регистрация / вход

Клад как основание приобретения права собственности

Если взглянуть на клад как основание приобретения права частной собственности глазами юриста, то романтическая составляющая подобных поисков если не исчезает совсем, то ощутимо уменьшается.

Анисимов А.П., Зав. кафедрой гражданского права и процесса Волгоградского филиала ОУ ВПО «Московский университет потребительской кооперации», канд. юрид. наук

Практически каждый россиянин хотя бы раз в жизни мечтал найти клад либо принимал непосредственное участие в таких поисках. Интерес молодых граждан к подобного рода поискам отражен во многих художественных произведениях для подростков (М. Твен «Приключения Тома Сойера») и детей («Клад кота Леопольда», «Трое из Простоквашино» и т.д.). Однако если взглянуть на клад как основание приобретения права частной собственности глазами юриста, то романтическая составляющая подобных поисков если не исчезает совсем, то ощутимо уменьшается. Согласно п.1 ст. 233 ГК РФ, клад – это зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право. Отличия клада от находки заключается, во-первых, в том, что кладом могут быть только деньги или ценные предметы, а находкой – любое имущество. Во-вторых, при находке имущество выбывает из владения собственника, который известен или может быть установлен, против его воли. Клад же подразумевает намерение неизвестного лица-собственника специально скрыть ценное имущество. В-третьих, отнесение имущества к разряду клада предполагает его закапывание в земле или сокрытие «иным способом».

Следовательно, наличие денег или ценных предметов на поверхности земли будет означать их квалификацию в качестве находки. В отличие от ранее действовавшего законодательства (ст. 148 ГК РСФСР 1968 г.), признававшего клад собственностью государства, Гражданский кодекс РФ (ст. 233) выделяет две принципиальных особенности правовых последствий обнаружения клада. Во-первых, обнаружение лицом клада на земельном участке любой формы собственности без согласия собственника участка влечет передачу клада (или вознаграждения) собственнику участка или иного имущества. Другими словами, обнаружение клада на земельном участке, находящемся в государственной или муниципальной собственности (что чаще всего и происходит) в условиях отсутствия согласия соответствующего органа власти влечет отчуждение клада в государственную или муниципальную собственность независимо от его ценности. Аналогичные последствия влечет обнаружение клада на государственном (муниципальном) земельном участке, находящемся у гражданина или юридического лица на праве пожизненного наследуемого владения, постоянного бессрочного или безвозмездного срочного пользования, а также аренды.

При этом следует иметь в виду, что процесс разграничения государственной и муниципальной собственности на землю далек от завершения. Федеральный закон от 17 июля 2001 г. № 101-ФЗ «О разграничении государственной собственности на землю» заложил процедуру разграничения государственных земель на земельные участки, находящиеся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации и муниципальной собственности, определил критерии, которыми надлежит руководствоваться при составлении перечней таких земельных участков. Однако на сегодняшний день предусмотренные законом процедуры не доведены до конца, хотя уже существуют утвержденные распоряжениями Правительства РФ перечни федеральных земельных участков, идет подготовка к составлению перечней земель, на которые возникнет в будущем право собственности субъектов РФ и муниципальных образований. Не решен и другой не менее важный вопрос: какой именно орган государственной власти (местного самоуправления) должен давать согласие гражданину на поиски клада на земельном участке, находящемся в государственной (муниципальной) собственности? В какой форме орган государственной власти или местного самоуправления должен выразить такое согласие?

Вероятно, следует считать наиболее оптимальной письменную форму, а в качестве упомянутого органа власти должны выступать органы местного самоуправления. Такой вывод вытекает из п.10 ст. 3 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» от 25 октября 2001 г., согласно которому до окончательного разграничения государственной собственности на землю распоряжение указанными землями осуществляют органы местного самоуправления в пределах их полномочий. Однако применительно к рассматриваемым проблемам представляется целесообразным нормативно закрепить такой вывод. Во-вторых, различные правовые последствия порождает обнаружение (в условиях наличия согласия собственника) клада, в составе которого входят вещи, относимые к числу памятников истории и культуры, либо не относимые к таковым. В первом случае такие ценности подлежат передаче в государственную собственность, а собственник участка и обнаружившее клад лицо получают 50 % стоимости клада в равных долях, если соглашением между ними не предусмотрено иное. Данное правило не применяется в случае обнаружения клада лицом, в круг служебных обязанностей которых входит проведение раскопок и поиск кладов (например, в ходе археологических раскопок).

Если найденные предметы не представляют научной ценности, то подлежат разделу между собственником земельного участка и обнаружившим клад лицом в равных долях или в соответствии с соглашением. Гражданский кодекс РФ, однако, оставляет открытым вопрос о том, каким критерием должен руководствоваться нашедший клад гражданин, определяя историко-культурную ценность найденных предметов или отсутствие таковой. Не вызывает сомнений отнесение к числу памятников истории и культуры изделий из драгоценных металлов. Однако в случае обнаружения среди вещей, входивших в состав клада, уникальных предметов из меди, камня, бронзы, дерева и т.д., имеющих историко-культурную или научную ценность предполагается, по сути, презумпция знакомства гражданина с теоретическими основами историко-культурного наследия, что маловероятно.

Представляется, что вопрос об отнесении найденных в составе клада вещах к категории «памятников истории и культуры» и о размере вознаграждения должен решаться на основании результатов экспертизы, которую могли бы проводить должностные лица местных органов по охране памятников истории и культуры. Однако остается открытым вопрос о том, какой орган непосредственно должен выплатить такое вознаграждение? Учитывая, что действующее законодательство об охране памятников истории и культуры выделяет три категории историко-культурного значения объектов культурного наследия (федерального, регионального и местного), соответствующие выплаты могут производиться из федерального, регионального или муниципального бюджета. Поэтому, например, в случае обнаружения объекта федерального значения, такие выплаты должен производить территориальный орган (городской или районный) федеральной налоговой службы. Однако в этом случае денежные средства на соответствующие расходы должны быть предусмотрены при ежегодной подготовке проекта соответствующего бюджета.

Представляется, что одним из вариантов урегулирования некоторых затронутых в настоящей статье проблем могло бы стать принятие постановления Правительства РФ, которым соответствующие органы и процедуры могли бы быть четко определены.

Список литературы

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий