Правосознание и правовая культура молодежи

Как форма или область сознания, правосознание отражает правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях.

Правосознание и правовая культура молодежи

Питинова Т.Н.

Каждый человек обладает правосознанием независимо от того, знает он об этом или не знает и как относится к нему - дорожит им, слушает его или нет.

Как форма или область сознания, правосознание отражает правовую действительность в форме юридических знаний и оценочных отношений к праву и практике его реализации, правовых установок и ценностных ориентаций, регулирующих поведение (деятельность) людей в юридически значимых ситуациях [4, с. 379]. Правовое сознание служит источником правовой активности и внутренним регулятором юридически значимого поведения или механизмом его осуществления.

Большинство исследователей выделяет следующие основные функции правосознания: познавательную, оценочную и регулятивную [4, с. 384; 5, с. 536]. Все другие практически охватываются ими, например, информативная или прогностическая и др.

Познавательной функции соответствует определенная сумма юридических знаний (идей, категорий, взглядов, представлений и т. п.), являющихся результатом интеллектуальной (мыслительной) деятельности и выражающихся в понятии «правовая подготовка». Знания всегда вызывают у человека определенное отношение, т. е. оцениваются.

Оценочная функция вызывает к жизни определенное эмоциональное отношение личности к разным сторонам и явлениям правовой жизни на основе опыта и правовой практики.

Регулятивная функция правосознания осуществляется посредством правовых установок и ценностно-правовых ориентаций, синтезирующих в себе все иные источники правовой активности. Это позволяет определять в целом роль правосознания как внутреннего, личностного механизма регулирования поведения (деятельности) людей в юридически значимых ситуациях.

Известны различные виды правосознания. По субъектам правовое сознание подразделяется на индивидуальное, групповое и общественное [4 с. 387]. Индивидуальное и групповое правовое сознание носит общественный (общесоциальный) характер. Общественное и групповое правосознание не существует вне индивидуального.

С точки зрения глубины отражения правовой действительности обычно выделяют три уровня правосознания: обыденное (эмпирическое), научное (теоретическое) и профессиональное [4, с. 387; 5, с. 564-565]. Обыденное правосознание складывается стихийно, под влиянием конкретных условий жизни, личного жизненного опыта и правового образования, доступного населению. Оно отражает непосредственно воспринимаемые конкретные правовые явления и наиболее явно проявляется на индивидуальном и групповом уровнях.

Научное (теоретическое) правосознание в отличие от обыденного формируется на базе широких и глубоких правовых обобщений, знания закономерностей и специальных исследований социально-правовой действительности. Именно научное правосознание является непосредственным источником правотворчества, служит совершенствованию юридической практики.

Профессиональное правосознание - это правовое сознание юристов. В его содержание наряду с квалифицированными научно обоснованными суждениями, выводами, закономерностями входит умение применять право. Понятие правосознания тесно связано с понятием правовой культуры. Как отмечает Р.С. Байниязов, правовая культура является особым качественным состоянием правосознания, реализуемым посредством т.н. правовой ментальности, т.е. духовно-правовой психологической инварианты, имеющей консервативные формы воспроизводства присущих ей ценностей [1, с. 31].

Традиционно правовая культура рассматривается как особое социальное явление, которое может быть воспринято как качественное правовое состояние личности, и общества, подлежащее структурированию по различным основаниям [5, с. 575].

Правовая культура общества предстает как разновидность общественной культуры, отражающей определенный уровень правосознания и законности, совершенства законодательства и юридической практики, охватывающей всё ценности, которые созданы людьми в области права. Ее элементами выступают составляющие позитивную правовую реальность обстоятельства. Она пронизывает само право, правосознание, правовые отношения, законность и правопорядок, законотворческую и правоприменительную, а также иную правовую деятельность, всю позитивную юридическую действительность в функционировании и развитии ее составных частей.

Правосознание в своей структуре содержит правовую идеологию или познавательную, когнитивную сторону (знания, идеи, взгляды и т. д.) и правовую психологию или социально-психологическую, эмоциональноволевую сторону (переживания, чувства, привычки, убеждения и пр.), т.е. правовоззрение.

Специфика правосознания по сравнению с другими сферами или областями сознания (политическим, нравственным, эстетическим и т. д.) составляет осознание и переживание связанности явлений и процессов с юридическими последствиями, соотнесение их с правовым регулированием, с юридическими правами, обязанностями и санкциями.

Российское правовое сознание представляет собой неоднозначный, чрезвычайно сложный, противоречивый, а вместе с тем оригинальный, самобытный социально-правовой феномен. Можно выделить следующие основные особенности российского правосознания:

1. Юридический менталитет российского общества изначально отличался небрежным, отрицательным отношением к праву (правовой нигилизм). Данный вид правового нигилизма представляет реальную опасность для духовной культуры общества. Нигилизм юридического менталитета российского этноса существенным образом тормозит развитие правовой культуры, права, правопорядка, законности, что на фоне общего социального, духовно-нравственного, культурного кризиса нашего общества и государства лишь осложняет ситуацию в стране. Нужен необходимый противовес коллективистским, антииндивидуалистическим импульсам и тенденциям, ведущим к правовому нигилизму [3, с. 11].

2. Российско-правовой ментальности органично присущ этатизм, о чем свидетельствует вся история России. Чрезмерная, неоправданная ориентация на государственную власть есть характерная черта отечественной ментальности, показывающая ее не в лучшем свете по сравнению с западным правосознанием и менталитетом. В российском обществе индивид не обладает тем чувством позитивной правовой ответственности и долга, которое характерно для граждан западноевропейских демократий, что существенно затрудняет общероссийский правовой прогресс.

3. Современное российское правосознание находится в процессе искания новых установок. В данный момент отечественная ментальность характеризуется упадническими настроениями, склонностью к социальной панике и страху, отчаянием, неверием в собственное будущее.

4. Специфика российской ментальности проявляется также во взаимодействии с юридической культурой общества, в характерном образе восприятия правовых ценностей. Умственно-психологические структуры отечественной юридической ментальности, с одной стороны, связаны с правовой культурой общества, с другой - неадекватно воспринимают ее ценности.

5. На этом фоне проявляется наивное, ничем не оправданное, идеализированное восприятии значения права в общественной жизни. С одной стороны, россияне в целом не испытывают в отношении права закона особых положительных эмоций и чувств, настроений и переживаний В. Н.

Синюков пишет: «Русское правовое сознание не может сделаться подвластным праву как форме, пусть даже определяемой рационально выведенной естественной необходимостью» [2, с. 54].

6. Российская юридическая ментальность неоправданно политизирована. Такое положение объясняется излишней политичностью нынешнего российского общества, наивной верой народа в популистские лозунги и призывы.

7. Современному российскому менталитету присуща эклектичность воззрений, представлена взглядов, идей и т. п. Для него характерна идеологическая сумбурное непостоянство и непоследовательность экономических, политических, правовых и иных взглядов. [1, с. 38-41].

Свойственны ли эти особенности правовой культуры современной молодежи, будущим творцам истории? На этот вопрос мы попыталась ответить, проведя небольшое тестирование среди студентов БелГУ. Опросом было охвачено около 100 молодых людей от 17 до 21 года.

Полученные результаты интерпретируются следующим образом.

Вопрос об источнике формирования правовой культуры выявил, что главным источником большинство респондентов считают семью (более 60% опрошенных), затем университет (20%), политические партии и общественные организации (7%), и, наконец, школу (5%). Полученные данные свидетельствуют о том, что университет играет далеко не последнюю роль в формировании правовой культуры, хотя, несомненно, лидирующая роль принадлежит семье.

Однако лишь половина опрошенных не совершали правонарушений, а из оставшейся половины только 23% понесли за это наказание. Возможно, этим фактом и объясняется недоверие к правоохранительным органам большинства респондентов (51%). 40% студентов склонны доверять правоохранительным органам, а 9% сомневаются в ответе.

На вопрос, как поступить, если вы пострадали от действий правонарушителей или стали свидетелем правонарушения, лишь 37% ответили, что надо сразу же обратиться в правоохранительные органы. 40% респондентов, надеются лишь на свои силы, и попытались бы самостоятельно разобраться с нарушителями закона. Остальные 23% ответили, что будут бездействовать, так как считают все усилия по поимке и наказанию нарушителей напрасными. Возможно, одной из причин такой ситуации является убеждение, что правоохранительные органы не в силах поймать и наказать правонарушителей, или потеря веры в силу закона, то есть правовой нигилизм. Однако были и парадоксальные ответы, когда респонденты отвечали, что доверяют правоохранительным органам, но в случае если пострадают от правонарушения, попытаются разобраться во всем собственными силами.

Уверены, что с Конституцией и основными положениями различных отраслей законодательства студенты уже познакомились, а читали ли студенты Устав Университета? Положительно на этот вопрос ответили 27% респондентов. Может быть, этот опрос подвигнет и остальных к прочтению Устава. Конечно, для того чтобы в полной мере овладеть правовыми знаниями, нужно не только знать существующие законы, но и следить за принятием новых. Только 52% респондентов заявили, что следят за правотворчеством, остальные 48% изменениями в законодательстве не интересуются.

На вопрос, о намерении голосовать на ближайших выборах, «да» ответили 80% опрошенных, 3% отдадут свой голос, если за это им вручат подарок, а 17% не намерены голосовать. Эти результаты свидетельствует о довольно высокой политической активности студентов.

В тесте так же был поставлен один из актуальных, на наш взгляд, вопросов: о патриотизме. Мнения разделились примерно пополам, хотя были и те, кто еще не определился, считать ли себя патриотом. На мой взгляд, лишь человек, считающий себя патриотом, обладает действительно высоким уровнем правовой культуры, так как не только стремится исполнять законы, но и в полной мере уважает их по собственным внутренним убеждениям.

Наконец, последний вопрос теста должен был выявить мнения студентов относительно изменений в уровне правовой культуры. Здесь мнения разделились: 45% респондентов ответили, что он не изменился за последнее время, 30% полагают, что улучшился, а 25% заметили ухудшение уровня.

Итак, как видно из проведенного опроса, совершенствование личной правовой культуры требует постоянного труда, освоения большого массива юридических знаний. Без упорного самообразования вряд ли возможны успехи на этом пути. Мы живем во время радикальных социальных и экономических перемен, отсюда и быстрая сменяемость и обновляемость законов. Учебное заведение не может дать знания права на всю оставшуюся жизнь. Только сам человек, ощущающий себя гражданином, обладающий живым умом и стремящийся активно участвовать в возрождении России, способен вывести свою правовую культуру на высокий уровень.

Список литературы

1. Байниязов Р.С. Правосознание и российский правовой менталитет // Известия ВУЗов. Правоведение. - 2000. - № 2.

2. Синюков В. Н. Российская правовая система: Введение в общую теорию. Саратов, 1994.- 449 с.

3. Скэнлан Дж. П. Нужна ли России русская философия? // Вопросы философии. - 1994.- № 1.

4. Марченко М.Н. Общая теория государства и права. - М., 1998. – 504 с. 5. Матузова Н.И. Малько А.В. - Теория государства и права. Курс лекций. М., 1999. – 634 с.