регистрация / вход

Влияние тревожности на образование защитных механизмов в процессе психологического консультирования

СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ _3 ГЛАВА 1. ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И ПРОЯВЛЕНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ 5

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ_______________________________________________3

ГЛАВА 1. ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И ПРОЯВЛЕНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ В

ПРОЦЕССЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ____5

1.1. Обзор теорий эмоций и чувств как основы

поведения человека_____________________________5

1.2. Особенности проявления тревожности в

процессе психологического

консультирования______________________________14

1.3. Методы психологического воздействия на

эмоционально-чувственную сферу________________26

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ И ВЛИЯНИЕ НА

НИХ ТРЕВОЖНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ_____________________________32

2.1. Обоснование выбора и описание методик________32

2.2. Обсуждение и анализ полученных

результатов__________________________________35

2.3. Рекомендации по построению процесса

психологического консультирования____________41

ЗАКЛЮЧЕНИЕ____________________________________________47

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ_____________________________________49

ВВЕДЕНИЕ

Консультант должен знать, как начать консультирование, с помощью каких средств продолжать его, делать интенсивным и продуктивным и как его закончить.

Нахождение и разрушение механизмов психологической защиты в процессе психологического консультирования - одна из важнейших задач психолога, без решения которой невозможен терапевтический эффект. Стиль психологической защиты во многом говорит о личности клиента. Психолог должен определить:

- как глубоко укоренились и насколько долго действуют механизмы защиты?

- какие мотивы личности скрываются за психологической защитой?

- насколько защитные механизмы необходимы человеку для успешного приспособления к повседневности?

Цель настоящей работы: определить влияние тревожности человека на образование защитных механизмов в процессе психологического консультирования.

Объект исследования: лица со стойкой зависимостью от алкоголя в возрасте 30-35 лет.

Предмет исследования: тревожность и психологическая защита в процессе консультирования.

Гипотеза исследования заключается в том, что тревожность влияет на возникновение защитных механизмов в процессе психологического консультирования.

Объект, цели и гипотеза исследования определили следующие задачи

1. Проанализировать литературу, существующие исследования по вопросу психологического консультирования.

2. Определить роль эмоционально-чувственной сферы в процессе психологического консультирования.

3. Исследовать защитные механизмы психологического консультирования, а так же влияние на их образование тревожности

4. Проанализировать результаты нашего исследования, сделать выводы, предложить рекомендации.

Методы исследования : анализ психолого-педагогической литературы, наблюдение, экспериментальное исследование с использованием опросника Айзенка по определению темперамента и тест-метода «Дифференциальные шкалы эмоций» по К.Изарду.


ГЛАВА 1. ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И ПРОЯВЛЕНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

1.1. Обзор теорий эмоций и чувств, как основы поведения человека

Эмоции - сложные процессы, которые имеют нейрофизиологические, нервно-мышечные и чувственно-переживательные аспекты. На нервно-мышечном уровне эмоции проявляются в виде мимической активности. На чувственном уровне - эмоция представлена переживанием.

Каждый взрослый человек знает, что такое эмоции, так как неоднократно их испы­тывал с самого раннего детства. Однако когда просят описать какую-нибудь эмоцию, объяснить, что это такое, как правило, человек испытывает большие затруднения. Переживания, ощущения, сопровождающие эмоции, с трудом поддаются формаль­ному описанию.

Несмотря на это об эмоциях написано очень много как в художественной, так и в научной литературе, они вызывают интерес у философов, физиологов, психологов, клиницистов. Достаточно сослаться на систематические обзоры экспериментально­го их изучения в работах Р.Вудвортса (1950), Д.Линдсли (1960), П.Фресса (1975), Я.Рейковского (1979), К.Изарда (2000), переведенных па русский язык, а также оте­чественных авторов: П.М.Якобсона (1958), В.К.Вилюнаса (1973), Б.И.Додонова (1987), П.В.Симонова (1962, 1975, 1981, 1987), Л.И.Куликова (1997). Однако и до сих пор проблема эмоций остается загадочной и во многом неясной.

Роль эмоций в управлении поведением человека велика, и не случайно практически все авторы, пишущие об эмоциях, отмечают их мотивирующую роль, связывают эмоции с потребностями и их удовлетворением (Фрейд, 1894; Вилюнас, 1990; Додонов, 1987; Изард, 1980; Леонтьев, 1982; Фресс, 1975; Рейковскнй, 1979, Симонов и др.). Больше того, некото­рые авторы отдают эмоциям приоритет в обыденной жизни человека. Так, А.М.Эткинд (1981) пишет: «...в обыденной жизни он (человек) не столько рассуж­дает, сколько чувствует, и не столько объясняет, сколько оценивает. Собственно когнитивные процессы, свободные от эмоциональных компонентов, занимают в обы­денной жизни скромное место. По-видимому, в реальных процессах деятельности и во вплетенных в нее механизмах межличностного восприятия и самовосприятия "холодные" попытки объяснения и понимания имеют меньшее значение, чем "горя­чие" акты оценок и переживаний. Когда же процессы когнитивного анализа и имеют место, то находятся под сильным и непрерывным влиянием эмоциональных факто­ров, вносящих свой вклад в их ход и результат» [23,с.107].

Эмоции и чувства, выполняя раз­личные функции, участвуют в управлении поведением человека в качестве непро извольного компонента, вмешиваясь в него как на стадии осознания потребности и оценки ситуации, так и на стадии принятия решения и оценке достигнутого резуль­тата. Поэтому понимание механизмов управления поведением требует понимания и эмоциональной сферы человека, ее роли в этом управлении.

Швейцарский психолог Э.Клапаред еще в 1928 году: «Психология аффективных процессов — наиболее запутанная часть психологии. Именно здесь между отдельными психологами существуют наибольшие расхожде­ния. Они не находят согласия ни в фактах, ни в словах. Некоторые называют чувства­ми то, что другие называют эмоциями. Некоторые считают чувства простыми, конеч­ными, неразложимыми явлениями, всегда подобными самим себе и изменяющимися только количественно. Другие же в противоположность этому полагают, что диапа­зон чувств содержит в себе бесконечность нюансов и что чувство всегда представля­ет собой часть более сложной целостности... Простым перечислением фундаменталь­ных разногласий можно было бы заполнить целые страницы» [6,с.93].

Прослеживается скепсис и раздражение ряда ученых по поводу проблемы эмо­ций, например, У.Джемса, который в конце XIX века писал: «Что касается "научной психологии" чувствований, то, должно быть, я испортил себе вкус, знакомясь в слиш­ком большом количестве с классическими произведениями на эту тему, но только я предпочел бы читать словесные описания размеров скал в Нью-Гемпшире, чем снова перечитывать эти психологические произведения. В них нет никакого плодотворно­го руководящего начала, никакой основной точки зрения. Эмоции различаются и от­теняются в них до бесконечности, но вы не найдете в этих работах никаких логиче­ских обобщений. А между тем вся прелесть истинно научного труда заключается в постоянном углублении логического анализа» [5,с.174]. У.Джемс сетует на то, "что «во многих немецких руководствах по психологии главы об эмоциях представ­ляют собой просто словари синонимов. Но для плодотворной разработки того, что уже само по себе очевидно, есть известные границы, и в результате множества тру­дов в указанном направлении чисто описательная литература по этому вопросу, начиная с Декарта и до наших дней, представляет самый скучный отдел психологии» [5,с.273].

Не случайно русский психолог Н.Н.Ланге писал в то время, что «Чувство зани­мает в психологии место Сандрильоны, нелюбимой, гонимой и вечно обобранной в пользу старших сестер — "ума" и "воли". Ему приходится обыкновенно ютиться на задворках психологической науки, тогда как воля, а особенно ум (познание) занима­ют все парадные комнаты. Если собрать все научные исследования о чувствах, то по­лучится список столь бедный, что его далеко превзойдет литература любого вопроса из области познавательных процессов, даже очень мелкого... Причин этой общей "не­любви" много. Здесь, вероятно, играет некоторую роль и общий характер современ­ной культуры, по преимуществу технической и внешней, и то, что рассуждения старых психологов о чувствах отталкивают нас своей риторичностью и морализациями, и то, что эта область вообще трудно поддается точным и научным методам исследования и, наконец, то, что для психолога, как и ученого вообще, область ума и познания обыкновенно ближе и доступнее, чем область эмоций. Может быть, дело было бы иначе, если бы в разработке психологической науки женщины приняли большее уча­стие, чем доныне» [13,с.55].

С тех пор многое изменилось. Не оправдалось предсказание М.Мейера (Меуег, 1933) о том, что эмоции постепенно исчезнут из сферы психологии, но сбылось по­желание Н.Н.Ланге — и профессия психолога теперь в основном стала женской. По­явилось очень большое количество работ, посвященных эмоциям и чувствам, особен­но в зарубежной психологической литературе. Однако и до сих пор вопрос, постав­ленный в заголовке статьи У.Джемса «Что такое эмоция?», остается актуальным как для психологов, так и для физиологов. В последние десятилетия заметна тенденция к эмпирическому изучению отдельных эмоциональных реакций без попыток теоре­тического осмысления, а подчас и к принципиальному отказу от этого. Например, Дж.Мандлер (1975) доказывает бесполезность поиска определения эмоций и созда­ния теории эмоций. Он полагает, что накопление результатов эмпирических исследо­ваний автоматически приведет к решению всех тех вопросов, ради которых и строится теория эмоций. Б.Райм (В. Rime, 1984) пишет, что современное состояние изучения эмоций представляет разрозненные знания, непригодные для решения конкретных проблем. В руководстве Human physiology (1983) утверждается, что дать эмоциям точное научное определение невозможно. Это подтверждает и анализ определений эмо­ций, даваемых в отечественной литературе (Левченко и Бергфельд, 1999). Существу­ющие теории эмоций в основном касаются лишь частных аспектов проблемы.

А.Н.Леонтьев (1971) справедливо считает, что трудности, которые обнаружива­ются при изучении этой проблемы, объясняются главным образом тем, что эмоции рассматриваются без достаточно четкой дифференциации их на различные подклас­сы, отличающиеся друг от друга как генетически, так и функционально. В предисло­вии к пятому тому «Экспериментальной психологии» А.Н.Леонтьев (1975) пишет: «Совершенно очевидно… что, например, внезапная вспышка гнева имеет иную при­роду, чем, допустим, чувство любви к Родине, и что никакого континуума они не об­разуют» [9,с. 7]. По этому же поводу пишут и Ф.Тайсон и Р.Тайсон (1998): «Различ­ные теории аффектов зачастую несовместимы друг с другом и запутывают читателя, потому что каждый автор пытается по-своему определить релевантные концепции и феномены, одни более явно, чем другие. Вдобавок термины "аффект", "эмоция", "чув­ство" нередко используются как взаимозаменяемые, что отнюдь не добавляет ясности концепции аффектов» [20,с.173]. Добавим, что нередко за чувства принима­ются нравственные качества, самооценки, ощущения. Не случайно некоторые иссле­дователи эмоций считают, что проблема находится в кризисном состоянии (Василь­ев, 1992). Подтверждением этому служит и то обстоятельство, что в отечественной психологии за последние четверть века практически не обсуждаются теоретические вопросы, связанные с эмоциональной сферой человека, не делаются попытки навес­ти хоть какой-то порядок в используемом понятийном аппарате.

Несмотря на большое число публикаций по проблеме эмоций даже в солидных мо­нографиях и учебниках для психологов многие аспекты эмоциональной сферы чело­века, имеющие большое практическое значение для педагогики, психологии труда и спорта, даже не обозначаются. В результате проблема эмоций и чувств оказывается представленной в ущербном виде.

Таким образом, необходимо разработать подходы к созда­нию дифференциально-психологической концепции структуры эмоциональной сферы человека. Можно возразить, что такая концепция существует в виде ставшей попу­лярной теории дифференциальных эмоций С.Томкинса и К.Изарда. Однако эта те­ория, с одной стороны, по названию представляется слишком узкой, не охватываю­щей все эмоциональные явления, образующие мотивационную сферу человека, а с другой стороны, по содержанию слишком широкой и неадекватной своему названию, так как в ее рамках рассматриваются не только эмоции, но и другие эмоциональные образования, эмоциями не являющиеся: эмоциональный тон ощущений (удоволь­ствие — отвращение), чувства (любовь, зависть и др.), эмоциональные свойства и особенности личности (например, тревожность). Эмоцио­нальная сфера личности — это многогранное образование, в которое, кроме эмоций, входят многие другие эмоциональные явления: эмоциональный тон, эмоциональные состояния эмоции), эмоциональные свойства личности, акцентуированная выражен­ность которых позволяет говорить об эмоциональных типах личности, эмоциональ­ные устойчивые отношения (чувства), и каждое из них имеет достаточно отчетли­вые дифференцирующие признаки.

Таким образом, эмоциональная сфера человека - более емкое понятие, включающее и многие другие эмоциональные явления.

Эмоции и чувства способны регулировать деятельность человека в соответствии с предвосхищаемыми результатами, но в то же время, хотя эмоции и играют очень важную роль в мотивации, сами мотивами не являются.

Аффекты, эмоции и чувства разделяют по продолжительности во времени. Самые непродолжительные во времени аффекты, они сопровождаются ярко выраженными двигательными и вегетативными проявлениями, а самыми продолжительными - чувства, причем они надситуативны, предметны и иерархизированы.

В биологических теориях эмоций (теории Анохина, Даффи, Линдсли, Джемса, Ланге) источник их возникновения кроется в органических изменениях. В психоаналитических теориях причина эмоций - столкновение инстинктивной энергии с запретами и нормами Супер-Эго. Это можно объяснить тем, что вся теория психоанализа была построена на представлении о двух инстинктах (эрос, тонатос), а так же на трехкомпонентной теории строения личности (Ид, Эго, Супер-Эго).

В когнитивной теории возникновение эмоций связывается с деятельностью cogito, и эмоция представляется как оценка, в этом с когнитивными теориями эмоций сходна информационная теория Симонова, где эмоция это оценка ситуации.

Оставшиеся теории: мотивационная, адаптационная соответственно рассматривают эмоции как мотивы адаптации к условиям среды.

Отдельное место в теории эмоций занимает взгляд А.Н.Леонтьева [9,с.27]. Он рассматривает эмоции в рамках своего учения о деятельности, где механизмом их возникновения является человеческая деятельность. Причем он говорит о том, что эмоции - это "специфическое личностное отношение", а уже само понятие отношения включает в себя понятие о деятельности.

Эмоции и чувства не только возникают в процессе деятельности, но и порождают деятельность - управляют поведением человека.

В качестве примера рассмотрим ситуацию, когда пассажир едет на машине с человеком, который крайне неосторожно управляет ей. При этом пассажир не будете любоваться окружающим пейзажем, а будет сосредоточенно смотреть на дорогу и пытаться сообразить, что бы такого сделать, чтобы машину вели более аккуратно. Здесь на лицо влияние эмоции страха за свою жизнь на активность всего организма.

Основную мотивационную систему человека составляют десять базовых эмоций - радость, интерес, удивление, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, вина.

Каждая эмоция подразумевает специфический способ переживания. Данные базовые эмоции по-разному воздействуют на когнитивную сферу и на поведение в целом.

Базовые эмоции имеют отчетливые и специфические нервные субстраты.

- базовая эмоция проявляет себя при помощи выразительной и специфической конфигурации мышечных движений лица (мимики).

- базовая эмоция влечет за собой отчетливое и специфическое переживание, которое осознается человеком.

- базовые эмоции возникли в результате эволюционно-биологических процессов.

- базовая эмоция оказывает организующее и мотивирующее влияние на человека, служит его адаптации.

Таким образом, в настоящее время не существует единой общепризнанной научной теории эмоций. Все существующие теории объединяет то, что эмоции и чувства имеют значительную, можно сказать даже определяющую роль, в деятельности человека. Эмоционально-чувственная сфера человека определяет степень воздействия на индивидуума внешних факторов и его реакцию на эти факторы. Далее рассмотрим данный вопрос в аспекте психологического консультирования.

1.2. Особенности проявления тревожности в процессе психологического консультирования

Одним из основных чувств, которое испытывает человек, обращаясь к психологу, является тревожность. Тревожность занимает одно из важнейших мест, как в нормальной психодинамике, так и в психопатологии, т.е. в возникновении различных симптомов. Тревожность предупреждает об опасности, угрозе и в этом смысле имеет не меньшую ценность, чем боль. Тревожность — сигнал не только предупредительный, но и защищающий от конфликтов, потому что задействует механизмы психологической защиты.

Одна из наиболее частых "маскировок" тревожности — переименование. "Я раздражен; я в напряжении; у меня слабость; я боюсь; мне грустно; я постоянно просыпаюсь по ночам; я не чувствую себя самим собой" — клиенты используют десятки слов и выражений для обозначения состояния тревожности.

Очень часто тревожность выражается соматическими симптомами. Большинство клиентов связывают их со специфическими ситуациями, вызывающими тревожность. Однако неправильно называть такие симптомы "функциональными", "на нервной почве" и т.п., поскольку клиент чувствует себя как бы обвиненным в симуляции и жалующимся на что-то фиктивное, поэтому прибегает к отрицанию и другим средствам психологической защиты. Иногда соматические жалобы представляют собой просто способ заявить о своей тревожности. Например, когда клиент жалуется, что у него болит голова в присутствии жены, консультант имеет возможность прояснить проблему: "Кажется, Вы хотите мне сказать, что в присутствии жены по каким-то причинам нервничаете, и Ваша тревожность проявляется головной болью. Если нам удастся узнать, что вызывает у Вас тревожность, мы сможем одолеть эту головную боль". Подобная тактика значительно лучше, чем прямое утверждение: "У Вас головная боль на нервной почве". Соматические симптомы не обязательно возникают вследствие тревожности — часто они просто замещают тревожность.

Порой тревожность маскируется определенными действиями. Весь спектр навязчивых действий — от стучания пальцами по столу, кручения пуговиц, докучливого моргания глазами, почесывания и до переедания, чрезмерного пьянства или курения, навязчивой потребности покупать вещи — может означать тревожность из-за конфликтной жизненной ситуации.

Тревожность также нередко скрывается за другими эмоциями. Раздражительность, агрессивность, враждебность могут выступать в качестве реакций на вызывающие тревогу ситуации. Некоторые клиенты сами объясняют, что, когда они начинают испытывать напряжение, то становятся саркастичными, язвительными, трудно уживчивыми. Другие клиенты в подобных ситуациях, наоборот, становятся холодными, скованными, неразговорчивыми. Второй тип реакций обычно выражает внутренний конфликт между бессилием и агрессивностью, и этот конфликт парализует активность.

Многоречивость тоже способ маскировки тревожности. Таким образом, клиент стремится скрыть свою тревожность и "обезоружить" консультанта. Словесный поток не следует прерывать, нужно лишь уделить внимание скрывающейся за ним тревожности. Непрерывное говорение - это своеобразная форма самозащиты, которую неосмотрительно сразу ломать. Консультант сквозь призму собственных чувств должен проанализировать мотивы многоговорения, имея в виду, что в повседневной жизни клиент точно так же досаждает окружающим пустыми разговорами, стараясь и спрятать свою тревожность, и убежать от нее.

Некоторые клиенты, чтобы завуалировать свою тревожность и подавить активность консультанта, постоянно перебивают его. Это заметно фрустрирует консультанта, но большинство клиентов не являются опытными "прерывателями", и консультант легко справляется с ситуацией. Трудно в тех случаях, когда на самом деле клиент малоразговорчив и не стремится заполнять паузы между высказываниями, однако сразу перебивает консультанта, когда тот начинает говорить. Даже если консультант пытается возразить, такой клиент не останавливается, как бы не слыша его слов. Консультанту тогда следует не вступать в конкуренцию, а резко оборвать клиента и указать на недопустимость подобного поведения. Стремление прерывать консультанта может быть обусловлено не вполне осознанным страхом перед каким-либо вопросом или высказыванием. Иногда разумно прямо спросить, понимает ли клиент, что делает. Прямой вопрос поможет клиенту осознать способ своего поведения в состоянии тревожности.

Определенная категория клиентов защищается от тревожности парадоксальным путем. Они с демонстративной открытостью рассказывают о своих заботах и спрашивают, что им делать. Так ведут себя и с консультантом. Такое подчеркнутое выпячивание тревожности, как правило, является проявлением враждебности, и консультант должен обратить на это внимание клиента.

Тревожность может мотивировать сопротивление самому процессу консультирования. По существу происходит сопротивление осознанию внутренних конфликтов, а тем самым и усилению тревожности. Сопротивляясь, клиент старается контролировать свою открытость, высказывать только "цензурированные" мысли и чувства, быть как можно более безличностным, подавлять свои чувства по отношению к консультанту. Замечания консультанта должны, напротив, обращать внимание клиента на то, каким образом он избегает тревожности: "Вы изменили тему беседы?", "Вы пытаетесь переключить внимание на меня?", "Вы хотите, чтобы я указал Вам тему высказывания?", "Мы снова возвращаемся назад — Вы стремитесь навязать мне руководство беседой" и т.п.

Иногда тревожность заставляет клиента не только сопротивляться, но и демонстрировать враждебность к консультанту, чаще всего в скрытой форме. Клиент с презрением и сарказмом критикует глупых консультантов, которых посещал прежде, рассказывает истории об ошибках психологов и психотерапевтов. Более утонченная форма наступления на консультанта состоит в стремлении подружиться с ним, чтобы консультант воспринимал клиента не как клиента, а как друга. Тревожный клиент - мужчина старается найти общие интересы с консультантом и выступать в роли его партнера по хобби. С этой целью клиенты приносят почтовые марки или другие коллекционируемые предметы, стремясь осуществить обмен, приглашают консультанта на чашку кофе или обед и т.п. Женщины ведут себя сходным образом, но с характерной для них спецификой — стараются подчеркнуть свою женскую привлекательность, демонстрируют материнское или сестринское поведение, проявляют озабоченность внешним видом и здоровьем консультанта, что создает у них иллюзию дружеских отношений. Такое поведение клиентов направлено на "уничтожение" консультанта как профессионала; побуждающими мотивами выступают страх и тревожность, отрицание серьезности проблем. Если консультант поддается влиянию и действительно становится "другом" клиента, возникает много серьезных трудностей в консультативном контакте и, можно сказать, консультирование как таковое заканчивается.

Консультируя тревожных клиентов, важно знать не только способы, которыми они маскируют свою тревожность, но и средства, с помощью которых стремятся избавиться от неприятного воздействия тревожности. Этими средствами служат механизмы психологической защиты. Механизмы функционируют автоматически, на бессознательном уровне. Использование защитных механизмов для уменьшения тревожности не представляет патологии, пока не становится утрированным и не начинает искажать понимание реальности и ограничивать гибкость поведения. Описано много механизмов психологической защиты. Охарактеризуем вкратце основные из них:

1. Вытеснение . Это процесс непроизвольного устранения в бессознательное неприемлемых мыслей, побуждений или чувств. Freud подробно описал защитный механизм мотивированного забывания. Он играет существенную роль в формировании симптомов. Когда действие этого механизма для уменьшения тревожности оказывается недостаточным, подключаются другие защитные механизмы, позволяющие вытесненному материалу осознаваться в искаженном виде. Наиболее широко известны две комбинации защитных механизмов:

a. вытеснение + смещение. Эта комбинация способствует возникновению фобических реакций. Например, навязчивый страх матери, что маленькая дочка заболеет тяжелой болезнью, представляет собой защиту против враждебности к ребенку, сочетающую механизмы вытеснения и смещения;

b. вытеснение + конверсия (соматическая символизация). Эта комбинация образует основу истерических реакций.

2. Регрессия . Посредством этого механизма осуществляется неосознанное нисхождение на более ранний уровень приспособления, позволяющий удовлетворять желания. Регрессия может быть частичной, полной или символической. Большинство эмоциональных проблем имеют регрессивные черты. В норме регрессия проявляется в играх, в реакциях на неприятные события (например, при рождении второго ребенка малыш первенец перестает пользоваться туалетом, начинает просить соску и т.п.), в ситуациях повышенной ответственности, при заболеваниях (больной требует повышенного внимания и опеки). В патологических формах регрессия проявляется при психических болезнях, особенно при шизофрении.

3. Проекция . Это механизм отнесения к другому лицу или объекту мыслей, чувств, мотивов и желаний, которые на сознательном уровне индивид у себя отвергает. Нечеткие формы проекции проявляются в повседневной жизни. Многие из нас совершенно некритичны к своим недостаткам и с легкостью замечают их только у других. Мы склонны винить окружающих в собственных бедах. Проекция бывает и вредоносной, потому что приводит к ошибочной интерпретации реальности. Этот механизм часто срабатывает у незрелых и ранимых личностей. В случаях патологии проекция приводит к галлюцинациям и бреду, когда теряется способность отличать фантазии от реальности.

4. Интроекция . Это символическая интернализация (включение в себя) человека или объекта. Действие механизма противоположно проекции. Интроекция выполняет очень важную роль в раннем развитии личности, поскольку на ее основе усваиваются родительские ценности и идеалы. Механизм актуализируется во время траура, при потере близкого человека. С помощью интроекции устраняются различия между объектами любви и собственной личностью. Порой вместо озлобленности или агрессии по отношению к другим людям уничижительные побуждения превращаются в самокритику, самообесценивание, потому что произошла интроекция обвиняемого. Такое часто встречается при депрессии.

5. Рационализация . Это защитный механизм, оправдывающий мысли, чувства, поведение, которые на самом деле неприемлемы. Рационализация — самый распространенный механизм психологической защиты, потому что наше поведение определяется множеством факторов, и когда мы объясняем его наиболее приемлемыми для себя мотивами, то рационализируем. Бессознательный механизм рационализации не следует смешивать с преднамеренными ложью, обманом или притворством. Рационализация помогает сохранять самоуважение, избежать ответственности и вины. В любой рационализации имеется хотя бы минимальное количество правды, однако в ней больше самообмана, поэтому она и опасна.

6. Интеллектуализация . Этот защитный механизм предполагает преувеличенное использование интеллектуальных ресурсов в целях устранения эмоциональных переживаний и чувств. Интеллектуализация тесно связана с рационализацией и подменяет переживание чувств размышлениями о них (например, вместо реальной любви — разговоры о любви).

7. Компенсация . Это бессознательная попытка преодоления реальных и воображаемых недостатков. Компенсаторное поведение универсально, поскольку достижение статуса является важной потребностью почти всех людей. Компенсация может быть социально приемлемой (слепой становится знаменитым музыкантом) и неприемлемой (компенсация низкого роста — стремлением к власти и агрессивностью; компенсация инвалидности — грубостью и конфликтностью). Еще выделяют прямую компенсацию (стремление к успеху в заведомо проигрышной области) и косвенную компенсацию (стремление утвердить себя в другой сфере).

8. Реактивное формирование . Этот защитный механизм подменяет неприемлемые для осознания побуждения гипертрофированными, противоположными тенденциями. Защита носит двуступенчатый характер. Сначала вытесняется неприемлемое желание, а затем усиливается его антитеза. Например, преувеличенная опека может маскировать чувство отвержения, преувеличенное слащавое и вежливое поведение может скрывать враждебность и т.п.

9. Отрицание . Это механизм отвержения мыслей, чувств, желаний, потребностей или реальности, которые неприемлемы на сознательном уровне. Поведение таково, словно проблемы не существует. Примитивный механизм отрицания в большей мере характерен для детей (если спрятать голову под одеялом, то реальность перестанет существовать). Взрослые часто используют отрицание в случаях кризисных ситуаций (неизлечимая болезнь, приближение смерти, потеря близкого человека и т.п.).

10.Смещение . Это механизм направления эмоций от одного объекта к более приемлемой замене. Например, смещение агрессивных чувств от работодателя на членов семьи или другие объекты. Смещение проявляется при фобических реакциях, когда тревожность от скрытого в бессознательном конфликта переносится на внешний объект.

Близким к тревожности состоянием является страх. Но тревожность в отличие от страха не имеет определенного объекта, страх же всегда связан с конкретным объектом окружения (лицом, предметом, событием). Страх имеет биологическую значимость, так как охраняет от многих опасностей. Без чувства страха мы оказались бы легко уязвимы.

Чаще всего, клиенты обращаются по поводу конкретных страхов, связанных с какими-то важными событиями (боязнь экзамена, страх перед хирургической операцией и т.п.). В таких случаях сначала следует помочь клиенту понять смысл события, вызвавшего чувство страха, разобраться, в какой степени его реагирование на это событие является оправданным и адекватным.

Стержнем невротического поведения с преобладанием фобий является усиленное избегание тревоги, стремление обойти породивший ее конфликт. Поэтому клиент нередко спокойно говорит о своем страхе, но отрицает существование любых внутренних конфликтов, связанных с этим страхом. Консультант должен быть готов к такому поведению. Попытки избежать обсуждения конфликта могут проявиться самыми разнообразными способами. Обычно клиенты крайне осторожны в отношениях с консультантом. Они склонны сопротивляться стремлению консультанта говорить о вещах, провоцирующих тревожность. Сопротивление опять же принимает разные формы. Клиент забывает детали предыстории своих проблем, которые проливают свет на суть психологического конфликта. Например, возникновение фобии как-то связано с изменениями жизни клиента, системы отношений его личности, но клиент об этом даже не упоминает, хотя такая информация весьма существенна для понимания природы фобии.

Часто в консультировании встречается скрытая враждебность, которую консультант невольно чувствует. Справиться с ней сложнее, чем с откровенной агрессивностью. Большинство клиентов бывают не готовы к идентификации затаенной враждебности, да и консультанту небезопасно превращать скрытую враждебность в открытую. Тем не менее, если в беседе с клиентом мы почувствуем что-то недоброе, следует помочь ему вербализовать свои переживания, открыто выразить их, потому что любые невыраженные сильные эмоции, особенно отрицательные, дезорганизуют логическое мышление и поведение, способствуют возникновению психосоматических симптомов и затрудняют процесс консультирования. К вопросу скрытой враждебности мы еще вернемся в разделе об особенностях консультирования клиентов с психосоматическими жалобами.

Когда человек ищет психологической помощи, он обычно надеется, что в его жизни возможны положительные перемены. Однако иногда люди попадают к консультанту не по своей воле и отвергают роль клиента, навязываемую другими лицами. Например, клиент говорит: "Моя жена потребовала, чтобы я пришел сюда, однако не думаю, что Вы сможете мне помочь". Некоторые обращаются к консультанту с единственным намерением — доказать, что никто не способен им помочь. Этим клиентам в процессе консультирования недостает мотивации.

Нежелание быть объектом чьей-либо помощи — совершенно нормально и понятно при отрицании соответствующих проблем. Если человек считает, что не нуждается в помощи, он вовсе не должен скрывать это от консультанта.

Такая ситуация представляет собой очевидный источник стресса для консультанта любой теоретической ориентации. Не важно, в каком учреждении это происходит. Консультант вынужден "лечить", "адаптировать" человека против его воли. Надежды людей, направивших клиента, ложатся на плечи консультанта тяжелой ношей и становятся своеобразным экзаменом его умений и навыков. Консультанту как бы говорят: "Вы должны уметь помогать; Вам предоставляется возможность доказать это". Большинство консультантов испытывают обязанность "перевоспитать" клиентов. Это продиктовано их идеалами, системой ценностей, оптимистической оценкой своих возможностей. Поэтому "немотивированный" клиент бросает вызов стремлению таких консультантов помочь любой ценой.

Часто свое сопротивление клиенты выражают молчанием. Обычно это молчание для консультанта бывает очень "громким". Иногда клиент уныло крутит пуговицу и всем своим видом показывает, что он просто отсиживает в кабинете. Враждебность может выражаться и прямо. Например, клиент говорит: "Проводить с Вами время — не моя идея".

Истеричные клиенты в консультировании пытаются воспользоваться своими качествами, особенно с консультантом противоположного пола (классический вариант — женщина-клиент и мужчина-консультант). Обычно они добиваются придания контакту эротической, сексуальной окраски.

Еще одна особенность истерического поведения, встречаемого в консультировании, — представление себя в качестве бессильного и зависимого существа, жаждущего заботы и внимания со стороны сильной отеческой фигуры. Консультанта в таких случаях пытаются превратить в заменителя отца.

В консультировании истерическая личность часто использует в качестве самозащиты нападение, например, объясняет консультанту, что он должен говорить, комментирует его профессиональные действия, делает замечания по поводу его поведения во время конкретной встречи или вообще может прочесть "краткую лекцию" о консультировании. Консультант испытывает прямую угрозу своей профессиональной компетентности и обычно сердится. Однако опытный консультант понимает психологическую реальность, скрывающуюся за такими действиями. Клиент не стремится оскорбить консультанта, а пытается таким способом взять под контроль свою тревожность и защититься от помощи, которая может представлять для него не меньшую опасность, чем его проблемы.

Из рассмотренных выше примеров видно, что возникновение психологической защиты у тревожных клиентов в процессе психологического консультирования связано с различными причинами. Поэтому от поведения психолога, от профессионального подбора методов зависит определение степени защиты клиента и принятия мер к преодолению этого барьера. От того, насколько быстро преодолевается психологическая защита, зависит, в свою очередь, эффективность консультирования.

1.3. Методы психологического воздействия на

эмоционально-чувственную сферу

Существует множество классификаций методов психотерапии. Под методом понимается общий принцип лечения, который определяется пониманием характера заболевания. Так метод рациональной психотерапии может применяться в форме беседы с группой или в форме лекции.

Комплекс различных методов, объединенных общим принципиальным подходом к лечению, образует систему или направление в психотерапии. В настоящее время наибольшее распространение получили такие направления как психоаналити

ческое, бихевиоральное, экзистенционально-гуманистичес-кое. Из большого количества методов психотерапии в практике социальной работы широко применяется суггестивная психотерапия, групповая, поведенческая, семейная, игровая, рациональная, самовнушение. Все чаше используют психоанализ, трансактный анализ, гештальт-терапию и др.

Рассмотрим некоторые из наиболее распространенных в практике методы.

Самовнушение тесно связано с такими понятиями как самовоспитание, саморегуляция, самовоздействие. Трактовок этого понятия существует множество. В частности, А.С.Ромен определяет самовнушение как – «волевой процесс, обеспечивающий целевое формирование готовности организма к определенному действию и при необходимости к его реализации» [13,с.22]. Самовнушение может быть не произвольным и произвольным. В первом случае самовнушение предполагает дополнительный заряд фактора, во втором необходима концентрация мыслей и внимания на чем-либо одном. Существует множество психотерапевтических методов, основанных на самовнушении. Аутогенная тренировка, основателем которой считается немецкий психолог И.Г.Шульц, сочетает в себе самовнушение и саморегуляцию, ее приемы помогают управлять эмоциями, восстанавливать силы и работоспособность, снимать напряжение [13,с.34]. Это упорядоченное использование специальных упражнений и психологической релаксации, преодоления стрессовых состояний, для ускоренной мобилизации духовных возможностей может быть рекомендовано и применено не только к клиентам социальных служб, но и к работникам этих служб в целях повышения продуктивности труда, улучшения контроля за своим эмоциональным состоянием в стрессовых ситуациях, развития способности к пониманию психического состояния других.

Поведенческая психотерапия основана на принципах бихевиоризма. Главное - это изменение поведения клиента под воздействием позитивного стимула. Психолог обучает клиента таким способам поведения, которые снимают дискомфорт, неадекватную реакцию или болезнь.

К методам поведенческой терапии можно отнести социальный тренинг, тренинг уверенности в себе и др., осуществляемый в группе. По мнению Рудестама К. «присутствие или отсутствие людей может влиять на поведение, группа становится микрокосмосом, представляющим реальный мир. Это социальная сеть, в которой можно определить и практиковать изменения» [13,с.39].

Целью временных групп является выработка такого поведения, которое является приемлемым не только для индивида, но и для общества в целом. Тренинг обучает управлять своими эмоциями, планировать ближайшее и отдаленное будущее, принимать решение, учит коммуникативности, уверенности в себе. Рациональная психотерапия как метод включает в себя разъяснение, внушение, эмоциональное воздействие, изучение и коррекцию личности, логическую аргументацию.

Одна из ее главных задач - создание в сознании клиента правильного представления о заболевании или проблеме и выработке разумного адекватного отношения к этому. Эволюционная окраска болезненных переживаний может наложиться на личностные особенности клиента и задача психолога - правильно, доступно трактовать характер, причины возникновения и прогноза заболевания. Причиной многих социальных проблем часто бывает конфликт личности с его средой, который не всегда можно быстро выявить. Используя приемы рациональной психотерапии, аргументируя или опровергая положения, связанные с представлениями клиента о возникшей проблеме, можно прояснить истинную суть конфликта и осуществить коррекцию взглядов клиента на причины, ход и пути его разрешения. Несомненным достоинством рациональной психотерапии является участие клиента в процессе осуществления психотерапевтического воздействия.

Групповая психотерапия - это лечение людей в группах, через включение их в психологически положительное взаимодействие со специально-организованной управляемой средой.

Мотивом деятельности индивида в группе является его собственное выздоровление, а группа и ее члены рассматриваются как средство достижения этой цели. По характеру можно выделить:

- Семейную психотерапию, предусматривающую одновременную работу с родителями, детьми и родителями;

- Групповую психотерапию в условиях совместной деятельности;

- Игровую психотерапию.

Главные показания к применению групповой психотерапии: наличие неврозов с нарушением социальных связей, с трудностями в области общения и социальной адаптации.

Малая группа - это общество в миниатюре, в котором также могут проявляться такие социальные факторы как социальное влияние и давление партнеров. Преимущество терапевтической группы - это возможность получения по законам обратной связи эмоциональной поддержки от участников группы, имеющих общие проблемы и общие цели. В такой группе человек чувствует себя и принимающим и оказывающим помощь, доверяющим и пользующимся доверием. Это облегчает процесс разрешения межличностных конфликтов, возникающих вне группы, т.к. у человека уже была возможность опробовать различные стили на занятиях в группе.

Многие специалисты считают, что один из лучших способов лечения наркоманов - терапевтические коммуны. Это нечто вроде лагеря, где живут люди. Они почти не поддерживают связей с внешним миром, трудятся, ведут натуральное хозяйство.

Концепция терапевтической общины (группы) лежит в основе многих зарубежных программ лечения алкоголизма. Главную терапевтическую роль в них играют так называемые консультанты - люди, преодолевшие собственные проблемы, связанные с алкогольной зависимостью и использующие собственный опыт во благо других людей. Подобные программы предполагают желание человека следовать предложенному пути и готовность к большой работе над собой.

Различные терапевтические методы часто используются в сочетании с трудотерапией, которая рассматривается, как лечение занятостью. Хорошо организованный труд - это мостик, соединяющий человека с социальной действительностью. Труд предохраняет человека от личностного распада, создает условия для межличностного общения, организовывает структурированную микросреду. Методы трудотерапии активно используются в работе с пожилыми людьми и лицами с ограниченными физическими возможностями. Труд позволяет ощутить свою полезность, значимость, дать дополнительный заработок. Трудотерапия является непременной частью социальных программ, связанных с реабилитацией лиц, страдавших алкоголизмом и наркоманией.

Многообразие перечисленных выше методов терапии определяет широкий спектр ее использования в практической деятельности различных социальных служб. Особое значение работа психологических служб приобретает в связи с продолжающейся нестабильностью в обществе, когда население особенно подвержено стрессам.

Т. о. защитные механизмы психологического консультирования очень часто связаны с проявлениями тревожности клиента. В процессе консультаций психологу важно выявить связь между тревожностью и защитными механизмами, а также причинами возникновения тревожности. При этом психолог должен учитывать, что не всегда защитные механизмы, используемые клиентом, следует расценивать, как нежелание клиента получить помощь от специалиста. Также необходимо учитывать, что в интересах эффективности психотерапии не следует на начальном этапе консультирования лишать клиента защитных механизмов. Попытка резкого воздействия на психо-эмоциональную сферу испытуемого может привести к развитию стрессовой ситуации, что в дальнейшем придется исправлять путем увеличения количества консультаций. Психолог всегда должен помнить то, тревожность представляет собой сложный основополагающий фактор психо-эмоционального климата психологического консультирования и является основой психологической защиты.

ГЛАВА 2. ИССЛЕДОВАНИЕ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ И ВЛИЯНИЕ НА НИХ ТРЕВОЖНОСТИ В ПРОЦЕССЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

2.1. Обоснование выбора и описание методик

Методика исследования защитных механизмов психологического консультирования построена на тестировании клиентов. Для тестирования использован опросник Айзенка по определению темперамента [19,с.57-60] и тест-метод «Дифференциальные шкалы эмоций» по К.Изарду [22,с.5-6].

Выбор опросника Айзенка связан с тем, что он позволяет определить искренность ответов и темперамент клиента – при этом первое дает возможность судить о наличии и серьезности защитных механизмов, второе определяет способы ведения психологической консультации. Опросник Айзенка состоит из 57 не сложных вопросов и таким образом не требует много времени для тестирования, что важно в условиях работы социальных психологических служб.

Назначение методики «Дифференциальные шкалы эмоций» - выявление доминирующих эмоций, позволяющих качественно описать самочувствие обследуемого человека.

Опросник Айзенка включает ряд вопросов. Клиент на каждый вопрос отвечайте только «да» или «нет».

Вопросы следующие:

1. Часто ли вы испытываете тягу к новым впечатлениям, к тому, чтобы отвлечься, испытать сильные ощущения?

2. Часто ли вы чувствуете, что нуждаетесь в друзьях, которые могут вас понять, ободрить, посочувствовать?

3. Считаете ли вы себя беззаботным человеком?

4. Очень ли трудно вам отказаться от своих намерений?

5. Обдумываете ли вы свои дела, не спеша, и предпочитаете ли подождать, прежде чем действовать?

6. Всегда ли вы сдерживаете свои обещания, даже если это вам невыгодно?

7. Часто ли у вас бывают спады и подъемы настроения?

8. Быстро ли вы обычно действуете и говорите?

9. Возникало ли у вас когда-нибудь чувство, что вы несчастны, хотя никакой серьезной причины для этого было?

10. Верно ли, что «на спор» вы способны решиться на все?

11. Смущаетесь ли вы, когда хотите познакомиться с человеком противоположного пола, который вам симпатичен?

12. Бывает ли когда-нибудь, что, разозлившись, вы выходите из себя?

13. Часто ли бывает, что вы действуете необдуманно, над влияни­ем момента?

14. Часто ли вас беспокоит мысль о том. что вам не следовало что-либо делать или говорить?

15. Предпочитаете ли вы чтение книг встречам с людьми?

16. Верно ли, что вас легко задеть?

17. Любите ли вы часто бывать в компании?

18. Бывают ли у вас такие мысли, которыми вам бы не хотелось делиться с другими?

19. Верно ли, что иногда вы настолько полны энергии, что все горит в руках, а иногда чувствуете усталость?

20. Стараетесь ли вы ограничить круг своих знакомств неболь­шим числом самых близких друзей?

21. Много ли вы мечтаете?

22. Когда на вас кричат, отвечаете ли вы тем же?

23. Считаете ли вы все свои привычки хорошими?

24. Часто ли у вас появляется чувство, что вы в чем-то виноваты?

25. Способны ли вы иногда дать волю своим чувствам и безза­ботно развлекаться в веселой компании?

26. Можно ли сказать, что нервы у вас часто бывают натянуты до предела?

27. Слывете ли вы человеком живым и веселым?

28. После того как дело сделано, часто ли вы мысленно возвраща­етесь к нему и думаете, что смогли бы сделать лучше?

29. Чувствуете ли вы себя неспокойно, находясь в большой ком­пании?

30. Бывает ли, что вы передаете слухи?

31. Бывает ли, что вам не спится иэ-за того, что в голову лезут разные мысли?

32. Если вы хотите что-то узнать, вы предпочитаете спросить у людей, а не найти в книге?

33. Бывает ли у вас сильное сердцебиение?

34. Нравится ли вам работа, требующая сосредоточения?

35. Бывают ли у вас приступы дрожи?

36. Всегда ли вы говорите правду?

37. Бывает ли вам неприятно находиться в компании, где подшу­чивают друг над другом?

38. Раздражительны ли вы?

39. Нравится ли вам работа, требующая быстродействия?

40. Верно ли, что вам часто не дают покоя мысли о разных непри­ятностях и ужасах, которые могли бы произойти, хотя все кончилось благополучно?

41. Верно ли, что вы неторопливы в движениях и несколько мед­лительны?

42. Опаздываете ли вы когда-нибудь на работу или на встречу с кем-либо?

43. Часто ли вам снятся кошмары?

44. Верно ли, что вы так любите поговорить, что не упускаете любого случая побеседовать с новым человеком?

45. Беспокоят ли вас какие-нибудь боли?

46. Огорчились бы вы, если бы долго не могли видеться с друзьями?

47. Вы нервный человек?

48. Есть ли среди ваших знакомых люди, которые явно вам не нра­вятся?

49. Вы уверенный в себе человек?

50. Легко ли вас задевает критика ваших недостатков или вашей работы?

51. Трудно ли вам получить настоящее удовольствие от меропри­ятий, в которых участвует много народу?

52. Беспокоит ли вас чувство, что вы чем-то хуже других?

53. Сумели бы вы внести оживление в скучную компанию?

54. Бывает ли, что вы говорите о вещах, в которых совсем не разбираетесь?

55. Беспокоитесь ли вы о своем здоровье?

56. Любите ли вы подшутить над другими?

57. Страдаете ли вы бессонницей?

В методе «Дифференциальные шкалы эмоций» испытуемому предлагается оценить в 4-балль­ной шкале то, в какой степени каждое понятие описывает его самочувствие в данный момент, проставив необходимую цифру справа.

Предполагаемые значения цифр: "1"- совсем не подходит; "2"- пожалуй, верно; "3"- верно; "4"- совершенно верно.

Шкалы эмоций в понятиях

Сумма баллов

Эмоция
Внимательный..... Концентриро-ванный... Собранный 1. Интерес
Наслаждающийся Счастливый.. Радостный... 2. Радость
Удивленный Изумленный.. Пораженный 3. Удивление
Унылый.... Печальный... Сломленный.. 4. Горе
Взбешенный.. Гневный..... Безумный.... 5. Гнев
Чувствующий неприязнь Чувствующий отвращение... Чувствующий омерзение... б.Отвращение
Презрительный.... Пренебрежительный.. Надменный... 7. Презрение
Пугающий........ Страшный.... Сеющий панику.. 8. Страх
Застенчивый........ Робкий....... Стыдливый... 9. Стыд
Сожалеющий....... Виноватый.... Раскаивающийся 10.Вина

2.2. Обсуждение и анализ полученных результатов

Для исследования эффективности выбранных тестов, было проведено тестирование группы лиц, находящихся на учете в наркологическом диспансере г.Тобольска. Тестировалось 15 человек со стойкой зависимостью от алкоголя. Тестируемые – мужчины в возрасте 35-45 лет. Тестирование проводилось в психологическом центре г.Тобольска по направлению врача - нарколога. Принудительный характер тестирования предполагал наличие высокой степени психологической защиты со стороны испытуемых.

В опроснике Айзенка показатель по «шкале лжи» определяется по сумме баллов отве­тов «да» в вопросах 6, 24, 36 и ответов «нет» в вопросах 12, 18, 30, 42, 48, 54.

0-3 — норма, ответам можно доверять. Показатель 4-5 является критическим, он свидетельствует о тенденции давать только «хорошие» ответы. 6-9 — ответы недостоверны.

При тестировании испытуемых данный показатель составил от 5 до 9 баллов, что явно свидетельствовало о несерьезном отношении их к тесту (таб.1).

Для определения степени невротизма находится количество ответов «да» в вопросах

2,4,7,9,11,14,16,19,21,23,26,28,31,33,35,38,40,43,45,47,50,5255,57.

Количество ответов от 0 до 10 соответствует эмоциональной устойчивости испытуемого. 11-16 — присутствует эмоциональная впечатлительность. При 17-22 ответах «да» появляются отдельные признаки расшатанности нервной системы. 23—24 ответов «да» определяют невротизм, граничащий с патологией, при этом у клиента возможен срыв, невроз.

При тестировании данный показатель составил от 18 до 23 ответов «да», что свидетельствовало о патологии невротизма у всех участников эксперимента (таб.1).

Экстраверсия — находится сумма ответов «да» в вопросах 1,3,8,10,13,17,22,25,27,39,44,46,49,53,56 и ответов «нет» в вопросах 5,15,20,29,32,37,41,51.

Если сумма баллов равна 0-10, то испытуемый интраверт, замкнут внут­ри себя.

Если 15-24, то испытуемый экстраверт - общителен, обращен ко внешне­му миру.

Если 11-14, то испытуемый амбиверт – вступает в общение тогда когда ему это нужно.

При тестировании экстраверсия распределилась у каждого испытуемого по-разному, но преобладала оценка до 10 баллов (таб.1). Таким образом, большинство испытуемых оказались замкнутыми внутри себя.

Таблица 1.

Результаты тестирования по опроснику Айзенка (бал.)

№ п/п Испытуемые Шкала лжи Степень невротизма Экстраверсия-интроверсия
1 Голков А.Н. 6 18 9
2 Голыженков А.В. 5 21 14
3 Гурьин К.Б. 6 20 12
4 Детков Ю.М. 8 20 8
5 Иванов П.П. 7 19 9
6 Кетков М.Е. 5 21 7
7 Кнутов К.Г. 7 20 7
8 Коновод С.Ф. 9 19 9
9 Курьин К.И. 6 20 15
10 Ланаков И.Б. 6 20 13
11 Манаков К.С. 7 19 8
12 Семенов И.И. 6 23 8
13 Чебышев Г.А. 6 19 10
14 Шестаков А.А. 5 21 9
15 Шутов В.Л. 7 22 10

Фамилии и инициалы являются вымышленными

При наличии оснований полагать ответы на вопросы искренними по полученным данным строится график (рис.1).

Рис. 1. Тип личности (по опроснику Айзенка)

Далее из графика (рис.1) определяем тип личности испытуемого:

Сангвиник-экстраверт: стабильная личность, социален, направ­лен к внешнему миру, общителен, порой болтлив, беззаботный, весе­лый, любит лидерство, много друзей, жизнерадостен. Данный тип личности мало склонен к защитным действиям в процессе психологического консультирования.

Холерик-экстраверт; нестабильная личность, обидчив, возбуж­ден, несдержан, агрессивен, импульсивен, оптимистичен, активен, но работоспособность и настроение нестабильны, цикличны. В ситуации стресса — склонность к истерико-психопатическим реакциям.

Флегматик-интроверт: стабильная личность, медлителен, споко­ен, пассивен, невозмутим, осторожен, задумчив, мирный, сдержанный, надежный, спокойный в отношениях, способен выдержать длительные невзгоды без срывов здоровья и настроения.

Меланхолик-интраверт: нестабильная личность, тревожен, пес­симистичен, очень сдержан внешне, но чувствителен и эмоционален внутри, интеллектуальный, склонен к размышлениям. В ситуации стрес­са — склонность к внутренней тревоге, депрессии, срыву или ухудше­нию результатов деятельности (стресс кролика).

Поскольку у психолога были все основания считать ответы на вопросы теста неискренними, то вторая часть обработки результатов не производилась. На основании тестирования сделан вывод о значительной степени психологической защиты испытуемых.

В методе «Дифференциальные шкалы эмоций» подсчитываются суммы баллов по каждой строке, и эти значения проставляются в строку "Сумма баллов". Коэффициент самочувствия (Кс) определяется по фор­муле:

сумма положительных эмоций (С1 + С2 + СЗ + С9 + С10)

_____________________________________________________

сумма отрицательных эмоций (С4 + С5 + С6 + С7 + С8)

Если Кс больше 1, то самочувствие в целом более отвечает положительному, а при Кс меньше 1 — отрицательному, т.е. самочувствие отвечает скорее либо гипертимному (с повышенным настроением), либо дистимному (с пониженным настроени­ем) типу акцентуации характера человека. В случаях неудовле­творительного самочувствия (Кс меньше 1) самооценка испы­туемого в целом понижается, и, в особенности, когда наступает состояние, близкое к депрессии.

Депрессивное состояние харак­теризуется тоскливым настроением, апатией, резким снижением работоспособности. Приобретенная в этом состоянии беспомощ­ность, отсутствие волевой активности приводят иногда к пато­логической депрессии и в отдельных случаях — к суициду.

Второй тест полностью подтвердил результаты первого тестирования: Кс у всех 15 испытуемых оказался меньше 1 (таб.2). Следовательно, все испытуемые находились в состоянии стойкой депрессии.

Таблица 2.

Результаты тестирования по методике

«Дифференциальные шкалы эмоций»

№ п/п Испытуемые Сумма положительных эмоций (бал.) Сумма отрицательных эмоций (бал.)

Коэффициент

самочувствия

1 Голков А.Н. 47 52 0,9
2 Голыженков А.В. 37 46 0,8
3 Гурьин К.Б. 34 48 0,7
4 Детков Ю.М. 32 46 0,7
5 Иванов П.П. 38 48 0,8
6 Кетков М.Е. 29 48 0,6
7 Кнутов К.Г. 42 47 0,9
8 Коновод С.Ф. 38 48 0,8
9 Курьин К.И. 78 47 0,8
10 Ланаков И.Б. 37 48 0,7
11 Манаков К.С. 41 46 0,9
12 Семенов И.И. 32 45 0,7
13 Чебышев Г.А. 15 38 0,4
14 Шестаков А.А. 32 45 0,7
15 Шутов В.Л. 38 47 0,8

Фамилии и инициалы являются вымышленными

Для более наглядного представления о результатах тестирования, ниже представлен график показателей Кс (рис.2).


Рис. 2. Показатели коэффициента самочувствия

Таким образом, практические исследования полностью подтвердили гипотезу, выдвинутую в начале исследования. Предложенные тесты позволяют с достаточной достоверностью определить наличие психологической защиты у клиентов с высоким уровнем тревожности. Совместное использование тестов повышает точность определения наличия защиты и позволяет определить меры по ее нейтрализации. В последующем пункте приведены рекомендации по проведению консультаций клиентов, использующих защитные механизмы.

2.3. Рекомендации по построению процесса психологического консультирования

В процессе консультации очень важно позволить клиенту выговориться и выразить свою тревожность, потому что беспокойный клиент мало что слышит, до него не доходят увещевания консультанта. Невысказанная тревожность безгранична. Когда она "одевается" в словесную оболочку, то фиксируется в пределах слов и становится объектом, который может "увидеть" как клиент, так и консультант. Происходит значительное уменьшение дезорганизующей силы тревожности. Следовательно, с тревожным клиентом необходимо обсуждать его состояние. Нельзя забывать, что мы имеем дело по существу со скрытыми в бессознательном чувствами, поэтому бесполезно давить на клиента, чтобы он скорее назвал причины своей тревожности.

Большую сложность представляет консультирование клиентов с фобиями. Основу патологических страхов составляет глубоко скрытая тревожность. Сущность механизма формирования фобий заключается в смещении тревожности от первичной ситуации или объекта, вызвавших беспокойство, на другую ситуацию или объект. Человек начинает бояться вещей, которые являются лишь заместителями объектов первичного беспокойства. Такое смещение происходит вследствие неразрешенных внутренних конфликтов.

Консультант не должен проявлять поспешность в интерпретировании внутренних конфликтов клиента на основании его конкретной фобии. В интерпретациях очень ненадежно основываться на символическом смысле фобии. За одной и той же фобией у разных людей могут скрываться разные конфликты. Смысл фобий сильно зависит от индивидуальной истории жизни клиента, поэтому не трудно ошибиться, поддавшись соблазну поверхностного объяснения.

Сопротивляющийся клиент может стараться увести беседу в сторону и таким способом уклониться от тематики консультации. Возможно вообще избегание разговора о себе. Это классическая форма сопротивления в консультировании.

Консультант должен иметь в виду эти типичные черты поведения клиентов с фобиями, поскольку порой приходится уступать клиентам и не затрагивать неприятные темы, чтобы не причинять им страданий. Однако такая тактика не позволяет надеяться на успех в коррекции фобий.

Один из способов бегства от тревоги клиентов с фобическими реакциями — это занятие самолечением. Они покупают медицинские книги, роются в специальных журналах, стремятся испробовать все возможные методы лечения, однако избегают непосредственного обращения к своим внутренним конфликтам.

Консультанту важно разобраться, какую вторичную выгоду извлекает клиент из своего "трусливого" поведения в семейных отношениях, на работе или в каких-либо других областях. Шансы понять клиента увеличиваются, если предпринимается попытка смотреть на его проблемы или симптомы в более широком контексте.

Немало проблем в консультировании создают негативно настроенные или открыто враждебные клиенты. Консультанты по-разному реагируют на таких клиентов: одни на враждебность отвечают раздражительностью и враждебностью; другие стараются проявить любезность и дружественность, пытаясь настроить клиентов в свою пользу и объяснить отсутствие оснований для озлобленности; третьи игнорируют состояние клиентов, ведут себя так, как будто ничего не случилось. Возможно, в некоторых случаях полезно рассердиться на клиента, однако еще важнее понять причины его состояния. Клиенту надо сказать, что он кажется враждебно настроенным и злым. Порой понятия "озлобленность" и "враждебность" представляются слишком сильными для характеристики, поэтому свои высказывания следует формулировать не столь категорично. Например: "Вы кажетесь чем-то недовольным", "Вы разочарованы?", "Не хотите ли Вы что-то сказать?", "Это звучит, будто Вы рассержены" и т.п. Если консультант только подозревает клиента во враждебности, он может уточнить: "Что произошло?", "Я что-нибудь неправильно сказал или сделал?". В любом случае, столкнувшись с враждебностью клиента, не стоит вести себя так, словно рухнул мир. Разумеется, нельзя с насмешкой или презрением смотреть на клиента — его враждебность всегда следует трактовать серьезно, потому что она мешает терапевтическому взаимодействию.

Консультанту важно знать происхождение озлобленности. Причины озлобленности каждого клиента скрыты в его жизненных обстоятельствах. Злость "исторична", т.е. имеет свое прошлое, у каждого человека неповторимое. В течение жизни, особенно в детские годы, формируется индивидуальный "стиль враждебности", т.е. из-за чего мы злимся, как накапливается и вымещается злость. Одни клиенты сердятся, когда консультант говорит повелительным тоном; другие — когда ясно и точно не указывает, что делать; третьи — когда задает много личных вопросов, потому что это кажется им излишним любопытством. Сходные обстоятельства одних клиентов делают враждебными, других — нет. В основном эти различия обусловлены своеобразием жизненного опыта. Консультанту нелегко в достаточной мере проследить индивидуальную историю озлобления клиента, однако важнее всего понять, что злость главным образом "привнесена" в консультирование и напрямую не связана с тем, что говорит и делает консультант. Иногда в конкретный момент консультант непосредственно "замещает" некоего человека или ситуацию из прошлой жизни. Когда клиент, особенно в начале консультирования, враждебен, подозрителен, зол, консультант должен знать, что источник этих чувств находится внутри самого клиента.

В консультировании следует иметь в виду, что иногда злость скрывает тревожность. В таких случаях необходимо помочь клиенту разобраться в его подлинных чувствах и таким образом трансформировать враждебность.

В начале первой консультации полезен вопрос: "Когда Вы смеялись последний раз?" или "Когда Вы последний раз смеялись дома?". Ответы на подобные вопросы играют существенную роль. Смех и его дефицит хорошо отражают эмоциональную жизнь людей.

Первые вопросы следует тщательно продумывать, потому что клиенты в начале консультирования не осмеливаются отвечать на некоторые вопросы. Если консультант задает много вопросов, клиент перестает понимать, что от него хотят, и не говорит по собственной инициативе, и тогда консультант вынужден продолжать спрашивать. В начале консультирования следует избегать вопросов, на которые возможен однозначный ответ, ибо это также заставляет консультанта продолжать спрашивать (например, вопрос: "Сколько Вам лет?" иногда важен, но неприемлем в начале консультирования).

Ответ клиента на вопрос может вызвать у консультанта вереницу других вопросов.

Рассмотрим фрагмент консультирования:

Консультант : Не могли бы Вы немного рассказать о проблемах, с которыми столкнулись в этом году? Начните с того, как попали сюда.

Клиент : Я много пил, потом развелся с женой, потерял все, что имел. Кроме того, начал употреблять наркотики. Я не знал, что со мной будет; уходил и бродил по пять дней — эти пять дней сливались (для меня) в один день.

Консультант : Похоже, что Вы пережили не самые лучшие времена...

Клиент : Без места, без цели...

Консультант : Вы собираетесь что-нибудь делать?

Клиент : Я не мог есть, не мог спать. Я не знал, что мне делать. Пару дней жил у друга, потом сбежал.

Этот короткий эпизод поднимает множество вопросов. Сколько клиент пил? Когда начал? Что для него значит развод? Почему пять дней показались одним днем? Что он запомнил из этих пяти дней? Рассказанное клиентом наводит и на другие вопросы. Однако задавание таких вопросов сразу сузило бы беседу. В начале беседы следует избегать конкретности, но актуальные вопросы надо держать в голове. Может случиться, что клиент сам в ходе беседы ответит на большинство из них. Позже можно задать недостающие вопросы. В правдивости рассказанного не стоит заведомо сомневаться и проявлять беспокойство, ведь в случае лживости клиента на него ложится ответственность за срыв консультирования, и он понесет психологические, а часто и материальные потери.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящей работе исследовано влияние тревожности клиента на возникновение механизмов защиты в процессе психологической консультации. Анализ литературы показал, что изучение эмоционально-чувственной сферы является актуальным в настоящее время. Данная сфера является основой мотивации поведения личности и в значительной степени определяет поведение человека в психологическом консультировании, а именно определяет возникновение и причины защитных механизмов. В нашей работе исследована такая важная составляющая эмоционально-чувственной сферы, как тревожность. Сегодня она активно изучается, и разрабатываются пути ее преодоления. Наше исследование подтвердило существование проблемы. Психологическая защита существует, сопровождается высоким уровнем тревожности и является значительной помехой полноценному общению и жизни людей. Наличие постоянной психологической защиты, связанной с тревожностью, приводит к деградации личности, что заостряет проблему борьбы с данным явлением.

Клиент приходит за психологической помощью с двумя сильными чувствами — страхом и надеждой. Консультант обязан ослабить страх и укрепить надежду.

Даже если в поведении клиента не заметно признаков тревоги, о ней не следует забывать, потому что сама ситуация консультирования провоцирует тревогу. Наконец, тревогу у клиента вызывают его собственные проблемы, а также сомнение, достаточна ли квалификация консультанта, готов ли он по-настоящему помогать, что вообще будет происходить во время консультирования и т.п. Тревога и напряжение мешают клиенту говорить, поэтому первая задача консультанта, заметившего волнение клиента, — помочь ему почувствовать себя в безопасности.

Консультант обязан не столько освобождать клиента от страданий, сколько придать его страданиям конструктивное направление. Страдание может быть использовано как важная сила, вызывающая изменение личности в процессе консультирования.

Важнейшие цели консультативной встречи заключаются в нахождении контакта психолога с клиентом, т.е. устранении психологической защиты в процессе консультирования. Основываясь на исследовании, мы составили рекомендации, которые, надеемся, помогут в преодолении психологических кризисов. В процессе консультации психологу необходимо:

1. Поощрять открытое, искреннее и всеобъемлющее общение по проблемам, которые клиенту хочется обсудить во время встречи, с раскрытием факторов, вызывающих эти проблемы.

2. Продвинуться в направлении более глубокого понимания клиента, большего уважения к нему и взаимопонимания.

3. Настроить клиента на конкретную полезность каждой консультативной встречи.

4. Передать клиенту понимание того, что он должен быть активным участником решения своих проблем.

5. Обозначить проблемы для дальнейшей работы.

Данная проблема нас заинтересовала. Мы не останавливаемся на данном этапе работы, и, в дальнейшем надеемся продолжить изучение психологической защиты.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Абрамова Г.С. Практикум по психологическому консультированию. Екатеринбург, 1995.

2. Алешина Ю.Е. Индивидуальное и семейное консультирование. М., 1994.

3. Батаршев А.В. Тестирование: основной инструментарий практического психолога. М.: изд-во Дело, 2001.

4. Беличева В.И. Психокоррекция в повседневной жизни. СПб., 1994.

5. Джемс У. Психология. М., 1991. Гл. XXIV.

6. Изард Кэррол Э. Психология эмоций. СПб.: Питер, 2000.

7. Ильин Е.П. Эмоции и чувства. СПб.: Питер, 2001.

8. Кондаршенко В.Т. Общая психология. Учебное пособие. Минск, 1997.

9. Леонтьев А.Н. Предисловие // Экспериментальная психология / Под ред. П.Фресса и Ж.Пиаже. Вып. V. М.: Прогресс, 1975.

10. Лук А.Н. Эмоции и личность. М., 1982.

11. Маклаков А.Г. Общая психология. СПб.: Питер. 2002.

12. Немов Р.С. Психология. Книга 1. М.: Владос, 2001.

13. Обозов Н.Н. Психологическое консультирование. Методическое пособие. СПб., 1995.

14. Психология личности: Хрестоматия. СПб., 1997.

15. Рабочая книга практического психолога: Технология эффективной профессиональной деятельности (пособие для специалистов, работающих с персоналом). М., 1996.

16. Рудестам К. Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика. Пер. с англ. М., 1990.

17. Справочное пособие по социальной работе / Под ред. Павлова А.М., Холостовой Е.И., М., 1997.

18. Столяренко Л.Д. Основы психологии. Практикум. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.

19. Столяренко Л.Д. Психология. Ростов-на-Дону: Феникс, 2001.

20. Тайсон Ф. Тайсон Р.Л. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург, 1998.

21. Технология социальной работы. Ч.1. Учебное пособие для вузов (материалы для семинарских и практических занятий) / Под ред. Циткилова. Новочеркасск, Ростов-на-Дону, 1998.

22. Эмоции и личность. Учебное пособие: практикум / сост. Строков Тюмень: ТГУ, 1998.

23. Эткинд А.М. Эмоциональные компоненты самоотчетов и межличностных суждений // Вопросы психологии, 1981, № 2.

Министерство образования Российской федерации

Тобольский государственный педагогический

Институт Д. И. Менделеева

Кафедра практической психологии

Курсовая работа

Влияние тревожности человека на

образование защитных механизмов в процессе психологического

консультирования

Выполнил: студентка

33 группы ППФ

Большакова К. А.

Научный руководитель:

Нагорная Л.М.

Тобольск 2002

Т. о, на основе изученного материала, мы пришли к следующим результатам:

1. Эмоции и чувства, выполняя различные функции, участвуют в управлении поведением человека в качестве непроизвольного компонента, вмешиваясь в него как на стадии осознания потребности и оценки ситуации, так и на стадии принятия решения и оценке достигнутого результата. Поэтому понимание механизмов управления поведением требует понимания и эмоционально-чувственной сферы человека, ее роли в этом управлении. Эмоционально-чувственная сфера человека определяет степень воздействия на индивидуума внешних факторов и его реакцию на эти факторы.

В настоящее время не существует единой общепризнанной теории эмоций. Эмоции и чувства изучались Якобсоном, Симоновым, Куликовым, Изардом, Линдсли, однако до сих пор проблема эмоций остается загадочной и во многом неясной.

2.Одним из основных чувств, которое испытывает человек, обращаясь к психологу, является тревожность. Консультируя тревожных клиентов, важно знать не только способы, которыми они маскируют свою тревожность, но и средства, с помощью которых стремятся избавиться от неприятного воздействия тревожности. Этими средствами служат механизмы психологической защиты, которые функционируют автоматически, на бессознательном уровне. Основные механизмы - вытеснение, регрессия, проекция, интроекция, рационализация, интеллектуализация, компенсация, реактивное формирование, отрицание, смещение.

Тревожность представляет собой сложный основополагающий фактор психо-эмоционального климата психологического консультирования и является основой психологической защиты.

3.Комплекс различных методов, объединенных одним общим принципиальным подходом к лечению, образует систему или направление в психотерапии. Широко распространено психоаналитическое, бихевиоральное, экзистенционально-гуманистическое направление, а т. ж. психоанализ, трансактный анализ, гештальт-терапию.

Многообразие методов терапии определяет широкий спектр ее использования в практической деятельности.

Анализ литературных источников, и сделанные нами теоретические выводы, позволяют нам перейти к практическому изучению тревожности и психологической защиты у лиц (мужчин) со стойкой алкогольной зависимостью в возрасте 30-35 лет.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий