регистрация / вход

Особенности профилактики девиантного поведения несовершеннолетних в социально-реабилитационном центре

Введение. Актуальность выбранной темы. Отклоняющееся поведение у подростков - система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым и нравственным нормам. Отклоняющееся поведение у подростков часто возникает как проявление острого кризиса переходного возраста.

Тема: Особенности профилактики девиантного поведения несовершеннолетних в социально-реабилитационном центре.

Введение.

Актуальность выбранной темы.

Отклоняющееся поведение у подростков - система поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе правовым и нравственным нормам. Отклоняющееся поведение у подростков часто возникает как проявление острого кризиса переходного возраста. Мироощущение таких подростков построено на следующих типичных положениях: “Я невинная жертва, и то, что я делаю, побуждают меня делать другие”, “ Я имею право брать то, в чем мне отказывают, и наказывать тех, кто отказывает мне в том, чего я хочу”, “ Я лучше всех и понимаю все”, “Заработать что-либо не так хорошо, как получить это, не работая” и др. Подобные убеждения могут служить надежным индикатором острого подросткового кризиса и показанием для обращения к психологу. В их контексте вырабатываются определенные стратегии поведения, поддерживающие, защищающие и реализующие эти убеждения, преувеличение собственной значимости, манипулирование добровольной заботой, уход от ответственности, провокационное поведение, выработка параноидного взгляда на мир и др.

Профилактика девиантного (отклоняющегося) поведения несовершеннолетних бесспорно необходима и актуальна на данном этапе развития социальных отношений в России. Социальную напряженность в стране порождает серьезный рост различного рода нарушений несовершеннолетними социальных норм: ширятся масштабы преступлений, алкоголизма, проституции и других проявлений девиантного поведения. Уровень преступлений был самым высоким за последние 30 лет и составил 1856 преступлений на 100 тыс.человек. Не может не настораживать общество также и то, что под влиянием прежде всего социально-экономических причин и снижения морально-этического уровня значительной части населения за последние годы наблюдается распространение такого социального порока, как проституция во всех ее видах: женская, мужская, гомосексуальная, костюмированная (под противоположный пол). Дельцы от наркобизнеса втягивают в орбиту потребителей наркотиков все большее и большее количество людей, особенно несовершеннолетних. В Российской Федерации на каждые 100 тыс. подростков в возрасте 15-17 лет 40 человек состоят на учете, это или наркоманы, или токсикоманы. С 1985 по 1991 год количество поставленных на учет несовершеннолетних, употребляющих наркотики, возросло с 5,6 до 7 тыс.человек. А всего в России около 1,5 млн. наркоманов. По прогнозам специалистов к 2002 году цифра эта удвоится.

Во всем мире наблюдается появление целого спектра зависимостей, аналогичных наркотическим- “трудоголизм”, “шоппинг”, музыкальная и компьютерная “наркомания”. Данные виды зависимостей имеют однотипную природу (уход от действительности в иллюзорный мир), вызываются сходными причинами (социальной отчужденностью, сбоями в адаптационных механизмах личности). Кроме того, следует учитывать влияние факторов макросреды, резкие социальные изменения, “анамичность” переживаемого Россией периода. В такие переходные времена возникают моральный релятивизм, неопределенность ожиданий людей относительно поведения окружающих, отсутствие общепринятых идеалов.

Кризисное состояние общества затрудняет процесс формирования официальных каналов вертикальной восходящей мобильности, высшее образование (даже престижное) не выступает гарантом социальной карьеры и материального благополучия выпускников. В то же время “авантюрная” карьера, работа в предпринимательских кругах с темным (криминальным) прошлым представляются многим представителям молодежи быстрым “социальным лифтом”, каналом, ведущим на верх, к вершине социальной стратификации современного российского общества. Можно сказать, что “больное” общество “программирует” паталогию и на уровне индивидуального поведения. Макросреда выступает своеобразным фоном для воздействия факторов микросоциальной среды, которая непосредственно влияет на социальное поведение. Среди всех социально-демографических групп нас в первую очередь интересовала молодежь, представляющая собой своеобразную группу риска в силу ряда определенных причин, в том числе перестройки локуса контроля, перехода от внешнего контроля со стороны взрослых к самоконтролю; неопределенности социального положения переходного возраста (в первую очередь это относится к представителям раннего юношеского возраста - подросткам, которые уже не дети, но еще и не взрослые).

Социологические исследования показывают компенсаторный характер девиантного поведения. В первую очередь это касается употребления наркотиков, которые восполняют нехватку общения, внимания со стороны близких, эмоционального тепла, разнообразных впечатлений, а также снимают стрессы, фобии различного вида. Молодым людям остро не хватает ярких впечатлений; серость, обыденность бытия, лишенная положительных эмоций и удовольствий, подталкивает некоторых из них к употреблению наркотических и токсических веществ. Употребление наркотиков можно рассматривать как складывающуюся молодежную субкультуру, овеянную ореолом таинственности, выполняющую функцию бегства от реальных проблем, трудностей, неустроенности в мир миражей и иллюзий. Причем, у многих категорий молодежи нет недостатка в свободном времени. Коммерциализация досуговой сферы не позволяет многим молодым людям проводить свободное время интересно и с пользой для здоровья (физического и духовного).

По данным социологических исследований, проведенных в Кировском районе г. Екатеринбурга ( N = 750, 1995 г.), на вопрос о типичных занятиях в свободное время 19 % опрошенных подростков ответили:” Иногда выпиваем с приятелями”, а 7 % отметили, что употребляют наркотики. На контрольный вопрос “Что Вас привлекает в Вашей компании?” 14 % респондентов указали : ”Возможность выпить и поймать “кайф”. Изучая мотивы первого употребления наркотика, мы получили ответы: нечем было заняться для того, чтобы заполнить досуг, было скучно, друзья предложили. Для многих подростков характерно неумение получать удовлетворение от повседневной работы, достигнутой цели, победы над собой. Не секрет, что употребление наркотиков сопровождается беспорядочными сексуальными контактами юношей и девушек, обедняет их в эмоциональной и интимной сферах.

Социологи фиксируют сегодня кризис социальной сферы в силу противоречивого влияния основных субъектов социума (семьи, учебного заведения, группы сверстников, средств массовой информации) на молодых людей. Несмотря на конфликты с родителями (на которые указывают опрошенные нами подростки), семья является для них значимой сферой жизни. Она влияет на ее членов через традиции, сложившийся стиль общения, эмоциональную атмосферу, самим укладом жизни программируя дальнейший жизненный путь детей. Среди традиционно выполняемых семьей функций на первое место в условиях нестабильного общества выходит психотерапевтическая, “поддерживающая” функция, дающая ее членам чувство защищенности и психологического комфорта. В зависимости от того, насколько полно реализована эта функция, можно судить о степени благополучия семьи, ее возможности противостоять девиантному поведению молодого человека. Родители, употребляя социально приемлемые наркотики - сигареты, алкоголь, сами того не подозревая, формируют установку подростков на прием наркотических веществ как “нормального” общеприятого поведения. Табакокурение и алкоголь являются для молодых людей первым шагом на пути к более сильным наркотическим средствам. Провоцировать наркотическую зависимость может как гиперопека со стороны родителей, лишающая подростка самостоятельности, так и предоставление им полной свободы, бесконтрольность.

Второй по значимости субъект влияния на поведение молодежи- образовательное учреждение (школа, среднее профессиональное или высшее учебное заведение), оказывает наиболее противоречивое воздействие на современных молодых людей. Школа традиционно ответственность за асоциальное поведение полностью перекладывает на плечи семьи. По данным социологического опроса руководителей образовательных учреждений Свердловской области ( 132 участника семинара “Профилактика наркомании, токсикомании и других форм поведения детей и подростков в образовательных учреждениях Свердловской области” в г. Верхняя Пышма, август 1999 г.), 82 % опрошенных на вопрос о причинах роста наркотической зависимости среди молодежи отметили дурное влияние “улицы”, компании, 81 % - неблагополучие в семье и 56 % указали на общекультурную неразвитость молодых людей. Проблемы с учебой, дезадаптация в коллективе класса, отсутствие пофилактической работы в школе не рассматриваются директорами школ и училищ как факторы, влияющие на наркотическую зависимость учащихся. В ходе данного исследования было обнаружено, что директора школ не владеют информацией о степени распрстраненности наркотической зависимости в их образовательных учреждениях, более половины из них (64 %) считают, что эта проблема их школы еще не коснулась.

В обществе появилась значительная по своим масштабам категория детей, которая до последнего времени пребывают как бы в статусе “ничьих”. Они живут под одной крышей с родителями, но связи их с семьей атрофированы или разрушены. Отсутствие должного ухода и содержания, пренебрежение интересами и потребностями развивающейся личности, жестокое обращение в родительской семье создают реальную угрозу психофизическому, нравственному развитию безнадзорного ребенка. Школа не в состоянии в полной мере решать проблемы социальной защиты и реабилитации таких детей. Сами дети нередко переходят в ряды беспризорных. Дети ночуют на вокзалах, голодают, имеют аномалии в развитии; многие, сбежав из дома, попадают в руки взрослых, которые используют их в своей преступной деятельности.

Глава I. Сущность осуществления профилактики девиантного поведения несовершеннолетних .

1.1 Девиантное поведение личности, как социально-психолого- педагогическая проблема.

Девиантное поведение (от лат.deviantio- отклонение), которое не согласуется с нормами, не соответствует ожиданиям группы или всего общества. Однако ожидания со временем меняются. Так, в 1919 г. в США было запрещено потребление алкоголя, а в 1933 г. открыты бары, в России в 1936 году запрещены аборты, а в 1955 г. вновь разрешены. К тому же один и тот же поступок может одновременно считаться девиантным и недевиантным. Кровосмешение, например, в большинстве, но не во всех, современных обществах рассматривается как девиация. То, что “ норма” в субкультуре, может быть девиантно в обществе (например, ношение оружия в банде).

Определение девиантности поведения представляет собой значительную трудность. Это связано с неопределенностью социальных ожиданий, которые часто спорны. Они могут быть неясны, меняться со временем, к тому же на основе различных культур формируются различные социальные ожидания.

Тот факт, что общество создает нормы, стандарты поведения, не означает, что оно всегда им соответствует. “Даже идеальное общество не может оставаться надолго идеальным. Представим себе, как пишет Э.Дюркгейм, общество святых, напоминающее образцовый монастырь, где живут идеальные люди. “ В нем и понятия не имеют о том, что мы называем преступлением, но поступки, которые кажутся незначительными рядовому мирянину, могут вызвать среди них такой же скандал, какой обычно возникает по поводу преступления среди ординарных людей, которым свойственно конформное понимание жизни”. [2, с. 127]

Таким образом, девиация столь же естественна, как и ее противоположность - конформизм. С учетом высказанных выше уточнений обратимся к определению понятия девиации Смелзера: “отклонение от групповой нормы влечет за собой изоляцию, лечение,, тюремное наказание”. [20, С.216] На основе данного определения мы можем выделить три компонента девиации: человек, которому свойственно определение поведения; и некий другой человек, группа или организация, реагирующая на поведение.

Типы девиации. Типология девиантного поведения, предложенная

Р.Мертоном, рассматривается многими специалистами как одна из наиболее удачных. Согласно Мертону, девиация происходит в результате разрыва между культурными целями и социально одобряемыми средствами их достижения. Это определение лежит в основе его типологии девиантных поступков.

Типология девиации (Р.Мертон)

Способ адаптации Одобряемые обществом цели Социально одобряемые средства
Конформизм + +
Инновация + -
Ритуализм - +
Ретритизм (бегство от действительности) - -
Бунт - -

Примечание: “ Плюс” обозначает согласие, а “минус” - отрицание. Например, конформное поведение характеризуется тем, что человек одновременно поддерживает и культурные ценности, и социально одобряемые средства их достижения.

Концепция Р.Мертона важна, прежде всего, потому, что она рассматривает конформизм и девиацию как “ две чаши одних и тех же весов” (Н.Смелзер). В ней сделан также упор на то, что девиация не является продуктом абсолютно негативным, отрицанием общепринятых стандартов, как часто предполагают многие люди. Вор, например, не отвергает социально одобряемую цель: достижение материального благополучия.

