Военно-психологические вопросы в сочинениях Джона Б. Уотсона - как основоположника бихевиоризма (стр. 2 из 3)

Мы, следовательно, можем определить навык, как мы определяем инстинкт, то есть, как сложную систему рефлексов, которые функционируют в сериальном порядке, когда дитя и взрослый сталкиваются с соответствующим стимулом, поскольку мы добавляем к нашему положению, что в навыках шаблон и порядок благоприобретены, тогда как в инстинкте они наследственны. Из этого определения следовало бы ,что, поскольку это касается наблюдением над отдельным действием взрослого, мы не могли бы отличить инстинкт от навыка, так что здесь вновь требуется генетический метод, чтобы определить отношения между обоими. Следует отметит , что обыкновенно инстинктивная реакция связана довольно прочно с определенным особым стимулом или ситуацией, тогда как в приобретенной деятельности один и тот же предмет может вызвать у образованного человека буквально сотни различных действий, в зависимости от мелких различий в их постановке от его потребностей в данный момент. Подумайте о числе поступков, которые могут быть вызваны у одного и того же индивида видом куска обработанного дерева, кожи, камня, мрамора или металла.

Образование навыков у взрослого.

Процесс образования навыков у взрослого в различных отношениях отличается от только что изученного у ребенка. Более тонкие мышцы его подвижных членов еще не координированы в общеполезные системы навыков, действиям не хватает определенности и резкости. Его обучение хватанию леденца и торможение хватания свечи являются приобретениями, которые послужат ему не только в этих особых ситуациях, но также и почти во всех навыках, которые он в будующем будет образовывать. С некоторой уверенностью можно сказать, что действительно имеют место процессы нейро-физиологического роста, так как обычно утверждается, что движение плеч, локтей, кистевого сустава и кисти выступают много раньше более тонких движений пальцев. Мы отчасти убедились в этом при нашем изучении противопоставления большого и первого пальцев. Это более раннее развитие крупных мускулов принимается во внимание на первых ступенях при обучении детей письму посредством пользования сначала более грубыми движениями и постепенного перехода к более тонким. Сомнительно , правилен ли такой педагогический прием, так как , когда дети достигают возраста обучения письму , тонкие движения пальцев, несомненно уже возможны: ребенку просто приходится обучаться двойной серии навыков. В истории психологии было рано доказано, что реакция на разностный контакт у ребенка тоньше , чем у взрослого. Это происходит вследствие того, что у ребенка развиты все приводящие окончания, а так как рука его меньше , чем у взрослого, то окончания расположены теснее. Тот же аргумент, конечно, и в отношениях кинэстетических окончаний в мускулах. Впрочем здесь мы вновь вступаем скорее в область проблем, чем установленных фактов. У взрослого многие тысячи опытов , подобных только что нами рассмотренным, привели к известной организации, и большинство навыков, которым он еще должен обучиться , пользуется , хотя бы отчасти, организацией , приобретенной при образовании прежних навыков. Это является некоторым образом его силой и в то же время его слабостью. Наши привычные способы пользования нашими мускулами так фиксируют их , что необычные или совершенно новые виды деятельности усваиваются с большей трудностью , чем если бы наши мускулы не были закреплены в таких привычных формах . Тридцатипятилетнему человеку трудно научиться хорошо нырять или в совершенстве пользоваться своим кистевым суставом для отбивания теннисного мяча.; для женщины практически невозможно стать балериной или научиться танцевать на носках, если она не начала упражняться в возрасте десяти лет или раньше.

Мы , однако, увидим далее при изучении влияния возраста на образование навыков, что представление о неупругости мускулов в среднем возрасте преувеличено. Несомненно имеется разница в возможностях приобретения у взрослого и у подростка , но мы обсудим этот вопрос далее.

Наблюдая 120-дневного ребенка , мы видели, что инстинктивные факторы приходят в действие, как только он становиться в положение , к которому он не был приспособлен. У человека в подобном положении появляется вместо детской случайной деятельности привычная единая преж-де заученная деятельность. Предположите, что мы пытаемся обучить его игре в теннис. Он точно схватит рэккет, но может быть в неправильном месте. Он орудует ей довольно неуклюже , может быть так , как он бы действовал битой для бейсбола или доской - одним словом так , как ему в прошлом чаще всего приходилось орудовать с предметами такого типа. В общем , будучи поставлен в новое положение, он пробует сначала одно старое действие, затем другое. Если эти отказываются служить , то появляются дробные и частичные реакции. Положение в любое время может стать эмоциональным, в особенности когда его прежняя организация неспособна ему помочь . Тогда он возвращается обратно к детским типам реакций; он может бросить предмет на пол, топтать его , тянуть ,вертеть его и наугад обрабатывать каждую часть его и, наконец, в ярости своей ,сломать его. Случайно, но редко, детские реакции приводят к приспособлению, так как при эмоциональном возбуждении освобождается большее число случайных действий , чем тогда , когда индивидуум работает при организованном объединенном уровне. Обычно взрослые, как мы упоминали, в новых положениях действует упорядоченно. Взрослый сначала берется за наиболее простые вещи, объединяет их, как может, а каждое сочетание облегчает следующий шаг, пока задача не разрешена.

Закрепление навыков.

В настоящее время не имеется удовлетворительного способа для изображения формирования навыков при помощи терминов причины и следствия. Такому изложению посвящено много монографий и отдельных глав, но хотя нам, как мы увидим дальше, известно много факторов , влияющих на образование навыков , мы все же не можем подробнее установить всю последовательность явлений при усвоении какого-либо индивидуального навыка. В начале навыка появляются, как мы видели , так называемые случайные движения( если у субъекта не возникает ни положительных , ни отрицательных наклонностей к реакциям, то не может образоваться никакой навык). Между этими случайными движениями имеется одна группа или комбинация, которая завершает приспособление; это- "успешная". Все прочие с поверхностной точки зрения, кажутся не нужными. Но следует напомнить, что реакции организма обусловливаются его снаряжением. При столкновении с задачей решение которой не может быть выполнено непосредственным инстинктивным актом , принадлежащим к раннее сложившимся навыкам, весь организм начинает работать каждой своей частью , но без согласованности. Действует не только руки , ноги и туловище, но также и сердце , желудок, легкие и железы. Мы знаем, что когда новый навык уже установлен, то организм, как целое действует гладко, каждая частичная реакция связана с каждой другой частичной реакцией, причем все стремиться сделать выполнимой правильную работу группы движений, приводящих к конечному приспособлению. Образование самого простого навыка является чрезвычайно сложным делом. Мы склонны думать , что успешное действие представляет собой лишь небольшую группу движений, включающих, например ,только кисти и пальцы. Это неверно. Даже такое простое , по-видимому, дело, как успешный выстрел из ружья, требует много способствующих движений во всем теле. Когда правая рука приподнимает ружье, все части тела приготовляются вступить в дело- принимаются известные позиции, чтобы укрепить тело, мускулы спины напрягаются сильнее, левые кисть и рука начинают принимать нужное положение, чтобы схватить конец дула, плечевые мышцы сокращаются, и наконец , за момент до выстрела задерживается дыхание, а когда нажимается собачка, то туловище уже готово выдержать отдачу.