регистрация / вход

Разоблачение инсценировок при расследовании грабежей и разбойных нападений.

Типичные негативные обстоятельства. Тактические особенности проведения проверки показаний на месте по делам о групповых преступлениях.

Контрольная работа по криминалистике

Выполнила: студентка 4 курса з/о группа 413 Тренина Л.В.

Омский юридический институт

2007

Типичные негативные обстоятельства.

При расследовании мошеннических действий, совершаемых с использованием инсценировок краж, грабежей и разбойных нападений, возникают сходные ситуации, что позволяет объединить указанные преступления в одну группу. Как показало изучение материалов уголовных дел, на первоначальном этапе расследования указанных преступлений возникают такие типичные ситуации:

Местом совершения кражи, грабежа, разбоя (по сообщению заявителя) служит помещение – 73% дел.

Местом совершения кражи, грабежа, разбоя является открытый участок местности — 27% дел.

Первая типичная ситуация возникает чаще всего. Это обстоятельство связано с тем, что преступники стремятся подтвердить совершенное в отношении их противоправное деяние соответствующей обстановкой. Поэтому на первоначальном этапе расследования данных преступлений особое внимание следует уделять тщательному осмотру места происшествия (состояние замков, запорных устройств, сигнализации и пр.) и допросу заявителя. Наличие признаков, указывающих на то, что взлом был произведен изнутри либо имело место внезапное отключение сигнализации незадолго до совершения преступления, будет являться негативным обстоятельством. Важно также тщательно осмотреть место, где находилось застрахованное имущество (отсутствие статических следов будет указывать на возможную инсценировку), непосредственно место проникновения (взлома) на предмет обнаружения отпечатков следов рук. Отсутствие таких следов, равно как наличие только следов «потерпевшего», может указывать на инсценировку страхового события.

Приведем следующий пример. Гражданка Л., застраховав золотые изделия в страховой компании, через некоторое время заявила о краже данного имущества из ее автомобиля. При расследовании уголовного дела по данному факту в ходе проведения осмотра автомобиля не было найдено следов взлома автомобиля, были обнаружены только следы рук самой Л., что позволило выдвинуть версию о возможной инсценировке, которая в ходе дальнейшего расследования нашла свое подтверждение.

При проведении осмотра желательно присутствие потерпевшего (при нанесении потерпевшему телесных повреждений и нахождении его в больнице целесообразно произвести повторный осмотр с участием потерпевшего, после его выздоровления). У потерпевшего следует выяснить, как передвигались преступники, к каким предметам прикасались, пытался ли он оказать сопротивление, если да, то каким образом преступники нейтрализовали его (нанесли телесные повреждения, заперли в комнате, связали, отключили телефон). При получении новой информации об обстоятельствах преступления необходимо проверять ее в ходе осмотра с помощью измерительных и экспериментальных действий. Кроме того, следует установить, совершались ли ранее в данном районе преступления аналогичным способом, имели ли место попытки проникновения в иные помещения, принять меры к розыску похищенного имущества. Если в ходе совершения преступления потерпевшему были нанесены телесные повреждения, необходимо назначить судебно-медицинскую экспертизу. Исследования показывают, что в большинстве случаев (97,5% дел) инсценировщики причиняют себе (либо соучастникам) легкие телесные повреждения в мягкие ткани, а симулируют более серьезные болезненные явления.

Все типичные негативные обстоятельства перечислить невозможно, так как каждое из них индивидуально. Тем не менее, анализ следственной практики позволяет составить примерный перечень возможных, наиболее часто встречающихся типичных негативных обстоятельств в зависимости от категорий уголовных дел. Рассмотрение этих перечней является необходимым этапом для построения классификации негативных обстоятельств позволяющей более полно подойти к раскрытию их сущности.

Изложение данного вопроса начнем с наиболее распространенных преступлений, к сожалению, встречающихся в следственной практике довольно часто — различного рода хищений, и в частности, с краж.

Так, еще И. Н. Якимов, обращал внимание на то, что, преступая к раскрытию краж, прежде всего, необходимо установить, действительно ли в данном случае произошла кража. Часто для сокрытия сделанной растраты имущества лица, присвоившие его, делают заявления о краже у них этих денег или об их ограблении. Для того чтобы выяснить, действительно ли произошла кража, необходимо потребовать от заявителя самого точного описания похищенного, места его нахождения перед кражей, времени, когда его в последний раз видели, обстоятельств, подтверждающих кражу, и тех лиц, при которых она была обнаружена. Несообразность в изложении определенных обстоятельств дела, незнание того, что потерпевший должен был бы знать, или знание таких обстоятельств, которых он не мог знать ни при каких условиях, дают основание подозревать, что кражи не было, и заявление о ней ложно (симуляция кражи). В случае симуляции кражи при осмотре можно обнаружить, что следы кражи сделаны искусственно, например, замки слишком разворочены, на дверях помещений и на запорах хранилищ много ненужных повреждений, или они сделаны изнутри, унесено слишком много имущества или оставлено такое, которое вор непременно бы взял, или на месте преступления учинен такой беспорядок, для которого нужно больше времени, чем для совершения самой кражи, чего вор никогда не делает, дорожа временем.

Осмотр места происшествия вместе с последующими следственными действиями, как правило, дает достаточный материал для решения обычно возникающего вопроса по делам о хищениях путем кражи и разбоя — не имеется ли в данном случае инсценировки, организованной лицом, ответственным за сохранность имущества.

Версия о том, что имело место не кража или нападение, а инсценировка, может возникнуть в случаях, если:

а) имеются негативные обстоятельства (например, обнаружен взлом стены, указывающей на проникновение в склад этим путем, однако отсутствуют следы ног у наружной стороны стены, которые обязательно должны быть, если бы действительно взлом производился снаружи);

б) ценности, которые были якобы похищены, на самом деле отсутствовали в момент хищения;

в) кража или нападение были при данных обстоятельствах (людное место и т. п.) невозможны или мало вероятны;

г) обнаруживаемый излишний беспорядок в помещении, подчеркнутое разбрасывание, а иногда порча вещей, то есть действия, которые при обычном хищении как правило, не имеют места;

д) имеется преувеличение пострадавшим повреждений, полученных в момент якобы произведенного на него нападения.

Заведующая ларьком Б. рано утром была обнаружена недалеко от своего дома лежащей на земле в полубессознательном состоянии. Б. рассказала, что накануне вечером на нее напали двое неизвестных, которые отняли у нее сумку с ключами от ларька и нанесли ей удары по голове, после чего она потеряла сознание. Ларек действительно оказался открыт и в нем царил беспорядок. Недалеко от ларька был обнаружен мешок с различными товарами, тремя бутылками вина и банкой варенья. На бутылках и банке обнаружены следы пальцев. Стоимость похищенного была установлена впоследствии в 22 тыс. рублей. На лице Б. имелись царапины, которые местный врач признал за следы ударов и определил у Б. (главным образом, по ее жалобе) сотрясение мозга.

После того, как экспертиза установила, что следы пальцев на бутылках и банке оставлены рукой Б., появилось сомнение в правдивости ее показаний. Однако можно было допустить, что эти следы оставлены ею ранее при перестановке товаров, тем более, что Б., по мнению руководства торговой точки считалась «вне подозрения».

Ревизионная комиссия проверила правильность производившихся ранее двух инвентаризаций, акты которых фиксировали, что в ларьке дело обстоит благополучно. В результате их проверок удалось установить, что небольшая недостача товаров была обнаружена еще первой инвентаризацией, а при второй инвентаризации эта недостача увеличилась, но Б. оба раза уговорила инвентаризаторов показать в актах не фактическое наличие товаров, а книжное и таким образом скрыть недостачу.

Судебно-медицинская экспертиза пришла к выводу, что никакого сотрясения мозга у Б. не было и что вообще у нее нет никаких следов серьезных повреждений. Б. признала, что никто на нее не нападал, что лицо себе она расцарапала сама, а заявление о нападении она сделала для того, чтобы избежать ответственности за недостачу товаров.

При осмотре места, где совершена кража со взломом, необходимо всегда иметь ввиду, что вор, совершающий взлом:

а) действует с максимальной осторожностью, взламывает наиболее слабые преграды в наиболее удобном для него месте;

б) старается производить как можно меньше шума;

в) максимально экономит свои силы и время, стремясь взять только ценные вещи и быстро незаметно уйти. В противовес этому, инсценирующий обстановку кражи со взломом, желая поразить воображение следователя и работников милиции, нередко производит не нужные излишние разрушения, которые неизбежно вызвали бы большой шум и треск, в чем никак не может быть заинтересован вор-взломщик.

Поэтому наличие на осматриваемом участке явно нецелесообразных повреждений, разрушений, беспорядка должно вызвать у следователя вопрос, не имеет ли он дело с инсценированием обстановки взлома совершившими растрату материально-ответственными лицами? Подобный вопрос, например, возник у следователя, когда он, осматривая якобы ограбленный магазин, обратил внимание на то, что уцелело много мужских и дамских часов, но в то же время произведен невероятный беспорядок в скобяном и бакалейных отделах магазина: ведра, банки с краской стащены с полок и свалены в кучу на полу. Весь этот хаос был посыпан сахарным песком и полит керосином. Вряд ли стали бы воры устраивать такой погром, тем более, в короткую июльскую ночь. Поставив такой вопрос, следователь довольно быстро раскрыл преступление, изобличив директора магазина и двух продавщиц в хищении ценностей с последующей инсценировкой обстановки кражи со взломом.

Отсутствие на месте взлома следов, которые, логически рассуждая, должны быть, представляет собой другой, чаще всего встречающийся признак инсценирования кражи.

Наличие повреждений, причиненных орудиями взлома не на наружных, а на внутренних частях преград — еще один признак инсценирования кражи. Противоестественное расположение мелких частиц взломанной преграды также указывает на инсценирование кражи.

Разоблачить инсценировку взлома можно путем сопоставления размеров проделанного якобы вором отверстия с объемом похищенных вором предметов.

Разоблачению инсценировок краж со взломом способствует так же учет противоестественного размещения пролома. Например, отверстие в стене находится на такой высоте от земли, что пробить его с улицы мог только человек имеющий огромный рост. Изнутри же склада отверстие могло быть проделано человеком даже ниже среднего роста, так как пол склада находился от уровня земли почти на два метра.

Вышеизложенное позволяет привести примерный перечень негативных обстоятельств, характерных для инсценировок краж со взломом.

К ним относятся:

1) наличие следов, указывающих на совершение взлома преграды изнутри помещения, например, на внутренней стороне стены хранилища имеются следы от орудия взлома, указывающие, что стену начали разрушать именно с этой стороны и т. д.;

2) расположение пролома в месте, недоступном для взломщика с внешней стороны помещения;

3) отсутствие следов взлома, которые обязательно должны были бы быть при данном способе взлома, например, отсутствие следов орудия взлома на двери, открытой путем вырывания дужки навесного замка или путем взлома дополнительных приспособлений, на которых висел замок, когда очевидно, что взломать их можно было, уперев конец орудия в дверь, и т. д.;

4) отсутствие иных следов, которые обязательно должны были бы быть при данном способе проникновения в хранилище, в частности, отсутствие следов ног на снегу около пролома, сделанного в наружной стене хранилища, отсутствие следов на пыли, покрывающей раму и подоконник взломанного окна и т. д.;

5) наличие на взломанном объекте повреждений, не позволяющих совершать действие, якобы совершенные преступником, например, имеющиеся на замке повреждения не могли привести к его устранению способом, якобы примененным преступником.

Кроме перечисленных обстоятельств при осмотре места происшествия могут быть обнаружены и другие факты, которые позволяют предположить наличие инсценировки кражи со взломом. К числу их относится обнаружение следов, указывающих на искусственное облегчение совершения взлома, например, обнаружение на взломанном замке таких повреждений, которые могли быть нанесены только при нахождении замка в открытом состоянии.

На возможную инсценировку кражи указывает и наличие на объекте взлома ничем не вызванных повреждений, обнаружение на месте происшествия излишнего беспорядка: бесцельное разбрасывание и порча товара, бессмысленные разрушения и т. д.

Преступник, совершающий кражу со взломом действует обычно осторожно, стремясь как можно меньше шуметь. Экономя силы и время, он совершает только те действия, которые обеспечивают достижения намеченной цели.

Следует иметь ввиду, что поскольку лицо, производящее инсценировку кражи в подавляющем большинстве случаев неясно представляет себе, как и в какой последовательности действует вор, то оно нередко допускает логические ошибки, обнаружение которых при осмотре, позволит опытному следователю разобраться в фактическом положении вещей. Такое лицо может разбить стекло или перепилить доску пола изнутри помещения; сделать отверстие, не позволяющее по своим размерам проникнуть в хранилище или изъять предмет, который, по словам заявителя, якобы похищен при краже.

Взломы, совершенные с целью симуляции кражи, отличаются от взломов иного характера и по расположению следов, степени разрушения запирающих механизмов, примененным орудием взлома и т. п.

Среди способов симуляции кражи наиболее распространенным является взлом постоянных и навесных замков. Взломщики-симулянты прибегают к различным уловкам: в одних случаях они оставляют замки открытыми, создавая обстановку и видимость, что воры, открыв замок подобранным ключом, проникли в хранилище; в других случаях — инсценируют применение отмычки, вырывание дужки и т. п. Тщательный осмотр таких взломов показывает, что следы не вызваны динамикой взлома, не обусловлены его характером, иногда нанесены непригодным для этого предметом.

Инсценировка отпирания замка отмычкой иногда сопровождается нанесением следов (царапин) вокруг замочной скважины.

На основании только этих следов трудно решить вопрос о применении отмычек, необходимо еще осмотреть место расположения следов-царапин, изучить их направление и форму. Если следы расположены вокруг замочной скважины и отсутствуют на ее краях, то, разумеется, что «отмычкой» нанесены лишь следы, но открывался замок ключом. Отсутствие следов на направляющем штифте и на внутренней стороне крышки замка (при осмотре через замочную скважину) указывает на то, что отмычка не применялась.

Известны случаи, когда, симулируя кражу, преступники «повреждают» замки, помещая в их механизмы посторонние предметы. Это служит не только признаком симуляции кражи, но и способствует установлению симулянта.

На замках, взломанных с целью симуляции кражи, как правило, следы наносятся там, где их не должно быть и, наоборот, где они должны быть, там их не оказывается. Это является одним из важнейших признаков взлома, совершенного с целью симуляции кражи.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что характерными чертами взломов постоянных и висячих замков с целью симуляции кражи являются:

а) излишнее повреждение деталей замка;

б) наличие посторонних предметов в запирающем механизме замка;

в) несоответствие имеющихся следов характеру взлома.

Иногда рефлексивность мышления преступник поднимается до очень высокого уровня-дорефлекции второй степени. При этом они учитывают даже рефлексивность следователя. Известны случаи, когда преступники прибегали к инсценировки специально планировалась активизация мышления следователя вокруг легко обнаруживаемой инсценировки, которая создавалась с целью наведения следователя на ложный след.

Таким образом, следственная практика знает целый ряд типичных признаков инсценировании кражи, которые должны выявляться и учитываться в процессе осмотра места происшествия, других следственных действий. Однако нужно иметь ввиду, что можно встретить и какие-либо иные признаки, не описанные в литературе. Наилучшие основания для построения версии об инсценировке обстановки кражи будут тогда, когда следователю удается выявить и учесть ряд признаков и сопоставить их с другими следами и доказательствами.

Тактические особенности проведения проверки показаний на месте по делам о групповых преступлениях.

Статья 194. Проверка показаний на месте

1. В целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, показания, ранее данные подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем, могут быть проверены или уточнены на месте, связанном с исследуемым событием.

2. Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия. Какое-либо постороннее вмешательство в ход проверки и наводящие вопросы недопустимы.

3. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.

4. Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.

В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть произведено в условиях визуального наблюдения опознающего опознаваемым с использованием односторонней видеоконференц-связи или экрана, имеющего одностороннюю прозрачность. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего".

Проверка показаний на месте (ст. 194 УПК РФ) по своему содержанию весьма сходна со следственным экспериментом. В части 3 ст. 194 установлен запрет одновременной проверки на месте показаний нескольких лиц. Предполагается, что при этом возможно поступление наводящей информации от одного участника следственного действия другому. Вместе с тем при производстве по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 210 УК РФ, и связанных с ними преступлений было бы разумно предусмотреть процедуру, которую условно можно назвать "очная ставка на месте". Это позволит устранить противоречия, если таковые не были устранены в ходе ранее проведенной очной ставки или если устранение таких противоречий в ходе очной ставки следователь признает менее целесообразным, нежели в ходе одновременной проверки показаний на месте.

В связи с этим часть 3 ст. 194 следовало бы изложить в редакции:

"3. Одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц допускается в случаях, когда ранее была произведена проверка показаний каждого из этих лиц на этом же месте, в результате чего между их показаниями были обнаружены существенные противоречия".

Проверка показаний на месте – комплексное следственное действие, сочетающее в себе признаки допроса на месте происшествия и связанных с ним событий, осмотра, следственного эксперимента и предъявления для опознавания. Ни одно из названных следственных действий самостоятельно не состоянии обеспечить те цели, которые стоят перед проверкой показаний. В совокупности же (в форме проверки показаний на месте) они проявляют новое качество, не присущее всем им в отдельности.

Закон четко сформулировал цель следственного действия – это установление новых обстоятельств, осуществляемое путем проверки и уточнения ранее данных показаний. Повторение ранее данных исчерпывающих показаний в другой обстановке с целью их «закрепления» противоречит сущности проверки показаний на месте и основам процессуального доказывания.

Основание данного следственного действия являются сведения (фактические данные), полученные в ходе допроса, о том, что допрашиваемое лицо действительно участвовало в определенных событиях или наблюдало их, но не располагает информацией, способной детально осветить эти события или указать на определенные объекты, либо если эти события нельзя полно описать без демонстрации имевших место действий и без совершения простейших поисковых операций. Решение о производстве проверки показаний на месте не требует специального оформления.

Проверка показаний на месте заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает (жестами и посредством показаний) на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, демонстрирует определенные действия.

Проверка показаний на месте производится отдельно с любым из ранее допрошенных лиц. Данное следственное действие имеет юридически значимый результат лишь в случае, когда нет сомнений в свободе поведения лица, чьи показания проверяются. Поэтому действия следователя, его диалог с допрашиваемым, занимаемое место при передвижении должны выразительно подчеркивать, что инициатива в выборе направления следования, узнавании объектов, демонстрации действий принадлежит дающему показанию. Немаловажное значение имеет порядок передвижение конвоя и понятых. Соответственно должен быть выбран и ракус видеозаписи или фотосъемки. Фотография, на которой обвиняемый запечетлен с протянутой рукой в сторону , не указывающей на какой конкретно объект, как правило, не повышает достоверности полученных сведений. Фотография или видеозапись должны передавать демонстрацию действия.

Доказательственное значение имеют сведения о том, что лицо, чьи показания проверяются, действительно осведомлено о происходивших событиях, знает те частности и детали, которые невозможно предугадать. Особенно ценны сведения о тех обстоятельствах преступления, которые на момент проверки показаний на месте не были известны органами расследования. Проверка показаний начинается с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. Лицу, показания которого проверяются, после свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.

В протоколе детально отражаются демонстрация лицом, чьи показания проверяются, имевших место действий или событий. А также сообщаемые им сведения. Показания записываются от первого лица и по возможности дословно. Кроме того, описываются маршрут следования и соответствующие участки местности или объекты. В протоколе следует записать, что лицо было свободно в своих действиях. Бланк протокола проверки показаний на месте предусмотрен в приложении.

Поскольку частью следственного действия является дача показаний, свидетели и потерпевшие, достигшие 16 лет, предупреждаются об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. В соответствии с официальным бланком протокола проверки показаний на месте свидетелям и потерпевшим разъясняется также право не свидетельствовать против себя самого, близких родственников, а также супруга. В отношении обвиняемых и подозреваемых данное требование не предусмотрено, хотя, например, при допросе им такое право разъясняется. Неразъяснение положений ст.51 Конституции РФ подозреваемому и обвиняемому в ходе проверки показаний на месте само по себе не ущемляет их интересы, поскольку, во-первых, данное право им разъяснено при допросе, во-вторых, оно предопределено отсутствием обязанности давать показания. Вместе с тем представляется целесообразным скорректировать бланк протокола и разъяснять конституционное право всем участникам следственного действия.

Участие понятых по общему правилу обязательно. Специфика следственного действия практически исключает случаи, когда оно может проводиться без приглашения понятых.

ЗАДАЧА

Во время проведения обыска в квартире Семенова А.А., обвиняемого в совершении нескольких разбойных нападений, один из сотрудников милиции в отсутствии понятых, найдя между стенками серванта кошелек, принес его в комнату, где находились следователь и другие участники следственного действия. Обвиняемому, который присутствовал при обыске был предъявлен этот кошелек. Взяв кошелек в руки, обвиняемый осмотрел его и заявил, что кошелек видит впервые и считает, что он подброшен принесшим его сотрудником.

Какие ошибки допущены членами следственно-оперативной группы?

Ошибки состоят в том, что сотрудник милиции произвел обыск в отсутствии понятых, в результате найдя кошелек в тайнике, не произвел упаковывания.

Согласно п.10 ст. 182 УК РФ

Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске и в случае необходимости упаковываются и опечатываются на месте обыска, что удостоверяется подписями указанных лиц.

Следующая ошибка была произведена, когда обвиняемому в руки был передан для опознания кошелек.

Список литературы

Конституция РФ.

Уголовный кодекс РФ

Уголовно-процессуальный кодекс РФ

В.В. Кальницкий - следственные действия: Учебное пособие. – 2-е изд., перераб. И доп. Омск: омская академия МВД России, 2003.

Шевченко В.М. Психология инсценировки как способа сокрытия преступления: Дисс . канд. псих. наук. - М., 1992

А.И. Дворкин Расследование убийств, совершенных организованными группами при разбойных нападениях; Научно-методическое пособие. – Экзамен, 2003

Алгазин А.И. «Методика расследования инсценированных краж, грабежей, разбоев в отношении застрахованного имущества»

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий