Культурные и психологические особенности жителей Египта

Министерство образования и культуры Украины Кировоградский институт регионального управления и экономики РЕФЕРАТ по этнопсихологии на тему: “Мы – с берегов Нила.

Министерство образования и культуры Украины

Кировоградский институт регионального управления и экономики

РЕФЕРАТ

по этнопсихологии

на тему: “Мы – с берегов Нила.

Культурные и психологические особенности жителей Египта”.

Выполнил

студент психологического

факультета

группы ПС-32

Покалюхин Антон

Кировоград 2003

Столицы Египта Каир входит в десятку самых больших городов мира. В нем сосредоточена пятая часть жителей Египта. Каир – город контрастов. Его контрасты так же резки, как песок пустыни и зеленая пойма Нила, как свет и тень, жизнь и смерть.

Час пик на столичных улицах затягивается с утра до позднего вечера, а центральные районы города загазованы так, что после продолжительной прогулки начинает поташнивать как от отравления. Каирские автобусы набиты до немыслимых пределов. Едва вырвавшись на свободную часть улицы, это осевшее, накренившееся сооружение развивает большую скорость, чтобы через пару минут застрять у перекрестка, где в демократизме автомобильной пробки равны и роскошный лимузин, и рейсовый автобус, и даже ослик. Ослик пока остается распространенным видом транспорта в каирском мегаполисе. Довольно много в Каире велосипедистов. Они бывают двух видов. Одни давно усвоили, что на работу быстрее и надежнее добираться, используя мускулы своих ног. Они более спокойны и дисциплинированы. Другие – посыльные, развозчики, чаеносы – могут с подносом, уставленным тарелками, стаканами или бубликами, виртуозно маневрировать среди машин так, будто едут по пустой площади. Безалабернейшие Стамбул и Тегеран по сравнению с Каиром кажутся воплощением дисциплины и порядка. В хаосе движения спасает почти полное отсутствие пьяных шоферов и быстрая реакция водителей.

Каир окружен трущобами. Есть они и в центре, и на окраинах. В Египте почти нет дождей, и крыши многих роскошных домов заняты целыми семействами бездомных. Стараясь не попадаться на глаза жильцам, они поднимаются наверх черным ходом и устраиваются среди старых ящиков и ржавого железа. Нередко здесь они держат козу или кур, а то и разбивают небольшой огород в ящиках с землей.

Две трети каирцев из числа экономически активного населения не имеют определенных занятий. Пятая часть работает в сфере услуг, и лишь одна десятая – на промышленных предприятиях, в мастерских. Госучреждения, фирмы переполнены лишними рабочими, уборщиками, вахтерами. Перерасход заработной платы лишает возможности стимулировать работающих, зато ослабляется социальная напряженность, хоть какой-то кусок хлеба получают потенциальные безработные.

В каирской толпе много нищих, назойливо требующих милостыню — бакшиш. Феномен ни­щенства имеет не только социальные причины. Многие мусульмане глубоко убеждены, что нищенство не порок и не позор. Разве благотворительность не один из столпов ислама? Поэтому требовать подаяния — просто помогать состоятельным слоям исполнить их религиозный долг. Благодарить за милостыню нужно не подающего, а аллаха. Распространенный способ добыть бакшиш — оказать видимость услуги: стать гидом, проводить в магазин, протереть ветровое стекло автомашины, побыть полчаса ее сторожем. Иностранцы особенно часто становятся объектом назойливых нищих.

Продавцы рекламируют свой товар во всю силу голосовых связок и легких. Хозяева магазинов для этой цели нередко нанимают одного-двух зычноголосых зазывал. Непосвященному в восточные обычаи процедура купли-продажи у египтян покажется невыносимо тягостной. Лавочник начинает с того, что запрашивает за свой товар намного больше, чем думает получить. Покупатель возмущается и называет свою цену — на треть или вдвое ниже. Тогда лавочник несколько понижает свои требования, а покупатель чуть увеличивает первоначальную сумму. В таких условиях торг продолжается, пока обе стороны не сойдутся где-то посередине между первоначально запрошенной и предложенной покупателем ценой. Тогда, наконец, сделка заключается. Простые люди пустяковую сделку совершают с такой страстью, так горячатся, кричат и жестикулируют, что чужеземец, не знающий арабского, может подумать, что происходит ссора или драка.

В любом обществе личность зависит от коллектива. В Египте эта зависимость проявляется с особой силой: создание и поддержание единой общенациональной системы ирригации в дельте Нила требуют объединения усилий всего египетского народа. В условиях, когда жизнь человека зависит от труда многих, от их кооперации, групповое начало и групповая дисциплина стали характерной чертой египетского общества. Созданию духа групповой принадлежности способствует также большая скученность населения. Она требует приспособления человека к толпе, клану, общине, вырабатывает соответствующие привычки, навыки, этические нормы. Плотность населения в пойме Нила вдвое выше, чем в Голландии. В Египте нет гор, лесов, степей, островов, куда можно было бы убежать или где можно было бы скрыться. Египтянин постоянно живет в человеческой массе. Он часть этой людской массы. А соседям нужно уживаться. Это требует умения находить компромиссы, избегать край­ностей, именно так и поступают египтяне - мастера компромисса. Они всегда ищут и часто находят золотую середину.

Власть группы опирается на силу общественного мнения, которое навязывает человеку свои этические нормы, оставляя мало свободы в выборе поведения. Египтянин постоянно соизмеряет свои слова и поступки с реакцией на них других. Отсюда ‑ стремление сохранить лицо. Оно означает чрезвычайную чувствительность на все, что касается личной чести, боязнь мнения соседей ‑ явление, свойственное египтянам больше, чем другим народам. Боязнь потерять лицо не позволяет египтянину признать, особенно публично, свою ошибку. Самокритика невозможна, точнее, она — исключение из правил. Или египтянин прав, или виноват кто-то другой. При задаче «сохранения лица» критерий правды и лжи становится второстепенным. Поэтому ложь во спасение допустима. Даже служители религии могут найти аргументы для отступления от правды при определенных обстоятельствах. Зависимость одного от всех выработала определенные нормы общения между людьми. Гостеприимство и вежливость у египтян в крови, не говоря уже о внимании и заботе друзей. Прослыть скупым, не оказать чести гостю считается позором. Вежливость не допускает фамильярности. Любой египтянин очень тонко реагирует на статус человека, с которым общается, на его место в социальной иерархии. Быть запанибрата с низшими означает потерять их уважение.

Египетскую толпу легко возбудить. Это знают и политические, и религиозные деятели. Эмоциональное воздействие, взаимопонимание оратора и слушателей достигаются с помощью красноречия. Искусный оратор обращается, прежде всего, к чувствам, а не к рассудку. Явление это уникальное, но для египтян характерное. Проповеди в мечетях могут завораживать верующих. Египтяне любят находиться в массе, в толпе, участвовать в митингах, демонстрациях, которые многие из них воспринимают как редкое в жизни развлечение.

Трудолюбие ‑ отличительная черта подавляющей части населения. Шеллах (крестьянин) работает в жару и холод, в жидкой грязи и на сухом поле, нередко полуголодный. Он и его семья кормятся трудом. И здравый смысл, и опыт, и унаследованный от предков инстинкт требуют от него трудолюбия. Однако, попав в город, вчерашний феллах не всегда сохраняет свое трудолюбие. Новые, современные формы труда требуют иной дисциплины, иного отношения к труду, ломки привычек и психологии. Все это происходит не за один день и не за год. Египтянина угнетают современные стандарты, которые требуют исполнения работы в срок или точных часов встречи. Необязательность в смысле времени ‑ довольно распространенная черта египтян. Очень редко египтянин выполняет приказ с точностью, почти наверняка он предпочтет делать все по-своему и вряд ли закончит работу к обещанному сроку. Трудовая этика египтян предусматривает не любовь к труду как к таковому, а стремление к плодам этого труда. Возможность уменьшить трудовые затраты ценится выше плодов от больших усилий. Известное изречение «время ‑ деньги», высказанное Бенджамином Франклином, не находит отклика в душах большинства египтян. Зачем спешить, если спокойствие желаннее приобретательства? Египтяне согласятся с тем, что труд -богоугодное дело, но отнюдь не станут считать грехом обеспеченную праздность, бесполезную трату времени. Они не считают труд предначертанной свыше целью существования человека. Высший идеал обычного египтянина ‑ райское блаженство, предусматривающее все доступные воображению наслаждения при полной праздности.

Египтянина отличает огромное терпение. Считается, что в терпении легче сохранить достоинство. Оно предполагает сдержанность в поведении, в словах. Достойное, солидное поведение — необходимый атрибут людей пожилого возраста или стариков. Но терпение и стремление к сдержанности в поведении и в выражении своих чувств отнюдь не означает бесчувствия. Эмоциональность египтян идет рука об руку с их терпением. Они легко возбуждаются и приходят в ярость, которая не знает границ. Их легко может спровоцировать малейший выпад. Когда страсти накаляются, в выражениях не церемонятся, криков много, но до драки дело доходит редко. Турок, например, в ответ на половину бранных слов, высказанных в такой ситуации, мог бы ударить. Но египтяне чувствуют границу и отходчивы. Вспыхнувшая ссора может тут же затухнуть

Тяжелая жизнь, гнет, бедность, несытый стол не лишают египтянина жизнерадостности. Его любовь к шутке, острому словцу, анекдоту, юмору, злой сатире ‑ всему, что они обозначают словом «нукта», ‑ поражает. Ни у кого из других народов Востока нет такого чувства юмора, как у египтян. «В шутке ‑ лекарство», ‑ говорит египетская пословица. «Нукта» ‑ иногда оборона, иногда ‑ нападение. Она помогает египтянину сохранить жизнерадостность в обстоятельствах, толкающих к унынию и упадку настроения, преодолеть тоску и горе, восстановить хотя бы на миг униженное человеческое достоинство. Оскорбленный человек через «нукта» выпустит пар гнева и восстановит душевное равновесие, не предприняв никаких действий.

Осознанное и инстинктивное чувство противоположности интересов отдельного человека, группы и государства, власти привело египтянина к максимальной осторожности, ставшей для многих второй натурой. Люди научились скрывать свои мысли, чувства, намерения, говорить вслух то, что от них ждут, но во что они не верят, думать одно, а произносить другое, резко ограждая от внешнего надзора свой внутренний мир, круг своих подлинных интересов. Доверяют только своим родственникам или близким. Прямой и откровенный разговор с египтянином весьма труден. Собеседник нередко скрывает свои убеждения, мысли и хочет, прежде всего, узнать ваши мысли и убеждения, а затем уверить вас, что согласен с ними. Египтянин должен выяснить, насколько можно доверять собеседнику, какой смысл скрыт между строк, когда «да» означает «нет», или наоборот. Разговор стал искусством и средством к достижению цели, особенно если ведется с иностранцем или власть имущим. Египтяне нередко говорят обиняками, ходят вокруг да около темы. Если нет уверенности в положительном исходе беседы, в достижении цели, если собеседник не понял или не захотел понять намека, египтянин все равно доволен: ведь он не получил отрицательного ответа, не испортил отношений, «не потерял лица». «Прощупывание пульса» ‑ важнейшее предисловие к началу разговора. За обычными словами в серьезном, остром разговоре порой трудно найти мысли. Главная цель произнесенного слова ‑ подготовить собеседника к тому, чтобы он воспринял высказанное тобой, а вторая цель ‑ расположить его к себе, сблизиться, с ним. Поэтому египтяне очень редко позволяют политическим или научным конфликтам испортить личные отношения. Острая политическая борьба ‑ одно, а личная вражда ‑ другое дело. Личные связи не всегда совпадают с партийной преданностью, а тем более с политическими или философскими убеждениями. Газетные полемисты, обменивающиеся язвительными и порой оскорбительными выпадами или эпитетами, могут по вечерам вместе играть в домино или крикет в одном клубе.

В Египте удивительно легко устанавливаются поверхностные контакты и псевдодружеские отношения даже в период официальной враждебности между странами. Их облегчают обычная египетская вежливость и гостеприимство. Но подлинное доверие, дружба и откровенность ‑ дело трудное. Если иностранцу удалось внушить доверие, завести настоящих друзей, он может чувствовать себя королем.

Египетское общество ‑ мужское общество. Отношения с женщинами жестко регламентированы обычаем и шариатом. В городах, да и в состоятельных семьях в деревнях, требуют, чтобы женщина закрывала тело и волосы, оставляя открытыми лишь лицо, кисти рук и ступни ног. Но чем больше запрета, тем больше соблазна. Святоши осуждают «испорченность нравов» на Западе, но с интересом рассматривают легко одетых европейских женщин и часто говорят о вопросах пола. Об интимных сторонах человеческих отношений начинают говорить с детства. А сколько на эту тему разговоров среди молодежи и особенно среди поздно женившихся мужчин!

Египтяне считают себя лучшими людьми на земле и, конечно же, лучшими среди арабов. Для большинства их родина ‑ «Мать мира», центр мировой цивилизации.

Семья в Египте священна. Выше многих других благ ставят египтяне прочный семейный очаг. Даже служители культа сходятся во мнении, что безбрачие безнравственно и является преступлением перед религией и обществом. Египетская семья, как правило, состоит не только из мужа, жены и детей. Она представляет собой большую семейную группу, объединенную родственными связями по мужской линии. Во главе ее находятся пожилой мужчина и его жена. Эта группа включает женатых сыновей, их детей, женатых внуков и правнуков. Но их связывают не только общие экономические интересы и кровное родство, но и так называемая «аса бия» ‑ «кодекс чести», социальные связи и обязанности большой семьи. Чувство привязанности к родственникам ‑ каркас, на котором держится семья. Он обрастает плотью взаимных интересов и обязанностей. Это предопределяет силу большой семьи и слабость лишенного семейной поддержки индивидуума. В семье имеет значение родство только по мужской линии. Для прямых родственников жены даже ее дети ‑ не то чтобы чужие, но они принадлежат к другой семье. Однако дети сына считаются членами данной семьи.

Традиционная большая египетская семья основана на власти мужа ‑ главы семейства. До недавнего времени юношу оценивали только на основе репутации и статуса его отца. Социальные связи юноши формировались на основе социальных связей отца. Египетское общество не признавало независимости детей ни экономической, ни в смысле поведения и требовало, чтобы они подчинялись отцу. Покорность и признание авторитета старших ‑ одно из главных достоинств юноши. В египетской семье жесткое обращение с детьми встречается редко, и если дети почитают отца, то они находят у него и нежность, и тепло. Выбор невесты или жениха в Египте ‑ чаще всего дело родителей. Но сейчас все больше считаются с мнением молодых. Весьма распространены браки на двоюродных сестрах и по линии отца, и по линии матери. Что касается красоты девушки, то отдают предпочтение женщинам с чистой белой кожей, стройным, с тонкой талией и полной грудью, правильными чертами лица. Однако физическая красота, чувственная сторона брака хотя и важны, но отступают на второй план перед моральными достоинствами будущей жены, ее происхождением, ее умением вести себя и статусом ее родителей.

Брак на не мусульманке дозволен для мужчин-мусульман. Выходя замуж за мусульманина, женщина-немусульманка не обязана отказываться от своей религии, но ее дети будут мусульманами. В прошлом мусульманке вступать в брак с иноверцем запрещалось под угрозой смертной казни. С тех пор нравы и законы изменились. В Египте женщине, вышедшей замуж за иноверца и принявшей его веру, не грозит смерть, но от нее требуется отчаянная смелость или безумная любовь. Совершая такой шаг, она рвет все свои прежние родственные отношения и социальные связи. Выходя же замуж за иностранца, она часто вынуждена покинуть страну.

Главное, чем женщина укрепляет свои позиции, на кого опирается в большой семье, ‑ это ее дети, точнее ‑ сыновья. Чем их больше, тем больше у нее влияния, тем больше к ней уважения. Рождение детей ‑ смысл жизни и смысл брака. Отец ждет наследника, большая семья ждет помощников. Мальчики-подростки выйдут в поле вместе с родителями, и они же обеспечат родителей в старости. Рождение сына всегда предпочтительнее, чем дочери, но появление на свет девочки не трагедия. Ее тоже окружают нежностью и заботой, и дочь платит родителям своей любовью.

Имя новорожденному сыну чаще всего дает отец, девочке ‑ мать. У египтян-мусульман приняты часто арабские имена или арабизированные имена из Библии и Евангелия. Мальчиков часто называют в честь пророка (Мухаммед, Ахмед или Мустафа), одного из членов его семьи (Али, Хасан, Хусейн и т. д.) или кого-нибудь из его сподвижников (Омар, Осман, Аир), а также в честь какого-нибудь пророка или патриарха древности (Ибрахим, Исхак, Исмаил, Якуб, Муса, Дауд, Сулейман и т. д.), или дают ему имя, означающее «Раб Господа», «Раб милосердного», «Раб могущественного» и т. д. (Абдаллах, Абдар-Рахман, Абд аль-Кадир). Девочку чаще всего называют именем жены, или одной из любимых дочерей пророка, или еще кого-нибудь из членов его семьи (Хатига, Айша, Амина, Шатима, Зейнаб), либо дают ей имя, означающее, что она «любимая», «благословенная», «драгоценная» и т. д. (Махбуба, Мабрука, Нафиса), иногда именуют ее названием цветка или какого-либо другого приятного предмета.

Имена собственные, как правило, не передаются от родителей к детям, поэтому вторые имена часто обозначают родственные отношения: Абу Али (отец Али), Ибн Ахмад (сын Ахмада) и т. д. Иногда вторым именем служит прозвище, например: Нур ад-Дин (свет Веры), ат-Тавиль (высокий). Иногда они связаны со страной, где человек живет, с местом, где он родился, происхождением, семьей, сектой, ремеслом или видом занятий, например: ар‑Рашиди (из города Рашид), ас-Саббаг (красильщик), ат-Тагир (купец). Такие имена часто передаются по наследству и становятся семейными.

Мальчики до шести-семи лет растут среди женщин. Церемония ритуального обрезания, которую совершают в этом возрасте, считается как бы первым шагом к включению мальчика в общество взрослых мужчин. После обрезания его начинают приучать к работе, он помогает отцу в поле, его могут брать на пятничную молитву, если он крепкий, ему разрешается поститься.

Женщина, как правило, лишена возможности социального самоутверждения вне семьи, а в семье находится в подчиненном положении. Она хорошо знает, что мужчина ‑ хозяин в доме и несет ответственность за семью. Она также знает, что живет за счет мужа. Даже в городе лишь у меньшинства женщин есть самостоятельная работа. Свое место большая часть женщин видит в семье и только в семье. Если мужчина содержит дом, то она ‑ его хозяйка, не терпящая вмешательства мужчины в ее дела. На практике жена оказывает большее влияние на мужа. Согласие в семье для египтянина и египтянки ‑ желанное дело. «У кого хорошая жена, тот возвращается домой до ужина», ‑ говорит пословица. Жестокое обращение с женами, в общем-то, исключение. Шариат разрешает правоверному иметь до четырех жен. Но в Египте господствует моногамия.

Египтянки привлекательны пропорциональным сложением, мягкими чертами лица, густыми, черными как смоль волосами. Их огромные черные глаза, осененные густыми ресницами, прекрасны, Муж-египтянин ‑ страшный ревнивец и уверен, что за женой нужен глаз да глаз, иначе она готова изменить.

В арабских странах большое значение придается исламским традициям. В мусульманском мире иностранец не может обращаться с вопросами или просьбами к женщине, это считается неприличным, все контакты, обсуждения ведутся с мужчинами. При встрече в арабских странах мужчины обнимаются, слегка прикасаются друг к другу щекой, похлопывают по спине и плечам, но такие знаки внимания возможны только между своими и не распространяются на чужестранцев.

Если европейское приветствие короткое и сухое, то арабское превращается в целую процедуру, оно сопровождается расспросами о здоровье, о делах. На протяжении беседы эти вопросы могут повторяться. Даже если вы спешите, то необходимо выслушать арабского собеседника, его многочисленные пожелания благополучия. Поводы для пожеланий и поздравлений могут быть самыми разнообразными: встреча, приезд, отъезд, покупка. Речь арабского собеседника сопровождается частыми обращениями к Аллаху, упованием на его помощь в завершении предстоящих дел. В арабской среде это обычная формула вежливости.

Арабское понимание этикета запрещает собеседнику прибегать к прямолинейным ответам, быть категоричным, арабы во время беседы избегают также суетливости, поспешности. Арабские собеседники всегда стремятся «сохранить лицо» и свое, и собеседника. Считается необходимым оставить возможность для последующих контактов. Отказ от сделки сопровождается оговорками, похвалами в пользу обсуждаемого предложения. Арабские предприниматели выражают отказ в максимально смягченном, завуалированном виде.

Исламская мораль относит торговлю к престижному, почитаемому занятию. Средневековые мыслители рассматривали торговлю как род искусства, успех в торговых начинаниях считался признаком глубокого ума.

Торговая сделка у арабов ‑ всегда маленький спектакль. Это область, где европейские и арабские понятия существенно расходятся. Приглашая совершить сделку, арабский купец становится сама любезность. Первая названная цена всегда многократно завышена. Назвав завышенную цену, хозяин товара начинает всячески его расхваливать. Покупающий стремится сбить цену. Торгующиеся могут расходиться, вновь обсуждать достоинства товара, пока не ударят по рукам. Процесс покупки часто сопровождается угощением прохладительными напитками, чаем, кофе. Если вам подали небольшую чашечку кофе (он очень крепкий, без сахара, с большим количеством кардамона), то, выпив, вы отдаете ее хозяину, и он тут же наливает в нее еще кофе. Так продолжается до тех пор, пока вы один не опустошите кофейник. Но если вы больше не хотите кофе, покачайте чашечкой из стороны в сторону или переверните ее вверх дном. Если перед кофе предлагают прохладительные напитки, это означает, что время, отведенное для встречи, подходит к концу.

Египет является одним из древнейших очагов человеческой цивилизации, поэтому для египтян весьма характерно чувство национальной гордости, следование историческим традициям своей страны. Другая черта ‑ это принятие необходимости сильного правления и, наконец, третья ‑ жесткие и довольно развитые административные правила поведения. Эти особенности египтян в значительной степени сказываются при ведении ими переговоров. Так, они весьма чувствительны к вопросам, связанным с национальной независимостью. Все, что каким-то образом может рассматриваться как вмешательство в их внутренние дела, будет отвергаться с беспощадностью. Важным оказывается и уровень, на котором ведутся переговоры. При этом египтяне чаще предпочитают «торг» иным типам взаимодействия с партнером. Египтяне большое значение придают проявлениям дружбы, искренности, гостеприимства и хорошего настроения.

Для арабов одним из важнейших элементов на переговорах является установление доверия между партнерами. Если типичный американец старается предугадать развитие событий при решении любой проблемы, то арабы скорее привыкли ориентироваться на прошлое, постоянно обращаясь к своим корням и традициям. Они также предпочитают предварительную проработку деталей обсуждаемых на переговорах вопросов.

В целом, поскольку арабский мир далеко не однороден, существуют значительные различия в стилях делового общения у представителей различных арабских государств. Представители арабских государств, как в обыденной обстановке, так и во время деловых контактов стараются создать дружелюбную обстановку, ценят юмор, используют личные имена. Многие арабы по делу и без дела любят подолгу трясти вашу руку. Неотъемлемой частью деятельности арабского бизнесмена, стремящегося к заключению деловой сделки, служит поход в увеселительное заведение. У этих народов исповедуется почти религиозный культ подарков, причем самыми весомыми из них считаются авторская картина и оригинальная чеканка. В одежде недопустимым у них признается сочетание белого и синего цветов (цвета флага Израиля).

При общении у европейцев не придается особого значения ни левой, ни правой руке. Однако и в этом отношении нужно быть крайне осторожным в арабских странах: здесь считается недопустимым протянуть кому-нибудь подарок или деньги левой рукой. У тех, кто исповедует ислам, левая рука считается нечистой, и Вы можете нанести оскорбление своему партнеру.