регистрация / вход

Основные правовые системы современности

Романо-германская (континентальная) правовая семья. Правовая система Англии, США. Мусульманское право в современном мире.

ÌÎÐÄÎÂÑÊÈÉ ÃÓÌÀÍÈÒÀÐÍÛÉ ÈÍÑÒÈÒÓÒ

КУРСОВАЯ РАБОТА
на тему:
ОСНОВНЫЕ ПРАВОВЫЕ СИСТЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ

Выполнил: Халилова Ю.К.
студент 1-го курса
факультет юридический
специальность юриспруденция
Проверил: Наумова И.А.

Саранск, 1998


СОДЕРЖАНИЕ

Введение

1. Романо-германская (континентальная) правовая семья ......................................................

1.1. История создания романо-германской (континентальной) семьи....................................

1.2. Общая характеристика современного континентального права......................................

2. Англосаксонская правовая семья .............................................................................................

2.1. Правовая система Англии.....................................................................................................

2.2. Правовая система США........................................................................................................

3. Мусульманская правовая семья ..............................................................................................

3.1. Исторические корни мусульманского права....................................................................

3.2. Мусульманское право в современном мире......................................................................

4. Индусское право ......................................................................................................................

5. Обычное право Африки ..........................................................................................................

Заключение

История и современный мир характеризуются многообразием право­вых систем государств различных типов, форм, режимов.

Национальных правовых систем, как и государств, в современном мире много. Но все они могут быть объединены в определенные правовые семьи. Сравнительная характеристика правовой системы нашей планеты, анализ особенностей основных правовых семей, существующих на земном шаре, дает базу для установления общих закономерностей и тенденций развития права.

Профессор С.С. Алексеев выделяет четыре основных семьи нацио­нальных систем (регионов) права: романо-германское право, англосак­сонское общее право, религиозно-общинные (неотдифференцированные) юридические системы ряда стран Азии и Африки, заидеологизированные правовые системы при авторитарных политических режимах. Он считает, что на особенности правовых систем, быть может, не меньшее значение, чем экономический базис (собственность), влияет политический режим, прежде всего в зависимости от того, относится ли он к демократиче­скому или же авторитарному. Одна из групп правовых систем (четвертая) потому и обособляется, что исходным систематизирующим фактором в ней оказывается заидеологизированный авторитарный полити­ческий режим. [1]

Другие авторы выделяют пять основных правовых систем: романо-германская (континентальная) правовая семья, англосаксонская право­вая семья, мусульманская правовая семья, индусское право, обычное право Африки. [3]

Существенное значение имеет понятие “семья правовых систем”. В пределах одной или разных исторических эпох национальные правовые системы нередко специфичны со стороны своего юридического содержа­ния. Это и позволяет рассматривать ту или иную группу правовых сис­тем в качестве некоторого единства — семьи. Наиболее важной чертой, выделяющей группу систем с юридической стороны, является свойствен­ное ей построение трех ее основных компонентов — права как системы юридических норм, практики, правовой идеологии, — обусловленное осо­бенностями способа правообразования, историческими условиями.

Если ранее в советской юридической науке понятие “семья право­вых систем” рассматривалось как вторичное, вспомогательное (после понятия “исторический тип”) основание для подразделения национальных правовых систем на группы, то ныне ему придано более высокое значе­ние. Ибо как раз в юридических особенностях права в немалой мере объективируются его черты как явления цивилизации и культуры. [1]

1. Романо-германская (континентальная) правовая семья

1.1. История создания романо-германской (континентальной) семьи

К романо-германской семье относятся правовые системы, возникшие первоначально в континентальной Европе на основе древнеримского права, а также канонических и местных правовых обычаев. Они как бы продолжают римское право, являются результатом его эволюции и при­способления к новым условиям. Господствующая роль в таких системах принадлежит закону и в первую очередь кодексу.

Романо-германская правовая семья, существовавшая первоначально в странах континентальной Европы, затем распространилась на всю Ла­тинскую Америку, значительную часть Африки, страны Востока, Японию. Этот процесс объясняется как колонизаторской деятельностью многих европейских стран, так и высоким уровнем кодификации в этих странах в XIX в., которую можно было использовать как образец для создания собственного права.

История создания и развития континентальной правовой семьи до­вольно длительна. Она сложилась на основе изучения римского права в итальянских, французских и германских университетах, создавших в XII-XVI вв. на базе Свода законов Юстиниана общую для многих евро­пейских стран юридическую науку.

Постепенно основные нормы римского права начинают восприни­маться законодателем. В условиях господства в феодальной Европе на­турального хозяйства, отсутствия товарного производства и рынка не было нужды в такого рода нормах. Однако по мере роста капиталистиче­ских отношений, развития товарного обмена тщательно разработанное римское право, рассчитанное на общество, где доминирует частная соб­ственность, все больше использовалось нарождающейся буржуазией.

Буржуазные революции коренным образом изменили природу права, отменили феодальные юридические институты, превратили закон в основ­ной источник романо-германского права.

Кодификация завершает формирование романо-германской правовой семьи как целостного явления. Во Франции в 1804 г., в Германии в 1896 г., в Швейцарии в 1881-1907 гг. были приняты гражданские ко­дексы. В течение XIX в. были приняты и другие кодексы в большинстве стран европейского континента. Самой значительной была роль француз­ской кодификации, особенно гражданского кодекса (кодекса Наполеона), оказавшей заметное влияние на процесс утверждения принципов права во многих государствах Европы и за ее пределами.

Романо-германское право (национальные правовые системы Франции, ФРГ, Италии, Испании и др.) — семья правовых систем, характеризуемая таким высоким уровнем нормативных обобщений, который достигается при помощи кодифицированных актов законодательных или иных правотворче­ских органов и выражен в абстрактно формулируемых нормах, в формиро­вании логически завершенной структурно замкнутой (“закрытой”) норма­тивной системы. В соответствии с этим правовые системы данной группы имеют облик нормативно-законодательных и в массовом правосознании воспринимаются в качестве таких, где право выступает преимущественно в виде “закона”. [1]

1.2. Общая характеристика современного континентального права

Во всех странах романо-германской семьи есть писаные конститу­ции, за нормами которых признается высший юридический авторитет, вы­ражающийся в том числе и в установлении большинством государств су­дебного контроля за конституционностью обычных законов.

В большинстве стран приняты и действуют гражданские (либо граж­данские и торговые), уголовные, гражданско-процессуальные, уголовно-процессуальные и некоторые другие кодексы. Весьма разветвлена сис­тема текущих законов, регулирующих все важнейшие сферы общественных отношений. Среди источников романо-германского права велика (и все более возрастает) роль подзаконных актов: регламентов, администра­тивных циркуляров, декретов министров и др. В них формируются нормы, принятые во исполнение законов. Кроме того, в случае необходимости административные органы осуществляют самостоятельную регламентацию отношений; для ее осуществления законодатель предоставляет им соот­ветствующие полномочия (делегированное законодательство).

Таким образом, право стран романо-германской семьи характеризу­ется единой схемой иерархической системы источников права. Что каса­ется обычая, то за редкими исключениями он потерял характер само­стоятельного источника права.

Определенное, хотя и довольно скромное значение придается в континентальном праве судебной практике. Право включает в себя не только правовые нормы, сформулированные законодателем, но и их тол­кование судьями. Французский исследователь правовых систем современ­ности Р. Давид говорит о так называемых “вторичных правовых нормах”, создаваемых судьями, о том что содержание положений закона истолко­вывается в том смысле, который в наибольшей степени отвечает требо­ваниям справедливости в момент применения закона [3]. Любое судебное решение, основанное, например, на аналогии закона или на общих прин­ципах, может восприниматься другими судами после прохождения решения через кассационную инстанцию как фактический прецедент.

Существенную роль при отправлении правосудия играют и зафикси­рованные в законе общие принципы права, которые также могут быть в определенных условиях основанием для решения дел. Например, в пуб­личном праве Франции возможно обращение к общим принципам админист­ративного права. Федеральный верховный суд и Федеральный конституци­онный суд ФРГ в целой серии своих решений объявили, что конституци­онное право не ограничено текстом Основного закона, а включает “некоторые общие принципы, которые законодатель не конкретизировал в позитивной норме”.

С развитием интернациональных связей большое значение для сис­тем права отдельных стран приобретает международное право. В некото­рых государствах международным договорам придается большая юридиче­ская сила, чем внутренним законам. Конституция ФРГ 1949 г., напри­мер, устанавливает, что “общие нормы международного права” имеют преимущество перед законами и непосредственно порождают права и обя­занности для жителей федеральной территории (ст. 25). [4]

Во всех странах романо-германской семьи признается деление права на публичное и частное. Такое деление в определенной степени потеряло за последнее время то значение, которое имело на первых этапах развития континентального права, но тем не менее все еще ос­тается важной характеристикой структуры современных национальных правовых систем. В общем виде к публичному праву относятся отрасли и институты, определяющие статус и порядок деятельности государствен­ных органов, и отношения индивида с государством, а к частному — от­расли и институты, регулирующие отношения индивидов и юридических лиц (организаций, предприятий, фирм, кооперативов и др.) как равно­правных партнеров. Обычно к публичному праву относят такие отрасли, как конституционное, административное, финансовое, уголовное, уго­ловно-процессуальное, гражданско-процессуальное, международное пуб­личное. Частное право состоит из отраслей: собственно гражданское, включающее в себя и семейное, торговое, авторское, международное ча­стное.

Некоторые отрасли доктрина права относит к так называемым “смешанным правам”, где нормы публичного и частного права тесно пе­реплетаются. Это трудовое, сельскохозяйственное, морское, воздушное и некоторые другие отрасли.

Стирание в современный период границы между публичным и частным правом связано в первую очередь с усилением государственного вмеша­тельства в сферу экономики. Все большая административно-правовая ак­тивность, обусловленная расширением социальной деятельности государ­ства в сфере защиты прав трудящихся, социального обеспечения, регу­лирования цен, здравоохранения и т.д., затронула такие отношения, которые ранее находились в исключительном ведении частного права. Произошло вторжение государства в сферу договоров — ранее “вотчину” частного права. Появился институт обязательного договора, заключен­ного по предписанию государственных органов. Условия обычного дого­вора также могут в ряде случаев устанавливаться и предписываться ад­министративным актом, как в случае установления цен и квот. Если до­бавить, что частное предпринимательство, профессиональная и торговая деятельность подчинены многочисленным административным установле­ниям, регулирующим торговлю, здравоохранение, социальное обеспече­ние, государственную безопасность, то можно получить представление о масштабах “экспансии” публичного права в области, которая ранее счи­талась неприкосновенной зоной частного права.

Одновременно можно наметить и другую, противоположную тенден­цию, порожденную расширением круга государственных обязанностей, особенно в сфере социальных и коммунальных услуг, — применение ин­ститутов и средств частного права для выполнения публично-правовых действий. Об этом свидетельствует деятельность разного рода промыш­ленно-торговых образований государственного характера, в частности, национализируемых предприятий.

Внутри романо-германской правовой семьи выделяют две правовые группы: романскую, опирающуюся в первую очередь на право Франции и включающую в себя также правовые системы Бельгии, Люксембурга, Гол­ландии, Италии, Португалии, Испании, и германскую, объединяющую на­ряду с ФРГ правовые системы Австрии, Швейцарии и некоторых других стран.

2. Англосаксонская правовая семья

Англосаксонское общее право (национальные правовые системы Анг­лии, США, ряда других стран), если рассматривать его в чистом виде, — самобытная семья правовых систем. Оно характеризуется тем, что юридическое регулирование строится, обобщенно говоря, на юридической практике, на “праве судей”, а точнее, на прецедентах — судебных ре­шениях, юридическую суть, логическо-юридические принципы которых суды обязаны применять при рассмотрении аналогичных жизненных про­блем; повышенное значение придано процедурно-процессуальным прави­лам; правовая система выражена не в абстрактно формулируемых нормах — обобщениях высокого уровня, не в структурно-сложном, логически замкнутом построении. Она носит характер “открытой” системы методов решения юридически значимых проблем. В соответствии с этим правовые системы данной группы имеют облик нормативно-судебных и в массовом правосознании воспринимаются в качестве таких, где во многих случаях на первое место выступает “субъективное право”, защищаемое судом. [1]

2.1. Правовая система Англии.

Эта система развивалась автономно, и связь с европейским конти­нентом не оказала на нее существенного влияния. Английские юристы любят подчеркивать историческую самобытность и преемственность сво­его права.

В первую группу английского права, наряду с Англией, Северная Ирландия, Канада, Австралия, Новая Зеландия, бывшие колонии Британ­ской империи (в настоящее время тридцать шесть стран являются чле­нами Содружества). Сегодня почти треть населения мира живет в значи­тельной мере по принципам, сформулированным в английском праве.

Ко второй группе относится США. Имея своим источником англий­ское общее право, в настоящее время в этой стране право является практически самостоятельным.

Сегодня английское право традиционно продолжает оставаться в основном судебным, разрабатываемым судьями в процессе рассмотрения конкретных дел. Такой подход делает нормы общего права более гибкими и менее абстрактными, чем нормы права романо-германских систем, но одновременно придает праву большую казуистичность и меньшую опреде­ленность.

В английском праве отсутствует деление на публичное и частное. В нем значительно в меньшей степени восприняты категории и понятия римского права. Нет в Англии и кодексов европейского типа.

Отрасли английского права выражены не столь четко, как в конти­нентальных правовых системах, и проблемам их классификации и на практике, и в научных доктринах уделяется несравненно меньше внима­ния. Дело в том, что суды в Англии имеют общую юрисдикцию и рассмат­ривают разные категории дел: и гражданские, и торговые, и уголовные, и др.

При рассмотрении дела английский судья должен выяснить, не было ли аналогичное дело рассмотрено ранее, и в случае положительного от­вета руководствоваться уже имеющимся решением. Степень обязательно­сти прецедента зависит от места в судебной иерархии суда, рассматри­вающего дело, и суда, чье решение может стать при этом прецедентом. Так, решения высшей судебной инстанции — палаты лордов — обязательны для всех судов. Апелляционный суд, состоящий из гражданского и уго­ловного отделений, обязан соблюдать прецеденты палаты лордов и свои собственные, а его решения обязательны для всех нижестоящих судов. Высокий суд (все его отделения, включая и апелляционные) связан пре­цедентами обеих вышестоящих инстанций. Его решения обязательны для всех нижестоящих судов, а также влияют на рассмотрение дел в отделе­ниях Высокого суда, не будучи, однако строго обязательными для них. Окружные и магистратские суды обязаны следовать прецедентам всех вы­шестоящих инстанций, а их собственные решения прецедентами не явля­ются. Не считаются прецедентами и решения Суда короны, созданного в 1871 г. для рассмотрения особо тяжких уголовных преступлений. Таким образом, в английском праве существует огромное количество прецеден­тов, разобраться в которых бывает довольно трудно.

Судебная инстанция не может отказаться от созданного ранее пре­цедента, который подлежит изменению лишь вышестоящей инстанцией или парламентским актом. Однако поскольку полное совпадение обстоя­тельств разных дел случается не так часто, от чего зависит примене­ние той или другой прецедентной нормы. Судья вправе констатировать совпадение обстоятельств и тогда, когда они, на первый взгляд, раз­личаются. Наконец, он вообще может не найти никакого сходства об­стоятельств, и, если вопрос не регламентирован статутным правом, сам создает правовую норму, становится как бы законодателем [3]. Таким образом, пределы усмотрения судьи в английском праве вправе весьма значительны и во многом предопределяют результаты рассмотрения дел.

Большое значение наряду с судебной практикой придается в анг­лийской правовой системе статутному праву (законы и разного рода подзаконные акты, принятые во исполнение закона), причем его роль в последнее время существенно возрастает. Это обусловлено в первую очередь потребностями развития международного экономического и иного сотрудничества. Имеет значение и вступление Великобритании в Евро­пейское экономическое сообщество.

В Англии нет писаной конституции. То, что обычно англичане на­зывают конституцией, — это комплекс норм законодательного и судеб­ного происхождения, призванных ограничивать произвол власти и обес­печивающих права и свободы личности.

Закон по классической английской доктрине играет в правовой системе второстепенную роль, ограничиваясь лишь внесением корректив или дополнений в судебную практику. Однако в наше время закон и ос­нованные на нем подзаконные акты не могут считаться второстепенными: они фактически играют такую же роль, как и аналогичные источники на европейском континенте.

Большим числом действующих законов обусловлена проблема их сис­тематизации. С конца XIX в., в Англии были проведены и продолжают проводиться в настоящее время работы по очистке законодательства от архаичных, фактически не действующих актов, а также по объединению нормативных положений, касающихся одного вопроса, из нескольких за­конов в единый акт. Принят специальный акт о консолидации законов.

Проблема соотношения закона и судебного прецедента в Англии весьма своеобразна. Внешне она решается просто — закон может отме­нить прецедент, а при коллизии закона и прецедента приоритет отда­ется первому. Но при этом необходимо иметь в виду огромную роль су­дебного толкования закона, правило, согласно которому правопримени­тельный орган связан не только самим текстом закона, но и тем толко­ванием, которое дано ему в предшествующих судебных решениях, именуе­мых “прецедентами толкования”. В Англии предпочитают цитировать вме­сто текста закона судебные решения, в которых он применен.

Таким образом, английский суд обладает широкими возможностями усмотрения в отношении законов. Что касается делегированного законо­дательства и простых исполнительных актов, то суд официально имеет право их отмены.

2.2. Правовая система США.

Провозглашение независимости выдвинуло на первый план идею соз­дания самостоятельного американского права, порывающего со своим “английским прошлым”. Принятие федеральной Конституции 1787 г. и конституций штатов, вошедших в состав США, явилось первым и важным шагом на этом пути. В ряде штатов были приняты уголовные, уголовно-процессуальные и гражданско-процессуальные кодексы, запрещены ссылки на английские судебные решения, вынесенные до провозглашения незави­симости. Однако восприятия принципов континентальной правовой сис­темы в праве США не произошло. Лишь некоторые штаты, бывшие ранее французскими и испанскими колониями (Луизиана, Калифорния), приняли кодексы романского типа. Законы большинства штатов прямо оговорили, что общее право является действующим. В целом в США сложилась дуали­стическая система, сходная с английской: прецедентное право во взаи­модействии со статутным при приоритете прецедента.

Как для английского, так и для американского юриста право — это прежде всего судебная практика, а нормы закона входят в систему права лишь после того, как неоднократно будут применены и истолко­ваны судьями. В американских судах обычно ссылаются не на законы, а на судебные решения, где они применены.

Одно из весьма существенных различий между английским и амери­канским правом связано с федеральной структурой США. Компетенция штатов довольно значительна, и в ее пределах они создают свое зако­нодательство и массив прецедентов. По сути в США существует 51 сис­тема права: пятьдесят — в штатах и одна федеральная. При этом, как ни значимо федеральное право, граждане и юристы пользуются в первую очередь правом штатов.

Суды каждого штата осуществляют свою юрисдикцию независимо друг от друга и поэтому совершенно необязательно, чтобы решения, принятые судами одного штата, соответствовали решениям судов других штатов. Нередки случаи, когда суды разных штатов принимают по аналогичным делам несовпадающие, а иногда и прямо противоположные решения.

Весьма различно также и законодательство штатов. Так, в одних установлен режим общности имущества супругов, в других — раздельно­сти, различны основания разводов, меры уголовного наказания за одно и то же деяние и т.д. Все это делает правовую систему США очень сложной и запутанной.

Еще одно отличие права США от английского — это контроль судов над конституционностью законов, то есть Верховный суд США, Верховные суды штатов могут признать соответственно тот или иной федеральный закон либо закон штата неконституционным. Судебные органы федерации и штатов осуществляют также контроль за конституционностью актов применения общего права. Любое судебное решение может быть аннулиро­вано в случае признания его противоречащим конституционной норме. Этот правовой институт весьма важен как средство заставить судебные инстанции уважать основные принципы права и обеспечить тем самым единство правовой системы США [3].

Законодательство в правовой системе США имеет больший удельный вес и более значимо, чем статутное право Англии. Это связано прежде всего с наличием целой системы конституций: федеральной, существую­щей уже более двухсот лет, во многом устаревшей, но все же играющей значительную роль, и разных по возрасту конституций штатов. Кроме того, штаты обладают широкой законодательной компетенцией и активно используют ее. В каждом штате имеется значительный по объему массив своего законодательства.

В законодательстве США встречается и немало кодексов, которых не знает английское право. В нескольких штатах действуют гражданские кодексы, в двадцати пяти штатах — гражданско-процессуальные, во всех штатах — уголовные, в некоторых — уголовно-процессуальные. За исклю­чением Луизианы, где действуют кодексы романского типа, во всех ос­тальных штатах кодексы отнюдь не напоминают европейские. Законода­тель стремится в первую очередь воспроизвести в них прежние нормы, созданные судебной практикой, консолидировать прецеденты, а не соз­дать какие-либо новые нормы.

Особой формой кодификации в США стало создание так называемых единообразных, типовых для штатов законов и кодексов для установле­ния максимального единства в тех отраслях права, где это необходимо. Подготовку проектов таких законов и кодексов осуществляет Общенацио­нальная комиссия представителей всех штатов совместно с Американским институтом права и Американской ассоциацией адвокатов. Для того, чтобы проект стал законом для штата, он должен быть официально им утвержден.

Постоянно возрастающее число законов в США все более остро ста­вит вопрос об их систематизации, приведении в порядок для удобства пользования и применения. Существует ряд сборников, официальных и частных, охватывающих федеральное законодательство или законодатель­ство штатов. Имеется, например, так называемый Кодекс законов США, представляющий собой систематизированное собрание действующих зако­нов федераций.

3. Мусульманская правовая семья

3.1. Исторические корни мусульманского права.

Как система норм, выражающих в религиозной форме волю фео­дально-религиозной знати, санкционируемых и поддерживаемых теократи­ческим мусульманским государством, мусульманское право в своей ос­нове сложилось в эпоху становления феодального общества в Арабском халифате в VII-X вв. и базируется на исламе.

В соответствии с догмами ислама, действующее право пришло от Аллаха, который открыл его человеку через своего пророка Мухаммеда. Мусульманская правовая система берет свое начало в Коране и счита­ется плодом божественных установлений, а не продуктом человеческого разума и социальных условий. Право Аллаха дано человечеству раз и навсегда, поэтому общество должно руководствоваться этим правом, а не создавать свое под влиянием тех или иных условий и обстоятельств. Правда, мусульманская правовая доктрина признает, что божественное откровение нуждается в разъяснении и толковании, на что ушли века кропотливой работы мусульманских юристов. Но эти усилия были направ­лены не на создание права, а лишь на то, чтобы приспособить ниспос­ланное Аллахом право к практическому использованию.

Закон в современном западном понимании как акт, изданный компе­тентной властью, не существует в мусульманском праве. Теоретически только Аллах имеет законодательную власть, а земные правители не об­ладают полномочиями создавать право, законодательствовать. В дейст­вительности единственным реальным источником мусульманского права служат труды древних ученых-юристов.

Мусульманское право — это единая исламская система социально-нормативного регулирования, которая включает как собственно юридиче­ские нормы, так и религиозные и нравственные постулаты, а также обы­чай.

В настоящее время мусульманское право в том или ином объеме действует во многих странах от западной оконечности Африки до тихо­океанских островов. По разным подсчетам, в мире проживает от 750 до 900 млн. человек, исповедующих ислам. Они составляют большинство или значительную часть населения более чем пятидесяти государств.

Коран — собрание изречений Мухаммеда, составленное через не­сколько лет после его смерти, первый источник мусульманского права. Он состоит главным образом из положений нравственного характера, но­сящих слишком общий характер, чтобы иметь точность, конкретность и определенность юридических норм. Коран учит мусульманина, например, выказывать сострадание слабым и неимущим, честно заниматься предпри­нимательством, не предлагать взятки судьям, уклоняться от ростовщи­чества и азартных игр. Однако в Коране не указывается, каковы право­вые санкции за нарушение этих заветов. Содержащиеся в нем правила касаются в основном молитвенных ритуалов, поста и паломничества. Даже в тех случаях, когда Коран затрагивает проблемы права в собст­венном смысле, относящиеся, например, к семейным отношениям, он не предлагает единой системы общих правил, а лишь дает решение несколь­ких вопросов, которыми Мухаммед занимался, будучи судьей.

Вторым по значимости источником права является Сунна — собрание преданий о пророке Мухаммеде, о его бытии и поведении, своего рода итог толкования Корана в первые десятилетия после смерти пророка, отразивший политическую и религиозную борьбу вокруг его наследства.

Третьим источником мусульманского права служит так называемая “иджма” — согласованное заключение древних правоведов, знатоков ис­лама, об обязанностях правоверного, получившее значение юридической истины, извлеченной из Корана или Сунны.

Считается также источником мусульманского права аналогия (кияс) — правила применения к новым сходным случаям предписаний, установ­ленных Кораном, Сунной или иджмой, причем иджма имеет куда более важное значение по сравнению с другими источниками.

Все указанные источники явились результатом деятельности много­численных суннитских и шиитских правовых школ, оказавших огромное влияние на эволюцию мусульманского права.

Вся система норм мусульманского права, основанная на Коране, обычно называется шариатом.

Появление иджмы и кияса обусловлено двумя основными причинами. Во-первых, Коран не был полным сводом юридических норм, а Сунна, на­оборот, представляла собой множество казуистических положений, кото­рые зачастую противоречили друг другу и в которых простые мусульмане и судьи практически не могли самостоятельно разобраться. Во-вторых, в Коране и Сунне не нашли отражения новые отношения, в закреплении которых были заинтересованы господствующие слои общества [3].

Мусульманское право представляет собой яркий пример “права юри­стов”. Оно было создано учеными-богословами. Юридическая наука, а не государство играет роль законодателя, мнение специалиста имеет нор­мативно-обязательное значение. При рассмотрении дела судья никогда не обращается к Корану или Сунне. Вместо этого он ссылается на пра­воведа, авторитет которого общепризнан.

3.2. Мусульманское право в современном мире.

До начала XIX в. социально-экономические условия существования мусульманского мира менялись очень медленно, поэтому шариат, не­смотря на застывшую архаичность его догматов, вполне соответствовал им. Однако с упадком Османской империи на Ближнем Востоке усилилось политическое влияние западно-европейских государств. Лидеры мусуль­манского мира осознали, что для того, чтобы выдержать политическую и экономическую конкуренцию с западными странами, необходима модерни­зация государственного управления и права.

С середины XIX в. начался процесс законодательных реформ. В сферу отношений, ранее традиционно регламентировавшихся мусульман­ским правом, стали вторгаться нормативные источники европейского происхождения. Главным образом этот процесс затронул сферы, в кото­рых конфликт с традиционными исламскими нормами был не слишком ост­рым, в частности, торговое и морское право. Власти Османской империи пошли еще дальше. Была принята так называемая Маждалла (1869-1876 гг.) — закон, состоящий из 1850 статей о собственности и обязатель­ственном праве. Этот закон открыто не порывал с правилами шариата, но они были облечены в форму параграфов в европейском стиле и вве­дены в действие с санкции государства. Он был необходим потому, что светские суды, получившие полномочия на рассмотрение споров о собст­венности и обязательствах, едва ли могли опираться на средневековые мусульманские нормы.

В Британской Индии мусульманское право с течением времени так много заимствовало из общего права, что даже появилась возможность говорить об “англо-магометанском праве”.

В 1876 г. в Египте начал действовать гражданский кодекс, со­ставленный в основном по французскому образцу. Египет перенял также в общих чертах и французский торговый кодекс. Так появилась отрасль торгового права, до того неизвестная в мусульманском праве. И в дру­гих странах Ближнего Востока за исключением Иордании, Кувейта и не­которых других государств Аравийского полуострова были приняты граж­данские кодексы западного образца. Однако они не затрагивали семей­ного права.

Семейное и наследственное право подверглись законодательным ре­формам в ХХ в. Законы о семейном праве были приняты в Египте и Су­дане. В Турции реформа семейного и наследственного права была осуще­ствлена в 1926 г. Порывая с традиционными мусульманскими канонами, новые законы осудили многобрачие, право одностороннего расторжения брака мужем, неравный раздел наследства между сыновьями и дочерьми покойного. Иранский гражданский кодекс, промульгированный в 1927-1935 гг., также явился кодификацией модернизированного мусульман­ского права в сфере семьи и наследования. Кодексы личного статуса были приняты в Сирии, Тунисе, Марокко, Египте, Иордании, Ираке и не­которых других мусульманских странах.

После второй мировой войны законы, регулирующие наследование и семейные отношения, были приняты почти во всех арабских государст­вах.

Проникновение европейского права в мусульманские страны весьма значительно, и этот процесс, связанный с международной интеграцией и экономическим сотрудничеством, в принципе необратим. Значение, сфера действия и удельный вес мусульманского права уменьшилось, а само право, во всяком случае по своей внешней форме, многое восприняло от европейских кодификаций. Однако отмеченную тенденцию не следует пре­увеличивать, особенно в свете активизации ислама, которая за послед­ние годы характеризует политическую жизнь многих государств. Эта ак­тивизация сопровождается в том числе и требованиями отказа от запад­ных правовых моделей, полного восстановления всех норм мусульман­ского права (например, в Иране).

Многие мусульманские государства заявляют в своих конституциях и законах о верности принципам ислама. Есть такие положения, в част­ности, в конституциях Марокко, Туниса, Сирии, Мавритании, Ирана, Па­кистана.

Мусульманское уголовное право устанавливает четко определенные наказания (причем весьма суровые) за такие преступления, как убий­ство, прелюбодеяние, ложное обвинение в прелюбодеянии, воровство, употребление спиртных напитков, вооруженное ограбление и бунт. Нака­зание за остальные преступления определяет сам судья по своему ус­мотрению.

Принятая в 1979 г. Конституция исламской республики Иран про­возглашает, что все законодательство, в том числе уголовное, должно соответствовать шариату, а суды в борьбе с преступностью обязаны применять установленные им меры наказания. В 1981 г. вступил в силу так называемый закон о киншасе, 199 статей которого повторяют поло­жения традиционного мусульманского уголовного права (широкое приме­нение смертной казни, наказание плетьми, избиение камнями, наказание по принципу талиона). Процесс исламизации затронул и другие страны (Пакистан, Судан, Мавритания).

Мусульманское судопроизводство довольно простое. Единоличный судья рассматривает дела всех категорий. Иерархия судов обычно не существует. Сегодня в некоторых странах мусульманские суды ликвиди­рованы и заменены судами обычного судопроизводства (Турция, Египет, Тунис, Пакистан, Алжир, Марокко, Гвинея). Однако во многих арабских государствах мусульманские суды продолжают играть немалую роль в ме­ханизме регулирования общественной жизни. Как правило, к судьям предъявляются высокие квалификационные требования с точки зрения их религиозно-правовой подготовки.

Мусульманское право, несмотря на существенное влияние со сто­роны европейских правовых систем, все же остается самостоятельной правовой семьей, оказывающей серьезное воздействие на миллионные массы людей во всех уголках земного шара.

4. Индусское право

В настоящее время индусское право распространяется на 300-350 млн. индусов. Подавляющее большинство их проживает в республике Ин­дия. Большая часть остальных индусов представлена национальными меньшинствами в Пакистане, Бирме, Сингапуре и Малайзии, а также в странах на восточном побережье Африки (Танзания, Уганда, Кения). Та­ким образом, нормы индусского права применяются ко всем индусам не­зависимо от места их жительства, которые исповедуют сложную систему религиозных, философских и социальных взглядов, именуемую индуизмом.

Основу индуизма составляет учение о перевоплощение душ и касто­вом делении общества. Согласно этому учению, все хорошие и плохие поступки человека, совершаемые им на земле, создают основу его буду­щего существования, определяемую моральными качествами истекшей жизни.

В отличие от христианства, иудаизма и мусульманства, которые обосновывают идею равенства всех людей перед богом, индуизм исходит из идеи, что люди с момента рождения разделены на социальные иерар­хические группы (касты), каждая из которых имеет свою систему прав и обязанностей, особую мораль. Члены касты подчиняются своду правил, регулирующих их поведение в общении между собой и, что еще важнее, по отношению к членам других каст. Традиционно выделяют четыре боль­шие группы: брахманы (первоначально священнослужители), кшатрия (воины), вайшья (торговцы) и шудра (слуги и ремесленники). Переход из одной касты в другую невозможен, невзирая на служебные успехи, богатство и политическую власть. Каждая каста не должна быть запят­нана контактами с некоторыми предметами, общением с представителями низших каст. Нарушение этих правил влекло за собой правовые послед­ствия, признаваемые в судебном порядке (например, признание в опре­деленных случаях действительным брака между членами разных каст, оп­ределение правового положения детей от таких браков и т.д.).

На основе Конституции Индии 1950 г. к настоящему времени отме­нены все правила об ответственности за нарушение норм о кастовой принадлежности. Но многие индусы, особенно в сельской местности, все еще придерживаются традиционных правил поведения. До сих пор редки среди них браки между членами разных каст, особенно если женщина принадлежит в более высокой касте. Не часто и вдовы вторично выходят замуж, хотя в 1956 г. было отменено старое правило индусского права, согласно которому такой брак признавался недействительным, а дети от него — незаконнорожденными.

Главная черта индусского права — тесная связь с религией. Оно является неотъемлемой частью индуизма, в состав которого наряду с правом входят также различные религиозные верования и обряды, мо­ральные и философские ценности, предполагающие определенный образ жизни, общественный порядок, социальную организацию.

Индусская система права — одна из древнейших в мире. Веды — сборники индийских религиозных песен, молитв, гимнов и присловий, созданные в далекой древности, во втором тысячелетии до н.э. и даже раньше, — содержат тексты, в которых отдельные строки можно истолко­вывать как правила поведения. Правда, хотя индусы и считают веды бо­жественным откровением и источником религии и права, их практическое влияние на духовную жизнь индусского общества было весьма незначи­тельным.

Дальнейшее развитие права связано с дхармашастрами — обширными сводами правил поведения, приписываемых известным ученым. Особенно хорошо известны дхармашастры царя Ману (второе тысячелетие до н.э.). В них содержится относительно упорядоченная система правил, которые с определенной долей условности можно назвать юридическими.

Идея прав человека чужда индусскому праву. Его основа — ком­плекс обязанностей, соблюдение которых предписано для всех, кто не хочет покрыть себя позором и думает о потустороннем мире. И судебные прецеденты, и акты, устанавливаемые светскими правителями, доктрина индуизма не считает источниками права. Но одновременно она требует повиновения приказам власти. При этом даже когда имеется закон, су­дья не обязан применять его всегда точно. По своему усмотрению он должен всеми возможными средствами примирить власть и справедли­вость.

В период английской колониальный экспансии индусское право пре­терпело существенные изменения. Многие его институты и нормы под­верглись модификации и даже были заменены новыми решениями. Сложи­лось нечто вроде “англо-индусского права”. В области права собствен­ности и обязательного права на смену традиционным нормам очень скоро пришли нормы общего права. Тем не менее полного вытеснения индус­ского права не произошло, и ряд его традиционных норм и институтов продолжал действовать. Все тяжбы, касающиеся наследования, брака, касты и некоторых обычаев, решались в соответствии с нормами индус­ского права.

Сформировавшись еще в древности и пройдя двухтысячелетний путь развития, индусское право сохранило, хотя и в ограниченных пределах, свое регулирующее значение вплоть до настоящего времени. Основная причина “живучести” этого права таится не в его особых свойствах, а в тесной связи норм с традиционными, чрезвычайно устойчивыми индус­скими социальными институтами и в первую очередь с общинной и касто­вой структурами, способными к адаптации в самых различных социально-экономических и политических условиях. В сельской местности большин­ство индусов не воспринимают новые законы и живут так, как жили их предки, а правосудие осуществляется главным образом на основе тради­ционных и хорошо знакомых им институтов.

В период борьбы за независимость были выдвинуты идеи полной ко­дификации индусского права. После провозглашения независимости в 1947 г. правительство Индии представило на рассмотрение парламента проект кодекса, который должен был охватить семейное и наследствен­ное право. Однако из-за противодействия консервативных сил проект не был утвержден и правительство пошло по пути подготовки отдельных за­конопроектов. Первым был принят в 1955 г. закон о браке, унифициро­вавший брачное право и приспособивший его к современным взглядам на семью.

В соответствии с традиционными нормами расторжение брака в принципе запрещалось, допускалась полигамия (хотя она и не была ши­роко распространена среди индусов). Брак обычно заключался по указа­нию родителей будущих супругов, не требовалось ни согласия брача­щихся, ни достижения ими определенного возраста. Вместе с тем индус­ское право создавало удивительно много препятствий к браку: запреща­лись браки между членами разных каст, между даже очень дальними род­ственниками. Закон о браке ослабил ограничения для вступления в брак и отменил запрет на браки между членами разных каст. Кроме того, он разрешил разводы и запретил полигамию, установил право на получение алиментов, определил минимальный брачный возраст.

В 1956 г. вступили в действие еще три закона: о несовершенно­летних и опекунстве, о наследовании, об усыновлении и выплате средств на одержание членов семьи.

В целом к настоящему времени проделана большая работа по коди­фикации индусского права. Судьи руководствуются в первую очередь но­выми законами и прецедентами. В ст. 141 Конституции Индии устанавли­вается, что суды должны следовать прецедентам, созданным Верховным судом.

Ныне сфера действия старых правовых обычаев резко сократилась. Однако и сейчас индусское право активно используется при регулирова­нии таких вопросов, как правовое положение детей, опекунство, усы­новление, брак, раздел и наследование имущества. Сохранилось оно также в регулировании отношений государственного землевладения.

5. Обычное право Африки

Новое право молодых развивающихся государств в результате осо­бенностей их исторического развития сочетается с мусульманским, ин­дусским правом, а также с обычным правом, которое все еще действует в достаточно широкой сфере отношений. До настоящего времени многим нормам обычного права следует большинство населения африканского континента.

Термин “обычное право” чаще всего используют для обозначения традиционного права, существовавшего у африканских народов до коло­низации. За исключением весьма немногочисленных примеров письменных источников отдельных племен, традиционное право представляет собой совокупность неписаных правил, изустно передаваемых из поколения в поколение и не сформулированных в каких-либо юридических и литера­турных текстах.

Следует отметить большое разнообразие традиций и обычного права народов Африки и даже племен, населяющих соседние географические районы.

Одна из характерных черт обычного права заключается в том, что правовые и материальные нормы выступают в неразрывной связи, а при решении конфликтов стороны руководствуются в первую очередь идеей примирения. Задача суда заключается не столько в том, чтобы устра­нить причиненное зло, восстановить согласие в общине и обеспечить ее сплоченность.

Другая черта африканского обычного права сводится к тому, что оно регулирует отношения в первую очередь групп или сообществ, а не отдельных индивидов. Так, брачный договор представлял собой скоре соглашение двух семей, нежели союз двух индивидов; развод был возмо­жен лишь с согласия семей. Имущество по наследству тоже, как пра­вило, переходило не к индивидам, а к семьям или группам. При возме­щении ущерба выплату производила обычно одна семья или клан другой семье или клану. Правами на землю по обычаю был наделен не индивид, а группа. Хотя отдельное лицо могло пользоваться землей, но в конеч­ном итоге она принадлежала общине или группе. Тяжбы в африканском обществе также возникали главным образом между сообществами и груп­пами. И, наконец, принцип коллективизма касался и ответственности за проступки: она являлась как бы ответственностью семьи или группы родственников за деяния отдельных ее членов.

В Африке существовали два основных типа судов, причем иногда они действовали одновременно и параллельно. Так, при отсутствии в регионе сколько-нибудь централизованной власти дела о браке, опеке над детьми, наследования, землевладения решали арбитражи, состоящие из старейшины и других влиятельных членов семьи или группы родствен­ников. Если же разногласия возникали между соседями внутри одной об­щины, то арбитрами выступали старейшие члены семей, главы основных линий наследования и др.

Суды другого типа функционировали как государственные структуры с соблюдением юридических формальностей. Они существовали в регионах с более или менее централизованной властью. Обычно такие суды обра­зовывали иерархическую систему, начиная от низших (например, суды мелких вождей) и кончая высшими (суды крупных вождей).

Обычное право повсеместно признавало полигамию, а также уста­навливало выкуп за невесту, призванный подтвердить, что основанный на обычае брак — это покупка жены. Расторжение брака было очень ред­ким явлением, и получить разрешение на развод стоило больших трудов. Семьи были заинтересованы в продолжении установленного между ними союза, к тому же расторжение брака означало возвращение приданого. Развод обговаривался между семьями с привлечением старейшин клана.

После колонизации африканского континента в XIX в. английские, французские, португальские и бельгийские власти в основном стреми­лись внедрить в африканских странах право, действовавшее в метропо­лии, и свою судебную систему. Французское право внедрялось во фран­цузской Африке и на Мадагаскаре, бельгийское — в Конго, португаль­ское — в Анголе и Мозамбике, английское — в колониях Англии. Метро­полиями был принят также целый ряд актов специально для колоний. В то же время колонизаторы проводили политику сохранения той части обычного права и африканского судопроизводства, которая, по их мне­нию, не противоречила их интересам. Таким образом, в результате ко­лониального правления возникла тройственная система колониального права, включающая право метрополий, специальные колониальные законы и обычное право. Первые два компонента охватывали по преимущество административное, торговое, уголовное право. Традиционные области отношений — землевладение, семейное и наследственное право — оста­лись в сфере действия обычного права. Во многих колониях были запре­щены некоторые обычаи, признанные варварскими, например, рабство.

В колониях действовали колониальные суды с европейскими судь­ями, руководствовавшимися правом метрополии и колониальным законода­тельством, а также местные суды, где правосудие обычно осуществляли местные вожди, старейшины, а решения принимались в соответствии с обычным правом.

Основные тенденции развития права африканских стран в условиях национальной независимости характеризуются, с одной стороны, преодо­лением колониальных наслоений (хотя на первых этапах колониальные законы продолжали действовать), а с другой — ограничением регулирую­щего значения правового обычая по мере того, как расширялся круг от­ношений, охватываемых национальным законодательством. В бывших фран­цузских колониях после получения независимости принято более ста ко­дексов. Равным образом приняты крупные законы в англоязычных стра­нах. В большинстве независимых государств Африки действуют новые конституции. Законодательная деятельность охватывает прежде всего такие отрасли современного права, как конституционное, обязательст­венное, уголовное, судоустройство.

Во многих государствах принят ряд прогрессивных норм, заимство­ванных из законодательства западных стран. В частности, введен вось­мичасовой рабочий день, установлены минимум зарплаты, в том числе и для работников частных предприятий, оплачиваемые отпуска, пенсионное обеспечение, бесплатное медицинское обслуживание. Осуществлены серь­езные законодательные меры по эмансипации женщин.

В то же время деколонизация сопровождалась декларациями о боль­шом значении обычного права, необходимости его сохранения. В Мадага­скаре, например, представительная ассамблея приняла в 1957 г. реше­ние о кодификации обычаев, а в Нигерии региональные ассамблеи взяли на себя инициативу подготовки компиляций, придававших обычаям санк­ционированный властью характер [3].

Таким образом, традиционное африканское право, бесспорно, по­степенно утрачивает, а в некоторых случаях уже утратило свое регули­рующее значение. Его нормы по своему социальному содержанию плохо согласуются с тенденциями развития молодых развивающихся государств, стремящихся идти по пути цивилизации и прогресса. Но все же еще мно­гие миллионы африканцев, особенно в сельской местности, продолжают жить по старым обычаям, избегают обращаться в государственные суды, предпочитая арбитраж и стремясь прийти к примирению в соответствии с традициями.

Отношения, в которые вступают люди, объединения граждан, госу­дарство и общество, находятся между собой в тесной взаимосвязи, об­разуя единое целое. Соответственно и право, отражая, опосредуя обще­ственные отношения, их устойчивые признаки, свойства, представляет собой целостное образование, систему права. Как целостное образова­ние она охватывает все нормы, действующие в той или иной стране, и представляет собой сложный многоуровневый комплекс.

Современный этап развития права характеризуется гигантским рос­том “правового производства”. Широкая юридизация общественных отно­шений свидетельствует о стремлении государств более активно воздей­ствовать с помощью правовых средств на экономические и социальные процессы.

Известно, что система каждого государства состоит из множества отраслей, среди которых конституционное право занимает ведущее ме­сто. Оно обусловлено значимостью общественных отношений, регулируе­мых этой отраслью права, а также тем, что конституционное право на­ходится в центре взаимодействия всех отраслей права. В нем провоз­глашаются такие положения, которые служат исходными принципами, ос­новами других отраслей права. [2]

В реальной жизни правовые системы различных государств отлича­ются большим многообразием, спецификой, подчас уникальностью. Вместе с тем при всем многообразии характеристик, факторов и путей развития национальных систем (т.е. систем тех или иных стран) существенно то, что отправные моменты их развития связаны с характером и уровнем дифференциации права и социального регулирования в данной стране в целом, а еще больше — с доминирующим положением того или иного эле­мента правовой системы. Исходя из этого, в пестрой картине правовых систем и выделяют семьи.

Правовые системы англо-американской группы — это эффективно ра­ботающие нормативные регулятивные механизмы, имеющие свои юридиче­ские ценности и отвечающие основным потребностям жизни общества.

Классическим может быть назван путь формирования и развития ро­мано-германского права. Потому, что его первооснова древнеримское право являлось мировой исторической первоосновой юридической куль­туры и правового прогресса.

Многими исследователями подмечен факт сближения юридических систем различных семей. Возникли вариации правовых систем, вобравшие черты и романо-германского, и общего права: шотландское право, право Филиппин и др.

В целом же во всех правовых системах современности определяющим фактором является развитие всех стран в направлении правового граж­данского общества, вбирающего основополагающие ценности цивилизации. [1]

ЛИТЕРАТУРА:

1. Алексеев С.С. Теория права - М.: Изд-во БЕК, 1994.- 224с.

2. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник Т.1. /Отв. ред. Б.А. Страшун. - М.: Изд-во БЕК, 1993.- 246с.

3. Общая теория права: Учеб. пособие для юридич. вузов /Под ред. А.С. Пиголкина. - М.: Манускрипт, 1994.- 396с.

4. Современные зарубежные конституции: Учеб. пособие /Сост. док. юридич. наук В.В. Маклаков. - М.: Москов. юридич. ин-т, 1992.- 285с.

5. Теория права и государства: Учебник для вузов /Под ред. проф. Г.Н. Манова. - М: Изд-во БЕК, 1995.- 336с.

6. Хропанюк В.Н. Теория государства и права: Учеб. пособие для вузов /Под ред. проф. В.Г. Стрекозова. - М.: ИПП “Отечество”, 1993.- 344с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий