регистрация / вход

Правовое регулирование наследственных отношений с иностранным элементом

Основные положения в области наследственных отношений, осложненных иностранным элементом. Коллизионные вопросы наследование движимого и недвижимого имущества. Коллизионные вопросы способности лица составлять, отменять завещание. Форма завещания.

Забелова Людмила Борисовна — кандидат юридических наук, кандидат психологических наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Московского института экономики, менеджмента и права.

Основные положения в области наследственных отношений, осложненных иностранным элементом

Под наследованием понимается переход прав и обязанностей умершего лица (наследодателя) — к другим лицам в соответствии с нормами наследственного права.

Правовая природа наследования в различных правовых системах трактуется по-разному. В странах, принадлежащих к романо-германской правовой системе (включая РФ ), наследование понимается как универсальное правопреемство, то есть переход к наследникам прав и обязанностей наследодателя в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент. Для стран англо-американской системы права характерно не преемство в правах и обязанностях, а ликвидация имущества наследодателя, в процессе которой осуществляется сбор причитавшихся ему долгов, оплата его долгов и т.д. Наследники имеют право на чистый остатокАлешина А.В., Косовская В.А. Международное частное право. Ростов-на-Дону, 2007. С. 227..

Основаниями наследования являются закон и завещание. Завещание представляет собой изъявление воли наследодателя, которое облечено в предписанную законом форму и направлено на определение юридической судьбы его имущества после смерти. Наследование по закону имеет место тогда, когда завещание отсутствует, отменено завещателем, признано недействительным или согласно завещанию наследуется определенная часть имущества, а также, в случае, когда существуют лица, имеющие право на обязательную долю в наследстве, и если наследник по завещанию отказался от наследства.

Открытие наследства представляет собой юридический факт, в силу которого возникают наследственные правоотношения. В большинстве стран мира такими юридическими фактами являются смерть гражданина или объявление судом гражданина умершим.

По общему правилу, местом открытия наследства является последнее место жительства наследодателя, то есть место, где он постоянно или преимущественно проживал. Место жительства следует отличать от места пребывания, которым являются гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, больница и т.д. Временное место жительства, независимо от его продолжительности (срочная военная служба, учеба, командировка, нахождение в местах лишения свободы и т.д.), не является местом открытия наследства.

Коллизионные нормы ст. 1224 ГК РФ определяют, праву какой страны подчинены наследственные отношения. При квалификации понятия «наследование» по российскому праву действие норм данной статьи распространяется на переход имущества умершего к другим лицам в порядке универсального правопреемства, т.е. в неизменном виде как единого целого в один и тот же момент (ст. 1110 ГК РФ). Это касается правил об основаниях наследования, составе наследства, его открытии, включая время и место, круге наследников, а также специальных правил о наследовании отдельных видов имущества.

Коллизионные вопросы наследование движимого и недвижимого имущества

Так, чтобы разграничить сферы действия норм абз. 1 и 2 ст. 1224 ГК РФ , необходимо определить понятия движимого и недвижимого имущества . Коллизионная норма абз. 1 п. 1 касается наследования любого входящего в состав наследства имущества, кроме недвижимости. Речь здесь идет о движимом имуществе, включая вещи, не относящиеся к недвижимости, а также права и обязанности, вытекающие из корпоративных отношений и отношений в сфере интеллектуальной собственности. Применение этой коллизионной нормы не связано с местом нахождения наследства, поэтому ее следует распространять и на «заграничное имущество» . Примером может служить случай, когда наследодатель к моменту смерти имел за границей права, вытекающие из договора с иностранным банком или из договора с иностранной страховой компанией. Нормы абз. 2 п. 1 охватывают наследование недвижимости, причем выделяется наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации.

Коллизионные нормы ст. 1224 ГК РФ по-разному определяют подлежащее применению право. Поэтому в отдельных случаях, если, например, в состав наследства входит движимое и недвижимое имущество, отношения по наследованию после смерти конкретного лица могут оказаться подчиненными законам разных государств.

Основное правило, определяющее статут наследования, содержится в абз. 1 п. 1 ст. 1224 ГК РФ: к отношениям по наследованию подлежит применению право страны, где наследодатель имел последнее место жительства (понятие места жительства гражданина (ст. 20 ГК РФ)).

Не являющиеся российскими гражданами лица, находящиеся в РФ на основании командировки, деловой поездки, отдыха и т.д., считаются временно пребывающими в России. Их наследственные отношения будут подчинены не российскому праву, а праву страны места их жительства. Нельзя, однако, исключить ситуацию, когда установить место постоянного проживания наследодателя невозможно ввиду того, что он фактически жил в двух или даже в нескольких государствах. В этом случае используется указанный в ст. 20 ГК РФ признак «преимущественное проживание»: статутом наследования будет считаться право того из государств, в котором лицо проживало преимущественно, т.е. с которым оно фактически было более тесно связано (об этом может свидетельствовать работа в этом государстве, наличие жилья и т.п.).

Принцип определения статута наследования на основе отсылки к праву страны последнего места жительства наследодателя используется и в некоторых других государствах (например, в Китае , с некоторыми оговорками — в Швейцарии ), но чаще соответствующие коллизионные нормы иностранных государств отсылают к личному закону наследодателя, понимаемому либо как закон страны гражданства, либо как закон страны места жительства (домицилия ).

Право, подлежащее применению к наследованию недвижимого имущества, определяется исходя из места нахождения такого имущества. Это соответствует общему принципу определения статута недвижимости (ст. 1205, 1213 ГК РФ).

Наследование недвижимости, внесенной в государственный реестр в РФ, подчиняется российскому праву. Эта норма распространяется на внесенное в государственный реестр России недвижимое имущество независимо от места его нахождения — в России или за границей. Таким образом, наследование находящегося за границей недвижимого имущества, внесенного в государственный реестр России, должно подчиняться не праву страны места его нахождения, а российскому праву. Основные правила о государственной регистрации, в частности, воздушных судов содержит Воздушный кодекс (ст. 32, 33), о регистрации морских судов — Кодекс торгового мореплавания (гл. III), судов внутреннего плавания — Кодекс внутреннего водного транспорта РФ (ст. 17 и др.).

Следует иметь в виду, что подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты относятся в России к недвижимым вещам (ст. 130 ГК РФ). Определяя подлежащее применению право, законодатель учитывал то, что подчинение таких движущихся объектов, внесенных в государственный реестр, закону страны места их нахождения может оказаться случайным, неудобным и затруднительным.

Коллизионные вопросы способности лица составлять, отменять завещание

В п. 2 ст. 1224 ГК РФ решаются коллизионные вопросы наследования по завещанию , а именно: о способности составлять и отменять завещание (завещательная дееспособность ) и о форме завещания.

Способность составлять и отменять завещание означает признание лица способным распорядиться своим имуществом на случай смерти. При обращении к российскому праву надо учитывать:

положение п. 2 ст. 1118 ГК РФ о том, что завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его составления дееспособностью в полном объеме;

нормы ст. 1130 ГК, касающиеся отмены завещания; нормы ст. 21 ГК РФ, раскрывающие общее понятие дееспособности гражданина и др.

Способность лица к составлению и отмене завещания подчиняется праву страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания или акта его отмены. Право страны места жительства завещателя применяется и в том случае, когда завещание было составлено (отменено) за ее пределами, в стране временного пребывания. Если наследодатель в дальнейшем (после составления завещания) изменит место жительства, это может привести к тому, что к завещательной дееспособности будет применено иное — по сравнению с наследственным статутом — право.

Форма завещания

Право, которому подчинена форма завещания или акта его отмены, определено как право страны, где завещатель имел место жительства в момент составления завещания (его отмены). Однако допустимо также применить право страны места составления завещания (его отмены) или российское право. Завещатель может составить (отменить) завещание в форме, предусмотренной правом любой из трех упомянутых стран.

При обращении к российскому праву следует учитывать, что в соответствии со ст. 1124 ГК РФ завещание (под угрозой его недействительности) должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. В случаях, предусмотренных в п. 7 ст. 1125, ст. 1127, п. 2 ст. 1128 ГК РФ, допускается его удостоверение другими лицами или составление в простой письменной форме, без нотариального удостоверения.

Режим выморочного имущества

Выморочное имущество — это имущество, которое осталось после смерти лица, не оставившего наследников ни по закону , ни по завещанию . Законодательством большинства государств предусмотрено, что такое имущество поступает в казну государства (ст. 1151 ГК РФ ).

Ст. 1224 ГК РФ не упоминает специально о выморочном имуществе (при квалификации по российскому праву понятие выморочного имущества определяется в соответствии со ст. 1151 ГК). Если в соответствии с наследственным статутом такое имущество считается переходящим в собственность государства в порядке наследования (а в России государство в силу ст. 1204 и п. 2 ст. 1151 ГК РФ рассматривается как наследник по закону или по завещанию), отношения по его наследованию должны подчиняться тому праву, на которое указывают соответствующие коллизионные нормы ст. 1224 ГК, если иное не предусмотрено в международном договоре РФ.

Однако в праве разных государств объяснение права государства на наследование выморочного имущества принципиально различно, и заключается в следующемЕрпылева Н.Ю., Гетьман-Павлова И.В. Международное частное право: Практикум. М., 2007. С. 532..

Концепция перехода выморочного имущества в собственность государства как бесхозяйного имущества (Франция , Австрия , США ). Приобретение имущества как бесхозяйного имеет первоначальный, а не производный характер, следовательно, выморочное имущество переходит государству свободным от каких-либо обременения и долгов. Наследственные права государства здесь возникают по «праву оккупации».

Концепция перехода выморочного имущества в собственность государства по праву наследования (Россия , ФРГ , Испания , Швейцария , государства Восточной Европы , страны СНГ и Балтии). Обоснование этой концепции — определение наследования как универсального правопреемства. В данном случае имеет место ответственность государства по долгам наследодателя, поскольку приобретение имущества по праву наследования — это производный способ перехода права собственности.

Различное обоснование права государства на наследование выморочного имущества имеет существенное практическое значение в случаях, когда имущество принадлежит иностранцу:

1) если считать, что выморочное имущество переходит в собственность государства по праву наследования, оно должно передаваться государству, гражданином которого являлся умерший;

2) если считать, что наследственные права государства возникли по «праву оккупации», выморочное имущество переходит в собственность того государства, где гражданин умер либо того, где имущество находится.

Практически общепризнанно, что судьба выморочного имущества определяется правом того государства, на чьей территории имущество находится, и зависит от того, какой концепции перехода выморочного имущества придерживается данное государство. Следует также отметить различия правовых режимов при наследовании движимого и недвижимого выморочного имущества: даже если государство придерживается концепции перехода по праву наследования, недвижимость в любом случае становится собственностью того государства, на чьей территории она находится. Движимые вещи либо передаются государству гражданства умершего, либо поступают в казну государства их места нахождения.

В современных международных гражданских отношениях судьба выморочного имущества, принадлежащего иностранцам, регулируется в двусторонних договорах о правовой помощи. Эти договоры содержат унифицированные нормы: выморочное движимое имущество передается государству, гражданином которого являлся наследодатель в момент смерти; выморочное недвижимое имущество переходит в собственность государства, на территории которого оно находится. Эти нормы, непосредственно разрешающие судьбу выморочного имущества, связаны с установленными в договорах коллизионными принципами регулирования наследственных отношений: наследование движимого имущества подчиняется личному закону наследодателя, а наследование недвижимости — закону места нахождения вещи.

Вопросы наследования в международных договорах

Вопросы наследования затронуты в некоторых международных договорах РФ. Таковы нормы Минской Конвенции 1993 г., ряда двусторонних договоров о правовой помощи, консульских договоров и конвенций, которые приравнивают в отношении наследования граждан договаривающихся государств («на равных условиях и в том же объеме») к собственным гражданам, т.е. предоставляют в этой области «национальный режим» (например, ст. 44 Минской конвенции 1993 г.). Наряду с нормами о приравнивании, указанная Конвенция и некоторые из договоров о правовой помощи (с Албанией , Болгарией , КНДР , Кубой , Монголией , Польшей , Румынией , Чехией и Словакией , Югославией , а также с Азербайджаном , Киргизией , Латвией , Литвой , Молдавией , Эстонией ) содержат коллизионные нормы о наследовании (о праве, подлежащем применению к наследованию движимого и недвижимого имущества, к завещательной дееспособности, форме завещания), а также нормы о выморочном имуществе и разграничении компетенции учреждений договаривающихся сторон по делам о наследовании.

Коллизионные нормы договоров по содержанию близки друг другу и во многом совпадают с регулированием, содержащимся в ст. 1224 ГК РФ . Так, наследование недвижимости во всех упомянутых договорах тоже подчинено праву страны, на территории которой находится имущество, а наследование движимого имущества — праву страны, где наследодатель имел последнее постоянное место жительства. Однако ряд договоров о правовой помощи подчиняет наследование движимости иному, чем ст. 1224 ГК РФ, праву. Так, договоры с Болгарией (п. 1 ст. 32), Венгрией (п. 1 ст. 37), Вьетнамом (п. 1 ст. 35), КНДР (п. 1 ст. 36), Польшей (п. 1 ст. 39), Румынией (п. 1 ст. 37) считают в этом случае определяющим право страны, гражданином которой был наследодатель в момент смерти. Эти коллизионные нормы, будучи нормами международных договоров РФ, «вытесняют» действие норм ст. 1224 ГК РФ.

В некоторых договорах (например, с Вьетнамом, Польшей, Чехией и Словакией) есть правила о квалификации понятий движимого и недвижимого имущества. Вопрос о том, какое имущество следует считать движимым, а какое — недвижимым, решается по праву страны, на территории которой находится имущество. Квалификация этих понятий на основании указанных норм международных договоров, как правило, не расходится с квалификацией их в российском праве.

Есть различия и в коллизионном регулировании наследования по завещанию. Так нормы Минской конвенции 1993 г., как и ряда договоров о правовой помощи, подчиняют способность составлять и отменять завещание только праву страны, гражданином которой был наследодатель в момент составления (отмены) завещания; этому же праву (а не праву страны места жительства) подчинена форма завещания.

Например, ст. 41 Договора о правовой помощи с Польшей предусматривает: «1. Способность составлять или отменять завещание, равно как и правовые последствия недостатков волеизъявления, определяются законодательством договаривающейся стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. 2. Форма составления или отмены завещания определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой был наследодатель в момент составления или отмены завещания. Однако достаточно соблюдения законодательства Договаривающейся Стороны, на территории которой было составлено или отменено завещание».

Эта норма имеет преимущество перед правилом п. 2 ст. 1224 ГК РФ. Поэтому, в частности, если проживавшее в России лицо на момент составления завещания не имело российского гражданства, и при этом завещание было составлено вне России, например, в Польше, применять к его форме российское право, как это вытекало бы из п. 2 ст. 1224 ГК РФ, неправомерно.

В отношении выморочного имущества Минская конвенция 1993 г. (ст. 46) и ряд двусторонних договоров о правовой помощи содержат норму, устанавливая, что если по законодательству, подлежащему применению при наследовании, наследником является государство, то движимое наследственное имущество переходит государству, гражданином которого был наследодатель в момент смерти, а недвижимое — государству, на территории которого оно находится. Эта норма в отношениях со странами-участницами соответствующего международного договора исключает действие коллизионных норм ст. 1224 ГК РФ.

Посвященные вопросам наследования нормы Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам , подписанной в октябре 2002 г. в Кишиневе странами-участницами Минской конвенции 1993 г., воспроизводят соответствующие правила Минской конвенции. Кишиневская конвенция пока не вступила в силу.

В многосторонних конвенциях, которые содержат относящиеся к наследованию коллизионные и материально-правовые нормы, Россия не участвует. Среди них Конвенция о коллизиях законов, касающихся формы завещательных распоряжений , 1961 г., оказавшая значительное влияние на внутреннее законодательство стран-участниц. СССР в свое время подписал Вашингтонскую Конвенцию, предусматривающую единообразный закон о форме международного завещания , 1973 г., но не ратифицировал ее (Конвенция не вступила в силу).

Международные договоры о правовой помощи в отношении наследственных вопросов предусматривают и комплекс организационных мер, которые реализуют официальные органы государств при открытии международных наследств. Как правило, в такой ситуации участвует консул. Получив информацию об открывшемся наследстве, консул незамедлительно сообщает все необходимые сведения о наследстве и наследниках в Министерство иностранных дел того государства, гражданством которого обладает наследодатель. Согласно консульским конвенциям, заключенным Россией, консул обладает полномочиями представлять интересы российских граждан, если эти граждане не в состоянии своевременно защитить свои права и не назначили управляющего. Полномочия консулов закрепляются в международных договорах особого рода — консульских конвенциях .

Так, консульские конвенции, заключенные Россией, предусматривают, что если гражданин представляемого государства претендует на долю в имуществе, оставшуюся после смерти лица, — гражданина одного из государств-участников Конвенции, то интересы этого гражданина представляет консул. В консульских конвенциях предусмотрено, что консул имеет право представлять гражданина РФ в судах государства пребывания без какой-либо доверенности.

Консулу (равно как и дипломатическому представительству) поручается принять по описи вещи гражданина России, умершего в государстве пребывания консула (или стране, где находится дипломатическое представительство). Наследственная масса в виде движимого имущества передается учреждениям, компетентным заниматься делами о наследовании, дипломатическому представительству или консульскому учреждению. Затем это имущество поступает к наследникам.

Список литературы

Гаагская конвенция о праве, подлежащем применению к наследованию недвижимого имущества, 1989 г. // Международное частное право: в 2-х кн. / Авторы-сост. Н.Ю. Ерпылева, М.Б. Касенова. — М.: Омега-Л, 2008.

Гаагская конвенция о праве, применимом к имуществу, распоряжение которым осуществляется на началах доверительной собственности, и о его признании, 1985 г. // Международное частное право: в 2-х кн. / Авторы-сост. Н.Ю. Ерпылева, М.Б. Касенова. — М.: Омега-Л, 2008.

Договор между Российской Федерацией и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 21 июля 1992 г. // СЗ РФ. — 1994. — № 16. — Ст. 1862; 1995. — № 19. — Ст. 1712.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Грузия о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 15 сентября 1995 г. // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. — М., 1996.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Молдова о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1994 г. // Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Договор между Российской Федерацией и Эстонской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 26 января 1993 г. // СЗ РФ. — 1994. — № 15. — Ст. 1688; 1998. — № 2. — Ст. 229.

Договор между Союзом ССР и Финляндской Республикой о правовой защите и правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам 1978 г. // Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Договор между СССР и Королевством Испании о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским делам. // СЗ РФ. — 1996. — № 32. — Ст. 3641; 1998. — № 9. — Ст. 1049.

Конвенция о коллизии законов, касающихся формы завещательных распоряжений 1961 г. // Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. // Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Конвенция относительно международного управления имуществом умерших лиц 1973 г. // Международное частное право: Сборник документов. — М.: БЕК, 1997.

Конвенция, предусматривающая единообразный закон о форме международного завещания, 1973 г. // Журнал международного частного права. — 1997. — № 1.

Основы законодательства РФ о нотариате 1993 г. // СПС «Консультант-Плюс».

Постановление Президиума Верховного Совета ССР «О мерах по выполнению международных договоров СССР о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам» 1988 г.

Алешина А.В. Защита законных интересов потомков лиц, признанных недостойными наследниками // Проблемы защиты прав: история и современность: Материалы международной научно-практической конференции. — СПб., 2007.

Алешина А.В. Определение круга законных наследников и очередность их призвания к наследству в рамках международного частного права // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена: Научный журнал. — СПб., 2006.

Байзигитова А.М. Гарантии права наследования в России и Германии // Межвузовский сборник научных трудов «Конституционные чтения». — Саратов, 2003. — Ч. 2. — Вып. 4.

Байзигитова А.М. Наследственные права восходящих и боковых родственников наследодателя в России, Франции, Германии и Англии // Наследственное право. — 2006. — № 1.

Гаврилов В.Н. Отстранение от наследования недостойных наследников: история, перспективы и зарубежный опыт // Известия вузов. Правоведение. — СПб., 2002. — № 5.

Качур Н.Ф., Баукина Е.А., Богданова И.С. Некоторые проблемы наследования выморочного имущества // Бюллетень нотариальной практики. — М., 2003. — № 4.

Крашенинников П.В. Судебная практика по наследственным спорам. — М., 2004.

Лиманский Г.С. Наследование по праву представления (Идея квази-представительства) // Наследственное право. — 2006. — № 1.

Меркулова Т.А. Завещание в наследственном праве Венгерской Республики // Журнал российского права. — 1997. — № 6.

Паничкин В.Б. Наследственное право США. — СПб., 2006.

Пелевин М.С. Наследование в Иране // Журнал международного частного права. — 2007. — № 1.

Рубанов А.А. Заграничные наследства (отношения между социалистическими и капиталистическими странами). — М., 1975.

Сегалова Е.А. Наследование членов семьи и ближайших родственников: история, практика, перспективы // Государство и право. — 2000. — № 12.

Сивоконь А.Я. Вопросы наследования в международном частном праве. — Киев, 1967.

Толстых В.Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. — СПб., 2004.

Федеральный закон «Об актах гражданского состояния». Комментарий. — М., 1998. — С. 15, 104—106, 110—113.

Ярошенко К.Б. Наследственное право: новеллы законодательства, судебная практика, нотариальная практика. — М., 2005.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий