Уголовная ответственность за разбой

Историко-правовые аспекты уголовной ответственности за разбой. Уголовно-правовые аспекты ответственности за разбой. Анализ социально-правовых аспектов уголовной ответственности за разбой.

Введение

Социально-экономические и политические изменения, происходящие в нашем обществе, наряду с положительными сдвигами социального развития порождают целый ряд отрицательных последствий. К их числу, в первую очередь, относится резкий рост динамики преступности, наблюдающийся за истекшие годы в России. Причем самым распространенным видом преступления является посягательство против собственности, поскольку в общей доле преступлений их удельный вес превышает 60%. Криминальная ситуация в стране характеризуется увеличением некоторых видов корыстно-насильственных преступлений, к которым непосредственным образом относится разбой.

Разбой – это сложное, многообъектное преступление, потому что при его совершении осуществляется не только посягательство на чужую собственность, но и наносится моральный, а часто физический вред пострадавшим лицам. Нередки и ситуации, когда в ходе разбоя потерпевшие расплачиваются за сопротивление жизнью.

Также, большое число преступлений совершается в групповой форме с применением оружия, что значительно повышает общественную опасность государства. Можно отметить и значительный рост случаев разбоя, которые совершаются с проникновением в жилище и на автодорогах.

Отмеченные обстоятельства обуславливают повышенную общественную опасность исследуемого вида преступлений, что вызывает настоящую тревогу как у граждан страны, так и у сотрудников органов власти, поэтому борьба с разбоями на современном этапе развития уголовного права страны является важнейшей задачей, требующей решения проблем криминогенного и уголовно-правового значения. Именно в повышенной степени общественной опасности заключается актуальность темы данного исследования.

Таким образом, объектом данного исследования является уголовно-правовые аспекты законодательного регулирования в отношении преступлений против собственности, а предметом исследования стал разбой, как особо тяжкое преступление против собственности, характеризующееся повышенной общественной опасностью.

Цель исследования: проанализировать уголовно-правовые, исторические и социальные аспекты генезиса законодательных норм, устанавливающих ответственность за разбой.

Для достижения поставленной цели, был определен ряд задач исследования:

- изучить историческое развитие и правовое осмысления уголовной ответственности за разбой;

- рассмотреть особенности уголовной ответственности за разбой в системе актуального законодательства Российской Федерации и зарубежных стран;

- рассмотреть юридический состав разбоя как уголовного преступления (объективные, субъективные, и квалифицирующие признаки);

- изучить особенности отграничения разбоя от смежных составов преступлений;

- провести социально демографический и статистический анализ совершения разбойных нападений;

- проанализировать судебную практику по уголовным делам, квалифицированным ст. 162 УК РФ.

Как одному из посягательств на чужую собственность, разбою уделяли внимание многие ученые и специалисты в области уголовного права. В частности, криминологические и уголовно-правовые аспекты разбоя рассматривались в литературных трудах таких авторов, как Болотский Б.С., Борзенков Г.Н., Гагарин Н.С., Гаухман Л.Д., Джураев А.Д., Игнатов А.Н., Исаев М.М., Жижиленко А.А., Жигарев Е.С., Курашвили А.А., Кириллов С.И., Корецкий Д.А., Кочои С.М., Каракетов Ю.М., Кригер Г.А., Ляпунов Ю.И., Максимов С.В., Никифоров Б.С., Панкратов Н.В., Побрызгаева Е.В., Таганцев Н.С., Танайлов В.П., Тальберг Д.М., Юнусов А.Х. и многих других.

Однако большая часть работ была посвящена общему контексту преступлений против собственности, а единое монографическое исследование, посвященное комплексному криминологическому и уголовно-правовому анализу разбоя не проводилось. Более того, во многих из них не были учтены изменения уголовного законодательства РФ, поскольку значительная часть монографических исследований была написана в первых годах XXI века. Поэтому, при написании дипломной работы преимущественно использовались научные статьи современных специалистов уголовного права, размещенные в актуальных юридических периодических изданиях. Среди авторов современности, чьи труды были нами изучены, стоит отметить Балеева С.А.[1], Богданчикова С.В.[2], Волошина П.В.[3], Гэрэлбаатар Д[4]., Колокова Н.А.[5], Моськина А.М.[6], Хилюта В.В.[7], Челябову З.М.[8], а также многих других специалистов в области уголовного права.

Также, при написании данного дипломного проекта были использованы законодательные акты Российской Федерации, в частности – Уголовный кодекс РФ, Уголовно-исполнительный кодекс РФ, и другие.

Методологическая база исследования включает в себя следующие методы, использованные при написании дипломной работы:

- литературный анализ;

- юридический анализ;

- этимологический анализ;

- социально-демографический анализ;

- методы математической статистики.

Структура дипломной работы представляет собой научное исследование, состоящее из:

- введения, в котором приведено обоснование актуальности проблемы исследования, цели и задачи исследования, описание эмпирической и методологической базы исследования;

- первой главы, в которой рассмотрены историко-правовые аспекты уголовной ответственности за разбой;

- второй главы, содержащей уголовно-правовой анализ разбоя как уголовного преступления;

- третьей главы, в которой представлены результаты социально-демографического и статистического анализа совершения разбойных нападений, а также обзор судебной практики по преступлениям, квалифицированным ст. 162 УК РФ;

- заключения, содержащего основные выводы исследования;

- списка использованной литературы.

ГЛАВА 1. ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РАЗБОЙ

1.1 ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ПРАВОВОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РАЗБОЙ

Разбой как преступление в различные исторические периоды становления российского уголовного права понималось по-разному.

Исторический памятник уголовного права России – «Русская Правда» содержит упоминание о тягчайшем преступлении – убийстве в разбое. Но в законе отсутствовало подробное описание данного преступления, причем «разбой» как самостоятельный термин в правовом акте Древней Руси не трактовался. Специалисты в области истории уголовного права отмечают, что в правовых актах XV века понятие разбоя отождествлялось с неспровоцированным убийством, имеющим место в реализации цели грабежа или вооруженной засады. Именно в этом значении понятие разбоя как преступления употреблено и в Псковской Судной грамоте[9].

Такие важные исторические правовые акты, как Судебник 1497 и 1550 г. также упоминают термин «разбой», но не содержат описания его признаков. В своде уголовных законов 1832 года разбой трактуется как нападение на двор, здание или целую деревню, с целью похищения имущества, причем в данном трактате разбой производится с открытой силой и опасностью для лица, которому угрожает преступник.

Уложение об уголовных и исправительных наказаниях 1845 года содержит некоторые определения признаков и состава преступлений, например, в ст. 1627 дано развернутое определение исследуемого преступления: «Разбой – всякое посягательство на кого-либо, с целью похищения принадлежащего ему имущества, нападение, когда оное учинено открытою силою с оружием, или хотя и без оружия, но сопровождалось или убийством, или покушением на оное, или же нанесением увечья, побоев, ран, или других телесных истязаний, или такого рода угрозами или иными действиями, от которых представлялась явная опасность для жизни, здравия или свободы лица или лиц, подвергшихся нападению»[10].

Профессор-историк Комиссаров В.С. отмечает, что «эти нормы применялись до начала советского периода, учитывая изменения, внесенные в 1885 г. Но в то же время, их чрезмерная архаичность и отставание от социального и экономического развития России стали ощущаться уже в XIX в.»[11].

Так, подготовка реформ уголовного законодательства происходила несколько десятилетий, итогом чего следует считать принятие Уголовного уложения 1903 г. В целом, данный кодекс отличался высоким уровнем юридической грамотности и техники, более систематизированной внутренней структурой, но относительно небольшим объемом. Тем не менее, Уложение 1903 г. в свой большей части так и не было введено, но в то же время, оно значительно повлияло на дальнейшее развитие российского уголовного права. Многие положения Уголовного кодекса 1997 г., которые касаются преступлений против собственности, имеют тождественные юридические признаки с Уложением 1903 г., сохранившиеся в советский период.

При разработке Уголовного Кодекса РСФСР терминам «насилие» и «нападение» было придано смыслообразующее значение. Разбой был определен как «открытое нападение с целью похищения имущества, соединенное с психическим или физическим насилием…», причем стоит отметить смещение акцента нападения в определении разбоя, или иными словами – действия, состоявшего в насилии, на насилие как самостоятельный способ действия помимо или наряду с нападением. Конструкция разбоя как нападения, имеющего признаки насилия, была воспринята УК 1926, 1960, а также Уголовным законом 1996 года, причем трактовка была практически повторена с учетом некоторых филологических изменений определения разбоя, данного в УК РСФСР 1960 г. Статья 146 УК РСФСР определяет разбой как «нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья потерпевшего, или с угрозой применения такого насилия». А ст. 162 УК РФ 1996 г. трактует понятие разбоя как «нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия»[12].

По данному вопросу в науке российского права имеются различные позиции: одни специалисты считают, что насилие и нападение – это самостоятельные признаки разбоя, другие утверждают, что данные понятия равнозначны.

Например, Филаненко Ю.А. рассматривает понятия «насилие» и «нападение» как «самостоятельные и последовательные действия». Он полагает, что для нападения специфическим признаком является внезапность, интенсивность, неожиданный характер преступных действий. А разбой, по мнению Филаненко, представляет собой совокупность двух последовательных действий – нападения и насилия, причем временной период между двумя этими действиями не имеет значения[13].

Другой специалист, Волошин П.В., считает, что «нападение в своей сущности является признаком разбоя, ровно так же, как и насилие, и в совокупности их неразрывного единства характеризуется объективная сторона преступления»[14]. Владимиров определяет разбойное нападение как активное противоправное действие, которое предпринимается целенаправленно – для завладения имуществом, причем реализация данной цели сопровождается наличием реальной опасности немедленного применения насилия, опасного для здоровья и жизни потерпевшего.

В отличие от многих других специалистов по уголовному праву, Волошин рассматривает нападение как процесс воздействия, а не однократное действие, который таит в себе реальную опасность применения насилия в течение всего процесса совершения нападения. Если рассматривать данную позицию, то можно заметить, что нападение и насилие непосредственно связаны, но не тождественны. Таким образом, в уголовно-правовом аспекте нападение представляет собой агрессивно-противоправное действие, которое совершается с какой-либо преступной целью, и создает непосредственную опасность немедленного применения насилия в качестве средства достижения этой цели.

Гэрэлбаатар Д. повторяет определение нападения Волошина В.А. с небольшим уточнением. Он придает нападению признаки активности, внезапности, умышленности, которые создают опасность непосредственного и немедленного применения насилия над потерпевшим, которое представляет опасность для его здоровья и жизни, причем нападение совершается с целью завладения личным имуществом граждан либо государственным имуществом[15].

По мнению Бриллиантова А.В. и Долженковой Г.Д., насилие и нападение в составе разбоя не равнозначные явления, хотя нападение является обязательной составной частью исследуемого вида преступлений. При этом данные специалисты определяют нападение «как действие, которое состоит из двух последовательных этапов: создание опасности применения насилия и непосредственное причинение насилия»[16]. Повышенная социальная опасность рассматриваемых деяний заключается в том, что они посягают не только на имущественные интересы потерпевшего, но на его личность. При разбойном нападении отношения собственности нарушаются посредством воздействия на личность владельца имущества, и в данном случае насилие, опасное для здоровья или жизни, выступает в качестве средства изъятия имущества.

Современная юридическая литература включает в себя следующее определение: «нападение – это агрессивные и внезапные действия преступника, соединенные с насилием или угрозой применения такового… Как самостоятельный объективный признак разбоя, нападение весьма условно, поскольку вне насилия или угрозы его применения оно теряет уголовно-правовое значение»[17]. Также, встречается определение несколько иного характера: «нападение – это активно и внезапное психическое либо явное физическое воздействие на потерпевшего, направленное на противодействие посягающему»[18].

Таким образом, мнение о равнозначности «применения насилия» и «нападения» представляется убедительным. Как известно, нападение это отлагательное существительное, производное от глагола «напасть», и означающее стремительное действие, которое предпринимается против определенного лица с целью нанесения ущерба, урона или захвата. Изучая филологический аспект понятия «нападение», можно отметить, что этимология данного термина свидетельствует о происхождении его от слов, обозначающих насильственные действия. В то же время, в русском языке посредством термина «нападения» часто раскрывают значение других понятий, которые обозначают насильственные действия. Например, слово «наброситься» понимается как «совершить нападение с целью нанесения физических повреждений».

Таким образом, можно сделать вывод, что формулировка «нападение, совершенное с применением насилия», использованная в УК РФ, своеобразная дань консерватизму терминов российского уголовного права. Несмотря на то, что разбой определяется законом в качестве двух действий – нападением и насилием, сущность данного преступления одна: двуединый способ завладения чужим имуществом. А значит, нападение и насилие друг от друга неотделимы. Нападение в большинстве случаев носит открытый характер, но при этом, его тайное совершение не исключается (выстрел из укрытия, нападение из-за угла). Разделение данных понятий осуществимо исключительно с теоретической точки зрения, поскольку в практике не встречается разбойных нападений, в которых присутствовал бы факт нападения без совершения насильственных действий над потерпевшими.

Хищение в форме разбоя обладает импульсивной и эмоциональной специфичностью, поскольку его признаками являются внезапность и ситуативность. Но даже в подобных условиях посягательство представляет собой мгновенный акт далеко не во всех случаях. Поскольку разбойное нападение – это всегда процесс, обладающий временными рамками, то основной способ борьбы с ним – это специальная профилактика и оперативное обслуживание, а конкретной задачей в данном случае можно назвать своевременное приостановление данного процесса. Вследствие, можно утверждать, что наибольшее практическое значение имеет преждевременное определение лиц, склонных к совершению насильственных преступлений. Как показывает практика, в отношении таких лиц профилактика наиболее эффективна, поскольку стойкие стереотипы преступного поведения у них еще не выработаны.

Термин «хищение» употреблен в первых декретах Советской власти. Однако на протяжении длительного периода, в советском законодательстве продолжали употребляться и однопорядковые понятия, такие как «грабеж», «кража» и прочие. После издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1947 г. «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества» понятие «хищение» стало единственной формой определения, поглотив остальные виды посягательств против социалистической собственности[19]. Первоначально, формулирование понятия «хищение» в судебной и теоретико-юридической практике было осуществлено применительно к посягательствам на общественную и государственную собственность, которая впервые упоминалась в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 28 мая 1954 г., где было указано, что «согласно Указу от 04.06.1947 г. умышленное обращение в свою собственность общественного и государственного имущества, независимо от способов и форм его совершения, должно рассматриваться как хищение». В тношении преступлений против личной собственности систематизации хищения не выделялись, поскольку сам термин был подменен понятием «похищение».

Хищение в законодательном определении впервые сформулировано Федеральным законом 1994 г., который дополнил ст.144 УК РСФСР 1960 г. примечанием, которое определяло хищение применительно к статьям 144-147 главы о «преступлениях против собственности». С указанного момента понятие хищения стало действительно общим, поскольку поглотило различия, как в непосредственных, так и в родовых объектах корыстных посягательств[20].

Интересным представляется и мнение Челябовой З.М., который при обозначении кражи, грабежа, разбоя, мошенничества и вымогательства как группы преступлений, «выражающихся в преступном завладении чужой собственностью», не считает целесообразным создавать теоретические понятия похищения личного имущества граждан, и вводить их в научный оборот законодательной терминологии[21].

Подводя итоги параграфа, можно сделать вывод, что становление уголовно-правовых аспектов в отношении преступления «разбой» претерпевало многочисленные изменения, касающиеся, в первую очередь, правового осмысления составных свойств преступления – нападения и насилия, а также понятия «хищение» как одного из основных признаков разбоя.

1.2 УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА РАЗБОЙ В СИСТЕМЕ АКТУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Самым распространенным и быстрорастущим видом правонарушения в нашей стране являются преступления против собственности. Собственность является экономической основой существования любого общества, а правоспособность обладать собственностью является одной из важнейших гарантий осуществления прав и свобод личности.

Охрана собственности граждан от преступных деяний правонарушителей является одной из задач Уголовного кодекса РФ, что закреплено в статье 2 УК РФ. 21 глава данного правового акта посвящена преступлениям против собственности, а преступление «разбой» регламентируется статьей 162 УК РФ.

Рассмотрим фактический состав данного правового акта, отразив его в следующей таблице.

Таблица 1.1 Состав статьи 162 КУ РФ «Разбой»

№ пункта

Описание содержания

Последняя редакция

1

В первом пункте ст.162 раскрыто определение разбоя, указаны основные виды санкций за совершение данного преступления;

ФЗ от 07.12.2011 N 420-ФЗ

2

Описание санкций за разбой, совершенный группой лиц, с применением или без применения оружия;

ФЗ от 07.03.2011 N 26-ФЗ

3

Описание санкций за разбой, сопровождающийся незаконным проникновением в чужое жилище, а также за разбой в крупном размере;

ФЗ от 27.12.2009 N 377-ФЗ

4

Описание санкций за разбой в особо крупном размере, организованный группой, с применением тяжкого вреда потерпевшему.

ФЗ от 27.12.2009 N 377-ФЗ, ФЗ от 23.12.2010 N 388-ФЗ.

Анализируя определение разбоя по данной статье, можно выделить два основных признака преступления[22]:

Разбой всегда предполагает нападение. Иными словами, при разбое происходит осуществление активных противоправных действий преступника или нескольких преступников, с применением оружия и физической силы, либо без применения таковых.

Вторым основополагающим признаком является то, что разбой совершается только с целью хищения чужой собственности.

Указанные признаки разбоя относят данный вид преступления к категории корыстно-насильственных, и требуют более детального рассмотрения.

Действующая дефиниция хищения отличается от предшествующих немногим, и закрепляется в примечании 1 к ст.158 УК. Так, на основании данного элемента правового акта, хищение представляет собой противоправное изъятие или обращение чужого имущества в пользу виновного, совершенное с корыстной целью, и сопровождающееся причинением ущерба собственнику или иному владельцу данного имущества. Указанное понятие хищения выступает в качестве родового по отношению к категориальным понятиям преступлений против собственности.

Ответственность за хищение чужой собственности в актуальном уголовном законодательстве дифференцируется в зависимости от того, каким способом посягательство на отношение собственности было совершено правонарушителем. Изъятие имущества может быть как открытым, так и тайным, ненасильственным или насильственным, совершенным путем злоупотребления доверием или обманом, и так далее. В качестве объективного обстоятельства способ изъятия имущества характеризует сущность хищения и существенно определяет степень общественной опасности преступления. Действующим уголовным законодательством различается 6 форм хищения.

Таблица 1.2 Виды и особенности хищения в соответствии с действующим законодательством

Форма хищения

Квалифицирующая статья УК РФ

Описание

Кража

Ст. 158 УК РФ

Тайное хищение имущества

Грабеж

Ст. 161 УК РФ

Открытое хищение имущества

Разбой

Ст. 162 УК РФ

Нападение в целях хищения имущества

Мошенничество

Ст. 159 УК РФ

Хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием

Присвоение

Ст. 160 УК РФ

Хищение вверенного имущества посредством присвоения или растраты

Растрата вверенного имущества

Ст. 160 УК РФ

Объективное установление форм хищения имущества, а также разграничении смежных составов преступлений, имеет большое как теоретическое, так и практическое значение, потому что посредством данного разграничения обеспечивается выполнение самой главной задачи правосудия – применения наказания в абсолютном соответствии с законом. Современная судебная практика полна массой примеров затруднений при ограничении разбоя от других, смежных с ним составов преступлений: грабежа, кражи, вымогательства. Особенности разграничения разбоя от смежных составов преступлений будут рассмотрены более подробно в рамках данного дипломного проекта.

Предметом хищения является имущество, а объектом – общественные отношения в сфере распределения материальных благ индивидуального или коллективного пользования, то есть отношения собственности[23]. Необходимо отметить, что предмет хищения всегда материален, вследствие чего должен обладать вещными признаками. Предметом хищения могут являться любые вещи, которые были созданы человеком и обладают материальной или духовной ценностью: ценные бумаги, деньги, документы и прочее, имеющее нарицательную стоимость и служащее эквивалентом деньгам.

Основным способом хищения представляется непосредственное изъятие имущества у его собственника или иного владельца. Причем если правонарушитель владеет имуществом в силу вверенности ему такового, переход правомерного владения к неправомерному характеризуется в качестве формального изъятия.

Также, одним из обязательных признаков хищения является безвозмездность. Именно данный признак изъятия чужой собственности влечет причинение ущерба владельцу собственности или иному лицу, имеющему соответствующие правомочия. В качестве хищения не признается изъятие такого имущества, которое не характеризуется причинением ущерба правообладателю, если лицо, которое совершило изъятие, полностью оплатило его взамен, либо предоставило равноценную компенсацию.

Представляется очевидным, что похищенное имущество обращается правонарушителем в свою пользу, или в пользу других лиц в интересах правонарушителя. Виновный, совершивший изъятие имущества, не становится его собственником в юридическом отношении, но владеет им и распоряжается фактически как своим собственным. Вследствие этого, необходим объективный подход к разграничению временного корыстного использования чужого имущества, при котором правонарушитель использует вещь по своему усмотрению, но не распоряжается ею.

Согласно общему правилу, хищение считается законченным при условии изъятия чужого имущества, впоследствии которого правонарушитель имеет возможность распоряжаться похищенным имуществом по своему усмотрению. Однако, есть и исключение: разбой считается оконченным в момент нападения в целях хищения имущества при наличии признаков, которые указаны в диспозиции ст. 162 УК РФ.

Корыстные мотивы определяются направленностью умысла хищения, но при этом, соучастники данного вида преступления могут иметь и иные побуждения. Тем не менее, в любом случае они осведомлены о характере преступления, совершаемого исполнителем[24].

Необходимо отметить, что недопустимо признание виновного в хищении, если данное лицо изымало чужую собственность исходя не из корыстных мотивов, а, например, из личной заинтересованности, либо ложно понятых служебных интересов. Также, имею место примеры, целенаправленные на временное пользование с последующим возвращением изъятого имущества.

Одним из признаков объективной стороны хищения является причинение преступлением материального ущерба владельцу имущества. Материальный ущерб, который причиняется собственнику вследствие преступления, должен находиться в причинной связи с действиями правонарушителя.

Таким образом, подводя итоги анализа актуального законодательства относительно разбоя, можно сделать следующие выводы:

- в современном уголовном праве разбой регламентируется статьей 162 Уголовного кодекса Российской Федерации;

- статья 162 УК РФ содержит 4 пункта, характеризующих сущность преступления (п.1), особенности разбоя, совершенного группой лиц по предварительному сговору (п.2), сопровождающегося незаконным проникновением в чужое жилище (п.3), аспекты масштабов и форм преступления (п.4);

- основными признаками разбоя являются насилие и хищение чужой собственности.

Также, в рамках данного исследования был проведен анализ особенностей зарубежного уголовного права, в частности – уголовной ответственности за разбой. В ходе литературного анализа было установлено, что особенная часть уголовного права зарубежных стран представляет собой структурированную систему уголовно-правовых норм и институтов, которые раскрывают признаки и понятия конкретных видов преступлений, а также определяют санкции за их совершение.

Отметим, что Особенная часть в зарубежном праве не ограничивается соответствующей частью Уголовного кодекса.

Например, уголовная ответственности в США устанавливается в конституционных актах, во Франции – в других кодексах, действующих параллельно с уголовным, в Германии – в специальных законах. Также, уголовная ответственность может быть установлена подзаконными актами, что отмечается в правовой системе Франции[25].

В странах континентальной системы права Особенная часть уголовного права выделяется наиболее четко (Германия, Испания, Франция и др.), и имеет определенную структуру и систему, которая отражает ценность и вид объекта посягательства. Критерий ценности правоохраняемого блага наиболее полно учтен в кодексе Франции 1992 г. и кодексе Испании 1995 г.

Англия не имеет уголовного кодекса, вследствие чего рассуждать о структуре и системе Особенной части английского уголовного права весьма сложно, причем уголовно-правовая доктрина страны также не содержит общепринятого обозначения Особенной части[26]. Соответствующий раздел в работах английских специалистов по юриспруденции называется либо «Отдельные преступления», либо «Определение отдельных преступлений». Так, проблематика анализа системы Особенной части, ее критериев и принципов построения, а также оснований выделения отдельных категорий преступлений доктриной, как правило, не рассматриваются. Авторы работ по уголовному праву выбирают систему изложения соответственно своим предпочтениям.

Например, в книге «Уголовное право Харриса» преступные деяния разделены на три группы:

- преступления против личности;

- преступления публичного характера;

- преступления против собственности.

Аналогичная система описана в книге Джеймса Ф. «Введение в английское право» и в издании «Законы Англии» Хэлсбери. Многие другие работы и вовсе не предполагают группирования категорий преступлений, ввиду чего они рассматриваются в произвольной форме.

Построение системы Особенной части уголовного права в США, на наш взгляд, уделяется недостаточное внимание. В основном, система Особенной части состоит из разд. 18 Свода законов США и некоторых других разделов, в которые включены положения об отдельных видах преступных деяний уголовных кодексов штатов, содержащих главы об «определении отдельных преступлений», а также свода специальных законов как регионального уровня (уровня штатов), так и федерального.

Свод законов США располагает преступления в алфавитном порядке, а не по принципам непосредственных объектов посягательства или родовых особенностей, как это прослеживается в законодательстве Российской Федерации. Американские юристы считают, что такое расположение статей является более удобным с точки зрения поиска по Своду необходимого вида преступления. Нам же представляется очевидным, что такая систематизация не позволяет определить отношение законодателя к значимости и особенностям правоохраняемых благ.

Уголовное право США трактует сходные с разбоем преступления как группы насильственных преступлений, в которые также входят грабежи и вымогательства. Например, в штате США «Нью-Йорк» разбой относится к общеуголовным преступлениям, в то время как в УК РФ разбой отнесен к преступлениям против собственности. А такое преступление, как кража, в уголовном праве США представляет собой как тайное, так и явное хищение чужой собственности. Ограбление же представляет собой насильственное хищение. Так, согласно Уголовному кодексу Нью-Йоркского штата, «лицо насильственно похищает имущество, тем самым совершая ограбление, если в ходе хищения оно применяет или угрожает применением насильственных действий против другого лица с целью преодоления или предотвращения сопротивления взятию имущества или его удержанию непосредственно после взятия».

В результате, можно констатировать существенное различие в подходе законодателей к определению регламента уголовного права. Проводить аналогии между разбоем по уголовному праву Российской Федерации и зарубежных стран, в принципе, ошибочно, потому что состав ограбления включает в себя признаки как разбоя, так и грабежа.

ГЛАВА 2. УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РАЗБОЙ

2.1 ЮРИДИЧЕСКИЙ СОСТАВ РАЗБОЯ КАК УГОЛОВНОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ

2.1.1 Объективные признаки разбоя

Выделяют три основных объективных признака разбоя, сущность и следствия которых наглядно проиллюстрированы на следующей схеме[27]:

Рисунок 2.1 Объективные признаки разбоя

Главным образом, объективная сторона разбоя определяется открытым и тайным нападением на потерпевшего (нападение на спящего, нападение из засады и т.д.), совершенным с применением насилия, опасным для здоровья и жизни, либо с угрозой применения насилия. При этом следует учитывать, что первостепенная цель правонарушителя заключается в изъятии имущества, а не совершения насильственных действий по отношению к его владельцу, поскольку посягательство на личность владельца выступает средством завладения имуществом.

Так, личность потерпевшего можно определить как дополнительный объект преступления. И, следовательно, при отсутствии данного объекта в составе преступления, оно не может быть квалифицированно как разбой.

При анализе объективных признаков разбоя, под нападением следует понимать либо скрытое, либо открытое, неожиданное воздействие агрессивно-насильственного характера по отношению к собственнику или иному владельцу имущества, либо на лиц, препятствующих его изъятию (например, службу охраны)[28]. Нападение нередко носит замаскированный характер, и выражается в тайном или явном воздействии на потерпевшего одурманивающими, нервнопаралитическими или токсическими веществами. Зачастую, названные способы воздействия потерпевшими лицами не осознаются, однако от этого их нельзя отграничивать от средств нападения. Также, не признается нападением воздействие на потерпевшего наркотиками, алкоголем и другими одурманивающими веществами в тех случаях, когда они были приняты потерпевшим в добровольной форме[29].

Что касается насилия, то здесь следует понимать такое насилие, которое вследствие совершения преступления нанесло потерпевшему тяжкий вред здоровью (либо вред средней тяжести), который вызвал кратковременное расстройство здоровья или утрату трудоспособности. Также, насилием в качестве объективного признака понимается и такое насилие, которое принесло потерпевшему легкий вред и не повлекло расстройств здоровья, однако в момент совершения преступления создавало реальную опасность для здоровья и жизни потерпевшего. Отметим, что квалификация разбоя допускает объективным признаком насилие в форме введения в организм потерпевшего опасных для жизни ядовитых, сильнодействующих, одурманивающих веществ, целью чего является беспомощное состояние владельца имущества, благодаря чему завладение таковым становится более простой задачей.

Психическим насилием, которое уже упоминалось ранее в дипломной работе, представляет собой угрозу немедленного применения насилия, что непосредственно создает психологическое давление на потерпевшего. Она выражается в жестах, словах, демонстрации оружия и других предметов, использование которых способно нанести вред здоровью или жизни потерпевшего.

Нападение с целью изъятия имущества, которое сопровождается угрозами, но не содержит опасности для здоровья или жизни потерпевшего, но ошибочно воспринятое им как реальная угроза, рассматривается в качестве объективного признака лишь в тех случаях, если преступником восприятие таких угроз потерпевшим было заранее просчитано, или иными словами, если преступник знал, что такие угрозы значительно напугают потерпевшего, вследствие чего совершение преступления будет облегчено[30].

Таким образом, насилие при разбое можно охарактеризовать как средство завладения имуществом, либо как средство удержания потерпевшего во избежание наказания.

Следует отметить, что действия правонарушителей, начатые как кража, и в дальнейшем сопровождающиеся применением насилия, опасного для здоровья и жизни, с целью изъятия имущества, квалифицируются в качестве разбоя. Обязательный объективный признак разбоя - применение или угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья. Для квалификации преступления как разбоя вполне достаточно, чтобы насилие создавало опасность хотя бы для здоровья потерпевшего.

2.1.2 Субъективные признаки разбоя

Субъектом преступления является лицо, которое совершило общественно опасное деяние, и которое способно нести уголовную ответственность в соответствии с законом[31].

В уголовном праве Российской Федерации, описание субъекта преступления дано в ст.19 УК РФ, где указанно, что уголовной ответственности подлежат только вменяемые физические лица, достигшие возраста, установленного настоящим уголовным законом.

Систематизируем все субъективные аспекты преступления в следующей таблице.

Таблица 2.2 Субъективные аспекты уголовного преступления

Субъект

Описание субъекта

Физическое лицо

Физическое лицо – человек, совершивший преступление, и признанный виновным в его совершении.

Возраст

Возраст физического лица для вынесения ему приговора по УК РФ должен достигать определенной возрастной границы, регламентируемой настоящим законом.

Вменяемость

Физическое лицо в обязательном порядке должно быть признано вменяемым для исполнения уголовного наказания за совершенное преступление.

При анализе основного субъекта разбоя – правонарушителя, представляется необходимым анализ следствий, повлекших за собой совершение данного преступления. Изучение этих следственных факторов в больше степени является задачей криминологии, в информационном колорите которой детерминирующие и социальные факторы личности преступников, совершающих разбойные нападения, раскрыты достаточно полно.

Наиболее известными монографическими исследованиями, посвященными данному явлению, и остающиеся актуальными в настоящий момент, несмотря на дату своего выхода в свет, являются работы Ковалева М.И.[32], Антоняна Ю.М.[33], Кудрявцева В.Н.[34], Курашвили А.А.[35].

Многочисленные исследования особенностей личности преступников, совершающих противоправные деяния в отношении собственности, свидетельствуют о том, что правонарушителя являются носителями устойчивых и существенных отрицательных свойств, которые сформировались под воздействием негативных факторов социума, причем для различных этапов данного процесса характерны не равнозначные, а чаще всего различные степени социальной запущенности и криминальной активности.

Исследование самооценки корыстных преступников свидетельствуют о противоречивой двойственности направленности личности «для других» и «для себя». У таких людей «для себя» обязательства и требования, как правило, защищены а «для других», особенно потерпевших, завышены, поскольку на них перекладывается вина в применении вреда правонарушителям. Лишь менее десятой части преступников, которые совершили разбойные нападения, относились к содеянному осуждено, и искренне раскаивались. В то время как основная масса осужденных считает себя совершенно невинными жертвами «системы».

Следует иметь ввиду, что субъективная сторона разбоя в большинстве случаев характеризуется виной в виде прямого умысла. Правонарушитель осознает, что он совершает нападение, сопровождающееся насилием, которое представляет опасность для здоровья или жизни потерпевшего, либо желает его совершить с угрозами применения такового. Он преследует указанную цель, руководствуясь именно корыстными мотивами.

Однако, известны случаи, когда осужденные совершали преступление не целенаправленно, в силу сложившихся обстоятельств. Как правило, это несовершеннолетние преступники. Но, вместе с тем, для данного вида правонарушителей характерны примитивность и искаженность потребностей.

В целом, преступникам данной категории свойственны антиобщественные установки. Они заключаются в постоянной внутренней готовности к совершению определенных криминальных деяний.

В следующей таблице представлены виды мотивов, которые реализуются преступными способами.

Таблица 2.2 Мотивы, реализующиеся преступными способами

Тип мотива

Описание

Корыстный

Личное обогащение за счет других людей;

Алчный

Стремление к поддержанию уровня комфорта, обладанию материальными благами и их потреблением;

Биологический

Стремление к поддержанию элементарных жизненных потребностей человека как биологического существа;

Антисоциальный

Пренебрежительное отношение к нормам и требованиям социального поведения, которые мешают осуществлению личных планов;

Враждебный

Враждебное отношение к окружающим людям, под влиянием личных обид, неудач и т.д.;

Агрессивный

Жестокость или агрессивность как самоцель.

Мотивации преступного поведения лиц, имеющих расстройства психики, обладает существенными особенностями. Под психическими расстройствами следует понимать умственную отсталость, алкоголизм, наркоманию, психопатию правонарушителей. Специалисты в ряде случаев отмечают снижения уровня самоконтроля, вследствие чего приоритет получает эмоциональное состоянии, импульсивность, преобладание возбуждения над торможением[36].

Стрессовые состояния также имеют значение, особенно те, которые сформированы хроническим ожиданием враждебности со стороны окружающих людей, отсутствием материальных средств к существованию, низким социальным статусом.

Поведение и личность потерпевшего могут играть важную роль в мотивации преступного поведения.

Роль поведения и личности потерпевшего при этом может быть производной от особенностей его состояния (опьянение, например), состояния психологического или физического здоровья, от его образа жизни, действий и т.д.

При анализе ст. 11, 12 и 13 УК РФ было установлено, что действие Уголовного кодекса Российской Федерации распространяется на граждан России, иностранных граждан и лиц без гражданства, то есть в обязательном порядке на людей – физических лиц. Следовательно, юридические лица, животные не могут являться субъектами преступления. (три знака вопроса)

Судебно-следственная практика включает примеры случаев многочисленных ошибок следователей, которые возбуждают уголовные дела в отношении юридических лиц, что, как было установлено, законом недопустимо и, соответственно, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ влечет за собой недопустимость всех доказательств, которые были получены после возбуждения уголовного дела.

Содержание ч.1 ст.20 УК РФ свидетельствует о том, что уголовной ответственности подлежат лица, достигшие на момент совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. Однако из общего правила есть и исключение, отмеченное в ч.2 ст.20 УК РФ. Так, данной частью установлено, что лица, на момент совершения преступления достигшие четырнадцатилетнего возраста, подлежат уголовной ответственности за разбой. Таким образом, законодателем был снижен возраст наступления уголовной ответственности за разбой с 16 до 14 лет, что в очередной раз подчеркивает общественную опасность данного вида преступления. При этом, также необходимо учитывать, что сущность общественной опасности доступна для понимания даже 14-летнего подростка[37].

При условии достижения 14-летнего возраста лицом, совершившим разбойное нападение, требуется наличие еще одного признака: вменяемости субъекта преступления. Согласно ч.3 ст.20 УК РФ, несовершеннолетний, достигший возраста, предусмотренного первой и второй частью данной статьи, который страдает психическим расстройством, вследствие чего не мог осознавать общественную опасность и противоправный характер осуществляемого деяния, уголовной ответственности не подлежит. К таким лицам применяются принудительные меры медицинского характера.

Также, субъективная сторона исследуемого преступления предполагает наличие у правонарушителя корыстной цели и прямого умысла.

Часть 2 статьи 25 УК РФ включает четкое определение прямого умысла. Так, преступление признается совершенным с прямым умыслом при условии, что лицо, совершившее преступление, осознавало общественную опасность своих действий (или бездействия), предвидело неизбежность или возможность наступления общественно опасных последствий, и желало их наступления.

Таким образом, разбой совершается исключительно с прямым умыслом. Виновный в полной мере осознает, что его требование о предъявлении имущества незаконно, причем в качестве средства воздействия используется именно нападение, совершающееся с применением насилия, либо с угрозой применения такового. При этом не имеет значения, желает ли правонарушитель привести свои угрозы в исполнение при отказе владельца имущества с ним расстаться.

Профессор Здравомыслов Б.В. уверен, что «сознание общественно опасного характера преступления и предвидение его последствий характеризую процессы, протекающие в сознании правонарушителя, что образует интеллектуальный элемент преступного умысла, а желание наступления последствий содеянного относится к полевой сфере психического состояния и определяет волевой элемент преступного умысла»[38].

При хищении направленность умысла определяется корыстными целями и мотивами. Сущность их заключается в стремлении виновного удовлетворить собственные материальные потребности за чужой счет, посредством изъятия имущества, на которое он не имеет никаких прав.

Таким образом, корыстная цель имеет место в случаях преступного обращения чужого имущества в пользу правонарушителя, а также в случае передачи его другим лицам, в материальном положении которых заинтересован виновный. При передаче имущества, изъятого преступным способом, корыстная цель правонарушителя достигается путем последующего получения какой-либо части переданного имущества. А квалификация разбоя зависит от истинного мотива преступления как элемента его субъективной стороны.

2.2 КВАЛИФИЦИРУЮЩИЕ ПРИЗНАКИ РАЗБОЯ И САНКЦИИ ЗА СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

2.2.1 Квалифицирующие признаки разбоя

В соответствии с ч.2 ст.162 Уголовного кодекса Российской Федерации, уголовная ответственность предусматривается за квалифицированный разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Рассмотрим основные понятия, фигурирующие в данной части статьи 162 УК РФ. Группой лиц по предварительному сговору считается такая группа лиц, которая заранее договорилась о совместном совершении исследуемого вида преступления. Причем такая группа в обязательном порядке должна обладать признаками соучастия:

- в группе должно содержаться не менее двух лиц;

- лица, входящие в состав группы, должны являться субъектами уголовного права;

- лица, входящие в состав группы, должны действовать умышленно, совместно и согласованно;

- не менее двух участников группы должны выполнять объективную сторону разбоя.

Отметим, что сложное соучастие с юридическим распределением ролей не образует квалифицирующие признаки разбоя.

При разбое возможны две разновидности соисполнительства – параллельное и последовательное. При первом все участники преступной группы параллельно относительно времени и пространства выполняют объективную сторону преступления частично или полностью. При последовательном объективная сторона преступления делится на несколько этапов между участниками группы, причем каждый из них выполняет свой этап. Согласно ч.2 ст.35 УК РФ, уголовная ответственность за разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, наступает в том случае, если один из них осуществил изъятие имущества. Если же другие участники преступления совершали согласованные действия, которые были направлены на оказание содействия исполнителю (например, лица не проникали в жилище, но участвовали во взломе двери, решеток, запоров, по заранее состоявшейся договоренности вывозили похищенное имущество), то содеянное ими признается соисполнительством, и не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ[39].

Действия лиц, которые непосредственно не участвовали в совершении похищения чужой собственности, но которые содействовали совершению данного преступления указаниями, советами либо заранее обещавшие скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи исполнителям преступления, надлежит квалифицировать в качестве соучастия содеянному в форме пособничества, что регламентируется ч.5 ст.33 УК РФ.

Сговор признается предварительным в тех случаях, когда он был достигнут организованной группой до начала реализации объективной стороны преступления. Форма сговора может быть различной: письменная, устная, жестикулярная, мимическая, молчаливое согласие и т.п.

При вменении такого признака, как предварительный сговор группы лиц, необходимо учитывать, что при квалифицированном разбое исполнителями являются не только непосредственно завладевающие имуществом лица, но и те, кто применял психическое или физическое насилие по отношению к потерпевшим. Общее согласие о совершении разбоя в группе достигается заранее, до реального момента совершения преступления.

При квалификации действий виновных следует выяснить, имел ли место такой предварительный сговор участников в совершенном деянии до его начала, непосредственно направленном на хищение имущества, а также факт состоятельности договоренности о распределении ролей в целях реализации преступного умысла. К тому же, установлению подлежат конкретные действия, совершенные каждым исполнителем преступления.

Отметим, что группа лиц по предварительному сговору довольно устойчива, потому что между ее членами до совершения преступления существует временной промежуток, в течении которого такая группа не распалась, но в то же время, формирование преступной группы еще не стало завершенным, ее состав не стабилизирован, члены группы свободно выходят из нее ровно также, как легко появляются новые члены. Изучение судебной практики свидетельствует о том, что случаи, когда группы совершают преступления в полном составе (определенном изначально) довольно редки.

Если организатор, пособник или подстрекатель непосредственно не участвуют в совершении преступления, то содеянное исполнителем преступления может быть квалифицированно как групповое преступление по предварительному сговору в том числе.

Если группа лиц по предварительному сговору имеет намерения совершить кражу, а один из участников группы начал применять насилие или угрожать его применением потерпевшему, то его действия квалифицируются в качестве разбоя, а действия остальных лиц как кража (грабеж) при условии, что они не способствовали применению насилия, или же не воспользовались им для завладения собственностью потерпевшего[40].

Разбой, совершение которого сопровождается применением оружия, повышает общественную опасность деяния весьма существенно, поскольку резко усиливается агрессивность и сила нападения, способные причинить потерпевшему более тяжкий вред здоровью или жизни. Более того, применение оружия придает правонарушителю уверенность в достижении цели преступления, в его неуязвимость со стороны тех, кто может его оказать и воспрепятствовать преступному посягательству, как на личность, так и на собственность.

Если умысел виновных, совершающих разбой группой лиц по предварительному сговору, направлен на применение оружие или других предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, все преступники несут ответственность в соответствии с ч.2 ст. 162 УК РФ как исполнители в том случае, если предметы оружия были применены хотя бы одним из них.

Применение оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия, характеризуется следующими признаками:

- применение с помощью оружия легкого, среднего или тяжкого вреда здоровью, либо лишение жизни потерпевшего;

- использование поражающих свойств оружия, когда по не зависящим от воли виновного причинам вред здоровью или жизни потерпевшего не наступает;

- использование оружия для психического насилия.

Применение негодного оружия в процессе разбойного нападения, или имитация оружия посредством иных изделий, схожих с оружием, данный квалифицирующий признак не образует. Но, следует учитывать, что если данными предметами причиняется вред здоровья потерпевшего, то такой случай может быть рассмотрен как разбой с применением иных предметов, использованных в качестве оружия.

По своим конструктивным признакам оружие делится на: холодное, огнестрельное, пневматическое, метательное, сигнальное, газовое. Отметим, что к оружию не относятся предметы, которые сертифицированы как изделия хозяйственно-бытового или производственного назначения.

В качестве иных предметов, используемых в качестве оружия, понимаются те, с помощью которых возможно нанести вред здоровью или жизни человека. Таковыми могут являться любые предметы, кроме тех, что попадают в категорию «оружие». Причем не имеет значения, были ли они специально приспособлены, обработаны и приготовлены преступником, или подобраны на самом месте преступления. Главным в данном случае является применение предметов в качестве оружия, которое создавало угрозу для здоровья или жизни потерпевшего. На практике, таковыми предметами являются различные инструменты, предметы хозяйственно-бытового обихода, легко воспламеняющиеся жидкости, которые могут причинить телесные повреждения и смерть ввиду своих физических свойств[41].

Использование подручных предметов как оружия характерно для спонтанно-ситуативных разбоев. Они заранее не подготавливаются, правонарушители не обладают специфическими навыками обращения с ними. Но, тем не менее, целенаправленное использование поражающих свойств таких предметов для воздействия на потерпевшего в процессе разбойного нападения помогает преступникам добиваться своей цели. Объективно, такие преступления менее опасны чем те, в которых применяется оружие, но более опасны те, в которых не используется никаких орудий.

Так, вооруженный способ насилия представляет собой определение для квалифицированного разбоя. Стержневым признаком такового является использование правонарушителем особых предметов материального происхождения в качестве орудия преступления для причинения вреда или угроз потерпевшим, с целью получения над ними преимущества для достижения поставленной цели. Сам факт использования оружия для достижения результата вооруженного разбоя закладывается виновным в план с самого начала подготовки к нему, вследствие чего данный признак следует считать авансированным.

2.2.2 Особо квалифицирующие признаки разбоя

В соответствии с ч.3 ст.162 УК РФ, уголовная ответственность за разбой предусматривается и в том случае, если он совершен посредством незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, а также в крупном размере.

Незаконное проникновение в жилище является особо квалифицирующим признаком преступления, потому что представляет повышенную опасность, как в силу способа совершения, так и с учетом особенностей субъекта преступления. Повышенная опасность данного вида разбоя обуславливается тем, что в жилых помещениях хранятся обычно наиболее ценная собственность, причем данное следствие особенно актуально в условиях городской жизни. Проникновение в жилище способно нанести тяжкий ущерб не только здоровью или жизни потерпевшего, но и его имущественному положению. Поэтому лица, совершающие так называемые «квартирные разбои», отличаются повышенной общественной опасностью[42].

Хоть и в меньшей степени, но повышенной опасностью характеризуются и те разбои, которые сопровождаются проникновением в нежилые помещения и иные хранилища, поскольку в данном случае преступник также посягает на имущество, в отношении которого собственником были приняты определенные меры для обеспечения его сохранности.

Так, проникновение представляет собой вторжение в жилище с целью совершения преступных деяний. Проникновение может быть совершено как тайно, так и открыто, как с преодолением препятствий, так и беспрепятственно, с помощью приспособлений, позволяющих извлечь похищенные предметы не входя в жилище, или без таковых. Здесь же следует отметить, что под жилищем понимается помещение, предназначенное для временного или постоянного проживания людей, в котором находится их имущество: частный дом, квартира, садовый или дачный домик, комната в общежитии, номер в гостинице и т.п. Также, к жилищу относятся его составные части, в которых люди могут не проживать или находиться временно, но которые предназначены для хранения имущества, отдыха, удовлетворения иных потребностей человека: кладовки, балконы, подвалы, летние кухни и другие строения, непосредственно примыкающие к жилищу. Не признаются жилищем купе поездов, каюты на морском или речном транспорте, потому что они предназначены не для проживания, а для проезда.

Помещение представляет собой строение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Оно может быть как подвижным, так и стационарным, как постоянным, так и временным. Как правило, выделяют административные, производственные и складские помещения.

Под иным хранилищем следует понимать две категории объектов. В первую очередь, к ним относятся территории, предназначенные для временного или постоянного хранения материальных ценностей, а также те, что обеспеченны охраной. В случае, если они предназначены для других целей, например, для выращивания каких-либо продуктов (сады, питомники, поля, теплицы), они не являются иным хранилищем. Под охраной понимается наличие на территории сторожей, ограды и иных соответствующих технических средств. Вторая категория иных хранилищ включает в себя предметы материального происхождения, предназначенные для специального хранения материальных ценностей, и оборудованные специальной охраной. К таковым можно отнести сейфы, рефрижераторы, контейнеры, кассовые аппараты.

Проникновение в жилище, помещение или иное хранилище возможно двумя способами. Самый распространенный способ заключается во вторжении, которое, возможно, было совершенно посредством обмана. Второй – это проникновение с помощью определенных приспособлений, когда преступники извлекают имущество не входя в помещение или иное хранилище. Такими приспособлениями могут быть удавки, удочки, магниты, крючки, а также тренированные животные. Причем проникновение должно быть именно незаконным, что означает, что доступ в него был ограничен в данное время или вообще. Если доступ в помещение был свободен, то данный признак не учитывается.

Если проникновению в жилище, помещение или иное хранилище было оказано пособническое содействие, не связанное с оказанием помощи в изъятии имущества и непосредственном проникновении (дата указаний, советов, обещаний сбыть похищенное и т.п.), то такие действия квалифицируются ст. 32 и ст. 33 УК РФ, а также ч.3 ст.162 УК РФ.

При следственном анализе необходимо установить, что лицо проникает в жилое помещение вопреки воле его собственника. Умысел совершения преступления у правонарушителя возникает до момента проникновения, то есть преступник проникает с целью совершения разбоя.

Разбоем, совершенным в крупном размере, признается тот разбой, при котором стоимость изъятого имущества превышает 250 тыс. рублей. При определении размера похищенного, необходимо исходить из его фактической стоимости на момент изъятия. При отсутствии сведений о стоимости похищенного имущества привлекаются эксперты, помогающие определить стоимость.

Суд определяет стоимость имущества на основании данных о фактически понесенных расходах на приобретение имущества или затратах на его производство, которые имеются в материалах дела. Причем в данном процессе учитывается износ или амортизация изъятого предмета.

Доказательства стоимости имущества – это документы, показатели свидетелей и объяснения потерпевшего. Если стоимость похищенной собственности определяется по ценам, актуальным на момент совершения разбоя, то размер ущерба, который возмещается потерпевшему, определяется по ценам, действующим во время принятия решения о возмещении ущерба, с последующей индексацией исчисленной суммы на момент исполнения судебного приговора.

Совершение нескольких хищений имущества квалифицируется как разбой в крупных размерах, причем общая стоимость всего похищенного имущества должна превышать 250 тыс. рублей. Условием для данной квалификации является и совершение всех хищений единым способом и при единых обстоятельствах, которые свидетельствуют об умысле совершения разбоя в крупном размере. При разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, квалификация по размеру осуществляется определением общей стоимости похищенного имущества, а не долями, полученными отдельно каждым участников группы. Причиной тому является умысел лиц, которые заранее знают, что в общей сущности совершают разбой в крупном размере[43].

Последняя часть ст.162 УК РФ предусматривает ответственность за разбой, совершенный:

- организованной группой;

- в целях завладения имуществом в особо крупном размере;

- с причинением тяжкого вреда здоровью.

Разбой признается совершенным организованной группой в том случае, если он совершается устойчивой группой лиц, которые заранее определились для совершения одного или нескольких разбойных нападений. Организованная группа, в первую очередь, обладает признаками устойчивости участников, наличием в их составе организатора, руководящего процессом преступления, а также заранее разработанным планом преступного деяния, распределением функций между участниками группы при подготовке к разбою. Устойчивость организованной группы в отличие от преступной, носит несколько иной характер: здесь имеет место постоянство состава, стабильность. Отмечается затруднение вхождения в группы новым членам, негативное отношение к тем, кто желает выйти из состава группы. Но, пожалуй, главное отличие заключается в том, что совместная преступная деятельность рассчитана на длительное время. Помимо устойчивости организованная группа обладает следующим рядом признаков:

- в организованной группе имеется лидер, выполняющий функции руководителя и организатора;

- при совершении преступлений происходит распределение ролей;

- совершение преступления сопровождается тщательной подготовкой;

- возможность использования логически сложных способов преступления;

- поддержание строгой дисциплины особого порядка (как правило, такие принципы индивидуальны для каждых групп);

- замена личных взаимоотношений на деловые;

- формирование единой целостно-нормативной установки;

- распределение преступных доходов происходит в соответствии со структурой группы и конкретным положением каждого лица в данной структуре;

- создание специального денежного фонда.

Установление данных признаков позволяет квалифицировать преступные группы как организованные, и отграничивать их от групп лиц, совершающих преступления по предварительному сговору[44].

При признании в содеянном преступлении всех соучастников организованной группы, независимо от роли каждого, имеет место квалификация в качестве соисполнительства. В процессе квалификации преступных деяний двух и более лиц, которые совершили хищение чужого имущества посредством разбойного нападения, в случаях, когда не состоявшее в сговоре лицо в ходе совершения преступления было принято другими лицами в его участие, это лицо несет уголовную ответственность только за свои конкретные действия[45].

Разбой, при котором сумма похищенного имущества имеет стоимость один миллион рублей и более, считается разбоем в особо крупном размере. Таким образом, для объективной квалификации разбойного нападения необходимо точное определение стоимости похищенного имущества.

Третий признак данной категории – это причинение тяжкого вреда здоровья. Причем стоит учитывать, что причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности в процессе разбойного нападения не представляет основания для квалификации преступного деяния по пункту «в» ч.4 ст.162 УК РФ, потому что в данной норме на неосторожную форму вину указание отсутствует.

В случае причинения смерти в процессе разбойного нападения квалификация преступления зависит от формы вины. Как уже было установлено, неосторожное причинение смерти не требует дополнительной квалификации. А в случае умышленного причинения смерти, разбой квалифицируется пунктом «з» ч.2 ст.105 УК РФ «Убийство, сопряженное с разбоем». Отметим, что степень тяжести нанесенных в ходе разбоя повреждений определяется результатами судебной медицинской экспертизы.

Тяжкий вред здоровью можно разделить на два вида: представляющий опасность для жизни, или не представляющий, но отнесенный к тяжкому ввиду исхода причиненных увечий. Опасный для жизни вред – это такой вред, который в момент его причинения представляет угрозу для жизни потерпевшего и заканчивается смертью при обычным течении (проникающие ранения позвоночника, черепа, живота, груди, гортани, глотки, пищевода, трахеи, термические ожоги и т.д.). Тяжкими повреждениями по исходу являются потеря слуха, зрения, органов, утрата органами их функций, обезображивание внешности потерпевшего, или причинение иного вреда, повлекшего за собой утрату общей трудоспособности более чем на одну треть или полностью.

Для субъективного отношения виновного к факту причинения тяжкого вреда здоровью при совершенном разбойном нападении характерно наличие не конкретизированного умысла[46]. Сознавая, что применяемое им насилие повлечет причинение вреда здоровью потерпевшего, виновный, вместе с тем, не представляет себе точно его тяжести. Действия виновного, квалифицируют по фактически причиненному ущербу потерпевшему.

2.3 ОТГРАНИЧЕНИЕ РАЗБОЯ ОТ СМЕЖНЫХ СОСТАВОВ ПРЕСТУПЕНИЙ

2.3.1 Отграничение разбоя от грабежа

По своей сущности разбой тесно примыкает к насильственному грабежу, что обуславливает необходимость разграничения этих составов преступлений.

В уголовном законодательстве Российской Федерации грабеж определяется как открытое хищение чужого имущества, которое совершается без применения насильственных действий по отношению к потерпевшему, и регламентируется ч.1 ст.161 УК РФ. Также, квалификация грабежа допускает применение насилия, не опасное для здоровья и жизни потерпевшего.

Под насилием, которое не представляет опасности для здоровья и жизни потерпевшего, понимаются побои и иные действия, причинившие физическую боль, либо действия по ограничению свободы потерпевшего. Весьма важно, чтобы указанные действия не представляли угрозы вреда здоровью, и не создавали такой опасности. В противном случае преступное деяние квалифицируется в качестве разбоя.

Если похищение чужого имущества открыто для видения потерпевшего или третьих лиц, даже в случае не осознания ими этого, совершеннее преступление расценивается как грабеж.

Судебная практика полна примеров, сопровождающихся определенными затруднениями в отграничении разбоя от грабежа.

Главным отличием разбоя от грабежа является степень объема и интенсивности насилия, поскольку объем всегда связан с насилием, представляющим опасность для здоровья и жизни потерпевшего, в то время как грабеж совершается либо без насилия, либо с насилием, не представляющим такой опасности[47].

Как при разбое, так и при грабеже, определение последствий физического насилия имеет существенное значение для объективного разграничения составов обоих преступлений, но не только в этом заключается установление степени насилия. Во многих случаях применение физического насилия относительно обоих видов преступления необходимо учитывать не только последствия насилия, но и другие обстоятельства, в частности – способ действий правонарушителя при применении насильственных действий, которые имеют важное значение при квалификации содеянного[48].

Действия правонарушителя, направленные на изъятие чужого имущества, соединенные с применением физического насилия, и последствия которые охвачены понятием насильственного грабежа, квалифицируются в качестве разбоя во всех случаях, при которых применение насилия представляет реальную опасность для жизни или здоровья потерпевшего.

Угроза, заключающаяся в высказывании таких слов, как «убью», «зарежу» и т.п., также как и угроза, выражающаяся обещанием использовать оружие против потерпевшего, в том числе и демонстрация оружия, воспринимается именно как фактическое насилие, которое предполагает опасность для здоровья и жизни, а значит, является характеристикой разбоя, а не грабежа.

Необъективная оценка характера угрозы имеет место в тех случаях, когда она выражается в неопределенной форме, но даже в этих случаях угроза высказывается виновным достаточно определенно, что следует воспринимать как объективный признак разбоя.

Более сложные затруднения при отграничении грабежа насильственного характера от разбоя, когда психическое насилие, примененное в процессе завладения чужим имуществом, выражается преступником неопределенно. Подобным психическим насилием может являться, например, угроза: «Отдай деньги, иначе будет хуже» и т.п.

В этих случаях преступник прямо не высказывает намерений убить потерпевшего, либо применить по отношению к нему насильственные действия, не демонстрирует перед ним оружие или другие предметы, которые объективно его заменяют.

Вопрос о признании в действиях преступника разбоя или грабежа применительно к таким случаям решается следующим образом. В первую очередь, необходимо учитывать субъективное восприятие потерпевшим примененной угрозы. Однако данное обстоятельство не может быть оценено как единственный критерий для разграничения исследуемых составов преступлений, потому что субъективное восприятие потерпевшего нередко не совпадает с реальным содержанием угрозы, которая была выражена в той или иной форме. Именно поэтому в таких случаях судебные исполнители должны всесторонне проанализировать обстановку совершения преступления (время, место, возможность позвать на помощь и т.д.). Также, они должны учитывать объективный характер действий преступника и все другие обстоятельства, и, исходя из этого, принять решение о квалификации содеянного.

В случаях, когда угроза насилия выражается преступникам неопределенно, а потерпевшие воспринимают ее как угрозу реальным насилием, но в то же время характер последующих действий преступников свидетельствует об их нежелании применения насильственных действий, преступление квалифицируется в качестве насильственного грабежа.

2.3.2 Отграничение разбоя от вымогательства

В некоторых случаях судебным исполнителям приходится сталкиваться с проблемой отграничения разбоя от вымогательства.

Вымогательство представляет собой требование передачи чужого имущества либо права на таковое, а также совершение иных действий имущественного характера под угрозой применения насилия или повреждения имущества. Также, признаком вымогательства является угроза распространения сведений, являющихся компроматом по отношению к правообладателю имущества или членам его семьи, в том числе и законным интересам потерпевшего, включая его близких.

Во всех своих видах, вымогательство представляет собой корыстно-насильственное преступление против собственности, которое по степени общественной опасности мало чем отличается от насильственных форм хищения грабежа и разбоя.

Требование передачи имущества под угрозой физического вреда и других последствий, нежелательных для потерпевшего, является психическим насилием. Именно поэтому объектом вымогательства является не только собственность, но и личность правообладателя имущества. В большей степени данное следствие относится к наиболее опасным видам вымогательства, при которых реальность высказываемых угроз подтверждается их фактическим исполнением. Поскольку данный вид преступления имеет конечную цель – обращение имущества в пользу преступника, оно, равно как и разбой, рассматривается в качестве способа завладения имуществом. Причем аналогично разбояю, момент окончания преступления переносится на более раннюю стадию его совершения, что в судебно-следственной практике именуется «усеченным» составом.

Таким образом, у разбоя и вымогательства целое множество общих признаков. Главным разграничением данных преступлений является способ получения имущества. При разбое происходит реальное нападение на потерпевшего, целью которого является изъятие чужого имущества, а при вымогательстве действия не характеризуются такой активностью. При этом вымогатель «советует» передать ему имущество, угрожая при этом применением силы или распространением каких-либо сведений, что в сущности можно назвать шантажом.

При разбое зачастую применяется оружие или другие предметы, которые используются в качестве оружия, в то время как состав вымогательства этого не допускает. В тех случаях, когда вымогатель угрожает потерпевшему применением оружия, либо непосредственно применяет ему, то такое преступное деяние квалифицируется как разбой.

Первым элементом вымогательства как уголовного преступления является предъявление определенного требования. Вторым обязательным элементам выступает угроза применения насилия в случае отказа от выполнения требования. Отметим, что характер насилия, которым может угрожать преступник при вымогательстве, не конкретизируется статьей 163 УК РФ. В отличие от разбоя и насильственного грабежа, при вымогательстве не предполагается немедленное применение насилия. Вымогатель, как правило, лишь угрожает применить насилие в будущем при условии невыполнения требований. При этом не имеет значения, намеривался ли он в дальнейшем реализовать свои угрозы. Важным остается то, что потерпевшим такие угрозы были восприняты как реальные, в силу чего он не редко идет на встречу вымогателя и выполняет требования с целью сохранения здоровья и иных интересов.

Угроза повреждения чужого имущества или уничтожения также используется вымогателями для принуждения потерпевших передать имущество или права на него. Угроза распространения «позорящих» сведений является довольно частым способом вымогательства, причем характер данных сведений не имеет значения: насколько они являются «позорящими», представляют ли они вымысел или соответствуют действительности, касаются личности потерпевшего или его родственников и близких. При этом весьма важно, что потерпевший стремится сохранить подобные сведения в тайне, а угроза их оглашения используется правонарушителем для принуждения потерпевшего к передаче имущества.

Также, в некоторых случаях вымогатели преследуют цель не однократного получения имущества, а периодических выплат, что по отношению к коммерсантам и предпринимателем именуется как «рэкет».

Не менее важным является отличие вымогательства, совершаемого с применением насилия от разбоя и насильственного грабежа. Разница в данном случае заключается в том, что при разбое и грабеже физическое насилие применяется непосредственно для изъятия имущества у потерпевших, а при вымогательстве насилие имеет лишь психическое выражение, которое служит для подкрепления угрозы применения более серьезного насилия в случае отказа от выполнения требований преступника. В то же время, известны ситуации, когда и физическое и психическое насилие используется преступником с целью подкрепления вымогательской угрозы, а также для непосредственного изъятия имущества у потерпевшего.

По совокупности, такие действия квалифицируются в качестве вымогательства, грабежа или разбоя, в зависимости от опасности применения насилия.

2.3.3 Отграничение разбоя от бандитизма

На практике наибольшую трудность вызывают случаи, при которых требуется отграничение разбоя от бандитизма, причем в большей степени вооруженного группового разбоя.

Сложность разграничения составов указанных преступлений обуславливается в многочисленном количестве сходственных признаков вооруженного группового разбоя и бандитизма. Более того, объективные стороны обоих преступлений также значительно совпадают.

Как разбой, так и бандитизм представляют собой нападение, связанное с применением насилия или угрозой применения такового. Одним из обязательных признаков обоих преступлений, отмеченных в уголовном законодательстве, является нападение, направленное на достижение преступной цели посредством применения насилия над потерпевшим, либо создание реальной угрозы немедленного применения такового. Степень опасности и возможность применение насилия для потерпевшего могут оцениваться как самими потерпевшими, так и в соответствии с объективными факторами конкретной обстановки, в независимости от того, были ли эти факторы осознанны потерпевшим.

Различным представляется статус нападения: при разбое нападение выступает объективной стороной преступления, а при бандитизме оно представляет собой цель создания банды, то есть, прежде всего, является элементом субъективной стороны.

Еще одним сходством разбоя и бандитизма является то, что группа разбойников и банда представляют собой организованную группу с точки зрения ч.3 ст.35 УК РФ.

Вооруженная организованная группа и банда, которые совершают разбой, как организованные группы характеризуются устойчивостью личного состава и заранее объединением лиц для совершения преступлений.

Третьим важным сходством организованной вооруженной группы и банды является их вооруженность. Пунктом «г» ч.2 ст.162 УК РФ указывается, что применение оружия квалифицирует преступление как разбой, а ч.1 ст. 209 УК РФ определяет банду как устойчивую вооруженную группу. Но, в то же время, несмотря на сходство обоих составов в отношении оружия, между вооруженным разбоем и бандитизмом имеется существенное различие. Наличие оружия у членов банды является обязательным признаком данного вида преступлений. Но, при этом имеется ввиду оружие, определенное таковым в соответствии с Законом РФ «Об оружии» для поражения живых или иных целей и подачи сигналов, а не любые предметы, которые могут быть использованы в качестве оружия.

Также, законодатель связывает состав вооруженного разбоя с обязательным применением оружия, в то время как бандитизм в своем составе связывается лишь с наличием оружия хотя бы у одного из членов банды независимо от того, было ли применено это оружие в преступном деянии.

Не менее важными в отграничении составов рассматриваемых видов преступлений имеют их различия. Согласно актуальному законодательству, основным отличием составов является то, что банда отличается своими преступными целями и вооруженностью. Однако специалист Попов О.Г. предлагает добавить еще несколько различий. Первое из них заключается в том, что собственность при совершении разбойного нападения выступает основным непосредственным объектом, а здоровье потерпевшего – дополнительным, в то время как при бандитизме все перечисленные объекты выступают дополнительными. Основным непосредственным объектом бандитизма является основа государственного управления в области обеспечения государственной безопасности.

В отличие от разбоя, бандитизм считается оконченным преступлением с момента организации вооруженной банды, причем не имеет значения, совершила ли банда нападение. А факт участия в организованной группе в случае разбоя, которая еще не совершила преступного нападения, необходимо рассматривать как приготовление к совершению преступления.

Также, по мнению Попова различие в квалификации вооруженного разбоя и бандитизма заключается в том, что хранение и ношение оружия бандитами охватывается признаками состава, который предусмотрен ст.209 УК РФ, вследствие чего дополнительная квалификация по ст.222 УК РФ не требуется.

Разграничение между бандитизмом и разбоем, совершенным организованной группой с применением оружия, можно проводить и по субъекту преступления. Уголовной ответственности за бандитизм подлежат лица, которым на момент совершения преступления исполнилось 16 лет. Лица, не достигшие этого возраста, в случае участия в банде подлежат уголовной ответственности за фактически содеянное (ч.2 ст.20 УК РФ). В ч.3 ст.209 УК РФ установлена ответственность для лиц, являющихся организаторами, руководителями, участниками банды или участниками совершаемых ею нападений, если при этом имело место использование ими служебного положения. Иными словами, в ст.209 УК РФ появился и специальный субъект. Субъект разбоя - общий (с 14 лет).

Подводя итоги главы, можно сделать вывод, что уголовный закон представляет собой сложный организм. И при толковании его норм необходимо учитывать не только содержание статей Особенной части, но и структуру Кодекса, нормы общего характера.

ГЛАВА 3. АНАЛИЗ СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВЫХ АСПЕКТОВ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА РАЗБОЙ

3.1 АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, КВАЛИФИЦИРОВАННЫМ ПО СТ. 162 УК РФ

Проанализировав уголовно-правовые аспекты определения состава разбоя как уголовного преступления, особенности его квалификации и отграничения от смежных составов преступлений, рассмотрим некоторые примеры судебной практики относительно исследуемого вида преступлений.

При анализе были использованы следующие материалы.

Таблица 3.1 Информационное обеспечение анализа судебной практики по уголовным делам, квалифицированным ст.162 УК РФ (4 кв. 2012 г. – 3 кв. 2013 г.)

№ примера

Источник

Суд

Этап

1

Постановление Президиума Выборгского районного Суда от 08 февраля 2013 года

Выборгский районный Суд (г.Санкт-Петербург)

Первая инстанция

2

Постановление Президиума Калининского районного Суда от 18 февраля 2013 года

Калининский районный Суд (г.Санкт-Петербург)

Первая инстанция

3

Постановление Президиума Красногвардейского районного Суда от 25 января 2013 года

Красногвардейский районный Суд (г.Санкт-Петербург)

Первая Инстанция

4

Постановление Президиума Колпинского районного Суда от

Колпинский районный Суд (г.Санкт-Петербург)

Первая инстанция

5

Постановление Президиума Санкт-Петербургского городского Суда от 17 апреля 2013 года

Санкт-Петербургский городской суд (г.Санкт-Петербург)

Кассация

Пример №1 (Первая инстанция)

Осужденный А. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предмета используемого в качестве оружия, при следующих обстоятельствах:

в период времени с 06 часов 45 минут до 06 часов 52 минут ДД.ММ.ГГГГ из корыстных побуждений, в целях хищения чужого имущества, находясь в помещении ООО «…», расположенном в Выборгском районе Санкт-Петербурга, совершил разбойное нападение. При этом он (А.) подошел к администратору ООО «…» и, с целью подавления воли последнего к сопротивлению, использовал неустановленный следствием предмет похожий на пистолет, а именно, направил его на администратора, в область расположения жизненно важного органа – головы, используя его в качестве оружия, тем самым, угрожая администратору применением насилия, опасного для жизни и здоровья, при этом данную угрозу потерпевший воспринимал как реально осуществимую, и у него к этому имелись достаточные основания. А. потребовал у администратора передачу ему денег, затем нанес указанным предметом один удар в область лица, тем самым, применил к нему насилие, опасное для жизни и здоровья, причинив потерпевшему физическую боль, после чего открыто похитил, взяв из кассы денежные средства в сумме 15 319 рублей, принадлежащие ООО «…», после чего с похищенным скрылся с места совершения преступления, распорядившись впоследствии похищенным по своему усмотрению.

Он же (А.) совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением предмета используемого в качестве оружия, при следующих обстоятельствах:

в период с 19 часов 37 минут до 20 часов 00минут ДД.ММ.ГГГГ из корыстных побуждений, в целях хищения чужого имущества, находясь в помещении салона ЗАО «…», расположенного в Выборгском районе Санкт-Петербурга, совершил разбойное нападение, при этом он (А.) подошел к специалисту офиса продаж ЗАО «» и, демонстрируя перед ним неустановленный следствием предмет похожий на стамеску, используя его в качестве оружия, тем самым угрожая последнему применением насилия, опасного для жизни и здоровья, при этом данную угрозу потерпевший воспринимал как реально осуществимую и у него к этому имелись достаточные основания, потребовал у последнего передачу ему денег, толкнул последнего в подсобное помещение, затем, нанес указанным предметом один удар в область коленного сустава, тем самым, применил к нему насилие, опасное для жизни и здоровья, причинив потерпевшему, согласно заключения эксперта, ранение, которое потребовало проведения хирургической обработки и, согласно заключению эксперта, влечет за собой легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья, после чего, открыто похитил, взяв из кассы денежные средства в сумме 55000 рублей, принадлежащие ЗАО «…», после чего с похищенным скрылся, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Судом было постановлено:

А. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162; ч.2 ст. 162 и назначить наказание:

- по ч. 2 ст. 162 УК РФ – в виде 3 (трех) лет лишения свободы, без штрафа, без ограничения свободы;

- по ч. 2 ст. 162 УК РФ – в виде 3 (трех) лет лишения свободы, без штрафа, без ограничения свободы;

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ Ковалеву А.Н. назначить наказание по совокупности совершенных преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно – в виде 3 (трех) лет и 6 (шести) месяцев лишения свободы, без штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Исковые требования прокурора Выборгского района Санкт-Петербурга удовлетворить в полном объеме. Взыскать с А. в пользу территориального фонда обязательного медицинского страхования по Санкт-Петербургу 5598 (пять тысяч пятьсот девяносто восемь) рублей 61 копейку.

В рассмотренном примере мы наблюдаем очевидные признаки квалификации разбойного нападения, сопровожденного применением предмета в качестве оружия, повлекшего физические насильственные действия по отношению к потерпевшему. Постановление суда, а именно квалификация приговора, соответствует выводам, сделанным во второй главе дипломного проекта относительно особенностей квалификации разбойного нападения с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Пример №2. (Первая инстанция)

Б. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, а именно:

в период с 23 часов 30 минут до 23 часов 59 минут 06.06.2012, находясь в помещении тамбура кафе «Подкова», расположенного по адресу: Санкт-Петербург, Колпинский район, пос. М., ул. П., д. *, из корыстных побуждений, имея умысел на хищение чужого имущества, напал на З., нанес ему один удар кулаком в левую скуловую область, отчего З. упал на пол указанного помещения, получив телесные повреждения в виде тупой травмы головы – ушиба головного мозга легкой степени тяжести с излиянием крови под паутинную оболочку головного мозга в области намета мозжечка, поверхностной ушибленной раны (ссадины) затылочно-теменно-височной области справа, ссадины (ссадин) в затылочной области, что согласно заключения эксперта № 294 от 25.09.2012, расценивается как вред здоровью средней тяжести, тем самым применив в отношении З. насилие, опасное для жизни и здоровья, после чего похитил поясную сумку, материальной ценности не представляющую, в которой находился паспорт РФ на имя З., материальной ценности не представляющий; две сберегательные книжки, материальной ценности не представляющие; ключи от квартиры, материальной ценности не представляющие, а также денежные средства в сумме 16500 рублей, после чего с места преступления скрылся, обратив похищенное в свою пользу, причинив своими действиями З. значительный ущерб на указанную сумму.

На основании ст. 314 УПК РФ судом применен особый порядок принятия судебного решения, поскольку подсудимый Б. виновным себя в совершении указанного преступления признал полностью, пояснил, что согласен с предъявленным обвинением, добровольно и после консультации с защитником заявил ходатайство об особом порядке принятия судебного решения, осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства.

В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учитывает полное признание подсудимым своей вины, его искреннее раскаяние в содеянном, состояние его здоровья, наличие постоянного места жительства и работы, положительные характеристики с места работы и жительства, состояние здоровья его матери, являющейся инвалидом 2 группы, полное возмещение ущерба потерпевшему, который просил о минимальном назначении наказания подсудимому.

Суд приговорил: признать Б. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч.1 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года 8 месяцев, без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима. Взыскать с Б. в пользу Комитета Финансов Правительства Санкт-Петербурга 1436 (одну тысячу четыреста тридцать шесть) рублей 24 коп.

В данном примере мы наблюдаем факт смягчения наказания ввиду раскаяния и признания подсудимым своей вины, за что ему было назначено довольно мягкое наказание.

Пример №3. (Первая инстанция)

В. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с угрозой применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а именно:

в период времени с 22 часов 00 минут 21.12.2011 до 00 часов 25 минут 22.12.2011 в комнате коммунальной квартиры № Х дома Х корп.Х по ул. С пос. Металлострой Колпинского района Санкт-Петербурга напал на О., потребовав передать ему ноутбук, нанес О. один удар рукой по лицу, причинив физическую боль; затем, угрожая применить насилие, опасное для жизни и здоровья, стал водить ножом, используемым в качестве оружия, по горлу О., тыкать ножом в грудь, продолжая требовать передачи имущества, после чего О., опасаясь осуществления угроз, передала В. принадлежащий ей ноутбук «Делл» (Dell) стоимостью 8000 рублей, завладев которым, В. с места преступления скрылся.

Подсудимый В. виновным себя полностью признал, пояснил, что сожалеет о случившемся и раскаивается в содеянном. От дачи подробных показаний отказался, воспользовавшись своим правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, пояснил, что полностью подтверждает показания потерпевшей.

Исследовав и оценив совокупность представленных доказательств, суд считает их достаточными и допустимыми, а вину подсудимого доказанной, и квалифицирует его действия по ст. 162 ч. 2 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия.

В то же время, суд учитывает в качестве смягчающих наказание обстоятельств полное признание подсудимым своей вины, его раскаяние в содеянном, положительную характеристику по месту работы, то обстоятельство, что В. является лицом, ранее не судимым, а также мнение потерпевшей, которая просила не назначать В. суровое наказание.

Суд приговорил: Признать В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 2 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года без штрафа, без ограничения свободы.

На основании ст. 73 УК РФ, назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 3 года.

В данном примере мы наблюдаем назначение еще более мягкого наказания, нежели в предыдущем примере. Причиной тому является то, что в предыдущем примере преступник совершил акт насилия над потерпевшим, а в данном констатирован лишь факт угрозы применения насилия.

Пример №5. (Первая инстанция)

Г. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, а именно:

В период времени с 00 час. 30 мин. до 01 час. 00 мин. 22.09.2012 Г. находясь в комнате № 1 общежития, расположенного по адресу: Санкт-Петербург, пос.Усть-Ижора, <…>, будучи в состоянии алкогольного опьянения, действуя из корыстных побуждений, в осуществление умысла на хищение чужого имущества напал на проживающую вместе с ним одной семьей К. и, высказывая в ее адрес угрозы убийством, то есть угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, потребовал передать ему принадлежащие К. деньги, после чего в ответ на отказ потерпевшей выполнить его незаконное требование, схватил кухонный нож, используемый им в качестве оружия, и, угрожая К. его применением и продолжая угрожать потерпевшей применением насилия, опасного для жизни и здоровья, высказывая угрозы зарезать ее, размахивая при этом в подтверждение своих угроз в непосредственной близости от К. имевшимся у него ножом, в связи с чем его угрозы воспринимались потерпевшей реально, выхватил из руки потерпевшей не представляющие материальной ценности ключи от сейфа, с помощью которых открыл сейф и похитил находящиеся в нем принадлежащие К. деньги в сумме 30000 руб., после чего с места преступления скрылся, обратив похищенное в свою пользу, причинив тем самым К. материальный ущерб в сумме 30000 руб.

Подсудимый Г. виновным себя в совершении инкриминируемого ему преступления признал полностью, согласен с предъявленным ему обвинением, добровольно и после консультации с защитником заявил ходатайство об особом порядке принятия судебного решения, осознает последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства. Государственный обвинитель и потерпевшая К. согласились с ходатайством подсудимого Г. об особом порядке принятия судебного решения.

Назначая наказание, суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, обстоятельства, смягчающие наказание.

Признать Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.162 ч.2 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 3 лет лишения свободы без штрафа и без ограничения свободы. На основании ст.73 УК РФ назначенное Г. наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Пример №5 (Кассация)

В заключение обзора судебной практики по разбою, рассмотрим одну из кассационных жалоб, поскольку данная категория судебного процесса также имеет большое значение.

Осужденный Е., ранее не судимый, был осужден:

Таблица 3.2 Квалификация содеянного осужденным Е. (пример №5)

Часть/Статья

Редакция на момент постановления

Санкция

Комментарий

ч.2 ст.162 УК РФ

ФЗ от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ

к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 80.000 рублей

за преступление в отношении потерпевшего К.

ч.1 ст.162 УК РФ

4 годам лишения свободы

за преступление в отношении потерпевшей Б.

ч.2 ст.162 УК РФ

к 7 годам лишения свободы со штрафом в размере 80.000 рублей

за преступление в отношении потерпевшей В.

ч.1 ст.162 УК РФ

ФЗ от 08 декабря 2003 года № 162-ФЗ

к 4 годам лишения свободы

за преступление в отношении потерпевшей А.

ч.1 ст.162 УК РФ

к 4 годам лишения свободы

преступление в отношении потерпевшей К.И.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 8 лет 6 месяцев со штрафом в размере 100.000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По этому же приговору Е. оправдан по обвинению по ч.2 ст.162 УК РФ (в отношении Г.), по ч.2ст.162 УК РФ (в отношении Н.) ввиду непричастности к совершению преступлений.

В надзорной жалобе осужденным Е. поставлен вопрос о пересмотре приговора и кассационного определения в части осуждения по ч.2 ст.162 УК РФ за преступление в отношении потерпевшего К. В надзорной жалобе осужденный Е. указывает на необоснованность и несправедливость приговор суда в части его осуждения по ч.2 ст.162 УК РФ за преступление в отношении потерпевшего К. Просит переквалифицировать его деяние на ч.1 ст.162 УК РФ и смягчить наказание.

Ссылается на необоснованность указания в приговоре на применение им в отношении К. предмета, используемого в качестве оружия. Обращает внимание на то, что ни одно из приведенных в приговоре доказательств по данному преступлению, в том числе заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении К., не содержит сведений о применении им в отношении потерпевшего какого-либо предмета.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум находит ее подлежащей удовлетворению, а приговор суда и кассационное определение – изменению по следующим основаниям.

В соответствии с п.1 ч.1 ст.307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, при этом по смыслу уголовного закона в приговоре должны быть приведены мотивы принятого решения относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, ее части или пункту.

Указанные требования закона судом существенно нарушены.

Так, согласно приговору Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 17 декабря 2010 года, 08 октября 2009 года Е. при совершении разбойного нападения на К. использовал в качестве оружия неустановленный предмет, которым нанес в затылочную часть головы потерпевшего не менее одного удара, от чего потерпевший упал на асфальт и потерял сознание.

В обоснование вывода о виновности Е. в совершении преступления, предусмотренного ч.2ст.162 УК РФ, то есть разбойного нападения с применением предмета, используемого в качестве оружия, суд в приговоре сослался на показания потерпевшего К., показания свидетелей К.Н. и Б.А., протокол осмотра места происшествия, протокол опознания потерпевшим Е., заключение судебно-медицинской экспертизы о причинении потерпевшему К. легкого вреда здоровью, иные доказательства.

Однако, как видно из описательно-мотивировочной части приговора, ни одно из приведенных в нем доказательств, которыми, согласно выводам суда, доказана вина Е. в разбойном нападении на К. с применением предмета, используемого в качестве оружия, не содержит сведений, подтверждающих использование осужденным при нападении на потерпевшего такого предмета.

Таким образом, выводы суда в приговоре в указанной части не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

Суд постановил: Переквалифицировать деяние в отношении потерпевшего К. с ч.2 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) на ч.1 ст.162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ), исключив квалифицирующий признак «с применением предмета, используемого в качестве оружия», и назначить по данному закону наказание в виде лишения свободы на срок 5 (пять) лет без штрафа.

3.2 СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ И СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СОВЕРШЕНИЯ РАЗБОЙНЫХ НАПАДЕНИЙ

За последнее время в России отметилась тенденция к росту преступлений, направленных против собственности, причем львиную долю в этой категории составляют разбои и грабежи.

Во-первых, обратим внимание на статистические показатели совершения разбойных нападений и грабежей по России. Пожалуй, основным показателем является количество совершенных преступлений, а имена – динамика роста их совершения, которая наглядна прослеживается на диаграмме на рисунке 3.1.

Отметим некоторые моменты. С 2002 по 2006 год мы наблюдаем стремительный рост обоих видов преступлений: в 2002 г. грабежей – 68,2 тыс., а в 2006 уже 155,5 тыс., то есть увеличение количества грабежей произошло в 2 раза. Аналогичная ситуация наблюдается и с разбоем. Так, в 2002 г. было констатировано 9,5 тыс. разбоев, в то время как в 2006 их число превысило 18 тыс., тем самым увеличившись в два раза.

Рисунок 3.1 Статистика грабежей и разбоев в РФ с 2002 по 2012 гг. (тыс.)

Затем, на протяжении двух лет количество грабежей и разбоев заметно сократилось, но уже в 2009 году показатель снова стал расти вверх. На протяжении последних 5 лет наблюдается, пусть не такая стремительная, как в 2002-2006 гг., но уверенная тенденция к повышению исследуемого показателя, что можно назвать негативным явлением в отношении общественной безопасности. И, пожалуй, единственным успокаивающим фактом является сравнительное количество двух похожих преступлений – грабежа и разбоя, поскольку первое совершается гораздо чаще. А ввиду того, что разбой по сравнению с грабежом характеризуется значительно тяжкими насильственными действиями и последствиями, можно говорить о меньшей опасности от данного вида преступления.

Что касается Санкт-Петербурга, рассмотрим статистику совершения уголовных преступлений в совокупности, и определим долю разбоя в их числе. Опираясь на данные статистики Петростата[49], систематизируем показатели посредством их отражения на сравнительной диаграмме, и прокомментируем наглядное соотношение.

Рисунок 3.2 Статистика совершения уголовных преступлений в Санкт-Петербурге за первое полугодие 2013 г. (кол-во преступлений)

Как видно из представленных данных, грабеж по количеству совершенных преступлений в Санкт-Петербурге за первое полугодие 2013 г. находится на 3 месте (1903 преступлений). Опережает его кража (11401 преступлений) и незаконный оборот наркотиков (8546 преступлений).

Обратим внимание на социально-демографические особенности лиц, совершивших данные преступления. Из них:

- несовершеннолетних – 450 чел.;

- женщин – 1774 чел.;

- учащихся, студентов – 570 чел.;

- без постоянного источника дохода – 8386.

Рассмотрим аналогичную статистику в отношении Ленинградской области.

Рисунок 3.3 Статистика совершения уголовных преступлений в Ленинградской области за первое полугодие 2013 г. (кол-во преступлений)

Ситуация, наблюдающаяся в Ленинградской области, почти аналогична. Так, на первом месте снова оказывается кража (4755 преступлений), на втором – незаконный оборот наркотиков (1224), но на третьем в данном случае выступает мошенничество (687 преступлений), а грабеж располагается на четвертом месте (408 преступлений).

Что касается социально-демографических особенностей преступников Ленинградской области, то в отношении них можно констатировать следующее.

Из них:

- несовершеннолетних – 253 чел.;

- женщин – 674 чел.;

- учащиеся, студенты – 277 чел.;

- без постоянного источника доходов - 3611.

Таким образом, на основании статистического анализа совершения разбойных нападений как по Российской Федерации, так и по Ленинградской области, в частности – в городе Санкт-Петербурге, можно сделать вывод, что разбой в системе уголовных преступлений занимает одно из первых мест, а совершение разбоев происходит согласно повышающейся динамики, что, в свою очередь, признано негативным фактором.

Следовательно, необходимо отметить особую степень важности профилактических мер, предупреждающих совершение такого тяжкого преступления. Данные меры будут рассмотрены в следующем параграфе дипломной работы, а сейчас, обратим внимание составные факторы социально-демографических и ситуативных особенностей разбойных нападений.

На основании статистических данных Петростата мы определили соотношение следующих признаков состава разбоя:

Социально-демографические

- возраст преступников;

- их семейное положение;

- сфера профессиональной занятости;

- половая принадлежность.

Ситуативные

- знаком ли преступник с потерпевшим;

- время совершения разбойного нападения;

- открытые и скрытые разбои;

- контактные и бесконтактные;

- предметы посягательства;

- места сбыта изъятого имущества.

Рисунок 3.4 Соотношение возрастных категорий правонарушителей, совершивших разбой

Анализируя данные, представленные на диаграмме, можно сделать вывод, что большая часть преступников, совершивших разбойные нападения, находилась в возрасте от 20 до 27 лет (36%). Далее, располагается возрастная категория от 16 до 20 лет (34,3%), на третьем месте – от 27 до 50 лет, и на последнем – до 16 лет (8,5%).

Рисунок 3.5 Занятость преступников, совершивших разбойное нападение

Большая часть правонарушителей, совершивших разбойное нападение, не имеет постоянного места занятости (43,3%). Студенты в отношении разбоев оказались на втором месте (34,8%), а на третьем – лица, работающие в коммерческих организациях. Последнее место принадлежит государственным, муниципальным служащим, соц.работникам и т.д., то есть теми, кто не занят в коммерции (8,1%).

Рисунок 3.6 Семейное положение преступников, совершивших разбойное нападение

Что касается семейного положения правонарушителей, то подавляющее большинство находится в разводе, либо не имеет супруга/супругу (82,4%).

Рисунок 3.7 Половая принадлежность преступников, совершивших разбойное нападение

И снова мы наблюдаем подавляющее соотношение, касающееся половой принадлежности преступников, совершивших разбойное нападение. Практически всегда это мужчины (96,7%).

Далее, рассмотрим ситуативные признаки.

Рисунок 3.8 Был ли преступник, совершивший разбойное нападение, заранее знаком с жертвой

Так, практически во всех случаях, а именно – в 83,3%, преступник заранее не знакомы с потерпевшим, причем в данный сегмент входят и те случаи, когда преступник знакомится с потерпевшим за несколько минут до совершения разбоя (с целью вхождения в доверие), но такое знакомство все равно считается ситуативным.

Рисунок 3.9 Время совершения разбойного нападения

Статистика свидетельствует о том, что разбойные нападения в подавляющем числе случаев происходят в вечернее и ночное время, а именно в период с 18 до 01 часов (62,30%).

Рисунок 3.10 Соотношение открытых и скрытых разбоев

В 83,3% случаев разбою совершаются в открытой форме, и гораздо меньшая часть – 16,20% совершается скрыто.

Рисунок 3.11 Соотношение контактных и бесконтактных разбоев

В вербальном отношении открытые разбои могут совершаться контактно и бесконтактно. Согласно статистике, большая часть открытых разбоев совершается бесконтактно (62,7%).

Рисунок 3.12 Предметы преступного посягательства при разбоях на открытой местности

Как показывает статистика, на открытой местности самым актуальным предметом посягательства преступников, совершивших разбойные нападения, являются мобильные телефоны (28%). На втором месте располагаются деньги (23,0%), на третьем – ювелирные изделия (22%), на четвертом месте оказались предметы носимой техники (плееры, ноутбуки и т.п.), набравшие долю в 12%, за ними следуют документы (9%). И остальные 5% составляют иное имущество, интересующее преступников.

Рисунок 3.12 Места сбыта изъятого в ходе разбоя на открытой местности имущества

Для сбыта преступники чаще всего используют определенные «точки» улиц (26%), организации по приему определенных товаров (19,5%), а также рынки (14,8%). Также, преступники сбывают имущество в ларьках и АЗС (12,8%), на вокзалах (11,5%), в ломбардах (8,6%) и в прочих местах (7,2%).

Отметим, что в 78% случаев изъятое преступником имущество сбывается им в том же районе субъекта, в котором оно было изъято.

Отметим еще один интересный факт современного уголовного явления. Среди разнообразных способов разбойных нападений в Петербурге появились и весьма экзотические: когда злоумышленники пытаются отобрать деньги или имущество у своих жертв под угрозой укола медицинским шприцем. При этом жертве громогласно объявляется, что игла или кровь в шприце заражены ВИЧ.

Иногда преступник применяет более традиционное орудие разбоя, однако при этом угрожает нанести вред здоровью не самой жертвы, а ее малолетнего ребенка (жертвами в таком случае становятся молодые мамы, гуляющие со своими младенцами). Правда, по словам сотрудников ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, подобные случаи единичны. В статистике же грабежей и разбоев такие преступления не выделяются какой-то отдельной строкой, поскольку квалифицируются Уголовным кодексом как разбой либо грабеж.

В последние пару лет часто стали фиксировать и нападения, в которых преступник использовал шприц и угрозы заражения ВИЧ-инфекцией. Некоторых налетчиков сотрудникам милиции удавалось задержать по горячим следам. Так, в августе прошлого года в районе Санкт-Петербурга «Новодевяткино» был задержан 24-летний петербуржец, который, угрожая шприцем с некоей красной жидкостью внутри, отобрал у своей сверстницы дамскую сумочку и мобильный телефон, после чего уколол молодую женщину в шею.

Похожие нападения со шприцем фиксировались в Приморском и Невском районах Петербурга. Причем некоторые из задержанных, как выяснялось в ходе расследования, ставили подобные налеты на поток. Так, еще один 24-летний петербуржец, совершавший преступные деяния в окрестностях Ледового дворца, был изобличен в совершении полутора десятков нападений со шприцем.

Еще одним важным социально-демографическим признаком разбоя, который заслуживает внимания, является этнический состав преступников, совершающих преступления исследуемого вида.

Рисунок 3.4 Этнический состав преступников, совершивших разбойные нападения в СПб за 2012-2013 гг. (пять самых объемных групп)

Анализируя данные, представленные на диаграмме, можно сделать вывод, что большая этническая группа принадлежит выходцам из Узбекистана. Отметим, что данная категория является и самой масштабной в плане иммиграции – порядка 850 тыс. человек пребывают в культурную столицу России ежегодно (не говоря уже об неофициальных гостях Санкт-Петербурга). На втором месте располагаются русские (22%), на третьем – кавказцы (20%), на четвертом месте оказались украинцы (16%), и, на последнем белорусы[50].

3.3 СРЕДСТВА И МЕТОДЫ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ РАЗБОЕВ

Меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений, как и все другие, подразделяются на несколько категорий. Рассмотрим следующую схему.

Рисунок 3. Меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений против собственности

Общие меры предупреждения корыстно-насильственных преступлений, в том числе и разбоя - это профилактические мероприятия социально- экономического, воспитательного, правового и организационного характера. Механизм воздействия их на виновных лиц данного преступления одинаков, как и для всех видов преступности (одинаково недостаточно эффективен). Среди них следует выделить специфические меры, которые непосредственно направлены на устранение причин и условий разбоя. К ним, прежде всего, относятся меры технические и организационные[51]:

- внедрение в практику оперативной диспетчерской связи жилищно-эксплуатационных контор, предназначенной для осуществления контроля с помощью технических средств за входами в подъезды, подвалы, на чердаки и другие подсобные помещения жилых (многоквартирных) домов;

- внедрение охранной сигнализации в квартирах, выпуск замков с усиленными индивидуально-потайными охранными свойствами, техническое укрепление дверных коробок и дверей, оборудование подъездов жилых домов кодовыми запорами - домофонами, видеодомофонами;

- совершенствование организации патрульно-постовой службы милиции с обязательным учетом особенностей криминологической обстановки в жилых микрорайонах конкретного города;

- своевременное удаление с улиц лиц, находящихся в нетрезвом состоянии, как потенциальных потерпевших или возможных преступников;

- организация жителей на улицах, в скверах и во дворах домов;

- организация в городе охраняемых стоянок для автотранспорта;

- надлежащее освещение улиц, дворов, зданий;

- своевременное реагирование на мелкие правонарушения, совершаемые в общественных местах, на факты побоев, издевательств, угрозы.

Предупреждение преступлений рассматриваемой категории (разбой) неразрывно связано с осуществлением таких специальных мер, как:

- своевременное выявление правоохранительными органами и их должностными лицами фактов незаконного хранения, изготовления оружия различных видов и своевременного проведение его изъятия;

- осуществление рейдов на определенной территории по выявлению тунеядцев, бродяг, наркоманов, мест появления преступников-гастролеров, скопления уголовных элементов и мест сбыта похищенного;

- своевременная постановка на учет лиц с психическими аномалиями, склонных к совершению корыстных и корыстно-насильственных преступлений (в том числе и разбоя) и их принудительное лечение;

- своевременное пресечение формирования на территории каждого района организованных преступных группировок (мафиозных структур);

- создание оперативных отрядов, специальных дружин по борьбе с карманными кражами, кражами из квартир, автомототранспорта;

- трудоустройство осужденных лиц, вернувшихся из мест лишения свободы (это в настоящее время является очень большой проблемой);

- административный надзор в предусмотренных законом случаях.

Предупреждение разбоя может осуществляться и с помощью следующих мероприятий информационного и воспитательного характера: Закон Российской Федерации от 18 апреля 1991 года N 1026-I "О милиции".

- регулярное информирование населения города в местных новостях о совершении разбойных краж из квартир, уловках преступников и защитных мерах по предупреждению краж личного имущества;

- информирование населения о появлении разбойных нападений в определенном месте, определенное время, определенных обстоятельствах;

- разъяснение населению города, конкретных районов способов, которые используют мошенники при завладении имуществом граждан, при похищении людей с целью разбоя, хищения денег и имущества и т.д.;

- предоставление информации жителям конкретного города и отдельных его районов о совершенных разбоях и личностях преступников с объяснением необходимости обращаться в правоохранительные органы при предъявлении ими противоправных требований;

- действия по предупреждению становления на преступный путь лиц, допускающих малозначительные нарушения, а также в настоящее время не работающих и не учащихся (проведение специализированных бесед, возможная реальная помощь в поиске работы, мест учебы и т.п.);

- организация морального и материального воздействия на лиц, злоупотребляющих алкоголем или пробующих наркотики (беседы, обсуждение поведения по месту работы, учебы, жительства, осуществление контроля за их поведением, вовлечение в учебу, культурные мероприятия, пр).

Специальные меры предупреждения отдельных видов корыстных или корыстно-насильственных преступлений, в частности разбоя представляют собой конкретизированную, “привязанную” к этому виду часть общих специальных мер предупреждения разбоя, разработанную правоохранительными органами конкретного города или района при поддержке местных властей (муниципалитета города, администрации района)[52].

Так, широкое разъяснение на страницах периодической печати действий шулеров, вымогателей, грабителей в немалой степени способствует сокращению числа данного вида преступлений, в связи с возрастанием людского внимания, осторожности в общении с незнакомыми людьми.

Настоятельная необходимость предупреждения разбоев на современном этапе усиливает стремление ученых и практиков к разработке и применению более эффективных средств и методов. Однако правоохранительные органы организуют и осуществляют соответствующую предупредительную деятельность не так, как им бы хотелось, а так как они могут это делать в реальных современных условиях.

Определение предупреждения и профилактики разбоев необходимо связывать с общей оценкой предупреждения преступлений и понимать как систематически и целенаправленно осуществляемое профилактическое воздействие на лиц, способных в силу своего поведения и характерологических особенностей совершить разбой. Речь идет о невыгодности совершения указанных действий, что связано не с наказанием человека, а с недопущением с его стороны преступления. Основная цель - превенция, а не репрессии. Главное не наказание за разбои, а их предупреждение.

В борьбе разбоями наиболее эффективными могут оказаться принудительные меры профилактики. Это подтверждает практика. Преступникам, совершающим данные преступления, должны противостоять весомая сила, сила власти, государственное принуждение, сила закона. Подавляя преступное насилие, мы тем самым восстанавливаем закон.

Представляет интерес следующая схема предупреждения разбоев:

- социальный контроль над лицами способными в силу своего поведения и характеристик личности совершить преступление;

административный надзор за лицами, ранее привлекавшимися к ответственности за преступление;

оперативно-розыскные мероприятия, не допускающие совершение преступлений, связанные с выявлением лиц, способных совершить такие деяния, а также замышляемые и подготавливаемые;

предотвращения и пресечения преступлений, что также связано с мероприятиями оперативно-розыскного характера;

раскрытие преступлений, розыск и задержание преступников, и их изобличение

в процессе расследования, обеспечение неотвратимости наказания; специальные мероприятия в процессе исправления лиц, осуждаемых за преступления;

особое воздействие на этих лиц во время отбывания ими наказания в виде лишения свободы;

виктимологическая профилактика преступлений, совершаемых с применением оружия.

Проведение этих мероприятий должно быть организованным.

Заключение

Подведем итоги дипломной работы, и составим ряд основных выводов исследования.

В первой главе дипломной работы были рассмотрены историко-правовые аспекты уголовной ответственности за разбой. Посредством изучения специальной литературы, нами были определены основные исторические моменты развития уголовного права в отношении исследуемого преступления, а также состояние актуального законодательства. В результате литературного анализа было установлено, что самым распространенным и быстрорастущим видом правонарушения в нашей стране являются преступления против собственности. Собственность является экономической основой существования любого общества, а правоспособность обладать собственностью является одной из важнейших гарантий осуществления прав и свобод личности.

Становление уголовно-правовых аспектов в отношении преступления «разбой» претерпевало многочисленные изменения, касающиеся, в первую очередь, правового осмысления составных свойств преступления – нападения и насилия, а также понятия «хищение» как одного из основных признаков разбоя. Охрана собственности граждан от преступных деяний правонарушителей является одной из задач Уголовного кодекса РФ, что закреплено в статье 2 УК РФ. 21 глава данного правового акта посвящена преступлениям против собственности, а преступление «разбой» регламентируется статьей 162 УК РФ.

В ходе анализа современного уголовного права, было определено, что разбой всегда предполагает нападение. Иными словами, при разбое происходит осуществление активных противоправных действий преступника или нескольких преступников, с применением оружия и физической силы, либо без применения таковых. Вторым основополагающим признаком является то, что разбой совершается только с целью хищения чужой собственности.

Вторая глава дипломной работы была посвящена юридически-правовому анализу преступления, а именно его объективным, субъективным и квалифицирующим признакам, а также отграничению разбоя от смежных составов преступлений. Объективными признаками разбоя являются насилие, собственность, и здоровье потерпевшего. Субъективный признак – это правонарушитель, уголовная ответственность против которого имеет свои особенности, а именно – определение его возраста (от 14 лет) и психическое состояние (вменяемость). Что касается квалифицирующих признаков, то уголовная ответственность предусматривается за квалифицированный разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия. Также, нами были рассмотрены особо квалифицирующие признаки разбоя, в результате чего было установлено, что уголовная ответственность за разбой предусматривается и в том случае, если он совершен посредством незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, а также в крупном размере.

При анализе особенностей отграничения разбоя от смежных составов преступлений, нами были рассмотрены такие преступления, как грабеж, вымогательство и бандитизм. В отношении каждого преступления был проведен сравнительный анализ, включающий определение как сходственных, так и различных признаков преступлений.

В третьей главе дипломного проекта содержатся результаты социально-демографического и статистического анализа разбоя. Во-первых, нами были рассмотрены примеры из судебной практики, предметом которых являлись уголовные дела, квалифицируемые статьей 162 УК РФ. В ходе данного анализа мы нашли подтверждение тем выводам, которые были сделаны нами в аналитической части работы при исследования уголовно-правовых аспектов разбоя.

Далее, был проведен статистический анализ совершения разбойных нападений за последние десять лет по Российской Федераци, а также количество преступлений за первое полугодие 2013 года в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. На основании статистического анализа мы пришли к выводу, что разбой в системе уголовных преступлений занимает одно из первых мест, а совершение разбоев происходит согласно повышающейся динамики, что, в свою очередь, признано негативным фактором.

В рамках социально-демографического анализа были рассмотрены основные социально-демографические признаки преступников (их возраст, пол, семейное положение, сфера занятости) и ситуативные признаки разбоев (время и место совершения разбоев, основные предметы хищения, места сбыта этих предметов и другие).

В заключение, нами были рассмотрены основные методы профилактического характера, способствующие предупреждению разбойных нападений.

Таким образом, цель исследования была достигнута посредством решения всех задач.

Список литературы

Нормативно-правовые акты

Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 1993. 25 декабря. // Собрание законодательства Российской Федерации. – 2012. №4. – Ст. 455

Уголовный кодекс РФ: федеральный закон от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ [по состоянию на 23 июля 2013 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1996. - N 25. - Ст. 2954.

Уголовно-исполнительный кодекс РФ: федеральный закон от 8 января 1997 г. N 1-ФЗ [по состоянию на 23 июля 2013 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1997. - № 2. - Ст. 198.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ: федеральный закон от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ [по состоянию на 23 июля 2013 г.] // Собрание законодательства Российской Федерации. - 2001. - № 52 (ч.1). - Ст. 4921.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 г. /Под ред. И.Т. Голякова. М., 1953. С. 257-380.

Уголовный кодекс Англии. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2010. - 388 с.

Постановление Президиума Верховного Суда РФ №321 – П12 / Обзор судебной практики Верховного Суда РФ по уголовным делам. – 2013.

Литература

Алиев Н.Т. Современный грабеж: криминологические проблемы/ Н.Т.Алиев // Эксперт-криминалист. – 2009. - №2. – С. 9.

Алихаджиева И.С., Даурова Т.Г., Лиценбергер О.А. Уголовное право: история и современность. Вопросыобщей части: Учебное пособие / Под ред. Т.Г. Дауровой. Саратов, 2010. С. 25.

Антонян Ю.М. Криминолого-психологическое исследование / Антонян Ю.М., Эминов В.Е. - М.: Норма, 2010. - 368 c.

Балеев С.А. Признаки организованной группы: проблемы доктринального и судебного толкования / С.А. Балеев // Правовая политика и правовая жизнь. - 2008. - № 4. - С. 161-163.

Бессонов А. А. Организованная группа как субъект уголовно-правовой ответственности / А. А. Бессонов// Уголовный процесс. - 2008. - № 6. - С. 57-62

Бобраков И. А. К вопросу определения объектов преступлений, направленных в отношении участников уголовного судопроизводства / И. А. Бобраков// Вестник Московского университета МВД России. - 2010. - № 4. - С. 56-58.

Богданчиков С.В. Корыстная цель как обязательный признак субъективной стороны хищения / С.В. Богданчиков // Закон и право. - 2011. - № 1. - С. 90-91.

Бриллиантов А.В., Долженкова Г.Д., Иванова Я.Е. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). - М.: Проспект, 2010.

Векленко В.В., Зайцева Е.В. Спорные вопросы квалификации преступлений, совершенных с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия / В.В. Векленко и др. // Уголовное право. - 2009. - № 2. - С. 23-27.

Волошин П.В. Особенности личности преступника, совершающего хищение с применением насилия / П.В. Волошин // Российский следователь. - 2010. - № 1. - С. 33-37.

Волошин П.В. Разбой как составная уголовно-правовая норма/ П.В.Волошин// Современное право. – 2010. - №2. – С. 22-24.

Гайков В.Т. Уголовное право. Особенная часть.// - Ростов н/Д: "Феникс". - 2008. – С. 180-183.

Галиакбаров Р. Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2010. С. 14—22.

Гонтарь И. Я. Концепция состава преступления в российском уголовном праве: сложившееся понимание и перспектива дальнейшего развития / И. Я. Гонтарь// Правоведение. - 2008. - № 3. - С. 41-51.

Гэрэлбаатар Д. Проблемы наказания за разбой / Д. Гэрэлбаатар // Российский следователь. - 2011. - № 20. - С. 29-32.

Гукасян А.А. К вопросу о квалификации убийства, связанного (сопряженного) с разбоем, вымогательством или бандитизмом / А.А. Гукасян // Российский следователь. - 2012. - № 15. - С. 25-28.

Журавлев М.П., Рарог А.И. Уголовное право России и Зарубежных стран. Части общая и особенная. // - М.: ТК Велби, Изд-во "Проспект". - 2008. – С. 43.

Иванов В. Д. Уголовное право/В.Д. Иванов.- М.: Изд-во Приор, 2011.- С. 245.

Игнатов А.Н. Уголовное право России/А.Н Игнатов. – СПб: Питер, 2009. – С. 424.

Иногамова-Хегай Л.В., Чучаева А.И. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. // М.: Юридическая фирма "КОНТРАКТ", "ИНФРА-М". - 2009. – С. 176.

Каюмова А.Р. Современное пиратство: некоторые правовые и практические проблемы противодействия / А.Р. Каюмова // Российский следователь. - 2010. - № 23. - С. 35-38.

Ковалев М.И. Уголовное право. Особенная часть / М.И. Ковалев // 4-е изд., изм. и доп. - М.: Норма, 2008. - 1008 с.

Колоколов Н.А. Квалификация убийства, сопряженного с разбоем: как избежать двойного вменения / Н.А. Колоколов // Уголовный процесс. - 2012. - № 7. - С. 66-73.

Комиссаров В.С. Российское уголовное право. Общая часть/ В.С. Комиссаров // Спб.: Питер. – 2005. – 560 с.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. Г.А. Есакова; [Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина. // 2-е изд. - М.: Проспект, 2011. С. 449.

Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. /Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева.- М.: ИНФРА-М, НОРМА, 2011.-876 с.

Кондрусов Э.В. Особенности разграничения вооруженного группового разбоя и бандитизма / Э.В. Кондрусов // Юридические науки. - 2007. - № 6. - С. 103-107.

Кудрявцева В.Н. Курс Российского уголовного права. Общая часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Спарк, 2011. – С. 145.

Курашвили, А.А. Криминологическая проблема борьбы органов внутренних дел с грабежами и Разбоями/ А. А. Курашвили// М.: Норма, 2009. – 415 с.

Лозовский Д.Н. К вопросу о криминалистическом анализе организованной преступной группы / Д.Н. Лозовский // Юристъ - Правоведъ. - 2011. - № 4. - С. 20-22.

Мальцев В. В. Уголовно-правовая политика и принципы уголовного права / В. В. Мальцев // Современные проблемы уголовной политики, уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права : сб. науч. статей. - М., 2008. - С. 11-16.

Марцев, А., Токарчук, Р. Вопросы совокупного вменения разбоя или вымогательства и преступлений против жизни / А. Марцев и др. // Уголовное право. - 2008. - № 2. - С. 38-42.

Морозов Б. П. Аналогия при применении уголовно-правовых норм / Б. П. Морозов// Закон и право. - 2008. - № 11. - С. 46-50 .

Моськин A.M. К вопросу о понятии разбоя как преступления в сфере экономики / А.М. Моськин // Вестник Московского ун-та МВД России. - 2008. - № 5. - С. 69-72.

Официальная статистика Правонарушений в Санкет-Петербурге/ Федеральная служба Государственной Статистики РФ, Территориальный орган Федеральной службы по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. www. Petrostat.gks.ru

Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право: Учебник. -- М.: Юристъ, 2011. - с 239

Савельева В. С. Основы квалификации преступлений / В. С. Савельева. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. - 80 с.

Статистика этнопреступности в Санкт-Петербурге/ Астафьева Н.А. // Электронная статья. – 11.08.2013 www.pn14.info.ru

Тарасова Ю. В. Специальный субъект преступления как квалифицирующий признак состава преступления / Ю. В. Тарасова// Научный портал МВД России. - 2008. - № 1. - С. 47-52.

Трухин А. Объективная сторона соучастия в преступлении / А. Трухин // Уголовное право. - 2008. - № 2. - С. 86-89.

Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011. – 570 с.

Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 2011. – 678 с.

Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2008

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник. Практику. / Под ред. А.С.Михлина. М. – 2008.- С. 17 – 46.

Фельдштейн Г.С. Главный течения въ истории науки уголовного права въ России. М., Статут, Классика права, 2009. С. 17-18.

Филаненко А.Ю. Законодательное определение понятия хищения чужого имущества: исторический и теоретический аспект / А.Ю. Филаненко // Право и государство: теория и практика. - 2012. - № 2. - С. 80.

Хилюта В.В. Как разграничить разбой и бандитизм? / В.В. Хилюта // Законность. - 2012. - № 3. - С. 42-43.

Челябова З.М. Хищение в российском уголовном законодательстве / З.М. Челябова // Право и государство: теория и практика. - 2009. - № 4. - С. 120-123.

Шаповалов Ю.Н. Развитие законодательного закрепления квалифицирующего признака хищений "незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище"/ Ю.Н.Шаповалов // Российский следователь. – 2010. – №3. – С. 16.


[1]Балеев С.А. Признаки организованной группы: проблемы доктринального и судебного толкования / С.А. Балеев // Правовая политика и правовая жизнь. - 2008. - № 4. - С. 161-163.

[2]Богданчиков С.В. Корыстная цель как обязательный признак субъективной стороны хищения / С.В. Богданчиков // Закон и право. - 2011. - № 1. - С. 90-91.

[3]Волошин П.В. Разбой как составная уголовно-правовая норма/ П.В.Волошин// Современное право. – 2010. - №2. – С. 22-24.

[4]Гэрэлбаатар Д. Проблемы наказания за разбой / Д. Гэрэлбаатар // Российский следователь. - 2011. - № 20. - С. 29-32.

[5]Колоколов Н.А. Квалификация убийства, сопряженного с разбоем: как избежать двойного вменения / Н.А. Колоколов // Уголовный процесс. - 2012. - № 7. - С. 66-73.

[6]Моськин A.M. К вопросу о понятии разбоя как преступления в сфере экономики / А.М. Моськин // Вестник Московского ун-та МВД России. - 2008. - № 5. - С. 69-72.

[7]Хилюта В.В. Как разграничить разбой и бандитизм? / В.В. Хилюта // Законность. - 2012. - № 3. - С. 42-43.

[8]Челябова З.М. Хищение в российском уголовном законодательстве / З.М. Челябова // Право и государство: теория и практика. - 2009. - № 4. - С. 120-123.

[9]Фельдштейн Г.С. Главный течения въ истории науки уголовного права въ России. М., Статут, Классика права, 2009. С. 17-18.

[10]Алихаджиева И.С., Даурова Т.Г., Лиценбергер О.А. Уголовное право: история и современность. Вопросы общей части: Учебное пособие / Под ред. Т.Г. Дауровой. Саратов, 2010. С. 25.

[11]Комиссаров В.С. Российское уголовное право. Общая часть/ В.С. Комиссаров // Спб.: Питер. – 2005. – 560 с.

[12]Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 г. /Под ред. И.Т. Голякова. М., 1953. С. 257-380.

[13]Филаненко А.Ю. Законодательное определение понятия хищения чужого имущества: исторический и теоретический аспект / А.Ю. Филаненко // Право и государство: теория и практика. - 2012. - № 2. - С. 80.

[14]Волошин П.В. Разбой как составная уголовно-правовая норма/ П.В.Волошин// Современное право. – 2010. - №2. – С. 22-24.

[15]Гэрэлбаатар Д. Проблемы наказания за разбой / Д. Гэрэлбаатар // Российский следователь. - 2011. - № 20. - С. 29-32.

[16]Бриллиантов А.В., Долженкова Г.Д., Иванова Я.Е. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). - М.: Проспект, 2010.

[17]Гукасян А.А. К вопросу о квалификации убийства, связанного (сопряженного) с разбоем, вымогательством или бандитизмом / А.А. Гукасян // Российский следователь. - 2012. - № 15. - С. 25-28.

[18]Колоколов Н.А. Квалификация убийства, сопряженного с разбоем: как избежать двойного вменения / Н.А. Колоколов // Уголовный процесс. - 2012. - № 7. - С. 66-73.

[19]Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 г. /Под ред. И.Т. Голякова. М., 1953. С. 257-380.

[20]Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. // Сборник документов по истории уголовного законодательства СССР и РСФСР 1917-1952 г. /Под ред. И.Т. Голякова. М., 1953. С. 257-380.

[21]Челябова З.М. Хищение в российском уголовном законодательстве / З.М. Челябова // Право и государство: теория и практика. - 2009. - № 4. - С. 120-123.

[22]Шаповалов Ю.Н. Развитие законодательного закрепления квалифицирующего признака хищений "незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище"/ Ю.Н.Шаповалов // Российский следователь. – 2010. – №3. – С. 16.

[23]Филаненко А.Ю. Законодательное определение понятия хищения чужого имущества: исторический и теоретический аспект / А.Ю. Филаненко // Право и государство: теория и практика. - 2012. - № 2. - С. 80.

[24]Гукасян А.А. К вопросу о квалификации убийства, связанного (сопряженного) с разбоем, вымогательством или бандитизмом / А.А. Гукасян // Российский следователь. - 2012. - № 15. - С. 25-28.

[25]Журавлев М.П., Рарог А.И. Уголовное право России и Зарубежных стран. Части общая и особенная. // - М.: ТК Велби, Изд-во "Проспект". - 2008. – С. 43.

[26]Уголовный кодекс Англии. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2010. - 388 с.

[27]Иванов В. Д. Уголовное право/В.Д. Иванов.- М.: Изд-во Приор, 2011.- С. 245.

[28]Шаповалов Ю. Н. К вопросу об объекте и предмете хищения / Ю. Н. Шаповалов// Российский следователь. - 2008. - № 20 - С. 24-26.

[29]Игнатов А.Н. Уголовное право России/А.Н Игнатов. – СПб: Питер, 2009. – С. 424.

[30]Кудрявцева В.Н. Курс Российского уголовного права. Общая часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Спарк, 2011. – С. 145.

[31]Бобраков И. А. К вопросу определения объектов преступлений, направленных в отношении участников уголовного судопроизводства / И. А. Бобраков// Вестник Московского университета МВД России. - 2010. - № 4. - С. 56-58.

[32]Ковалев М.И. Уголовное право. Особенная часть / М.И. Ковалев // 4-е изд., изм. и доп. - М.: Норма, 2008. - 1008 с.

[33]Антонян Ю.М. Криминолого-психологическое исследование / Антонян Ю.М., Эминов В.Е. - М.: Норма, 2010. - 368 c.

[34]Кудрявцева В.Н. Курс Российского уголовного права. Общая часть. /Под ред. В.Н. Кудрявцева, А.В. Наумова. – М.: Спарк, 2011. – С. 145.

[35]Курашвили, А.А. Криминологическая проблема борьбы органов внутренних дел с грабежами и Разбоями/ А. А. Курашвили// М.: Норма, 2009. – 415 с.

[36]Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации. /Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева.- М.: ИНФРА-М, НОРМА, 2011.-876 с.

[37]Уголовное право РФ. Общая часть/ Под общ. ред. М.П. Журавлева, С.И. Никулина.- М.: Норма, 2011. – 570 с.

[38]Уголовное право России. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова. – М.: Юристъ, 2011. – 678 с.

[39]Галиакбаров Р. Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2010. С. 14—22.

[40]Уголовное право России. Практический курс / Под общ. ред. А. И. Бастрыкина; под науч. ред. А. В. Наумова. М., 2008

[41]Мальцев В. В. Уголовно-правовая политика и принципы уголовного права / В. В. Мальцев // Современные проблемы уголовной политики, уголовного права, криминологии и уголовно-исполнительного права : сб. науч. статей. - М., 2008. - С. 11-16.

[42]Морозов Б. П. Аналогия при применении уголовно-правовых норм / Б. П. Морозов// Закон и право. - 2008. - № 11. - С. 46-50 .

[43]Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник. Практику. / Под ред. А.С.Михлина. М. – 2008.- С. 17 – 46.

[44]Бессонов А. А. Организованная группа как субъект уголовно-правовой ответственности / А. А. Бессонов// Уголовный процесс. - 2008. - № 6. - С. 57-62

[45]Гонтарь И. Я. Концепция состава преступления в российском уголовном праве: сложившееся понимание и перспектива дальнейшего развития / И. Я. Гонтарь// Правоведение. - 2008. - № 3. - С. 41-51.

[46]Тарасова Ю. В. Специальный субъект преступления как квалифицирующий признак состава преступления / Ю. В. Тарасова// Научный портал МВД России. - 2008. - № 1. - С. 47-52.

[47]Векленко В. В. Особенности отражения субъективной стороны составов хищения в уголовном законе / В. В. Векленко, Н. С. Третьякова// Психопедагогика в правоохранительных органах. - 2009. - № 2. - С. 105-106.

[48]Савельева В. С. Основы квалификации преступлений / В. С. Савельева. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. - 80 с.

[49]Официальная статистика Правонарушений в Санкет-Петербурге/ Федеральная служба Государственной Статистики РФ, Территориальный орган Федеральной службы по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области. www. Petrostat.gks.ru

[50]Статистика этнопреступности в Санкт-Петербурге/ Астафьева Н.А. // Электронная статья. – 11.08.2013 www.pn14.info.ru

[51]Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Уголовное право: Учебник. -- М.: Юристъ, 2011. - с 239

[52]Уголовное право РФ. Особенная часть / под ред. Л.В. Иногамовой - Хегай - М,- Allpravo, 2008. - с. 156