Право собственности юридических лиц

Понятие юридического лица. Понятие и содержание права собственности. Формы и виды права собственности юридических лиц.

Введение

Право собственности закрепляет материальную основу любого общества - экономические отношения собственности. Поэтому отношения собственности и право собственности - взаимосвязанные категории.

Право собственности является юридическим выражением, формой закрепления экономических отношений собственности. Собственность есть отношение определенных лиц к материальным благам как к своим, так к принадлежащим им. Соответственно все другие лица относятся к этим благам как к чужим, им не принадлежащим.

Можно сказать, что собственность представляет собой отношения между людьми по поводу материальных благ, заключающиеся в принадлежности данных благ одним лицам (или их коллективам) и в отчужденности от них всех других лиц. Принадлежность или присвоенность материальных благ составляет сущность складывающихся по их поводу между людьми отношений собственности.

Право собственности представляет собой правовой институт, закрепляющий индивидуальную принадлежность материальных благ. Следует признать, что и в условиях разгосударствления экономики, развития индустриального и коллективного предпринимательства право собственности предприятий сохранит роль одного из главных правовых институтов, опосредующих принадлежность значительной массе отдельных граждан материальных благ.

Актуальность темы заключается в том, что исследование института права собственности и правомочий собственника производится применительно к одному из видов субъектов права - юридическому лицу. Это, в свою очередь, обусловлено двумя обстоятельствами. Во-первых, данный субъект права обладает определенными качествами, не характерными для иных субъектов, в частности, это неразрывная связь с учредителем, который может иметь по отношению к юридическому лицу вещные, обязательственные права либо не иметь никаких прав. Во-вторых, большинство проблем, возникающих у юридических лиц различных организационно-правовых форм в сфере вещных правоотношений, сходны по своей правовой природе и должны рассматриваться в совокупности, с целью выработки единообразного подхода к их решению. В диссертации используется новая классификация субъектов права собственности юридических лиц, учитывающая одновременно организационно-правовую форму, отношение к имуществу и ряд иных аспектов. В работе сформулированы выводы, предложения и рекомендации, которые могут послужить для дальнейшего развития института права собственности.

Глава 1 Понятие юридического лица.

1.1. Юридическое лицо как субъект гражданского права

Участники гражданских правоотношений именуются их субъектами. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается между людьми, как существами, наделенными сознанием и волей. Поэтому в качестве субъектов гражданских правоотношений выступают либо отдельные индивиды, либо определенные коллективы людей. Отдельные индивиды именуются в гражданском законодательстве гражданами. С этим правовым институтом, как правило, серьезных проблем не возникает. Как отмечается в литературе, уже древние римляне имели хорошо развитую систему представлений о юридической личности применительно к отдельному человеку.[1] Что касается коллективных образований, то, хотя сама возможность и даже необходимость их участия в гражданском обороте практически не подвергается сомнениям, в юридической науке периодически возникают дискуссии на предмет теоретического осмысления данного правового института, тем более, что почва для этого, как будет показано в настоящей работе, имеется.

Признание статуса субъектов юридических отношений только за отдельными людьми могло бы отразиться невыгодно на интересах общества и составляющих его единиц. Видный теоретик русского гражданского права Габриэль Феликсович Шершеневич так комментирует эту посылку:"Возьмем случай, когда наследодатель в завещании определит известный капитал на учреждение богадельни. Если бы субъектами права могли быть только люди, то завещатель должен был бы поручить этот капитал какому-либо физическому лицу, которое бы создало завещанное учреждение и от своего имени вело бы его, вступало бы во все необходимые сделки, а при смерти завещало бы капитал снова другому лицу, которое бы продолжало это дело от своего имени. Но при таких условиях нет особенной гарантии, что завещанный капитал действительно получит данное ему назначение в лице первого или последующих распорядителей, что имущество это, слившись с прочим имуществом того или другого распорядителя, не подвергнется взысканию по частным его долгам. Все эти неудобства могли бы быть устранены, если бы завещанное имущество было приурочено к особому субъекту, от имени которого совершались бы все необходимые сделки. Или возьмем случай акционерного соединения. Множество лиц складывают небольшие взносы в значительный капитал с целью совместного достижения общей экономической цели. Чтобы достигнуть назначенной цели, акционеры должны были бы вручить капитал одному или нескольким лицам, которые от своего имени совершали бы все необходимые сделки. Капитал акционеров слился бы с частным имуществом управителей и мог бы подвергнуться взысканию со стороны их частных кредиторов. Кто при такой опасности решился бы сделать взнос?"[2] . Действительно, ситуация складывается более чем неблагоприятная. И выход из нее может быть найден только если отойти от постулата неразрывного сочетания конкретной правоспособности с человеком, личностью. Тогда появляется возможность создания нового субъекта права в виде особой юридической конструкции. Ранее всего такой прием был использован в публичном праве. Государство, ведь тоже ни что иное как юридическая конструкция, однако, это не мешает ему быть одним из основных субъектов ряда отраслей права. В гражданском праве благодаря специфике отрасли, ввиду того, что имущество есть совокупность юридических отношений, объединяемых именем субъекта-обладателя данного имущества вместо реально существующего физического лица можно создать некий искусственный субъект с именем которого будут связываться права и обязанности по поводу конкретного имущества правовое положение которого, с точки зрения гражданского права, гораздо важнее судьбы того, кто им обладает. Сам термин, обозначающий такого субъекта - "юридическое лицо" - подчеркивает особый характер данного образования, так как речь идет о субъекте права, не имеющего реального "физического" воплощения. Однако, его создание не только позволяет сохранить стройность юридических понятий, но и облегчить достижение тех общественных потребностей ради которых это имущество обособляется. [3]

Теперь, когда достаточно четко обозначена важность обсуждаемой проблемы, можно непосредственно перейти к самому понятию.

В юридической литературе нет единого мнения по поводу того, где искать истоки понятия юридического лица. многие ученые относят создание понятия юридического лица к числу важнейших заслуг римского частного права.[4] Отмечая незначительный удельный вес таких субъектов в гражданском обороте Рима и отсутствие самого термина "юридическое лицо", такие ученые тем не менее делают вывод о том, что "основная мысль о юридическом лице, как приеме юридической техники для введения в оборот имущественной массы, так или иначе обособленной от имущества физических лиц, была выражена римским правом отчетливо".[5] Авторы отмечают, что издревле в имущественных отношениях участвовали наряду с физическими лицами и некоторые объединения их, определенным образом организованные и располагавшие известными имущественными средствами. Еще в древнейшие времена существовали в Риме частные корпорации: союзы с религиозными целями (sodalitates, collegia sodalicia), профессиональные союзы ремесленников (fabrorum, pistorum ). Много новых корпораций появляется в период республики, среди которых необходимо особо отметить collegia publicanorum - объединение предпринимателей, бравшие на откуп государственные доходы, управлявшие на основе договоров государственными имениями и обладавшие значительным имуществом. Однако имущество это рассматривалось древним правом либо как имущество, принадлежавшее каждому из его участников в определенной доле, либо, как имущество, принадлежащее одному из участников - казначею - ведущему дела корпорации и ответственному перед его членами. Поэтому, применительно к данным объединениям можно говорить о наличии в той или иной степени организованности, осуществлявшейся с определенной целью - объединение имущества, но главный, квалифицирующий субъекта права признак - выступление вовне от своего имени здесь отсутствует, поэтому вряд ли можно говорить о попытке ввести в систему правоотношений новый тип субъекта. И все же появление таких образований свидетельствует об ограниченности субъективного состава частноправовых отношений.

А вот правовое положение муниципий - городских общин, которым римское государство, включая их в свой состав и наделяя их жителей римским гражданством, предоставляло самоуправление и хозяйственную самостоятельность, является более отчетливым выражением идеи юридического лица. Претор признал за муниципиями право выступать в суде от своего имени через назначаемых муниципальным советом представителей. Тем самым муниципия была признана в принципе таким же субъектом имущественных прав как и privatae personae. Таким образом, идея юридического лица получила признание в процессуальном праве. В материальном же праве, при заключении сделок, вопрос об их юридических последствиях еще долго оставался неясным. Как раз из-за неопределенности правового статуса нового субъекта.

Основываясь на вышеизложенном можно констатировать, что институт юридического лица не нашел своего оформления в римском праве. Тем не менее, положительным итогом всего хода развития римских корпораций явилось следующее.

Римские юристы признали, что:

1) корпорация может рассматриваться в сфере частного права так же, как рассматривается физическое лицо;

2) юридическое существование корпорации не прекращается и не нарушается с выходом отдельных членов из состава объединения;

3) имущество корпорации обособлено от имущества ее членов, притом, это не совместно всем членам корпорации принадлежащее имущество, а имущество корпорации, как целого, как особого субъекта прав ("если что-либо должны корпорации, то мы не должны ее отдельным членам; того, что должна корпорация , не должны ее отдельные члены" Дигесты, книга 3, титул 4, фрагмент 7, параграф 1);

4) корпорация вступает в правовые отношения с другими лицами при посредстве физических лиц, уполномоченных на то в установленном порядке.

Обозначив, таким образом, ряд принципиальных идей, римские юристы не сделали тех выводов из них, которые могли бы лечь в основу развития нового института частного права - института юридического лица. И тому были объективные причины. Во-первых, в экономической жизни Рима, даже в период наибольшего расцвета римского хозяйства, во времена наиболее оживленной международной торговли корпорации как самостоятельные хозяйствующие субъекты значительной роли не играли, поэтому не было большой потребности в юридическом оформлении этого экономического института. Во-вторых, отсутствие в римском праве института прямого представительства препятствовало пониманию механизма участия юридических лиц в гражданском обороте при посредстве физических лиц. Идея главенствующей роли воли в частноправовых отношениях была в римском праве неоспоримым постулатом. Перефразируя Дювернуа, эту причину неразработанности в римском праве института юридического лица можно сформулировать так: связав раз понятие лица с реквизитами разумности и волеспособности субъекта, римские юристы закрыли себе путь к объяснению всего ряда явлений гражданской правоспособности, идущей за пределы правоспособности отдельного человека.[6]

Таким образом, из всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод, что хотя понятие юридического лица в римском праве не получило полной и детальной разработки, "идея юридического лица в римском праве была выдвинута и разрешена".[7]

С такой позицией несогласны другие российские ученые, которые считают, что "начало истории понятия юридического лица следует отнести к раннему средневековью".[8] Они утверждают, что идея корпорации как особого, отличного от отдельного человека, субъекта права, выдвинутая римской правовой мыслью, принадлежит не частному, а публичному праву, и поэтому истоки понятия юридического лица как института частного права следует искать не в римском праве, а несколько позднее. Их точка зрения базируется на следующем.

В то время, как весь строй римского цивильного быта существеннейшим образом определяется началом личности и в то же время особенности правоотношений каждого гражданина, картины средневекового быта имеют совершенно противоположные черты. Здесь не отдельный человек является правоспособным, а союз (корпорация). Во всем этом быте прослеживается черта обезличенности, где известный и постоянный характер правоотношений определяется принадлежностью человека к союзу (корпорации) и принадлежность эта передается из поколения в поколение. В этих условиях задачи юриспруденции и законодательства заключаются в том, чтобы определить скорее права корпораций и отношение к ним прав отдельных, входящих в них лиц, чем права отдельных лиц как самостоятельных единиц в общежитии. Средневековые глоссаторы разрабатывали понятие корпорации как союза, признанного государством в качестве субъекта права, а их преемники, канонисты, различали в связи с этим понятие "лицо" и "человек" и начинали рассуждать о природе этого лица. Но, как отмечается в литературе, даже в средние века "представления о юридических лицах все еще испытывали сильное влияние догматов римского права".[9] Глоссаторы и постглоссаторы, ограничиваясь комментированием античных текстов, пытались приспособить их к потребностям развивающегося хозяйства. Эта тенденция прослеживается и в одном из первых определений понятия юридического лица, данном папой Иннокентием IY в 1245 г. Он писал, что юридическое лицо существует лишь в понятии, оно не одарено телом, а значит не обладает волей.

Настоящее же развитие конструкция юридического лица получила в Новое время, когда появляются крупные торговые предприятия в которых вырабатывается техника коллективного ведения крупных дел. Здесь уже сама жизнь подсказывает необходимость детальной разработки статуса этих объединений и регламентации их правового положения.

Что же такое юридическое лицо и каково его значение как субъекта экономического и гражданского оборота? Интересный ответ на первую часть вопроса находим у Г.Ф.Шершеневича: "... под именем юридического лица понимается все то, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным, ввиду определенной цели, быть субъектом права".[10] Из этого определения автор делает два принципиальных вывода в которых можно обнаружить ряд признаков юридического лица. Во-первых, являясь самостоятельным субъектом, юридическое лицо существует независимо от других субъектов, в том числе от тех которые образовали юридическое лицо и входят в его состав. Поэтому такое юридическое лицо может вступать с ними в сделки на правах равного партнера. Во-вторых, так как юридическое лицо - субъект, лишенный личностного начала, ему должны быть чужды права связанные с физической природой человека. Так, юридическое лицо не может вступать в брачные отношения, вряд ли можно говорить о чести, достоинстве юридического лица, не входит юридическое лицо и в круг наследников по закону.

Термин "юридическое лицо" был впервые использован в гражданском праве. Развитие института юридического лица было тесно связано с бурным ростом капиталистической экономики, требовавшей капиталов. Институт юридического лица и стал правовой формой такой концентрации. Детальное теоретическое осмысление феномена юридического лица осуществлялось в Германии в рамках работы над германским гражданским уложением. Старое, феодальное германское право не пошло в этом вопросе дальше признания понятия физического лица, и по признанию самих разработчиков уложения формула, объявляющая, что имущество организованного социального союза есть личная собственность нового идеального субъекта, и на этом основании вводящая также социальное, общественное имущество в круг гражданского права и резко отделяющая его от имущества отдельных членов союза - формула юридического лица, найдена в области римского права и принята нами на почве рецепции римского права.[11] Удачность разработки института юридического лица в германском праве во многом объясняется тем, что идеи римских цивилистов легли на благоприятную почву в виде интенсивно развивающихся экономических отношений. Бурная индустриализация страны, резкая активизация различного рода социальных групп хозяйственных и нехозяйственных объединений объективно требовали максимально четкого юридического оформления организации как самостоятельного субъекта права. И Германское гражданское уложение, принятое в 1896 году уделило статусу юридических лиц значительное внимание. В самом Уложении юридическим лицам посвящено около 70 параграфов. Кроме того, в Германии как и во многих других странах нормы, регламентирующие правовое положение отдельных видов юридических лиц, собраны в так называемом специальном законодательстве.

Что же все таки обуславливает столь пристальное внимание законодателя к этому институту?

Значение института юридического лица можно понять, проанализировав функции, которые он выполняет в регулировании имущественного оборота.

1) Оформление коллективных интересов. Специфика имущественных отношений, регулируемых гражданским правом состоит в том, что каждый субъект этих отношений действует исходя из своей собственной выгоды и в своем интересе. Однако в ряде случаев достичь максимальной выгоды можно лишь объединив свои усилия и средства с другими субъектами таких же отношений. Чтобы при этом не получилась ситуация, описанная в известной басне И.А. Крылова, воля всех участников такого объединения должна стать одной волей или волей одного. Однако во втором случае будет нарушаться баланс интересов членов объединения. Остается первое. Таким образом, институт юридического лица организует, упорядочивает внутренние отношения между участниками юридического лица (организации), преобразуя их волю в волю организации в целом, позволяя ей выступать в гражданском обороте от своего имени.

2) Объединение капиталов. Для достижения крупной коммерческой цели необходимо включить в дело крупный капитал. В этом плане юридическое лицо, в особенности такая его разновидность как акционерное общество, является оптимальной формой долговременной централизацией капиталов, без чего немыслима крупномасштабная предпринимательская деятельность.

3) Ограничение предпринимательского риска. Конструкция юридического лица позволяет ограничить имущественный риск участника суммой вклада в капитал конкретного предприятия.

4) Управление капиталом. Эта формула тесно связана с первой, так как управление капиталом осуществляется для достижения целей, представляющих интерес для тех, кто объединяет свой капитал с капиталом других участников. Институт юридического лица создает также основания для более гибкого использования капитала, принадлежащего одному лицу, в различных сферах предпринимательской деятельности.

Таким образом, появление и развитие института юридического лица было обусловлено потребностями развивающегося экономического оборота, предопределившего появление в качестве самостоятельного участника общественного производства особого феномена - некого олицетворенного имущества. Возникнув в недрах экономических общественных отношений этот социальный феномен неизбежно должен был найти себе юридическое признание. Эта тема для дальнейшего разговора.

Понятие и содержание права собственности .

В обществе с государственно-правовой надстройкой экономические отношения собственности неизбежно получают юридическое закрепление. Это выражается как в системе правовых норм, регулирующих указанные отношения и образующих институт права собственности, так и в закреплении определенной меры юридической власти за конкретным лицом, являющимся собственником данной вещи. В первом случае говорят о праве собственности в объективном смысле, во втором — в субъективном смысле, или о субъективном праве собственности.

Чтобы определить право собственности в объективном смысле необходимо выявить специфические признаки, присущие субъективному праву собственности. Выявление указанных признаков позволит отразить их в определениях права собственности, как в объективном, так и в субъективном смысле.

Содержание права собственности составляют принадлежащие собственнику правомочия по владению, пользованию и распоряжению вещью. Указанные правомочия, как и субъективное право собственности в целом, представляют собой юридически обеспеченные возможности поведения собственника, они принадлежат ему до тех пор, пока он остается собственником. В тех случаях, когда собственник не в состоянии эти правомочия реально осуществить (например, при аресте его имущества за долги или когда имуществом незаконно владеет другое лицо), он не лишается ни самих правомочий, ни права собственности в целом. Чтобы раскрыть содержание права собственности, необходимо дать определение каждого из принадлежащих собственнику правомочий. Начнем с владения.

Правомочие владения — это юридически обеспеченная возможность хозяйственного господства собственника над вещью. Речь при этом идет о хозяйственном господстве над вещью, которое вовсе не требует, чтобы собственник находился с ней в непосредственном соприкосновении. Например, уезжая в длительную командировку, собственник продолжает оставаться владельцем находящихся в его квартире вещей.

Владение вещью может быть законным и незаконным. Законным называется владение, которое опирается на какое-либо правовое основание, т.е. на юридический титул владения. Законное владение часто именуют титульным. Незаконное владение на правовое основание не опирается, а потому является беститульным. Вещи, по общему правилу, находятся во владении тех, кто имеет то или иное право на владение ими. Указанное обстоятельство позволяет при рассмотрении споров по поводу вещи исходить из презумпции законности фактического владения. Иными словами, тот, у кого вещь находится, предполагается имеющим право на владение ею, пока не доказано обратное.

Незаконные владельцы, в свою очередь, подразделяются на добросовестных и недобросовестных. Владелец добросовестен, если он не знал и не должен был знать о незаконности своего владения. Владелец недобросовестен, если он об этом знал или должен был знать. В соответствии с общей презумпцией добросовестности участников гражданских прав и обязанностей (п.3 ст.10 ГК) следует исходить из предположения о добросовестности владельца. Деление незаконных владельцев на добросовестных и недобросовестных имеет значение при расчетах между собственником и владельцем по доходам и расходам, когда собственник истребует свою вещь с помощью виндикационного иска, а также при решении вопроса, может ли владелец приобрести право собственности по давности владения или нет.

Правомочие пользования - это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств в процессе ее личного или производительного потребления. Нередко одна и та же вещь может использоваться как в целях личного потребления, так и в производственных целях. Так, швейную машину можно использовать для пошива одежды не только своей семье, но и на сторону за плату. Правомочие пользования обычно опирается на правомочие владения. Но иногда можно пользоваться вещью, и не владея ею. Например, ателье по прокату музыкальных инструментов сдает их напрокат с тем, что пользование инструментом происходит в помещении ателье, скажем, в определенные дни и часы. То же и при пользовании игровыми автоматами.

Правомочие распоряжения - это юридически обеспеченная возможность определить судьбу вещи путем совершения юридических актов в отношении этой вещи. Не вызывает сомнений, что в тех случаях, когда собственник продает свою вещь, сдает ее внаем, в залог, передает в виде вклада в хозяйственное общество или товарищество или в качестве пожертвования в благотворительный фонд, он осуществляет распоряжение вещью. Значительно сложнее юридически квалифицировать действия собственника в отношении вещи, когда он уничтожает вещь, ставшую ему ненужной, либо выбрасывает ее, или когда вещь по своим свойствам рассчитана на использование лишь в одном акте производства или потребления. Если собственник уничтожает вещь или выбрасывает ее, то он распоряжается вещью путем совершения односторонней сделки, поскольку воля собственника направлена на отказ от права собственности. Но если право собственности прекращается в результате однократного использования вещи, то воля собственника направлена вовсе не на то, чтобы прекратить право собственности, а на то, чтобы извлечь из вещи ее полезные свойства. Поэтому в указанном случае имеет место осуществление только права пользования вещью, но не права распоряжения ею.[12]

Ныне действующее гражданское законодательство, как и то, которое ему предшествовало, ограничивается перечислением принадлежащих собственнику правомочий (иногда способов их осуществления), не определяя ни одно из них. А это отрицательно сказывается не только на раскрытии содержания права собственности, но и на практике применения законодательства.

Раскрытие содержания права собственности еще не завершается определением принадлежащих собственнику правомочий. Дело в том, что одноименные правомочия могут принадлежать не только собственнику, но и иному лицу, в том числе носителю права хозяйственного ведения или права пожизненного наследуемого владения. Необходимо поэтому выявить специфический признак, который присущ указанным правомочиям именно как правомочиям собственника. Он состоит в том, что собственник принадлежащие ему правомочия осуществляет по своему усмотрению. Применительно к праву собственности, осуществление права по своему усмотрению, в том числе и распоряжение им, означает, что власть (воля) собственника опирается непосредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц в отношении той же вещи. Власть же всех других лиц не только опирается на закон, но и зависит от власти собственника, обусловлена ею.

Правда, в новейшем гражданском законодательстве этот признак в известной мере размыт, поскольку лица, которым принадлежат гражданские права, все эти права (а не только право собственности) осуществляют по своему усмотрению (п.2 ст.1 и п.1 ст.9 ГК). Однако поскольку указанный признак в отношении права собственности закреплен специально (п.2 ст.209 ГК), задача состоит в том, чтобы выявить присущее ему содержание применительно к праву собственности, что и было сделано. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п.2 ст.209 ГК).

Право собственности обладает свойством упругости или эластичности. Это значит, что ему присуща способность восстанавливаться в прежнем объеме, как только связывающие его ограничения отпадут.

Право собственности относится к числу исключительных прав. Это значит, что собственник наделен правом исключать воздействие всех третьих лиц на закрепленную за ним в отношении принадлежащего ему имущества сферу хозяйственного господства, в том числе и с помощью мер самозащиты.

Сказанное, однако, не означает, что власть собственника в отношении принадлежащей ему вещи безгранична. В соответствии с дозволительной напряженностью гражданско-правового регулирования собственник действительно может совершать в отношении своего имущества любые действия, но только не противоречащие законам и иным правовым актам. Собственник обязан принимать меры, предотвращающие ущерб здоровью граждан и окружающей среде, который может быть нанесен при осуществлении его прав. Он должен воздерживаться от поведения, приносящего беспокойство его соседям и другим лицам, и тем более от действий, совершаемых исключительно с намерением причинить кому-то вред. Кроме того, собственник не должен выходить за общие пределы осуществления гражданских прав, установленные ст.10 ГК. На собственника также возлагается обязанность в случаях, на условиях и в пределах, предусмотренных законом и иными правовыми актами, допускать ограниченное пользование его имуществом другими лицами. Указанные обстоятельства подлежат учету при формулировании общего определения права собственности. Наконец, давая определение права собственности, следует опираться на общее определение субъективного гражданского права, которое распространяется и на право собственности. Применительно к праву собственности это общее определение должно быть конкретизировано с учетом присущих праву собственности специфических признаков.

Исходя из ранее изложенных положений, дадим определение субъективного права собственности.

Право собственности в субъективном смысле означает юридически обеспеченную возможность для лица, присвоившего имущество, владеть, пользоваться и распоряжаться этим имуществом по своему усмотрению в тех рамках, которые установил законодатель (ст.209 ГК). Правомочия владения, пользования и распоряжения включают в себя возможность только таких действий, которые служат реализации целей, предусмотренных законодателем. Такими целями являются сохранность и улучшение имущества, использование его по прямому назначению и возможность для собственника распорядиться имуществом наиболее полным образом.

В отличие от обладателей иных вещных прав правомочия владения, пользования и распоряжения возникают у собственника одновременно, на основании юридических фактов, предусмотренных законом (приватизация, договор с прежним собственником об отчуждении вещи, создание новой вещи и т.д.).

Наличие указанных правомочий, перечисленных в п.1 ст.209 ГК, является необходимым, но еще недостаточным признаком для определения субъективного права собственности. Поэтому в п.2 - 4 ст.209, ст.210 - 211 ГК законодатель дополняет определение указанием на действия. На существенность признаков действия для характеристики субъективного права собственности указывает тот факт, что законодателем предусмотрен целый ряд санкций за бездействие лица, наделенного правомочиями собственности, влекущее за собой прекращение права собственности. К таким санкциям относятся, например, прекращение права собственности на безнадзорное животное через 6 месяцев после его пропажи, если бывший собственник не разыскал животного (ст.231 ГК); прекращение права собственности на обнаруженный клад, собственник которого не может быть установлен (ст.233 ГК); прекращение права собственности на имущество у прежнего собственника вследствие истечения срока приобретательной давности (ст.234 ГК); принудительное изъятие у собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей (ст.241 ГК) и др.

В отличие от права собственности в объективном смысле право собственности в субъективном смысле возникает у конкретного лица только в результате его действий по присвоению индивидуально-определенных предметов. Юридическими фактами, в результате которых возникает право собственности в субъективном смысле, являются разнообразные сделки (например, купля-продажа, принятие наследства), создание новой вещи, давность владения имуществом и т.д.

Право собственности в субъективном смысле отличается от иных субъективных прав на конкретные вещи тем, что опирается непосредственно на закон и заранее не ограничено во времени. Другие (обязательственные) права на имущество, например, вытекающие из договоров хранения, найма, залога и др., возникая по воле собственника, имеют срочный характер.

Защита права собственности со стороны государства носит абсолютный характер. Это означает, что каждый, кто без ведома собственника завладеет либо совершит иные неправомерные действия над его имуществом, будет обязан возвратить имущество, прекратить такие действия, возместить убытки, причиненные собственнику (ст.15,301 - 304 ГК).

Большинство авторов рассматривают право собственности в субъективном смысле как правоотношение с неопределенным кругом лиц, обязанных воздерживаться от действий, нарушающих правомочия собственника.[13] Последовательное развитие этой позиции приводит к необходимости выделить статику и динамику в правоотношении собственности. При этом под статикой подразумевают такие отношения, которые выражают состояние присвоенности материальных благ собственнику. Понятие динамики отношений собственности используют для обозначения процесса движения товара.[14]

Субъективное право собственности является элементом абсолютного правоотношения, в котором собственнику противостоят все третьи лица, обязанные воздерживаться от нарушений этого права.

Субъективное право собственности является элементом вещного правоотношения, поскольку удовлетворение интересов собственника обеспечивается путем непосредственного воздействия на принадлежащую ему вещь (имущество).

Опираясь на определение права собственности как субъективного права, определим это право как правовой институт.

Право собственности - это система правовых норм, регулирующих отношения по владению, пользованию и распоряжению собственником принадлежащей ему вещью по усмотрению собственника и в его интересах, а также по устранению вмешательства всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства.

В тех случаях, когда собственник сам владеет и пользуется вещью ему для осуществления своего права обычно достаточно того, чтобы третьи лица воздерживались от посягательств на эту вещь. Но так бывает далеко не всегда. Чтобы распорядиться вещью (продать ее, сдать внаем, наложить и т.д.), собственник, как правило, должен вступить в отношение с каким-то конкретным лицом (например, с тем, кто хочет купить вещь, получить ее внаем или в залог). Хотя путем установления отношений с конкретным лицом собственник и осуществляет свое право, их регулирование выходит за пределы права собственности, а сам собственник выступает в маске продавца, наймодателя, залогодателя и т.д. Если же право собственности нарушено, то все зависит от того, сохраняется это право или нет. Если сохраняется, то восстановление нарушенного отношения происходит при

помощи норм института права собственности. Если же право собственности не сохраняется (скажем, вещь уничтожена), то для восстановления нарушенных прав придется прибегнуть к нормам других правовых институтов (например, обязательств из причинения вреда или страхового права). Таким образом, нормы, образующие институт права собственности, находятся в постоянном контакте и взаимодействии с нормами других правовых институтов, как гражданско-правовых, так и иной отраслевой принадлежности. Указанное обстоятельство подлежит учету при выборе правовых норм, регулирующих тот или иной участок имущественных отношении, в том числе и отношений собственности.[15]

Глава 2 Формы и виды права собственности юридических лиц

2.1. .Право собственности хозяйственных обществ и товариществ.

Содержание и осуществление права собственности. Хозяйственные общества и товарищества, являясь коммерческими организациями, вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего им имущества любые действия по владению, пользованию и распоряжению, не противоречащие закону и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц. К примеру, согласно ст. 575 ГК РФ в отношениях между коммерческими организациями не допускается распоряжение имуществом в форме дарения, за исключением обычных подарков.

Важнейшими основаниями приобретения права собственности хозяйственных обществ товариществ являются: обобществление имущества, создание его в процессе предпринимательской деятельности, гражданско-правовые сделки.

Обобществление имущества осуществляется путем внесения учредителями (участниками) вкладов в складочный или уставный капитал. Вкладом может быть как имущество в натуре (здания, сооружения, оборудование и т.п.), так и денежные средства, ценные бумаги или имущественные права (право пользования офисным помещением) либо иные права, имеющие денежную оценку (например, право пользования программой для ЭВМ).

Объектами права собственности хозяйственных обществ и товариществ являются как имущество, переданное в качестве вкладов или взносов (если только оно не передается в пользование на основании договора), так и произведенное или приобретенное по иным основаниям, например, от размещения акций и иных ценных бумаг.

Имущество хозяйственных обществ и товариществ подразделяется на фонды: фонд накопления, фонд социальной сферы, фонд потребления и др. Виды фондов, порядок их образования и расходования определены в учредительных документах, в особых положениях о фондах, а также в законах и иных правовых актах. Так, в акционерном обществе в обязательном порядке образуется резервный фонд, который не должен быть менее 15% его уставного капитала (ст. 35 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. «Об акционерных обществах»). Статья 15 Федерального закона от 11 августа 1995 г. «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3340.

Порядок распределения имущества при ликвидации хозяйственных обществ или товариществ или выходе участников из них. Хозяйственные общества и товарищества относятся к таким юридическим лицам, в отношении имущества которых их участники имеют обязательственные права: право на часть прибыли, на дивиденды по акциям, право на получение части имущества при ликвидации юридического лица либо при выходе участника из него и др.

В случае ликвидации товарищества или общества его имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, распределяется между его участниками (п. 7 ст. 63 ГК РФ).

Если участник выбывает из состава товарищества или общества, ему также должны быть произведены выплаты из имущества этого товарищества или общества (см. ст. 78,85,94,95 ГК РФ). Вид выплаты определяется организационно-правовой формой данного юридического лица. Так, согласно п. 2 ст. 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество обязано выплатить участнику, выходящему из его состава, действительную стоимость его доли или выдать ему имущество в натуре. В соответствии с п. 1 ст. 78 ГК РФ при выбытии участника из полного товарищества ему по соглашению с остающимися участниками выплата стоимости имущества, как и в случае с обществом с ограниченной ответственностью, может быть заменена выдачей имущества в натуре (см. также п. 2 ст. 82 ГК РФ).

При разрешении споров, возникающих между товариществом (обществом) и его учредителем (участником) по поводу изъятия в натуре имущества, внесенного учредителем (участником) в уставный (складочный) капитал, следует исходить из того, что такое имущество может быть выдано в натуре, хотя оно и принадлежит товариществу (обществу) на праве собственности. К примеру, согласно п. 1 ст. 78 ГК РФ в полном товариществе по соглашению выбывающего участника с остающимися участниками выплата стоимости имущества может быть заменена выдачей имущества в натуре (см. также п.2ст.82ГКРФ).

Отличительные особенности имеют последствия выбытия члена акционерного общества из его состава. Оформление прав акционера акциями означает, что и передача этих прав другим лицам возможна только путем передачи акций. Поэтому при выходе из акционерного общества его участник не может потребовать от самого общества никаких выплат или выдач, причитающихся на его долю.

3.2. Право собственности производственных и потребительских кооперативов.

Субъектом права собственности кооператива являются производственные и потребительские кооперативные организации, признаваемые юридическими лицами. Производственные кооперативы относятся к коммерческим, а потребительские — к некоммерческим организациям.

Содержание и осуществление права собственности кооперативов. Пределы осуществления права собственности кооператива зависят от его вида (производственный или потребительский) и от объема правоспособности. Потребительские кооперативы, наделенные специальной правоспособностью, в большей степени ограничены в осуществлении правомочий по владению, пользованию и распоряжению имуществом нежели производственные кооперативы. К примеру, сельскохозяйственные потребительские сбытовые кооперативы используют принадлежащее им имущество лишь для достижения целей, связанных с реализацией сельскохозяйственной продукции, осуществляя ее продажу, хранение, сортировку, сушку, мойку, расфасовку, транспортировку и иные, связанные с этим сделки.

Собственность кооператива возникает в результате объединения членами кооператива своих паевых взносов. Паи устанавливаются в денежной, земельной или иной имущественной форме. Главными же основаниями возникновения права собственности для кооперативов являются создание материальных благ в результате собственной деятельности и гражданско-правовые сделки.

Кооператив является собственником имущества, переданного ему в качестве паевых взносов его членами, а также имущества, произведенного и приобретенного кооперативом в процессе его деятельности (п. 3 ст. 213 ГК РФ). Законы о кооперации и уставы отдельных кооперативных организаций конкретизируют круг этого имущества в зависимости от вида кооперативной организации (производственная или потребительская) и от объема ее правоспособности. Это могут быть: земля, здания, сооружения, сельскохозяйственные машины, рыбопромысловый флот, жилищный фонд, объекты здравоохранения и другое имущество. См.: п. 4 ст. 4 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. «О сельскохозяйственной кооперации» // СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4.S70.

Имущество кооперативов подразделяется на фонды. Прежде всего, в составе имущества выделяется паевой фонд, складывающийся из паевых взносов членов кооператива. Уставом кооператива может быть предусмотрено, что определенную часть принадлежащего ему имущества составляет неделимый фонд. Имущество, его составляющее, не включается в паи членов кооператива (ст. 109 ГК РФ)[16] . К такому имуществу могут относиться: производственные помещения, мелиоративные, гидротехнические и другие сооружения, рыбопромысловый флот, орудия лова, объекты здравоохранения, культуры и спорта и др. Обычно, а в сельскохозяйственных кооперативах в обязательном порядке, создается резервный (страховой) фонд. Его размер в сельскохозяйственных кооперативах, например, не должен быть менее 10% паевого фонда.

Порядок распределения имущества в случае ликвидации кооператива либо выбытия из него участников. Подобно хозяйственным обществам и товариществам производственные и потребительские кооперативы относятся к юридическим лицам, на имущество которых их участники имеют обязательственные права, которые, как правило, не обусловлены величиной пая каждого из членов кооператива. Так, имущество, оставшееся после ликвидации производственного кооператива и удовлетворения требований его кредиторов, распределяется между его членами в соответствии с их трудовым участием, если иной порядок не предусмотрен законом и уставом кооператива (п. 4 ст. 109 ГК РФ, ст. 12 Федерального закона «О производственных кооперативах»)[17] .

При наличии неделимых фондов порядок их распределения при ликвидации или реорганизации определяется законом или уставом кооператива. Так, при ликвидации сельскохозяйственного кооператива (как производственного, так и потребительского) разделу не подлежат входящие в неделимый фонд объекты социальной инфраструктуры, а при его реорганизации — объекты производственной инфраструктуры (мастерские, гаражи, сушилки, зернотока, склады и др.). Такие объекты на основании решения общего собрания передаются в установленном законом порядке одному из вновь созданных кооперативов в неделимый фонд или в доверительное управление. Для использования этих объектов членами прежнего кооператива могут быть образованы один или несколько новых потребительских кооперативов[18] .

Порядок распределения имущества при выбытии из кооператива его участника также определяется законом или уставом организации. Например, при выходе из производственного кооператива (а в отношении сельскохозяйственных кооперативов — и из потребительского) его член имеет право на выплату паевого взноса или имущества, соответствующего его паевому взносу (но не на выплату доли во всем имуществе), а также на другие выплаты, предусмотренные уставом (дивиденды, кооперативные выплаты и т.п.) — п. 1 ст. Ill ГКРФ[19] .

3.3. Право собственности общественных объединений (организаций).

Круг субъектов права собственности общественных объединений (организаций) достаточно широк: это общественные организации, общественные движения, общественные фонды, общественные учреждения, органы общественной самодеятельности[20] . Общественные объединения существуют как в виде простых, однозвенных структур, так и в виде многозвенных (профсоюзы, политические партии, спортивные организации). В качестве же субъектов права собственности могут выступать лишь общественные объединения, обладающие правами юридического лица. Это положение закреплено в виде общего правила в п. 4 ст. 213 ГК РФ и конкретизировано применительно к общественным объединениям в ст. 3, 21, 32 Федерального закона «Об общественных объединениях».

Применительно к многозвенным общественным организациям вопрос о субъекте права собственности решен в ст. 32 Федерального закона «Об общественных объединениях», согласно которой в общественных организациях, объединяющих территориальные организации в качестве самостоятельных субъектов в союз (ассоциацию), собственником имущества, созданного и (или) приобретенного для использования в интересах общественной организации в целом, является союз (ассоциация). Территориальные организации, входящие в состав союза (ассоциации) в качестве самостоятельных субъектов, являются собственниками принадлежащего им имущества.

Именно юридические лица, а не их руководящие органы, являются субъектами права собственности и в общественных объединениях, не имеющих членства, таких, как общественные движения, общественные фонды, органы общественной самодеятельности.

Основаниями приобретения права собственности общественных объединений являются: вступительные и членские взносы, добровольные взносы и пожертвования, поступления от лекций, выставок, лотерей, аукционов, спортивных и иных мероприятий, от сделок по купле-продаже, мене, дарению, от предпринимательской деятельности и других, не запрещенных законом источников.

Политические партии, политические движения и общественные объединения, уставы которых предусматривают участие в выборах (например, профсоюзы), не вправе получать финансовую и иную материальную помощь от иностранных государств, организаций и граждан на деятельность, связанную с подготовкой и проведением выборов.

Объектами права собственности общественного объединения могут быть лишь те виды имущества, которые необходимы ему для материального обеспечения деятельности, указанной в его уставе. Это — земельные участки, издательства, средства массовой информации, здания, сооружения, строения, жилищный фонд, имущество культурно-просветительного и оздоровительного назначения, денежные средства, ценные бумаги и иное имущество, отвечающее характеру уставных задач общественного объединения.

Содержание и осуществление права собственности общественных объединений. Правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом общественные объединения вправе использовать только для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами (п. 4 ст. 213 ГК РФ). Предпринимательская деятельность осуществляется общественными объединениями лишь постольку, поскольку это служит достижению уставных целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям. Причем предпринимательской деятельностью некоммерческих организаций признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания такой организации (например, спортивное общество оказывает населению услуги по ремонту спортивного инвентаря), приобретение и реализация имущественных и неимущественных прав, ценных бумаг, иного имущества, участие в хозяйственных обществах и товариществах на вере в качестве вкладчика[21] .

Использование имущества при ликвидации общественного объединения. Поскольку общественные объединения относятся к юридическим лицам, на имущество которых их участники не имеют имущественных прав (п. 3 ст. 48 ГК РФ), при ликвидации такой организации ее имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, используется на цели, в интересах которых она была создана и (или) на благотворительные цели. Если использование имущества в соответствии с учредительными документами организации не представляется возможным, оно обращается в доход государства (п. 4 ст. 213 ГК РФ, ст. 20 Федерального закона «О некоммерческих организациях»)[22] .

3.4. Право собственности объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов).

В соответствии с п. 1 и 2 ст. 121 ГК РФ ассоциации и союзы являются некоммерческими организациями, хотя могут создаваться как коммерческими, так и некоммерческими организациями. Вопросы о субъектах, объектах, особенностях приобретения и прекращения права собственности на имущество, владения, пользования и распоряжения им решаются на основании положений п. 3 ст. 48, п. 3 ст. 212, ст. 213 ГК РФ, а также в соответствии с Федеральным законом «О некоммерческих организациях». Ассоциации, союзы являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов их учредителями (участниками), а также имущества, приобретенного ими по иным основаниям. Участники таких объединений утрачивают право собственности на имущество, переданное ими в собственность объединению, и не приобретают в отношении имущества этого юридического лица иного имущественного права.

Имущество ассоциаций и союзов используется ими лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами. Учредители (участники) объединения не вправе, однако, предусмотреть в учредительных документах возможность ведения предпринимательской деятельности (п. 1 ст. 121 ГК РФ).

В случае ликвидации объединения имущество используется на цели, в интересах которых была создана организация, и (или) на благотворительные цели либо обращается в доход государства (п. 1 ст. 20 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

Заключение

Итак, юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (ст. 48 ГК РФ).

Субъектами права собственности юридических лиц согласно п. 3 ст. 213 ГК РФ признаются коммерческие и некоммерческие организации (кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником).

Круг их необычайно широк: это хозяйственные общества и товарищества, производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации (объединения), ассоциации и союзы, а также другие предусмотренные законом организации.

В процессе формирования рыночных отношений доля государственной собственности постепенно сокращается, зато развиваются различные формы индивидуальной и коллективной собственности: индивидуальные предприятия, товарищества с полной и с ограниченной ответственностью, акционерные общества открытого и закрытого типов, кооперативы, ассоциации и др.

Различные формы собственности, функционирующие в общей системе экономических отношений, не могут быть изолированными друг от друга. Преодолевая свою специфику, они неизбежно переплетаются. На основе этого переплетения могут возникать смешанные формы собственности. Объективная основа этого переплетения - взаимное дополнение и использование тех специфических возможностей, которые заложены в каждой из конкретных форм хозяйствования. Так, в российских АО сейчас сливается собственность отдельных граждан, коллективов и государства. Создание и развитие АО является главным путем разгосударствления собственности.

Список литературы

Конституция РФ, 1996.

Гражданский кодекс Российской Федерации (части первая и вторая)

Комментарии к I части Гражданского кодекса РФ. /Под ред. О.Н. Садикова - М.: «Инфра-М», 2002.

Венедиктов А. В. Государственная социалистическая собственность. М.; Л., 1948.

Гражданское право. Учебник. Часть II/ Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого.—М.: «ПРОСПЕКТ», 2003.

Гражданское право: Учебник /Под ред. С.П. Гришаева. - М.: Юристъ, 1998.

Гражданское право. В 2-х томах. Том 1. Учебник /Под редакцией Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. -М., 1995.

Иванов В. И. Коллективная собственность общины // Закон 1996. № 5.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. 1.

Мартемьянов В.С. Хозяйственное право. - М.: Бек, 1994.

Пугинский Б. И., Сафиуллин Д. Н. Правовая экономика: проблемы становления. - М., 1991.

Римское государственное право. Учебник /Под редакцией И.Б.Новицкого, И.С.Перетерского. -М., 1994.

Тархов В. А. Гражданские права и их осуществление // Вестник Саратовской Гос. Академии права. 1995. № 3.

Савельев В.А.. Гражданский кодекс Германии (история, система, институты). Учебное пособие. -М., 1994.

Хохлов Е.Б, Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка. //Государство и право N 9. 1993.

Шкредов В. П.: 1) Метод исследования собственности в «Капитале» К. Маркса. М., 1973; 2) Экономика и право, 2-е изд. М., 1990.

Шершеневич Г.Ф.. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907г.). М., 1995.

Ченцов Н.В.. Римское частное право. Учебное пособие. -Тверь., 1995.

Энциклопедический юридический словарь /Под ред. В.Е. Крутских. - М.: ИНФРА-М, 1998.


[1] Е.Б.Хохлов, В.В.Бородин. Понятие юридического лица: история и современная трактовка. //Государство и право N 9. 1993. с.152.

[2] Г.Ф.Шершеневич. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907г.). М., 1995. с. 88.

[3] См.: Г.Ф.Шершеневич. Указ. сог., с. 89.

[4] См.: Н.В.Ченцов. Римское частное право. Учебное пособие. -Тверь., 1995. с. 26.

[5] Римское государственное право. Учебник /Под редакцией И.Б.Новицкого, И.С.Перетерского. -М., 1994. с. 115.

[6] См.: Е.Б.Хохлов, В.В.Бородин. Указ. сог., с. 153.

[7] Н.В.Ченцов. Указ. сог., с. 32.

[8] Е.Б.Хохлов, В.В.Бородин. Указ. сог., с. 152.

[9] Гражданское право. В 2-х томах. Том 1. Учебник /Под редакцией Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. -М., 1995. c. 105.

[10] Гражданское право. В 2-х томах. Том 1. Учебник /Под редакцией Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. -М., 1995. c. 105.

[11] См.: В.А.Савельев. Гражданский кодекс Германии (история, система, институты). Учебное пособие. -М., 1994. c. 25.

[12] Гражданское право. Учебник. Ч.1., под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого, М.,1997г., с.326

[13] Советское гражданское право. Л., 1982. Ч. 1. С. 299.

[14] Гражданское право. М., 1993. Т. 1. С. 199.

[15] Гражданское право. Учебник. Ч.1., под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого, М.,1997г., с.330

[16] См. также ст. 10 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации». ст. 11 Федерального закона от 8 мая 1996 г. «О производственных кооперативах» // СЗ РФ. 1996. №20. Ст. 2321.

[17] Иной порядок выплаты ликвидационной квоты предусмотрен, например, для сельскохозяйственных кооперативов (как производственных, так и потребительских), в которых оставшееся имущество распределяется между членами пропорционально их обязательным паям, если иное не предусмотрено уставом (см. п. 4 ст. 44 Федераль­ного закона «О сельскохозяйственной кооперации»).

[18] См.: п. 4, 5, 6, 7 ст. 10, ст. 44 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации».

[19] См. также п. 1 ст. 18 Федерального закона «О сельскохозяйственной коопера­ции», п. 7 ст. 22 Федерального закона «О производственных кооперативах».

[20] См.: ст. 7 Федерального закона от 19 мая 1995 г. «Об общественных объедине­ниях»

[21] См.: ст. 31 Федерального закона «Об общественных объединениях», а также ст. 26, Федерального закона от 12 января 1996 г. «О некоммерческих организациях».

[22] См. также ст. 26 Федерального закона «Об общественных объединениях».