Контрольная по психологии

Вариант 2 Апперцепция это: а) различное восприятие предметов разными людьми Синестезия это: б) возникновение под влиянием раздражителя одного анализатора ощущения, характерного для другого

Вариант 2

1. Апперцепция это:

а) различное восприятие предметов разными людьми

2. Синестезия это:

б) возникновение под влиянием раздражителя одного анализатора ощущения, характерного для другого

3. Основные подходы к определению типов темперамента. Классические типы темперамента.

Темперамент - это индивидуальные особенности человека, определяющие динамику протекания его психических процессов и поведения. Под динамикой понимают темп, ритм, продолжительность, интенсивность психических процессов, в частности эмоциональных процессов, а также некоторые внешние особенности поведения человека - подвижность, активность, быстроту или замедленность реакций и т. д. Темперамент характеризует динамичность личности, но не характеризует ее убеждений, взглядов, интересов, не является показателем ценности или малоценности личности, не определяет ее возможности (не следует смешивать свойства темперамента со свойствами характера или способностями) Можно выделить следующие основные компоненты, определяющие темперамент:

1) Общая активность психической деятельности и поведения человека выражается в различной степени стремления активно действовать, осваивать и преобразовывать окружающую действительность, проявлять себя в разнообразной деятельности. Выражение общей активности у различных людей различно. Можно отметить две крайности: с одной стороны - вялость, инертность, пассивность, а с другой - большая энергия, активность, страстность и стремительность в деятельности. Между этими двумя полюсами располагаются представители различных темпераментов.

2) Двигательная, или моторная, активность показывает состояние активности двигательного и речедвигательного аппарата. Выражается в быстроте, силе, резкости, интенсивности мышечных движений и речи человека, его внешней подвижности ( или, наоборот, сдержанности ), говорливости ( или молчаливости ).

3) Эмоциональная активность выражается в эмоциональной впечатлительности (восприимчивость и чуткость к эмоциональным воздействиям), импульсивности, эмоциональной подвижности (быстрота смены эмоциональных состояний, начала и прекращение их). Темперамент проявляется в деятельности, поведении и поступках человека и имеет внешнее выражение. По внешним устойчивым признакам можно до известной степени судить о некоторых свойствах темперамента.

Древнегреческий врач Гиппократ, живший в 5 веке до н.э. описал четыре темперамента, которые получили следующие названия: сангвинический темперамент, флегматический темперамент, холерический темперамент, меланхолический темперамент. Отсутствие необходимых знаний не позволяло дать в то время подлинно научную основу учению о темпераментах, и только исследования высшей нервной деятельности животных и человека, проведенные И. П. Павловым установили, что физиологической основой темперамента являются сочетания основных свойств нервных процессов. Согласно учению И. П. Павлова, индивидуальные особенности поведения, динамика протекания психической деятельности зависят от индивидуальных различий в деятельности нервной системы. Основой же индивидуальных различий в нервной деятельности является проявление и соотношение свойств двух основных нервных процессов - возбуждения и торможения. Были установлены три свойства процессов возбуждения и торможения:

1) сила процессов возбуждения и торможения,

2) уравновешенность процессов возбуждения и торможения,

3) подвижность (сменяемость) процессов возбуждения и торможения.

Сила нервных процессов выражается в способности нервных клеток переносить продолжительное либо кратковременное, но очень концентрированное возбуждение и торможение. Это определяет работоспособность (выносливость) нервной клетки. Слабость нервных процессов характеризуется неспособностью нервных клеток выдерживать длительное и концентрированное возбуждение и торможение. При действии весьма сильных раздражителей нервные клетки быстро переходят в состояние охранительного торможения. Таким образом, в слабой нервной системе нервные клетки отличаются низкой работоспособностью, их энергия быстро истощается. Но зато слабая нервная система обладает большой чувствительностью даже на слабые раздражители она дает соответствующую реакцию.

Важным свойством высшей нервной деятельности является уравновешенность нервных процессов, т. е. пропорциональное соотношение возбуждения и торможения. У некоторых людей эти два процесса взаимно уравновешиваются, а у других этого равновесия не наблюдается, преобладает или процесс торможения или возбуждения.

Одно из основных свойств высшей нервной деятельности - подвижность нервных процессов. Подвижность нервной системы характеризуется быстротой сменяемости процессов возбуждения и торможения, быстротой возникновения и прекращения их (когда этого требуют условия жизни), скоростью движения нервных процессов (иррадиации и концентрации), быстротой появления нервного процесса в ответ на раздражение, быстротой образования новых условных связей, выработки и изменения динамического стереотипа.

Комбинации указанных свойств нервных процессов возбуждения и торможения были положены в основу определения типа высшей нервной деятельности. В зависимости от сочетания силы, подвижности и уравновешенности процессов возбуждения и торможения различают четыре основных типа высшей нервной деятельности:

Слабый тип.

Представители слабого типа нервной системы не могут выдерживать сильные, длительные и концентрированные раздражители. Слабыми являются процессы торможения и возбуждения. При действии сильных раздражителей задерживается выработка условных рефлексов. Наряду с этим отмечается высокая чувствительность (т. е. низкий порог) на действия раздражителей.

Сильный уравновешенный тип .

Отличаясь сильной нервной системой, он характеризуется неуравновешенностью основных нервных процессов - преобладанием процессов возбуждения над процессами торможения.

Сильный уравновешенный подвижный тип. Процессы торможения и возбуждения сильны и уравновешенны, но быстрота, подвижность их, быстрая сменяемость нервных процессов ведут к относительной неустойчивости нервных связей.

Сильный уравновешенный инертный тип. Сильные и уравновешенные нервные процессы отличаются малой подвижностью. Представители этого типа внешне всегда спокойны, ровны, трудно возбудимы.

Тип высшей нервной деятельности относится к природным высшим данным, это врожденное свойство нервной системы. На данной физиологической основе могут образоваться различные системы условных связей, т. е. в процессе жизни эти условные связи будут различно формироваться у разных людей: в этом и будет проявляться тип высшей нервной деятельности. Темперамент и есть проявление типа высшей нервной деятельности в деятельности, поведении человека.

Особенности психической деятельности человека, определяющие его поступки, поведение, привычки, интересы, знания, формируются в процессе индивидуальной жизни человека, в процессе воспитания. Тип высшей нервной деятельности придает своеобразие поведению человека, накладывает характерный отпечаток на весь облик человека - определяет подвижность его психических процессов, их устойчивость, но не определяет ни поведения, ни поступков человека, ни его убеждений, ни моральных устоев.

Психологическая характеристика темпераментов

По мнению И.П. Павлова, темпераменты являются "основными чертами" индивидуальных особенностей человека. Их принято различать следующим образом:

сангвинический, флегматичный, холерический и меланхолический.

Сангвинический темперамент.

Сангвиник быстро сходится с людьми, жизнерадостен, легко переключается с одного вида деятельности на другой, но не любит однообразной работы. Он легко контролирует свои эмоции, быстро осваивается в новой обстановке, активно вступает в контакты с людьми. Его речь громкая, быстрая, отчетливая и сопровождается выразительными мимикой и жестами. Но этот темперамент характеризуется некоторой двойственностью. Если раздражители быстро меняются, все время поддерживается новизна и интерес впечатлений, у сангвиника создается состояние активного возбуждения и он проявляет себя как человек деятельный, активный, энергичный. Если же воздействия длительны и однообразны, то они не поддерживают состояния активности, возбуждения и сангвиник теряет интерес к делу, у него появляется безразличие, скука, вялость.

У сангвиника быстро возникают чувства радости, горя, привязанности и недоброжелательности, но все эти проявления его чувств неустойчивы, не отличаются длительностью и глубиной. Они быстро возникают и могут так же быстро исчезнуть или даже замениться противоположными. Настроение сангвиника быстро меняется, но, как правило, преобладает хорошее настроение.

Флегматический темперамент.

Человек этого темперамента медлителен, спокоен, нетороплив, уравновешен. В деятельности проявляет основательность, продуманность, упорство. Он, как правило, доводит начатое до конца. Все психические процессы у флегматика протекают как бы замедленно. Чувства флегматика внешне выражаются слабо, они обычно невыразительны. Причина этого - уравновешенность и слабая подвижность нервных процессов. В отношениях с людьми флегматик всегда ровен, спокоен, в меру общителен, настроение у него устойчивое. Спокойствие человека флегматического темперамента проявляется и в отношении его к событиям и явлениям жизни флегматика нелегко вывести из себя и задеть эмоционально. У человека флегматического темперамента легко выработать выдержку, хладнокровие, спокойствие. Но у флегматика следует развивать недостающие ему качества - большую подвижность, активность, не допускать, чтобы он проявлял безразличие к деятельности, вялость, инертность, которые очень легко могут сформироваться в определенных условиях. Иногда у человека этого темперамента может развиться безразличное отношение к труду, к окружающей жизни, к людям и даже к самому себе.

Холерический темперамент.

Люди этого темперамента быстры, чрезмерно подвижны, неуравновешенны, возбудимы, все психические процессы протекают у них быстро, интенсивно. Преобладание возбуждения над торможением, свойственное этому типу нервной деятельности, ярко проявляется в несдержанности, порывистости, вспыльчивости, раздражительности холерика. Отсюда и выразительная мимика, торопливая речь, резкие жесты, несдержанные движения. Чувства человека холерического темперамента сильные, обычно ярко проявляются, быстро возникают; настроение иногда резко меняется. Неуравновешенность, свойственная холерику, ярко связывается и в его деятельности: он с увеличением и даже страстью берется за дело, показывая при этом порывистость и быстроту движений, работает с подъемом, преодолевая трудности. Но у человека с холерическим темпераментом запас нервной энергии может быстро истощиться в процессе работы и тогда может наступить резкий спад деятельности: подъем и воодушевление исчезают, настроение резко падает. В общении с людьми холерик допускает резкость, раздражительность, эмоциональную несдержанность, что часто не дает ему возможности объективно оценивать поступки людей, и на этой почве он создает конфликтные ситуации в коллективе. Излишняя прямолинейность, вспыльчивость, резкость, нетерпимость порой делают тяжелым и неприятным пребывание в коллективе таких людей.

Меланхолический темперамент.

У меланхоликов медленно протекают психические процессы, они с трудом реагируют на сильные раздражители; длительное и сильное напряжение вызывает у людей этого темперамента замедленную деятельность, а затем и прекращение ее В работе меланхолики обычно пассивны, часто мало заинтересованы (ведь заинтересованность всегда связана с сильным нервным напряжением). Чувства и эмоциональные состояния у людей меланхолического темперамента возникают медленно, но отличаются глубиной, большой силой и длительностью; меланхолики легко уязвимы, тяжело переносят обиды, огорчения, хотя внешне все эти переживания у них выражаются слабо. Представители меланхолического темперамента склонны к замкнутости и одиночеству, избегают общения с малознакомыми, новыми людьми, часто смущаются, проявляют большую неловкость в новой обстановке. Все новое, необычное вызывает у меланхоликов тормозное состояние. Но в привычной и спокойной обстановке люди с таким темпераментом чувствуют себя спокойно и работают очень продуктивно. У меланхоликов легко развивать и совершенствовать свойственную им глубину и устойчивость чувств, повышенную восприимчивость к внешним воздействиям.

Психологи установили, что слабость нервной системы не является отрицательным свойством. Сильная нервная система более успешно справляется с одними жизненными задачами, а слабая - с другими. Слабая нервная система - нервная система высокой чувствительности, и в этом ее известное преимущество. Следует помнить, что деление людей на четыре вида темперамента очень условно. Существуют переходные, смешанные, промежуточные типы темперамента; часто в темпераменте человека соединяются черты разных темпераментов.

"Чистые" темпераменты встречаются относительно редко.

Продуктивность работы человека тесно связана с осо­бенностями его темперамента. Так, особая подвижность сангвиника может принести дополнительный эффект, если работа требует от него частого перехода от одного рода занятий к другому, оперативности в принятии решений, а однообразие, регламентированность деятельности, напро­тив, приводит его к быстрому утомлению. Флегматики и меланхолики, наоборот, в условиях строгой регламентации и монотонного труда обнаруживают большую продуктивность и сопротивляемость утомлению, чем холерики и сангвиники.

В поведенческом общении можно и нужно предвидеть особенности реакции лиц с разным типом темперамента и адекватно на них реагировать. Подчеркнем, темперамент определяет лишь динамичес­кие, но не содержательные характеристики поведения. На основе одного и того же темперамента возможна и «вели­кая» и социально-ничтожная личность.

4. Этапы восприятия: перцепция и апперцепция. Нарушение восприятия .

Внешние явления, воздействуя на наши органы чувств, вы­зывают субъективный эффект в виде ощущений без какой бы то ни было встречной активности субъекта по отношению к воспринимаемому воздействию. Способность ощущать дана нам и всем живым существам, обладающим нервной системой, с рождения. Способностью же воспринимать мир в виде образов наделены только человек и высшие животные, она у них скла­дывается и совершенствуется в жизненном опыте.

В отличие от ощущений, которые не воспринимаются как свой­ства предметов, конкретных явлений или процессов, происходя­щих вне и независимо от нас, восприятие всегда выступает как субъективно соотносимое с оформленной в виде предметов, вне нас существующей действительностью, причем даже в том слу­чае, когда мы имеем дело с иллюзиями или когда воспринимае­мое свойство сравнительно элементарно, вызывает простое ощу­щение (в данном случае это ощущение обязательно относится к какому-либо явлению или объекту, ассоциируется с ним).

Ощущения находятся в нас самих, воспринимаемые же свой­ства предметов, их образы локализованы в пространстве. Этот процесс, характерный для восприятия в его отличии от ощуще­ний, называется объективацией.

Еще одно отличие восприятия в его развитых формах от ощу­щений состоит в том, что итогом возникновения ощущения явля­ется некоторое чувство (например, ощущения яркости, громко­сти, соленого, высоты звука, равновесия и т.п.), в то время как в результате восприятия складывается образ, включающий ком­плекс различных взаимосвязанных ощущений, приписываемых человеческим сознанием предмету, явлению, процессу. Для того чтобы некоторый предмет был воспринят, необходимо совершить в отношении его какую-либо встречную активность, направ­ленную на его исследование, построение и уточнение образа. Для появления ощущения этого, как правило, не требуется.

Восприятие — целостное отражение предметов и явле­ний объективного мира при их непосредственном воздей­ствии в данный момент на органы чувств. Восприятие — результат деятельности системы анализаторов. Восприятие предполагает выделение из комплекса воздействующих признаков основных и наиболее существенных, с одновре­менным отвлечением от несущественных. Оно требует объединения основных естественных признаков и сопос­тавления воспринятого с прошлым опытом. Всякое вос­приятие включает активный двигательный компонент (ощупывание предметов рукой, движения глаз при рассматривании и т. п.) и сложную аналитико-синтетическую деятельность мозга по синтезу целостного образа. Образ, складывающийся в результате процесса восприя­тия, предполагает взаимодействие, скоординированную работу сразу нескольких анализаторов. В зависимости от того, какой из них работает активнее, перерабатывает больше информации, получает наиболее значимые признаки, свидетельствующие о свойствах воспринимаемого объекта, различают и виды восп­риятия. Соответственно выделяют зрительное, слуховое, осяза­тельное восприятие. Четыре анализатора — зрительный, слухо­вой, кожный и мышечный. — чаще всего выступают как веду­щие в процессе восприятия.

Перцепция – это первоначальная, объективная идентификация объектов и явлений.

Восприятие надо рассматривать как интеллектуальный про­цесс, связанный с активным поиском признаков, необходимых и достаточных для формирования образа и принятия решений. Последовательность актов, включенных в этот процесс, можно представить себе следующим образом:

1. Первичное выделение комплекса стимулов из потока ин­формации и принятие решения о том, что они относятся к од­ному и тому же определенному объекту.

2. Поиск в памяти аналогичного или близкого по составу ощущений комплекса признаков, сравнение с которым воспри­нятого позволяет судить о том, что это за объект.

3. Отнесение воспринятого объекта к определенной катего­рии с последующим поиском дополнительных признаков, под­тверждающих или опровергающих правильность принятого ги­потетического решения.

4. Окончательный вывод о том, что это за объект, с припи­сыванием ему еще не воспринятых свойств, характерных для объектов одного с ними класса.

Закономерность субъективности восприятия — одну и ту же информацию люди воспринимают по-разному, субъ­ективно, в зависимости от своих интересов, потребностей, способностей и т. п. Зависимость восприятия от содержа­ния психической жизни человека, от особенностей его личности носит название апперцепции. Апперцепция – понятие, введенное немецким ученым Г. Лейбницем. Определяет состояние особенной ясности сознания, его сосредоточенности на чем-либо. В понимании другого немецкого ученого В.Вундта, обозначало некоторую внутреннюю силу, направляющую течение мысли и ход психических процессов. При предъявлении испытуемым незнакомых фигур уже на первых фазах восприятия они ищут эталоны, к которым можно было бы отнести воспринимаемый объект. В процессе восприятия выдвигаются и проверяются гипотезы о принадлежности объекта к той или иной категории. Таким образом, при восприятии активизируются следы прошлого опыта. Поэтому один и тот же предмет может по разному восприниматься разными людьми.

Содержание восприятия определяется и поставленной перед человеком задачей, и мотивами его деятельности; в его процессе участвуют установки, эмоции которые могут изменять содержание восприятия. Это необходимое условие ориентировки человека в окружающей среде.

Предметность, целостность, константность и категориальность (осмысленность и означенность) — это основные свойства обра­за, складывающиеся в процессе и результате восприятия. Свойства восприятия:

1. Целостность, т. е. восприятие есть всегда целостный образ предмета. Целостность восприятия выражается в том, что образ воспринимаемых предметов не дан в полностью готовом виде со всеми необходимыми элементами, а как бы мысленно достраивается до некоторой целостной формы на основе небольшого набора элементов. Это происходит и в том случае, если некоторые детали предмета человеком непосредственно в данный момент времени не воспринимаются. Однако способность целостного зрительного восприятия предметов не является врожденной, об этом свидетельствуют данные о воспри­ятии людей, которые ослепли в младенчестве и которым возвратили зрение в зрелые годы: в первые дни после операции они не видят мир предметов, а лишь расплыв­чатые очертания, пятна различной яркости и величины, т. е. были одиночные ощущения, но не было восприятия, не видели целостные предметы. Постепенно через несколько недель у этих людей формируется зрительное восприятие, но оно оставалось ограничено тем, что они узнали ранее путем осязания. Таким образом, восприятие формируется в процессе практики, т. е. восприятие — система перцеп­тивных действий, которыми надо овладеть.

2. Константность восприятия — благодаря констан­тности мы воспринимаем окружающие предметы как от­носительно постоянные по форме, цвету, величине и т. п. Источником константности восприятия являются актив­ные действия перцептивной системы (системы анализато­ров, обеспечивающих акт восприятия). Многократное вос­приятие одних и тех же объектов при разных условиях позволяет выделить относительно постоянную инвариант­ную структуру воспринимаемого объекта. Константность восприятия — не врожденное свойство, а приобретенное. Нарушения константности восприятия происходят, когда человек попадает в незнакомую ситуацию, например, люди, когда они смотрят с верхних этажей высотного здания вниз, то им автомобили, пешеходы кажутся маленькими; в то же время строители, работающие постоянно на высо­те, сообщают, что они видят объекты, расположенные внизу, без искажения их размеров.

3. Структурность восприятия — восприятие не являет­ся простой суммой ощущений. Мы воспринимаем факти­чески абстрагированную из этих ощущений обобщенную структуру. Например, слушая музыку, мы воспринимаем не отдельные звуки, - а мелодию, и узнаем ее, если ее исполняет оркестр, либо один рояль, или человеческий голос, хотя отдельные звуковые ощущения различны.

4. Осмысленность восприятия — восприятие тесно свя­зано с мышлением, с пониманием сущности предметов.

5. Избирательность восприятия — проявляется в пре­имущественном выделении одних объектов по сравнению с другими.

Швейцарским психологом Роршахом было установле­но, что даже бессмысленные чернильные пятна всегда воспринимаются как что-то осмысленное (собака, облако, озеро) и только некоторые психические больные склон­ны воспринимать случайные чернильные пятна как тако­вые. Т. е. восприятие протекает как динамический про­цесс поиска ответа на вопрос «что это такое 0?».

Виды восприятия выделяют: восприятие предметов, времени, восприятие отношений, движений, пространства, восприятие человека.

Восприятие предметов может быть ошибочным. Ошиб­ки (иллюзии) обнаруживаются в деятельности различных анализаторов. В наибольшей мере известны зрительные иллюзии. Иллюзии имеют самые различные причины: практический опыт человека, особенности анализаторов, изменение условий восприятия и т. д.

Описанные свойства предметности, целостности, констант­ности и категориальности восприятия с рождения человеку не присущи; они постепенно складываются в жизненном опыте, частично являясь естественным следствием работы анализато­ров, синтетической деятельности мозга. Чаще и больше всего свойства восприятия изучались на при­мере зрения — ведущего органа чувств у человека. Существен­ный вклад в понимание того, как из отдельных зрительно воспринимаемых деталей предметов складывается их целостная кар­тина — образ, внесли представители гешталътпеихологии — направления научных исследований, сложившегося в начале XX в. в Германии. Одним из первых классификацию факторов, влияющих на организацию зрительных ощущений в образы в русле гештальтпсихологии предложил М.Вертгеймер. Выделен­ные им факторы следующие:

1. Близость друг к другу элементов зрительного поля, вы­звавших соответствующие ощущения. Чем ближе друг к другу пространственно в зрительном поле располагаются соответст­вующие элементы, тем с большей вероятностью они объединя­ются друг с другом и создают единый образ.

2. Сходство элементов друг с другом. Это свойство проявля­ется в том, что похожие элементы обнаруживают тенденцию к объединению.

    Фактор «естественного продолжения». Он проявляется в том, что элементы, выступающие как части знакомых нам фигур, контуров и форм, с большей вероятностью в нашем сознании объе­диняются именно в эти фигуры, форму и контуры, чем в другие.

4. Замкнутость. Данное свойство зрительного восприятия вы­ступает как стремление элементов зрительного поля создавать целостные, замкнутые изображения.

Восприятие человеком сложных, ос­мысленных изображений происходит следующим образом. В первую очередь срабатывает механизм влияния прошлого опыта и мыш­ления, выделяющий в воспринимаемом изображении наиболее информативные места, на основе которых, соотнеся получен­ную информацию с памятью, можно о нем составить целостное представление.

Вопрос о том, какое влияние на наше восприятие оказывает внешний мир и внутренний опыт, давно обсуждается учеными, но окончательного ответа на него пока не получено. В древно­сти этот вопрос звучал примерно так: все ли знания о мире к нам поступают только через органы чувств или часть из них вносится в восприятие разумом, относительно независимо от внешнего мира? При глубоком рассмотрении этот вопрос ока­зывается не таким уж простым, каким может показаться на пер­вый взгляд.

Психология органов чувств до настоящего времени не спо­собна объяснить до конца, каким образом вся информация, в том числе абстрактные знания (к примеру, схемы мышления, интуиция, гештальтструктуры восприятия и т.п.), которыми мы располагаем, могут поступать через рецепторы. Факты, кото­рые нами только что были рассмотрены, свидетельствуют о том, что по меньшей мере часть того, что входит в содержание наших образов, напрямую с действительностью не связана. Это требу­ет создания такой теории восприятия, которая бы учитывала и удовлетворительно объясняла множество имеющихся фактов.

Со времени английского философа и психолога Дж Локка, который одним из первых заинтересовался данной проблемой, было предложено много концепций восприятия. Одна из них получила название нативистской (от слова «натура» — приро­да). Согласно ей восприятие выводится из якобы существую­щих у человека от природы «способностей ума». Другая теория (эмпиризм) утверждает, что формирование образов является результатом на­учения, мышления и опыта. Наш мозг постепенно накапливает информацию о мире в виде следов памяти, в форме умствен­ных установок, общих идей, понятий. Они непосредственно вли­яют на восприятие, определяя содержание, смысл и характер складывающихся образов.

Основой другого типа классификации восприятий являются формы существования материи: пространство, время и движение. В соответствии с этой классификацией выделяют восприятие пространства, восприятие времени и восприятие движения.

Восприятие пространства во многом отличается от восприятия формы предмета. Его отличие заключается в том, что оно опирается на другие системы совместно работающих анализаторов и может протекать на разных уровнях.

Сложный комплекс приборов, лежит в основе восприятия пространства. Он требует столь же сложной организации аппаратов, осуществляющих центральную регуляцию пространственного восприятия. Таким центральным аппаратом являются третичные зоны коры головного мозга, или «зоны перекрытия», которые объединяют работу зрительного, тактильно-кинестезического и вестибулярного анализаторов.

Восприятие времени имеет различные аспекты и осуществляется на разных уровнях. Наиболее элементарными формами являются процессы восприятия длительности последовательности, в основе которых лежат элементарные ритмические явления, известные под названием «биологических часов». К ним относятся ритмические процессы, протекающие в нейронах коры и подкорковых образований. К ним относятся такие циклические явления, как биение сердца, ритм дыхания, а для более длительных интервалов – ритмика смены сна и бодрствования, появление голода и т.п.

В качестве наибо­лее вероятных кандидатов на роль биологических часов назы­вают ритм сердечной деятельности и метаболизм (обменные про­цессы) тела. Последнее частично подтверждается тем, что при воздействии медикаментов, влияющих на скорость обменных процессов, восприятие времени может меняться. Например, хи­нин и алкоголь чаще всего замедляют субъективно восприни­маемый ход времени, а кофеин ускоряет его. Субъективная продолжительность времени частично зависит от того, чем оно заполнено. Более короткой по времени кажет­ся нам интересная и осмысленная деятельность. Гораздо доль­ше для нашего восприятия продолжается та, которая заполнена бессмысленными и неинтересными занятиями. В одном экспе­рименте человек провел в изоляции четыре дня, находясь в зву­конепроницаемой комнате и занимаясь в это время чем хотел. Через определенные интервалы времени ему звонил экспери­ментатор и интересовался, который час (у самого испытуемого часов не было). Оказалось, что в течение первого дня пребыва­ния в этих условиях, когда испытуемый еще находил для себя интересные занятия, его субъективное время шло с ускорением и убежало вперед почти на четыре часа. Затем его «внутренние часы» начали постепенно отставать и к концу четвертого дня пребывания в изоляции уже ошибались по сравнению с реаль­ным временем примерно на сорок минут.

Существуют большие индивидуальные, в частности возраст­ные, различия в восприятии хода времени. Кроме того, у одно­го и того же человека оценки времени могут варьировать в ши­роких пределах в зависимости от его душевного и физического состояния. При хорошем настроении время идет чуть быстрее, чем обычно, а в состоянии фрустрации или подавленности оно течет медленнее.

Восприятие движения – очень сложный вопрос, природа которого еще не вполне выяснена. Основным принципом, регулирующим восприятие движения, является осмысление ситуации в объективной действительности на основе всего прошлого опыта человека.

Восприятие и оценка движения также основаны на последо­вательном использовании информации, исходящей из несколь­ких различных источников. Одни из них позволяют установить сам факт движения, другие оценить его направленность и ско­рость. Наличие или отсутствие движения в поле зрения конста­тируется нейронами-детекторами движения или новизны, вхо­дящими в нейрофизиологический аппарат ориентировочной ре­акции (рефлекса). Эти нейроны обладают генетически задан­ной способностью генерировать импульсы при возникновении движения какого-либо объекта в поле зрения.

Направленность движения может оцениваться по направле­нию перемещения отражаемого объекта на поверхности сетчат­ки, а также отмечаться последовательностью сокращения-рас­слабления определенной группы мышц глаз, головы, туловища при выполнении прослеживающих движений за объектом.

То обстоятельство, что восприятие движения и его направ­ления физиологически связано, в частности, с перемещением изображения на сетчатке, доказывается существованием иллю­зии движения, обычно возникающей в том случае, когда в поле зрения один за другим с небольшими интервалами времени за­жигаются два светящихся точечных объекта, находящихся друг от друга на сравнительно небольшом расстоянии. Если интер­вал времени между зажиганием первого и второго объектов ста­новится меньше 0,1 с, то возникает иллюзия перемещения свето­вого источника из одного положения в другое, с первого места на второе, причем зрительно-иллюзорно субъектом даже прослеживается траектория соответствующего «движения». Это яв­ление получило название «фи-феномен».

Еще одним аргументом в пользу того же самого вывода о психофизиологическом механизме восприятия движения может служить так называемый автокинетический эффект. Это явле­ние представляет собой кажущееся, иллюзорное движение в тем­ноте неподвижной светящейся точки. Автокинетический эффект возни­кает у многих людей в том случае, если неподвижная точка в зрительном поле является единственным видимым объектом, т.е. если ее положение невозможно идентифицировать в про­странстве, сравнить и оценить относительно какого-либо дру­гого видимого объекта. Скорость движения, по-видимому, оценивается по скорости перемещения изображения предмета на сетчатке, а также по бы­строте сокращения мышц, участвующих в следящих движениях.

Много полезного в понимание связанных с движениями пси­хофизиологических механизмов восприятия внес русский фи­зиолог И.М.Сеченов. Он напрямую связал их с работой мышеч­ной системы. Расстояние до предметов, их глубина и высота, пути и скорости движения, писал И.М.Сеченов, все это про­дукты «мышечного чувства», т.е. ощущений, поставляемых в мозг работающей мышцей. То же мышечное чувство, являясь дробным в прерывистых периодических движениях, становится измерителем времени.

Следовательно, первый и основной закон восприятия состоит в его непосредственной связанности с ра­ботой мышц, с разного рода движениями, несущими в себе мно­гостороннюю информацию о воспринимаемых объектах.

Другой важный закон восприятия состоит в относительной устойчивости уже сформировавшихся образов, в особенности тогда, когда их функционирование связано с мышлением. При­ведем в качестве иллюстрации этой идеи результаты одного весь­ма показательного эксперимента.

В данном опыте людям с нормальным зрением предлагалось некоторое время носить очки, искажающие воспринимаемое пространство, формы и расположение в нем предметов. Выяс­нилось, что человек, только что надевший такие очки, вначале видит окружающие предметы в искаженном свете, т.е. именно так, как его восприятие оптически изменяют очки. Однако за­тем сознание человека постепенно научается не замечать, кор­ректировать оптические искажения и человек начинает видеть вещи обычным для него способом, как если бы зрительно вос­принимаемое пространство в действительности оптически не было искажено. Со временем индивид вовсе перестает замечать имеющиеся у него очки. Однако когда он внезапно снимает их, то некоторое время его обычное зрение оказывается искрив­ленным сообразно тому, как раньше изменяли восприятие но­симые им специальные очки.

В одном из опытов подобного рода человек носил очки, ко­торые оптически переворачивали для него видимый мир. Со временем он настолько привык к этим очкам, что начал восп­ринимать все в нормальном свете, без переворотов и инверсий зрительного пространства. Парадоксальность данного опыта со­стоит в том, что когда человеку сняли очки, то первое время уже без них он видел обычный окружающий мир также пере­вернутым.

Для того чтобы восприятие было правильным, необходимы постоянные упражнения и непрерывный приток в централь­ную нервную систему информации, корректирующей неверно складывающийся образ. Этот факт иллюстрирует следующий опыт. Людей погружали в сосуд с водой, температура которой была весьма комфортной. Человек, оказавшийся в такой воде, не имел возможности ничего видеть и слышать в течение до­вольно длительного времени. Специальное покрытие, которое было на его руках, не позволяло получать в достаточном коли­честве и осязательные ощущения. В этих условиях у испытуе­мых отмечались заметные изменения восприятия. У них возни­кали галлюцинации и нарушения восприятия времени. Когда период сенсорной изоляции заканчивался, то у многих испыту­емых обнаруживалась, кроме того, общая утрата ориентации в пространстве и времени. Люди, прошедшие через эти опыты, оказались неспособными сразу после их окончания отчетливо воспринимать формы предметов. Так же существенно измени­лось у них и восприятие цвета.

Из этих опытов Д.Бом делает следующий вывод: «Общие структурные элементы «настройки», установившиеся в мозгу с раннего детства, имеют тенденцию распадаться, когда им не приходится сталкиваться с окружением, обладающим соответ­ствующей структурой».

Если образы зрительного восприятия, относящиеся к внеш­ним объектам, обнаруживают свою устойчивость или неустой­чивость в зависимости от постоянного притока информации, подтверждающей их правильность или ошибочность, то устой­чивость образов внутренних состояний, связанных с телесны­ми ощущениями, объясняется, вероятно, постоянством дейст­вующих глубинных структур и механизмов мозга. Об этом гово­рит известный факт, называемый фантомом конечности. Он про­является в том, что после ампутации руки или ноги человек в течение длительного времени может продолжать «чувствовать» отсутствующую часть конечности, причем ощущает ее так, как будто она сохранная и по-прежнему находится на своем обыч­ном месте. Он ощущает в ней боль, пытается двигать ею, забы­вая о том, что она на самом деле уже удалена, время от времени даже предпринимает попытки воспользоваться ею для захвата, касания и движения предметов.

Из всего того, что уже было сказано о восприятии, следует, что оно изменяется под влиянием условий жизни человека, т.е. развивается. А.В.Запорожец описал процесс развития восприя­тия у детей следующим образом. В первые месяцы жизни ре­бенка развитие его сенсорных функций, его перцептивных действий, направленных на восприятие, опережает развитие телес­ных движений и оказывает на них влияние. Довольно рано ори­ентировочные реакции детей достигают большого уровня слож­ности и выполняются при помощи ряда различных анализато­ров. У младенца ориентировочные движения глаз, например, выполняют лишь установочную роль, т.е. направляют рецептор на восприятие сигналов. Теми же движениями, однако, не про­изводится обследование предметов так, как это имеет место при движении по предмету глаз взрослого. Благодаря точной установке рецепторов ребенок в первые месяцы жизни оказывается способным зрительно различать ста­рые и новые для него объекты, которые отличаются друг от друга величиной, цветом и формой. Начиная с трех-четырех месяцев жизни сенсорные функции включаются в практиче­ские действия, перестраиваются на их основе и постепенно са­ми приобретают более совершенный вид ориентировочно-исс­ледовательских перцептивных действий.

При переходе от раннего к дошкольному возрасту под влия­нием игровой и конструктивной деятельности у детей склады­ваются сложные виды зрительного анализа и синтеза, включая способность мысленно расчленять воспринимаемый объект на части в зрительном поле, исследуя каждую из них в отдельно­сти и затем объединяя в единое целое. Помимо контура пред­мета, здесь выделяются его структура, пространственные ха­рактеристики, соотношение составляющих его частей.

А.В.Запорожец считал, что формирование перцептивных дей­ствий под влиянием обучения проходит ряд этапов. На первом этапе перцептивные проблемы, связанные со становлением адек­ватного образа, решаются ребенком в практическом плане путем действий с материальными предметами. Исправления в пер­цептивные действия при необходимости их коррекции здесь вно­сятся в сами манипуляции с предметами по ходу выполнения действия. Прохождение этого этапа ускоряется, и его результа­ты становятся более весомыми, если ребенку предлагаются «пер­цептивные эталоны» — образцы, с которыми он может соотно­сить, сравнивать формирующийся образ.

На следующем этапе сенсорные процессы сами превраща­ются в своеобразные перцептивные действия, которые выпол­няются с помощью собственных движений рецептивных аппа­ратов. На данном этапе дети знакомятся с пространственными свойствами предметов при помощи развернутых ориентировоч­но-исследовательских движений рук и глаз, причем ручное и зрительное обследование ситуации обычно предшествует прак­тическим действиям в ней, определяя их характер и направлен­ность.

На третьем этапе начинается процесс своеобразного сворачивания перцептивных действий, их сокращения до необходи­мого и достаточного минимума. Эфферентные звенья соответ­ствующих действий оттормаживаются, и внешнее восприятие ситуации начинает создавать впечатление пассивного рецептив­ного процесса.

На следующих, более высоких ступенях сенсорной обученности дети приобретают способность быстро и без каких-либо внешних движений узнавать определенные свойства восприни­маемых объектов, отличать их на основе этих свойств друг от друга, обнаруживать и использовать связи и отношения, суще­ствующие между ними. Перцептивное действие превращается в идеальное.

Восприятие, таким образом, выступает как осмысленный (вклю­чающий принятие решения) и означенный (связанный с речью) синтез разнообразных ощущений, получаемых от целостных пред­метов или сложных, воспринимаемых как целое явлений. Этот синтез выступает в виде образа данного предмета или явления, который складывается в ходе активного их отражения.