регистрация / вход

Понятие, предмет, источники международного частного права

Понятие международного частного права. Предмет международного частного права. Источники международного частного права.

Понятие международного частного права

Забелова Людмила Борисовна — кандидат юридических наук, кандидат психологических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Московского института экономики, менеджмента и права.

До настоящего времени и в российской, и в зарубежной науке продолжаются дискуссии о емкости и широте термина «международное частное право» (МЧП) . Отсутствует также единство мнений ученых о предмете и структуре данной правовой системы (правового комплекса). Возможным объяснением сложившейся ситуации является тот факт, что МЧП сформировалось в качестве самостоятельной правовой системы в XIX в., хотя оно имело давнюю и весьма богатую историю своего развития.

Термин «международное частное право» (private international law) впервые был предложен судьей Верховного суда США, профессором Гарвардской школы права Дж. Стори , и употреблялся наряду с уже существовавшим и широко признанным в то время термином «коллизионное право» (conflict of laws)Story J. Commentaries on the Conflict of Laws. Boston, 1834.. Примерно со второй половины XIX в. этот термин получил применение и в европейских государствах. Традиционно и англосаксонская система общего права, и романо-германская система континентального права понимали под термином «международное частное право» систему коллизионных норм национального характера, применимых там и тогда, где и когда имущественные и неимущественные отношения частных лиц включали «иностранный» элементЕрпылева Н.Ю. Международное частное право: Учебник. М.: Проспект, 2004. С. 5.. Такой узкий подход к содержанию МЧП сохранился и в настоящее время. По мнению американских профессоров М. Гаррисона , Р. Дейвиса и др. термины «коллизионное право» и «международное частное право» употребляются как взаимозаменяемые и означают внутригосударственную систему правовых норм для разрешения следующих коллизий:

1) суды какого государства должны рассматривать спор;

2) право какого государства следует применитьGarrison М., Davis R., Reitzel J., Severance G. Contemporary Business Law and the Legal Environment. Principles and Cases. New York, 1994. P. 1217..

В России термин «международное частное право» также появляется в XIX вАбдуллин А.И. Становление и развитие науки международного частного права в России: проблема понимания природы международного частного права в трудах российских правоведов XIX в. // Журнал международного частного права. 1996. № 3 (13). С. 13—20.. Значительный вклад в развитие предмета МЧП внес выдающийся российский юрист Ф.Ф. Мартенс . Опубликованный им впервые в 1882—1883 гг. фундаментальный труд «Современное международное право цивилизованных народов» содержал отдельную обширную главу «Международное частное право». Ф.Ф. Мартенс справедливо указывал на две существенные характеристики МЧП: гражданско-правовую природу отношений, им регулируемых, и наличие международного элемента в таких отношениях. Он писал, что «международное частное право есть органическая часть территориального гражданского права страны...»Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов: в 2 т. М., 1996. Т. 2. С. 180.. Гражданско-правовые отношения, включающие иностранный элемент, Ф.Ф. Мартенс называл «международными гражданскими отношениями».

Иностранный элемент может проявляться в трех вариантах.

Субъект правоотношения:

иностранное физическое лицо (иностранный гражданин , апатрид , бипатрид , беженец );

иностранное юридическое лицо , международное юридическое лицо , ТНК ;

международные межправительственные и неправительственные организации;

иностранное государство.

Например, российское предприятие заключает договор с английской фирмой о продаже ей партии товаров, произведенной на этом предприятии. Иностранным элементом в данном правоотношении будет субъект — покупатель товара (английская фирма).

Объект правоотношения находится за границей.

Например, имущество, переходящее по наследству (недвижимость), находится за границей.

Юридический факт , с которым связано правоотношение, имеет место за границей.

Например, причинение вреда российскому гражданину произошло в результате дорожно-транспортного происшествия, случившегося на территории иностранного государства.

Предмет международного частного права

Международное частное право — это единственная отрасль права, предназначенная для юридической регламентации гражданских (в широком смысле слова, т.е. цивилистических, частноправовых) отношений, возникающих в сфере международного общения. В сферу правового регулирования международного частного права входят отношения невластного характера: между людьми, фирмами, другими образованиями по поводу частных интересов (создание семьи, приобретение имущества, получение прибыли, развитие бизнеса, организация труда, защита интересов и законных прав и т.д.). Иными словами, именно интерес, лежащий в основе отношений субъектов МЧП, и определяет природу этого правового образованияНешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процесс. М.: Городец, 2004. С. 15.. Интерес субъектов связан с обеспечением запросов невластных лиц. Кроме того, этот интерес лежит в сфере международных контрактов и не может быть реализован в границах одного государства.

Предметом международного частного права являются невластные отношения, осложненные иностранным (или международным) элементом, в которых участники этих отношений реализуют свои частные интересы в сфере международного сотрудничества. «Частные правоотношения международного характера» и «частные правоотношения, осложненные иностранным элементом» — равнозначные формулировкиМеждународное частное право: Учебник / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М.: Проспект, 2001. С. 13..

Наличие иностранного элемента в отношении, регулируемом МЧП, порождает феномен, именуемый коллизией законов (от лат. collisio — столкновение). Суд или иной правоприменительный орган, встречаясь при разрешении споров и рассмотрении иных дел с отношением, осложненным иностранным элементом, оказывается перед необходимостью ответить на вопрос: праву какого государства следует подчинить такое правоотношение — страны суда либо страны, к которой относится этот иностранный элемент. МЧП располагает средствами, позволяющими преодолеть коллизионную проблему.

Нормы, решающие, какой из коллидирующих, «сталкивающихся» законов (правопорядков) подлежит применению, называются коллизионными . Предупреждая столкновение законов, коллизионные нормы реализуют свое предназначение своеобразным путем: они не регламентируют непосредственно права и обязанности участников отношений, как это свойственно материально-правовым предписаниям, а определяют подлежащее применению (применимое) право.

Специфика международного частного права состоит именно в том, что при сохранении различия в правовых системах государств именно МЧП с помощью так называемых коллизионных норм призвано определить, право какого государства подлежит применению в каждом конкретном случаеБогуславский М.М. Международное частное право. М.: Юрист, 1998. С. 12..

МЧП тесно связано с международным публичным правом. Международное публичное право (или общее международное право) — самостоятельная правовая система. МЧП, согласно отечественной доктрине, это составная часть национальной (внутренней) правовой системы каждого государства. Нормы международного публичного и международного частного права служат одной и той же цели — созданию правовых условий развития международного сотрудничества в различных областях. Общее состоит в том, что в обоих случаях речь идет о международных отношениях в широком смысле этого слова, т.е. отношениях, выходящих за пределы одного государства, связанных с двумя или несколькими государствами. Но нормы международного частного права регулируют не публично-правовые, а частноправовые отношения. Международное оно лишь в том смысле, что регулирует отношения, осложненные иностранным элементом.

Первое отличие международного частного права от международного публичного права касается самого содержания регулируемых отношений. В международном публичном праве главное место занимают политические взаимоотношения государств — вопросы обеспечения мира и международной безопасности, суверенитета государств, невмешательства, проблемы разоружения. Удельный вес правовых вопросов международной торговли, вопросов урегулирования экономического сотрудничества в международном публичном праве все время возрастает, что позволяет говорить о формировании международного экономического права. Но регламентируемые им отношения носят не гражданско-правовой, а межгосударственный характер. Что же касается международного частного права, то им регулируются, прежде всего, имущественные отношения. Наряду с имущественными отношениями в международном обороте возникают и связанные с ними неимущественные отношения (например, в области авторского и патентного права), которые также относятся к сфере регулирования международного частного права.

С отличием по предмету регулирования международного публичного и частного права тесно связано второе отличие — по субъектам отношений. Основными субъектами международного публичного права являются государства. В международном же частном праве основным субъектом является не государство, хотя государство и может выступать в этом качестве, а отдельные лица — физические и юридические. Физические лица — это граждане, а юридические лица — это государственные организации, частные фирмы, предприятия, научно-исследовательские и иные организации.

Отношения между государствами — сфера международного публичного права, в то время как отношения между юридическими лицами и гражданами государств — сфера международного частного права. Когда государства заключают договоры о торговле и мореплавании, то между ними устанавливаются отношения международного публичного права, а когда наши внешнеторговые организации и иные промышленные предприятия заключают внешнеторговые сделки с фирмами, то возникают уже отношения международного частного права. Приведем пример, касающийся граждан. Иностранный студент, обучающийся в России, вступает в брак с российской гражданкой. Вступление в брак иностранца с российской гражданкой регулируется международным частным правом.

Таким образом, в международном частном праве сторонами в отношениях могут быть как граждане, так и юридические лица. Бывают случаи, когда и государство как таковое становится субъектом соответствующих отношений, но эти случаи не являются для международного частного права типичными. Если государством выпускается заем или предоставляется концессия, государство непосредственно участвует в этих отношениях. Государство может также явиться наследником имущества, которое осталось за границей. Но в подавляющем большинстве случаев в качестве субъекта международного частного права выступают граждане или юридические лица различных государств.

Можно с определенными оговорками говорить и о третьем отличии международного частного права от международного публичного права. В международном публичном праве роль основного источника регулирования отношений играет международный договор. В международном частном праве международные договоры также имеют большое значение. Но их правила в одних государствах входят в состав правовой системы данной страны, они должны применяться непосредственно, хотя и не растворяются в этой системе, а занимают в ней особое положение, а в других — они могут применяться лишь после того, как это будет в определенной форме санкционировано государством.

Кроме таких норм договорного происхождения существенное значение — и это типично именно для международного частного права — имеют источники чисто внутреннего характера — законодательство, судебная и арбитражная практика.

Международное частное право имеет и другие отличия от международного публичного права, обусловленные, в конечном счете, неодинаковым характером предмета регулирования (разный порядок рассмотрения споров, применения санкций в случае нарушения прав и т.д.).

Однако эти две правовые системы не отделены друг от друга резкой разграничительной линией. Существует тесная связь между нормами и институтами международного публичного права и международного частного права.

Связь международного публичного права и международного частного права проявляется, прежде всего, тогда, когда в качестве источника международного частного права применяются нормы, сформулированные первоначально в качестве правил международного договора, а затем трансформированные в нормы внутреннего законодательства.

В современной доктрине общепризнанным является положение о том, что роль международных договоров как источников МЧП повышается. Особенно это проявляется в области международного торгового права.

Связь между международным публичным правом и МЧП проявляется и в том, что в МЧП используется ряд общих начал международного публичного права. Определяющее значение здесь имеют, прежде всего, принципы суверенитета государств, невмешательства во внутренние дела, принцип недискриминации. Исходные начала МЧП и международного публичного права единыПодробнее см.: Богуславский М.М. Международное частное право. М., 2006..

Источники международного частного права

Проявлением комплексного характера МЧП выступает наличие разных по своей природе источников права, формирующих данную правовую систему. Источник права — это форма существования правовых норм. Специфика источников МЧП порождена его предметом регулирования. С одной стороны, источники МЧП имеют национально-правовой характер; с другой стороны, МЧП регулирует именно международные гражданские правоотношения, следовательно, международное право выступает самостоятельным источником этой отрасли права. Основные источники международного частного права — внутригосударственное законодательство, международные договоры, международные обычаи.

Национальным источником международного частного права является вся внутренняя правовая система в целом, весь правопорядок данного государства. Основополагающей частью национального законодательства выступают коллизионные нормы, отсылающие не к конкретному закону, а ко всей правовой системе, ко всему правопорядку в целом. На первом месте среди национальных источников МЧП стоят те национальные законы, которые специально предназначены для регулирования гражданско-правовых отношений с иностранным элементом (специальные законы о МЧП, инвестиционное законодательство, законодательство о компенсационных соглашениях). Однако не следует забывать, что основным законом любого государства (и главным источником всего национального права) является его конституция, устанавливающая общие начала регулирования международных гражданских отношений. Конкретные вопросы правовой регламентации содержатся в специальных законах. В законодательстве Российской Федерации, регулирующем отношения в сфере МЧП, следует выделить: Гражданский кодекс , Гражданский процессуальный кодекс , Арбитражный процессуальный кодекс , Трудовой кодекс , Семейный кодекс , Кодекс торгового мореплавания , Основы законодательства РФ о нотариате , Федеральный закон 1993 г. «О международном коммерческом арбитраже» . Специальные законы, подзаконные акты, ведомственные инструкции, ненормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации также являются источниками российского МЧП. Разумеется, все перечисленное законодательство в целом не может считаться источником российского МЧП. Речь идет о содержащихся в этих актах отдельных нормах, главах и разделах, посвященных регулированию частноправовых отношений с иностранным элементом.

В российском праве проведена межотраслевая кодификация МЧП — в Гражданский, Гражданский процессуальный, Арбитражный процессуальный и Семейный кодексы, Кодекс торгового мореплавания включены специальные главы и разделы, регулирующие частноправовые отношения с иностранным элементом. Основные источники российского МЧП — раздел VI ГК РФ, раздел VII СК РФ, глава XXVI КТМ РФ, раздел V ГПК РФ, главы 31, 32, 33 АПК РФ. Главный источник — это раздел VI части третьей ГК РФ. Особое значение имеет глава 66 разд. VI части третьей ГК РФ, которая содержит общие положения применения иностранного права на территории России и устанавливает общие принципы регулирования всех частноправовых отношений с иностранным элементом.

В праве многих зарубежных государств уже давно проведена полномасштабная кодификация МЧП — приняты специальные законы о международном частном праве и процессе (Турция , Балканские страны, Италия , Грузия , Тунис , Таиланд , Румыния ). Как правило, в одном законодательном акте имеет место отдельное регулирование вопросов МЧП и международного гражданского процесса. Эталонными (с точки зрения юридической техники) законами о МЧП являются специальные кодификации МЧП в Польше , Чехии , Венгрии , Австрии и Швейцарии . Кодификация МЧП может производиться не только посредством принятия специального закона, но и иными способами. Например, в ФРГ был принят Вводный закон к Германскому гражданскому уложению , содержащий полномасштабную кодификацию МЧП Германии. В 1989 г. к Гражданскому кодексу Японии был принят Вводный закон, содержащий нормы японского МЧП. Вводные законы приняты также к гражданским кодексам Испании и Бразилии.

Своеобразно развивается МЧП во Франции . Первоисточником французского МЧП является Гражданский кодекс 1804 г. Этот нормативный акт содержит всего несколько коллизионных правил одностороннего характера (предусматривающих применение исключительно французского права к отношениям с иностранным элементом). В порядке интерпретации этих норм и на их основе практика французских судов сформулировала обширный конгломерат коллизионных норм по различным видам гражданских правоотношений. Таким образом, развитие французского МЧП осуществляется посредством судебной практики.

Ни в Великобритании , ни в США не существует специальных законов, кодифицирующих МЧП этих государств. В англо-американском праве решающее значение имеет система судебных прецедентов, хотя по отдельным вопросам издаются специальные законы, в которых содержатся нормы МЧП (Закон США 1976 г. об иммунитете иностранного государства , Единообразный торговый кодекс США 1962 г., Закон Великобритании 1978 г. «О государственном иммунитете»е , Закон Великобритании 1996 г. «Об арбитраже» ). В США на федеральном уровне выработан Свод законов 1972 г. о конфликтах законов, который представляет собой неофициальную кодификацию МЧП, имеющую рекомендательный характер. В отдельных штатах есть специальные законы о МЧП (ГК штата Луизианы 1981 г.). Как это ни парадоксально, но в Великобритании принят специальный закон, кодифицирующий английское МЧП, — Закон 1995 г. о международном частном праве .

Совокупность международно-правовых источников МЧП составляют международные договоры, международные правовые обычаи и система негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности (международное коммерческое право). При этом основное значение принадлежит международным договорам. Кроме того, нельзя забывать, что общепризнанные нормы и принципы международного права являются частью правовой системы большинства государств и имеют примат над нормами национального права в случае их противоречия.

Российская Федерация участвует в международных договорах различного уровня. Прежде всего, отметим тенденцию расширения участия России в многосторонних соглашениях универсального (всемирного) характера.

Прежде чем остановиться на основных многосторонних соглашениях, следует отметить, что в современных условиях основная тяжесть по их разработке приходится на международные организации, которые планомерно занимаются кодификацией норм международного частного права в виде подготовки проектов универсальных международных договоров в области международного частного права.

Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) , подготовившая ряд важнейших конвенций, к которым присоединилась Российская Федерация: Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров , Конвенцию ООН о морской перевозке грузов , Типовой закон о международном торговом арбитраже и т.д.

Гаагская конференция по международному частному праву действует с 1893 г. с участием Российской империи. СССР не участвовал в этой организации. С 2000 г. Российская Федерация восстановила свое участие в работе конференции. Наиболее значительные документы, подготовленные этой организацией, обязательны и для России: Конвенция по вопросам гражданского процесса (1954 г.), Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам (1965 г.), Конвенция о сборе за границей доказательств по гражданским и торговым делам (1970 г.), Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов (1961 г.) и т.д. Не менее известны и конвенции (в которых РФ, к сожалению, не участвует), относящихся к сфере семейных отношений, подготовленные Гаагскими конференциями с 1956 по 1980 гг.

Международный институт по унификации частного права (УНИДРУА) в Риме . Им были подготовлены проекты конвенций по целому ряду вопросов международных предпринимательских отношений: о лизинге, факторинге и т.д.

Международные универсальные конвенции, в которых регулируются отношения в области международного частного права, разрабатываются также в рамках Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) , Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) , Всемирной морской организации (ИМО) , Международной организации гражданской авиации и т.д.

Россия участвует в важных многосторонних конвенциях по вопросам иностранных инвестиций : в Конвенции о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами (1965 г.), заключенной в Вашингтоне (эту Конвенцию подписало более 150 государств, ратифицировало 106), Конвенции об учреждении многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (1985 г.), заключенной в Сеуле (Конвенцию подписало 131 государство).

Многочисленные многосторонние соглашения были заключены по различным вопросам торгового мореплавания. К ним относятся: Брюссельские конвенции по морскому праву, подготовленные Международным морским комитетом (ММК) . Важнейшие из них: Конвенция об унификации некоторых правил о коносаменте (1924 г.) и протокол к ней (1968 г.), Конвенция об ограничении ответственности собственников морских судов (1957 г.), Конвенция об аресте морских судов (1952 г.) , Конвенция об унификации некоторых правил относительно ответственности, вытекающей из столкновения судов внутреннего плавания (1960 г.) . На конференции в Гамбурге была подписана Конвенция ООН о морской перевозке грузов (1978 г.) (Гамбургские правила) .

В области регулирования вопросов железнодорожного транспорта имеются Бернские международные конвенции о железнодорожных перевозках грузов и железнодорожных перевозках пассажиров и багажа, которые в 1980 г. были объединены и приняты в новой редакции как единое соглашение (в силе с 1 мая 1985 г.).

Необходимо подчеркнуть различную природу названных источников. Внутригосударственное законодательство в области МЧП действует в пределах каждого отдельного государства и является результатом реализации нормотворческой функции государственных органов, которая воплощает интересы различных социальных слоев данного государства. Международные договоры выступают результатом согласования воль различных государств, принимающих в них участие. По существу, международные договоры в области МЧП регулируют правоотношения с участием юридических и физических лиц — субъектов внутреннего права, но обязательства по договору возлагаются на государства, участвующие в нем, которые несут ответственность за приведение своего внутреннего права в соответствие со своими международными обязательствами.

В мире существует единственная межгосударственная кодификация МЧП на региональном уровне — Кодекс Бустаманте 1928 г. (участники — государства Центральной и Южной Америки ). Кодекс Бустаманте — это полномасштабная кодификация унифицированных региональных коллизионных норм, которые действуют и применяются судами всех государств-участников. В 60-х гг. XX в. был создан Международный симпозиум по Кодексу Бустаманте — универсальная межправительственная международная организация, членами которой являются государства разных регионов (Польша , Австрия , Египет и др.).

Международные обычаи отличаются от международных договоров тем, что носят неписаный характер. Сложность природы международного обычая заключается в том, что определить четкую временную границу признания его юридически обязательным можно только эмпирическим путем. Это находит отражение в правоприменительной практике: в решениях международных судебных и арбитражных органов, в резолюциях международных организаций. Такие документы выступают в качестве подтверждения существования международного обычая в целом или наличия его отдельных элементов.

Обычаи — это правила, выработанные участниками международных отношений практическим путем, в результате систематически повторяющегося и однообразного поведения в сходных обстоятельствах. Таким образом, использование обычая систематически повторяется, и, кроме того, гарантируется возможностью применения принуждения в случае его нарушения. Как правило, обычаи не фиксируются в официальной письменной форме, поскольку являются наиболее древней формой существования права. В обычае содержатся наиболее важные правила поведения участников международных частных отношений, выдержавшие испытание временем, признаваемые всеми или многими участниками гражданских правоотношений международного характера.

Обычай — это всеобщая практика, признанная в качестве правовой нормы. Для того, чтобы практика приобрела характер обычной нормы права, необходимы длительность, регулярность, устойчивость и повторяемость ее применения.

Следует отметить, что обычай не только самый древний, но и самый гибкий, и, следовательно, современный источник МЧП.

В международном частном праве наиболее важную роль играют международные торговые обычаи, обычаи делового оборота и обычаи торгового мореплавания. Международной торговой палатой в Париже произведено несколько частных неофициальных кодификаций международных обычаев: Варшавско-Оксфордские правила по сделкам на условиях СИФ , Йорк-Антверпенские правила об общей аварии (последняя редакция — 2004 г.), Международные правила по унифицированному толкованию торговых терминов (ИНКОТЕРМС) , Унифицированные правила по документарным аккредитивам и инкассо и др. Все эти акты не имеют нормативного характера, но являются источником права. Международный обычай признается как источник права в российском законодательстве — ст. 5 и п. 6 ст. 1211 ГК РФ .

Международные обычаи часто связывают с существованием понятия lex mercatoria (международного коммерческого права, транснационального торгового права, права международного сообщества коммерсантов), которое имеет давнюю историю. Под международным коммерческим правом принято понимать систему негосударственного регулирования внешнеторговой деятельности. Эта система определяется еще как «мягкое, гибкое» право (в смысле рекомендательного характера его норм). Преимущества международного коммерческого права по сравнению с национальным законодательством и международными договорами заключаются именно в предоставлении участникам международной торговли максимума свободы действий. Основа lex mercatoria — резолюции-рекомендации международных организаций по вопросам внешней торговли (общие условия поставок, договоры-формуляры, договоры присоединения, типовые контракты, типовые регламенты). Главную роль в развитии международного коммерческого права играют ВТО , МТП , ЮНСИТРАЛ и другие международные организации.

Итак, резолюции-рекомендации межправительственных организаций, формулирующие правила желательного поведения государств-членов, выполняют двоякую роль: они могут, во-первых, выступать в качестве стадии в правотворческом процессе, ведущем к оформлению международно-правовой нормы и, во-вторых, опосредованно регулировать международные отношения, оставаясь при этом рекомендательными, а не обязательными нормами.

Регулирование международных отношений с помощью рекомендательных норм вызывает серьезные дискуссии у представителей правовой науки разных стран. В ходе обсуждения этого вопроса и была сформулирована концепция о делении международных норм на «мягкие» — рекомендации и «твердые» — обязательные правилаЦит. по: Нешатаева Т.Н. Международное частное право и международный гражданский процес. М.: Городец, 2004. С. 55. Подробнее: Gold I. Strendthening the Soft International Law of Exchange Arrangements // AJIL. 1983. P. 443; Seidl-Hohenveldern H. International Economic Law. Collected Corse. H. 1988. P. 21—262..

В концентрированном виде основные доводы в пользу существования «мягкого права» можно изложить следующим образом:

1) оно необходимо потому, что «мягкие» нормы позволяют праву быть гибким, т.е. приспосабливающимся как к своеобразию регулируемых отношений, так и к интересам субъектов, вступающих в эти отношения;

2) международному праву известна особая иерархия норм — от «твердых» до «мягких»;

3) в одном нормативном акте могут содержаться и «твердые», и «мягкие» нормы;

4) «мягкие» нормы можно сравнивать с диспозитивными нормами в национальных правовых системах.

Судебная и арбитражная практика. Во многих государствах судебная и арбитражная практика в качестве источника МЧП играет более важную роль, чем национальное законодательство и международное право (Франция, Великобритания, США). Под судебной и арбитражной практикой , выступающей источником права, понимают решения судов, которые имеют правотворческий характер, — формулируют новые нормы права. Правотворческая роль судов и арбитражей заключается не в создании новых норм права — суды не имеют законотворческих полномочий и не могут «творить» право. Суды только выявляют действующее (позитивное) право и формулируют его как систему юридически обязательных предписаний.

Правотворческая деятельность судов в большой степени зависит от судейского усмотрения , которое имеет решающее значение при выявлении сложившихся правил поведения, уже признанных общественным сознанием в качестве обязательных предписаний. Судейское усмотрение играет решающую роль при толковании, определении и применении правовых норм. В международном частном праве принцип свободы судейского усмотрения имеет особое значение: восполнение пробелов в правовом регулировании частных отношений с иностранным элементом, квалификация юридических понятий, установление «подразумеваемой» воли сторон, определение закона «существа отношения», установления критерия наиболее тесной связи, — все это прямые обязанности судов.

Судебный прецедент — это решение вышестоящего суда, имеющее императивное, решающее значение для нижестоящих судов при разрешении аналогичных дел в дальнейшем. Никакое решение суда не становится прецедентом автоматически; оно должно получить статус прецедента в установленном законом порядке. Судебный прецедент как решение, имеющее руководящее значение при решении аналогичных дел в дальнейшем, используется практически во всех государствах, но только в странах общей правовой системы есть целостное прецедентное право. Наибольшее количество прецедентов в английском праве, что в значительной степени усложняет судебную процедуру. В современной судебной практике Великобритании господствует узаконенная тенденция к ограничению количества прецедентов в английском праве. В настоящее время действует региональная система прецедентного права — европейское прецедентное право, сложившееся в рамках Европейского Союза (ЕС) и выработанное Европейским Судом. Решения этого Суда обязательны для государств — членов ЕС, их национальных судов и административных органов, физических и юридических лиц. Судебные органы стран-членов ЕС не вправе принимать решения, противоречащие решениям Европейского Суда, которые имеют решающее значение и обязательно должны применяться по аналогии.

В российском законодательстве судебная и арбитражная практика формально юридически не считается источником права. Отечественный законодатель расценивает ее в качестве основного средства для толкования, определения и применения правовых норм. На практике российские суды и арбитражи играют точно такую же роль по выявлению действующего права и его формулированию, как и суды тех государств, в которых судебная практика признана официальным источником права. Значение источника права имеют в первую очередь разъяснения пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Формально юридически эти разъяснения имеют рекомендательный характер, но на практике противоречащее им решение нижестоящих судов не вступает в законную силу. Фактически судебная и арбитражная практика давно стала самостоятельным источником российского МЧП.

Доктрина права — это высказывания ученых, признанные на официальном государственном или международном уровне. В любом цивилизованном государстве существует «право разногласий» — ученые вправе высказывать различные мнения по одному и тому же вопросу. Государственные органы свободны в выборе между различными точками зрения, высказанными юристами. Российский законодатель учитывает доктрину как источник МЧП в других государствах (ст. 1191 ГК РФ , ст. 14 АПК РФ ), но не считает разработки российских ученых даже вспомогательным источником права.

В настоящее время доктрина МЧП широко используется в целях его унификации и гармонизации. Разработки УНИДРУА , Гаагских конференций по МЧП и Комиссии международного права лежат в основе многих международных соглашений и применяются большинством национальных законодателей для усовершенствования МЧП. С 1992 г. Гаагские конференции изучают возможность разработки универсальной конвенции о признании и исполнении судебных решений, предусматривающей непосредственное разграничение компетенции национальных судебных органов. Проект этой конвенции был выработан в 1999 г. и одобрен на XIX сессии Гаагских конференций.

Оценка доктрины в качестве самостоятельного источника МЧП связана с различным регулированием одних и тех же отношений в законодательстве разных государств и необходимостью унификации такого регулирования; с наличием в МЧП огромного количества пробелов — намного большего, чем в других отраслях права. Основная функция доктрины как источника МЧП — максимальное восполнение этих пробелов на уровне научных разработок.

Таким образом, международное частное право — это комплексная отрасль права, объединяющая нормы внутригосударственного законодательства, международных договоров и обычаев, которые регулируют имущественные и личные неимущественные отношения, «осложненные иностранным элементом» (т.е. отношения международного характера), с помощью коллизионно-правового и материально-правового методов.

Список литературы

Комиссия ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ). Резолюция 2205 Генеральной Ассамблеи ООН «Учреждение комиссии ООН по праву международной торговли» / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Конференция ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД). Резолюция 1995 Генеральной Ассамблеи / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Международное частное право. Иностранное законодательство. — М.: Статут, 2001.

Соглашение о сотрудничестве в области внешнеэкономической деятельности 1992 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Статьи соглашений о Международном валютном фонде 1945 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Устав Гаагской конференции по международному частному праву 1955 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Устав международного института унификации частного права 1940 г. / Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» // СЗ РФ. — 1995. — № 29. — Ст. 2757.

Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. — М., 2002.

Барнашов А.М. Общепризнанные нормы международного права и их взаимодействие с нормами российского законодательства // Юрист-международник. — 2003. — № 2.

Белянская О.В., Пугина О.А. Условия имплементации международно-правовых норм в российское законодательство // Международное публичное и международное частное право. — 2005. — № 5.

Блищенко И.П., Дориа Ж. Прецеденты в международном публичном и частном праве. — М., 1999.

Гаврилов В.В. Теории согласования международных и внутригосударственных правовых норм // Государство и право. — 2005. — № 12.

Гаврилов В.В. Теории трансформации и имплементации норм международного права в отечественной правовой доктрине // Московский журнал международного права. — 2001. — № 2.

Звеков В.П., Марышева Н.Закон Украины 2005 г. «О МЧП» // Хозяйство и право. — 2006. — № 5.

Зыкин И.С. Обычаи и обыкновения в международной торговле. — М., 1983.

Кудашкин В.В. Международное частное право в системе социально-экономических отношений общества // Государство и право. — 2004. — № 7.

Матвеева Т.В. К вопросу о «мягком праве» в регулировании международных частных отношений // Государство и право. — 2005. — № 3.

Нешатаева Т.Н. К вопросу об источниках права — судебном прецеденте и доктрине // Вестник ВАС РФ. — 2000. — № 5.

Обычай в праве. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.

Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике МКАС. — М., 1998.

Розенберг М.М. О статусе международных конвенций и типовых законов // Вестник ВАС РФ. — 2000. — № 2.

Тихомиров Ю.А. Международно-правовые акты: природа и способы влияния // Журнал российского права. — 2002. — № 1.

Хижняк В.С. Проблема соотношения внутригосударственного права России и международного права: исторический аспект // Московский журнал международного права. — 2002. — № 1.

Храбсков В.Г. МЧП в правовой системе // Государство и право. — 2006. — № 2.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий