регистрация / вход

Чёрная металлургия России

Российская металлургия на пороге третьего тысячелетия. Российская металлургия в Internet: количество и качество. Черные дни черной металлургии. формирование отрасли может оставить 350 тысяч человек без работы.

Введение

Металлургический комплекс – это основа индустрии. Он является фундаментом машиностроения, обеспечивающего вместе с электроэнергетикой и химической промышленностью развитие научно-технического прогресса во всех звеньях народного хозяйства страны. Металлургия относится к числу базовых отраслей народного хозяйства и отличается высокой материалоемкостью и капиталоемкостью производства. На долю черных и цветных металлов приходится более 90% всего объема конструкционных материалов, применяемых в машиностроении России. В общем объеме транспортных перевозок Российской Федерации на металлургические грузы приходится свыше 35% всего грузооборота. На нужды металлургии расходуется 14% топлива и 16% электроэнергии, т.е. 25% этих ресурсов, расходуемых в промышленности.

Состояние и развитие металлургической промышленности в конечном итоге определяют уровень научно-технического прогресса во всех отраслях народного хозяйства. Металлургический комплекс характеризуется концентрацией и комбинированием производства.

Спецификой металлургического комплекса являются несопоставимый с другими отраслями масштаб производства и сложность технологического цикла. Для производства многих видов продукции необходимо 15-18 переделов, начиная с добычи руды и других видов сырья. При этом передельные предприятия имеют тесные связи между собой не только в пределах России, но и в масштабах стран Содружества.

Исключительно велико комплексообразующее и районообразующее значение металлургического комплекса в территориальной структуре народного хозяйства России. Современные крупные предприятия металлургического комплекса по характеру внутренних технологических связей представляют собой металлургическо-энергохимические комбинаты. Кроме основного производства, в составе металлургических предприятий создаются производства на основе утилизации разного рода вторичных ресурсов сырья и материалов (сернокислотное производство, тяжелый органический синтез по производству бензола, аммиака и другой химической продукции, производство строительных материалов – цемент, блочные изделия, а также фосфорных и азотных удобрений и т.п.). Наиболее распространенными спутниками металлургических предприятий являются: теплоэлектроэнергетика, металлоемкое машиностроение (металлургическое и горное оборудование, тяжелое станкостроение), производство металлоконструкций, метизов.

Российская металлургия на пороге третьего тысячелетия

22 ноября в гостинице "Золотое кольцо" состоялась конференция "Российская металлургия на пороге третьего тысячелетия".

Основными темами обсуждения стали проблемы металлургического комплекса России и предложения по их решению, возможные и реализуемые в условиях современной российской экономике.

В конференции участвовало более 150 представителей министерств и ведомств, руководителей ведущих российских металлургических компаний и ассоциаций металлургов, представителей РАО "Газпром", МПС, зарубежных инвестиционных банков, консалтинговых компаний и крупнейших зарубежных трейдеров.

Участники оценили общую ситуацию, сложившуюся в металлургической отрасли после августа 1998 года и проанализировали динамику развития черной и цветной металлургии в 1999-2000 годах.

Выступающий с докладом заместитель министра промышленности Сергей Митин сказал: "Следует особо подчеркнуть, что за последние два года в развитии металлургического комплекса четко проявился ряд положительных тенденций. Важнейшие из них:

1. Рост объемов производства продукции и уровня загрузки мощностей

По итогам десяти месяцев 2000 года объем продукции в сопоставимых ценах в черной металлургии к соответствующему периоду прошлого года составил 117, 9%.

2. Значительная доля экспорта металлопродукции

За январь-октябрь 2000 года стоимостной объем экспорта черных металлов (чугуна, ферросплавов, лома и отходов, проката) составил 5, 2 млрд долл. США и увеличился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 22%.

3.Увеличение спроса на металлопродукцию на внутреннем рынке

За десять месяцев 2000 г. увеличилось внутреннее потребление металлопродукции по сравнению с соответствующим периодом прошлого года: готового проката - на 41, 0%, стальных труб - на 48, 3%.

Однако положительные тенденции последних двух лет омрачаются высоким износом основных фондов, достаточно низким внутренним спросом на металлургическую продукцию и особенностями государственной политики по отношению к металлургическим компаниям, в частности, политики в области налогообложения."

По словам заместителя генерального директора по экономике ОАО "Новолипецкий металлургический комбинат" Г.А.Аглямовой, предприятия черной металлургии "испытывают серьезные трудности в финансировании технического перевооружения и обновления основных фондов. Высокий износ активной части основных фондов, необходимость сохранения конкурентоспособности продукции на мировом и внутреннем рынках делают эту задачу первоочередной. Недоучет этого в налоговом законодательстве может резко снизить возможности отрасли в формировании налоговых доходов бюджетов всех уровней. Уже сегодня недостаток финансовых средств для уплаты начисленных налогов приводит к формированию текущих недоимок по налоговым платежам в размере 9 млрд руб. Рост цен на продукцию и услуги отраслей монополистов, отставание роста курса доллара от инфляционного роста цен может привести к снижению рентабельности работы предприятий черной металлургии.

С этих позиций необходимы меры, в том числе законодательные, по снижению налоговой нагрузки на предприятия металлургической промышленности". Наиболее важными проблемами российской металлургии по-прежнему остаются экспортная политика металлургических компаний и те меры государственного регулирования, которые необходимы для стимулирования внешней торговли. Многие из выступавших, как представители министерств и ведомств, так и руководители предприятий отмечали дискриминацию, возникшую на мировых рынках по отношению к российской металлопродукции.

Первый заместитель Генерального директора РАО "Норильский никель" Д.В.Зеленин отметил: "Государственная экспортная политика России состоит из набора отдельных элементов и не имеет четко выраженного комплексного подхода, так как почти вся практическая деятельность государства сводится к взиманию пошлин. Итог такого отношения к своим экспортерам на протяжении ряда лет печален. Россия сегодня может считаться одним из самых дискриминируемых (после Китая) государств мира. Ограничительные меры в отношении товаров российского экспорта действуют в 24 странах. Наибольшее число ограничений введено со стороны ЕС (15), США (13), Индии (9) и даже Украины. Большая часть дискриминационных мер касается металлопродукции. Между тем, очевидно, что рост производства и оживление российской экономики, доходы бюджета связаны преимущественно с экспортно-ориентированными отраслями.

В мировой практике именно экспорт стал основой подъема экономики стран Юго-Восточной Азии и Японии. К сожалению, Россия недостаточно использует свой экспортный потенциал, как рычаг экономического роста, хотя экономика страны давно уже является экспортно-ориентированной. Так, доля РАО "Норильский никель", которое большую часть своей продукции реализует именно на внешнем рынке, в общем объеме экспорта России за 1999 год составила 3, 7%, и этот показатель неслучаен."

Государственная политика во внешней торговле определяется в России Министерством экономического развития и торговли, представитель которого - Манакин Е.М. - также присутствовал на конференции "Российская металлургия на пороге третьего тысячелетия". Одним из шагов министерства в ответ на антидемпинговые процессы, которые инициировались в различных странах мира с целью защиты своего внутреннего рынка от резкого роста импорта из России, стало подписание с Министерством торговли США соглашения, приостанавливающего антидемпинговый процесс. Положительные черты соглашения и его отрицательные стороны стали предметом обсуждения на прошедшей конференции.

По мнению руководителя аналитического отдела ОАО "Северсталь" Е.А.Чернякова, "несмотря на наличие негативных факторов действия данного Соглашения, общий эффект от документа положителен. Соглашение охватывает большой объем металлопродукции в размере 2 200 тыс. тонн, на сумму более чем 600 млн долларов США. Оно позволило снизить угрозу возникновения новых антидемпинговых процессов и обеспечило стабильный доступ российской металлопродукции на рынок США в ближайшие несколько лет. ОАО "Северсталь", наиболее оптимальным в сложившейся ситуации считает:

Во-первых, полное выполнение обязательств, взятых российской стороной согласно условиям Всеобъемлющего Соглашения и Соглашения, приостанавливающего антидемпинговое расследование против импорта горячекатаных рулонов.

Во-вторых, через механизм консультаций добиваться более выгодных для российских металлургов условий существующих Соглашений - снижение минимальных цен по горячекатаной продукции и увеличение квот по холоднокатаной продукции, учитывая отсутствие ущерба от поставок российских экспортеров в прекращенном антидемпинговом расследовании по холоднокатаной продукции.

В-третьих, и это мы считаем наиболее важным, доказать рыночный статус экономики Российской Федерации для целей антидемпинговых расследований в рамках административного пересмотра введенных антидемпинговых пошлин и положительного для российских металлургов исхода. Получение рыночного статуса позволит при инициировании новых антидемпинговых расследований успешно доказывать факт отсутствия демпинга, определяя "нормальную стоимость" на основе продаж в России, а не на основе цен на внутренних рынках стран- суррогатов, что обуславливает в настоящее время высокий уровень рассчитываемых пошлин."

Ту же точку зрения относительно российско-американского соглашения о торговле сталью разделила и С.А.Степанова, руководитель департамента металлургии Министерства промышленности, науки и технологий РФ. Разрывать заключенное соглашение она считает неразумным, хотя и признает, что "с этим соглашением нужно вести себя аккуратнее" в силу его "небесспорности".

Основные опасности антидемпингового законодательства со стороны США были отмечены в докладе представителя PricewaterhouseCoopers Стэнли Рута.

Он убежден, что "в долгосрочном плане такая политика со стороны США чревата угрозой торговых войн и препятствует развитию эффективной конкуренции. Таким образом, она не может быть долговечной". Перспективы же роста в России Стэнли Рут оценивает как благоприятные. "С оживлением промышленного производства в России у российских компаний появляются интересные возможности развивать внутренние рынки. Это может стимулироваться продлением стоимостной цепочки (совокупности процессов, создающих потребительную стоимость конечного продукта) путем приобретения металлургическими предприятиями долей в предприятиях-производителях готовой продукции (например, в автомобилестроении). Также сохранятся благоприятные возможности для экспортных поставок, а производство продукции с высокой добавленной стоимостью при ориентации на незанятые сегменты рынка может возрасти. Одновременно возникают благоприятные условия для осуществления инвестиций на рынках развивающихся стран (Индия, Китай)".

Проблемы взаимодействия с иностранными потребителями на мировых рынках были не единственными. В рамках конференции оживленно обсуждались отношения, сложившиеся между металлургическими компаниями и естественными монополиями в России. Выступление заместителя начальника департамента экономической экспертизы и ценообразования ОАО "Газпром" И.Е.Ихильчика и председателя совета директоров ОАО "Алтай-кокса" C.Г.Хачатуряна были направлены на разрешение сложившихся противоречий между смежниками.

Особое внимание уделялось методам управления и оптимизации бизнес-процессов на металлургических предприятиях. Представители ведущих отечественных и зарубежных компаний познакомили участников конференции с современными технологиями и последними программами, упрощающими планирование и разработку стратегии развития. Директор отдела продаж SAP СНГ В.А.Золотарев предложил "новейший продукт фирмы SAP mySAP.com, обеспечивающий комплексную поддержку для межфирменных бизнес-сценариев, непосредственно интегрирующих процессы, охватывающие предприятия и системы".

Методика управления компаниями металлургического комплекса тем более неоднозначна в эпоху электронного бизнеса, поэтому возможности Internet должны использоваться и при расширении рынков сбыта, и для минимизации издержек предприятий металлургического комплекса.

Российская металлургия в Internet: количество и качеств.о

Посещаемость металлургических информационных ресурсов, конечно, несравнима с посещаемостью популярных интернет-сайтов. Однако здесь хвалятся не количеством, а качеством посетителей. Чем больше среди посетителей потенциальных покупателей, тем лучше.

По оценкам представителей информационного ресурса "Русмет", аудитория российских металлургических сайтов составляет от 70 до 100 тыс. уникальных посетителей в месяц. Доля относительно постоянной аудитории – примерно треть от этого числа.

На протяжении 2002 года специалисты отмечают рост посещаемости металлоторговых сайтов на 10-15% в месяц, однако эта тенденция претерпевала сильные сезонные изменения. Например, летом, с началом строительного сезона, менее чем за месяц количество посетителей возросло на 20-25%. Причем основная масса посетителей интересуется продукцией черной металлургии – на нее приходится 70-80% запросов.

Большую часть покупателей, по мнению специалистов, составляют те, кто не может решить вопрос о приобретении металла с использованием своих прежних контактов, или те, кто совершает покупки от случая к случаю. Например, на "Русмет" через "Яндекс" приходит 25% аудитории – пользователи, которые ранее о сайте не знали, но что-то искали в Интернете по металлургической тематике. На одного покупателя на "Русмете", по словам представителей проекта, приходится 1, 6 продавца, вообще же количество продавцов, приходящихся на одного покупателя, может достигать пяти.

В декабре 2001 г. "Русметом" было проведено исследование сбыта металлопродукции через Интернет, в котором участвовали крупные металлоторговцы России и Украины.

Выяснилось, что для привлечения новых клиентов Интернет использую только 33% компаний, для поиска информации – 35%. Между тем, 60% новых клиентов (по количеству, а не по объему сделок) приходят именно через Интернет. Большинство сделок (65%) с тем или иным участием металлоторговых сайтов можно отнести к среднему опту, 11% приходятся на крупный опт, остальное – на мелкий опт и розницу. На этом фоне выделяются трубные предприятия, которые находят через Интернет 80% своих клиентов, а доля крупнооптовых сделок по информации, полученной в Сети, составляет более 30%.

В целом, доля оборота металла в нашей стране, которая хоть как-то связана с металлоторговыми сайтами, по пессимистичным оценкам составляет 3-4%, а по оптимистичным – максимум 10-15%.

Черные дни черной металлургии

Реформирование отрасли может оставить 350 тысяч человек без работы

В январе и феврале подскочили цены практически на все российские товары. И только, пожалуй, стальной прокат остался "при старых интересах". А это странно, поскольку цены на мировом рынке медленно, но верно продолжали расти. Что же изменилось в экономической политике российских металлургов? Или же это - сигнал рынка, уже неспособного и не желающего потреблять их продукцию по сверхвысоким ценам?

2001 г. 2002 г. 2003 г.

Количество крупных и

Средних предприятий

297 306 315

Средняя численность

работающих (тыс. чел.)

784, 1 732 681, 7
Средняя зарплата (в руб.) 5430 7253 8819
Товарная продукция (млн. руб.) 390527, 6 467676, 9 677798, 1
Производительность труда тыс. руб./ чел. 498, 1 638, 9 994, 3
Инвестиции (млрд. руб.) 34, 1 27, 3 28
Доля экспорта (%) 52, 2 55, 6 51

(По данным Корпорации производителей чёрных металлов)

Напомним, что в прошлом 2003 году металлургия продемонстрировала просто скандальный рост цен на свою продукцию. И представителям нескольких автомобильных заводов даже пришлось обращаться в Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства с жалобой на сталеваров. Они расценили 30-процентное повышение отпускных цен на металлопродукцию как сговор между тремя ведущими металлургическими комбинатами страны. Расследование МАПа, проведенное по горячим следам, приостановило прыть металлургов.

Однако руководитель аналитического центра "Национальная металлургия" Дмитрий Парфенов склонен предполагать, что сейчас металлурги заняли выжидательную позицию и ждут момента, когда мировые цены на металл сравняются с внутрироссийскими. Потом их опережающий рост может снова продолжиться. Сегодня же сложилась такая ситуация, что, реализуя в России около 20 процентов своих металлов, отраслевые лидеры получают свыше 40 процентов выручки и свыше половины всей прибыли. Оценивается эта разница при продаже на внешнем и на внутреннем рынках приблизительно одинакового количества тонн проката, более чем на 300 миллионов долларов, полученных дополнительно с соотечественников. Естественно, что с таким "запасом" можно месяц-другой и не повышать цены на внутреннем рынке, дать "зарубцеваться" прошлогоднему скандалу.

Пресловутым локомотивом роста для всей экономики отрасль, увы, не стала. Более того, активная защита корпоративных интересов становится, чуть ли не тормозом для смежных отраслей. Ведь если вновь возобладает тенденция "на повышение", то, как утверждают эксперты, под угрозой окажется развитие многих металлоемких производств российского машиностроения.

Впрочем, ценовая политика металлургов опасна и для них самих. Конкуренция на мировых рынках усиливается, и через какое-то время цены на металл в мире опять начнут снижаться. Что тогда? А тогда часть рынков сбыта, на которых действуют защитные меры в отношении российского металла, закроется. Это прежде всего относится к Европейскому союзу и Китаю. Иными словами, если сейчас российские предприятия могут преодолевать различные тарифные барьеры, то со снижением цен такой возможности у них не будет.

По данным Минпромнауки, в 2003 году металлурги были лидерами не только по росту цен, но и по темпам роста производства. Они показали самые высокие среди всех отраслей российской промышленности - 9, 5 процента. Но, считают эксперты, на этот рекорд ушли последние силы отрасли. Для того чтобы развиваться дальше, нужно решать проблемы качественного обновления. Например, как снизить ресурсоемкость. Или как уменьшить расход энергии. По данным Минпромнауки, на одну тонну проката в России требуется 1, 24 тонны топлива по сравнению с 0, 99 тонны в странах ЕС и 0, 9 тонны - в Японии. К тому же высокая энергоемкость производства - во многом следствие и того, что на Западе при производстве стали активно используется металлолом, доля которого в сырьевой базе превышает 50 процентов. Россия же до сих пор исправно обеспечивает своим черным ломом металлургию европейских и азиатских стран, экспортируя металлолома больше, чем готового проката, в несколько раз, а сама вынуждена тратить на треть больше электроэнергии, чем в этих самых странах.

Но все же самое главное, что угрожает отрасли, - недостаточная модернизация основных фондов металлургических предприятий. Сегодня около 80 процентов оборудования имеет срок службы более 20 лет, оно устарело не только морально, но и физически. Безусловно, снижение ввозных таможенных пошлин на закупки импортного технологического оборудования позволило снять остроту проблемы. Но до полного ее решения еще очень далеко. В первую очередь из-за недостатка средств на обновление предприятий. Дело в том, что основным источником инвестиций у металлургов по-прежнему остается собственная прибыль. Да еще и усеченная - Правительство с прошлого года отменило инвестиционные льготы, которые распространялись на средства, вложенные в строительство и модернизацию предприятий.

Если при ставке налога на прибыль 35 процентов мы платили около 18 процентов, то теперь, имея ставку 24 процента, платим 21 процент, - сказал в беседе с корреспондентом "РГ" руководитель одного крупнейшего металлургического комбината.

Видимо, поэтому инвестиции металлургов в 2003 году снизились по сравнению с 2002 годом на 8, 4 процента. Но есть и другие причины. Так, по данным Минпромнауки, общая прибыль десятка крупнейших металлургических холдингов, выпускающих 90 процентов проката в стране, увеличилась на 1150 процентов. Вот только направлялась она на развитие других отраслей экономики и даже других стран: деньги пошли на освоение российского рынка продовольствия, покупку заводов в Америке и так далее.

Без объявления увольнений

На съезде Горно-металлургического профсоюза России подвели двухлетний итог решения самой острой проблемы отрасли - реструктуризации. Согласно правительственной программе "Развитие металлургии до 2010 года", реструктуризация должна привести к сокращению 350 тысяч человек, работающих в металлургии. Принимая это решение, кабинет министров рассчитывал, что реформирование отрасли пройдет цивилизованно с учетом опыта Германии, Австрии, Люксембурга. Правительство объявило, что сокращение нерентабельных, убыточных производств не будет приводить к социальному напряжению. Реформа предполагала организацию системы профессиональной переподготовки, создание новых рабочих мест, переселение семей металлургов в другие регионы России. Владельцы металлургических заводов продемонстрировали иную социальную политику. Около восьмидесяти тысяч металлургов уже остались за воротами заводов. Их положение осложняется тем, что подавляющая часть этих предприятий является градообразующими. Большинство собственников проводят сокращения с минимальными издержками для себя. Они не объявляют массовых увольнений, а просто задерживают зарплату или переводят сотрудников на тариф, не превышающий размер минимальной оплаты труда. Люди не выдерживают и уходят. Таким образом, нарушается законодательство, обязывающее работодателя выплачивать увольняемым сотрудникам три среднемесячные зарплаты. А создание новых рабочих мест становится чем-то из области фантастики.

Что сталевару хорошо, то ЖКХ - беда

В какую сторону металлурги корректируют государственные сценарии?

В течение последних двух лет меткомбинаты России, ориентируясь на мировой спрос и не обращая особенного внимания на протесты смежников, регулярно поднимали цены на металл внутри страны. Ценовым атакам металлургов отечественные производители сначала пытались противостоять поодиночке, и поэтому даже не смогли обратить в свое стратегическое преимущество позицию МАП.

Конфликт вышел на новый качественный уровень, когда стало понятно, что в первом квартале 2004 года рост цен на продукцию металлургов составит рекордные 40-50 процентов. Мобилизация усилий произошла по обе стороны баррикады. Металлурги, продолжившие оправдывать свои явно картельные действия мировой конъюнктурой (что позволено Юпитеру), усилили нападки на поставщиков природных ресурсов, и ничтоже сумняшеся обвинили их в извлечении прибыли из мировой конъюнктуры (не позволено быку).

Тактика металлургов почти изящна - ответственность просто спихнули на один этаж вниз: претензии к себе металлурги в тех же формулировках переадресовали своим поставщикам. По версии металлургического лобби, именно сырьевики первыми выравнивают внутренние цены по мировым и ограничивают поставки своей продукции на внутренний рынок, чтобы гнать ее за границу.

Однако из-за жадности смежников металлурги переживают скорее по привычке. Кризис в отрасли давно преодолен, а преференции на его преодоление за металлургами сохранились. Поэтому металлургические предприятия пользуются льготными транспортными тарифами и тратят много усилий, чтобы не всплывала тема их сверхдоходов. Когда в марте этого года внутренние цены на черные металлы выросли в полтора раза, металлурги кивали на увеличение тарифов в электроэнергетике и на рост цен на рынке первичных сырьевых ресурсов. Однако эксперты подсчитали, что, получая рост издержек на 12 процентов, металлургические предприятия взвинчивают свои цены сразу на 50 процентов. Такие доходы не снились даже нефтяникам. При этом в нефтяной отрасли механизм изъятия сверхдоходов существует, а в металлургической отрасли его нет.

Но металлурги, перевешивая свои проблемы на сырьевиков, проговариваются вполне "по Фрейду". Когда они требуют введения экспортных пошлин на вывоз сырья и более жесткого государственного регулирования этого вывоза, то они лишь зеркально повторяют своих оппонентов, которые требуют обуздать всеми этими мерами самих металлургов.

Конечно, металлурги не хотят быть людьми, одним щелчком запустившими инфляционный процесс. Быть крайним, когда ситуация развивается по принципу домино, значит быть ответственным за все. Они хотят попасть в середину производственной цепочки и оказаться формально независимыми от поставщиков, а еще лучше от их произвола.

Перед намеченным на 1 апреля новым подорожанием всего металлического в лагере противников металлургических сверхприбылей, царит редкое единодушие. 25 марта, в день, когда Правительство определяло сценарные условия социально-экономического развития РФ с 2005 по 2007 год, металлурги были атакованы как главные виновники возможного срыва этой программы. Наступление шло по всем фронтам. Руководители крупнейших нефтяных компаний России направили коллективное письмо в Правительство, в котором помимо прочего проинформировали премьера о том, что ценовая политика металлургов вынудит трубные компании, а вслед за ними и нефтяников увеличивать цены на свою продукцию. А это, как отмечено в письме, "может привести к необходимости повышения цен на горюче-смазочные материалы на 20-25 процентов, что недопустимо в период подготовки к посевным работам в стране".

Если разобраться, то можно, наверное, сказать, что нефтяники обвинили металлургов в срыве нового курса на борьбу с бедностью. Ведь не случайно сказано, что цены на бензин скакнут в период посевной, значит, в первую очередь подорожает самый социально ориентированный продукт - хлеб. Вслед за которым, как всегда, подорожает все остальное, что при борьбе с бедностью дорожать, конечно, не должно.

25 марта на пресс-конференции по итогам заседания Правительства вице-премьер Александр Жуков сказал, что постепенное снижение инфляции и доведение ее к 2007 году до уровня 4 процентов - "это одно из важнейших направлений всех социально-экономических преобразований". В тот же день на другой пресс-конференции в агентстве "Интерфакс" оппоненты российского металлургического картеля говорили о вещах, способных надолго отодвинуть от России такую замечательную инфляционную перспективу. Участники пресс-конференции, в частности, заявили, что по вине металлургов цены на трубную продукцию для ЖКХ вырастут на 35-40 процентов. Одного этого в принципе достаточно, чтобы народ "полюбил" металлургов больше Чубайса. Ведь понятно, что ЖКХ такие убытки самостоятельно не переварит - и поднимет квартплату. Также понятно, что когда на металлургов ляжет ответственность за подорожание хлеба и квартплаты в России, они проклянут всю мировую конъюнктуру на свете и кормившее их долгие годы металлоемкое китайское экономическое чудо.

Президент Объединения автопроизводителей России (ОАР) Евгений Левичев на пресс-конференции в "Интерфаксе" отметил, что двухлетний рост цен на металл увеличил себестоимость изготовления автомобильного кузова на 60 процентов, а рентабельность всей автомобильной отрасли уже снизилась до критических 12-15 процентов.

Ценовое давление металлургов на российскую экономику, по мнению экспертов, способно раскрутить инфляцию до 32 процентов. То есть амбициозные планы Правительства могут быть похоронены усилиями только одной отрасли. По мнению многих экспертов, корректировать экономику России металлургический картель начнет в ближайшее время. Для него это несложно. Нужно только взвинчивать цены и дальше.

Удорожание металла неминуемо приведет к падению уровня промышленного производства (по некоторым отраслям спад может достигнуть 60-80 процентов) и тогда об удвоении ВВП можно будет смело забывать. Сценарий, конечно, безрадостный. Но чугун-то дорожает.

Железный юмор

С 1 апреля в России резко дорожает металл

Металлурги объявили, что 1 апреля рывком поднимают цены на металл аж на четверть. Это вызвало форменную панику всех, кто хоть что-то делает из металла. Взоры недовольных обратились к обычно столь нелюбимой власти. От нее требуют обуздать "шакалов доменных печей".

Металл дорожает ползучим образом уже несколько месяцев (с декабря цены выросли на треть). Почему? Версия самих металлургов - рост накладных расходов, прежде всего на кокс, уголь и железную руду. Уголь, который составляет 54 процента стоимости металла, вздорожал с начала года на 26 процентов, да и не хватает его. Более честные эксперты-металлурги уточняют, что деньги в отрасли есть и можно было бы обойтись без роста цен, но тогда пострадают инвестиционные планы. Совсем уж правдивые и вовсе режут правду-матку: поскольку стальная конъюнктура на мировом рынке хороша, как никогда, труженики ковша куют железо, пока горячо, видя, что мировой рынок съест любое количество металла по любой цене.

Металлисты поступают так, как все нормальные субъекты рынка: спрос есть - гоним вверх цены. Но другие, не менее нормальные субъекты, завязанные на металл, забили в гонги и барабаны.

Но настоящую бучу подняли нефтяники и производители труб для них и для газовиков: бизнесмены просят или снизить цену на металл до уровня декабря, или полностью снять таможенные барьеры на ввоз импортных труб и оборудования. Если не произойдет того или другого, нефтяники грозят ростом цен на ГСМ на треть и даже срывом посевной.

Такого сюжета с открытыми границами металлурги, похоже, не ожидали. А что если Правительство и вправду откроет границы, при этом сразу убив двух зайцев (второй - реверанс перед ВТО): это положило бы конец монополии отечественных металлистов на трубном рынке, самом металлоемком и платежеспособном. Правда, нефтяникам за их жалобы тоже досталось. Их обвинили в том, что они занимаются лоббизмом, а сами не вкладывают деньги в развитие отрасли.

Будет ли реакция властей и когда? Авторы этого маневра выбрали крайне удачный момент: министерства сейчас поглощены собственной реорганизацией. Так, в Министерстве промышленности и энергетики нам сообщили: "Мы пока не занимаемся ничем". Более или менее внятный комментарий мы получили только из Федеральной антимонопольной службы. Как сообщил нам пожелавший не называть себя чиновник из этого ведомства, "быстрой реакции и быстрого ответа не будет - надо разобраться. Рынок сложный. Мы направили запросы в ведущие металлургические компании, ждем ответа". На вопрос, какие отрасли пострадают от повышения цен на металл в первую очередь, мы получили простой и понятный ответ: "От труб и машин - до ведер. Мы очень боимся цепной реакции. Но четкий ответ и о последствиях, и о плане действий вы услышите не раньше, чем через неделю".

Ясно, что власть не успевает отреагировать до Дня юмора и смеха. Металлурги выполнят свое намерение. К середине месяца, быть может, включится тяжелый и неповоротливый механизм антимонопольного расследования на предмет: "а был ли сговор", сработающий, дай бог, к маю. Отсюда вывод: нефтяники при желании могут сделать с посевной все, что угодно.

Кто под ударом? Помимо покупателей автомашин, труб и ведер, это - сельхозники и ЖКХ. Наши аграрии пока никак не отреагировали на угрозы нефтяников, зато в Казахстане, который сидит на российских нефтепродуктах, открыто говорят, что соглашение торговцев нефтепродуктами и властей о замораживании цен на "горючку" на время полевых работ скорее всего будет сорвано. Там готовы реанимировать планы создания интервенционного резерва ГСМ, которым будут поддерживать аграриев. Поскольку на таких же соглашениях держится и российский АПК, то же ждет и нас.

Что касается ЖКХ, то металлурги, не таясь, объявили о повышении с мая цен на трубы для "коммуналки" на 35-40 процентов. Безусловно, это очень быстро докатится до конечного тарифа на коммунальные услуги.

Между тем некоторые эксперты полагают, что милые, бранясь, откровенно тешатся. Повышать тарифы хотят на самом деле все, говорят эти наблюдатели: и нефтяники, и трубники, и производители машин. Конечно, кто-то при этом опасается падения спроса, а кто-то вовсе даже этого не боится. Взять ГСМ - посевная ведь все равно будет, бюджет ради зерна и картошки компенсирует все, что угодно. Но заставить бюджет "вникнуть в сложности" с кондачка нельзя, для этого нужно обстоятельство непреодолимой силы, в каковом качестве и выступают "злые" металлурги.

В такой ситуации "крайними" могут оказаться, во-первых, потребители, во-вторых, авторы макроэкономических прогнозов, которые обещают неуклонное снижение инфляции вкупе с экономическим ростом. Инфляционный виток - прямое следствие благоприятной конъюнктуры и бурного роста. Сам факт, что вокруг цен на металл стоит такой стон, говорит о том, что в России металл нужен, что из него что-то делают и это "что-то" покупают.

Музыку трубы услышит рынок

Похоже, мы уже привыкли к постоянному повышению цен. Растет стоимость продуктов питания, основных потребительских товаров и услуг, электроэнергии, газа, воды... Но далеко не всегда мы задумываемся о том, что же является причиной смены ценников. Казалось бы, как цена на металлопродукцию, выпускаемую крупными металлургическими предприятиями, может повлиять на наши коммунальные платежи? Оказывается, может.

Всем известно, что основные блага цивилизации - вода, газ, нефть - движутся по трубам. Чтобы это движение было беспрепятственным, а объемы постоянно нарастали, необходимо строить новые трубопроводы и регулярно ремонтировать старые. А что будет, если цены на эти трубы станут существенно подниматься? Естественно, возрастут транспортировочные расходы, а вслед за ними - стоимость сырья, которое по этим трубам движется.

Ситуация с ростом цен на трубы этой весной стала настолько серьезной, что заставила основных потребителей труб - нефтяные, газовые и транспортные компании - направить письмо в адрес Правительства по поводу необходимости стабилизации цен на трубную заготовку и стальные трубы. По мнению представителей ТЭКа, рост цен на металлопродукцию приведет к резкому увеличению инвестиционных и эксплуатационных затрат на обеспечение запланированных объемов добычи нефти и газа, что, в свою очередь, вынуждает компании изыскивать дополнительные средства на инвестиции. Такое развитие событий может привести к удорожанию каждой добытой тонны нефти и кубометра газа на 25-30 процентов, необходимости повышения цен на горюче-смазочные материалы на 20-25 процентов, что недопустимо в период подготовки к посевным работам в стране. Кроме того, как стало известно, с мая 2004 года возрастут цены на трубы для нужд ЖКХ на 35-40 процентов.

Масштабное повышение цен на чугун, ферросплавы (до 100 процентов) и на трубную заготовку (до 30 процентов) серьезно дестабилизирует внутренний рынок и, безусловно, вызовет цепную реакцию в повышении цен на весь сортаментный ряд бесшовных труб, широко используемых в нефте- и газодобыче и ЖКХ.

ОАО "Газпром" и несколько крупных нефтяных компаний предлагают в качестве одной из мер по недопущению роста цен на трубную продукцию установить с марта 2004 года дополнительные таможенные пошлины до 30 процентов на экспорт металлолома, ферросплавов, чугуна, заготовки для передела и листового проката. Об этом говорится в их письме.

Одной из основных причин роста цен на трубы является резкое повышение цен на заготовку для дальнейшего передела и листовой металлопрокат (штрипс) металлургическими предприятиями. Еще одной мерой, по мнению нефтяников, может стать запрет металлургическим предприятиям-монополистам увеличивать цены на продукцию без согласования с антимонопольными структурами. Кроме того, в случае невозможности принятия указанных мер компании предлагают освободить закупку труб по импорту от всех видов таможенных сборов. Нефтяники и газовики считают, что повышение цен на трубную продукцию приведет к значительному увеличению затрат на добычу нефти и газа и в конечном итоге негативно скажется на экономических результатах страны в целом.

Против роста цен на металлопродукцию уже выступили российские парламентарии. Так что вполне возможно, что слова потребителей продукции металлургов о необходимости более внимательно относиться к процессам, влияющим на уровень инфляции, не останутся гласом вопиющего в пустыне. В последнее время Минэкономразвития и Минфин приложили огромные усилия к тому, чтобы инфляция не превысила заданного уровня, и поэтому можно надеяться, что не возникнет ситуации, когда в бюджетообразующих секторах российской экономики цены растут такими темпами.

Инвестиции в черную металлургию России

1.Обновление основных фондов предприятий черной металлургии и инвестиции

В конце ноября 2002 г. страницы печатных изданий России опять запестрели сообщениями о необходимости активизации инвестиционной политики государства, о привлечении иностранных инвестиций для модернизации производства, о возможности расширения базы экономического роста страны. Тема достаточно серьезная и актуальная, тем более для черной металлургии, у которой сегодня уровень износа основных производственных фондов предприятий составляет 53, 5%, в том числе зданий - 32%, сооружений - 57, 4%, машин и оборудования - 64, 5 процента. По некоторым металлургическим предприятиям возраст основных фондов доходит до 60-70 лет при нормативном сроке в 25 лет. Главная причина такого положения - недостаточность объемов инвестирования средств в обновление основных фондов.

Незначительные объемы инвестиций в черную металлургию существенно сдерживают процесс технической реконструкции отрасли. Об этом уже говорилось и писалось ни один раз, в том числе и на правительственном уровне. А уж если сравнить показатели объемов инвестиции с металлургией зарубежных стран, то станет ясно, как отстает отечественная металлоиндустрия.

К примеру, среднегодовой объем инвестиций в черную металлургию США в 1991-1999 годах - около $2, 3 млрд, в странах Европейского союза - в 1991-1999 годах - $3, 4 млрд. Объемы инвестиций в черную металлургию России в 1991 - 1995 годах составили $1, 1 млрд, а в 1996-2000 годах объемы инвестиций снизились до $0, 8млрд.

Инвестиции в черную металлургию России в расчете на 1 тонну стали (в сопоставимых показателях) в 1996 - 2000 годах составляли $12-14, в США - около $30, в странах Европейского союза - $25. В западных странах за этот период инвестиции составили около $25/т стали, т.е. выше, чем в России почти в два раза.

России необходимо как минимум $100 млрд инвестиций в год для улучшения ситуации в экономике, и непосредственно в черную металлургию $800 млн. В настоящее время объем ежегодных инвестиций в целом составляет около $50 млрд. Цифру по черной металлургии по разным источникам можно оценить в $2 - 10 млрд в год.

Как известно, источники инвестиций делятся на собственные средства предприятий и заемные средства. К заемным, как правило, относятся банковские и прочие кредиты, средства государственного бюджета, внебюджетных фондов, средства от эмиссии акций. Большую роль во внешних источниках играют иностранные инвестиции. К собственным относятся прибыль, которая остается в распоряжении предприятий и амортизационные отчисления. Но сегодня амортизация, как источник инвестиций, в структуре себестоимости черных металлов достигла критически низких значений (менее 2%). Ее недостаточно не только для инвестирования в расширенное, но и для простого воспроизводства.

2.Инвестиционная привлекательность России

Рассмотрим вопрос шире: а возможны ли вообще крупные инвестиции в экономику России в целом, и в черную металлургию в частности.

В конце ноября 2002 года, впервые после 1998 года, Россия вошла в число 25 стран наиболее привлекательных для инвестиций. В новом исследовании международной организации Global Business Policy Council за 2002 год Россия заняла 17 место. По уровню доверия к России, который выражается в соответствующем индексе доверия (FDI Confidence Index), позиция нашей страны выросла сразу на 19%. Каждый десятый инвестор заявил о том, что намерен сделать инвестицию в российскую экономику в течение трех лет. По частоте упоминания в качестве объекта инвестиций Россия находится на третьем месте после Китая и США, вплотную приблизившись к лидерам.

Но, несмотря на такую благоприятную оценку, в Россию в 2002 году так и не хлынул поток иностранных инвестиций. Почему? Ответ на этот вопрос попытались дать представители крупнейших международных финансовых институтов, которые встречались в конце ноября 2002 года в Амстердаме на Экономическом саммите России и Европы.

Причины кроются, как и в том, что в мире в целом уменьшился приток инвестиций в развивающиеся экономики, так и в том, что иностранные инвесторы хотят видеть ситуацию в России более просчитываемой, стабильной. О том, какие именно сигналы ожидаются инвесторами, можно судить, к примеру, по аналитической записке Citigroup: "За прошедшие 2, 5 года в России было сделано больше чем ожидалось, но меньше чем планировалось". Другими словами, стоит обновить в памяти, например, так называемую среднесрочную программу развития, утвержденную российским правительством. И проанализировать, как она выполняется.

По данным Министерства экономического развития и торговли РФ на конец сентября 2002 года накопленный иностранный капитал в экономике России составил 39.8 млрд. долл. США, что на 15.6% больше по сравнению с соответствующим периодом предыдущего года. Основными странами - инвесторами, осуществляющими значительные инвестиции в экономику России, являются Германия, США, Кипр, Великобритания, Франция, Нидерланды, Италия. На долю этих стран приходилось 75.4% от общего объема накопленных иностранных инвестиций, в том числе на долю прямых инвестиций приходилось 74.3% от общего объема накопленных прямых иностранных инвестиций.

В целом за 9 месяцев 2002 года объем инвестиций в основной капитал за счет всех источников финансирования составил 1057, 7 млрд руб. или 102, 5% к соответствующему периоду 2001 года (по данным Минпромнауки РФ). Инвестиции в основной капитал предприятий черной металлургии России за 9 месяцев 2002 года увеличились по сравнению тем же периодом 2001 года на 5 %. Как видим, рост не такой уж и большой.

Безусловно, что на замедление роста инвестиционной деятельности в металлургии повлияли:

ограничение спроса на внешних и внутреннем рынках;

ухудшение финансового положения предприятии (в черной металлургии прибыль предприятий сократилась в 4 раза, а доля убыточных предприятий составила 51%);

незначительная доля инвестиции из бюджетных средств и финансовых институтов РФ, высокая цена коммерческого кредита;

высокий уровень инвестиционных рисков.

Произошли изменения в структуре инвестиций. По источникам финансирования доля собственных средств увеличилась до 51, 3% в 2002 году (49, 3% в 1 полугодии 2001 г.), доля привлеченных средств уменьшилась до 48, 4% в 2002 г.(50, 7% в 2001 г.). Доля кредитов банков увеличились с 3.3% до 4.3% , а бюджетные средства уменьшились с 19.2% до 18.9%, прочие средства - с 17.6% до 16.7%. Значительно сократилась доля средств внебюджетных фондов - с 4.6% до 2.8 процента. Достаточно большой является доля собственных средств в металлургии - 83.4%, невысок и удельный вес привлеченных средств в металлургии - 16.6%.

Хотелось бы сравнить отечественную инвестиционную привлекательность и активность с нашим восточным соседом - Китаем.

По данным министерства внешней торговли и внешнеэкономического сотрудничества КНР, за первые восемь месяцев 2002 года ежедневный объем фактически вложенных зарубежными бизнесменами в китайскую экономику инвестиций в среднем достигал 140 млн долларов США. КНР вышла на лидирующее место в мире по привлечению иностранных капиталовложений.

Основная причина притока в Китай иностранных инвестиций заключается в политической стабильности, поступательном и быстром экономическом росте, непрерывном улучшении инвестиционного климата и дальнейшем расширении сфер инвестирования. Согласно статистическим данным вышеупомянутого министерства, с января по август 2002 года в Китае зарегистрировано 21470 зарубежных предприятий, что на 31, 36 процента больше по сравнению с тем же периодом прошлого года. Договорный объем зарубежных инвестиций составил 62, 307 млрд долларов США и вырос на 42, 42 процента против аналогичного периода истекшего года. Фактически использованный объем иностранных инвестиций достиг 34, 442 млрд долларов. Рост составил 25, 52 процента. Таким образом, в 2002 году фактически вложенные зарубежными предпринимателями инвестиции в китайскую экономику превзошли 50 млрд долларов.

3. Инвестиции в черную металлургию и их источники

Приоритеты инвесторов по-прежнему отданы отраслям ТЭК. Черная металлургия все также стоит на порядок ниже. Это объясняется тем, что 2/3 притока экспорта дают энергоресурсы, и ожидать серьезного поступления инвестиций в другие отрасли пока не приходится. Более того, собственники металлургических предприятий не спешат допускать иностранные инвестиции к своим активам, боясь утратить контроль. А стало быть, серьезность модернизации производства можно поставить под сомнение. Опять-таки, показателен в этом смысле пример Китая.

В России в инвестиционной политике партнерами металлургов чаще выступают банки. Но ряд ограничений, накладываемых на банковскую систему со стороны Центробанка РФ, вызванных, прежде всего, необходимостью поддержания приемлемого уровня риска, не позволяет им серьезно участвовать в инвестиционных программах предприятий черной металлургии.

Среди российских банков активно участвующих в инвестиционных программах предприятий черной металлургии можно назвать Сбербанк РФ, МДМ-банк, Альфа-банк и др.

Если во всем мире источником мобильных ресурсов для инвестиций служит рынок акций, на который компании пытаются выходить со своими бумагами самостоятельно, то в России этот рынок практически не используется. Можно на пальцах пересчитать предприятия черной металлургии, которые в своей инвестиционной политике используют именно такой инструмент.

Еще один источник привлечения ресурсов извне - размещение облигаций на международном и российском финансовых рынках. В настоящее время он является одним из наиболее привлекательных способов финансирования развития предприятий для владельцев бизнеса. Поскольку облигации являются долговыми бумагами, при их эмиссии не происходит перераспределения собственности. На рынке корпоративных облигаций начался настоящий бум - это подтверждают факты. Общероссийский рынок корпоративных облигаций, появившийся в 1999 году, ежегодно как минимум удваивается. К концу 2002 г. объем размещенных облигационных займов достиг 100-120 млрд руб. В черной металлургии в состав нынешних эмитентов входят только крупные металлургические предприятия. Так, в составе крупнейших промышленных компаний по объему привлеченных средств на рынке корпоративных облигационных займов на 1 сентября 2002 года (по данным Эксперт-РА) только на 8-й позиции значится Магнитогорский МК, на 11-й Михайловский ГОК. А лидеры остаются прежними - корпорации ТЭК.

Металлургические компании нуждаются в больших инвестициях, поэтому понятно их стремление выйти на международный финансовый рынок облигаций. В 2002 году наблюдается настоящий бум внешних займов. Приняли в нем участие и предприятия черной металлургии. В 2002 году Магнитогорский МК завершил размещение еврооблигаций на сумму $100 млн, с доходность 10% годовых. Лид-менеджером выпуска стал немецкий Deutsche Bank. "Северсталь" выпустила в текущем году евробонды на сумму $150 млн. Лид-менеджер выпуска - немецкая Schreder Smith Barney. Доходы от акций станут основой инвестиционных программ этих предприятий.

Инвестиционные программы предприятий черной металлургии пока в большей степени выглядят достаточно скромно из-за нехватки инвестиционных ресурсов. Сегодня можно говорить только о нескольких направлениях инвестиционной политики предприятий.

Прежде всего, это - инвестиции в высокий передел и энергосбережение. За 9 месяцев 2002 года сталелитейными компаниями было начато, реализовано и реализуется несколько десятков крупных инвестиционных проектов.

Другим направлением являются вложения в базовые направления технологического процесса. Они оправданы тем, что повышают общую производительность, снижают себестоимость и улучшают качество выплавляемой стали. В первую очередь это замена устаревшего и экологически грязного мартеновского метода производства стали на кислородно- конверторный. К примеру, на ОМК доля кислородно-конверторной стали и электростали в общей выплавке выросла с 1999 г. по 2002 г. с 71% до 76%.

Отдельно хочется сказать об участии государства в инвестиционной политике предприятий черной металлургии. Примеры целевых государственных программ по техническому перевооружению и развитию металлургии в 2000-2001 годах были не совсем удачными. Так, по программе "Техническое перевооружение и развитие металлургии России на 1993 - 2000 гг." уровень выполнения составил менее 30 %. Фактические затраты по Программе составили 70 млрд. рублей в соотношении: собственные средства - 98, 0 %, бюджетные средства - 2, 0 процента. Кредиты отечественных банков в инвестиции черной металлургии не привлекались из-за высокой ставки (100 - 210 % в 1993 - 1995 годах, 25 - 150 % в 1996 - 2000 годах). Т.е. по сути государственная программа была, а денег не было.

Сегодня предприятия черной металлургии России способны производить около 2800 марок сталей и сплавов, 7600 профилеразмеров сортового проката, 2200 типоразмеров листового проката, 30000 типоразмеров стальных труб и 50000 типоразмеров метизов. Сортамент металлопродукции отечественного производства, включающий марки, профили, размеры, технические характеристики, достигает 15 миллионов единиц.

Универсальность и разнообразие качественных параметров продукции черной металлургии позволило отдельным российским производителям-экспортерам сертифицировать технологию ее производства по международным стандартам практически на всех переделах. Однако многие качественные характеристики металлопродукции в России достигаются устаревшими технологиями, не обеспечивающими ресурсосбережение.

Пока все попытки привлечь серьезные инвестиции в черную металлургию можно считать провалившимися. Добытые на тяжелых условиях кредитные средства нельзя отнести к удачным достижениям российской экономики. Это тем более обидно, что общая инвестиционная привлекательность страны оценивается зарубежными экспертами все выше и вплотную приближается к мировому образцу - Китаю.

В чем же тут дело? До сих пор ни Правительством, ни Государственной Думой не реализован пакет полноценных законодательных актов, защищающих интересы инвесторов. В российской юридической практике последних лет, особенно в регионах, почти нет примеров защиты их интересов. Противодействие региональных властей, уже установивших связи с местным бизнесом и не заинтересованных в приходе иностранных компаний, не уменьшается.

Крупные российские корпорации также не ратуют за приход сильных конкурентов из-за рубежа. Казалось бы, кому как не заинтересованным собственникам заниматься модернизацией производства, что в конечном итоге ведет к повышению конкурентоспособности продукции, а значит повышению прибыли. Но тут очевидно срабатывает принцип: лучше синица в руке. Кажется, что долгие войны за передел собственности в черной металлургии, до сих пор ставят вопрос контроля над собственностью на первое место.

Лозунг "Даешь инвестиции!" конечно, провозглашен, мы даже наблюдаем эту чехарду с объяснениями. Журналисты спрашивают у правительства, правительство терпеливо объясняет, собственники, в свою очередь, призывают государство, банки пока не могут, но хотят, иностранцы наоборот хотят, но не могут. И получается, что "король-то голый"! Говорим о необходимости инвестиций, но практически ничего для этого не делаем. Ой, как хочется верить, что российская черная металлургия не упустит свой шанс и воспользуется моментом, пока Россия остается "модной" на рынке инвестиционной привлекательности.

Основные гипотезы развития черной металлургии

Ускорение роста экономики страны неизбежно связано с увеличением потребления черных металлов, с дальнейшим формированием внутреннего рынка стальной продукции. Современный уровень потребления в России чрезвычайно низкий – в 2000-2002 гг. составлял 22 – 22, 4 млн. т готового проката в год. В расчете на душу населения – 152 кг. В передовых странах мира этот показатель колеблется от 300-400 кг. (США, страны Евросоюза) до 600-800 кг и более (Япония, Республика Корея).

В первые четыре года роста экономики страны (после кризиса 1998 г.) увеличение производства готового проката – основного конструкционного материала современности – лишь наполовину (чуть больше – 53%) было обусловлено ростом экономики, другая половина – увеличением его экспорта до 27, 4 млн. т (56% произведенного). Следует заметить, что одна треть роста потребления была связана тоже с экспортом косвенно, так как определялась ростом производства труб – основным (на 70%) потребителем которых является нефтегазовая отрасль.

Учитывая общемировую тенденцию изменения структуры конструкционных материалов, динамику ожидаемого повышения качественных параметров производства стальной продукции, а также известную зависимость душевого потребления от уровня доходов населения страны, за основу нами принят рост потребления готового проката в период 2001-2025 гг. в 2, 2–2, 5 раза – до 47–54 млн. т. При снижении доли экспорта с 55% в 2000 году до 26-30% – в 2025 году производство проката может увеличиться до 57–65 млн. т.

В период 2001-2010 гг. валовый выпуск продукции отрасли увеличивается в 1, 48 раза, потребление – в 1, 83 раза (в основных ценах 2000 г.), что обусловлено высокими темпами роста основных металлопотребляющих отраслей – машиностроения и строительства соответственно в 3, 27 и 2, 19 раза. В последующий период (2011-2025 гг.) темпы роста замедляются – валовый выпуск увеличивается в 1, 39 раза.

Функционирование российской черной металлургии при современной технической и технологической структуре производства, по своей сути материало- и энергоемкой, и региональной структуре размещения предприятий сопряжено со значительным объемом перевозок сырья, материалов и готовой продукции. Общий объем перевозок железнодорожным транспортом общего пользования по трем группам грузов, учитываемых статистикой – черные металлы, железные и марганцевые руды, кокс, в 2000 г. достиг 181, 4 млн. т при среднем расстоянии перевозок черных металлов, равном 2028 км. В прогнозируемом периоде следует ожидать сохранения или некоторого увеличения общего объема перевозок продукции черной металлургии, учитывая рост производства готового проката с 46, 7 млн. т в 2000 году до 54-56 млн. т в 2010 году (рост в 1, 17 раза), в последующий период – с таким же темпом при некотором сокращении экспорта (примерно на 4 млн. т за десять лет и 5-7 млн. т – в последующие годы), а также незначительных изменениях региональной структуры производства и потребления сырья и готовой продукции.

В течение последних 10-12 лет под влиянием резкого сокращения потребления черных металлов и не менее двухкратного увеличения экспорта продукции произошел существенный сдвиг производства и потребления черных металлов, а также железорудного сырья в пользу регионов европейской части страны. Удельный вес Центрального округа в производстве проката повысился с 13, 9% в 1990 году до 20, 5% в 2000 году при снижении доли Урала с 38:% до 35, 6%, в Сибири и на Дальнем Востоке – с 17, 3% соответственно до 17, 1%. В общем объеме производимого железорудного сырья удельный вес Центрального и Северо-Западного округов возрос с 44, 5% и 19, 6% до соответственно 56, 8% и 16, 4%. И эти региональные пропорции в период до 2010 гг. и в последующие годы, как показывают наши оценки и решения на модели, существенно не изменятся.

В ходе начавшейся реконструкции и обновления производства на ведущих металлургических предприятиях страны – Новолипецком, Череповецком, Оскольском комбинатах намечается прирост выпуска стали и проката, строительство новых цехов с ростом выпуска продукции с более высокой добавленной стоимостью. На металлургических предприятиях Северо-Западного и Приволжского округов начата реализация проекта по организации производства труб большого диаметра для магистральных газо- и нефтепроводов. В черной металлургии Сибири возможен незначительный прирост выпуска проката в связи с ликвидацией устаревших мощностей на Кузнецком комбинате и неполном восстановлении потерянных объемов на Новосибирском металлургическом заводе. Как и в прошлые десятилетия одним из ограничителей роста производства стали и проката в регионе является менее эффективная железорудная база, требующая на воспроизводство в прежних объемах и значительных капитальных вложений.

В период 2011-2025 гг. развитие производства черных металлов должно происходить преимущественно на основе нового строительства. В частности, в Центральном регионе при дальнейшем освоении запасов наиболее эффективной железорудной базы страны – КМА, где намечается продолжение строительства последующих переделов на заводе по производству брикетированного железа.

Основное условие дальнейшего наращивания производства черных металлов в целом и в региональном разрезе, в частности в Сибири, будет зависеть прежде всего от темпов технической и технологической реструктуризации производства – обеспечения к началу второго периода перехода на существенно менее материало- и энергоемкий уровень производства, обеспечивающий сохранение конкурентоспособности российской металлургии на мировом рынке, базирующейся в настоящем на низком уровне цен на энергоресурсы, очень низком уровне оплаты труда и низкой его производительности.

Итоги развития черной металлургии за 2003 г.

Мировой рынок стали.

Весьма неплохо выглядят наши позиции и на мировом рынке, где среди пятерки стран-лидеров по объемам производства стали мы уступаем по темпам роста только Китаю.

В целом на мировом рынке ситуация сейчас является позитивной: производство и потребление стали неуклонно растут. За первое полугодие 2003 года выплавка стали в мире достигла рекордного уровня в 465, 712 млн т. (рост на 8, 2%). Россия прочно закрепилась на 4-м месте в мировой табели о рангах с результатом 30, 313 млн. тонн (6, 4% мирового производства), а среди экспортеров металла занимает 1 место (более 10%) мирового экспорта.

На мировом рынке стали рекорд за рекордом ставит Китай. Кроме собственного производства за полугодие в объеме 103, 15 млн т. (рост 21%), в этот период он дополнительно импортировал почти 8 млн тонн стального проката.

Если учесть прогнозы аналитического агентства MEPS, то в целом производство стали в 2003 году вырастет и составит 944 млн тонн, что на 5% больше, чем в 2002 г. А основное влияние на мировой рынок и на эти прогнозы окажут, конечно же, показатели Китая.

Общий объем мировой торговли продукцией черной металлургии превысил 26% общего объема производства. Перераспределение металла в мире продолжает расти, несмотря на многочисленные таможенные пошлины и квоты, действующие сейчас на этом рынке. Их ввод в той или иной стране «в защиту национального производства», как правило, ведет только к региональной надбавке цен.

Рост средних мировых цен на сталь и черный прокат в первом квартале 2003 года практически полностью компенсирован снижением цен во втором квартале. Однако в среднем за полугодие он был на 6-7% выше уровня прошлого года.

Именно растущим спросом и высокими ценами объясняют аналитики «оживление» черной металлургии в 2003 году в большинстве стран мира. Однако экономическое положение ряда металлургических предприятий США и ЕС остается тяжелым ввиду низкой (по сравнению с конкурентами из развивающихся стран) рентабельности.

Российское производство.

Суммарные объемы производства в нашей черной металлургии за полугодие выросли практически по всем показателям.

Наиболее мощные темпы роста из всех подотраслей демонстрируют железорудное, трубное и ферросплавное производства.

По данным Госкомстата РФ, в январе – июне 2003 года добыча железной руды в России составила 45, 0 млн тонн, или 107, 8%, к январю – июню 2002 года. В июне 2003 г. добыча железной руды увеличилась на 7, 6% по сравнению с июнем 2002 г. и уменьшилась только на 0, 3% по сравнению с маем текущего года.

Производство чугуна (на экспорт и для собственной переработки) за первое полугодие выросло по сравнению с прошлым годом на 6, 4% и достигло 24 млн. т.

Производство стали и проката.

По данным корпорации «Чермет», за 6 месяцев 2003 года металлургическими предприятиями России было произведено 30, 4 млн. тонн стали и 27, 6 млн. тонн проката. Соответственно с темпами роста по сравнению с 2002 годом 6, 7% и 16%.

Госкомстат РФ сообщает об иных цифрах: готового проката в январе – июне 2003 года было произведено 25, 0 млн тонн, или 105% к январю – июню 2002 года. Оба источника ссылаются на данные заводов и цифры мы будем уточнять, а пока согласимся с тем, что имеется заметный рост объемов производства в черной металлургии.

Тенденция по увеличению производства стали практически на всех предприятиях не может не радовать. Но еще разительнее рост объемов продаж в стоимостном выражении. У большинства российских металлургических комбинатов он выше на порядок и более.

Так, темпы роста, например, ММК по производству за полугодие составили 4, 4%, а в стоимостном выражении – 61, 9%.Такая картина наблюдается практически по всем крупным комбинатам. Намного меньше разрыв у середнячков, например: у МЗ им. Серова – 10, 1% и 20, 4%.

Прибыльность – следствие высоких цен на сталь как на внешнем, так и на внутреннем российском рынках. Причем дальнейшие колебания мировых цен не существенно скажутся на рентабельности металлургических предприятий России, поскольку остаются их основные конкурентные преимущества: дешевая рабочая сила и низкие тарифы естественных монополий. По оценкам инвестиционной компании «НИКойл» (аналитик В. Смольянинов), средняя прибыль компаний в 2003 году достигнет: $360 млн у Северстали, $150 млн – у Мечела, $500 млн у НЛМК. Близкие цифры могут появиться в их отчетности, подготовленной в соответствии с международными стандартами. В среднем это почти в два раза больше, чем в прошлом году. Напомним, что рентабельность промышленного производства отрасли в IV квартале 2002 г. уже составляла 22, 7%.

В целом в 2003 году ожидались наилучшие экономические показатели российской металлургии за всю историю ее работы в рыночных условиях.

Производство стального проката за первое полугодие 2003 года показало рост в 16%. Причем по темпам роста производство проката опережает производство стали на 10%. А производство проката на предприятиях специальных сталей составило 5, 9 млн. тонн, что превышает показатели прошлого года на 87, 9%. Впрочем достигнуто это преимущественно за счет выпуска рядовой продукции.

Трубное производство.

Стальных труб в январе – июне 2003 года было произведено 2, 9 млн тонн, что составляет 117, 4 % к январю – июню 2002 года. Среди крупнейших производителей увеличили выпуск труб Выкунский МЗ на 6% , Челябинский ТПЗ – на 5%, Первоуральский НТЗ – на 2%, Северский ТЗ – на 9%, Тагмет – на 18%.

Отгрузка труб большого диаметра за 6 месяцев 2003 г. увеличилась на 63% и составила 534 тыс. тонн. Это лишний раз подтверждает тенденцию активизации развития нефтегазового комплекса России и успешного сотрудничества с последним российских производителей труб. Хотя отечественным трубникам не дадут почивать на лаврах: нефтегазовый комплекс продолжает закупать трубы и у украинских производителей. В частности, отгрузка труб большого диаметра украинскими производителями за январь-май 2003 г. увеличилась на 45%. Прочая продукция.

Среди другой продукции черной металлургии отметим рекордный рост (по отношению к первому полугодию прошлого года) российского производства электроферросплавов (на 23, 3%).

На среднем уровне оказались темпы роста производства у производителей метизной продукции (на 9, 4%). Небольшое, на 2%, снижение производства х/к стальной ленты, оказалось более чем компенсировано ростом производства проволоки и металлокорда (свыше 22%). Отгрузка гвоздей выросла на 20%, стальных канатов – на 22%. Меньшим оказался рост производства стальной сетки (до 9%), железнодорожного крепежа (на 8%) и сварочных электродов (около 7%).

Экспорт и импорт.

Какова ситуация с экспортом металла? За 5 месяцев 2003 года экспорт стального проката вырос (по сравнению с соответствующим периодом 2002 года) на 1% и достиг 11, 387 млн тонн. Основное направление экспорта российского проката – Китай, но в целом поставки идут более чем в 90 стран всех регионов мира. Сортамент российского экспорта проката представлен на рис. 8 и отражает положительную тенденцию роста холоднокатаного проката, проката с покрытием. Чуть меньшие темпы экспорта ожидаются в июне, но результат полугодия по экспортируемому тоннажу останется позитивным.

По финансовым показателям в январе – июне 2003 года экспорт черных металлов возрос к уровню января – июня 2002 года на 30% и составил, по оценке Минэкономразвития РФ, 4, 4 млрд долл. Рост экспорта обеспечен повышением уровня экспортных цен (так, экспортные цены при поставке в страны дальнего зарубежья плоского проката возросли на 51, 3%) и увеличением поставок практически всех видов металлопродукции – от железной руды до готового проката. Последний составляет сейчас в экспортной продукции российской черной металлургии более 60%.

Отметим также заметный рост экспортных поставок из России и некоторой низкопередельной металлургической продукции, например, чугуна.

За полугодие прошли некоторые события, влияющие на российский экспорт. 8 мая вступили в силу заградительные пошлины на украинский оцинкованный прокат. В конце мая открылись новые квоты на российские поставки проката в Китай, чем быстро воспользовались наши экспортеры. Индонезия отменила антидемпинговые пошлины на поставки г/к проката из России. Таиланд 19 мая ввел и в июле уже отменил антидемпинговую пошлину на г/к сталь из России.

Негативным моментом начала года является опережающий рост импорта металлопродукции в Россию. Причина этого – завышенный уровень внутренних цен. Так, например, импорт стального проката в Россию за 5 месяцев 2003 года заметно увеличился и его общий рост составил 15% (596 тыс. тонн). Импорт г/к проката составил 208 тыс. тонн с ростом 29%, х/к проката – 62 тыс. тонны с ростом 54%, а проката с покрытиями – 177 тыс. тонн с ростом 34%. Увеличился и импорт ферросплавов на 35% (185 тыс. тонн) и трубной продукции на 8% (310 тыс. тонн). Внутреннее потребление.

Корректная оценка внутреннего рынка продукции черной металлургии весьма сложна. Количество потребляющих черный металл отраслей и предприятий слишком велико, поэтому достоверная статистика внутрироссийского его потребления отсутствует. Исходя из общего баланса производства, экспорта и импорта, можно оценить рост внутреннего потребления стального проката в 11% по сравнению с первым полугодием прошлого года.

Это вполне согласуется с позитивными оценками промышленного развития России в 2003 году. Причем такая динамика роста внутреннего спроса на металл является рекордной за последние годы. Реорганизация отрасли.

Первое полугодие в металлургической отрасли России принесло «новую старую» тенденцию: продолжились «объединения», слияния и поглощения. Процесс этот перешел на новый виток, однако, методы остались прежними.

О новом союзе объявили «Северсталь» и «Евразхолдинг». Он касается проекта по производству труб большого диаметра (подробнее см. «Металлургический бюллетень» №12 за 2003 год). ТМК пополнила некоммерческое партнерство «Русская сталь». А на базе ОАО «Челябинский трубопрокатный завод» сформирована вертикально интегрированная группа компаний «Объединенные трубные заводы» (ОТЗ). В группу вошли предприятия, производящие фасонные изделия, – ЗАО «Магнитогорский завод механомонтажных заготовок» и московское ОАО «Завод специальных монтажных изделий», а также металлотрейдерская компания ЗАО «Системы комплексного снабжения «МеТриС»» (Челябинск).

«Евразхолдинг», наконец-то, решил судьбу Кузнецкого МК (избавившись от непрофильных активов), и осенью начнет работу «вновь созданный» Новокузнецкий металлургический комбинат, в который войдут лишь металлургические активы старого предприятия.

Продолжилась и политика российских металлургов, направленная на покупку иностранных активов. Примером этому может служить и покупка 5%-го пакета акций европейского стального гиганта Corus Group компанией Gallagher Holdings Ltd, контролируемой Алишером Усмановым. «Мечел» приобрел румынский Petrotube.

Особо хочется сказать о тенденции консолидации активов средних металлургических компаний, в частности, производителей спецсталей, которые стремятся занять свою нишу на рынке. Активно и стремительно вошла на металлургический рынок «Стальная группа «Мечел», которая объединила предприятия металлургии, метизов, угольной отрасли, как в России, так и в Восточной Европе. Нехватка в ее дивизионе горно-обогатительного комбината привела к новому витку борьбы за железорудное сырье. На сей раз – за Коршуновский ГОК между «Стальной группой «Мечел» и «Евразхолдингом». Тенденции эти понятны и объяснимы, поскольку в развивающемся рынке металлурги, и крупные, и средние, стремятся снизить издержки, чтобы выстоять в конкурентной борьбе.

Отметим образование крупнейшего производителя в ферросплавной промышленности. В феврале состоялось объединение ОАО «Кузнецкие ферросплавы» (крупнейший в России производитель ферросилиция) и ОАО «Челябинский электрометаллургический комбинат» (крупнейший в России производитель ферросплавов).

Финансирование и модернизация производств.

Высокая прибыльность и привлечение внешних средств расширили инвестиционные возможности отрасли.

В текущем году российские металлургические комбинаты намерены увеличить инвестиции в модернизацию мощностей на 20-25% и совершить технологический прорыв – окончательно отказаться от морально устаревших мартеновских печей.

По расчетам Минэкономразвития РФ, за шесть месяцев 2003 года инвестиции в основной капитал черной металлургии составили 15 млрд руб. (в текущих ценах) против 13, 4 млрд руб. в 2002 году. Однако доля инвестиций несколько уменьшилась и составила в I квартале 2003 года 2% против 2, 6% в I квартале 2002 года.

Министерство также сообщает, что в I квартале 2003 года несколько увеличился объем прямых иностранных инвестиций в отрасль и составил 2 млн долл. (0, 2% к общему итогу) против 1 млн. долл. (0, 1% к общему итогу) в I квартале 2002 года. Цифры эти настолько мизерны, что вывод очевиден. Отрасль (исключая займы на внешнем рынке) продолжает оставаться закрытой для иностранного капитала.

Сообщается, что в российской черной металлургии приняты и реализуются инвестиционные программы на 2003 год и на перспективу до 2010-2015 годов. В этой связи в 2003 году в ОАО «Северсталь» капитальные вложения возрастут с 5 до 7 млрд руб., в ОАО «Новолипецкий меткомбинат» – с 3, 1 до 5, 5 млрд рублей.

Уже в течение первого полугодия введены в действие производственные мощности и объекты в ОАО «Мечел» (агрегаты поперечной и продольной резки слябов); в ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат» (установка доводки химического состава металла в ковше); в ОАО «Метзавод им. Серова» (установка «печь-ковш» в мартеновском цехе мощностью по обработке 750 тыс.тонн стали в год с системой комплексной газоочистки).

На КМК выпущена первая опытная партия рельсов из бейнитной стали, которая отличается улучшенной прочностью и износостойкостью. Чусовской МЗ освоил новый вид строительного проката – арматуры класса А500С. На АО «Тулачермет» в апреле открыто новое производство – цех металлургических брикетов и бетонов. На Синарском ТЗ освоено производство особотолстостенных холоднодеформированных труб из углеродистых и низколегированных марок сталей, труб из сплавов на основе титана для военно-промышленного комплекса.

Социальная политика..

Рост производительности труда в отрасли за январь-июнь 2003 года составил 17, 2%, что на 7, 7% превышает рост производства. Вместе с тем рост реальной среднемесячной заработной платы (скорректированной на индекс потребительских цен) работников отрасли в январе-мае 2003 года ниже темпа роста производительности труда.

Отметим победу Магнитогорского МК в конкурсе «Предприятия горно-металлургического комплекса высокой социальной эффективности».

Совместная комиссия Исполкома Центрального Совета Горно-металлургического профсоюза и Президиума Совета директоров Ассоциации промышленников горно-металлургического комплекса России отметила на комбинате один из самых высоких уровней заработной платы в металлургическом комплексе – свыше 10 тысяч рублей и лидерство в металлургическом комплексе по росту производительности труда.

Приведем также, к примеру, сравнение темпов роста прибыли и заработной платы для ряда производств.

Заключение

Активное лоббирование отраслевых интересов черной металлургии в 2002 году сейчас в полном объеме дало свои плоды. Справедливости ради, надо также благодарить за рост цен Китай, в начале 2003 года раздувший ажиотаж вокруг своих квот.

Удачная конъюнктура рынка позволяет российской металлургии успешно выйти из затяжного кризиса без принятия каких то особых мер. Это Америка с Европой заняты банкротствами, формированием крупных альянсов производителей и снижением издержек. У нас пока в металлургии выживают даже сотни мелких производителей металла (по прошлогоднему выражению «Русской стали» – только сбивающие цены). Теперь никого у нас так просто не собьешь!

Российская черная металлургия крепчает, жестко отбирает доверенных торговцев и экспортеров, зарабатывает приличные деньги. Не возникло бы головокружения от этих успехов, поскольку проблем у отрасли более чем достаточно.

Очевидна необходимость технологической модернизации производств, но не очевидны многие социально-психологические задачи. Главные среди них – укрепление кадров (долгожданный рост зарплат) и общего авторитета предприятий. Далее он также поработает в интересах производства.

Список литературы

Материалы статьи Михаила Попова "Железное правило", CIO, №6-7 (6), 2002 г.

Статья от 10 декабря 2002 года в журнале "Металлургический бюллетень" (№ 3).

www.metal-forum.com.

www.metalcom.ru

Аналитическая группа "MetalTorg.Ru", www.metalTorg.ru

ИА «ФК-Новости» 31.03.2004

25.03.2004 | Страна.Ru

Виноградов В. Экономика России. «Юристъ», 2002.- 320с.

Промышленность России и ближнего зарубежья. «CD-ROM», 2002-800 с.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий