регистрация / вход

Использование метафор и историй с целью наведения транса

МОСКОВСКИЙ ЭКСТЕРНЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Академия педагогики Факультет психологии Реферат по курсу “Суггестология и гипноз” “

МОСКОВСКИЙ ЭКСТЕРНЫЙ

ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Академия педагогики

Факультет психологии

Реферат по курсу “Суггестология и гипноз”

“Использование метафор и историй с целью наведения транса”

Фамилия, и.о. студента

Студенческий билет

Преподаватель ______________________

Рецензент ______________________

199 9


Нормативная часть

1. Классические формы суггестивного воздействия

Теории классического гипноза

Исследования внушения в экспериментальной психологии и психофизиологии

Внушение и раппорт

Методы и техники гипнотизации

Использование гипносуггестивных методов в психотерапии и психологической помощи

2. Неклассические суггестивные техники и эриксонианский гипноз

Использование суггестивных техник в образовании

Основные представления об эриксонианском гипнозе

Особые стратегии в рамках эриксонианского гипноза

3. Самогипноз

Самовнушение и самогипноз

Варианты аутосуггестивных воздействий

Творческая часть

«Использование метафор и историй с целью наведения транса»

Введение

Варианты использования терапевтических историй в психологической практике

Приёмы эффективного составления терапевтических историй

Роль терапевтических историй в психологической помощи детям

Терапевтическая история как средство активизации трансового внимания

Заключение

Список литературы


Нормативная часть

1. Классические формы суггестивного воздействия

Теории классического гипноза

История развития представлений о внушении и гипнозе насчитывает тысячелетия – жрецы древних цивилизаций всегда умели вызывать “святой сон”, предназначенный для лечения различных болезней и расстройств. Примерно в 1530 году швейцарский врач Парацельс создал теорию, согласно которой здоровье человека зависит от влияния некоего магнетического флюида, который представляет собой излучение небесных тел. В дальнейшем различными исследователями эта мысль была развита – считалось, что сам человек излучает магнетические поля, которыми может контролировать психическую и физическую жизнь других людей.

Спустя более чем два столетия венский врач Франц Антон Месмер развил эту теорию и занимался лечением в соответствии с её принципами. Основные понятия месмеризма следующие: а) для успешного лечения сам месмерист должен быть здоров; б) месмеричская сила зависит от индивидуальных особенностей субъекта; в) для магнетизирования нужно выбирать спокойное место, одеваться легко; на ход процесса также влияют сомнение, моральные воздействия; г) магнетический сеанс постепенно удлиняется с 10 до 20 минут и т.д. Основным достижением Месмера была не его псевдонаучная теория, а разработанный им метод погружения в транс, который он увязал с сомнамбулизмом. Он видел, что терапевтическое воздействие наиболее качественно по отношению к пациентам, погружённым в состояние транса.

Само понятие “гипноз” (от греческого “сон”) ввёл хирург Джеймс Брэд. Он сделал вывод, что феномен магнетизма обязан не воздействию потусторонних флюидов, но воздействию сил, которые имеет сам индивид, находясь в состоянии транса. Далее, врач-француз А.А. Льебо усовершенствовал сам способ гипнотизации, повысив действенность лечения. Продолжателем дела Льебо стал профессор медицинского института в Нанси И. Бергнейм. Вместе с большой группой учёных он приступил к широкому исследованию гипноза и сопутствующих явлений. Бернгейм первым указал на существование внушения в бодрствующем состоянии посредством механизма самовнушения.

В то же время в парижской больнице Сальпетриер практиковал невролог Ж.М. Шарко, также исследовавший гипноз и проводивший эксперименты с больными истерией. Шарко выделил три характерные стадии гипноза, но сформулировал неправильный вывод о происходившем, решив, что повышенная внушаемость составляет главную черту больных истерией и стало быть, явления гипноза относятся к патологическому состоянию.

Школа Нанси вела яростный спор со школой Сальпетриер по этому поводу, в результате доказав, что гипнотического состояния можно добиться у любого психически здорового человека при помощи внушения.

Исследования внушения в экспериментальной психологии и психофизиологии

Русские учёные трезво подходили к учению о животном магнетизме, но в то же время стали исследовать практическую и лечебную деятельность месмеристов. Профессор Харьковского университета В.Я. Данилевский в многочисленных экспериментах изучал гипнотические явления у животных. В 1891 году он сделал вывод, что гипнотическое состояние у человека и у животных очень сходно по проявлению. Он объяснял гипноз, как паралич воли и самостоятельности мышления, а причиной считал психическое принуждение. Конечно, это было далеко от действительности.

Русский психофизиолог В.М. Бехтерев, изучая особенности гипнотического состояния человека, пришёл к выводу, что большую роль при наступлении гипнотического состояния человека играют словесное внушение и ряд физических раздражителей. Он подразделял гипноз на три стадии – малый, средний и глубокий. Бехтерев изучал особенности повышенной внушаемости в коллективе, разработал методику коллективного гипноза, которую использовал при групповом лечении больных.

И.П. Павлов установил условия, способствующие повышению восприимчивости к внушению. Согласно Павлову, основой повышенной внушаемости является понижение предела работоспособности корковых клеток, что вызывает их облегчённую тормозимость. На основе учения Павлова врач Е.С. Катков разработал подробную классификацию различных стадий и степеней глубины гипноза. Более поздние исследования установили, что гипноз не может быть частичным торможением коры головного мозга, так как понятие “торможение” неприменимо к популяции нервных клеток головного мозга.

В наши дни на кафедре психотерапии Центрального института усовершенствования врачей удалось установить, что гипноз возникает как качественно самостоятельный режим работы мозга, не похожий ни на сон, ни на бодрствование. Был сделан вывод, что первостепенное место в возникновении и протекании гипноза принадлежит далеко не полностью сознаваемым психологическим факторам, а именно характеру воздействий, исходящих от гипнотизирующего, а также значимых установок испытываемого.

Внушение и раппорт

Внушение – это подача информации, воспринимаемой без критической оценки и оказывающей влияние на течение нервно-психических и соматических процессов. Внушение содержится в любом общении людей. Любая речь – это внушение, действенное или нет в зависимости от таланта и умения говорящего и готовности слушающего поверить, от активности и достаточности ума. Внушением можно назвать всякое информационное воздействие на личность помимо сознательного контроля разума.

Сопутствующее внушению понятие – внушаемость. Человек обладает врождённым механизмом податливости ко внушению, который находится в определённой связи с присущими людям способностями к научению и развитию. При проведении гипноза важен учёт внушаемости пациента. Её можно определить с помощью ряда специальных приёмов. Их принцип заключается в том, что если пациент показывает в этих испытаниях плохие результаты, то он скорее всего будет сопротивляться погружению в гипнотическое состояние. К ним относятся: тест равновесия тела (приёмы с падением назад или вперёд), внушение сцеплённых пальцев рук или век глаз, определённых внушённых запахов, внушение невозможности согнуть руку/ногу или встать со стула, внушение забыть свою фамилию и ряд других.

Словесный контакт гипнотизирующего с гипнотизируемым, находящимся в гипнотическом состоянии, называется раппорт. Он может быть изолированным, когда реакция происходит только на слова гипнотизёра, или обобщённым – пациент может различать тембр или интонации голоса гипнотизёра. В недирективном гипнозе бывает и несловесный раппорт – например, путём синхронизация дыхания.

Методы и техники гипнотизации

Многолетний опыт использования гипноза в лечебных целях способствовал выделению из общей массы заболеваний тех, при которых гипнотерапия даёт наиболее хорошие результаты. Это в первую очередь неврозы и наркомания. Особенно благоприятные результаты наблюдаются при применении гипнотерапии для устранения невротических симптомов, навязчивых страхов и состояний, характерных для психастении, при бессоннице, при депрессивных состояниях, при сексуальных неврозах. Гипнотерапия полезна даже при лечении кардиальных неврозов или стенокардии. Многие авторы указывают на то, что гипноз может вызывать улучшение состояния и оказать срочную помощь во время приступа астмы, избавлять от аллергии. Гипнотерапия даёт прекрасные результаты при лечении больных, страдающих ожирением – ведёт к нормализации обменных процессов, снижению аппетита. Также показано применение гипноза в урологии и гинекологии. Перечислять можно долго; я подытожу тем, что эффективность гипнотерапии общеизвестна при почти любых заболеваниях и как метод психопрофилактики.

Выделяется два основных метода гипнотического воздействия: авторитарный и недирективный. Авторитарный гипноз – техника медицинского гипноза, гипнотические индукции, предполагающие обусловленное повиновение пациента. Напротив, методики недирективного гипноза основаны на строго индивидуальном подходе и недекларированном характере воздействия.

Обычные методы в практике гипноза – воздействие на зрительный анализатор, воздействие на слуховой анализатор, воздействие на кожный анализатор, а также вербальное (словесное) воздействие. При воздействии на зрительный анализатор гипнотизируемого просят фиксировать взгляд на предмете, расположенном на расстоянии примерно 25-30 см от глаз. Внушения монотонны, повторяются многократно, носят конкретный образный характер. К способам воздействия на слуховой анализатор относятся все методы, при которых проводится использование шумовых и звуковых раздражителей. Хорошо известно действие тикающих часов, стука метронома, однообразного гудения, шума колёс поезда и так далее. Речь гипнотизёра при проведении словесного внушения должна работать соответственно – быть монотонной, тихой, однообразной. Воздействие на кожный анализатор заключается в использовании так называемых пассов, а именно слабых однообразно повторяющихся раздражений кожи. Наконец, при использовании вербального метода наступление гипнотического транса достигается одними словами. Большую роль играют слова, ритм и интонация речи: гипнотизёр произносит слова внушающим тоном, иногда растягивая некоторые слова с небольшими паузами между фразами.

Теперь я рассмотрю возможные стадии гипнотического состояния. Принято основное деление на три стадии, внутри которых также проводятся градации. Для краткости я опишу лишь стадии в общем. Показатели первой стадии – ощущение покоя, приятное состояние лёгкости в теле, контроль над мыслями, сохранение чувствительности и возможность выхода из этого состояния самостоятельно. По мере дальнейшего погружения ощущается дремота и сонливость, вялость течения мыслей, расслабленность мышц, невозможность открыть веки или двинуть рукой. Вторая стадия характеризуется сонливостью и затруднённостью движений, лёгкой степенью каталепсии. Дальнейшее погружение вызывает резкую сонливость, восковидную и затем “пружинящую” каталепсию, значительное ослабление кожной чувствительности, полное исчезновение собственных мыслей. Наконец, третья стадия характерна иллюзиями, галлюцинациями, полным торможением деятельности второй сигнальной системы. В самой глубокой фазе галлюцинации реализуются постгипнотически, остаётся амнезия после пробуждения, возрастная регрессия и возможность вызова повторного гипноза.

Что касается упомянутого феномена возрастной регрессии, то она относится к впечатляющим феноменам транса. человек, переживающий это состояние, может вспомнить подробности своей прошлой жизни на заданном этапе, описать значимые приятные или неприятные впечатления. Регрессия обеспечивает воспроизведение форм поведения, свойственных раннему периоду жизни, который исключает возможность симуляции. Это подтверждают эксперименты и фактические результаты – например, выполненные субъектом рисунки.

Использование гипносуггестивных методов в психотерапии и психологической помощи

Рассмотрю всего несколько из возможных методов применения техник гипноза и суггестии в практике психотерапии и психологической помощи.

Для лечения больных алкоголизмом применяется известный суггестивный метод, а именно “кодирование” по А.Р. Довженко. Сущность его заключается в создании стойкой психологической установки на длительное воздержание от алкоголя, которая создаётся путём применения комплекса психотерапевтических приёмов и подходов, реализующихся посредством стрессовых воздействий, направленных на активизацию инстинкта самосохранения (в частности). Метод применяется в несколько этапов. На вводном этапе формируется и укрепляется установка на лечение и на безусловно положительный исход. Применяется косвенное внушение. На втором этапе вводится в действие инстинкт самосохранения, формируется “культ личности” врача. Проводятся групповые занятия с применением ряда психотерапевтических приёмов, осуществляемых на фоне гипноидных состояний. На передний план выступает рациональная психотерапия. По мнению Довженко, устранение фиксации личности на борьбе с желанием выпить приводит к исчезновению влечения к алкоголю. Больным внушается, что направленными усилиями врача у них в мозгу формируется устойчивый очаг возбуждения нервных клеток, блокирующий влечение к алкоголю на длительные сроки. Наконец, третий этап (собственно кодирование) занимает 2-3 минуты и представляет собой императивное внушение.

Применение гипноза и гипноанализа в работе невротиками представляет собой эффективный метод и позволяет сократить продолжительность психоанализа. Гипноанализ сочетает гипноз с психоанализом, катарсическими приёмами и др. Обычно пациента обучают методам быстрого погружения в гипнотическое состояние; впоследствии для анализа используются свободные ассоциации в гипнозе, внушённые сновидения, возрастная регрессия и т.д.

Ещё один вид применения гипносуггестивных методов – развитие творческих способностей. Влияние транса на творческие возможности исследовалось Бауэрсом (1967), Криппнером (1968) и др. Результаты исследований выявили, что освобождение индивидов от действия защитных функций обыденной жизни (боязнь критики, привязанность к общепринятому, неуверенность) в состоянии гипнотического транса повышает творческие возможности. Советские авторы (В. Райков и О.Тихомиров) также проводили подобные эксперименты и в результате показали, что активация творчества в гипнозе зависит от внушённых условий и того образа личности, который испытуемому внушается.

Неклассические суггестивные техники и эриксонианский гипноз

Использование суггестивных техник в образовании

Гипноз и внушение применяются в активном методе обучения с элементами релаксации, внушения и игры – методе погружения. Это система обучения, создающая у учащегося внутреннее ощущение свободы, раскрывая потенциальные возможности человека. Метод погружения нашёл своё применение прежде всего при обучении иностранному языку. Он обходит традиционную установку на обучение как тяжкий труд, и, используя различные формы внушения, обеспечивает возрастающую уверенность человека в собственных силах и облегчает ему переход от обучения к самообучению.

В 50-ых годах болгарским исследователем Г. Лозановым была разработана суггестопедия – несколько упрощая, это педагогика, использующая суггестивные приёмы в обучении. Основные принципы суггестопедии: принцип радости и ненапряжённости; принцип единства “осознаваемое – неосознаваемое”; наконец, принцип суггестивной взаимосвязи “учитель – учащийся”. Суггестопедия избегает поведенческой псевдоактивности, утомляющей и не облегчающей усвоение нового материала; наоборот, она рассчитана на внутреннюю активность, которая проистекает от хорошо мотивированного положительного отношения к конкретному учебному процессу. Признаётся, что для мобилизации резервной активности человека важны факторы мотивации.

В настоящее время суггестивные методы применяются и в спорте. С помощью внушённого сна-отдыха происходит восстановление работоспособности быстрее, чем с помощью отдыха в состоянии бодрствования. Гипноз и аутогенная тренировка являются зарекомендовали себя как эффективное средство ликвидации неблагоприятных предстартовых состояний. Внушённый сон-отдых рекомендуется как действенное средство психопрофилактики нервно-психического напряжения при целом ряде психических состояний спортсменов.

Основные представления об эриксонианском гипнозе

В отличие от определённых и авторитарных методов классического гипноза, недирективный метод Милтона Эриксона более гибок, индивидуальнее и носит недекларированный характер.

Согласно Эриксону, гипнотический транс – это такое состояние психики, в котором она наиболее способна к изменению и к восприятию нового знания. Это не искусственно вызванное сонное состояние. Психотерапевт не возвышается над клиентом, не подчиняется его себе; клиент отнюдь не следует велениям чужой воли. Транс – это естественное состояние, переживавшееся каждым человеком. Чтобы помочь клиенту войти в транс, необходимо овладеть его вниманием и направить его внимание вовнутрь, побуждая к внутреннему поиску и добиваясь гипнотического отклика. Таким образом, транс не является исключительным состоянием. Более того, вновь обретая способность входить в транс, человек становится достаточно гибким, чтобы измениться.

Согласно Эриксону, в трансовом состоянии человек больше способен к “бессознательному обучению”. Транс является тем состоянием, которое облегчает обучение и делает открытость и готовность принять изменения наиболее вероятными.

Одной из целей наведения транса является создание физиологического состояния, в котором человек мог бы начать создавать новые образы достижения, менять установки, что позволило бы ему по-новому направить свою жизнь.

Техники наведения транса в традиции М. Эриксона

Психофизиологические признаки транса следующие: расширение зрачков, фиксация взгляда, замедление мигательного и глотательного рефлексов, уменьшение количества движений, расслабление мышц, более медленное и ритмичное дыхание, снижение пульса и частоты сердцебиения, разглаживание мышц лица и изменение его цвета, ослабление реакции на внешние шумы, спонтанное идеомоторное поведение и т.п.

Согласно одной из рекомендаций самого Эриксона, если транса нет, следует вести себя так, будто он есть.

Стиль наведения транса в традиции Эриксона называется индирективным неслучайно. Каждый человек испытывает настоятельную потребность в сохранении свободы и целостности. Психотерапевт просто присоединяется к миру проблем человека, в полной мере уважая его интегрированность, принимая его таким, каков он есть. Когда психотерапевт чувствует, что межличностные связи уже сложились, он начинает привлекать внимание человека к фрагментам его внутреннего опыта, который находится вне его сознания, таким образом ведя его к тем ресурсам, которые он имеет, но не замечает.

По Эриксону, чтоб расширить систему проблем человека и превратить её в систему решения, необходимо сначала присоединиться к замкнутой системе проблемы и присоединиться так, чтобы не ощущалось никакого различия между клиентом и психотерапевтом. Присоединение является необходимой настройкой для образования раппорта. Можно настроиться на любую часть внешнего поведения человека. Например, возможна подстройка путём “отзеркаливания” позы или подстройка путём синхронизации дыхания, ритма речи, присоединения к микродвижениям типа касания подбородка во время разговора и т.п.)

Рассмотрим для примера одну из техник присоединения и веденияпо формуле “Х и Х и Х и Х и У”. Утверждение Х – утверждение присоединения. Это абсолютно истинное утверждение о поведенческих реакциях, которые возникают у клиента. Утверждение У – утверждение ведения, т.е. утверждение, которое приводит к возникновению у клиента состояния транса. Пример:

Вы сидите в своём кресле (утверждение присоединения).

И вы смотрите на меня (утверждение присоединения).

И вы легко дышите (утверждение присоединения).

4. Я с вами разговариваю (утверждение присоединения).

И вы можете начать расслабляться (утверждение ведения).

Одна из ряда особых стратегий, важное звено в алгоритме эриксоновского гипноза – диссоциация сознания и бессознательного. Психотерапевту необходимо научиться строить сложные предложения, которые оказывают на клиента определённое влияние, используя слова “сознание” и “бессознательное”, а также синонимы этих слов – “на заднем плане сознания”, “в центре внимания”, “на периферии внимания”.

Техники, применяемые в эриксоновском гипнозе для утилизации транса, обладают универсальным характером. Их можно применить для наведения транса и для внушения в состоянии бодрствования. Существует шесть типов косвенных сообщений, или речевых стратегий: трюизмы; допущения; вопросы и утверждения, направленные на привлечение внимания; противопоставления; “выбор без выбора” и “право выбора”. Например, трюизмы используются, когда определённые инструкции терапевта маскируются под рассуждения; допущения (пресубпозиции) – это фразы, в которых искусно предполагается наличие какого-либо предмета или явления; противопоставления используются в предложениях наподобие “Чем дольше вы сидите на стуле, тем глубже вы входите в транс” и т.д. Выбор без выбора: “Вы хотели бы войти в транс с открытыми глазами или с закрытыми”. То есть человеку предоставляются на выбор несколько возможностей, каждая из которых терапевта вполне устраивает. Наконец, при использовании “права выбора” терапевт привлекает своей интонацией внимание человека к той реакции, которой хочет y него вызвать, предлагая ему полную свободу выбора. Клиент чувствует облегчение, так как начинает понимать, что не должен реагировать каким-либо определенным образом.

Один из любимых приёмов Эриксона в наведении транса – левитация руки. Упрощая, процедура выглядит следующим образом. Клиент расслабляется, сосредотачиваясь на ощущениях и впечатлениях, которые он чувствует в руках. Терапевт недирективным методом внушает ему “неощутимые движения” в руке, призывая пристально смотреть на свою руку, старясь уловить момент, когда движения станут видимыми. То есть внушение не носит авторитарного характера, клиенту любопытно узнать, что произойдёт, и он будет рассматривать это как продукт собственного опыта, ассоциируя свои ощущения со словами психотерапевта. Затем производится первое реальное внушение – клиенту внушают, что какой-то из пальцев начинает двигаться первым, пальцы раздвигаются и т.д. Затем следуют дальнейшие внушения (один палец поднимается, остальные пальцы следуют за ним, поднятие кисти руки, усталость глаз, внушение сонного состояния и т.д.) Если рука клиента поднимается, то ему внушают, что он уснёт именно потому, что его рука поднимается (происходит взаимное усиление). Ему предлагается самому регулировать темп погружения в сон, с тем чтобы в момент, когда его рука коснётся лица, у него создалось впечатление, что он заснул потому, что сам этого хотел. Наконец, клиент входит в транс.

Значительным вкладом в развитие гипноза сам Эриксон считал свою технику вставленных сообщений. Идея Эриксона состояла в том, чтобы составить текст внушения, а затем “растворить” его в некоем рассказе нейтрального содержания, обозначая впоследствии неким образом значимые слова, составляющие текст внушения. При этом терапевт опирается на способность к ассоциативному мышлению. Техника вставленных сообщений оказалась лучшей ловушкой для сознания. По идее, само выделение, подчёркивание сообщений не является чем-то необычным; как и внушение, это – составляющая часть человеческого общения. Способы выделения вставленных сообщений могут быть разнообразны:

а) речевыми (изменение громкости, темпа, интонации речи; применение сопутствующих речи звуков и т.д.);

б) визуальными (жестикуляция, изменение положения тела, изменение мимики);

в) кинестетическими (прикосновение, поглаживание, похлопывание и т.п.);

г) смешанными (изменение дистанции до собеседника, совмещение речи с поворотом головы, совмещение движений со звуками и т.д.).

3. Самогипноз

Самовнушение и самогипноз

В настоящее время существует несколько десятков различных модификаций психической саморегуляции. Наиболее распространённые – метод самовнушения Куэ, аутогенная тренировка по Шульцу, прогрессирующая релаксация Джейкобсона, имаготерапия и т.д. По своим психофизиологическим механизмам они не имеют существенных различий с гипнозом. Многие исследования показывают, что психические явлени, связанные с психической саморегуляцией, представляют собой особые формы самогипноза. Приёмы психической саморегуляции в лечебной практике применялись ещё в глубокой древности.

В 20-ые годы наибольшее распространение получил метод самовнушения французского аптекаря Куэ, который назвал его “школой самообладания путём сознательного самовнушения”. Главный тезис Куэ был: нет внушения, есть только самовнушение. Больным предлагалось ежедневно, сидя или лёжа в удобной позе, мысленно или шёпотом повторять по 20-30 раз формулы самовнушений типа: “Мне становится лучше и лучше… Моё зрение улучшается…” Такие сеансы рекомендовалось 3-4 раза в день в состоянии покоя и расслабления, особенно перед сном.

В 1932 году немецкий невропатолог И. Шульц опубликовал монографию “Аутогенная тренировка – сосредоточенное расслабление”. Аутогенная тренировка представляет собой активный метод психотерапии, психопрофилактики и психогигиены, направленный на восстановление динамического равновесия системы гомеостатических саморегулирующих механизмов организма человека, нарушенных в результате стресса. АТ имеет две ступени – низшую и высшую. Первоначальный курс содержит шесть стандартных упражнений. Начинается аутотренинг с обучения расслаблению мышц, после этого следуют занятия по овладению сердечно-сосудистой системой, влиянию на вегетативную нервную и косно-суставную системы. Аутогенная тренировка наиболее эффективна при лечении неврозов, особенно при неврастении, функциональных расстройств и психосоматических заболеваний.

Овладение высшей ступенью АТ даёт возможность вызывать трансовые состояния различного уровня. Прежде чем приступить ко второй ступени АТ, тренирующийся должен освоить первую ступень, научившись удерживать себя в состоянии аутогенного погружения по часу и более. Упражнения АТ-2 по замыслу Шульца должны научить вызывать сложные переживания, приводящие к излечению через “аутогенную нейтрализацию” и катарсис. Анализируя описание медитативных упражнений по Шульцу, можно заметить, что они сводятся к серии приёмов своеобразного аутопсихоанализа.

Прогрессирующая мышечная релаксация по Джекобсону основана на том, что с помощью концентрации внимания сначала формируется способность улавливать напряжение в мышцах и чувство мышечного расслабления, а затем отрабатывается навык овладения произвольным расслаблением напряжённых мышечных групп. Все мышцы делятся на 16 групп. Последовательность упражнений – начиная от мышц верхних конечностей к мышцам нижних конечностей. Сначала производится кратковременное напряжение группы мышц, которые затем полностью расслабляются, и внимание сосредотачивается на чувстве релаксации в этой области. После полного расслабления переходят к следующей группе мышц. На заключительном этапе пациент после повседневного анализа локальных мышечных напряжений, возникающих в стрессовых ситуациях, самостоятельно достигает мышечного расслабления и преодолевает эмоциональное напряжение.

Самогипнозом называется гипнотическое состояние, вызываемое субъектом по собственной инициативе. Обучение самогипнозу может проводиться: а) непосредственно под гипнозом в присутствии психолога, б) либо самостоятельно.

Варианты аутосуггестивных воздействий

В завершение рассмотрю только часть из арсенала применяемых в настоящее время методик самогипноза.

Метод “управляемых оживлённых сновидений” (или гипнотическая имагогика) используется для лечения невротиков. Основная идея метода – в вертикальном направлении. Пациента просят погрузиться на дно моря и подняться на высокую гору. В состоянии углубленного самогипноза эти образы выступают яснее, живее и более обильно. Процедура, по замыслу её создателей, дополняет психоанализ, сокращая его время.

Гипноанализ заключается в том, что пациенты образно переживают в гипнотическом состоянии свои сновидения, узнавая дальнейшие подробности, понимая связи и значение.

Метод “свободных оживлённых сновидений” был разработан в 1956 г. А. Аргусом. Особое значение придавалось тому, чтобы пациент развивал полностью свободные образы, без влияний и направлений с чьей-либо стороны.

Метод “символической визуализации” имеет тесную связь с психосинтезом и даёт возможность при определённых конфликтных ситуациях образно пережить освобождающие и исцеляющие символические события.


Творческая часть

«Использование метафор и историй с целью наведения транса»

Введение

Многие направления психотерапии (эриксонианский гипноз, НЛП, гештальт-терапия, экзистенциально-гуманистические направления) используют метафору как средство воздействия.

В современной психотерапевтической практике с необыкновенным успехом использовал терапевтические истории Милтон Эриксон. Многие из этих историй опубликованы в книгах “Мой голос останется с вами”, “Семинар с доктором М. Эриксоном”, “Необычная терапия”, и “Человек из Февраля”. Милтон Эриксон придавал большое значение активизации психического механизма научения при работе с метафорами.

Метафора является одним из средств структурирования опыта. Метафора представляет собой словесную формулировку реальности во всём её многообразии, воспринимаемом как сложная, но упорядоченная совокупность свойств.

Предполагается, что клиент, просящий у консультанта содействия в разрешении проблем, имеет уникальный опыт и присущие ему представления и специфические идеи. Это объясняется тем, что каждый человек имеет собственную модель мира, которая включает в себя все переживания и все обобщения этих переживаний. Поэтому самым главным требованием , предъявляемым к метафоре в отношении её эффективности, является то, что она должна взаимодействовать с клиентом в его модели мира. Выражение Эриксона “встретить клиента в его собственной модели мира” означает то, что метафора должна сохранить структуру данной проблемной ситуации. Если проблема клиента и приведенная метафора имеют сходство в структуре, бессознательно или даже сознательно клиент будет связывать их друг с другом.

Целью терапевтических метафор является “запуск” сознательного или подсознательного поиска, который может помочь человеку в использовании своих личных ресурсов для такого обогащения модели мира, в котором он нуждается, чтобы справиться с занимающей его проблемой.

Метафоры (в форме волшебных сказок, стихов, анекдотов) сознательно и подсознательно используются терапевтами, чтобы помочь клиентам осуществить желаемые ими изменения. Клиент может выражать какие-либо области своего опыта, где он чувствует ограниченность удовлетворяющих его выборов, или же, возможно, не видит никаких других альтернатив, кроме той, которой он располагает в данное время и которой недоволен. В этом случае терапевт может рассказать ему историю из своей собственной жизни или из жизни другого клиента, или придумать новую. Терапевт исходит из того, что опыт другого человека в преодолении проблем, сходных с проблемой данного клиента, даст ему, прямо или косвенно, способ, при помощи которого он сможет справиться с ситуацией.

Варианты использования терапевтических историй в психологической практике

Рассмотрю возможные варианты применения терапевтических историй, которые не исключают друг друга:

1. с целью иллюстрации:

Человеческая память работает так, что смысл рассказанной истории западает в память скорее, чем если просто констатировать эту же самую мысль. Выразительный рассказ задействует ассоциативное мышление, оживляет простую мысль, заставляет ее оседать в мозгу.

2. чтобы подсказать решение:

Возможно рассказать клиенту случай, который аналогичен его собственному, но открывает перед ним новую перспективу. Таким образом можно подсказать решение и достичь большего терапевтического эффекта, чем прямыми советами, которым клиенты не всегда следуют. Клиент сам устанавливает аналогию и находит выход из своего состояния.

3. для самоосознания:

Терапевтические истории могут быть использованы и как помощь в самоосознании, т.е. в формировании эмоциональной сферы, поведенческих норм, образа мышления, с тем чтобы клиент чувствовал себя более устойчиво в жизни. Подходящая к случаю история помогает клиенту как бы взглянуть на себя со стороны и дает подсказку, что нужно изменить.

4. чтобы инициировать новые идеи и усилить мотивацию:

Хороший консультант может составить историю, которая порождает в уме клиента определенную идею.

5. как средство воздействия на формы отношений:

Когда консультант анализирует межличностные проблемы (например, неуживчивость или манипулирование окружающими), приводимые им случаи из практики являются самым эффективным способом воздействия на формы отношений и наименее болезненным для пациента. На этих историях они учатся обретать душевное равновесие даже при осложненных отношениях с близкими.

6. как руководство к действию:

Прием сводится к тому, что психотерапевт выбирает из контекста своего рассказа значимую фразу и говорит ее прямо или косвенно клиенту. Установка может быть дана косвенно, особым выражением лица или голоса.

7. чтобы уменьшить сопротивление:

Будучи формой косвенного воздействия, терапевтические истории и метафоры помогают ослабить сопротивление к восприятию идей и стимулируют ассоциативное мышление. Подходящая история может незаметно натолкнуть клиента на нужную мысль. Обычно рассказ многозначен и, вслушиваясь, клиент отбирает то, что имеет к нему непосредственное отношение. Он как бы черпает силы для благотворных перемен в самом себе.

Практически с этой целью уменьшения сопротивления психологи-консультанты часто применяют известный метод Эриксона под названием “Тройная спираль”. Например, терапевт начинает рассказывать одну историю, прерывает рассказ в середине, рассказывает вторую и тоже прерывает её, затем полностью рассказывает третью историю. Далее он завершает рассказ второй и первой историй. Такой маневр мешает клиенту восстать против установки, посланной третьей историей. Возрастает вероятность того, что она скорее "осядет" в подсознании, хотя ему будет казаться, что он забыл о ней.

Эриксон часто использовал свои "байки" чтобы отвлечь пациента, а иногда даже вызвать у него раздраженную скуку. Это делалось для того, чтобы снизить сопротивление пациента и подготовить его к восприятию главной лечебной мысли.

8. чтобы переосмыслить проблему и определить её по-новому:

Переосмысление предполагает изменение стереотипа клиента. Определив проблему под новым углом, консультант соответственно находит иной способ решения и устраняет проблему.

как особый творческий способ общения:

Психолог побуждает клиента к творчеству и разнообразной деятельности, являя собой пример живого и интересного общения.

чтобы найти путь к своим духовным резервам:

Рассказы помогают клиенту разнообразить гамму своих эмоций, мыслей, поведенческих стереотипов. Любой человек может отыскать в прожитой жизни нечто такое, что поможет ему одолеть ту проблему, с которой он пришел к консультанту.

Приёмы эффективного составления терапевтических историй

Чтобы быть эффективной, терапевтическая метафора должна удовлетворять по крайней мере трём условиям:

а) обладать той же или подобной структурой, что и у содержания проблемы;

б) предлагать замещающий опыт, в котором человек имеет возможность действовать с другой точки зрения, имея ранее не замечавшиеся возможности выбора;

в) предлагать разрешение (ряд разрешений), таким образом ведя клиента к соответствующим выборам.

Основные шаги в конструировании метафоры обычно следующие

полностью определить проблему;

определить структурные составляющие проблемы и соответствующие “действующие лица”;

найти подобную, схожую по структуре ситуацию;

указать логическое разрешение, определить, чему надо научиться и найти контексты, где эти моменты будут очевидными;

облечь эти структуры в историю, которая будет занимательной и скроет намерение.

Некоторые психологи отмечают, что ряд терапевтических историй, рассказанных какому-то клиенту, при незначительной замене реалий и деталей могут стать оболочкой для конструирования метафор, подходящих для целого класса сходных случаев или клиентов.


Роль терапевтических историй в психологической помощи детям

Использование терапевтических метафор в семейной терапии является эффективным методом. Они нашли своё место и как метод психологической помощи детям. Применение разнообразно: жестокость родителей, энурез, школьное воспитание, приемные родители, пребывание в больнице, поведенческие и эмоциональные проблемы, школьные проблемы и фобии и др. Используя привычную для ребенка форму, терапевтическая метафора прячет свою истинную цель в ткани рассказа; ребенок воспринимает только описываемые поступки и события, не задумываясь о скрытом в них смысле.

По-моему, очень интересно написано о возможных вариантах использования метафор в книге «Терапевтические метафоры для детей и “внутреннего ребёнка”». Например, методика “обоюдного рассказа” Гарднера. Сначала ребёнку предлагается сыграть в игру, сочинив “с нуля” увлекательный рассказ, в котором есть начало, середина и конец и при этом содержится определённое поучение. Психотерапевт учитывая полученную из рассказа информацию, сочиняя свой рассказ с теми же действующими лицами и той же фабулой, но вплетая в ткань повествования моменты "более здоровой адаптации", которые отсутствуют в рассказе ребенка.

Психологи-консультанты отмечают в периодике, что для терапевтической работы с детьми подходят мульт-сериалы, которые легко превращаются в терапевтические, многосерийные, с любым необходимым продолжением в контексте непрерывных приключений любимых героев сериала. Многие дети предпочитают пересказы волшебных сказок, и лучшим материалом оказывается любимая сказка. Сам выбор – предпочтение той или иной сказки – даёт обычно дополнительную информацию как о клиенте, так и о проблемной ситуации и о путях работы с ней.

Подытоживая, приведу мысль Милтона Эриксона: лечение детей основывается на тех же принципах, что и лечение взрослых; надо использовать их естественную “жажду новых ощущений и открытость новому знанию”.

Терапевтическая история как средство активизации трансового внимания

Говоря о метафорах и терапевтических историях непосредственно с точки зрения наведения транса, то рекомендуется делать рассказ более длинным, вставлять косвенные внушения, использовать все модальности опыта, комбинировать различные моменты опыта. Особенно рекомендуется включать в истории, используемые для наведения транса, такие темы, как:

длинные поездки на автомобилях или поезде;

массаж или стрижка в парикмахерской

мечтание

слушание скучной лекции, чтение интересной книги

и тому подобное – потому что эти и аналогичные темы содержат ситуации, где состояние транса возникает естественным образом.

Многие практикующие психологи совмещают терапевтические истории с введением клиента в состояние лёгкого транса при помощи методик, взятых из нейролингвистического программирования. В трансовом состоянии, как известно, восприимчивость значительно увеличивается. Желательно, чтобы продолжительность рассказа составляла не менее двадцати-тридцати минут. Ключевые слова выделяются интонацией, изменением тона голоса. Часто используется работа с репрезентативной системой клиента, уделяя особое внимание “предикатам” его ведущей репрезентативной системы. Чтобы клиент получил по возможности глубокое и полное переживание рассказываемой ему терапевтической истории, используются слова, характерные и для других репрезентативных систем.

Чтобы ускорить нарушение сознательного состояния гипнотизируемого, на начальной стадии гипнотического внушения может быть использован прием запутывания. Рассказы сами по себе уже сбивают клиента с толку, выводя его из равновесия. Слушателя вынуждают вникать в смысл рассказа, осознавать применительно к себе его посыл. Дело еще больше запутывается тем, что рассказы многозначны по смыслу и имеют определенный подтекст. Истории отвлекают и расшатывают обыденное сознание и тем самым способствуют погружению пациента в гипнотическое состояние. Клиент становится более открытым и более восприимчивым ко внушению.

Таким образом, терапевтические истории можно использовать для моделирования гипнотического состояния. Например, консультант рассказывает новичку об ощущениях человека, побывавшего в состоянии гипноза. История подбирается и излагается таким образом, что новичок подсознательно переносит на себя гипнотические ощущения пациента, уже “умудренного” опытом погружения в гипноз. Таким образом, психолог достигает косвенного внушения.

Существует другой способ моделирования гипнотического состояния, когда с помощью целенаправленного рассказа клиента убеждают (осознанно или недирективно) в том, что он сам может воспроизвести некоторые явления классического гипноза. Например, в книгах описывается один из способов внушения Милтона Эриксона, где он обсуждает занятия в начальной школе, когда дети знакомятся с буквами алфавита и учатся запоминать их по памяти и визуально, не осознавая самого процесса запоминания. Подобное обсуждение выявляет ряд моментов гипноза, таких как возрастная регрессия, диссоциация и галлюцинация. Одновременно такая беседа способствует большей самопогруженности и внутренней фиксации внимания.

Заключение

Я не ставил целью рассмотреть в своём реферате все аспекты применения работы с метафорами в психотерапии, коль скоро это сделать весьма затруднительно, учитывая всю широту и разнообразие темы. Вместо этого я попытался рассмотреть применение в области эриксонианского гипноза. Результаты позволяют считать терапевтическую метафору одним из эффективно работающих инструментов психотерапии, психокоррекции и средством для личностного и творческого роста и саморазвития клиентов.

Метафора работает эффективнее, если её совместить с другими методами работы психолога. Но и сама по себе она является простым, доступным и безболезненным методом воздействия, не вызывает сопротивления и работает продолжительное время после встречи с терапевтом, образуя позитивные самоподдерживающиеся структуры, лишь отчасти осознаваемые клиентом, а в основном являющиеся достоянием подсознания.

Терапевтическая метафора не имеет чётких ограничений или побочных эффектов, может помочь в критических ситуациях. В периодике можно встретить такое мнение практикующих её консультантов: чем больше творчества вошло в составление метафоры, тем больше положительных эффектов можно ожидать в результате.


Список использованной литературы:

В. Кондрашов. "Всё о гипнозе". Ростов-на-Дону, 1998.

"Психотерапевтическая энциклопедия". СПб, 1998.

С. Горин. "А вы пробовали гипноз?" Канск, 1994.

Д. Гриндер, Р. Бэндлер. "Наведение транса" . М, 1995.

Д. Гордон. "Терапевтические метафоры" . М, 1995.

Н. Калина. "Основы психотерапии". М, 1997 (главы о работе с метафорами в психотерапии и о трансовой коммуникации по М. Эриксону).

Д. Соколов. "Сказки и сказкотерапия" . М, 1997.

М. Эриксон. "Мой голос останется с вами". СПб, 1995.

"Семинар с Милтоном Эриксоном". М, 1994.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий