Проблемные вопросы банкротства

Зачастую складывается ситуация, при которой правоотношения, связанные с производством по делам о банкротстве, одновременно регулируются несколькими очень детальными по своей юридической природе и непростыми для понимания федеральными законами.

Проблемные вопросы банкротства

Рим Опалев, к. ю. н., доцент кафедры гражданского процесса УрГЮА, зам. начальника отдела анализа и обобщения судебной практики ФАС УО

Законодательство о несостоятельности (банкротстве) в значительной степени состоит из процессуально-правовых норм. Зачастую складывается ситуация, при которой правоотношения, связанные с производством по делам о банкротстве, одновременно регулируются несколькими очень детальными по своей юридической природе и непростыми для понимания федеральными законами. С учетом того, что в законы вносятся все новые и новые изменения, а в судебной практике формулируются все новые и новые их толкования, неоднозначно решаемых вопросов не становится меньше. Постараемся осветить некоторые из них.

Могут ли требования о возврате денежных средств, возникшие в результате применения реституции до возбуждения в отношении должника дела о банкротстве, быть предъявлены в качестве денежных требований в рамках дела о банкротстве?

– Поставленный вопрос касается ситуации, когда решением суда в качестве последствия недействительности сделки с должника взыскана денежная сумма и возбуждено исполнительное производство, после чего в отношении должника возбуждено производство по делу о банкротстве.

Согласно разъяснению, содержащемуся в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63, в силу ст. 2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 12.07.2011) «О несостоятельности (банкротстве)» под денежным обязательством для целей этого Закона понимается обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному основанию, предусмотренному ГК РФ, бюджетным законодательством.

В правовой доктрине долгое время обсуждается вопрос о том, можно ли по смыслу ст. 2 Закона № 127-ФЗ отнести к денежным реституционные обязательства, заключающиеся в возврате одной из сторон сделки определенной денежной суммы1.

Согласно первой точке зрения требование о возврате денежных средств, полученных по недействительной сделке, не является денежным обязательством по смыслу Закона № 127-ФЗ, а потому не принимается во внимание при определении признаков банкротства и не подлежит квалификации в качестве текущего или реестрового. В связи с введением в отношении должника процедуры, применяемой в деле о банкротстве, исполнительное производство по нему не прекращается2.

Приверженцы данного подхода исходят из того, что смысл реституции состоит в возврате сторон в первоначальное положение. Сторона договора, признанного судом недействительным, обязана возвратить, а не уплатить денежные средства.

Следует отметить, что ранее в судебной практике отражалась позиция, согласно которой исполнительное производство по требованию, возникшему в результате применения последствий недействительности сделки, не приостанавливается, то есть сторона такой сделки имеет право на взыскание присужденных ей денежных сумм в рамках исполнительного производства3.

Вместе с тем в Постановлении Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 требования о возврате денежных средств в качестве последствий недействительности сделки не отнесены к взысканиям, по которым исполнительное производство с введением в отношении должника процедуры наблюдения не приостанавливается. Таким образом, в настоящее время исполнительное производство по таким требованиям приостанавливается, а после получения судебным приставом-исполнителем копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства оканчивается с направлением исполнительного документа конкурсному управляющему (ч. 4, 5 ст. 96 Закона № 127-ФЗ).

В конкурсном производстве такие требования, по-видимому, могут удовлетворяться лишь после удовлетворения требований, включенных в реестр требований кредиторов должника.

На наш взгляд, при описанном механизме исполнения судебных актов о применении последствий недействительности сделок добросовестная сторона недействительной сделки (например, заключившая сделку под влиянием обмана) лишается процессуальных инструментов защиты своих прав и законных интересов как в рамках исполнительного производства, так и в рамках производства по делу о банкротстве, «остается за бортом дела о банкротстве»4.

Существует и противоположное мнение, согласно которому судебная практика, основанная на первой точке зрения, не может более иметь место, поскольку согласно п. 3 ст. 61.6 Закона № 127-ФЗ кредиторы и иные лица, которым передано имущество или перед которыми должник исполнял обязательства или обязанности по сделке, признанной недействительной на основании п. 1 ст. 61.2, п. 2 ст. 61.3 указанного Закона и ГК РФ, в случае возврата в конкурсную массу полученного по недействительной сделке имущества приобретают право требования к должнику, подлежащее удовлетворению в порядке, предусмотренном законодательством РФ о несостоятельности (банкротстве). В случае возврата стороне полученного имущества кредитор, денежное требование которого осталось неудовлетворенным, может приобрести право на удовлетворение заявления о признании второй стороны по сделке банкротом и, следовательно, право на включение своих требований в реестр требований кредиторов.

Вторая точка зрения может быть подтверждена аргументами, звучавшими в правовой доктрине до введения ст. 61.6 в Закон № 127-ФЗ.

Например, некоторые авторы считали несостоятельными доводы о том, что реституционное обязательство, заключающееся в возврате денежных средств, не является денежным по смыслу ст. 2 Закона № 127-ФЗ, поскольку в рамках этого обязательства должник обязан вернуть, а не уплатить денежные средства. Согласно нормам главы 60 «Обязательства вследствие неосновательного обогащения» ГК РФ приобретатель тоже обязан возвратить потерпевшему неосновательно приобретенное имущество (деньги). В силу п. 2 ст. 4 Закона № 127-ФЗ размер задолженности, возникшей вследствие неосновательного обогащения, учитывается для определения наличия признаков банкротства должника5.

С точки зрения Закона № 127-ФЗ часть реституционных денежных требований, на которую могут быть распространены положения ГК РФ о неосновательном обогащении, следует рассматривать в качестве денежных обязательств6.

Пример денежного обязательства, учитываемого при определении признаков банкротства, – обязанность продавца по недействительной сделке купли-продажи имущества по возврату полученных в качестве цены товара денежных средств7.

Подтверждением изложенной точки зрения может также служить позиция о признании денежным по смыслу Закона № 127-ФЗ обязательства, возникающего в результате применения реституции в виде взыскания со стороны по сделке денежных сумм ввиду невозможности возврата ей полученного по сделке имущества в натуре (п. 2 ст. 167 ГК РФ). Думается, что с учетом принципа равенства участников гражданских правоотношений (п. 1 ст. 1 ГК РФ), сделав вывод о денежном характере такого обязательства, мы должны сделать вывод о денежном характере тесно связанного с ним обязательства, состоящего в возврате денежных сумм, уплаченных в качестве цены товара.Вывод о том, что обязательство уплатить денежный эквивалент взамен обязательства, первоначальным предметом которого являлись вещи (например, реституционное требование о возврате вещи или об исполнении обязательства в натуре), является денежным не только с гражданско-правовой точки зрения, но и по смыслу ст. 2 Закона № 127-ФЗ, подтверждается правовой позицией, изложенной еще в п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 298.

Является ли безусловным основанием для отмены судебного акта рассмотрение дела о банкротстве (заявления, жалобы, ходатайства в рамках дела о банкротстве) в отсутствие лица, участвующего в арбитражном процессе по делу о банкротстве, не извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания?

– По общему правилу лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве, не относятся к лицам, участвующим в деле, поэтому неизвещение их о времени и месте рассмотрения заявления, жалобы, ходатайства в рамках дела о банкротстве не служит основанием для отмены судебного акта9.

На наш взгляд, неизвещение таких лиц должно служить безусловным основанием для отмены судебного акта по п. 2 ч. 4 ст. 270, п. 2 ч. 4 ст. 288 АПК РФ лишь в следующих случаях:

- когда лицо, участвующее в арбитражном процессе по делу о банкротстве, является инициатором конкретного спора, рассматриваемого в рамках дела о банкротстве (например, представитель работников должника при рассмотрении заявления о разногласиях, возникающих между ним и арбитражным управляющим, связанных с очередностью, составом и размером требований о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовым договорам) (п. 11 ст. 16 Закона № 127-ФЗ);

- когда в законе, разъяснении ВАС РФ прямо указано, что вопрос подлежит рассмотрению с участием лица, участвующего в арбитражном процессе по делу о банкротстве (абз. 2 п. 2 ст. 35 Закона № 127-ФЗ, п. 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60).

Могут ли участвовать в деле о банкротстве третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора?

– Думается, что возможность участия в рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве) третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, не исключена10.

Вместе с тем в специальной литературе высказана позиция, что, поскольку дела о банкротстве не относятся к делам искового производства, в них невозможно участие третьих лиц11. Примечательно, что сторонник этой точки зрения, аргументирующий невозможность участия третьих лиц в делах о банкротстве тем, что, эти дела не относятся к делам искового производства, вместе с тем утверждает: «Статьи 50 и 51 АПК РФ сформулированы таким образом, что их «адресность» исковому производству не вызывает сомнений. В то же время характеристика таких участников процесса… не исключает появления в производстве по делам, возникающим в публичной сфере, таких субъектов»12.

На наш взгляд, такая позиция вызывает серьезные сомнения, так как практика участия третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, в делах неискового производства широко распространена.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.12.2009 № 12523/09 указано: «Предусмотренный АПК РФ институт третьих лиц, как заявляющих, так и не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, призван обеспечить судебную защиту всех заинтересованных в исходе спора лиц и не допустить принятия судебных актов о правах и обязанностях этих лиц без их участия. Положения ст. 50 и 51 АПК РФ являются общими и относятся ко всем видам арбитражного судопроизводства, не ограничивая возможность участия третьих лиц делами лишь искового характера».

Статьей 61.8 Закона № 127-ФЗ установлен порядок рассмотрения заявлений об оспаривании сделки должника в деле о банкротстве. Возможна ли подача встречного иска по ст. 132 АПК РФ и его совместное рассмотрение с заявлением о признании недействительной сделки должника в рамках дела о банкротстве?

– Важное значение имеет содержание встречного заявления. Так, процедура рассмотрения заявлений о включении требований в реестр требований кредиторов (ст. 71, 100 Закона № 127-ФЗ) существенно отличается от процедуры рассмотрения заявлений об оспаривании сделки должника в деле о банкротстве (ст. 61.8 Закона № 127-ФЗ) по срокам предъявления заявлений, составу участников и др., поэтому совместное рассмотрение заявления конкурсного управляющего о признании недействительной сделки должника и заявления об установлении размера требований кредитора вряд ли соответствует условиям ч. 3 ст. 132 АПК РФ. Такое рассмотрение не приведет к более быстрому и правильному разрешению обоих требований. Но если предъявлено встречное заявление о признании оспариваемой сделки действительной, оно может быть принято и рассмотрено совместно с заявлением конкурсного управляющего о признании недействительной соответствующей сделки.

Какой судебный акт и каким составом суда должен быть принят в рамках дела о банкротстве в случае удовлетворения заявления о пересмотре по новым либо вновь открывшимся обстоятельствам определения, вынесенного в деле о банкротстве (например, о включении требования в реестр требований кредиторов, определения о введении наблюдения)?

– Существует судебная практика отмены определений, вынесенных в рамках дел о несостоятельности (банкротстве), как решением, так и определением суда13.

С точки зрения автора настоящей статьи, состав суда зависит от состава, вынесшего судебный акт, подлежащий отмене по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Так, если судебный акт вынесен единоличным составом суда (например, определение о введении наблюдения), то и его отмена осуществляется судьей единолично.

Вопрос о форме судебного акта, которым осуществляется отмена судебных актов по делам о банкротстве, очевидно, обусловлен следующим. Если исходить из того, что в данном случае принимается решение, а не определение, то можно прийти к выводу, согласно которому оно подлежит обжалованию в сроки, установленные ч. 1 ст. 259, ч. 1 ст. 276 АПК РФ. Однако можно предположить, что достаточно продолжительные сроки обжалования такого судебного акта не согласуются с необходимостью оперативного рассмотрения вопросов, возникающих в ходе производства по делам о несостоятельности.

На наш взгляд, поскольку Законом № 127-ФЗ не установлено иное, необходимо руководствоваться ч. 1 ст. 317 АПК РФ, в соответствии с которой по результатам рассмотрения заявления о пересмотре вступивших в законную силу решения, постановления, определения по новым или вновь открывшимся обстоятельствам арбитражный суд или принимает решение, постановление об удовлетворении заявления и отмене ранее принятого им судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, или выносит определение об отказе в удовлетворении заявления.

Список литературы

1 Карелина С., Эрлих М. Разграничение денежных и неденежных обязательств в процессе несостоятельности (банкротства); Рожкова М. О круге денежных обязательств, значимых для определения наличия признаков банкротства; Химичев В.А. Защита прав кредиторов при банкротстве.

2 Постановления ФАС УО от 04.08.2008 № Ф09-5107/08-С4, от 06.03.2006 № Ф09-1143/06-С6, ФАС СКО от 05.12.2007 № Ф08-7599/07.

3 Постановление ФАС ПО от 29.05.2007 № А55-19092/2006.

4 Научно-практический комментарий (постатейный) к Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» / под ред. В.В. Витрянского. М., 2003. С. 30.

5 Карелина С., Эрлих М. Указ. соч.

6 Химичев В.А. Указ. соч.

7 Конкурсное производство. Учебно-практический курс / под ред. В.В. Яркова. СПб., 2006. С. 92.

8 Рожкова М. Указ. соч.

9 Постановления ФАС ДО от 30.01.2007 № Ф03-А51/06-1/5118, ФАС МО от 18.07.2006 № КГ-А41/6243-06, ФАС ПО от 20.01.2006 № А12-19338/03-С24, ФАС СЗО от 14.07.2004 № А56-26821/03.

10 Постановления ФАС СЗО от 22.03.2011 № А56-71479/2009, ФАС УО от 03.05.2011 № Ф09-2226/11-С4, от 28.04.2011 № Ф09-2605/10-С4, от 19.04.2011 № Ф09-3664/10-С4, от 14.04.2011 № Ф09-7466/09-С4, ФАС ВВО от 19.04.2011 № А31-6973/2009, от 14.04.2011 № А82-8125/2005, от 29.03.2011 № А82-11820/2005, ФАС ЗСО от 11.03.2011 № А03-5655/2010, ФАС ПО от 21.04.2011 № А12-14870/04.

11 Трещева Е.А. Субъекты арбитражного процесса. Часть II: Правовое положение лиц, участвующих в деле, в арбитражном процессе. Самара, 2007. С. 327.

12 Там же. С. 281–282.

13 Решения Арбитражного суда Пермского края от 23.04.2010 № А50-33126/2009, Арбитражного суда Свердловской области от 02.10.2009 № А60-23606/2009-С11; Определения Арбитражного суда Свердловской области от 14.12.2009 № А60-31989/2008-С11, Арбитражного суда Кемеровской области от 24.08.2010 № А27-18679/2009.