Проблемы энергосбережения 3

ПРОБЛЕМЫ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ Мировой опыт свидетельствует: повышением эффективности использования энергетических ресурсов на государственном уровне начинают заниматься только тогда, когда наступает энергетический кризис. Это характерно для всех стран, в том числе и экономически развитых, и Россия здесь не исключение.

ПРОБЛЕМЫ ЭНЕРГОСБЕРЕЖЕНИЯ

Мировой опыт свидетельствует: повышением эффективности использования энергетических ресурсов на государственном уровне начинают заниматься только тогда, когда наступает энергетический кризис. Это характерно для всех стран, в том числе и экономически развитых, и Россия здесь не исключение.

После холодов января-февраля 2006 г. три региона России – Москва, Санкт-Петербург и Тюмень – попали в разряд энергодефицитных. В отопительном сезоне 2006–2007 гг. энергодефицитными числились уже девять регионов России. И это только начало…

Дело в том, что в последние 15–20 лет энергосистема России существует за счет резерва мощности, заложенного еще в СССР, и за счет спада промышленного производства в стране.

В Москве ситуация наиболее сложная, темпы роста экономики не обеспечиваются соответствующим развитием энергетических мощностей. Это пока первый в Российской Федерации регион, который вынужден экстренно искать выход из реального энергетического кризиса.

Энергетическая безопасность регионов России может быть обеспечена при наличии новых технологий, разумной государственной политики и программ по стимулированию использования новых энергетических технологий, привлекательной инвестиционной и налоговой политики для развития новых отраслей промышленности и производства новых материалов. Сегодня энергетическая безопасность для России - важнейшая составляющая национальной безопасности.

Энергетика влияет на национальную безопасность не только напрямую, когда дефицит энергоресурсов или их стоимость тормозят жизнедеятельность регионов, но и косвенно, когда из-за снижения продажи нефти, газа, электроэнергии, энергетические предприятия и государственный бюджет недополучают необходимые средства. Следовательно, энергосбережение – эффективное мероприятие для преодоления данных проблем.

Сегодня расходовать электрическую мощность на отопительные цели стало очень просто: заявил 1 кВт мощности – подключай оборудование на 50 кВт… Раньше для того, чтобы получить разрешение на использование электроэнергии для отопительных целей (кстати, самое неэффективное использование), необходимо было пройти серьезный круг согласований и доказать, что другого способа отапливать какой-либо объект нет. Более того, даже в сравнительно благополучном с точки зрения потребления энергии 1992 г. Госэнергонадзор России выпустил специальную инструкцию, зарегистрированную в Минюсте России, о порядке использования электроэнергии для отопления. В этой инструкции оговаривалась работа только с применением накопительных теплоаккумуляторов, которые выравнивают суточный график нагрузки энергосистемы, так как потребляют ее в ночное время, когда энергии избыток, и не потребляют в пиковые часы.

Однако указанную инструкцию, к сожалению, игнорируют даже городские службы. В результате в морозном январе 2006 г. четко определилась взаимосвязь двух энергетических потоков – тепла и электроэнергии: недостаток тепла в пиковый период при похолодании привел к острому дефициту электрической мощности, а мог привести и к энергетической катастрофе.

Департаментом топливно-энергетического хозяйства города Москвы (ДТЭХ) совместно с ОАО «ВНИПИэнергопром» за зиму 2007г была проведена следующая оперативная работа:

1. Создан штаб при ДТЭХ, на заседаниях которого еженедельно рассматриваются наиболее острые вопросы энергоснабжения.

2. Выполнен анализ потребления электроэнергии при похолодании; выявлены абоненты, резко увеличившие электропотребление на общем фоне (до 10 раз). Это стало предметом отдельного разбирательства по несанкционированному использованию мощности без заявки и соответствующей оплаты.

3. В целях снижения нагрузки электроотопления в быту были проанализированы жалобы на неудовлетворительное отопление и ликвидированы их причины.

По московскому региону в отопительном сезоне 2005–2006 гг. рост потребления электроэнергии на 1 °C похолодания составлял порядка 100 МВт. В результате проделанной работы он снизился до 85 МВт.
Поскольку ввод новых генерирующих мощностей занимает довольно длительное время, можно сделать вывод, что энергетический кризис продлится не один год. В этих условиях перспективы решения обозначенной проблемы энергодефицита очевидны:

1. Учитывая темпы роста нагрузки электропотребления, в ближайшее время не обойтись без энергосбережения.

2. Поскольку электрическая мощность сегодня в Москве является дефицитом, усилия в первую очередь должны быть направлены на сокращение электропотребления в пиковые вечерние часы отопительного сезона при устойчивых морозах.

3. Необходима срочная разработка городской программы энергосбережения с мероприятиями, которые дадут реальный эффект по высвобождению мощности и позволят снизить потребление энергии.

Сравнительные показатели энергосбережения:

· стоимость высвобождения мощности в три-пять раз меньше, чем при строительстве новых генерирующих мощностей;

· средства, вложенные в энергосберегающие технологии, окупаются в срок от нескольких месяцев до пяти-семи лет (в генерации окупаемость вложений начинается от 15 лет);

· с предстоящим ростом стоимости природного газа сроки окупаемости затрат на энергосбережение будут существенно снижаться, а мероприятия, которые сегодня считаются невыгодными, окажутся востребованными.

Анализ потенциала энергосбережения при комплексном полномасштабном подходе (а именно в этом случае достигается максимальный эффект) показывает, что можно сэкономить до 30% электроэнергии и до 50% – тепловой! Оперативное энергосбережение позволяет снизить потребление накануне морозного периода на 10–15%, что гарантирует устойчивую работу энергосистемы при нормальном, безопасном энергообеспечении потребителей.

В России отношение к использованию энергоресурсов пока можно смело назвать расточительным, что влечет за собой неоправданные финансовые затраты (в том числе бюджетные), экологические проблемы и, как следствие, снижает безопасность энергообеспечения. Например, для определения потенциала экономии природного газа мы провели технико-экономическую оценку оптимизации системы теплоснабжения на ТЭЦ-21 и РТС «Новомосковская», «Отрадное», «Химки-Ховрино». Названные тепловые источники находятся в непосредственной близости друг от друга, и каждый из них обеспечивает теплом свой район. При этом ТЭЦ, исчерпав резервы по тепловой мощности, не выдает ТУ для новой застройки, а котельные полностью не загружены. Однако, если перераспределить тепловую нагрузку потребителей таким образом, чтобы максимально загрузить наиболее эффективный источник по использованию топлива – ТЭЦ, и перевести на летний период всю нагрузку горячего водоснабжения (116,7 Гкал/ч) также на ТЭЦ, то возможна экономия газа в объеме 47 млн куб. м, а суммарный экономический эффект за счет комбинированной выработки составит 50 млн руб. Этих средств хватит для оплаты условно-постоянных затрат простоя котельных.

Проведенная работа неожиданно показала, что в энергосбережении сегодня самое сложное – изменить психологию, отношение к данному способу высвобождения мощности и экономии энергии. Например, оптимизации работы указанных энергоузлов препятствует ведомственная разобщенность. Поэтому задача по перераспределению мощностей и переводу работы котельных в период пиковых нагрузок в Москве будет решаться в рамках вневедомственной, а точнее, надведомственной Программы по энергосбережению, которую курирует городское правительство.

Энергосбережение – правда, пока только в Москве – становится государственной задачей, поскольку в настоящий момент это единственный и безальтернативный инструмент, который позволяет в сжатые сроки и с наименьшими затратами высвободить энергетические мощности для обеспечения темпов роста экономики.

Проведенные исследования известных теорий управления инновационными проектами и анализ проблем управления системами энергосбережения бюджетных организаций, позволили выявить основные отличия инновационных энергосберегающих проектов реализуемых в бюджетной сфере от аналогичных проектов внедряемых в производственных отраслях экономики нашей страны.

Во-первых, в бюджетной сфере, при выборе инновационного энергосберегающего проекта исходят, как правило, из финансовых возможностей обеспечивающих определенный уровень технической и, соответственно, экономической эффективности от внедрения проекта. То есть из-за отсутствия множества модификаций упрощается нахождение его базовой модели. В то же время в сфере производства этот процесс вызывает большие сложности, так как необходимо путем отбора постепенно снижать число модификаций проектов до тех пор, пока не появиться надежная базовая модель, что занимает значительное время и отвлекает ресурсы.

Во-вторых, в бюджетной сфере инновационные энергосберегающие проекты имеют, длинный, соразмерный физическому износу оборудования, жизненный цикл. Тогда как в производственных отраслях эти проекты характеризуются высокой неопределенностью на всех стадиях инновационного цикла. Не исключено, что успешно прошедшие стадию испытания и внедрения в производство новшества могут быть не приняты рынком, и их производство прекратится. Многие проекты, дающие на первой стадии обнадеживающие результаты, затем, при изменившейся ресурсной или технико-экономической перспективе, закрываются.

В-третьих , инновационные энергосберегающие проекты бюджетных организаций слабо подвержены техническим и практически не подвержены коммерческим рискам. Чего нельзя сказать о проектах реализуемых в сфере производства. Даже очень успешные инновационные проекты не гарантированы от неудач. В любой момент инновационного цикла они не застрахованы от появления у конкурента более перспективной новинки. Не менее специфично для инновационного проекта, связанного с внедрением новых технологий энергосбережения, наличие вариантов на всех стадиях жизненного цикла новшества. Кроме этого, если после отбора осуществляется одно – единственное решение, которое и следует реализовать, то инновационный проект требует новой переоценки и пересмотра на следующих этапах и в контрольных точках. Инновация в своей основе характеризуется альтернативностью и многовариантностью решений. Поэтому ее сложно прогнозировать, так как это связано с оценкой будущей конкурентоспособности и рыночной адаптации. В этой связи в сфере производства важным условием реализации инновационного проекта является выбор надежной базы прогнозирования и анализа новшества, привлечение к участию в проекте команды специалистов-профессионалов высокого класса, высококвалифицированных исполнителей, ответственных учредителей и кредиторов, заинтересованных в успехе осуществления всех этапов нововведения.

В-четвертых , инновационные энергосберегающие проекты реализуемые в бюджетных организациях, в сравнении с аналогичными проектами производственной сферы, имеют короткие сроки окупаемости, зачастую от одного года – до двух лет, что повышает их экономическую эффективность и привлекательность для потенциальных инвесторов.

Однако инновационные энергосберегающие проекты реализуемые в бюджетной сфере имеют и очень серьезные проблемы. В частности, энергопотребление в подавляющем большинстве бюджетных организаций производится на основании установленных лимитов, что исключает мотивацию к энергосбережению.

ЭНЕРГОАУДИТ НА ПРОИЗВОДСТВЕ (проблемы)

Энергоаудит - одна из самых перспективных и востребованных отраслей консалтинга. Он показывает, где происходит сверхнормативная утечка электричества, газа и тепла. Уменьшив потери, руководство сможет значительно снизить себестоимость продукции.

Для большинства крупных промышленных предприятий характерна достаточно низкая эффективность использования энергии. Одна из основных причин в том, что многие заводы построены более нескольких десятилетий назад и рассчитаны на 100 процентную загрузку. Но рыночные условия зачастую позволяют использовать лишь четверть (а то и меньше) производственных мощностей. Причем уровень загруженности не стабилен, а время от времени меняется. Существующие энергосистемы устроены таким образом, что чем меньше загруженность завода, тем выше удельное потребление энергии на единицу продукции.

Кроме того, технологическое и энергетическое оборудование крайне изношено, так как необходимые средства в капитальный ремонт и профилактику не вкладываются или их попросту не хватает. Такая псевдоэкономия приводит к огромным текущим затратам на оплату энергоресурсов.

Между тем затраты на энергию можно заметно сократить. Здесь таится большой потенциал, чего не скажешь о других расходных статьях. Например, сэкономить на сырье и материалах гораздо труднее. Для этого понадобится найти поставщиков, чьи расценки ниже рыночных. При этом важно, чтобы качество товара не оказалось хуже, чем у остальных продавцов. Даже если это удастся отыскать таких контрагентов, то, как показывает практика, уменьшение себестоимости окажется незначительным.

Целью энергоаудита как раз и является выявление путей снижения издержек на энергетические ресурсы. По его результатам разрабатывается комплексный план мероприятий по развитию и модернизации энергетического хозяйства. Здесь расписано, куда и в какой последовательности необходимо вложить деньги. Также рассчитан срок окупаемости каждого инвестиционного проекта. Последний показатель представлен двумя цифрами. Первая – это простой срок, то есть количество вложенных средств, деленное на годовую экономию текущих расходов. Вторая определяется с учетом внутренней ставки доходности и чистого дисконтируемого дохода.

Пять – шесть лет назад энергоаудит представлялся как очень динамично развивающийся бизнес в России. Его развитие подхлёстывала позиция активных инженеров – энергетиков, ощутивших вкус к данной работе, а также нарастающие и активно распространяющиеся с востока на запад кризисы в энергоснабжении. Появились даже признаки грюндерства (всплеска учредительской активности), энергоаудиторские компании росли как грибы после дождя. В начале наступившего века их было чуть больше полутора сотен, в 2002 году уже около четырёх сотен, к окончанию 2003 года количество энергоаудиторских фирм перевалило за тысячу. Слово стало популярным. Конференции, совещания, семинары, тренинги, лавина публикаций. Простой пример - запрос по Интернету в Яндексе, в один из дней конца 2003 года на слово «энергоаудит». Результат поиска: страниц — 9078, сайтов — не менее 608, Запросов за месяц : энергоаудит — 396. ( Хотя, безусловно, это не так, как за рубежом. Поиск по запросу “energyaudit “ через AltaVista даёт более 300 тысяч ссылок, через Yahoo – почти 830 тысяч, через Googl -1,2 миллиона.) И второй пример запроса снова в России на словосочетание «энергетические обследования». Результат поиска: страниц — 898, сайтов — не менее 299 Запросов за месяц: энергетические — 14791, обследования — 4446. Казалось бы – как здорово!

Но только по первому впечатлению. Не тысяча, а те первые полторы сотни энергоаудиторских фирм сегодня часто и трудно ищут работу. Количество объектов «шеститысячников» (предприятий, потребляющих энергоресурсы ежегодно более 6000 тонн условного топлива, энергоаудит для которых обязателен по закону) выбрано почти полностью. Во всяком случае, промышленных объектов. Для многих из них отпадает требование обязательности энергетического обследования, увы, потому, что сворачивается производство и потребление энергии. А те, которые неизбежно остаются обязательно инспектируемыми, это, как правило, объекты коммунального хозяйства (МУПы). Они не в состоянии обеспечить свои основные функции (размораживают города), не говоря о том, чтобы заказать энергоаудит. Не помогло им даже распространившееся включение стоимости энергоаудита в тариф, которое осуществили энергетические комиссии. Предприятия отказываются от энергоаудита, а администрации ни чего с этим поделать не могут.

Ощутима напряженность, которая тормозит энергоаудит как бизнес. В аудите любой природы, в том числе энергоаудите, всегда есть два взаимодействующих субъекта: проверяющий и проверяемый. Слыша слова «аудиторская проверка», упор делают на слове проверка. Может быть, поэтому, многие руководители из-за исконной и подсознательной нелюбви человеческой к всякого рода проверкам и ревизиям переносит негативное отношение и на понятие аудит. В каждом бизнесе есть свои цели, связанные с различными областями приложения. Каждая фирма стремится достичь чего-то своего или по-своему. Но часто люди, связанные узами совместной деловой активности сталкиваются в своих интересах и тогда происходит конфликт, который - один из самых главных врагов управленца, т.к. он дезорганизует людей, переводит их в эмоции, а не разум. Поэтому в ходе энергоаудита одна из функций и аудитора, и руководителя в энергохозяйстве предприятия, как специалистов, обязанных работать с людьми, - предотвращение возникновения, сглаживание последствий конфликта, разрешение споров, умение подвести людей из вражды интересов к сотрудничеству и взаимопониманию. Директора и главные энергетики предприятий, которые проводят энергоаудит, ищут в обследованиях, прежде всего резервы для обновления и реконструкции. В связи с этим энергоаудиторы подвергаются жесткому давлению и проверкам со стороны производств. Идут бурные совещания, привлекаются многочисленные эксперты изнутри предприятий и со стороны в поисках обоснованности каждого технического решения. Возникает острое желание предприятий, чтобы аудиторы сопровождали внедрение новой техники.

Положение сходно во многом не только в энергоаудите, но и во всём том, что именуется аудитом хозяйственно-финансовой (АХФ) деятельности предприятий, который сегодня насчитывает шестнадцатилетнюю историю и регулируется нормами закона 119 ФЗ «Об аудиторской деятельности». И во многих других разновидностях функционального аудита и управленческого консультирования, таких как аудит соответствия в системах управления качеством, внутренний аудит корпораций. По словам заместителя председателя Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы третьего созыва В. В. Гальченко: статистика свидетельствует, рынок аудиторских услуг России сегодня сильно усечен, а по существу деформирован. Отечественный аудит во многом сосредоточен на обслуживании отношений предприятий с государственными органами (прежде всего налоговыми) и решении узкого круга управленческих задач. Не удивительно, что выбор клиента определяется в первую очередь стоимостью услуг и способностью аудиторской фирмы отстоять свое заключение во властных инстанциях, в том числе и в суде. … На рынке продолжает действовать «презумпция недоверия», причем не столько к аудиторам, сколько к системе в целом. Квалификация аудитора, достоверность его заключения и т.п. не имеют существенного значения. При обслуживании взаимоотношений клиентов с налоговыми органами важно не столько качество проверки и отчета, сколько способность аудитора быстро решить возникающие в работе с государственными органами проблемы, способность «замять дело». Квалификация и профессионализм имеют ведущее значение лишь в том случае, когда аудит проводится для решения управленческих задач, связанных с реорганизацией предприятия, адаптацией к изменениям нормативно-правовой базы, внедрением системы контроля и учета, проведением ревизий. Рынок аудита в ожидании прорыва.

Отметив проблемность на всех рынках аудиторских и консалтинговых услуг, вернемся к энергоаудиту. Истоки его проблем не только в его относительной «молодости», состоянии рынка, но прежде в его нормативной базе. Энергетические обследования по части инженерного анализа насчитывают полувековую историю (столько существует система Госэнергонадзора). В новой форме, после выхода закона 28 ФЗ «Об энергосбережении», то, что именуется энергоаудитом, имеет почти восьмилетнюю историю. Организации, работающие в области энергонадзора и энергоаудита, уже давно не удовлетворены состоянием нормативно-правовой базы энергосбережения. Цель энергоаудита – техническая и экономическая оптимизация энергохозяйств. Тенденция развития процедур энергоаудита единственная – усложнение. Критерии эффективности энергоаудита функционально подобны критериям, характерным для аудита хозяйственно-финансовой деятельности. Основные из них: достоверность (степень точности) данных, нормативность, независимость ни от чего, кроме законодательства. Границы управляемости правоотношениями в энергоаудите нормативно не установлены. Правила проведения энергоаудита ведомственные (Минэнерго России), не зарегистрированы в Минюсте России, но по ним работают частные энергоаудиторские компании. Минэнерго экономическая проблематика правоотношений чётко не регламентирована.

Для доказательства того, что источник проблем в энергоаудите, его нормативная база, попробуем решить простую задачу. Проведем анализ общепринятого среди энергетиков (можно считать – базового) определения энергоаудита. "Энергетический аудит (ЭА) - это техническое инспектирование энергогенерирования и энергопотребления предприятия с целью определения возможности экономии энергии и оказания помощи предприятию в осуществлении мероприятий, обеспечивающих экономию энергоресурсов на практике"[1] . Там же, в развёртывание определения приведены основные задачи энергоаудита:

- выявить источники нерациональных энергозатрат и неоправданных потерь энергии;

- разработать на основе технико-экономического анализа рекомендации по их ликвидации, предложить программу по экономии энергоресурсов и рациональному энергопользованию, предложить очередность реализации предлагаемых мероприятий с учетом объемов затрат и сроков окупаемости.

Внимательный анализ легко позволяет выявить противоречивость принятого определения энергоаудита, и ее отголоски в методологии аудиторской (в широком понятии) деятельности. Само определение написано корректно, не содержит императивов, задавая только понятия и основную направленность. Противоречия наблюдаются в раскрытии основных задач.

Первая группа задач – чисто аудиторская по своей процедуре и содержанию. Известные энергоаудиторам – практикам более формальные документы, такие, как государственные стандарты из серии «Энергосбережение», например «Энергетический баланс ….», или «Показатели энергоэффективности….» чётко позиционируют эту группу задач, как инспекторские. Способ решения – проверка. Принципиальное единственное отличие энергоаудита от традиционного аудита в неизбежности более сложного инструментария. Аудиторам традиционным требуются: опыт, методики, калькулятор и компьютер. В энергоаудите требуется то же самое, но ещё необходимы прецизионные физические измерения, с использованием приборов типа расходомеров, анализаторов, датчиков, счётчиков. Но в сопоставляемых видах аудита это всегда фиксация того, что было, и стало достоянием истории. Предназначение информации, получаемой энергоаудиторами в ходе решения этих задач – внешним пользователям, таким, как органы Госэнергонадзора, которые интересует нормативность энергопотребления и энергопользования, или региональные энергетические комиссии, которые в большей мере интересует корректность расчёта и применения тарифа на энергию, так, как последнее –зона их социальной ответственности. В финансовом аудите направленность его такая же, по сути, это внешние пользователи (государственные органы, акционеры и т.п.).

Вторая группа задач энергоаудита – это, несомненно, консалтинг в инженерно-технической сфере. Причём не только консалтинг, но и участие в управленческих решениях проверенного энергоаудиторами объекта. И это типичная, тяжелая и суровая проблема всякой аудиторско-консалтинговой деятельности.

Преодоление проблем – совершенствование нормативной базы.

Аудиторско-консалтинговое сообщество в России размывает конфликтные зоны и зоны коррупционной опасности, разрешает проблемы, совершенствуя практику через самостоятельное развитие нормативной базы. Вместе с тем экономисты – аудиторы, инспектирующие производственные комплексы, часто свидетельствуют: пока исследуешь отражение в учётах производственно-сбытовых хозяйственных операций, не всё просто, но всё понятно; как только встречаешься с топливом, электроэнергией, теплом и водой – попадаешь в тупики и не всегда находишь из них выходы.

Рассмотрим ряд фактов (и факторов), осмысление которых придаёт сформулированному выше представлению потребность приобрести нормативный характер:

- актуальность и сложность энергоаудита нарастают одновременно и параллельно весь период его существования и развития, так как энергоемкость производства в России не уменьшается, тромбы в денежном обращении по-прежнему обусловлены долгами за энергоресурсы почти на всех рынках товаров и услуг;

- практика энергоаудита выявила противоречия, в форме ограничений, заданных правовым полем: его цель (как и энергосбережения в целом) экономическая по своей природе, адекватными такой цели средствами ее достижения являются инструменты иной дисциплины - экономического анализа, применяемого в аудите хозяйственно-финансовой деятельности.

Энергоаудит сегодня фактически оказывается глубоко междисциплинарной деятельностью на стыке инженерной диагностики с инструментами экономической аналитики. Междисциплинарность сегодня просматривается в значительно большей мере, чем она представлялась в середине прошлого десятилетия.

Аудиторское сообщество наработало достаточный опыт анализа хозяйственно-финансовой деятельности предприятий. Оно же владеет инструментами современного консалтинга, которые неизбежно требуются использовать для целей энергоаудита (в его итоге – инженерные рекомендации, со значительной потребностью в инвестициях). Владеет более надёжно и эффективно, чем этот инструментарий могут освоить даже опытные инженеры, составляющие в основном штат энергоаудиторских организаций. Это еще один признак целесообразности пограничного контакта, первые ожидания от совместной междисциплинарной практики.

На объект первыми приходят аудиторы экономисты. Выполняют анализ затрат на топливо и энергию, проводят аудит системы управления энергоресурсами предприятия, ставят задачи перед инспекторским составом энергоаудиторов, в которых определяют: какие цифровые показатели требуется подтвердить (в целях достоверности) инструментально. Приходят инженеры и операторы с измерительными приборами, оценивают реальные расходы, реальные потери топлива и энергии, технический уровень энергохозяйства объекта, степень морального и реального износа оборудования (а не формально списанной амортизации). Они точно видят многое из того, что экономистам увидеть не свойственно в силу различия в профессиях. Готовят рекомендации инженерного характера. А затем уже вместе с экономистами аудиторами создают ТЭО, бизнес-планы, инвестиционные программы. В результате Программы энергосбережения предприятий и территорий поднимутся на качественно более высокий уровень. При этом емкость рынка услуг аудиторов и энгергоаудиторов расширится совместными усилиями и позитивными откликами обслуженных директоров и главных энергетиков.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время перед нашей страной остро стоит проблема энергосбережения в промышленности и в быту. Это вызвано в первую очередь с возрастающими темпами развития энергетического кризиса и постоянной нехватки средств на развитие и реконструкцию. Основные фонды терпят моральный и физический износ, часто выходят из строя или приводят к авариям. Вследствие этого некоторые предприятия несут убытки, не говоря уже о не возможности развития, что в дальнейшем отражается на экономических показателях предприятия. Эту ситуацию можно улучшить путем расчетов и проверок аудиторских компаний. Но и у них есть свои проблемы.

Литература

1. Каталог инновационных и инвестиционных проектов ВИЭСХ. М. Издание ВИЭСХ, 2005, 84 стр.

2. V Международная научно-практическая Интернет-конференция «Энерго- и ресурсосбережение – XXI век»

3. Журнал "Двойная запись", №8, август 2006 г.

4. Ресурсы интернета: http://www.energosovet.ru

5. ЗАО "Энерго-Сервисная Компания", www.esk-e3.ru


[1] «Энергоаудит объектов коммунального хозяйства и промышленных предприятий» Б.П. Варнавский,

А.И. Колесников, М.Н.Фёдоров, М., 1999