регистрация / вход

Геоэкономика ресурсного транспорта

В условиях однополярного мира эффективное развитие единой газотранспортной системы приобретает особое значение.

Станислав Захарович Жизнин - доктор экономических наук, президент Центра энергетической дипломатии и геополитики.

В условиях однополярного мира эффективное развитие единой газотранспортной системы приобретает особое значение

На мировую энергетику все большее воздействие оказывают геополитические факторы. Геополитика – одно из фундаментальных понятий теории международных отношений, характеризующее место и конкретно-исторические формы воздействия территориально-пространственных особенностей положения государств или их блоков на региональные, континентальные и глобальные международные процессы. Исторически становление геополитики как политической науки связано с исследованием роли географических факторов, в том числе конфигурации территории и положения конкретной страны в географическом регионе. Эти факторы используются для обоснования внешней политики конкретной страны в отношении других стран, чаще всего расположенных в том же или прилегающих регионах. Это может быть связано с выходом к морю, доступом к судоходным рекам, морским проливам, месторождениям полезных ископаемых или территориям, пригодным для различных видов хозяйственной деятельности, и так далее.

Геополитику нередко связывают с геоэкономикой. С научной точки зрения геоэкономика понимается как прикладная наука, исследующая поведение государства в конкретной ситуации, формулирующая его экономическую стратегию и тактику на международной арене.

Динамичное развитие мировой энергетики в конце ХХ века, сопровождающееся значительным расширением потоков международной торговли энергетическими ресурсами, оборудованием и услугами, сделало актуальным понятие о геоэкономических аспектах развития системы транспорта углеводородов. Среди них нужно выделить географическое положение крупнейших месторождений нефти и газа с точки зрения их удаленности от основных рынков сбыта, а также возможности транспортировки этих ресурсов. Например, в отличие от государств Персидского залива богатые углеводородными ресурсами страны Центральной Азии не имеют выхода к морю, а транспортировка этих ресурсов на внешние рынки осуществляется пока по системе трубопроводов, проложенных через территорию России. Дальнейшее расширение разработки центральноазиатских углеводородов зависит от развития транспортной инфраструктуры (порты, трубопроводы), проходящей не только через Россию, но и другие страны, что имеет не только внешнеэкономические, но и геоэкономические аспекты.

Очевидно, что возможность России контролировать свою огромную территорию и соответственно Евразию во многом зависит от развития железнодорожных путей, дорог, трубопроводов и обеспечения выхода к морю, в том числе для транспортировки газа на мировые рынки.

Распад СССР и окончание холодной войны породили новые практические проблемы для российского ТЭКа и особенно для его транспортной системы. Среди них, в частности, можно отметить потерю Россией крупных морских терминалов, а также переход контроля над основными экспортными трубопроводами к новым независимым государствам. В последнее время наблюдается достаточно жесткая дипломатическая борьба за новые маршруты транспортировки нефти и газа в обход территории России или же конкурирующие с проектами с российским участием.

Эффективное развитие единой газотранспортной системы имеет особое значение для интересов России в условиях однополярного мира, фактически сложившегося после распада СССР. Имеется немало утверждений, что однополярная система мирового порядка не может быть устойчивой. В настоящее время наблюдаются процессы формирования своеобразных мини-полюсов (ЕС, Китай, Индия). Претензии России на ключевую роль в геополитическом полюсе, формирующемся на Евразийском континенте, обусловлены следующими объективными факторами: богатейшие в мире запасы топливно-энергетических ресурсов, других полезных ископаемых, а также лесов, воды и чистого воздуха, образующих уникальный ареал, способный к восстановлению экосистемы; обширнейший пространственно-территориальный ресурс, усиливающий мощь государства;

географическое положение на евразийском континенте как страны, находящейся по обе стороны «Уральского» диаметра континента, вдоль которого сконцентрированы основные мировые ресурсы углеводородного сырья, выходы к Тихому и Северному Ледовитому океанам, а также к Баренцеву, Балтийскому и Черному морям и морским шельфам; мощная энергетическая инфраструктура, дальнейшее развитие которой может усилить геополитические позиции на Евразийском континенте в качестве одного из основных центров мировой энергетики.

Задача России как одного из основных сухопутных полюсов в Евразии сводится к максимальному расширению своего влияния на те зоны, которые лежат между ее сухопутной территорией и акваторией, омывающей евразийский материк, максимально интегрировав их в стратегическом и экономическом плане. Это в первую очередь касается энергетических ресурсов. Как представляется, геоэкономический подход России к энергетическим ресурсам состоит в создании единой ресурсодобывающей, ресурсоперерабатывающей и ресурсотранспортной сферы на максимально широком пространстве континента. Это определяет требования к пространственному размещению транспортных сетей, газопроводов и нефтепроводов, в частности, позиционирование центров переработки, способы доставки вторичной продукции и т.д. Касаясь транспортировки ресурсов, следует отметить, что важность соединения конкретных месторождений в России и странах СНГ с внутриконтинентальными трубопроводными системами, контролируемыми российскими операторами. Консолидация евразийских ресурсов в единой системе их транспортировки усилит общий геоэкономический потенциал России в Евразии и, следовательно, в мире. Из этого вытекает важное геоэкономическое значение трубопроводов, связывающих российские, центральноазиатские и каспийские месторождения углеводородов с Европой и странами АТР континентальной сетью.

В настоящее время российский газ поставляется на зарубежные рынки, в первую очередь стран Восточной и Западной Европы, по системе магистральных газопроводов, построенных еще в 1960–1970-е годы, а также по новому газопроводу, проложенному через Белоруссию и Польшу в 1990-е годы.

Практика показывает, что стремление России интегрировать свое материковое пространство с помощью нефтепроводов и газопроводов наталкивается на сопротивление со стороны ряда стран, стремящихся не допустить этой интеграции, преградить доступ к морям, установить контроль по всему периметру береговых пространств. Мы видим, что имеется целый ряд альтернативных проектов транспортировки каспийского, центральноазиатского и даже российского газа в обход российской территории, что может затруднить решение задачи интеграции российского материкового пространства и ряда портов на морском побережье России и ряда соседних государств.

Попробуем проанализировать ситуацию вокруг системы газопроводов «Братство» и «Союз», сооруженных в 1960-е годы. Эти проекты не были коммерческими, а предназначались для газификации (по сути, некоммерческой) европейской части СССР, а также ГДР, Польши, Венгрии и других стран СЭВ. Основные цели этих газопроводов были связаны с геополитическими и геоэкономическими приоритетами руководства СССР, которые сводились к обеспечению газом по льготным ценам «братских» стран Восточной Европы – членов Совета экономической взаимопомощи (СЭВ), а также потребностей Советской армии и армий стран членов Варшавского Договора для защиты от возможной «империалистической агрессии». Как известно, взаиморасчет за газ и нефть осуществлялся на клиринговой, по сути, бартерной основе. Система газопроводов, замкнутая в пределах границ стран-членов СЭВ и союзных республик СССР, не была интегрирована с инфраструктурой поставки газа в «капиталистические» страны. Только в середине 1970-х годов был осуществлен выход российского газа на рынки ФРГ и других стран Западной Европы благодаря реализации коммерческого проекта интеграции «Братства» с трубопроводной системой стран Запада. В период формирования систем «Братство» и «Союз» не возникало даже мысли, что Польша, ГДР, а тем более Белоруссия, Литва, Латвия, Украина окажутся транзитными странами.

Ликвидация СЭВ, расформирование Варшавского Договора, распад СССР, новые экономические и геополитические реалии начала 1990-х годов существенно изменили геоэкономическую сущность системы газопроводов, построенных в советские времена, и других элементов газотранспортной инфраструктуры в отношениях России, как поставщика газа, с бывшими странами СЭВ и республиками СССР. Появились новые проблемы: весьма болезненно происходила перестройка внешнеэкономических расчетов за российский газ, за его транспортировку; остро стал вопрос о попытках бывших стран СЭВ и союзных республик, благополучно «национализировавших» свои сегменты газотрубопроводной и других элементов транспортной инфраструктуры, использовать монопольное положение в сфере транзита российского газа для решения внутриэкономических и геополитических задач; усилилось вмешательство в «трубопроводную» игру в Восточной Европе и на постсоветском пространстве со стороны новых игроков США, ЕС, НАТО.

В этой связи, очевидно, что в новых условиях России следует переоценить геоэкономическое значение системы газопроводов, построенных во времена СССР и СЭВ, и с учетом этого развивать отдельные ее элементы, новые маршруты (Северный и Южный потоки), газопроводы в восточном направлении, а также инфраструктуру экспорта СПГ.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий