регистрация / вход

Судьба понятых

Институт понятых был крайне необходим в уголовном процессе ХIХ века, когда у органов расследования, кроме фотоаппарата, практически не было иных средств для фиксации событий. Сейчас совершенно иные, практически неограниченные возможности.

Судьба понятых

Дмитрий Косихин, Юрий Чирва, «эж-ЮРИСТ»

Осень нынешнего года богата на законодательные инициативы. Ревизии подвергаются понятия и институты, которые казались давно устоявшимися и незыблемыми. На состоявшемся в Твери совещании с сотрудниками МВД России предметом обсуждения стал институт понятых. Дмитрий Медведев, в частности, заявил: «Институт понятых появился в тот период, когда у нас не было другого способа фиксации доказательств. Это рудимент прошлого. Поэтому можно подумать, по каким категориям использование понятых вообще не требуется, а где это можно было бы сохранить. Но в любом случае нужно придать специальное процессуальное значение современным средствам фиксации доказательств».

До 1 декабря заинтересованные ведомства должны проработать вопрос о совершенствовании уголовно-процессуального законодательства в части, касающейся замены института понятых при проведении отдельных следственных действий на процессуальную фиксацию этих действий с использованием технических средств.

Мы предложили авторитетным специалистам ответить на вопросы: по каким делам Вы считаете возможной замену понятых на другие средства фиксации? В каких случаях присутствие понятых необходимо оставить?

Владимир Абдуалиевич Васильев, председатель Комитета Госдумы по безопасности, генерал-полковник милиции

– Вопрос о более широком использовании технических средств для фиксирования доказательств при расследовании уголовного дела, дознании и об отказе от понятых при проведении определенных следственных действий уже давно ставится как практическими работниками, так и научными сотрудниками.

Нет сомнений, что институт понятых был крайне необходим в уголовном процессе ХIХ века, когда у органов расследования, кроме фотоаппарата, практически не было иных средств для фиксации событий. Сейчас совершенно иные, практически неограниченные возможности: видео- и звукозапись обстановки происшествия и хода следственного действия, средства для забора образцов воздуха, измерения температуры объектов, автоматический поиск разыскиваемых и др. Поэтому можно и следует пересмотреть некоторые рудименты процессуального права.

Приведу еще два аргумента. Первый – экономическая целесообразность. Ежегодно только в органы внутренних дел поступают более 23 млн заявлений о преступлениях и происшествиях, возбуждается более 3 млн уголовных дел. По большинству из них проводится осмотр места происшествия, который, как правило, продолжается несколько часов. По действующему законодательству при этом обязаны присутствовать двое понятых. Они присутствуют и при многих иных следственных действиях (проведении обыска, наложении ареста на имущество, следственном эксперименте и др.). В целом это миллионы рабочих часов отвлечения граждан от производительного труда или отдыха. Сотрудники правоохранительных органов знают, как трудно уговорить для участия в качестве понятого.

Второй аргумент – очевидная неэффективность участия понятых при проведении осмотра места происшествия и иных следственных действий. Не исключены факты привлечения «карманных» понятых и лиц, не способных обеспечить правомерность действий при проведении следственного мероприятия, а также давления на понятых в период расследования и судебного рассмотрения.

Только видео- и звукозапись всего процесса следственного действия позволит документально зафиксировать особенности предметов, повреждения, поведение конкретных лиц и иные факты, которые порой невозможно отразить в протоколе осмотра. Все это будет исследовано специалистом, экспертом, а также исключит возможность манипуляции доказательствами, их подмены.

Безусловно, это потребует изменения ряда норм УПК РФ, в том числе с учетом мирового опыта, а также оснащения органов дознания и следствия всех уровней техническими средствами фиксации, подготовки соответствующих технических специалистов, разработки методик фиксации проведения отдельных следственных действий.

С учетом указанных обстоятельств целесообразно в качестве первого шага отказаться от привлечения понятых при проведении дознания или следствия по преступлениям небольшой и средней тяжести, совершенным по неосторожности, неумышленно, и, естественно, только при возможности использования технических средств фиксации. В дальнейшем после практической апробации этот перечень можно изменить, а по мере роста доверия общества к полиции поставить вопрос и об отказе от института понятых в уголовном процессе, как это сделано во многих странах.

Комитет по безопасности Госдумы в соответствии с поручением Президента РФ включился в работу по подготовке предложений.

Никита Александрович Колоколов, судья ВС РФ (в отставке), профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ ВШЭ, д. ю. н.

– Понятой – независимый свидетель, привлекаемый к участию в следственных действиях. Во-первых, это инструмент общественного контроля за деятельностью чиновников-фальсификаторов, во-вторых, форма участия народа в судопроизводстве.

Первопричина появления института понятых – перманентный кризис доверия народа к представителям власти. История понятых уходит в глубь веков – уже само по себе данное обстоятельство не только вызывает уважение к анализируемому институту, но и, безусловно, доказывает его эффективность!

Согласно современным российским законам народный контроль при проведении целого ряда действий строго обязателен. По общему правилу чиновнику, намеревающемуся провести процессуальное действие, в рамках которого участие понятых обязательно, вменяется в обязанность найти уважаемых в социуме лиц; разъяснить им права и обязанности понятых; привлечь к участию в процессе; надлежащим образом оформить процессуальные документы.

Нарушение любого из перечисленных пунктов влечет недопустимость доказательств, полученных в результате следственного действия.

Безусловно, что наличие социального контроля и комплекса сопутствующих процедур, во-первых, способствует резкому повышению уровня ответственности самого чиновника за свои действия, во-вторых, образует легко запускаемый механизм проверки им содеянного путем допроса понятых, в третьих, – и это главное – повышает уровень доверия общества к действиям органов госвласти.

Однако безусловно и то, что наличие социального и любого иного вида контроля тяготит правоохранительные органы. Не новы просьбы по устранению института понятых, как, впрочем, и всех остальных видов надзора или контроля: прокурорского, судебного. Обычно мотивируется это тем, что в целом ряде случаев понятых взять просто неоткуда, люди не соглашаются быть понятыми. Давно существует и ответ на данные доводы: учитесь работать с народом!

Что касается альтернативных форм фиксации (фотографирование, звукозапись и видеозапись), то они применяются давно.

Порой кажется, что в условиях сплошного мониторинга действительности понятые не более чем анахронизм. Однако анализ материалов, например «дела об оборотнях в погонах», свидетельствует, что это не так. Вспомним кадры: «оборотни» снимают на видео задержание бизнесмена, в какой-то момент крупно дается его лицо, его спрашивают, откуда у него оружие. Тот отвечает: вы же мне и подсунули. Следующий кадр: бизнесмен показан в рост, куртка его поднята, сзади за ремнем виден пистолет.

Приговор суда – оружие подброшено! А ведь при участии понятых вывод мог быть и иным. А сколько в делах справок о том, что фото- и видеозаписи утрачены…

Конечно, универсальных средств контроля нет, да и быть не может. Как же следует поступить? Ответ известен: системы контроля должны многократно дублироваться (по этому пути идет авиация, космонавтика).

Порядочность чиновников, доверие к ним общества – это отдельная тема. Пока же ясно одно: доверия к ним нет и в ближайшее время не появится, следовательно, нет и оснований для ослабления контроля, в рамках которого понятые далеко не лишнее звено!

Уверен, не следует спешить с отказом от того, что апробировано историей!

Светлана Алексеевна Борсученко, доцент кафедры уголовного права и криминологии РПА Минюста России, к. ю. н.

– По моему мнению, институт понятых давно устарел, хотя и был исключительно формален. От него следует полностью отказаться в пользу технических средств фиксации фактов (видеокамеры, экспертизы и т. д.). Необходимо совершенствовать уголовно-процессуальные нормы, чаще привлекать криминалистов. Понятые никогда не служили препятствием для фальсификации информации, гарантией законности при проведении следственных действий (учитывая правовой нигилизм нашего населения, инертность и др.), а относимость и допустимость доказательств оценивается только судом. Проблема в профессиональной подготовке сотрудников правоохранительных органов, в их морально-нравственных качествах.

Татьяна Степановна Смирнова, начальник отдела документальных проверок и ревизий Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, к. ю. н.

– Думаю, по незначительным делам от понятых можно отказаться и использовать технические средства фиксации. В УПК РФ и сейчас установлено, что в отсутствие понятых применяется аудио- и видеозапись. При оформлении ДТП факт нарушения Правил дорожного движения фиксируется камерами наружного наблюдения. В работе по корректировке института понятых очень важно определить: где установить новые правила, а где пока оставить.

В российском судопроизводстве понятые существовали еще с царских времен, они нужны были для того, чтобы помешать злоупотреблениям должностных лиц. А в США, во Франции, в Германии и других странах понятых нет, на место происшествия допускаются только уполномоченные должностные лица.

Но проблему нужно решать системно. Чтобы перенять все положительное, требуется тщательное изучение и подготовка: по каким делам понятые не влияют на ход расследования и в суде на их показания опираться не стоит, а по каким без них не обойтись. Ведь бывает, что технические средства фиксации ничего не дают для доказательств, нет гарантий подлинности материалов.

Считаю, присутствие понятого необходимо в следственных действиях, которые в суде будут положены в основу обвинения, – при личном досмотре, обыске при изъятии оружия, наркотиков, меченых купюр или экстремистской литературы. А если это будет «штатный понятой», то у адвоката в судебном процессе всегда есть возможность допросить такого понятого и поймать на лжи.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий