Венчурные фирмы

министерство образования российской федерации ГосударственнЫЙ УНИВЕРСИТЕТ управления Институт Национальной и Мировой Экономики Кафедра Предпринимательства

министерство образования российской федерации


ГосударственнЫЙ УНИВЕРСИТЕТ управления


Институт Национальной и Мировой Экономики


Кафедра Предпринимательства


Р Е Ф Е Р А Т


по дисциплине


« УПРАВЛЕНИЕ ФИРМОЙ »


НА ТЕМУ:


« венчурные фирмы »


ВЫПОЛНИЛ

Власов А. Ю.

гр.Предпринимательство 2-1


ПРОВЕРИЛ к.э.н., доцент

Медынский Владимир Григорьевич


г.Москва 2000г.



Введение

Венчурные фирмы ( venture [англ.] – рискованные предприятия) – организации, создаваемые для осуществления инновационной деятельности, связанной со значительным риском. Подсчитано, что венчурный (рисковый) капитал, вложенный в реализацию проектов, в 15% теряется полностью, в 25% приносит убытки, в 30% дает весьма скромную прибыль. Однако в оставшихся 30% случаев достигнутый успех и полученная при этом прибыль позволяют в 30-200 раз перекрыть вложенные средства.

Инновации – это изменения, повышающие эффективность управления и определяющие развитие фирмы, укрепляющие позиции фирмы.

Инновации – это не стихийно возникающие изменения, а запланированные и разработанные, реализуемые и реализованные; это нововведения, улучшающие деятельность и ее результаты.


Для успеха инновации как основы малого предпринимательства, бизнеса нужны «всего» три составляющих:

  • конкурентноспособность самой инновации;

  • «знание» как её коммерциализовать (бизнес ноу-хау);

  • финансирование для осуществления продуманной рыночной стратегии.

Всё больше различных банков и фондов готовы предоставлять кредиты малому бизнесу и даже льготные, однако на начальной стадии продвижения бизнеса предприниматель ещё не готов вернуть кредит и ничем не может гарантировать его возврат. В известной степени в мире это восполняется наличием венчурного капитала.

Неразвитость деловой инфраструктуры в России в сочетании с информационной непроницаемостью и пережитками многолетней изоляции страны от остального мира в сознании многих предпринимателей мешают увидеть, что в России сегодня уже работает новая финансовая индустрия - венчурный капитал.

«Венчурный» или «рисковый» капитал - малопонятный для подавляющего большинства россиян феномен. Его путают с банковским кредитованием или благотворительностью. Информации о характере и деятельности венчурных фондов и компаний практически нет. Между тем, российский (по месту деятельности, а не происхождению) венчурный бизнес существует уже более 4-х лет. Немалый срок, если принять во внимание быстротечность перемен в бывшем Советском Союзе. Название «венчурный» происходит от английского «venture» - «рискованное предприятие или начинание». Сам термин «рисковый» подразумевает, что во взаимоотношениях капиталиста-инвестора и предпринимателя, претендующего на получение от него денег, присутствует элемент авантюризма. И это на самом деле так.

Рисковое (венчурное) инвестирование, как правило, осуществляется в малые и средние частные или приватизированные предприятия без предоставления ими какого-либо залога или заклада, в отличие, например, от банковского кредитования.

Венчурные фонды или компании предпочитают вкладывать капитал в фирмы, чьи акции не обращаются в свободной продаже на фондовом рынке, а полностью распределены между акционерами - физическими или юридическими лицами .

Инвестиции направляются либо в акционерный капитал закрытых или открытых акционерных обществ в обмен на долю или пакет акций, либо предоставляются в форме инвестиционного кредита ,как правило, среднесрочный по западным меркам, на срок от 3 до 7 лет.

На практике, однако, наиболее часто встречается комбинированная форма венчурного инвестирования, при которой часть средств вносится в акционерный капитал, а другая - предоставляется в форме инвестиционного кредита.

Венчурный инвестор, как правило, не стремится приобрести контрольный пакет акций компании (во всяком случае, при первичном инвестировании). И в этом - его коренное отличие от «стратегического инвестора» или «партнера». Последний зачастую изначально желает установить контроль над компанией, интересующей его по тем или иным

Ни инвестор, ни его представители не берут на себя никакого иного риска (технического, рыночного, управленческого, ценового и пр.), за исключением финансового. Все перечисленные риски несет на себе компания и ее менеджеры.

При этом, еще одним предпочтением венчурного инвестора является принадлежность контрольного пакета менеджерам компании. Имея у себя контрольный пакет, они сохраняют все стимулы для активного участия в развитии бизнеса. Если компания, в период нахождения в ней в качестве совладельца и партнера венчурного инвестора добивается успеха, т.е. если ее стоимость в течение 5-7 лет увеличивается в несколько раз по сравнению с первоначальной, до инвестиций, риски обеих сторон оказываются оправданными и все получают соответствующее вознаграждение.

Если же компания не оправдывает ожидание венчурного капиталиста, то он может полностью потерять свои деньги (в том случае, когда компания объявляет себя банкротом), либо, в лучшем случае, вернуть вложенные средства, не получив никакой прибыли.

И второй и третий варианты считаются неудачами. Прибыль венчурного капиталиста возникает лишь тогда, когда по прошествии 5-7 лет после инвестирования он сумеет продать принадлежащий ему пакет акций по цене, в несколько раз превышающей первоначальное вложение. Поэтому венчурные инвесторы не заинтересованы в распределении прибыли в виде дивидендов, а предпочитают всю полученную прибыль реинвестировать в бизнес.


создание венчурных компаний


Венчурные фирмы являются вре­менными организационными структурами, создаваемыми для решения конкретных проблем. Данные организации характеризуются высокой активностью, которая объясняется прямой личной заинтересованностью работников фирмы и партнеров по венчурному бизнесу в успешной коммерческой реализации разработанных идей, технологий, изобретений с минимальными затратами.

Создаются венчурные фирмы на договорной основе и на денежные средства, полученные путем объединения средств, как правило, нескольких юридических или физических лиц ( либо и тех и других одновременно ), либо на вложения и кредиты крупных компаний, банков, частных фондов и государства. Венчурное финансирование представляет собой специальный вид высокого риска, когда прямые инвестиции предоставляются в обмен на долю акций компании, что обосновано лишь верой в успех венчурной деятельности и отсутствием условий для собственных исследований и коммерческой реализации перспективной технологии, а возмещение длительного ожидания инвесторов возможно только при продаже их доли в поддержанном бизнесе. Характерной особенностью инвестирования в венчурный бизнес является вложение финансовых средств без всяких гарантий и материального обеспечения со стороны венчурных фирм.

Венчурные фирмы, небольшого, как правило, размера, заняты разработкой научных идей и превращением их в новые технологии и продукты. На современном этапе роль малого бизнеса в научных исследованиях и разработках существенно возросла. Это связано с тем, что НТР дала мелким и средним внедренческим и высокотехнологичным фирмам современную технику, соответствующую их размерам – микропроцессоры, микроЭВМ, микрокомпьютеры, позволяющую вести производство и разработки на высоком техническом уровне и требующую сравнительно доступных затрат.

Инициаторами такого предприятия чаще всего выступает небольшая группа лиц – талантливые инженеры, изобретатели, ученые, менеджеры-новаторы, желающие посвятить себя разработке перспективной идеи и при этом работать без ограничений, неизбежных в лабораториях крупных фирм, подчиненных в своей деятельности жестким программам и централизованным планам. Такой метод организации исследований позволяет максимально использовать потенциал научных кадров, освобождающихся в этом случае от влияния бюрократии. Рисковые предприятия – своеобразная форма защиты талантов от потерь на стартовых участках инновационного процесса, когда новизна научной или технической идеи мешает ее восприятию административными руководителями фирмы. Преимущества венчурного бизнеса: гибкость, подвижность, способность мобильно переориентироваться, изменять направления поиска, быстро улавливать и апробировать новые идеи. Стремление к прибыли, давление рынка и конкуренции, конкретно поставленная задача, жесткие сроки вынуждают разработчиков действовать результативно и быстро, интенсифицируют исследовательский процесс.

Сами крупные корпорации, имея дорогостоящее оборудование и устойчивые позиции на рынке, не очень охотно идут на технологическую перестройку производства и разного рода эксперименты. Значительно более выгодно для них финансировать мелкие внедренческие фирмы и в случае успеха последних двигаться по проторенному ими пути.

Существует множество определений того, что такое венчурное финансирование, но все они так или иначе сводятся к его функциональной задаче: способствовать росту конкретного бизнеса путем предоставления определенной суммы денежных средств в обмен на долю в уставном капитале или некий пакет акций.

Венчурный капиталист, стоящий во главе фонда или компании, не вкладывает собственные средства в компании, акции которых он приобретает. Венчурный капиталист - это посредник между синдицированными (коллективными) инвесторами и предпринимателем. В этом заключается одна из самых принципиальных особенностей этого типа инвестирования.

С одной стороны, венчурный капиталист самостоятельно принимает решение о выборе того или иного объекта для внесения инвестиций, участвует в работе совета директоров и всячески способствует росту и расширению бизнеса этой компании. С другой - окончательное решение о производстве инвестиций принимает инвестиционный комитет, представляющий интересы инвесторов.

В конечном итоге, получаемая венчурным инвестором прибыль принадлежит только инвесторам, а не ему лично. Он имеет право рассчитывать только на часть этой прибыли.

Создание новых венчурных фондов, несмотря на более чем тридцатилетний опыт деятельности венчурного капитала, продолжает оставаться достаточно сложной проблемой для всего мира, прежде всего, вследствие несовершенства национальных законодательств как новых, так и развитых рынков капитала.

Российское законодательство не содержит нормативных актов, регулирующих деятельность венчурных фондов и компаний. Все действующие на территории России и работающие извне с Россией фонды не являются российскими резидентами.

Региональные фонды Европейского Банка Реконструкции и Развития и Фонды долевого участия в малом предпринимательстве постоянно в своей работе сталкиваются с разнообразными проблемами как на федеральном, так и на местных уровнях. В целом, приток иностранных инвестиций сдерживается существующей правовой базой и налоговой системой, неразвитой финансовой системой на фоне чрезмерного государственного регулирования, общей слабости инфраструктуры и др. Поэтому, рассчитывать на возникновение в ближайшем будущем национальной российской венчурной структуры вряд ли возможно да и целесообразно.

Подавляющее большинство работающих в России и с Россией фондов созданы либо непосредственно международными организациями (Региональные венчурные фонды и Фонды долевого участия в малых предприятиях Европейского Банка Реконструкции и Развития), либо национальными, в рамках межправительственных соглашений (US-Russia Defense Fund ,The US-Russia Investment Fund (TUSRIF). Частные венчурные фонды пока еще слабо представлены на российском рынке. Размеры фондов колеблются от нескольких миллионов до нескольких сот миллионов долларов.


организационные фор­мы венчурных фирм


В России существуют две организационные фор­мы венчурных фирм:

  • самостоятельные венчурные фирмы

  • фирмы, находящие­ся внутри крупных предприятий.

Инвесторы имеют право на соответствующее получение прибыли финансируемой фирмы; средства предоставляются на длительный срок и на безвозвратной основе, поэтому в некото­рых случаях инвесторам приходится ожидать в среднем 3—5 лет, чтобы убедиться в перспективности вложений; активное уча­стие инвестора в управлении финансируемой фирмой, так как он лично заинтересован в успехе венчурного предприятия, поэтому рисковые инвесторы часто не ограничиваются предос­тавлением денежных средств, а оказывают различные управ­ленческие консультативные и прочие деловые услуги венчурной фирме, но при этом не вмешиваются в оперативное руко­водство ее деятельностью.

Решение о создании внутрен­него венчура принимается руководством предприятия и его деятельность контролирует непосредственно один из руководи­телей. При отборе идей, на базе которых может быть создан «рисковый» наукоемкий проект, обязательно учитываются два момента: во-первых, задачи этого проекта не должны совпадать с традиционной сферой интересов материнской компании, т. е. целью внутреннего венчура является изыскание новых иннова­ций. Во-вторых, при отборе идей, которые будут реализовы­ваться в рамках внутренних венчуров, эксперты должны убе­диться, что коммерческий потенциал нововведений, издержки на создание, производство и сбыт могут быть предсказаны с точностью от 50 до 75%.

Внутренним венчурам, как правило, предоставляется юридиче­ская и бюджетная самостоятельность, а также право формировать персонал предприятия. Для большей самостоятельности они обычно располагаются в отдельном здании, однако материнская компания обеспечивает их научно-исследовательским, вычислительным и другим оборудованием, предоставляет необходимые услуги в области управления. Обычно при успешной деятельности внутренний венчур превращается в одно из производственных подразделений материнской компании, а его продукция реализу­ется по сложившимся в компании каналам сбыта.

Многие компании организуют одновременно несколько внутренних венчуров (примером может служить корпорация IBM, которая в 1983 г. имела 15 «рисковых» проектов). По ним разрабатывалась и выпускалась на рынок такая продукция, как телекоммуникационное оборудование, новые виды дисплеев и персональные компьютеры, создание и выпуск которых — наи­более успешный проект внутренних венчуров IBM. Через год после начала практической реализации этого проекта продук­ция была направлена на рынок, а еще через два года объем ее продаж составил 2,5 млрд. долл. К этому моменту внутренний венчур превратился в крупнейшее производственное подразде­ление корпорации.

Наибольшее распространение венчурное предприниматель­ство получило в США. По своим объемам американский рынок «рискового» капитала значительно превосходит западноевропейский и японский. Так, к середине 80-х гг. кумулятивная сумма инвестиций в японские венчурные фирмы составляла 2,6 млрд. американских долл., а в США она достигала 24 млрд долл. Результатом деятельности венчуров стали такие изделия, как целлофан, шариковая авторучка, вертолет, турбореактив­ный двигатель, застежка «молния», кинескоп, инсулин, цветная фотосъемка и фотопечать, ксерография, микропроцессор и многое другое. В США венчурный бизнес сосредоточен в наи­более наукоемких отраслях — в производстве полупроводников, компьютеров, программного обеспечения, искусственного ин­теллекта. В Западной Европе значительный рынок венчурного капитала возник в 70-е гг. и стал быстро развиваться в Голлан­дии, Германии, Италии и других странах.

Организационная структура типичного западного венчурного института выглядит следующим образом. Он может быть образован либо как самостоятельная компания, либо существовать в качестве незарегистрированного образования как ограниченное партнерство (нечто вроде «полного» или «коммандитного» товарищества, используя российскую юридическую терминологию).

В некоторых странах под термином «фонд» (fund) понимают скорее ассоциацию партнеров, а не компанию, как таковую. Директора и управленческий персонал фонда могут быть наняты как самим фондом, так и отдельной «управляющей компанией» (management company) или управляющим (fund manager), оказывающим свои услуги фонду.

Управляющая компания, как правило, имеет право на ежегодную компенсацию (management charge), обычно составляющую до 2,5% от первоначальных обязательств инвесторов (investor's initial commitments). Кроме того, управляющая компания или частные лица, сотрудники управленческого штата, равно как и генеральный партнер (general partner) могут рассчитывать на так называемый «carried interest» - процент от прибыли фонда, обычно достигающий 20%.

Чаще всего этот процент не выплачивается до тех пор, пока инвесторам не будут полностью возмещены суммы их инвестиций в фонд, и, кроме того, заранее оговоренный возврат на их инвестиции (hurdle).

В случае создания ограниченного партнерства (limited partnership) основатели фонда и инвесторы являются партнерами с ограниченной ответственностью (limited partners). Генеральный партнер в этом случае отвечает за управление фондом или осуществляет функции контроля за работой управляющего.

Ограниченное партнерство свободно от налогообложения (tax transparent). Это означает, что оно не является объектом налогообложения, а его участники должны платить все те же налоги, какие они заплатили бы, если бы принадлежащий им доход или прибыль поступали непосредственно от тех компаний, куда они самостоятельно вкладывали свои средства.


Препятствия при формировании венчурного сектора в российском малом предпринимательстве

Для формирования венчурного сектора промышленности требуется создать много экономических предпосылок, но, по крайней мере, три из них абсолютно необходимы. Это средства инвестирования (венчурный капитал); компании, привлекательные для инвестирования; ликвидность инвестиций.

В настоящее время в России действует 20 венчурных фондов, у ко­торых под управлением находится около 2 млрд долларов США. При­мерно 25 % от этой суммы инвестировано, 1,5 млрд долларов должны быть инвестированы в ближайшее время. Внешне ситуация выглядит вполне удовлетворительно, однако если ее проанализировать глубже, то она представляется уже не такой благополучной. В течение последних нескольких лет в России не было образовано ни одного нового венчур­ного фонда; более того, все организационные изменения, которые пре­терпевали управляющие компании, не привели к увеличению капиталов под их управлением.

Если в странах с развитой венчурной индустрией около 50 % вен­чурного капитала имеет национальное происхождение, (причем в тех за­падных странах, где венчурное инвестирование стало развиваться не­давно, национальный капитал значительно превалирует), то в России в венчурной индустрии национального капитала просто нет, что суще­ственно тормозит ее развитие. Так, в Великобритании на национальный капитал приходится 55%, на зарубежный - 45%, в Финляндии - 86,9 и 13,1% соответственно, в России - 0 и 100%.

Если проанализировать, кто инвестирует в венчурные фонды Евро­пы и России, то мы увидим, что это совершенно разные инвесторы (см. табл. 1).

Таблица 1

Распределение венчурного капитала по составу инвесторов (в %)

ЕС

Россия

Банки 27 ЕБРР 72
Пенсионные фонды 24 Агентства американского правительства 27
Корпоративные инвесторы 10

Страховые компании 9

Реинвестирование прибыли 9

Физические лица 8

Правительственные агенства 5

Другие 8 Другие 1

В России реально существуют два основных инвестора - ЕБРР и Правительство США. В странах ЕС более 50 % инвестиций в венчурные фонды поступает из банков и пенсионных фондов; далее идут страховые компании, крупные компании, частные лица и государственные органы.

В России же пенсионным фондам юридически разрешено инвести­ровать только в недвижимость, банковские депозиты, акции квотируемых предприятий, государственные ценные бумаги. Венчурные фонды не входят в этот перечень. В связи с исчезновением или сокращением многих финансовых рынков, страховые компании и банки испытывают в последнее время давление свободных денежных средств, но относятся к прямым инвестициям через венчурные фонды с большой осторож­ностью, так как венчурное инвестирование в России еще не получило широкой известности и практического распространения, а механизмы его реализации юридически не разработаны. Таким образом, меры государственной поддержки венчурного инвестирования должны быть на­правлены на совершенствование законодательной базы, которая позво­лила бы широкому кругу российских инвесторов осуществлять прямые инвестиции и определяла механизм их реализации. Другая группа мер должна стимулировать (в т.ч. и путем налоговых льгот) прямые инвести­ции в отрасли, в развитии которых заинтересовано правительство РФ.

В становлении венчурной индустрии в любой стране огромную роль играет развитие малых и средних предприятий. Венчурные капиталисты в России ратуют за стимулирование малого предпринимательства не по­тому, что находятся под сильным впечатлением от работы 2-го Всерос­сийского съезда представителей малых предприятий, и не потому, что предпочитают ларьково-челночный бизнес Кировскому заводу или «Светлане», а потому, что этот тип бизнеса ориентирован на достижение максимального результата, инициативен, у него есть чувство рынка. Ес­ли роль малого предпринимательства понимается правительством пра­вильно и ему будут созданы мало-мальски сносные условия существова­ния, то потенциал развития малых компаний очень велик и в относи­тельно короткие сроки эти компании могут стать крупными.

Венчурные капиталисты ратуют за создание благоприятных усло­вий малому бизнесу потому, что именно этот тип бизнеса может увели­чивать свои обороты в десятки и сотни раз, значительно эффективнее использует достижения научно-технического прогресса, агрессивен в своей экспортной политике. Кроме того, на совершенствование своих изделий и технологий (т.е. НИОКР) малые компании тратят относитель­но своего оборота примерно в 6 раз больше, чем крупные предприятия. Таким образом, для венчурного инвестора именно малые и средние предприятия являются идеальными объектами инвестирования, т. к. рост стоимости этих компаний, а значит и заработки инвесторов адекватны тому риску, который инвестор на себя принимает.

С другой стороны, государство от успешного развития малого биз­неса получает стабильно высокий уровень занятости, стабильные нало­говые поступления, выравнивание уровня жизни различных слоев насе­ления. Последнее особенно важно для России, где неравенство в доходах различных социальных слоев уже достигло показателей наименее благо­получных стран Латинской Америки. Кроме того, стабильное развитие малого бизнеса привлечет к этой сфере внимание зарубежного и россий­ского инвестора, который уже сейчас предпочитает в России прямые ин­вестиции всем другим.

В России уровень развития малых и средних предприятий (МСП) значительно ниже, чем в США, Японии и Европе.

Таблица 2

Страна Количество Количество Занято на Доля МСП в

МСП МСП на МСП общей числен-­

(тыс.) 1000 (млн чел.) ности занятых,


жителей
%
Страны ЕС 15770 45 68 72
США 19300 74.2 70,2 54
Япония 6450 49,6 39,5 78
Россия 844 5,65 8,3 10

Источник: Ресурсный Центр малого предпринимательства, 1998.

Более того, в последние годы наблюдается ухудшение положения в малом предпринимательстве.

Таблица 3

Состояние малого бизнеса в России


1994г. 1995г. 1996г.

1997 г.

Июль 1998 г.

Число МСП (тыс.) 870 877 828 850 871
Занятость (тыс. чел.) 15,156 13,871 8,621 8,639 6,186
Среднестатистическая численность работников на одно МСП 16,9 15,8 10,4 10,2 7,1

Источник: Росстатагентство, 1998.

Эти цифры говорят прежде всего о том, что снижается средняя численность работающих на одном предприятии, вместо динамичного раз­вития предприятий наблюдается их стагнация. Возможно и такое объяс­нение - уход малого бизнеса в теневую экономику. По данными Рос­сийского независимого института социальных и национальных проблем, на предприятиях малого бизнеса реальная занятость выше, чем офици­ально зафиксировано, на 70%, реальный фонд заработной платы выше на 90%, оборот занижен на 70%. До 50% МСП не имеют государствен­ной регистрации. По существующей системе налогообложения малые предприятия не доплачивают в бюджет 60 % - 70 % от сумм, которые они должны платить.

В чем причина такого положения малого бизнеса, от которого стра­дает занятость, бюджет, уровень прикладных разработок и внедрения ?

Даже теми небольшими льготами, которые предоставлены государ­ством МСП, многие из них не могут воспользоваться из-за различия в формальных определениях МСП, которые существуют в странах ЕС и России. Отличаются даже принципы, заложенные в эти определения. В странах ЕС для отнесения компании к числу малых и средних необходимо удовлетворять 4 параметрам:

  • занятость (обычно до 250 - 500 человек);

  • оборот до 75 млн Евро;

  • основные фонды не превышают 40 млн Евро;

  • в собственности крупного предприятия (КП) не более 33 % капитала МП.

В России таких требований только два:

  • занятость (максимум от 30 до 100 чел. в зависимости от направления деятельности, включая совмести­телей),

  • структура акционерного капитала ( более 25 % совокупного акционерного капитала не должно принадлежать крупному предприятию).

Имеющиеся ограничения по числу сотрудников в определении ма­лых предприятий заставляют руководителей компаний либо усложнять структуру предприятия, деля его на несколько компаний, либо извра­щать официальную отчетность. И то, и другое не способствует получе­нию инвестиций. Второе требование приводит к тому, что малые пред­приятия после получения инвестиций моментально не могут рассматри­ваться как малые.

Излишнее бюрократическое давление ощущает на себе весь россий­ский бизнес. Однако, если Газпром или Лукойл его выдерживают, то малое предприятие просто погибает под напором 32 организаций, кото­рые на основании своих внутриведомственных инструкций могут за­крыть любое МП. Если предприятие проверяется одним из контроли­рующих органов раз в три года, то с учетом числа проверяющих это означает, что фирму проверяют ежемесячно. Частые проверки не столь­ко улучшают положение вещей, сколько являются дополнительным ис­точником дохода для бюрократии разных уровней и ведомств.

Зарегистрировать предприятие тоже проблема, особенно, если в нем есть иностранные инвестиции. В странах ЕС это занимает дни, в России - месяцы.

При этом срок регистрации зависит не от российского законода­тельства, а только от произвола чиновников (в основном на местах). На­логообложение - ключевой вопрос регулирования предпринимательской активности общества государством. В конце 20-х годов Советское пра­вительство побороло НЭП очень просто и почти одними экономически­ми методами - налоги были увеличены до 34 % дохода. Зарубежный опыт показывает, что налог, составляющий 40 % дохода компании, тормозит развитие бизнеса. Также общеизвестно, что налоговые ставки в 50 % и выше приводят к "эффекту Лаффера" - резкому сокращению налоговых поступлений в бюджет. Поэтому налоговых ставок, превы­шающих 30 %, нигде в мире нет. У нас законопослушные предпринима­тели платят более 60 %.

Еще один аспект негативного вмешательства государства в дела компаний - это ряд положений Постановления Правительства РФ от 5.08.92 №552 "Положение о составе затрат по производству и реализа­ции продукции (работ, услуг) и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении". Три основополагающих вида затрат компании, которые в итоге приводят к улучшению продукции и способствуют широкому внедрению на рынке: НИОКР, за­купка нового оборудования, расходы по продвижению товара на рынок - не могут быть отнесены на себестоимость продукции.

Более того, до сих пор действует положение "О единых нормах амортизационных отчислений на полное восстановление основных фон­дов народного хозяйства СССР" от 22.10.90, в соответствии с которым персональный компьютер, например, может быть полностью самортизирован за 8 (!) лет.

Венчурные инвесторы преимущественно инвестируют в молодые быстрорастущие малые и средние компании. При этом каждое инвести­рование сопряжено с получением разрешения от Антимонопольного ко­митета, что вызывает недоумение, т. к. приобретение акций компании даже с оборотом 10 -15 млн долларов США никоим образом не ограни­чивает конкуренцию в отрасли и не может создать предпосылки для мо­нополизации какого-либо сегмента российской экономики.

С другой стороны, Министерство антимонопольной политики и поддержки предпринимательства вопиюще халатно относится к серьез­нейшим нарушениям равных условий конкуренции - основного прави­ла развития рынка. Прежде всего, это невыполнение закона о бан­кротстве - вместо закрытия неэффективно действующих предприятий и оказания содействия молодым и работоспособным структурам, круп­ным «советским» предприятиям постоянно оказывается помощь - скры­тая в виде налоговых послаблений и снижения цен на энергоносители или явная в виде финансовых вливаний. Это приводит к тому, что по­тенциально эффективные производства, которые исправно пополняют бюджет и за все платят по рыночным ценам, не только не могут разви­ваться, но иногда погибают, т. к. они не в состоянии конкурировать с предприятиями, которые не платят налоги, имеют ценовые льготы и значительно устойчивее к бюрократическому прессу.

Другая сторона этой проблемы - государственные заказы, доступ к которым фактически закрыт для МСП. Тендеры по госзаказам прово­дятся недобросовестно: либо информация о них недоступна, либо ре­зультаты тендера заранее предопределены.

Отсутствие равных условий конкуренции - еще один внешний тор­моз для развития венчурной индустрии в России. Более того, Россия могла бы увеличить производительность труда более, чем в 3 раза толь­ко за счет устранения неравных условий конкуренции.

Итак очевидна необходимость изменения формального определе­ния малого предприятия в РФ. Государственные органы должны оказы­вать поддержку не только и не столько микрокомпаниям, сколько тем предприятиям, которые продемонстрировали потенциал роста, могут обеспечить дополнительную занятость, внедрение результатов НИОКР и увеличить налоговые поступления в бюджет.


Меры государственной поддержки должны содержать действия, направленные на:

  1. ограничение бюрократического вмешательства в работу компаний (в т.ч. и в учетную политику);

  2. снижение налогового бремени;

  3. фискальная политика должна быть ориентирована на стимулирование и развитие бизнеса;

  4. предоставление равных прав с крупными предприятия­ми в борьбе за государственные заказы (в т.ч. и в области НИОКР);

  5. прин­ципиальное ограничение государственных дотаций предприятиям, кото­рые не в состоянии приспособиться к требованиям рыночных условий.


Наконец, о проблеме ликвидности инвестиций. Любое дело должно иметь начало, продолжение и быть завершено. Для венчурной индустрии завершение дела - это реализация инвестиции, т.е. продажа акций, принадлежащих фонду, последующему инвестору.


обоснование венчурного инвестирования


Процесс формирования венчурного фонда носит название «сбор средств». Специализация на рынке капитала потребовала появления профессионалов, специализирующихся на управлении деньгами, им не принадлежащими. Для принятия инвесторами решения об инвестиции в какой-либо венчурный фонд они хотели бы получить ответ на следующий вопрос: почему имеет смысл вкладывать деньги именно в данный фонд. (Предполагается, что эти люди не испытывают недостатка в предложениях подобного рода.) Чтобы обеспечить их подробной информацией, учредители фондов на начальном этапе выпускают меморандум, где подробно описаны цели и задачи фонда, специфические условия его организации и предпочтения.

В качестве примера приведены выдержки из меморандума Российского Технологического Фонда 1994 года, выпущенного в период сбора средств.


Для чего инвестировать в Россию?

Россия - это развитая страна с многочисленным, образованным населением и значительным научным потенциалом. Она располагает всем необходимым, чтобы превратиться в крупнейший рынок сбыта технологичных продуктов, соответствующих мировым стандартам, а также стать крупным разработчиком новых технологий.

Население России составляет 150 миллионов человек, из которых более половины имеют законченное среднее образование. Уровень неграмотности - один из самых низких в мире (меньше, чем, например, в США).

Многие из ученых с мировым именем, математики, физики и химики - русские по происхождению (Павлов, Вернадский, Курчатов, Черенков, Ландау, Сахаров, Иоффе, Лебедев и др.) Русская литература, музыка и искусство имеют богатые культурные традиции и признаны во всем мире.

Территория России во много раз больше территории Западной Европы и вмещает громадные природные богатства. Россия располагает огромными запасами нефти, угля, газа, минералов, металлов и древесины. Она является самым крупным поставщиком металлических ископаемых, а по запасам никеля занимает первое место в мире. По оценкам экспертов, объем топливных запасов в России сегодня составляет 25% от мирового уровня.

Несмотря на то, что покупательная способность населения сегодня ограничена, небольшая, но все более увеличивающаяся часть населения становится богаче, даже по западным меркам. Россия стала одним из крупнейших импортеров роскошных моделей западных автомобилей.

Емкость внутреннего рынка в настоящее время довольно значительна и имеет тенденцию к расширению, по мере улучшения уровня жизни.

Российское правительство полностью отдает себе отчет в том, что успех экономических преобразований в значительной степени зависит от способности страны заменить огромных промышленных монстров небольшими коммерческими предприятиями.


Почему технология?

В бывшем Советском Союзе технологиям, в особенности их военным и космическим применениям, уделялось самое пристальное внимание. Именно в этих отраслях было сконцентрировано большинство материальных и человеческих ресурсов. На финансирование исследований и разработок в Советском Союзе исторически направлялось до 15% мировых затрат на аналогичные цели. 4 миллиона человек работали в советских научно-исследовательских институтах, более 80% от их числа - в России.

Достижения российских организаций в разработке технических решений для Запада были несомненными на протяжении десятилетий. Лазеры и искусственные спутники - изобретения российской науки первыми нашли свое коммерческое применение на Западе.

В области авиастроения преимущества советских вертолетов, истребителей, транспортных самолетов и ракет, таких как Скад, очень хорошо известны. В сфере космических технологий - запуск и автоматическая посадка космического корабля «Буран» и полет «Лунохода» были бы невозможны, без наличия высокоразвитых и интегрированных технологических решений в самых разных областях электроники и инженерии.

Русские - превосходные компьютерные специалисты. «Тетрис», одна из самых кассовых игр Nintendo, была полностью написана в России. Российские технологические ресурсы, однако, не были широко представлены в гражданских отраслях. К примеру, несмотря на то, что телеметрия советских космических аппаратов была очень высокого качества, существующие гражданские телекоммуникационные системы являлись явно отсталыми.

Основной причиной такого существенного разрыва являлась командная система экономики, рассматривавшая большинство научных достижений как секретную информацию. Эта же система не поощряла, а напротив, зачастую просто запрещала предприятиям свободно конкурировать на рынке. В закрытой экономической системе практически отсутствовал импорт и существовал лишь ограниченный экспорт товаров, не имеющих отношения к вооружению.

Более того, гражданское использование технологий чрезвычайно страдало от недостатка финансирования, поскольку львиная доля направлялась на военные нужды.

Сегодня деятельность научно-исследовательских институтов не является более закрытой, а обмен информацией внутри России и между российскими и западными научными центрами свободен. При этом, централизованное финансирование научных исследований практически приостановилось, в результате чего научно-исследовательские институты вынуждены заниматься коммерческой деятельностью, продвигая свои разработки на рынок и вступая в конкуренцию друг с другом. Результаты работы этих институтов и услуги ведущих специалистов сегодня доступны для коммерческого использования.

Уровень технического образования населения России очень высок. Количество квалифицированных инженеров, например, составляет 1.5 млн. человек, в два раза выше, чем в США. Таким образом, квалифицированные кадры могут быть использованы на всех уровнях производства, при том, что уровень заработной платы очень низкий (в среднем $100 в месяц).


заключение


Рисковый бизнес отнюдь не случайно получил свое название. Его отличает неустойчивость, ненадежность положения. «Смертность» рисковых организаций очень высока. Из 250 рисковых фирм, основанных в США еще в 60-х годах, «выжили» лишь около трети, 32% были поглощены крупными корпорациями, 37% обанкротились. И лишь единицы превратились в крупных продуцентов высоких технологий, подобно “Xerox”, “Intel”, “Apple Computer”. Однако отдача оставшихся «живых» фирм настолько велика, как с точки зрения прибыли, так и сточки зрения совершенствования производства, что делает такую практику целесообразной. Значимость рисковых предприятий и том, что они стимулируют конкуренцию, подталкивает крупные фирмы к инновационной деятельности. Так, специалисты считают, что гораздо больший вклад “Apple Computer”( возникшего как рисковое предприятие) в экономику США состоял не в создании и производстве персонального компьютера, а в том, что это предприятие побудило электронного гиганта “IBM” к поискам новых технологий и совершенствованию своей организационной структуры, способствовавших повышению конкурентоспособности его продукции.

В заключение подчеркну следующую мысль: главное - это не предоставление льгот венчурным или другим инвесторам, а улучшение усло­вий функционирования бизнеса вообще.



Желаю удачи!!!!!!!!!


www.veter.cjb.net


Александр В.


Заходите в любое время 

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