регистрация / вход

Максимилиан Габсбург и его творение - замок и парк Мирамаре

Каждое архитектурное сооружение несет отпечаток личности своего создателя. Но, пожалуй, редко в каком рукотворном произведении мечта и реальность, история и легенды так сплетаются, как в замке и парке Мирамаре, что недалеко от города Триест в Италии.

Елена Забелина, архитектор, соискатель кафедры культурологии и журналистики Ярославского государственного педагогического университета им. К.Д. Ушинского

Каждое архитектурное сооружение несет отпечаток личности своего создателя. Но, пожалуй, редко в каком рукотворном произведении мечта и реальность, история и легенды так сплетаются друг с другом, как в замке и парке Мирамаре, что недалеко от города Триест в Италии.

До замка Мирамаре можно добраться морем, войдя в небольшую гавань, либо по суше - по дороге, ведущей из Триеста, и этот путь, вероятно, прежде был основным.

Заповедная зона начинается задолго до входа в парк: автомобильное движение ограничено, и к замку ведет пешеходная дорога вдоль каменистого и местами отвесного берега моря. Здесь, в окрестностях Мирамаре, морская вода прозрачна и чиста; если приглядеться, можно различить косяки рыб, проплывающие в глубинах, морских ежей, затаившихся на солнечной стороне подводных скал, многочисленных моллюсков, покрывающих шероховатые камни; оттенок воды изумительный, и невольно просится сравнение с редким драгоценным турмалином Параиба. Долгий путь повторяет изгибы берега, но силуэтов построек еще не видно, и чем дальше ведет дорога, тем сильнее разыгрывается воображение в предвкушении встречи с архитектурным ансамблем.

Вдруг слева, за турмалиновой бухтой, открывается вид на стену с зубцами и небольшой башенкой, но это еще не замок, а всего лишь ворота в парк, и до них нужно еще дойти. Огибаем бухту, взгляд еще раз окидывает земли на горизонте, серпом охватывающие залив: покрытые лесом холмы с красными черепичными крышами домов, чуть дальше - Триест, последний на этом берегу итальянский город, за ним начинается Словения, а вдалеке в голубоватой дымке видна Хорватия.

Дорога, пройдя сквозь огромные ворота, ведет дальше, становится тенистой; она напоминала бы усадебную аллею, если бы не поднимающийся справа склон холма, заросший разнообразными необычными для этих мест растениями. Внезапно со стороны моря открывается великолепный, немного рафинированно-открыточный вид на замок Мирамаре: высокий мощный цоколь, сложенный из каменных блоков, как бы выходит из морской пены, и все здание кажется изящным белокаменным ларцом, принесенным на берег волнами.

Дальше путь ведет на площадь с фонтанами в центре, опоясанную перголой на каменных колоннах, с деревянным решетчатым навесом ярко-красного цвета, ассоциирующимся с элементами традиционного японского сада; и замок неожиданно оказывается у вас за спиной. Если обойти фонтан, приблизиться к небольшой скульптурной группе, изображающей амазонку с воинственно поднятым копьем, готовящуюся поразить напавшего льва, и обернуться назад, перед взором предстанет еще один фасад замка.

После осмотра замка у внимательного наблюдателя появляется ряд вопросов: почему здание состоит как бы из трех объемов, два из которых соединены под острым углом, и башни, с моря напоминающей нос корабля? С чем связано использование восточных мотивов в мощении прогулочной галереи рядом с башней и орнаментов в технике «резьба по ганчу с цветным фоном», выполненных в нише балкона на западном фасаде здания? Для чего парадная лестница, ведущая в гавань, появляется неожиданно только после завершения обхода галереи, будто это мастерски продуманный режиссерский ход? На эти и другие загадки, будто специально поджидающие путника на каждом шагу в окрестностях замка Мирамаре, невозможно найти ответ, не познакомившись ближе с личностью человека свои мечты и реальный опыт которого воплотились в этом творении.

Фердинанд Максимилиан Габсбург, сын эрцгерцога Австрии Франца-Карла Габсбургского и его жены Софии Баварской, родился в Вене 6 июля 1832 года, спустя два года после своего брата Франца-Иосифа, впоследствии ставшего главой Австро-Венгерской монархии. Максимилиан получил превосходное образование, и очень рано стало очевидно, что он проявляет выдающиеся способности в науках, особенно в ботанике. Около 1849 года Максимилиан выстроил на окраине парка Шёнбрунн небольшое шале «Максинг», куда удалялся от двора, чтобы насладиться общением с природой и изучением растений.

Значимое влияние на развитие личности Максимилиана оказало предпринятое в 1850 году совместно с младшим братом Карлом-Людвигом путешествие по Греции, Турции и Далматии. В путевом дневнике, озаглавленном «Мое первое путешествие», Максимилиан дает детальное описание мест, которые они посетили. В поездке братьев сопровождал художник Йохан Непомук Гейгер, чьи живописные полотна сегодня можно увидеть в замке Мирамаре.

Ранним утром 30 июля 1851 года Максимилиан, сопровождаемый несколькими попутчиками, взошел на борт фрегата «Новара», пришвартованного в Триесте, чтобы осуществить свое давнее желание - отправиться в путешествие по морю. Он побывал в Италии (в 1851), Испании и Португалии (1852). В своем дневнике Максимилиан подробно описывает свои впечатления, особое внимание обращая на архитектурные ансамбли. Так, восторгаясь садом Флора в Палермо, он отмечает: «Что наиболее прекрасно в Италии и что мы, северяне, никак не можем постигнуть, - искусство соединения архитектуры с природой». Во второй половине июля 1852 года фрегат «Новара» прибыл в Алжир, и Максимилиан был поражен необычной красотой его белокаменных городов.

По возвращении в Триест Максимилиан провел некоторое время в военно-морских силах Австрии, а в сентябре 1854 года Франц-Иосиф назначил его главнокомандующим Австрийского военно-морского флота.

Однажды холодным весенним днем 1855 года Максимилиан Габсбург совершал лодочную прогулку по Триестинскому заливу. Неожиданно налетели порывы сильного северного ветра, и морякам пришлось пристать к бухте Гриньано, защищенной с севера скалистым выступом. Эрцгерцог был поражен первозданной красотой побережья и холмистых берегов (в то время лишенных растительности) и загорелся идеей приобрести эти земли, чтобы создать здесь замок и парк своей мечты.

Для работы над эскизами поместья был приглашен архитектор Карл Юнкер. На первой серии акварелей, представленных эрцгерцогу, здание больше напоминало виллу, первый этаж был окружен аркадой, а второй - открытой лоджией. Эти эскизы не вполне устроили Максимилиана, и он пригласил инженера из Триеста Джованни Берламу, однако явная слабость проекта, представленного последним, заставил эрцгерцога вновь обратиться к Юнкеру. Теперь архитектор работал над разработкой объема здания, которое все больше напоминало замок, и планировкой окружающего парка, регулярно получая подробные инструкции от заказчика.

В соответствии с пожеланием Максимилиана Карл Юнкер расположил здание на скалистом выступе таким образом, что апартаменты эрцгерцога и его гостей оказались обращены в сторону моря и на протяжении всего дня освещались лучами солнца. Первоначально единый объем здания был разделен на два блока, соединенных между собой лестницей, что давало возможность одновременно наблюдать два близлежащих города - Триест и Дуино - и обозревать весь залив.

Строительные работы начались 1 марта 1856 года с укладки фундамента и возведения подпорных стен, поднявших строительную площадку приблизительно на 15 метров над уровнем моря.

В облике замка Мирамаре средневековые черты и готические мотивы сплетаются с особенностями исламской, византийской, романской и ренессансной архитектуры, создавая неожиданную, но изысканную смесь, иллюстрирующую модный в то время стиль - исторический романтизм.

Парк Мирамаре задумывался как приватный, в нем нет парадных ворот или впечатляющих главных аллей, ведущих к замку. Только те, кто прибывает со стороны моря и причаливает к берегу в маленькой гавани, могут насладиться грандиозным видом на парадную лестницу, торжественно поднимающуюся к замку. Планировка разрабатывалась по образцу ландшафтного парка и соответствующим образом адаптировалась к особенностям скалистого ландшафта. Максимилиан рассматривал парк как прекрасную возможность для экспериментов по акклиматизации новых растений, привезенных из разных концов света. Он стал инициатором первой крупномасштабной научной кругосветной экспедиции Императорского австрийского флота (30 апреля 1957 года - 30 августа 1959 года), которая привезла обширный ботанический, зоологический и культурный материал из Рио-де-Жанейро, Кейптауна, Цейлона, Сингапура, Гонконга, Шанхая, Сиднея, Таити и других мест, значительно обогатив коллекции австрийских музеев. Осенью 1859 года эрцгерцог и его жена Шарлотта Бельгийская отправились в круиз по Атлантике, а затем, в первых месяцах 1860 года, Максимилиан отплыл в Бразилию, чтобы собрать и занести в каталог определенные виды аронниковых. Некоторые экзотические растения, высаженные Максимилианом в парке Мирамаре, сохранились, некоторые с течением времени погибли, однако общая дендрологическая схема сада осталась неизменной до наших дней.

Максимилиан Габсбург воспринимал Мирамаре не только как свою резиденцию, но и как семейный очаг в непосредственной близости с природой. Годы, прожитые в Мирамаре, были самыми счастливыми в его жизни, и даже в самые трагические времена этого места жил в его сердце и надежда когда-либо вернуться туда придавала ему силы.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий