регистрация / вход

Договор поручения: оплата вознаграждения поверенного

В данной статье будет рассмотрен вопрос оплаты вознаграждения, когда в заключенном договоре указывается оплата вознаграждения – в процентном соотношении к сумме иска.

Ильина Надежда, ведущий юрист по корпоративной и судебной практике

В современной действительности, когда споры между контрагентами разрешаются цивилизованно, т.е. в судебном порядке, все большую актуальность приобретает заключение договоров поручения между лицами, участвующими в суде и организацией, специализирующейся на оказании юридических услуг. Хочется остановиться на такой волнующей проблеме, как выплата вознаграждения за выполнение поручения.

В данной статье будет рассмотрен вопрос оплаты вознаграждения, когда в заключенном договоре указывается оплата вознаграждения – в процентном соотношении к сумме иска. Необходимо, при этом отметить, противоречивость принимаемых судебных решений по данному вопросу.

На практике сложно представить себе ситуацию, когда совершены определенные действия, например, представительство в суде, дело с успехом разрешилось, т.е. решение вынесено в пользу доверителя, услуги поверенного доверителем оплачены и тут, неожиданно, возникает судебное производство по иску доверителя к поверенному. С какими же, спросите требованиями, может обратиться доверитель к поверенному, если претензий по поводу оказанных услуг не предъявляется, да и их просто быть не может, поскольку решение принято в пользу доверителя?

Отвечаем, с требованиями о признании недействительной ничтожной части сделки – пункта договора, предусматривающего оплату вознаграждения, взыскании с поверенного неосновательно полученных денежных средств, процентов за пользование чужими денежными средствами. В нашей практике возникла реальная ситуация, когда поверенный (ЮРКОЛЛЕГИЯ) оказал услуги по представлению интересов некоей организации (доверителя) в Арбитражном суде г. Москвы.

Дело с успехом было выиграно. В одном из пунктов договора поручения стороны предусмотрели, что в случае отказа судом в иске полностью или в части (доверитель выступал ответчиком), вознаграждение поверенного (гонорар успеха) составляет 10 % от суммы, в удовлетворении которой судом будет отказано и выплачивается в течении 5 дней с момента вступления решения суда в законную силу.

Доверителем были перечислены денежные средства, а впоследствии, им же инициировалось судебное производство по указанным выше исковым требованиям. Арбитражным судом первой инстанции требования доверителя (истца) были удовлетворены: соответствующий пункт договора был признан недействительным в силу ничтожности; были применены последствия недействительности ничтожной части сделки: взыскано с поверенного (ЮРКОЛЛЕГИЯ) неосновательно полученные денежные средства и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Удовлетворяя исковые требования истца, суд первой инстанции исходил из того, что соответствующий пункт договора поручения предусматривает дополнительное вознаграждение ответчика, которое зависит не от совершенных ответчиком действий, а от принятия судом выгодного для истца решения.

Это не соответствует, по мнению суда, требованиям ст. 971 ГК РФ, в связи с чем, соответствующий пункт договора поручения, заключенного между сторонами, является недействительным в силу его ничтожности исходя из норм статьи 168 ГК РФ, так как не соответствует нормам закона. В связи с признанием недействительным в силу ничтожности соответствующего пункта договора поручения, суд применил последствия недействительности ничтожной части сделки.

ЮРКОЛЛЕГИЯ, не согласившись с принятым решением, обратилась в суд апелляционной инстанции с апелляционной жалобой на решение суда первой инстанции, в которой ставило вопрос об отмене решения суда в части признания недействительным в силу ничтожности соответствующего пункта договора поручения, применения последствий недействительности ничтожной части сделки - взыскания неосновательно полученных денежных средств и взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами.

По мнению ЮРКОЛЛЕГИИ, суд не принял во внимание доводы о том, что соответствующий раздел договора поручения определяет порядок выплаты вознаграждения за выполненные поручения, соответствующий пункт договора соответственно предусматривает вознаграждение поверенного (его часть), которое подлежало выплате поверенному. ЮРКОЛЛЕГИЯ также указала в жалобе, что суд пришел к неправильному выводу о том, что дополнительное вознаграждение, предусмотренное договором зависит не от совершения ответчиком определенных действий, а от принятия судом выгодного решения для истца, поскольку это не соответствует обстоятельствам дела, а именно обстоятельствам, на которых был заключен и исполнялся договор поручения.

Арбитражный суд апелляционной инстанции отменил решение арбитражного суда первой инстанции. Предусмотренный соответствующим пунктом договора поручения “гонорар успеха”, арбитражный апелляционный суд также как и суд первой инстанции признал дополнительным вознаграждением по данному договору и, не рассматривал его как основное вознаграждение или часть основного вознаграждения, поскольку оплата основного вознаграждения не зависит от оплаты или неоплаты дополнительного вознаграждения или от наступления условий, в результате которых дополнительное вознаграждение может быть выплачено.

В связи с этим, арбитражный апелляционный суд, признал неправомерным вывод суда первой инстанции о том, что оплата и размер вознаграждения по договору поручения зависит не от совершения ответчиком определенных действий либо деятельности, а от принятия выгодного для истца решения. ЮРКОЛЛЕГИЯ выполнила обязательства по договору, что подтверждается находящимися в материалах дела актами о приемке выполненных работ, подписанными представителями сторон, без указаний замечаний по качеству и объему оказанных услуг. Таким образом, договор сторонами был исполнен полностью, так как выполненные ответчиком в полном объеме поручения были приняты истцом и оплачены.

Оплата истцом ответчику вознаграждения, предусмотренного договором арбитражный апелляционный суд признал правомерным, поскольку стороны в силу ст. 421 ГК РФ сами определили условия договора, которые не противоречат действующему законодательству. Как следует из ст.ст. 779, 971 ГК РФ, которыми могут регулироваться отношения сторон по оказанию правовых услуг, договоры оказания услуг и поручения, являются возмездными договорами, предполагающими оплату стороной, получившей услугу, другой стороне. Между тем, нормы соответствующих глав об оказании услуг и поручении не содержат условия ни о размере вознаграждения, ни о порядке определения размера. В связи с этим, как было указано выше, данное условие в силу ст.421 ГК РФ подлежит согласованию сторонами по обоюдному волеизъявлению.

О возможности согласования условий такого договора, в частности, условия об определении оплаты за оказанные услуги по усмотрению сторон, указано и в Информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 “О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг”. В письме также указано, что отказ заказчика от оплаты фактически оказанных услуг не допускается, и при этом суды должны исходить из того, что, не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование "истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.

Однако вывода о несоответствии условия с таким содержанием требованиям закона в Информационном письме не содержится.. По указанным основаниям, мы считаем, что арбитражный апелляционный суд обоснованно пришел к выводу о том, что суд первой инстанции неправомерно применил ст. 168 ГК РФ о недействительности части сделки в силу ее ничтожности, как не соответствующей закону. Поскольку оснований для признания недействительным в силу ничтожности соответствующего пункта договора поручения нет, то и не имеется оснований для применения последствий недействительности части сделки. В заключении, хочется отметить, что включение в договор условия, касающегося вознаграждения пропорционально к цене иска в случае успешного завершения дела, на наш взгляд неизбежно порождает стремление юристов более успешно работать, при этом ориентируясь на результат.

При этом данное условие соответствует и мировой практике. Кроме того, необходимо отметить, что Кодекс профессиональной этики адвоката, принятый Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 г. в ст. 16 гласит: “…Адвокату следует воздерживаться от включения в соглашение условия, в соответствии с которым выплата вознаграждения ставится в зависимость от результата дела, но данное правило не распространяется на имущественные споры, по которым вознаграждение может определяться пропорционально к цене иска в случае успешного завершения дела…”.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий