регистрация / вход

Аксиологическое содержание правовых норм

Ценностно-нормативная модель любого общества рассматривается сквозь призму существующих в нем социальных норм. Обществу приписывается нормативная структура, имеющая нормативную градацию от чисто технических или бытовых до моральных и правовых норм.

Аксиологическое содержание правовых норм

А.Н. Бабенко, доктор юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права ЮУрГУ

Ценностно-нормативная модель любого общества рассматривается сквозь призму существующих в нем социальных норм. Обществу приписывается нормативная структура, имеющая нормативную градацию от чисто технических или бытовых до моральных и правовых норм. Понятия «нормы» и «ценности» по существу отождествляются многими учеными. Нормы, образцы поведения, освоенные ценности - это то, что объединяет индивидов в систему. Нормы и ценности «определяют и самый факт, и способы интеграции в социальных системах»1. «Обсуждая ценности на человеческом уровне, возможно говорить о проблемах, часто прибегая к термину нормы...люди часто не имеют даже и смутного представления о том, что их данные пропускаются через нормативный фильтр»2.

Система норм не только регулирует взаимоотношения между своими членами, но и дает возможность оценивать их поведение. Оно подвергается, благодаря нормам, определенной оценке как со стороны самого индивида, так и со стороны общества. Именно благодаря тому, что социальная норма всегда включает оценочный момент, она способна оказывать воздействие на волю и сознание индивида и служить эталоном его поведения в определенной ситуации.

Отдельная норма, взятая вне системы функционирующих норм в целом, не может выполнить роль регулятора общественных отношений. Регулирующее воздействие оказывают не единичные нормы, а группа норм внутри определенной нормативной системы, или же группы норм, относящихся к разным системам. Складывающиеся в обществе отношения подвергаются регулированию путем действия целых комплексов норм, связанных диалектическим единством. Это единство часто определяется ценностным смыслом, заложенным в ту или иную норму. Таким образом, ценностное регулирование реальных общественных отношений происходит посредством нормы.

Человеческому обществу имманентно присуще ценностно-нормативное регулирование - целенаправленное воздействие на сознательное волевое поведение людей, осуществляемое посредством совокупности функционирующих в обществе ценностей и норм различных видов, имеющих цель упорядочить общественные отношения в интересах общества в целом или определенной социальной группы.

Субъективный характер нормативного регулирования обуславливается тем, что в нормах выражается воля общества, государства, определенных социальных групп, тем, что эти нормы служат средством достижения сознательно поставленных целей, а также тем, что в механизм нормативного регулирования включен процесс ценностного выбора той или иной нормы.

Аксиологический тип правопонимания предполагает в соответствии с разграничением закона и права рассмотрение последнего как совокупности ценностей духовной культуры, таких, как свобода, справедливость, формальное равенство и т.д. Кроме ценностей духовной культуры в определение включаются и другие явления правовой действительности (нормы права, правоотношения, правосознание, правовая культура), при этом акцент делается на ценностном аспекте данных явлений.

В зависимости от того, какая ценность занимает наиболее значительное место в общей иерархии правовых ценностей, можно выделить два ценностно-правовых подхода. Первый из них - либеральный (либертарный) - берет за основу свободу и определяет право как всеобщую форму и равный масштаб свободы. Второй определяет право как формальное закрепление в праве ценности справедливости (равенства). Первую точку зрения представили Дж. Локк, И. Кант, Г.В.Ф. Гегель, Б.Н. Чичерин, П.И. Новгородцев, и др. Вторая отстаивалась в трудах Платона, Аристотеля, Ф. Аквинского, работах современных зарубежных исследователей - Р. Дворкина, JI. Фуллера, О. Хоффе, Б.А. Кистяковского, а также российских ученых С.С. Алексеева, Р.З. Лившица, Е.А. Лука- шевой, Г.В. Мальцева, И.А. Покровского и др.

Следует заметить, что обе концепции взаимно дополняют друг друга. Первый взгляд критикуется следующими основаниями: во-первых, из ценностного осмысления выпадают отрасли с преобладанием императивного метода регулирования (уголовное, административное право); во-вторых, как считают К. Цвайгерт и X. Кетц, «хотя западный мир привержен принципу свободы договоров, все порядки признают недействительным договор, если он противоречит законам или добрым нравам... публичному порядку»3; в-третьих, понятие свобода содержит в себе противоречие - она характеризует, прежде всего, самого человека, но с трудом оценивает свободу с точки зрения другого, в тени свободы, таким образом, находятся множество иных правовых ценностей4.

Наиболее употребимым может быть признано следующее определение нормы права - это признаваемое и обеспечиваемое государством общеобязательное правило, из которого вытекают права и обязанности участников общественных отношений, чьи действия призвано регулировать данное правило в качестве образца, эталона, масштаба поведения5.

С точки зрения аксиологии права, правовая норма - это ценностно-значимый общеобязательный и формально закрепленный системный образ (модель) юридической деятельности, определяемый уровнем развития правовой культуры и отражающий сложившиеся в ее рамках представления о должном. Таким образом определение правовой нормы может быть дополнено важным признаком, отражающим ценностные свойства как ее содержания, так и выбора правового поведения в целом.

Нормативное поле возникает в результате опрокидывания основных правовых ценностей и норм на социальную реальность. Архитектоника возникает в процессе интерпретации основных ценностных положений нормативного поля относительно текста нормы, когда требуется «заполнение мысли», категорий нормы. Она связывает все элементы нормативного поля в единое смысловое пространство, являющееся социокультурной основой правового сознания

Согласно распространенной точке зрения, норма состоит из трех элементов - гипотезы, диспозиции, санкции. А.Ф. Черданцев считает, что «трехчленная структура - это структура нормы, реально не существующей, созданной путем искусственного соединения двух норм - регулятивной и охранительной. При таком искусственном создании трехчленной нормы охранительная норма превращается в санкцию регулятивной нормы»6. Его поддерживают другие исследователи, которые видят структуру, состоящую из двух элементов: гипотезы и диспозиции для регулятивной нормы и гипотезы и санкции для правоохранительной нормы7.

Разные нормы в праве имеют различную структуру, включающую как все три, так и два и даже один элемент - диспозицию. Однозвенные нормы распространены в конституционном праве, в частности, нормы, устанавливающие права и свободы людей. Нормы, закрепляющие права человека, не могут иметь гипотезы, поскольку действуют вне зависимости от наступления каких-либо обстоятельств. Эти нормативные предписания - юридические гарантии.

Гипотеза, диспозиция, санкция характеризуют норму с формальной стороны как юридическое высказывание или юридическое предписание. Построение и структура последних полностью зависит от внутреннего содержания правовых норм.

Принято считать, что обязательность норм обусловлена тремя ее основными характеристиками: производностыо от государства, наличием правила поведения, предписывающего адресату совершить определенные действия, либо воздерживаться от них; обеспеченностью санкций, возлагающей на нарушителя неблагоприятные последствия его поступка. Однако эти характеристики могут и не быть атрибутами правовой нормы, а закон, даже самый неправовой, в той или иной мере применяется, реализовывается. По мнению Н.В. Разуваева, реализуемость закона не может служить безусловным критерием его нормативности, а тем более правомерности, поскольку соблюдается нередко лишь внешняя форма предписания, а не его нормативная или правовая сущность8. Понятие мотивации поведения, применяемое для характеристики обязательности юридических предписаний, вводит нас в область социально-психологи- ческих феноменов, безразличных для права как объективного долженствования. Таким образом, обязательность и ценность права заключена в выполняемой моделирующей роли. Посредством норм создается единый образ юридической деятельности, обязательной для всех. Определяют этот образ ее ценностная сущность и соответствие уровню развития правовой культуры. В этом проявляется культурное долженствование нормы. Задавая общезначимую и обязательную модель действительности, право вводит такой же общезначимый и обязательный критерий оценки поведения на предмет его правомерности.

Действия, не совместимые с данной моделью, оцениваются как противоправные и влекут за собой меры ответственности, устанавливаемые нормами-императивами. Нормативность права состоит в его способности создавать общезначимую и общеобязательную картину юридической действительности. Таким образом, нормы-модели, задающие ценностно-значимый культурный образ права, тесно связаны нормами-императивами, имеющими доступность восприятия.

Нормы-модели подразделяются на абсолютные и относительные. Это различие имеет юридическое выражение. Абсолютные нормы одночленны (одна диспозиция), а относительные - двучленны (диспозиция и гипотеза). По объему нормы можно подразделить на общие и специальные. Общие создают образ наиболее масштабных в социальном и юридическом отношении участков действительности, иначе говоря, максимально значимых ее фрагментов. Группы норм-моделей, объединенных общностью предмета, образуют правовые институты.

Системное качество правовых норм согласуется с их изменчивостью тем, что нормативная система представляет открытую целостность, некоторое ценностное пространство, имеющее различные системообразующие факторы. Комплекс юридических норм формирует целостный образ действительности, с которым имеют дело субъекты права. Нормы права - организующие социальный порядок и обеспечивающие процессы межличностной коммуникации культурные коды, в которых содержится информация о должном. Нормативная система связана с культурой посредством ценностей. Последние мотивируют нормы-модели, дают им смысл, задающийся нормами-императивами.

Ненормированное регулирование - это упорядочивающее воздействие на общественные отношения совокупности разноплановых социальных и естественных факторов инди- видуально-ситуативного характера.

Ненормированные средства воздействия лишь побуждают, направляют деятельность человека, в то же самое время ненормативное регулирование в сознательной организованной форме вносит правильность, порядок и систему в определенные общественные отношения.

По отношению к ценностям можно выделить следующие виды норм, иерархически связанные между собой: нормы-принципы, нормы-правила, нормы-процедуры.

Нормы-принципы - одноэлементные абсолютные модели общего и специального характера, отличающиеся четкостью, лаконизмом. По объему такие нормы совпадают с одной статьей закона. Эти нормы раскрывают категорию личности как ценностно-значи- мую, подчеркивая ее прямую связь с абсолютными правовыми ценностями - свободой, справедливостью и юридическим равенством.

Нормы-принципы - наиболее ценностнонасыщенные частицы нормативной системы, задающие общие масштабы ее действия и определяющие критерии оценки всего остального массива юридических явлений на предмет их соответствия ценностям права. Чаще всего такие нормы открывают собой Конституция и Кодексы.

Относительные модели-ценности среднего уровня составляют совокупность норм- правил, они устанавливают образ юридической действительности менее ценностнозначимый, представляющий долженствование в его чистом виде (презумпция).

Нормы-процедуры представляют наиболее конкретную алгоритмизированную разновидность норм, а потому содержащиеся в них правила ограничены по кругу лиц и по видам регулируемых отношений. Они чаще всего имеют обязывающий или запретительный характер и содержатся в законах, договорах, соглашениях нормативного характера (ценности-средства)9.

Некоторые ученые называют нормы- принципы абсолютными ценностями-нормами. Абсолютные ценности принимают форму эва- люативных норм (ценностных норм) или неявных норм, внутренне присущих ценностям. Под внешней оболочкой скрывается общечеловеческая сущность личности. Свобода в них ограничена рамками «другого». Эвалюативные нормы не прописаны явно, но в скрытой форме содержатся в ценностном пространстве родовой жизни человека. На основе эвалюативных норм строится целостная система моральных и правовых императивов10.

Назначение ценностей в сплочении общества, в сохранении его целостности. Плутарх пишет о законодательстве Ликурга, который «желая уничтожить гордость, зависимость, преступления... богатство и бедность, убедил сограждан отказаться от владения землею в пользу государства, сделать новый ее раздел и жить всем на равных условиях, так, чтобы никто не был выше другого, отдавая пальму первенства одним нравственным качествам. Неравенство, различие одного от другого должно было выражаться только в порицании за дурное и похвале за хорошее. Никто не имел права жить так, как хотел. В Спарте был установлен строго определенный образ жизни и занятия, которые имели в виду лишь благо всех»11.

Ценностная норма является неявной, это делает ее эффективным средством социальной регуляции. Такой неявной ценностной нормой выступало понятие «дике» - «справедливость», под которой понимаются принципы сложившегося обычая, соблюдения закона. В «дике», как нравственно-правовой норме, были скрыты идеи «справедливого общественного устройства», «вечного естественного порядка», «закон- нического послушания», т.е. будущей социальной нормы «ты должен». Из ценности справедливости сформировались «обычное право» (традиции и пр.), «естественное право» (право на жизнь, свободу, частную собственность), «живое право» (как совокупность принципов справедливости, но не совокупность властных приказов и норм). Право исторически созревает вместе с человеческим духом. Ценностные нормы рождаются из глубин души, а не исходят от внешнего, безличного и долженствующего социума.

Модельный характер и ценностная ориентация правовых норм проявляется в презумпциях и правовых конструкциях. Презумпция - утверждение о том, что должно быть. Справедливость - ценностное основание большого числа презумпций. В гражданском праве содержатся презумпции вины, добросовестности, разумности и др.

Нормативная система права - это общезначимый и общеобязательный образ правовой действительности, основой которой выступает набор юридически значимых культурных смыслов (ценностей). Ценности определяют содержательный образ, создаваемый нормативной системой. Это дает возможность ей обладать оценочным критерием. Внутренняя глубинная структура нормы состоит из трех иерархически соподчиненных уровней - означаемого, значения и означающего. По отношению к означаемому, каковым выступают ценности, нормы делятся на принципы, правила, процедуры.

Именно в системе нормы права приобретают свойства регулятивности и обязательности. Важнейшую роль здесь играют нормы- модели, которые задают культурно значимый и ценностно-ориентированный образ юридической действительности. Нормы-модели - это носитель информации и средство выражения культурных ценностей.

Норма права - знак как единство означаемого, значения и означающего12. Нормативная система - знаковая система. Норма права и правовая система - тексты в широком смысле вербальные (нормативные акты) и невербальные.

Юридическая норма, выражая некоторую существующую систему ценностей, содержит определенную оценку некоторого поведения в отношении данных ценностей. Оценка поведения и правовых ценностей отличается у различных людей и групп. Существование правовой нормы создает проблему интерпретации ее относительно конкретной ситуации.

Существующие разногласия и конфликты, происходящие в пределах толкования юридической нормы, выражают различные ценностные представления людей. Т.А. Ван Дейк пишет: «...действительное понимание дискурса зависит от изменяющихся когнитивных характеристик пользователей языка и от контекста»13.

Различие людей, их воспитание, окружение ведут к тому, что юридическая норма изначально имеет потенциальную неопределенность в смысловом наполнении элементов правовой системы. Представления о ценностях, поведении, правильном и неправильном таким образом переводятся в область неопределенности. Вопрос разрешения такого конфликта является вопросом социокультурной интерпретации юридической нормы. Мы сталкиваемся с когнитивной неопределенностью, связанной с конкретизацией понятий юридической нормы (скачок от понятия к реальности), и субстанциональной неопределенностью, охватывающей процедуру «нормирования» реальности, которая всегда имеет «остаток», уходящий из-под контроля описания норм.

В.В. Коренев вводит понятие архитектоники нормативного поля, прорисовывающее тонкую структуру нормы, обозначает картину его смысловой неограниченности. Архитектоника нормативной системы (поля, понимаемой как система реальных ограничений, вызванной существованием правовых норм) возникает в процессе интерпретации основных ценностных положений нормативного поля относительно текста нормы, связывает все элементы этого поля в единое смысловое пространство14.

Современные западные теории права, строящиеся на философском основании пост- структурализма, ориентированы на признание власти как децентрализованного образования, что относительно юридической нормы означает фиксацию компромиссности нормативного решения, а также коммуникативный характер нормы. Норма выражает ценности одновременно множества субъектов, подчиняется множеству интерпретаций, обладает множеством субъектов нормативного поля, при этом каждый получает возможность истолковывать нормы, руководствуясь собственной системой ценностей.

Возникает конфликт между возможностями юридической нормы к множественности интерпретаций и необходимостью в однозначном прагматическом применении. «Размышление показывает нам, что в применении законов содержится нечто спорное с юридической точки зрения»,-пишет Гадамер[i].

Таким образом, возникает вопрос о соотношении права и юридических форм (законов и пр.) в праве. Нормы-принципы воплощают подлинно гуманистические идеалы и общечеловеческие ценности, их содержание по мере развития правовой культуры расширяется и уточняется, тяготея к все более адекватному отображению соответствующих ценностей1 . Это определяет соотношение правовых норм, ценностей и законов. Нормы-принципы, абсолютные нормы более других наполнены ценностным содержанием и менее всего поддаются какой-либо сознательной коррекции. Они выступают как объективная данность, определяемая не желанием и волей законодателя в определенный исторический период, а динамикой правовой культуры. Нормы- принципы в минимальной степени нуждаются в юридической форме и фактически не зависят от нее. В то же время нормы-правила и нормы-процедуры гораздо теснее связаны с юридической нормой. Законодатель корректирует их, приводя в соответствии с изменившимися правовыми ценностями.

Возможны периоды стагнации и регресса в развитии нормативно-правовой системы. По мере трансформации правовой культуры и изменения содержания правовых ценностей формируется новая картина юридической действительности. С изменением правовых ценностей меняются основы нормативной системы, что ведет к трансформации норм, расположенных на более низких уровнях системы. Законодатель при создании закона неизбежно вступает в известные отношения с репродукцией ценностей, подчиняясь правилам, задающим существование всякого текста. Поливариант- ное ценностное содержание нормы предполагает для ее эффективной реализации наличие ценностных установок, т.е. усвоенных ценностей высокого ранга, которые придают ценностный колорит возникающей правовой ситуации. Следовательно, для активации ценностного содержания нормы необходим достаточный уровень правовой культуры, действующий в качестве катализатора для реализации определенных ценностных свойств правоотношения.

Список литературы
[i]Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория.-М., 1961.-С. 142.

Там же.-С. 166. Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное право­ведение в сфере частного права. - М., 1998. - Т. 2. - С. 79-80. Разуваев Н.В. Норма права как явление правовой куль­туры: Дис. ... канд. юрид. наук. - СПб., 2000. - С. 25. Теория права и государства: Учебник / Под ред. проф.

В.В. Лазарева. - М., 1996. - С. 127.

Черданцев А.Ф. Теория государства и права. - М., 1999.-С. 214. Алексеев С.С. Структура советского права. - М., 1975; Кудрявцев Ю.В. Нормы права как социальная информа­ция. -М., 1981. Разуваев Н.В. Норма права как явление правовой куль­туры: Дис.... канд. юрид. наук. - СПб., 2000. - С. 91. Разуваев Н.В. Норма права как явление правовой куль­туры. - СПб., 2000. - С. 75-88.

Букреев В.И. Нормативная система (духовный мир человека). - Екатеринбург, 1999. - С. 117.

[i]Ленин В.Н. Поли. собр. соч. - Т. 45. - С. 200.

Еженедельник советской юстиции. - 1922. - №2. - С. 3;№ 18.-С. 1 и др. Ленин В.И. Поли. собр. соч. - Т. 45. - С. 197-201. СУ РСФСР. - 1922. - № 44. - Ст. 539. СУ РСФСР. - 1922. - № 69. - Ст. 902. Еженедельник советской юстиции. - 1927. - № 13. - С.302-303. Положение о Верховном Суде СССР от 23.11.1923 г. // Вестник ЦИК, СНК и СТО СССР. - 1923. - № 2. - Ст. 45. РЦ ХИДНИ. - Ф. 17. - Оп. 84. - Д. 291. - Л. 240. Еженедельник Советской юстиции. - 1925. - № 48-49. - С. 1488. Советская прокуратура: (история и современность). - М., 1977.-С.49-50.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий