Проблемы дифференциации прав пользования жилым помещением членами (бывшими членами) семьи собственника

Термин «дифференциация» (от лат. «differentia», франц. «differation» - «различие») понимается в литературе как разделение, расчленение, расслоение целого на многообразные и различные части, формы и ступени.

Савельева Наталья Михайловна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права ГОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Термин «дифференциация» (от лат. «differentia», франц. «differation» - «различие») понимается в литературе как разделение, расчленение, расслоение целого на многообразные и различные части, формы и ступени[1]. Смысл дифференциации заключается в расчленении сложного явления на простые элементы, что позволяет более глубоко рассматривать тот или иной объект[2].

Одно из таких непростых явлений – семья. Сложность данного понятия заключается в том, что оно имеет множество измерений, изучаемое под углом зрения разных научных дисциплин. Семья может выступать в роли формирующей человека среды, особого окружения, которое сказывается на физическом и душевном здоровье ее членов. Тогда она - объект внимания философии, психологии, педагогики. Изучение семьи, ее функций по воспроизводству населения интересует специалистов по демографии. Предметом изучения социологии являются закономерности развития и функционирования семьи в обществе. Семья - совершенно самостоятельный объект исследования и с позиций права, когда в основу ее определения положены юридические критерии[3].

Как будет показано ниже, определение семьи с правовой точки также не отличается простотой. Во-первых, семья понимается по-разному специалистами в области гражданского, жилищного, пенсионного, семейного и иных отраслей законодательства. Во-вторых, и в литературе по отдельным отраслям права даются как широкие[4], так и более узкие по своему содержанию определения семьи[5].

Предметом рассмотрения данной работы станет дифференциация прав пользования жилым помещением собственника в зависимости от категории граждан, а именно: членов семьи и бывших членов семьи, на основе комплексного исследования норм российского семейного и жилищного законодательства.

Право пользования жилым помещением собственника может возникать у различных участников жилищных правоотношений по разным основаниям, например: у нанимателя - по договору найма жилого помещения, у ссудополучателя - на основании договора безвозмездного пользования (ч. 2 ст. 30 ЖК РФ), у отказополучателя - в силу завещательного отказа (ст. 33 ЖК РФ), у гражданина, проживающего в жилом помещении, на основании договора пожизненного содержания с иждивением – в силу данного договора (ст. 34 ЖК РФ). Право пользования может быть предоставлено собственником жилого помещения также членам его семьи (ч.1, 2 ст. 31 ЖК РФ).

Вопрос о возникновении и прекращении данного права у последней категории граждан отчасти решен ст. 31 ЖК РФ, которая с момента принятия ЖК РФ явилась предметом оживленных дискуссий. Однако практика её применения свидетельствует о том, что положения ст. 31 ЖК РФ не охватывают многие жизненные ситуации, требующие своего разрешения. Кроме того, данная норма в ряде случаев оставляет собственника жилого помещения незащищенным, что свидетельствует об актуальности проблемы, необходимости ее дальнейшего исследования и совершенствования жилищного законодательства.

Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов семьи.

Таким образом, членов семьи с точки зрения жилищного законодательства можно разделить на 2 группы:

1) те, которые являются таковыми в силу родства или брака (супруги, родители и дети)[6], если они проживают совместно с собственником;

2) те, которые могут быть признаны таковыми при условии их вселения собственником в качестве члена своей семьи. Как отмечается в литературе, акт вселения со стороны собственника свидетельствует о его желании предоставить этим лицам соответствующее право[7].

Полагаем, что в первую группу необходимо включить, кроме перечисленных субъектов, усыновленных и усыновителей, поскольку они приравниваются в личных неимущественных и имущественных правах и обязанностях к родственникам по происхождению (ст. 137 СК РФ).

Из сказанного можно сделать следующие выводы:

1) критерием данной классификации являются, на наш взгляд, основания возникновения у субъектов права пользования жилым помещением. Теоретическое и практическое значение данного деления видится в том, что основания прекращения права пользования жилым помещением также должны различаться по субъектному составу и зависеть от оснований возникновения;

2) употребление законодателем понятий «семья», «член семьи» в различных отраслях законодательства неодинаково, что необходимо учитывать при толковании соответствующих норм права.

Так, например, в семейных правоотношениях термин «член семьи» применяется в отношении лиц, связанных семейными правами и обязанностями. При этом следует заметить, что признак совместного проживания и ведения общего хозяйства в рамках семейного правоотношения значения не имеет. Так, супруги могут проживать и отдельно, но семья налицо: они не утрачивают семейные права и обязанности. Или, например, единокровные братья и сестры: чаще всего они не проживают и не воспитываются в одной семье, но связывающее их кровное родство является одним из оснований возникновения алиментных обязательств, которые регулируются гл. 15 СК. Анализ СК РФ позволяет с уверенностью утверждать, что с позиции семейного права к членам семьи относятся супруги и бывшие супруги, родители и дети, усыновители и усыновленные, родные братья и сестры, дедушка (бабушка) и внуки, воспитанники и фактические воспитатели, отчим (мачеха) и пасынки (падчерицы), опекуны (попечители) и подопечные, приемные родители и приемные дети.

Кроме использования законодателем термина «член семьи» действующее жилищное законодательство оперирует понятием «бывший член семьи». Между тем, его легальное определение также отсутствует.

В п. 4 ст. 31 ЖК РФ имеется лишь указание: «В случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи».

В литературе можно встретить разные формулировки понятия «бывший член семьи». Так, например, А.А. Кирилловых отмечает, что бывший член семьи собственника - это лицо, утратившее (прекратившее) с собственником семейные отношения[8].

И.А. Дубровская указывает, что бывшим членом семьи собственника является лицо, которое прекратило проживать с собственником в качестве члена семьи[9].

По мнению А.В. Шорина, «статус «бывшего» члена семьи собственника приобретается лицом либо в момент официального прекращения родственных отношений (расторжение брака, лишение родительских прав), либо с момента освобождения жилого помещения собственника»[10].

Таким образом, ученые в качестве оснований для признания гражданина бывшим членом семьи называют прекращение семейных отношений и (или) прекращение совместного проживания.

В этой связи возникает ряд вопросов: что же следует понимать под прекращением семейных отношений? Можно ли в этом случае оперировать понятиями, используемыми семейным законодательством и наукой семейного права? Достаточно ли перечисленных признаков для отнесения члена семьи к разряду бывших?

В литературе высказано мнение о том, что «нельзя просто так выдергивать… отдельные понравившиеся нормы гражданского и семейного права и вставлять их в жилищное законодательство»[11]. Так, в частности Б.В. Прасолов, разбираясь с тем, какие особые «семейные отношения» возникают у членов семьи с собственником жилого помещения, пришел к следующим выводам:

1) семейные отношения, которые возникают между собственником и членами его семьи, возникают по правилам, установленным нормами жилищного права гражданско-правового характера;

2) именно с прекращением этих имущественных отношений и связана утрата права пользования жилым помещением;

3) к основаниям прекращения таких семейных отношений, предусмотренных жилищным законодательством, относятся: нарушение правил проживания, неисполнение своих обязанностей (ч. 2 и ч. 3 ст. 31 ЖК РФ); желание бывшего члена семьи собственника. Иные основания прекращения могут быть определены в соглашении с собственником.

Данным выводам автора предшествовала следующая цепь рассуждений: «если представить себе, что это не так, то вполне может получиться большая путаница. Например, с супругом, детьми и родителями (согласно СК РФ) у собственника жилого помещения семейные отношения прекратиться могут, а с другими членами семьи, у которых семейные отношения возникают в соответствии с нормами Жилищного кодекса, - нет. Если взрослый сын женат и проживает с родителями, то многие семейные отношения с родителями у него прекратились, они проживают как две разные семьи в одном жилом помещении. Но согласно ст. 31 ЖК РФ между ними должны прекратиться еще какие-то семейные отношения, поскольку они считаются одной семьей»[12].

Насколько верна такая позиция, попытаемся ответить, обратившись к вышеуказанной классификации.

Как уже обращалось внимание, законодатель применительно к первой группе субъектов употребляет два признака для отнесения их к членам семьи: наличие юридически значимой связи, порождающей семейные правоотношения, и совместное проживание. Полагаем необходимым определить эти понятия.

Основанием возникновения семейных отношений являются такие своеобразные юридические факты, как брак, родство или принятие на воспитание в семью ребенка, оставшегося без попечения родителей. Следовательно, к основаниям прекращения этих отношений логично было бы отнести:

1) прекращение брака;

2) прекращение родства между субъектами;

3) отмена усыновления, прекращение опеки (попечительства), расторжение договора о приемной семье.

Рассмотрим каждое из оснований подробнее.

1) Основаниями прекращения брака согласно ст. 16 СК РФ являются смерть супруга, объявление судом одного из супругов умершим и расторжение брака.

Смерть, равно как и объявление гражданина умершим, является основанием для прекращения любого вида семейного правоотношения, поскольку особенностью семейных отношений является строгая индивидуализация участников, их незаменимость в данных отношениях другими лицами, в том числе и иными членами семьи, и как следствие этого, непередаваемость и неотчуждаемость их прав и обязанностей[13].

Что касается расторжения брака, то Верховный Суд РФ разъяснил, что закон связывает прекращение права пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника с расторжением брака[14], поэтому до расторжения брака (даже если фактически семейные отношения закончились) прекращение права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, невозможно[15].

Тем самым законодатель подчеркивает, что именно с таким юридически значимым актом, как расторжение брака, связывается прекращение семейных отношений, в частности, прекращение брака.

Верховный Суд РФ также указал, что прекращение права пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника закон связывает не только с расторжением брака, но и с признанием брака недействительным[16].

Таким образом, и ученые, и судебная практика единодушны в том, что в качестве основания для «превращения» супруга в бывшего члена семьи необходимо наступление юридического факта, влекущего прекращение брака. При этом заметим, что Верховный Суд РФ расширил основания прекращения брака, предусмотренные ст. 16 СК РФ, включив в их число и недействительность брака.

Думается, что кроме расторжения брака или признания брака недействительным, при решении вопроса о прекращении права пользования жилым помещением должен учитываться и второй признак, необходимый для приобретения права пользования этим жильем: признак совместного проживания. На наш взгляд, даже, если брак не расторгнут, но супруги не проживают вместе вследствие прекращения фактических брачных отношений, это должно быть признано законодателем в качестве основания прекращения у одного из супругов права пользования жилым помещением другого супруга-собственника.

2) Что касается прекращения родства как основания для прекращения права пользования жилым помещением собственника, то, на первый взгляд, сама постановка вопроса представляется абсурдной, учитывая то, что родство - это кровная связь лиц, происходящих одно от другого либо от общего предка[17].

Однако следует иметь в виду, что родство – это не только явление биологического порядка. Будучи отношением между людьми, оно выступает и в качестве явления социального. Попадая в сферу права, оно приобретает значение правового явления. Родство лишь тогда выступает в качестве основания возникновения правового отношения, когда оно в силу предписания закона способно вызвать правовые последствия[18].

Согласно ст. 47 СК РФ основанием для возникновения прав и обязанностей родителей и детей является происхождение детей, удостоверенное в установленном законном порядке. Доказательством происхождения ребенка от определенного лица является запись лиц в качестве отца и матери ребенка, произведенная органом записи актов гражданского состояния в соответствии с п. п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ, а также выдача свидетельства о рождении ребенка[19]. Соответственно, если эта запись будет оспорена с судебном порядке, семейные правоотношения между родителем и ребенком будут прекращены.

Поскольку, как уже отмечалось, к членам семьи в жилищных правоотношениях, кроме родителей и детей, могут быть отнесены и другие родственники, следует заметить, что не все родственные отношения для того, чтобы стать правовыми, нуждаются в специальном государственном признании. Анализ СК РФ и Федерального закона от 15.11.1997 года «Об актах гражданского состояния» позволяет утверждать, что необходимость государственной регистрации установлена только для рождения детей с целью указания в свидетельстве о рождении сведений об их родителях. Другие же родственники (например, брат и сестра, бабушка, дедушка и внуки) являются таковыми не в силу указания об этом в соответствующих документах, а силу состояния в родственных связях.

С учетом сказанного, можно сделать вывод: родство как биологическая связь прекратиться не может вообще. Однако как правовое явление оно может быть прекращено при наступлении обстоятельств, с которыми СК РФ связывает прекращение семейных правоотношений, а именно: в связи со вступлением в законную силу решения суда, по которому удовлетворен иск об оспаривании отцовства (материнства) или решения суда о лишении родителей родительских прав.

Вместе с тем, говоря о лишении родительских прав, следует иметь в виду, что правовые последствия такой крайней меры для родителей и детей различны. Согласно п. 1 ст. 71 СК РФ родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав. Это означает, что такой родитель, имевший право пользования жилым помещением, находящимся в собственности ребенка, утрачивает данное право на основании ч. 4 ст. 31 ЖК РФ. Что же касается правовых последствий лишения родительских прав для детей, то в соответствии с п. 4 ст. 71 СК РФ, ребенок, в отношении которого родители (один из них) лишены родительских прав, сохраняет право пользования жилым помещением.

Еще совсем недавно, правоотношения родителя и несовершеннолетнего ребенка, по мнению Верховного Суда РФ, могли быть прекращены вследствие расторжения брака родителей. В частности, в Обзоре законодательства и судебной практики за III квартал 2005 года Верховный суд РФ на вопрос 18: «Становится ли ребенок бывшим членом семьи собственника в соответствии со ст. 31 ЖК РФ, если после расторжения брака его родители стали проживать раздельно, а он стал проживать с тем из родителей, который в собственности жилья не имеет?» разъяснял: «если ребенок по соглашению родителей остается проживать с тем из родителей, у которого в собственности жилья не имеется, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, предусмотренным п. 4 ст. 31 ЖК РФ».

Спустя два года, Верховный Суд РФ изменил смысл ст. 31 ЖК РФ, в частности, указав, что права ребенка, предусмотренные п. 1 ст. 56, п. 1 ст. 63 СК РФ, сохраняются и после расторжения брака родителей ребенка, а «лишение ребенка права пользования жилым помещением одного из родителей – собственника этого помещения может повлечь нарушение прав ребенка»[20].

Таким образом, в настоящее время право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за несовершеннолетним ребенком и после расторжения брака между его родителями, поскольку расторжение брака между родителями ребенка не является основанием прекращения родительских правоотношений.

Нерешенным и, вместе с тем, актуальным является вопрос о возможности отнесения к бывшим членам семьи совершеннолетних детей. Поскольку родство ни как явление биологического порядка, ни как правовая связь, в отношении взрослых детей не может быть прекращена (за исключением случая, установленного п.1 ст. 52 СК РФ, допускающего предъявление иска об оспаривании отцовства (материнства) лицом, достигшим совершеннолетия), возникает вопрос: какие обстоятельства могли бы стать основаниями для прекращения права пользования у совершеннолетнего сына или дочери жилым помещением их родителя-собственника?

Полагаем, что в числе таких обстоятельств могут быть названы следующие: раздельное проживание от родителей, отсутствие общего хозяйства между родителями и детьми, отсутствие заботы и внимания к родителям со стороны совершеннолетних детей, неисполнение алиментных обязательств по отношению к родителям, отсутствие общения между детьми и родителями без уважительных причин и т.п. Полагаем данный вопрос должен разрешаться судом с учетом конкретной ситуации, а подобные разъяснения могли бы содержаться в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

К сожалению, законодателем не использован такой традиционный критерий признания лица членом семьи, как «ведение общего хозяйства» с собственником, на что неоднократно обращалось внимание в литературе[21]. Вместе с тем, как верно отмечает Е.С. Крюкова, «ведение общего хозяйства» - яркое подтверждение проживания одной семьей, и нет необходимости отказываться от его применения[22].

Поэтому полагаем, что кроме признака совместного проживания для отнесения гражданина к члену семьи собственника жилого помещения было бы целесообразно закрепить в законе и признак ведения общего хозяйства.

3) К числу правопрекращающих юридических фактов в семейном праве относятся также решение суда об отмене усыновления, акт органа опеки и попечительства об освобождении опекуна или попечителя от исполнения возложенных на них обязанностей либо об их отстранении от исполнения возложенных на них обязанностей, расторжение договора о приемной семье. Другими словами, перечисленные юридические акты влекут прекращение семейных правоотношений. Поэтому, если, например, ребенок был усыновлен и вселен в жилое помещение, принадлежащее усыновителю на праве собственности, то при отмене усыновления взаимные права и обязанности усыновленного ребенка и усыновителей прекращаются (п. 1 ст. 143 СК РФ), в том числе и право пользования данным жилым помещением (ч. 4 ст. 31 ЖК РФ).

Как уже отмечалось, членами семьи могут быть признаны другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях - иные граждане, если в этом качестве они вселены собственником в жилое помещение (например, дети другого супруга, родители (родитель) другого супруга, фактический супруг). В этом случае ситуация осложняется тем, что говорить о возникновении и существовании между указанными лицами семейных отношений с позиции семейного законодательства не приходится, поскольку СК РФ не связывает правовой статус семьи с признаком «совместное проживание».

Таким образом, определение «член семьи собственника», предложенное в жилищном законодательстве, не согласуется с нормами СК РФ, устанавливающими иные критерии в решении вопроса о семейных отношениях[23].

Подобная несогласованность различных отраслей права вызывает больше вопросов, чем ответов. Например, какой момент считать прекращением семейных отношений между отчимом-собственником жилого помещения и падчерицей, которую он вселял в качестве члена семьи, будучи женатым на ее матери: расторжение брака с матерью падчерицы или раздельное проживание с падчерицей? Или, с каким юридическим фактом должно связываться прекращение семейных отношений между свекровью (тёщей) и снохой (зятем), т.е. свойственниками[24].

Так, М. обратилась в суд с иском о выселении из принадлежащей ей на праве собственности квартиры К. (бывшей жены сына). Ответчица К. была вселена в спорную квартиру в силу заключения брака с Р., их брак был расторгнут, т.е. ответчица перестала быть членом семьи М. К. имела право пользования жилым помещением, принадлежащим на праве собственности ее родителям. В итоге суд принял решение выселить К.[25]

К сожалению, из указанного примера не видно, чем руководствовался суд, удовлетворяя иск свекрови о выселении бывшей снохи: только ли расторжением брака или еще и прекращением совместного проживания.

На наш взгляд, поскольку основаниями для признания лица членом семьи собственника могут и должны служить не только юридические факты, влекущие возникновение семейных правоотношений, но и иные обстоятельства (в частности, факт совместного проживания, ведение общего хозяйства), следовательно, и прекращение права пользования жилым помещением собственника также логично связывать с наступлением данных обстоятельств.

Таким образом, полагаем, что для прекращения права пользования жилым помещением собственника необходимо наступление любого из нижеперечисленных юридических фактов, которые могут быть единичными, а могут в совокупности образовывать юридический состав, их перечень и состав может быть различным в зависимости от субъектного состава. Кроме того, наступление какого-либо правопрекращающего юридического факта должно влиять и на выбор собственником способа защиты своего права.

Проиллюстрируем сказанное возможными жизненными ситуациями.

Например, супруги фактически прекратили свои семейные отношения, однако, брак не расторгли. Один из супругов, будучи зарегистрированным в жилом помещении другого супруга, совместно с ним не проживает, общего хозяйства не ведет, место его жительства неизвестно несколько месяцев. Возникает вопрос: обязательно ли с ним расторгать брак для прекращения у него права на это жилое помещение? Как свидетельствует, формулировка ч. 4 ст. 31 ЖК РФ и судебная практика – да. Вместе с тем, на наш взгляд, доказанность любого из юридических фактов: прекращение совместного проживания и (или) отсутствие ведения общего хозяйства должны стать достаточными основаниями для удовлетворения иска супруга-собственника.

Может быть обратная ситуация: брак расторгнут, однако бывший супруг, вселенный в жилое помещение в качестве члена семьи, продолжает в нем проживать, несмотря на возражения собственника. Расторжение брака в данной ситуации – достаточное основание для выселения такого супруга в связи с прекращением семейных отношений.

Если смоделировать ситуации применительно к отношениям между родителями и детьми, то возможны следующие варианты:

1. родитель – собственник жилого помещения, несовершеннолетний ребенок был вселен в жилое помещение в качестве члена семьи.

2. Совершеннолетний ребенок – собственник жилого помещения, родитель был вселен в жилое помещение в качестве члена семьи.

При рассмотрении первого случая также возможны различные варианты, которые следует разделить на две группы в зависимости от того, в отношении кого заявлено требование собственника о прекращении права пользования:

1) в отношении несовершеннолетнего ребенка;

2) в отношении совершеннолетнего ребенка.

Внутри каждой подгруппы случаи, когда собственник ставит вопрос о прекращении права пользования жилым помещением, также могут быть разными. Например, в отношении несовершеннолетнего отец или мать семейные отношения могут быть прекращены в случае удовлетворения иска об оспаривании отцовства (материнства); при лишении родителя-собственника жилого помещения родительских прав, однако, несмотря на прекращение семейных отношений, у ребенка сохраняется право пользования жилым помещением. В отношении же совершеннолетнего ребенка отношения родства не могут быть прекращены, поэтому единственным возможным основанием по действующему жилищному законодательству является прекращение совместного проживания с родителем. Однако более частым явлением является случай, когда, будучи несовершеннолетним ребенком, гражданин был вселен в жилое помещение своего родителя, а став совершеннолетним, перестает вести общее хозяйство с родителем, не заботится о последнем, иногда злоупотребляет спиртными напитками и т.п. В этом случае механизм прекращения у него права пользования ЖК РФ не предусмотрен, права и интересы собственника остаются незащищёнными.

С учетом сказанного, предлагаем предусмотреть в жилищном законодательстве норму, в соответствии с которой будут предусмотрены разные основания для прекращения права пользования бывшего члена семьи жилым помещением собственника в зависимости от разных юридических фактов и субъектов.

При этом предлагаем разграничивать основания выселения и основания признания бывшего члена семьи утратившим право пользования жилым помещением собственника.

Полагаем, что собственник жилого помещения должен иметь право предъявления иска о выселении бывшего члена семьи в случаях:

1) прекращения семейных отношений (расторжения брака, признания брака недействительным[26], удовлетворения иска об оспаривании отцовства (материнства), отмены усыновления (удочерения);

2) прекращения ведения общего хозяйства с совершеннолетним членом семьи;

3) невозможности совместного проживания с совершеннолетним членом семьи (при этом необязательно, на наш взгляд, чтобы невозможность совместного проживания была связана с его виновным поведением).

В случае же прекращения совместного проживания собственнику, на наш взгляд, необходимо ставить перед судом вопрос о признании бывшего члена семьи утратившим право пользования жилым помещением, а не о выселении, поскольку он в нем уже не проживает.

Данные правила не должны применяться к прекращению прав пользования жилым помещением собственника у несовершеннолетних детей, за исключением двух случаев: если оспорено отцовство (материнство) или отменено усыновление.

Указанные основания выселения из жилого помещения собственника или признания бывших членов семьи утратившими право пользования применимы к членам семьи, отнесенным ко второй группе. Однако, поскольку они могли быть признаны таковыми в силу акта вселения со стороны собственника, свидетельствовавшего о его желании предоставить этим лицам соответствующее право, постольку желание собственника о прекращении права пользования бывших членов семьи также должно стать таким основанием.

Подводя итог, можно сделать следующий вывод: несмотря употребление законодателем одних и тех же понятий в разных отраслях законодательства, они не являются идентичными, имеющими одинаковые признаки и содержание. Мы убедились в этом, проанализировав такие категории как «член семьи» и «бывший член семьи». Некоторые основания возникновения семейных правоотношений (брак, родство), установленные семейным законодательством, применяются в качестве признака члена семьи с точки зрения жилищного права. В то же время жилищное законодательство включает в круг возможных членов семьи граждан, которые не являются таковыми с позиции семейного права. Это связано с тем, что понятие «член семьи» в жилищных правоотношениях всегда привязано к жилому помещению, поэтому и признаки члена семьи по жилищному законодательству связаны с фактом пользования жилым помещением (совместное проживание, ведение общего хозяйства) и не зависят от наличия или отсутствия юридических фактов, влекущих возникновение семейных правоотношений. Другими словами, для приобретения значения юридического факта в жилищном праве семейно-правовые признаки должны быть «осложнены» жилищно-правовыми признаками.

Полагаем, что сказанное следует учитывать при дальнейшем совершенствовании действующего жилищного и семейного законодательства.

Список литературы

[1] См.: Словарь иностранных слов / под ред. И.В. Лёхина и проф. Ф.Н. Петрова. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1954. С. 239.

[2] См.: Гашкин А.А. Проявление дифференциации в предмете трудового права // Трудовое право. 2007. № 10.

[3] Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений. М.: Наука, 1991. С. 14-15.

[4] Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1982. С. 42; Советское семейное право. Киев, 1981. С.11; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 406.

[5] Матвеев Г.К. Советское семейное право. М., 1985. С. 42-43, 46-48; Нечаева А.М. Семья и закон. М., 1980. С.61.

[6] То есть в силу юридических фактов, влекущих возникновение семейных правоотношений.

[7] См.: Дубровская И.А. Выселение бывших членов семьи собственника // Жилищное право. 2007. № 3.

[8] См.: Кирилловых А.А. Жилищный кодекс РФ и права несовершеннолетних на жилые помещения // Адвокат. 2007. № 9.

[9] См.: Дубровская И.А. Выселение бывших членов семьи собственника // Жилищное право. 2007. № 3.

[10] Шорин А.В. Некоторые вопросы, связанные с выселением граждан из жилых помещений // Право в Вооруженных силах. 2007. № 6.

[11] Прасолов Б.В. Ответы на вопросы пресс-конференции «Практика применения Жилищного кодекса РФ и лишения права на жилище» // Жилищное право. 2007. № 8.

[12] Прасолов Б.В. Ответы на вопросы пресс-конференции «Практика применения Жилищного кодекса РФ и лишения права на жилище» // Жилищное право. 2007. № 8.

[13] См.: Бошко В.И. Очерки советского семейного права. 1952. С.42-46; Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М.: Юридическая литература, 1972. С. 70; Пчелинцева Л.М. Семейное право России. Учебник для вузов. М.: Издательская группа НОРМА-ИФНФРА*М, 1999. С. 9.

[14] «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года» от 01.03.2006 года (вопрос 37).

[15] «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2005 года» от 23.11.2005 года (вопрос 17).

[16] «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года» от 01.03.2006 года (вопрос 37).

[17] См.: Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1968. С.50.

[18] См.: Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М.: Юридическая литература, 1972. С. 24-25.

[19] Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 г. № 9 «О применении судами СК РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов».

[20] «Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2007 года», утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 07.11.2007 года (вопрос 4).

[21] См.: Капица С. Права бывших // ЭЖ-Юрист. 2008. № 41.

[22] См.: Крюкова Е.С. Правовое положение членов семьи в свете нового ЖК РФ // Государство и право: вопросы методологии и практики функционирования: сб. науч. ст. Вып. 2 / под ред. А.А. Напреенко; Федер. агенство по образованию. Самара: Самарский университет, 2006. С. 268.

[23] Кирилловых А.А. Жилищный кодекс РФ и права несовершеннолетних на жилые помещения // Адвокат. 2007. № 9.

[24] Отношения свойства – это отношения между супругом и родственниками другого супруга, а также отношения между родственниками супругов между собой. Как отмечается в литературе, свойство – это «отношение определенной близости между людьми, возникающее не по непосредственному родству, а из брачного союза» (Корнилова Н.В. Проблемы определения круга лиц, имеющих право пользования жилым помещением собственника // Современное право. 2007. № 2). По общему правилу, между указанными субъектами не возникают семейные правоотношения. Исключение предусмотрено ст. 97 СК РФ.

[25] См.: Алькина М.В. Правовое положение бывших членов семьи собственника жилого помещения // Правовые вопросы недвижимости. 2007. № 1.

[26] В этом случае ст. 16 СК РФ следует дополнить таким основанием.