регистрация / вход

Правовая природа неустойки

Освещается вопрос о неустойке как об обеспечительной мере исполнения обязательств или штрафной санкции.

Асс. Кесаева В. А., студ. Торчинов В. Р.

Кафедра гражданского права и процесса.

Северо-Кавказский горно-металлургический институт (государственный технологический университет)

Освещается вопрос о неустойке как об обеспечительной мере исполнения обязательств или штрафной санкции.

Эффективность неустойки, ее широкое применение в целях обеспечения договорных обязательств объясняются, прежде всего, тем, что она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств. Порядок исчисления денежной суммы, составляющей неустойку, может быть различным: в виде процентов от суммы договора или его неисполненной части; в кратном отношении к сумме неисполненного или ненадлежаще исполненного обязательства; в твердой сумме, выраженной в денежных единицах. В законодательстве традиционно в качестве разновидностей неустойки применяют штрафы и пени. Если в отношении штрафов трудно выделить какие-либо особенные характерные черты, то специфические признаки неустойки в виде пени довольно очевидны. Они заключаются в том, что пеня устанавливается на случай просрочки исполнения обязательства. Она, как правило, определяется в процентах по отношению к сумме обязательства, неисполненного в установленный срок. Пеня представляет собой длящуюся неустойку, которая взыскивается за каждый последующий период (например, за каждый день) просрочки неисполненного в срок обязательства.

На практике существуют проблемные вопросы, касающиеся неустойки. Так, если неустойку рассматривать в качестве института, призванного обеспечивать исполнение обязательств, то довольно четко вырисовывается ее цель – предупредить нарушение обязательства. В то же время широкое применение и распространенность неустойки в качестве способа обеспечения договорных обязательств объясняется тем, что она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных нарушением контрагентом своих обязательств. Это обеспечивается возможностью взыскать неустойку лишь за сам факт нарушения обязательства, в результате чего отсутствует необходимость представления доказательств о наличии убытков, причиненных таким нарушением, а также в свободе сторон по собственному усмотрению формулировать условия договора о неустойке (за исключением законной неустойки, размер которой может быть только увеличен, если закон этого не запрещает).

В юридической литературе можно встретить указание и на такую особенность неустойки, как предопределенность размера ответственности за нарушение обязательства, благодаря чему стороны знают о ее размере уже на момент заключения договора. Такая особенность дает основание полагать, что неустойка – еще не сама ответственность, а некая база, основа для определения ее размера [1].

Итак, рассматривая неустойку как способ обеспечения исполнения обязательств, мы приходим к следующим выводам:

1. Основанием для признания неустойки способом обеспечения исполнения является цель, преследуемая данным институтом в сфере имущественных отношений, а не степень обеспеченности или гарантированности требования о взыскании неустойки.

2. Ничто не мешает субъектам договорного правоотношения установить обеспечение исполнения обязательства по уплате неустойки как исполнение по отдельному обязательственному договору (например, залогом или поручительством), но не обеспечение ее взыскания, поскольку оно является, скорее, прерогативой государства.

Неустойка, являясь одним из способов обеспечения обязательств, одновременно представляет собой меру гражданско-правовой ответственности, носящую имущественный характер. Одним из критериев, по которым неустойку можно отнести к мерам гражданско-правовой ответственности являются основания ее возникновения. Обязанности по уплате неустойки возникают по аналогии с возложением на должника мер гражданско-правовой ответственности. Единственным основанием применения неустойки является нарушение обязательств должника, вытекающих из договора либо нормативных актов. Иногда в качестве основания возникновения требований о неустойке выступает вина должника, но это не касается предпринимательских договоров и в целом сферы предпринимательской деятельности.

Таким образом, одним из важных преимуществ неустойки является то обстоятельство, что кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков, устанавливать их размер и причинную связь с нарушением договора должником. В соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ, если законом или договором не предусмотрено иное, лицо, нарушившее обязательство, в частности при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что это произошло вследствие непреодолимой силы, т. е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. При этом нарушение обязанностей контрагентами должника и отсутствие на рынке необходимых для исполнения обязательства товаров, отсутствие у должника денежных средств к таким обстоятельствам не относятся.

Из определения термина «неустойка», содержащегося в ст. 330 ГК РФ, можно сделать вывод, что понятия «штраф» и «пеня», на наш взгляд, являются синонимами термина «неустойка». Однако мы полагаем, что это не совсем правильно. Штраф и пеня являются скорее видами неустойки. Общим для них является то, что они представляют собой денежные суммы, взыскиваемые в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. Но, в отличие от штрафа, который представляет собой однократно взыскиваемую неустойку, определяемую в твердом денежном размере некоторой суммой или процентами от нее, пеня носит прогрессирующий характер и взыскивается увеличивающейся с каждым днем просрочки суммой. Таким образом, пеня устанавливается на случай просрочки исполнения обязательства. На практике возникает вопрос о правовой природе неустойки: необходимо определять ее как штраф или компенсацию. Решение этого вопроса непосредственным образом связано с анализом двух основных теорий, существующих в доктрине гражданского права – оценочной и штрафной теорий неустойки.

Сущность оценочной теории заключается в том, что неустойка рассматривается как заранее установленная законом или договором оценка убытков, которые могут наступить вследствие нарушения обеспеченного ею обязательства. Поэтому кредитору предоставлялось право требовать либо неустойку, либо возмещения убытков. К числу сторонников данной теории относятся такие видные отечественные юристы, как М. Я. Пергамент, К. П. Победоносцев, К. А. Граве, И. Б. Новицкий, О. С. Иоффе [2].

8 Труды молодых ученых № 2, 2008
Штрафная теория предлагает рассматривать неустойку как штраф, как своего рода возмездие, «кару», которая призвана воздействовать на неисправного контрагента и стимулировать реальное исполнение договора. В данном же случае взысканием неустойки кредитор не лишается права требования возмещения убытков, а также исполнения обеспеченных неустойкой условий договора. Одним из основных приверженцев данной теории является В. К. Райхер. В своей работе «Правовые вопросы договорной дисциплины» он очень жестко критикует взгляды на неустойку как на заранее определенные убытки. Оценочная теория неустойки, по его мнению, является просто нагромождением фикций. К таковым он относит заранее производимую сторонами возможных убытков оценку; необходимость наличия убытков при любом нарушении обеспеченного неустойкой обязательства; возможность установить единую оценку будущих убытков на неопределенное время вперед для неопределенного количества самых разнообразных и конкретно еще неизвестных ситуаций; производство оценки убытков органом государственной власти, утверждающим соответствующий нормативный акт.

Что касается первой фикции, то В. К. Райхер обращает внимание на то, что убытки не так легко предусмотримы, чтобы стороны могли их заранее оценить, и что стороны, вводя в договор условие о неустойке, вовсе не имеют в виду оценку возможных от нарушения убытков [3]. Но то, что точный размер убытков не может быть заранее предусмотрен сторонами, а также осложнен процедурой доказывания и является одной из причин, побуждающих стороны предварительно проводить оценку, но не убытков, а интереса каждой из них как кредитора. И, следовательно, целью введения в договор условия об уплате является не сама эта предварительная оценка возможных убытков, а стремление сторон гарантировать себе тот минимальный размер возмещения, которым одна из них может довольствоваться в случае нарушения обязательства другой. Говоря о фикции обязательного наличия убытков при любом нарушении обеспеченного неустойкой обязательства, В. К. Райхер указывал на то, что без этой фикции оценочная теория не может объяснить взыскание неустойки при доказанном отсутствии убытков. Но введение в договор условия о неустойке обусловлено беспокойством сторон о его надлежащем исполнении, стремлением оградить себя от предполагаемых имущественных потерь от неисполнения, обеспечив себе в этом случае замену полного или частичного исполнения адекватной денежной компенсацией, и совсем не обусловлено обязательным наличием при этом убытков в будущем. Наличие убытков, а также их доказанный размер могут являться причиной лишь уменьшения размера установленной неустойки, а не установления или неустановления неустойки вообще.

Несмотря на все попытки доказать, что любая неустойка носит и должна носить исключительно штрафной характер, В.К. Райхер все же не смог привести неопровержимые аргументы в пользу своей позиции и обосновать необходимость для гражданского права рассматривать неустойку только в качестве карательного элемента. В. К. Райхер, пытаясь построить своего рода «идеальную модель», при которой было бы возможно отказаться и от оценочной, и от штрафной теорий сохранением деления неустойки на штрафную и нештрафную, пришел к выводу, что основой для такой модели может быть взгляд на неустойку как на сумму, установленную не в качестве штрафа, а в качестве суммы компенсации (или возмещения) за убыток, хотя бы и не оцененный заранее. Таким образом, можно говорить о появлении новой теории – компенсационной, позволяющей сочетать взыскание неустойки с возмещением убытков, а не заменять одно другим. Существо компенсации выражается как в полном возмещение понесенных кредитором убытков (реального ущерба и упущенной выгоды), так и в том, что при их взыскании необходимо учитывать любую выгоду потерпевшей стороны от того, что она избежала или могла избежать расходов или ущерба. Мы считаем, что данные правила применяются по отношению к возмещению убытков. Применительно же к неустойке учет и применение подобных принципов регулирования размера ответственности практически невозможны, поскольку единственным критерием является ее явная несоразмерность последствиям имевшегося нарушения, которая может иметь место и в случае принятия кредитором всех возможных мер к их уменьшению. Поэтому для решения поставленной задачи необходимо подойти к компенсации с другой стороны и исходить из основного ее условия - возмещение потерь не должно приводить к неосновательному обогащению кредитора. И только в этом смысле можно говорить о компенсационной неустойке.

Список литературы

1. Гришин Д. А. Неустойка: современная теория. Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 2. / Под ред. М. И. Брагинского. М. 2000. С. 63.

2. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М. 2003. С. 234.

3. Райхер В. К. Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР. М., 1958. С. 211.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий