регистрация / вход

Фирмы-однодневки, берегитесь!

В России нет эффективного механизма борьбы с фирмами, созданными в целях совершения или сокрытия преступления. Они представляют угрозу экономической безопасности государства, создают много сложностей физическим и юридическим лицам.

Фирмы-однодневки, берегитесь!

Георгий Смирнов, к. ю. н., старший инспектор СК РФ, майор юстиции, г. Москва

В России нет эффективного механизма борьбы с фирмами, созданными в целях совершения или сокрытия преступления. Они представляют угрозу экономической безопасности государства, создают много сложностей физическим и юридическим лицам. Какие меры принимаются законодателем для исправления положения?

Теневые секторы капитала

Анализ правоприменительной практики, сложившейся в области противодействия экономической и коррупционной преступности, показал настоятельную необходимость повышения эффективности борьбы с фирмами-однодневками, а также с иными организациями, не обладающими надлежащей юридической личностью.

Масштаб данного явления позволяет говорить о том, что оно представляет реальную угрозу экономической безопасности государства.

Осуществление экономической деятельности посредством использования подобного рода организаций способствует переходу реального капитала в теневые секторы, криминализации экономики в целом, что значительно повышает предпринимательские риски, влечет отток капитала из страны и снижает ее инвестиционную привлекательность.

В настоящее время различного рода «черные» и «серые» организации, в том числе зарегистрированные в иностранных юрисдикциях, широко используются в целях совершения следующих преступлений:

- уклонение от уплаты налогов, сборов, таможенных пошлин, а также иных фискальных платежей.

Основная опасность этих преступлений в том, что добросовестные плательщики фискальных платежей ставятся в значительно более невыгодное положение, чем компании, уменьшающие размер фискальной обязанности, вследствие чего вынуждены либо терпеть убытки, либо уподобляться мошенникам;

- закупки товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд.

В этой области доля номинальных компаний, по разным оценкам, достигает 90%.

Добросовестные компании, осознавая всю бесперспективность участия в конкурсах вследствие неспособности противостоять ценовому демпингу, который практикуют фиктивные компании, подкупу членов конкурсной комиссии или иным противоправным схемам, сами отказываются от непосредственного участия в торгах;

- легализация похищенных денежных средств. Различные схемы противоправного вывода имущества или денежных средств путем фиктивных сделок, контрагентами по которым являются подконтрольные компании, широко практикуются членами органов управления различных государственных организаций, а также хозяйственных обществ с государственным участием;

- финансирование терроризма, экстремизма, организованной преступности, а также иных противоправных видов деятельности;

- сокрытие прибыли, а также реальных собственников бизнеса.

Всем известен случай, когда в ходе расследования уголовного дела о взрыве в аэропорту Домодедово было установлено, что собственником этого стратегического предприятия является кипрская офшорная компания, информация о реальном собственнике которой была сокрыта трастовым договором.

Конечный выгодоприобретатель этого траста оказался председателем совета директоров компании, владеющей аэропортом.

При действующем правовом регулировании истребовать имущество, которое было похищено и отмыто с использованием фиктивных компаний, практически невозможно.

Всем известны сложности, возникающие при виндицировании (истребовании из чужого незаконного владения) ценных бумаг, незаконно списанных с лицевых счетов владельца. В целях невозможности их индивидуализации эти бумаги перепродаются подконтрольными фиктивными компаниями и смешиваются с законно приобретенными ценными бумагами того же выпуска.

Аналогичные проблемы возникают и при истребовании иного похищенного имущества, которое в конечном счете поступает в собственность организации, прикрывающейся институтом добросовестного приобретателя.

При этом сделки, посредством которых похищается, а в дальнейшем и отмывается имущество, совершаются не от имени физического лица, причастного к преступлению, а от имени используемых им фиктивных организаций. Зачастую эти организации подконтрольны такому физическому лицу не юридически, а фактически.

Несмотря на то что эти юридические лица использовались в целях совершения или сокрытия преступления, они пользуются равной гражданско-правовой защитой с организациями, обладающими надлежащей юридической личностью.

Изменить уголовное право

Российское уголовное законодательство не предусматривает возможности применения к таким компаниям каких-либо мер уголовно-правового воздействия за причастность к преступлению.

Для повышения эффективности борьбы с подобного рода организациями, а также совершаемыми ими незаконными операциями предлагается ввести в российское уголовное законодательство институт уголовной ответственности юридических лиц.

Установление в ходе уголовного судопроизводства факта создания юридического лица исключительно в целях совершения или сокрытия преступления, то есть, по сути, его фиктивности, с применением в отношении него такого вида уголовно-правовой санкции, как ликвидация, позволит признать сделки, заключенные этим юридическим лицом в целях совершения или сокрытия преступления, недействительными. Все это можно будет сделать в рамках одного уголовного процесса.

Подобная процедура делает бесполезным использование фиктивных юридических лиц для отмывания похищенного имущества. В настоящее время российский УПК РФ предусматривает лишь возможность потерпевшего заявить гражданский иск о возмещении причиненного материального, а также морального вреда.

В целях профилактики учреждения фиктивных организаций может быть предложено создание в налоговом органе базы данных физических лиц и организаций, причастных к совершению этого преступления ранее, и наложение ограничений для них в возможности учреждения новых юридических лиц на определенный срок.

Судимость организации за причастность к определенным видам преступлений может учитываться при приватизации либо при размещении заказов для государственных или муниципальных нужд.

В качестве одного из ограничений также может быть предусмотрено снятие с юридического лица на срок судимости ограничений, связанных с периодичностью проведения проверок органами государственного и муниципального контроля (надзора).

Введение института уголовной ответственности юридических лиц позволит существенно укрепить законность в сфере экономической деятельности, исполнить рекомендации ряда авторитетных международных организаций, таких как ФАТФ, ГРЕКО, а также привести российское законодательство в соответствие с международными стандартами.

Каким бы совершенным ни было законодательство, эффективность противодействия незаконным финансовым операциям и использованию фирм-однодневок будет оставаться крайне низкой без создания действенного механизма правоприменения.

Принят Федеральный закон от 06.12.2011 № 407-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в соответствии с которым уголовные дела о налоговых преступлениях могут возбуждаться не иначе как по материалам, представляемым налоговыми органами.

Тем самым органы внутренних дел фактически отстранены от выявления налоговых преступлений. В настоящее время функцию выявления преступлений в сфере налогообложения посредством проведения оперативно-разыскной деятельности, по сути, не реализует ни одно ведомство.

Это отрицательно сказывается на показателях борьбы с этим видом преступлений. Если в 2009 году их было зарегистрировано 14 642, то в 2010 году – 6802, а в 2011 году – 3367.

Создать специальное ведомство

Следует отметить, что идея наделения функцией противодействия налоговой преступности узкоспециализированного ведомства в целом соответствует передовой мировой практике. Во многих странах функция борьбы с финансовыми преступлениями сконцентрирована не в полицейском ведомстве, а в отдельном узкоспециализированном органе государственной власти либо подразделении какого-либо ведомства экономического блока.

– Например, такое разграничение функций противодействия общеуголовной и финансовой преступности между полицейским и другими ведомствами существует в США, Великобритании (Служба внутренних доходов в этих странах входит в Минфин), Франции, Италии (Финансовая гвардия Италии подчиняется министру экономики и финансов).

В странах постсоветского пространства финансовая полиция, не входящая в МВД, создана в Белоруссии, Грузии, Киргизии, Казахстане. Этот опыт может быть применен и в России.

Желательно создать качественно новое ведомство на информационной и кадровой основе Росфинмониторинга посредством реорганизации этого ведомства в Финансовую полицию РФ.

В компетенции нового ведомства необходимо сохранить задачу финансовой разведки, а также наделить его новыми полномочиями противодействия преступлениям, посягающим на финансовую систему государства методами и средствами оперативно-разыскной деятельности.

Объединение функций финансовой разведки и выявления преступлений в финансовой сфере в одном государственном органе позволит эффективно и оперативно проверять и реализовывать информацию о подозрительных финансовых сделках и операциях методами и средствами оперативно-разыскной деятельности и при наличии признаков преступления передавать качественный и полный материал в следственные органы.

В целях обеспечения единообразия государственной политики в области регулирования государственных финансов, а также в сфере противодействия преступлениям в данной области может быть предложено подчинить новое ведомство непосредственно Президенту РФ либо Председателю Правительства РФ в качестве самостоятельного государственного органа исполнительной власти.

Подобная модель организации также позволит снизить коррупциогенные риски и риски, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями внутри нового ведомства.

Георгий Смирнов, к. ю. н., старший инспектор СК РФ, майор юстиции, г. Москва

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий