, ввоз, предложение к продаже, продажа и иное введение запатентованного продукта в хозяйственный оборот.

Права патентообладателей могут быть нарушены как в рамках заключенных ими лицензионных договоров, так и вне договоров. Нарушение лицензионного договора может состоять в выходе лицензиата за пределы предоставленных ему по договору прав или в невыполнении или ненадлежащем выполнении лежащих на нем обязанностей, например по своевременной и полной уплате вознаграждения.

Способы защиты, которыми располагает патентообладатель (лицензиар), обычно определяются в самом лицензионном договоре или вытекают из общих положений гражданского законодательства. Наиболее распространенными мерами защиты являются взыскание убытков, неустойки, досрочное расторжение лицензионного договора и т. п.

Внедоговорное нарушение патентных прав имеет место при любом несанкционированном использовании разработки третьими лицами. Обязанность доказывания факта нарушения патентных прав возлагается на патентообладателя. Решающее значение при этом имеет установление четких границ действия патента и того, что они нарушены ответчиком.

Нередко нарушители патентных прав, желая замаскировать свои противоправные действия, вносят чисто внешние изменения в заимствованные объекты, в частности производят замену одних Признаков другими. Если такая замена не привносит в объект техники ничего существенно нового, это служит основанием для признания патентных прав нарушенными.

Если факт нарушения патентных прав доказан, патентообладатель вправе применить к нарушителю санкции, предусмотренные действующим законодательством. Самым распространенным способом защиты патентных прав является требование патентообладателя о прекращении нарушения. В частности, решением суда нарушителю может быть предписано прекратить незаконное изготовление запатентованного продукта или производство продукта запатентованным способом. Указанные действия признаются контрафактными и относятся к наиболее грубым нарушениям патентных прав.

С точки зрения юридической сущности рассматриваемая санкция является мерой гражданско-правовой защиты, а не мерой ответственности. Поэтому она в равной мере может быть применена как к виновным, так и к невиновным нарушителям патентных прав.

Другой способ защиты патентных прав — требование о возмещении убытков. В рассматриваемой области убытки патентообладателя чаще всего выражаются в форме упущенной выгоды, что может быть связано с сокращением объемов производства, вынужденным повышением цен и т. п. Опираясь на ст. 15 ГК, патентообладатель вправе требовать присуждения в свою пользу доходов, незаконно полученных нарушителем патентных прав.

Требовать компенсации наряду с этим морального вреда патентообладатель, по общему правилу, не может, если только он является одновременно автором разработки и правонарушением не затронуты его личные права. Однако в целях защиты своей деловой репутации он может настаивать на опубликовании решения суда в средствах массовой информации.

В случае нарушения прав на фирменное наименование, товарный знак или наименование места происхождения товара их обладатели могут добиваться восстановления своих прав, пресечения правонарушений и применения к нарушителям иных предусмотренных законом санкций. Защита указанных прав осуществляется в основном в юрисдикционной форме в рамках административной, гражданской и уголовно-правовой процедур.

Административно-правовая защита нарушенных или оспариваемых прав сводится, во-первых, к возможности подачи возражения против регистрации тона знака или наименования места происхождения товара в Палату по патентным спорам с правом последующего обжалования принятого по возражению решения в суд; во-вторых, к обращению с заявлением о нарушении правил добросовестной конкуренции в территориальный антимонопольный орган; и, наконец, в-третьих, к подаче жалобы в вышестоящий орган организации-нарушителя, если таковой у последней имеется. Общим порядком защиты нарушенных прав на рассматриваемые объекты промышленной собственности является их гражданско-правовая защита, реализуемая в рамках общего, т. е. судебного (искового), порядка.

Способы защиты, т.е. материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя, в основном совпадают и сводятся к следующему. Прежде всего, правообладатели, права которых оспариваются или не признаются третьими лицами, могут требовать официального признания своих прав на соответствующие средства индивидуализации. Такого рода споры обычно возникают на почве реорганизации юридических лиц путем их разделения или выделения. Наиболее распространенным способом защиты, вытекающим из нарушения рассматриваемых прав, является требование о прекращении незаконного использования фирменного наименования, товарного знака или наименования места происхождения товара. К указанному способу защиты близко примыкает требование об удалении с товара или его упаковки незаконно используемого товарного знака (наименования места происхождения товара) или обозначения, сходного с ним до степени смещения. Если сделать это невозможно без причинения существенного вреда товару, то потерпевший вправе требовать уничтожения самого товара.

В тех случаях, когда вследствие незаконного использования чужого средства индивидуализации у его обладателя возникли убытки, он имеет право на их возмещение в полном объеме. Основная трудность здесь заключается в обосновании истцом конкретного размера упущенной им выгоды. «Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы»[53] (ст. 15 ГК). Кроме того, с 2003 г. потерпевшие получили возможность требовать от лица, незаконно использующего товарный знак или наименование места происхождения товара, выплаты денежной компенсации, конкретный размер которой определяется судом в пределах от 1000 до 50 000 МРОТ. В качестве особого способа защиты права на товарный знак и наименование места происхождения товара выделяется опубликование судебного решения в целях восстановления деловой репутации потерпевшего. Такого рода публикация, текст, место и время опубликования которой во избежание дальнейших споров должны быть определены судом, подлежит оплате нарушителем. Названные способы защиты не исчерпывают всех гражданско-правовых средств, с помощью которых обладатели прав на средства индивидуализации могут добиваться их защиты. Наконец, защита прав владельцев товарных знаков и наименований мест происхождения товаров обеспечивается административным и уголовным законодательством (ст. 14.10 КоАП, ст. 180 УК).

Глава 5. Судебная практика

1. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 ноября 2000 г. N КА-А40/5279-00

Закрытое акционерное общество "Медиа-Мост" обратилось в суд с иском к Открытому акционерному обществу "Общественному российскому телевидению " о прекращении действий, нарушающих исключительные права и создающих угрозу их нарушения, путем запрета передачи в эфир на канале ОРТ фильма "Воспоминания о Шерлоке Холмсе".

К участию в деле в качестве 3-х лиц привлечены ГП Киностудия "Ленфильм" и ГП "Гостелерадиофонд".

В обоснование своих требований истец ссылался на то что показ фильма "Воспоминания о Шерлоке Холмсе", содержащий фрагменты телефильмов "Шерлок Холмс и Доктор Ватсон", права на которые переданы истцу по договору с ГП "Киностудия "Ленфильм" от 24.07.98, осуществлен без разрешения истца, что является нарушением его исключительных прав.

ГП "Киностудия "Ленфильм" поддержало требования истца.

Представитель ОАО "ОРТ" и 3-го лицо ГП "Гостелерадиофонд" иск не признали.

Решением от 24.07.2000, оставленным без изменения постановлением от 19 сентября 2000 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N 15-94, требования ЗАО "Медиа-Мост" удовлетворены.

В кассационном порядке состоявшиеся по делу судебные постановления обжалует ОАО "Общественное российское телевидение".

В жалобе ставится вопрос о их отмене и указывается на нарушение судом норм материального и процессуального законодательства.

По мнению заявителя, суд не учел, что ответчик не использовал телевизионные фильмы, обладателем прав на которые считает себя истец.

Заявитель утверждает, что был создан новый фильм, он является оригинальным и в соответствии со ст. 7 Закона "Об авторском праве и смежных правах" охраняется законом как самостоятельное произведение.

В жалобе указывается, что суд не применил ст. 9 упомянутого Закона и не учел, что на новом фильме есть знак охраны авторского права, указан и автор фильма, что фильм "Воспоминания о Шерлоке Холмсе" создан ТОО "Троицкий мост" в 1999 году по заказу ОАО "ОРТ".

В жалобе указывается и на нарушение судом ст.ст. 162, 503, 505 Гражданского кодекса ОСФСР 1964 года и ст.ст. 196, 234 ГК РФ.

В судебном заседании представитель ОАО "ОРТ" поддержал доводы жалобы.

Кассационная инстанция Федерального арбитражного суда Московского округа, выслушав представителей сторон, их доводы и соображения, проверив материалы дела и в порядке ст. 174 АПК РФ правильность применения судом норм материального и процессуального законодательства, находит, что решение и постановление Арбитражного суда г. Москвы по делу N 15-94 подлежат отмене по п. 3 ст. 175 АПК РФ ввиду их недостаточной обоснованности.

Разрешая спор, судебные инстанции пришли к выводу, что показ фильма "Воспоминания о Шерлоке Холмсе" на канале ОРТ, содержащий фрагменты телефильмов, права на которые переданы истцу по договору N 72/98 от 24.07.98, осуществлен без разрешения истца, что является нарушением исключительных авторских прав истца и запретили ответчику показ вышеназванного фильма.

С таким выводом согласиться нельзя, поскольку обстоятельства по делу исследованы недостаточно полно.

Как следует из обстоятельств дела иск был заявлен о прекращении действий, нарушающих право ЗАО "Медиа-Мост" на использование фильмов о Шерлоке Холмсе и Докторе Ватсоне, снятых Киностудией "Ленфильм" по заказу Гостелерадио.

Не признавая иска, ответчик возражал против предъявленных требований по 2 основаниям: что вышеназванные фильмы он не использует. Телефильм "Воспоминания о Шерлоке Холмсе" является новым телевизионным фильмом, созданным ТОО "Троицкий мост" в 1999 г. по заказу ОРТ и Гостелерадиофонда; и что все права на фильмы о Шерлоке Холмсе и Докторе Ватсоне принадлежат Гостелерадиофонду в порядке правопреемства.

По первому возражению суд пришел к выводу, что в новом фильме использованы фрагменты фильмов "Шерлок Холмс и доктор Ватсон", исключительные права на которые принадлежат ЗАО "Медиа-Мост".

Однако суд не учел положение ст. 7 и ст. 9 Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах", согласно которым к объектам авторского права относятся и производные произведения. Они, а также и составные произведения, охраняются авторским правом независимо от того, являются ли объектами авторского права произведения, на которых они основаны или которые они включают.

Не учтено судом и то, что на титрах фильма "Воспоминания о Шерлоке Холмсе" стоит знак охраны авторского права, принадлежащий не истцу, а в титрах проставлены имена авторов нового фильма. Между тем ст. 9 названного Закона именно с этими данными связывает возникновение авторского права и презумпцию права, поскольку авторское право на произведения литературы и искусства возникает в силу факта его создания.

Поскольку эти вопросы судами первой и апелляционной инстанций не исследовались, а кассационная инстанция лишена возможности ответить на доводы жалобы, судебные постановления не могут быть признаны законными.

Не в полном объеме судом проверены возражения ОАО "ОРТ" и 3-его лица "Гостелерадиофонда" о том, что истцу не принадлежат исключительные права на показ фильмов "О Шерлоке Холмсе и Докторе Ватсоне", поскольку обладателем этих прав является не ГП "Киностудия "Ленфильм", а ГП "Гостелерадиофонд".

Так, суд пришел к выводу, что в соответствии со ст .486 ГК РСФСР 1964 года обладателем исключительных прав на указанные фильмы является Киностудия "Ленфильм", их создавшая.

Однако суд не учел, что эти фильмы создавались и финансировались по заказу Гостелерадио. После создания фильмов, не Киностудия, а Гостелерадио, либо Госкино от своего имени, как обладатель исключительных прав представляло эти фильмы за рубежом.

Не учтено судом и то обстоятельство, что приказом по Госкино СССР от 03.05.90 произошло изменение организационной структуры Киностудии "Ленфильм". Из ее состава выделились 6 самостоятельных Киностудий. Кому в момент реорганизации принадлежали права на фильмы "Шерлок Холмс и Доктор Ватсон" и кому они были переданы после реорганизации, судом не выяснено.

Признание за ГП "Киностудия "Ленфильм" исключительных прав на вышеназванные фильмы только на основании ст. 486 ГК РСФСР 1964 года без учета всех обстоятельств и правоотношений, сложившихся в тот период между Госкино, Гостелерадио СССР и Киностудией "Ленфильм", а также требований ст.ст. 162, 196 ГК РФ ошибочно.

При новом рассмотрении суду надлежит учесть изложенное, более полно проверить доводы и соображения сторон и в соответствии с требованиями закона разрешить спор.

Руководствуясь ст.ст. 174-178 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа постановил: решение от 24 июля 200 г. и постановление от 19 сентября 2000 г. Арбитражного суда г. Москвы по делу N 15-94 отменить.

Дело передать на новое рассмотрение в тот же суд по первой инстанции.

2. Решение Арбитражного Суда г. Москвы от 25.09.01 г. N А40-27143/01-27-297

Арбитражный суд, рассмотрев дело по иску Корпорация "Майкрософт" к ООО "Мастерстафф глобал консалтинг" о взыскании 1000000 руб., установил:

Иск заявлен о взыскании 1000000 руб. компенсации за нарушение ответчиком исключительных прав на программные продукты для ЭВМ Microsoft Windows 98, Microsoft Windows NT 4.0, Microsoft Office 97, Microsoft Office 2000.

Ответчик в заседание не явился, о времени и месте заседания уведомлялся по адресу, который соответствует адресу ответчика, указанному в Московском Регистрационном реестре, однако уведомление возвращено без вручения в связи с отсутствием адресата. Поскольку в материалах дела отсутствуют сведения об изменении ответчиком адреса, суд рассматривает спор без участия ответчика в порядке ст.111, 119 АПК РФ.

Изучив материалы дела, выслушав доводы истца, суд установил, что требования заявлены обосновано и подлежат удовлетворению в размере 500000 руб. в связи со следующим.

Истец является обладателем исключительных авторских прав на программы для ЭВМ Microsoft Windows 98, Microsoft Windows NT 4.0, Microsoft Office 97, Microsoft Office 2000. Регистрация указанных произведений осуществлена согласно Закону США "Об авторском праве в Агентстве по авторским правам США", что подтверждено документально.

Программы созданы на территории США и согласно ст.5 Бернской Конвенции об охране литературных и художественных произведений, участниками которой являются Россия и США и п.3 ст.5 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах" произведениям, созданным в США предоставляется такой же режим правовой охраны как и российским объектам авторского права.

Ответчик в своей деятельности незаконно установил и использовал программы истца, что подтверждено в ходе проверки следственными органами при решении вопроса о возбуждении уголовного дела, факт использования установлен в Постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 15.05.01 г. Уголовное дело не возбуждено в связи с отсутствием субъективной стороны состава преступления, предусмотренного ст.146 УК РФ, вместе с тем факт незаконного использования программного продукта подтвержден и сам факт отказа в возбуждении уголовного дела не исключает применения гражданско-правовой ответственности за нарушение исключительных прав правообладателя.

Согласно ст.49 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах", а также ст.18 Закона РФ "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных" за использование программного продукта без установленных законом прав нарушителем подлежит выплата компенсации, которая определяется по усмотрению суда. Минимальным размером компенсации по закону РФ "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных" является 5000 кратный размер минимальной месячной оплаты труда.

Из представленного Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела усматривается, что истцу причинен ущерб в размере 8127 долл. США, что по состоянию на 25.09.01 г. составляет 239096 руб. 34 коп. При решении вопроса об определении размера компенсации суд исходит из принципа соразмерности ответственности последствиям нарушения права, а также учитывая реальный размер убытков причиненных истцу неправомерными действиями ответчика, суд устанавливает размер компенсации подлежащей взысканию в сумме 5000 кратного минимального размера месячной оплаты труда, что составляет 500000 руб.

В соответствии с действующим законодательством с ответчика также взыскивается штраф в доход бюджета РФ в размере 10% от суммы присужденной истцу, т.е. 50000 руб.

Расходы по оплате пошлины возлагаются на ответчика в полном объеме.

Руководствуясь ст.5, 7, 49 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах", ст.18 Закона РФ "О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных", ст.138 ГК РФ, ст.53, 95, 111, 119, 124 - 128 АПК РФ, суд решил:

Взыскать с ООО "Мастерстафф глобал консалтинг" в пользу Корпорации "Майкрософт" 500000 руб. компенсации, а также 16600 руб. расходы по уплате государственной пошлины.

Взыскать с ООО "Мастерстафф глобал консалтинг" в доход бюджета РФ 50000 руб. штрафа.

Заключение

Итак, изучив данную тему, могу сделать следующие выводы: интеллектуальная собственность – это совокупность исключительных прав как личного, так и имущественного характера на результаты интеллектуальной и в первую очередь творческой деятельности, а также на некоторые иные приравненные к ним объекты, конкретный перечень которых устанавливается законодательством соответствующей страны с учетом принятых международных обязательств. Указанную подотрасль российского гражданского права можно подразделить на четыре относительно самостоятельных института: авторское право и смежные права, патентное право, нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности, институт средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг).

Институтом авторского права и смежных прав регулируются отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства, фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного и кабельного вещания. Этот институт должен стимулировать деятельность по созданию произведений науки, литературы и искусства, создает условия для широкого использования произведений в интересах общества. Основной функцией патентного права является охрана технических или художественно-конструкторских решений.

Важнейшим отправным началом патентного права является признание за патентообладателем исключительного права на использование запатентованного объекта. Патентное право предоставляет охрану лишь тем разработкам, которые в официальном порядке признаны патентоспособными изобретениями, полезными моделями и промышленными образцами. В институт нетрадиционных объектов интеллектуальной собственности входит охрана научных открытий, служебной и коммерческой тайны, интегральных микросхем, результатов творческой деятельности селекционеров, рационализаторских предложений и т.п. Институт средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг) имеет дело с так называемой промышленной собственностью, т.е. с исключительными правами, реализуемыми в сфере производства, торгового обращения, оказания услуг.

До недавнего времени этим проблемам в России уделялось очень мало внимания и в законодательстве, и в юридической науке. В условиях гигантского монополизма и господства государственной собственности, с одной стороны, и отсутствия конкуренции и скудости товарного рынка — с другой, забота об индивидуализации производителей и выпускаемых ими товаров была практически ненужной. Следствием этого было крайне незначительное по сравнению с масштабами страны число регистрируемых индивидуальных знаков охраны, отсутствие споров о нарушении прав на них в судебной практике, слабая теоретическая разработка проблем, связанных с фирменными наименованиями, товарными знаками и другими аналогичными объектами промышленной собственности. С переходом к рыночной экономике отношение к указанным объектам стало коренным образом меняться. Рыночный механизм чутко реагирует на реакцию потребителей на производимый товар. Выявленный неудовлетворенный спрос потребителей на тот или иной продукт служит стимулом для развития производства. Имеющийся вакуум быстро заполняется товарами, нужными потребителям.

В этих условиях очень важно обеспечить возможность индивидуализации предлагаемых товаров и услуг, в чем в равной степени заинтересованы и производители, и потребители. Гарантируя права на выступление в хозяйственном обороте под собственным индивидуальным именем, на обозначение производимых товаров и оказываемых услуг определенными символами или наименованиями и обеспечивая их защиту.

Список условных сокращений

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации Часть первая (1994г.)

УК РФ – Уголовный кодекс Российской Федерации (г.)

ФЗ РФ – Федеральный закон Российской Федерации

ГОСТ – Государственный стандарт

ред. - редакция

перер. - переработана

изм. – изменение

доп. – дополнение

М. - Москва

КоАП – Кодекс об административных правонарушениях (2001 г.)

Список литературы

Нормативно-правовые акты:

Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. (Сборник законов РФ. – М.: 2005. С. 10)

Гражданский кодекс Российской Федерации – I часть от 30 ноября 1994 года №51-ФЗ, II часть от 26 1996 года №14-ФЗ, III часть от 26 ноября 2001 года №146-ФЗ. (Сборник законов РФ. – М.: 2004. С. 320)

Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (Полный сборник кодексов Роийской Федерации. – М.: 2005. С. 120-158)

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 26.12.2001 г. (Полный сборник кодексов Роийской Федерации. – М.: 2002. С. 213)

Федеральный закон Российской Федерации «Об исполнительном производстве» от 21.07.1997г. Российская газета. 1998 г. № 4.

Федеральный закон Российской Федерации «Об информации, информатизации и защите информации» от 7 сентября 1995г. (Сборник законов РФ. – М.: 2000. С. 32)

Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 2 июля 2004г. Российская газета. 2004 г. № 38.

Патентный закон российской Федерации от 23.09.92 г. (Сборник законов РФ. – М.: 2000. С. 230)

Закон Российской Федерации «О федеральных органах налоговой полиции» от 26 апреля 1993г. Российская газета. 1993 г. № 17.

Закон Российской Федерации «О таможенном тарифе» от 8 ноября 2005 г. (Основные кодексы и законы РФ. – М.: 2005 г.)

Собрание актов Российской Федерации 2001 г. (Основные кодексы и законы РФ. – М.: 2001 г.)

Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств в Российской Федерации. 2001 г. (Основные кодексы и законы РФ. – М.: 2001 г.).

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2001 г. М.: 2002 г.

Постановление Правительства РФ «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения» от 17.05.1998 г.

Постановление Правительства РФ «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» от 21.03. 1999 г.

Постановление Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона Российской Федерации» от 23.09.1992 г.

Постановление Совета Министров РФ «О порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории РФ авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец, и выплаты их авторам вознаграждения» от 12 июля 1993 г.

Ведомости Российской Федерации. 2002 г. № 32, 2001 г. № 42. 2000 г. № 15.

Патенты и лицензии. 1999 г. № 5.

Государственный стандарт РФ ГОСТ Р 52069.0-2003

"Защита информации. Система стандартов. Основные положения"

Приказ Госстандарта РФ и Государственной технической комиссии при

Президенте РФ от 2 апреля 2002 г. N 81/105

22. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 ноября

2004 г. N 6579/04

Российская газета. 2001 г. № 47.

Специальная литература:

Аварский Н.Т. Гражданское право. М.: ИКС, 2003 г. 452 с.

Алексеева Д.Г., Хоменко Е.Г. Гражданское право. 2-е изд. перер. и доп. М.: Юриспруденция, 2004 г. 223 с.

Богославский М.М. Гражданское право. М.: «Юристь», 2004 год. 418 с.

Бромберг Г.В. Основы патентного дела. - М.: «Экзамен» 223с

Гаврилов Э.П., "Патенты и лицензии", N 4, апрель 2005 г., Авторское право и смежные права во взаимоотношениях России и стран ближнего зарубежья

Гаврилов Э.П. Российское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М., 2004. С.59.М.

Гомола А.И. Право интеллектуальной собственности в современных условиях развития общества. М.: АСАМЕМА, 2003 год. 344 с.

Егоров Н.Д, И.В. Елисеев. Авторское право: учебник. - М.: Проспект, 2006 г. 768 с.

Комментарии судебной практики. Вып./под. ред. К.Б. Ярошенко, В.П. Верин. – М.: Юридическая литература, 2005 г. 312 с.

Комментарии судебно-арбитражной практики. Вып./под. ред. В.Ф. Яковлева. – М.: Юридическая литература, 2004 г. 220 с.

Комментарии к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая/под. ред. Проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина – М. Юрийт, 2004 г. 562 с.

Мейер Д.И. Защита права интеллектуальной собственности. - М.: Проспект 2002 г. Ч.2. 125 с.

Родина Н.В., "Кадровая служба и управление персоналом предприятия", N 3, март 2006 г. Авторское право на служебные произведения

Садиков О.Н. Патентное право России – М.: Юридическая литература, 2003 г. 452 с.

Юрченко А.К. « Охрана интересов граждан в правоотношениях, связанных с творческой деятельностью». М.: ОМЕГА Л, 2004 г. С.204.


[1] Гражданский кодекс РФ, ч. 1, ст. 138.

[2] Основы патентного дела. Бромберг Г.В. - М.: «Экзамен» 223с

[3] Конституция РФ ст. 44

[4] Комментарии к ГК РФ. Часть первая/ под ред. Проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкиной – М.: Юрайт, 2004 год

1 Юрченко А.К. «Охрана интересов граждан в правоотношениях, связанных с творческой деятельностью». С.204.

[6] Гришаев С.П. Авторское право. - Система ГАРАНТ, 2005 г.

[7] Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 ноября 2000 г. N КА-А40/5279-00 (Глава 5 дипломной работы)

[8] Основы патентного дела. Бромберг Г.В. - М.: «Экзамен» 223с

[9] Товарный знак - плохой подарок (Н. Гетьман, "эж-ЮРИСТ", N 38, сентябрь 2006 г.)

[10] Что за "зверь" товарный знак? (Е. Погосян, "Расчет", N 6, июнь 2005 г.)

[11] Товарный знак - реклама? (М.Ю. Бассейн, "Ваш налоговый адвокат", N 3, III квартал 2003 г.)

[12] Авторское право как объект нематериальных активов (Д.О. Колосов, "Бухгалтерский учет", N 18, сентябрь 2005 г.)

[13] Патентно-правовая экспертиза - защита для правообладателей (А. Колмыков, "эж-ЮРИСТ", N 46, ноябрь 2006 г.)

[14] Ведомости РФ. 2003. №32 Ст. 1242.

[15] Ведомости РФ. 2002. № 42. Ст. 2325

[16] Российская газета. 2002. № 47. Ст. 4473.

[17] Комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве». – М.: Издательство РИОР, 2006.

[18] Гаврилов Э.П. Российское авторское право. Основные положения. Тенденции развития. М., 2004. С.59.

[19] Раздел IV Основ гражданского законодательства 1991 г. признан не действующим на территории РФ со дня введения в действие Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах».

[20] Постановление Правительства РФ «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства» от 21 марта1994г. № 218.

[21] Постановление Правительства РФ «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения» от 19.05. 01 г.

[22] Собрание актов РФ. 2004. №34. Ст. 3182.

[23] Собрание актов РФ. 2004. № 18. Ст. 1607.

[24] Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. 2003. № 11. С. 58

[25] Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах».

[26] Указ Президиума Верховного Совета СССР о ратификации Стокгольмского акта Парижской конвенции по охране промышленной собственности и Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 19 сентября 1988 г. // Ведомости СССР. 1988. I 40. Ст. 363.

[27] Сборник нормативных актов. М., 2001. С. 63—80.

[28] Бюллетень по авторскому праву. ЮНЕСКО. №. ХХУII, 1994. № 1. С. 11.

[29] Права на результаты интеллектуальной деятельности: Сборник нормативных актов / Сост. В.А.Дозорцев. М., 2004. С. 318.

[30] Права на результаты интеллектуальной деятельности: Сборник нормативных актов/Сост. В.А.Дозорцев. М., 2004. С 425

[31] Ведомости РФ. 1999. 42. Ст. 2319; СЗ РФ. 2003. № 6. Ст. 505.

[32] Патентный закон РФ ст.1.

[33] Постановление Верховного Совета РФ «О введении в действие Патентного закона РФ»

[34] Положение о патентных поверенных, утв. постановлением Совета Министров РФ от 12 февраля 2003 г. // Патенты и лицензии. 2003. Г 5—6. С. 22—24;

[35] Патенты и лицензии. 2003. № 5—6. С. 27—32.

[36] Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2003. № 9. С. 5; 2004.№ 12. С. 17

[37] Патенты и лицензии. 1994. № 5—б. С. 21.

[38] Комментарий к ГК РФ. Часть первая/под ред. Проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкиной – М.: Юрайт, 2004 год. С.310

[39] Комментарий к ГК РФ. Часть первая/под ред. Проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкиной – М.: Юрайт, 2004 год. С.310

[40] Комментарий к ГК РФ. Часть первая/под ред. Проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкиной – М.: Юрайт, 2004 год. С.310

[41] Ведомости РФ.1999. №16. Ст. 499;

[42] Ведомости РФ. 1999. №15. Ст. 766;

[43] ВедомостиРФ1999.№42.Ст.2322;

[44] Федеральный закон РФ «Об информации, информатизации и защите информации».1995г.

[45] Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции». 1993.

[46] Закон РФ «О таможенном тарифе».1993.

[47] Яковлева В. Ф., Тарасенко К. А. Обсуждение проекта закона «0 коммерческой тайне» // Правоведение. 2000. № 4. С. 177—179.

[48] Постановление Совета Министров — Правительства РФ от 19 апреля 1993 г. «06 утверждении Положения о Федеральной службе России по надзору за страховой деятельностью» // Собрание актов РФ. 1993. № 17. Ст. 1464; Приказ ГКАП РФ от 24 августа 1992 г. №4 185 «06 утверждении Положения о порядке выдачи предписаний ГКАП России и его территориальными управлениями по вопросам о нарушении законодательства о защите прав потребителей» и др.

[49] Ведомости РФ. 1992. № 42. Ст. 2329;

[50] Ведомости РФ. 1993, № 36. Ст. 1436.

[51] Вопросы изобретательства. 2001. №7. С. 5.

[52] Патентный закон РФ ст.14.

[53] Комментарий к ГК РФ. Часть первая/под ред. Проф. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкиной – М.: Юрайт, 2004 г.