Конформизм - единственный тип недевиантного поведения. Инновация предполагает согласие с одобряемыми данной культурой целями, но отрицает социально одобряемые способы их достижения

(например, рэкет, шантаж). Ритуализм предполагает отрицание целей данной культуры, согласие (порой доведенное до абсурда) использовать социально одобряемые средства ( пример: Умрищев -герой произведения А.Платонова “ Ювенильное море”).

Ретритизм наблюдается в случае. когда человек одновременно отвергает и цели, и социально одобряемые средства их достижения

(пример: бродяги, наркоманы).

Наконец, бунт. В отличие от ретритизма бунтарь не только отрицает то и другое, но и стремится заменить старые цели и средства на новые, развивает “ новую идеалогию”.

Концепции девиации. Особое значение в них придается одному из трех вышеупомянутых факторов: человеку, норме и группе.

Биологическая. В конце XIX в. итальянский врач Ч.Ломброзо обнаружил связь между криминальным поведением и определенными физическими чертами. Он считал, что люди предрасположены к определенным типам поведения по своему биологическому складу. Криминальный тип можно определить по таким характерным чертам, как выступающая нижняя челюсть, реденькая бородка и пониженная чувствительность к боли. К этим выводам профессор судебной медицины пришел на основе изучения 11 тыс. трупов бывших преступников. Критики теории Ломброзо отмечали, что согласно последней, бороться с преступностью легко: надо “взять человека, измерить его, взвесить и ... повесить”. У.Х. Шелдон (1940) известный американский психолог и врач, подчеркивал важность строения тела. Наиболее склонен к девиации, согласно У.Х Шелдону, мезоморфный тип: “тяжелые”, “мускулистые”, “атлетические”. [20,с.196] Биологические концепции, популярные в начале XX в., постепенно вытесняются другими.

Психологические и психиатрические концепции. Акцент делают на личностные факторы, особенно неправильную социализацию в детстве. Тщательные исследования показали, что сущность девиации нельзя объяснить только лишь на основе анализа психологических факторов . В 1950г. Шуэсслер и Крессли проделали обзор многих работ, авторы которых пытались доказать, что правонарушителям и преступникам свойственны некоторые психологические особенности, не характерные для законопослушных граждан. Однако не было выявлено ни одной психологической черты, например, эмоциональная незрелость, психическая неустойчивость. В настоящее время большинство психологов и социологов признают, что с помощью анализа какой-то одной психологической черты, конфликта и “комплекса” нельзя объяснить сущность любого типа девиации. Более вероятно, что девиация возникает в результате сочетания многих психологических и социальных факторов.

Социологические концепции. Биологическое и психологическое объяснения девиации связаны главным образом с анализом природы девиантной личности. Социологическая трактовка этого понятия учитывает социальные и культурные факторы, влияющие на девиантность.

Впервые социологическое объяснение девиации предложено теорией аномии ( от греч. anomas -беззаконный, неуправляемый) Э. Дюркгейма ( “ Самоубийство”, 1987г.). Под аномией классик социологии понимал состояние общества, при котором отсутствует четкая, непротиворечивая регуляция поведения индивидов, образуется нормативный вакуум, когда старые нормы и ценности уже не соответствуют реальным отношениям, а новые еще не утвердились. Аномия чаще всего происходит в быстро меняющемся обществе, общинах и группах, подверженных катастрофическим стрессам. В подобных обществах люди становятся отчужденными, апатичными, лишенными целей, которые ставились ранее. Главное дело Э.Дюркгейма в общественной жизни - солидарность, а всякие отклонения от нее -проявление социальной дезорганизации. Хотя теория Э.Дюркгейма подвергалась критике, основная мысль о том, что социальная дезорганизация - причина девиантного поведения и в наши дни считается общепризнанной.

Р.Мертон (1938) внес некоторые изменения в теорию Дюркгейма. Он считает, что причина девиации – “разрыв между культурными ценностями общества и социально одобряемыми средствами их достижения”. [№20, с. 123-124] Практика свидетельствует, что социально одобряемые средства достижения таких целей, как например, образование, богатство, недостаточны для большинства населения. Возникают девиации.

Существуют глубокие различия между многочисленными теориями девиациями.

Теории девиации. [20, с.216-218]

Тип объяснения Теория Автор Основная идея
Биологическое

Физические черты связаны с преступными

Определенное строение тела, наиболее часто встречающееся среди девиантов.

Лоброзо

Шелдон

Физические особенности -причина девиации

Психологическое Психоаналитическая теория Фрейд Конфликты, свойственные личности, вызывают девиацию
Социологическое

Аномия

Культорогичес-кие теории

Теория сигматизации /клеймения

Радикальная криминология

Дюркгейм

Мертон

Селлин, Миллер,

Сутер-Ленд, др.

Беккер

Турк, Квини,

Янг,Тэйлор

Девиация происходит вследствие нарушения или отсутствия ясных соц. норм

Девиация нарастает при разрыве между одобряемыми в данной культуре целями и соц. способами их достижения

Причина девиации-конфликты между нормами субкультуры и господствующей культуры

Девиации- “клеймо”, которое группы, обладающие властью, ставят на поведение менее защищенных групп.

Девиация- результат противодействия нормам капиталистичес-кого общества.

Новейшие из них делают акцент на характере общества и стремятся выявить, в какой мере оно заинтересовано в создании и сохранении девиации , доказывают необходимость исправления не отдельных людей, а всего общества.

В бывшем СССР длительное время изучение девиации осуществлялось в рамках частнонаучных дисциплин (криминологии, суицитологии, др.). Нельзя не назвать М.Н. Гернета (1874-1953) -специалиста в области уголовного и пенитенциарного права, но начатая им работа была прервана в 30-х г.г. Социологическое исследование проблемы началось в конце 60-х начале 70-х г.г. XX в. Сложились исследовательские центры, например, в Ленинграде

( В.Афанасьев, Я. Гилинский), Москва - (Г.Заиграев, Б.Леви, др.). Значительны заслуги в развитии и институционализации социологии девиантного поведения академика В.Н.Кудрявцева. Отклоняющееся поведение до начала 70-х г.г. изучалось преимущественно в рамках специальных дисциплин: криминологии, наркологии, суицидологии и т.д. Социологические исследования, ориентированные на изучение девиантного поведения, как социального явления, впервые стали практиковаться в Ленинграде в конце 60-х - начале 70-х г.г. У истоков нового направления стояли В. С. Афанасьев, А. Г. Здравомыслов, и др. Считается, что наибольший вклад в его развитие внесли В. Н. Кудрявцев и Я. И. Гилинский.

Я. И. Гилинский первым обратил внимание на созидательный, позитивный характер девиации. “Девиации (флуктуации в неживой природе, мутации - в живой) являются всеобщей формой, механизмом, способом изменчивости, а следовательно, и жизнедеятельности, развития каждой системы”.[23,с.24] “Под девиантным поведением ученый понимает: 1) поступок, действия человека, не соответствующие официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам (стандартам, шаблонам); 2) социальное явление, выраженное в массовых формах человеческой деятельности, не соответствующих официально установленным или фактически сложившимся в данном обществе нормам (стандартам, шаблонам)”. [23, с.74] Целесообразнее, наверно, было бы сказать: не стандартам и шаблонам, а обычаям, традициям, праву. Первое значение девиантного поведения, по Я. И. Гилинскому, является объектом исследования преимущественно психологии, педагогики, психиатрии, второе - социологии и социальной психологии. Он отмечает, что такое дисциплинарное разграничение весьма условно, но, к сожалению, не рассматривает как взаимосвязаны эти два значения девиантного поведения, каков механизм их взаимодействия.

Безусловной заслугой Я. И. Гилинского является правильное определение перспективных направлений развития социологии девиантного поведения. Необходимы, отмечал он, “во-первых, дальнейшая “фундаментализация”, рассмотрение объекта социологии девиантного поведения как момента единого мирового процесса самодвижения материи; изучение социальных девиаций в кризисные периоды, когда от соотношения различных форм негативных и позитивных девиаций зависит будущее. Именно эти направления научного поиска и привлекают внимание. [23, с.78]

Изучение взаимодействия личностного и индивидуального сознания позволяет сегодня показать влияние социальных девиаций на общественное развитие в полном объеме. Этому способствуют и наработки в области западной социальной психологии. Имеется много теорий. объясняющих появление и сущность девиаций. Достаточно полное представление о них дает, в частности, работа Н. Смелзера . К сожалению, вне поля зрения американского социолога остался социально-психологический подход, который представляет для нас особый интерес.

Социально- психологический подход наиболее убедительно представлен в концепции социальных отклонений Р. Харре и теории поведения добровольного риска С. Линга.[24, с.97-102] Названные исследования объясняют причины появления девиантного поведения через изучение психологического состояния девианта с учетом изменения его положения в системе социально-политических координат. Социально-психологический подход позволяет заглянуть в глубинные причины, влияющие на появление девиантного поведения, составить более объективное представление о механизме социальной эволюции, так как пытается объяснить: а) почему девиантное поведение чаще всего со стороны внешнего наблюдателя предстает как акт агрессии; б) почему в современных условиях все больше людей встают на путь преднамеренного риска, неотъемлемого атрибута любой девиации; в) как отклоняющееся поведение предстает “изнутри”, не со стороны внешнего наблюдателя, а субъекта девиации, какой ценностный смысл последний находит в такой нестандартной форме поведения.

Исследования социальных психологов подводят к выводу: девиантное и нормативное поведение - две равноценные составляющие социально-ролевого поведения. Девиантное поведение - результат сложного взаимодействия процессов, происходящих в обществе и сознании человека. Девиации направлены на преодоление фрустрации - препятствия, вставшего на пути достижения цели, и проявляются через социально значимые действия. Любое девиантное поведение предполагает не только стремление разрушить или сместить фрустрирующий блок, но и концентрацию энергии (физической и психической), необходимой для осуществления этого замысла. Антифрустрирующее действие всегда сопровождается определенной долей риска, но не обязательно носит разрушительный характер. Характер девиантного поведения, направленность энергетического потенциала человека зависят, во-первых, от того, как он научен отвечать на возникающие трудности: путем созидательных или разрушительных действий, во-вторых,-от того, каким образом общество стимулирует социльно-инновационные, созидательные действия личности.

“Следует различать два вида девиантного поведения: созидательной и разрушительной направленности. Основным критерием определения характера девиантного поведения является не форма его реализации, в частности наличие атрибута насилия, а уровень справедливости перераспределения источников пополнения жизненной энергии.”[11,с.107] Агрессивный вид девиации как в прямой, так и в смешанной форме нацелен на преодоление фрустрации путем неадекватного в сложившейся ситуации перераспределения социальных благ, достижение цели без учета интересов окружающих людей, несправедливое решение проблемы в пользу одной и из взаимодействующих сторон за счет ухудшения адаптационных условий другой. Агрессивный характер поведения обусловливается не только воспитанием, но и характером поведения взаимодействующей стороны. Смещенный вид агрессии свидельствует о недостаточном для преодоления фрустрации энергетическом потенциале человека.

Девиантное поведение деструктивной направленности - совершение человеком или группой людей социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в социуме (отдельной социальной группе, страте) социокультурных ожиданий и норм, общепринятых правил выполнения социальных ролей, влекущих за собой сдерживание темпов развития общества: разрушение энергетического потенциала отдельных личностей и общества в целом. Разрушительную (асоциальную) девиацию нельзя отождествлять только с преступностью. Преступность - поведение, уголовно наказуемое, запрещенное законом, и является лишь одной из форм данного вида девиантного поведения.

Созидательные девиации (социальные инновации, нововведения) - это социально значимые в действиях человека отклонения от общепризнанных норм поведения, определяющие наиболее прогрессивный в энергетическом, а значит и адаптационном плане, вектор эволюционного развития общества. Поскольку любая девиация первоначально зарождается на уровне сознания отдельного человека и через его действия проводится в жизнь, то этим еще раз подтверждается, что первопричиной социальной эволюции, активной движущей силой ее является человек, точнее внутриличностный конфликт, возникающий в процессе выбора им той или иной формы социально-ролевого поведения.

Каждая девиация содержит в себе разрушительное и созидательное начала, для процесса социальной эволюции важно, какой компонент преобладает. Позитивными девиации являются тогда, когда способствуют прогрессу системы, повышают уровень ее организованности, помогают преодолеть устаревшие, консервативные или даже реакционные стандарты поведения. Границы между позитивной и негативными формами девиантного поведения подвижны во времени и социальном пространстве. Созидательная девиация должна рассматриваться как совершенно нормальное явление в жизни любого общества, так как даже самый совершенный закон не в состоянии учесть всего многообразия житейских ситуаций. Степень совершенства закона относительна, поскольку общество изменчиво.

“Социальные идеалы (ценности), ожидания, общепринятые правила, нормы, как и критерии девиантного поведения, со временем меняются. Если процесс социализации и социальный контроль отвечают за сохранение социокультурного кода, функцию социального наследования в процессе общественного развития, то девиация - за функцию социальной изменчивости, приспособляемости индивида и всего общества к новым условиям. Под новой социальной реальностью мы понимаем ситуацию, при которой возникает дихотомия сложившихся в обществе целей и средств (невозможность удовлетворения старыми способами прежней потребности), а также возникновение новых потребностей.” [11, с.108]

В случае если тот или иной вид девиации приобретает устойчивый характер, становится нормой поведения для многих людей, общество обязано пересмотреть принципы, стимулирующие “нарушение правил” или провести переоценку социальных норм. В последнем случае поведение, которое считалось девиантным, оценивается как новая норма. Для того чтобы деструктивная девиация не получала широкого распространения, необходимо : а) расширять доступ к законным способам достижения успеха и продвижения; б) соблюдать социальное равенство перед законом; в) постоянно совершенствовать само законодательство, приводить его в соответствие с новыми социальными реалиями; г) стремиться к адекватности преступления и наказания. Все это в совокупности позволит снизить социальное напряжение в обществе, уменьшить его криминализацию. Только при выполнении вышеперечисленных требований общество имеет право называться правовым и демократичным.

Поскольку любое девиантное поведение - это отклонение от общепризнанной, неоднократно проверенной практикой нормы поведения, оно всегда несет в себе элемент непредсказуемости, неизвестности, возможной опастности. “Поэтому девиация и риск - две стороны медали, социальной мутации. Состояние риска - своего рода граница, черта, разделяющая хаос и порядок, инновацию и устоявшуюся нормативно-ролевую форму поведения. Чем меньше риск, тем вероятностнее действие индивида, более предсказуемо поведение системы в целом.” [11,с.108]

Особенность сегодняшнего времени - возрастание числа лиц, вынужденных рисковать, ибо усложнение социальной реальности увеличивает количество неизвестных ситуаций. “Современные разработки в области социальной психологии свидетельствуют, что девиантное поведение все больше в своей основе становится рациональным. Основное отличие девиантов, сознательно идущих на риск, от авантюристов - опора на профессионализм, вера не в судьбу и случай, а в знания и осознанный выбор - творческую интуицию. Именно целерациональные действия индивидов определяют социальное развитие. Можно предположить, что в условиях стабильного общества для субъекта действия ценностью является преднамеренный риск как процесс (психологическая сторона действия); в условиях разбалансированного-преднамеренный риск как цель (энергетическая и социальная сторона действия). На этапе рождения инновации большое значение имеет профессионализм и знания девианта, способность к концентрации психической энергии, на этапе ее реализации - его биологический потенциал (информационно-энергетический код, темперамент) и характер.” [11,с.108]

Девиантное поведение, сопровождающееся риском, способствует самоактуализации, самореализации и самоутверждению личности. Последнее является важнейшей психологической причиной, объясняющей желание людей ответить на вызов быстро меняющейся социальной реальности. Девиантно-ролевая разновидность социального поведения неразрывно связана с аддикцией, с внутриличностным конфликтом. Аддикция в общем смысле слова - стремление уйти от состояния внутреннего психологического дискомфорта, изменить свое психическое состояние, характеризующееся внутренней борьбой. Аддиктивное поведение психологи рассматривают как отклоняющееся. Девиантный путь выбирают прежде всего люди, не имеющие легальной возможности для самореализации в условиях сложившейся социальной иерархии, чья индивидуальность подавляется, фрустрирующая энергия блокируется. Они не считают общепринятые нормы порядка естественными и справедливыми, не могут сделать карьеру, изменить свой социальный статус через легитимные каналы социальной мобильности. Все это неизбежно приводит их к внутриличному конфликту.

Основные причины мотивационных конфликтов, вытесненных в подсознание, определяются в настоящее время не инстинктивными, а социальными факторами. “По данным института Бехтерева, только 15% мотивационных конфликтов имеют сексуальную основу, остальные - социальные истоки.”[11, с.109] Жесткое регулирование каналов социальной мобильности, блокировка социальных “лифтов”, способствующих превращению психической энергии в социальную, приводят к усилению напряжения системы (системное напряжение, согласно терминологии Р.Мертона) и, как следствие, к увеличению числа девиантов, латентному формированию новой социальной стратификации, к переписыванию сценария социально-ролевых интеракций. Отношения социально-ориентированного”me” (социальная роль) и импульсивно-творческого “i” (энергетический потенциал) в ходе девиантного поведения и меняющейся само- и социальной идентификации гармонизируются. Если индивидуальная девиация нацелена на самоутверждение личности, переосмысление ею собственной самоиндентификации, то коллективная девиация - на общественное (пусть и в рамках первоначально неформальной группы) признание новой самоидентификации личности другими людьми.

Форма ответной реакции общества на тот или иной вид девиации должна зависеть от того, какие (по степени общности) социальные нормы нарушаются: общечеловеческие, расовые, классовые, групповые и т.д. “Можно выделить следующие зависимости:

*Чем более высокий уровень (по степени общности) социальных норм и ценностей, тем более решительными должны быть действия государства. Самая высокая ценность – естественные права человека.

*Чем более низкий уровень социальных норм нарушается, тем больше упор должен делаться на неформальные меры социального контроля (социальное вознаграждение или порицание, убеждение и т.д.)

*Чем сложнее социальная структура общества, тем многообразнее должны быть формы социального контроля.

*Чем более низкий уровень социальных норм нарушается человеком, тем терпимее должна быть реакция на его действия.

*Чем демократичнее общество, тем больше акцент должен делаться не на внешний социальный, а на внутренний личностный самоконтроль.” [11, с.109]

Подчеркнем еще раз, девиантно-ролевое поведение - естественная реакция человека на возникающее в обществе противоречие между социальной целью и социальными нормами ее достижения. Созидательные девиации выполняют важнейшие позитивные социальные функции. Они необходимы, чтобы общество было гибким и готовым к переменам. Девиантное и нормативное поведение - две равноценные составляющие социально-ролевого поведения. Для нормального протекания социогенеза (понимаемого в широком смысле слова) девиантно-ролевое поведение человека имеет не меньшее значение, чем его нормативно-ролевое поведение.

Виды девиантного поведения.

“Отклоняющимся (девиантным) поведением называют поведение, в котором устойчиво проявляются отклонения от социальных норм. При этом различают отклонения корыстного, агрессивного и социально-пассивного типа.” [5,с.9] К социальным отклонениям корыстной направленности относят правонарушения и проступки, связанные со стремлением незаконным путем получить материальную, денежную и имущественную выгоду (хищение, взятки, кражи, мошенничество и т.д.).

Социальные отклонения агрессивной ориентации проявляются в действиях, направленных против личности (оскорбления, хулиганство. побои, изнасилование, убийство). социальные отклонения корыстного и агрессивного типа могут носить как вербальный (оскорбление словом), так и невербальный характер (физическое воздействие) и проявляться на уровне как докриминогенном, так и посткриминогенном. То есть в сиде поступков и аморального поведения, вызывающих моральное осуждение, и в виде преступных уголовно-наказуемых действий.

Отклонения социально-пассивного типа выражаются в стремлении к отказу от активной жизнедеятельности, уклонении от своих гражданских обязанностей, долга, нежелании решать как личностные, так и социальные проблемы. К такого рода проявлениям можно отнести уклонения от работы, учебы, бродяжничество, употребление алкоголя, наркотиков, токсических средств, погружающих в мир искусственных иллюзий и разрушающих психику. крайнее проявление социально- пассивной позиции- самоубийство, суицид.

Особенно большое распространение как у нас в стране, так и за рубежом получила такая форма социально-пассивных отклонений как употребление наркотиков и токсических средств, что ведет к быстрому и необратимому разрушению психики и организма. такое поведение получило на Западе название -саморазрушающего поведения.

Оклоняющееся поведение является результатом неблагоприятного психосоциального развития и нарушений процесса социализации, что выражается в различных формах детско-подростковой дезадаптации уже в достаточно раннем возрасте.

Подростковая дезодаптация.

Детско-подростковая дезадаптация проявляется в затруднениях в усвоении социальных ролей, учебных программ, норм и требований социальных институтов (семьи, школы и т.д.), выполняющих функции институтов социализации.

В зависимости от природы и характера дезадаптации выделяют патогенную, психосоциальную и социальную дезадаптацию, которые могут быть представлены как отдельно, так в сложном сочетании.

Патогенная дезадаптация вызвана отклонениями и паталогиями психического развития и нервно-психическими заболеваниями, в основе которых лежат функционально-органические поражения центральной нервной системы. В свою очередь патогенная дезадаптация по степени и глубине своего проявления может носить устойчивый, хронический характер (психозы, эпилепсия, шизофрения, олигофрения и т.д.), в основе которых серьезные органические повреждения центральной нервной системы.

Выделяют также более легкие, пограничные формы нервно-психических расстройств и отклонений, в частности так называемую психогенную дезадаптацию, (фобии, тики, навязчивые дурные привычки), энурез и т.д.), что может быть вызвано неблагоприятной социальной, школьной, семейной ситуацией. “В общей сложности по данным Санкт-Петербургского детского психотерапевта А.И.Захарова до 42% детей дошколного возраста страдают теми или иными психосоматическими проблемами и нуждаются в помощи психоневрологов и психотерапевтов.”[5,с.10] Отсутствие своевременной помощи приводит к более глубоким и серьезным формам социальной дезадаптации и отклоняющегося поведения.

“Среди форм патогенной дезадаптации отдельно выделяют проблемы олигофрении, проблемы социальной адаптаци умственно-отсталых детей. У олигофренов отсутствует фатальная предрасположенность к преступлениям. При адекватных их психическому развитию методах обучения и воспитания, они в состоянии осваивать определенные социальные программы, получать несколько профессий, трудиться в меру своих возможностей и быть полезными членами общества. Однако умственная неполноценность этих детей безусловно затрудняет их социальную адаптацию и требует специальных социально-педагогических условий и коррекционно-развивающих программ.” [5,с.10]

Психосоциальная дезадптация связана с половозрастными и индивидуально-психологическими особенностями ребенка, подростка, которые обуславливают их определенную нестандартность, трудновоспитуемость, требующих индивидуального педагогического подхода, а в отдельных случаях- специальных коррекционных психологических программ. По своей природе и характеру различные формы психосоциальной дезадаптации также могут делиться на устойчивые и временные, неустойчивые формы.

Социальная дезадаптация проявляется в нарушении норм морали и права, в асоциальных формах поведения и деформации системы внутренней регуляции, референтных и ценностных ориентаций, социальных установок.

В зависимости от степени и глубины деформации процесса социализации можно выделить две стадии социальной дезадаптации подростков: педагогическая и социальная запущенность.

При педагогической запущенности, несмотря на отставания в учебе, пропуски уроков, конфликты с учителями и одноклассниками, у подростков не наблюдается резкой деформации ценностно- нормативных представлений. Для них высокой остается ценность труда, они ориентированы на выбор и получение профессии (как, правило, рабочей), для них небезразлично общественное мнение окружающих, сохранены социально значимые референтные связи.

При социальной запущенности наряду с асоциальным поведением резко деформируется система ценностно-нормативных представлений, ценностных ориентаций, социальных установок. формируется негативное отношение к труду, установка и стремление к нетрудовым доходам и “красивой” жизни за счет сомнительных и незаконных средств к существованию Их референтные связи и ориентации также характеризуются глубоким отчуждением от всех лиц и социальных институтов с позитивной социальной направленностью.

Социальная реабилитация и коррекция социально-запущенных подростков с деформированной системой ценностно-нормативных представлений особенно трудоемкий и редко приводящий к успеху процесс.

Однако, как среди несовершеннолетних, так и среди взрослых преступников, число лиц с четко сформированной антиобщественной системой ценностей и негативными ценностно-нормативными представлениями достаточно незначительное, и большая часть людей с отклоняющимся поведением сохраняет представления об общечеловеческих ценностях и нормах морали, однако по разным причинам не может руководствоваться этими нормами в своем поведении либо оправдывает себя и свои социальные отклонения различными защитными мотивациями. “Большое распространение получают также так называемые “безмотивные” преступления и девиации.

Безмотивные преступления, мотивы которых преступник затрудняется объяснить, криминологи называют “ безмотивными”, “немотивированными” преступлениями.” [5,с.12]

В настоящее время, наука, опираясь на психологическое знание о природе неосознаваемых явлений, уделяет серьезное внимание исследованию немотивированных преступлений, которые в значительной степени можно отнести к сфере неосознаваемой психической деятельности и которые представляют определенную сложность как в практике судебного делопроизводства, так и в превентивной практике.

В коллективной монографии “ Криминальная мотивация”, вышедшей под редакцией академика В.Н.Кудрявцева в 1986г., бессознательной мотивации преступного поведения посвящена самостоятельная глава, в которой в частности, сделана попытка рассмотреть природу и классифицировать в зависимости от проявления неосознаваемые мотивы, К числу таких мотивов авторы относят следующие:

1. Первая категория неосознаваемых мотивов свойственна определенному типу личности, характеризующемуся переоценкой собственной значимости, агрессивной концепцией окружающей Среды, неустойчивостью настроения, склонностью к острым, эмоциональным впечатлениям, таким образом неосознаваемой детерминатой является сама психологическая структура личности. Сюда же относятся лица с так называемой негативной социальной аутоиндентичностью. Это, как правило, лица, ведущие бездомный паразитический образ жизни.

2. Вторая категория неосознаваемых мотивов может носить компенсаторский или гиперкомпенсаторский характер, что прежде всего связано с развивающимся комплексом неполноценности, неадекватности, ущемления личности. Последнее нередко приводит к браваде, необдуманным, рискованным поступкам, проявлениям физического насилия, смещения агрессивной реакции на замещающий объект.

3.Третья категория неосознаваемых мотивов связана с отсроченным во времени действием закрепившихся в детстве по механизму импринтинга (впечатывания) травматического опыта. Унижение, несправедливое жестокое обращение могут оставлять свой отпечаток в эмоциональной структуре личности и при определенных условиях порождать соответствующие формы поведения.

4. Четвертую категорию бессознательных мотивов преступного поведения составляют различные патологические, не исключающие вменяемости, особенности личности, в этих случаях у субъекта возникает сильнейшее стремление совершить поступок, который сам он расценивает как совершенно недопустимый. Такое нарушение влечения может проявляться как в форме безобидного озорства, так и в виде самых жестоких преступлений против личности.[5,с.13-14]

Рост преступности, пьянства и алкоголизма, наркомании и проституции, других нарушений существующей российской действительности заставляют общество, различные социальные институты решать задачи искоренения указанных девиаций не только карающими, но и профилактическими методами.

В профилактической работе важное значение имеет также выявление и исследование совокупности всех причин, побудительных мотивов, обстоятельств и действий личности или социальных групп, составляющих явные или скрытые механизмы их поведения, не соответствующего принятым в обществе нормам или правилам. Профилактические мероприятия важны во всех сферах жизнедеятельности людей. В чем же особенности профилактики девиантного поведения несовершеннолетних?

1.2. Особенности осуществления профилактики девиантного поведения несовершеннолетних.

Под профилактикой в широком смысле слова понимается “совокупность предупредительных мероприятий, направленных на сохранение и укрепление нормального состояния порядка” [26, с. ] или “ система государственных и общественных социальных, гигиенических и медицинских мероприятий, направленных на повышение уровня здоровья населения и предупреждение заболеваний”. [27, с. 31] Профилактику можно подразделить на первичную, вторичную и третичную.

Первичная профилактика :

· изучение механизмов формирования материнского и отцовского поведения, типа семьи и воспитания;

· изучение и коррекция нарушения материнско –детских отношений, которые служат причиной снижения эмоционального благополучия ребенка и отклонений в его оптимальном психическом развитии в младенческом, раннем и дошкольном возрасте.

Вторичная профилактика :

· раннее вмешательство в коррекцию клинико-биологических нарушений у ребенка;

· исследование генографии семьи;

· коррекция семейных отношений, физических и эмоциональных связей, определение детско-родительских границ;

· наличие четких семейных ролей.

Третичная профилактика проводится в отношении подростков, совершивших правонарушение, и ее целью является коррекция поведения подростка и его развитие, а не само преступление. Предполагается создание ювенильных судов, оценивающих антропосоциоцентрический подход к личности подростка с учетом его социальной уязвимости в обществе, отрицательным социальным опытом и низкими социальными перспективами.

Состояние такой сложной социальной системы, какой является человеческое общество, обуславливается многими процессами, происходящими в нем на том или ином этапе его развития. Направленность и содержание этих процессов в значительной мере определяются поведением самих людей, которое формируется, как правило, под воздействием этих процессов, условий и обстоятельств. Однако поведение личности, представляющее комплекс “взаимосвязанных действий, осуществляемых субъектом с целью реализации определенной функции и требующих его взаимодействия со средой”, может проявляться по-разному и не всегда согласовываться с целями и образом действий всего общества. Такое отклонение в поведении человека побуждает общество осуществлять специальные меры по предупреждению, устранению или, в крайнем случае, смягчению отрицательных социальных последствий этого рассогласования как для самой личности, так и для общества в целом. В социальной работе “под профилактикой подразумеваются научно обоснованные и своевременно предпринимаемые действия, направленные на:

· предотвращение возможных физических, психологических или социокультурных коллизий у отдельных индивидов и групп риска;

· сохранение, поддержание и защиту нормального уровня жизни и здоровья людей;

· содействие им в достижении поставленных целей и раскрытии их внутренних потенциалов.”[16, с. 292 ]

Прогрессирующая тенденция непрерывного роста различных проявлений девиантного поведения несовершеннолетних ставит перед обществом в качестве одной из основных задач необходимость концентрации усилий, направленных не только на борьбу с вредными последствиями отклонений от социальных норм, но и, главным образом, на их предупреждение, т.е. устранение коренных причин и условий, прямо или опосредованно оказывающих отрицательное воздействие на поступки и действия человека. При этом, как показывает опыт, социальная значимость профилактических мероприятий становится эффективнее, если они научно обоснованны, исходят из всестороннего учета взаимодействия объективных и субъективных факторов, детермирующих поведение личности в уже сложившейся или возможной, прогнозируемой жизненной ситуации. Хотя однозначных решений этой сложной проблемы нет, да и не может быть. Однако в настоящее время как в науке, так и в практической деятельности государственных органов социальной защиты населения, других учреждений и ведомств по профилактике девиантного поведения несовершеннолетних сформировались определенные исходные взгляды на проблему в целом и основные подходы к выбору конкретных направлений работы.

В концептуальном плане среди них можно выделить прежде всего информационный подход. [1,с.88]Он основывается на широко распространенном представлении: отклонения от социальных норм в поведении людей происходит потому, что они не знают их. Такая точка зрения уже сама по себе предопределяет направление профилактических действий и выбор средств, форм и методов их осуществления, а именно: информирование людей о нормативных требованиях, предъявляемых к ним государством и обществом, активное использование в этих целях средств массовой информации (печать, радио, телевидение), а также кино, театр, худ. Литературу и др. современные средства, их целенаправленное применение может оказать большое влияние на формирование правосознания подростка, повышение его морально-нравственной устойчивости, общего уровня культуры. К сожалению, в условиях кризиса переходного периода, ложно понимая принципы гласности и свободы личности, некоторые средства массовой информации благородную миссию по профилактике девиантного поведения не только не выполняют, но порой сами становятся, прямо или косвенно, пропагандистами человеческих пороков, с которыми вынуждено бороться общество. “Ярким примером может служить широко пропагандируемый нашими средствами массовой информации тезис “разрешено все, что не запрещено законом”, его буквальное толкование, если не будут своевременно приняты соответствующие меры, фактически может привести к искоренению в сознании людей, особенно молодежи, веками выработанных в нашем народе морально-нравственных устоев, межличностных и внутрисемейных отношений, освященных церковью, традициями, совестливостью, сострадательностью и бескорыстием.” 1, [с.88-89]

Как видим информационный подход к профилактике отклоняющегося поведения предполагает серьезное переосмысление. прежде всего на государственном уровне, роли и задач всех информационных средств, которыми располагает общество.

Отсутствие целевой информации о последствиях, которые наступают, например, в случае немедицинского употребления наркотических веществ, затрудняет борьбу с распространением у нас наркомании. Следовательно, нужно обратиться к опыту других стран. “Так, в США антинаркотическая пропаганда, наряду с другими мерами оказала существенное влияние на снижение наркомании среди населения, хотя она и остается все еще высокой. Если в середине семидесятых годов уровень наркотизации там был 40 млн. человек, то в 1995 году он снизился до 13 миллионов”.[1,с. 89]

Не менее важное значение приобретает в нашем обществе необходимость борьбы с алкоголизмом, а также информирования населения о тяжелых социальных и психоневрологических последствиях пьянства и алкоголизма, особенно той его категории, которая по своим возрастным данным потенциально является наиболее репродуктивной частью общества. Недооценка данного направления информационно-профилактической работы привела к тому, что ныне постоянно увеличивается количество детей, родившихся с психическими отклонениями. В подавляющем большинстве причиной этого является пьянство родителей. Специалистами уже давно отмечено, что дети, зачатые в пьяном виде, отличаются от детей, зачатие которых происходило без токсического действия алкоголя. “По свидетельству крупного специалиста в области детской психиатрии М.И.Буянова, как бы ни была высока роль отца в появлении детей, страдающих “алкогольным синдромом”, все же главная ответственность ложится на будующую мать. Установлено, что у матерей, которые в период беременности употребляли алкоголь, практически не бывает полноценного потомства, а процент детей с отклонениями в психическом развитии увеличивается во много раз.”[1, c.90]. Эта проблема стала предметом изучения и исследования педиатров, психологов, психотерапевтов, педагогов. Помимо сострадания к судьбе таких детей общество несет и большие материальные затраты по содержанию многих из них в специализированных учреждениях. Поэтому так обостренно встает необходимость профилактической работы с будущими родителями.

В этой связи большую работу могут и должны проводить школы с учениками старших классов, производственно-технические училища и другие учебные заведения, женские консультации, поликлиники, участковые врачи, другие специалисты, различные специализированные объединения и непосредственно специалисты по социальной работе. Неоценимую помощь в пропаганде здорового образа жизни оказали бы целевые выпуски телесюжетов, радиопередач, научно-пропагандистских печатных изданий. Однако вряд ли можно абсолютировать значение информированности на образ действий человека и его поведение в той или иной реальной жизненной ситуации, потому что знание или незнение социальных норм конкретной личностью не является единственным условием обязательного следования требуемым правилам или уклонения от них. Социальные нормы всего лишь один из множества фактов, определяющих поведение человека. Поэтому не всегда степень информированности о социальных нормах адекватно преломляется в его поведении, что обусловливается как видом самих норм, так и конкретными обстоятельствами. Например, большинство людей, не будучи знакомы с нормами уголовного права, не допускают уголовно наказуемых правонарушений, ведут достойный образ жизни. И в то же время криминальная практика показывает, что многие осужденные, совершившие преднамеренное преступление, не только хорошо ознакомлены с соответствующими статьями уголовного кодекса, но и в совершенстве владеют тонкостями уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

“Этот кажущийся парадокс обусловливается тем, что между социальными нормами существует определенная внутренняя связь, вследствие чего одни из них дополняют или, как пишет В.Н. Кудрявцев, “перекрывают” друг друга”.[1, с.91] В частности, моральные и другие нормативные системы “подкрепляют” не только уголовное, но и гражданское, семейное, трудовое и ряд других отраслей права. С моральными нормами человек соприкасается и, как правило, усваивает их значительно раньше, чем ему приходится знакомиться с нормами права, вот почему, в зависимости от личных наследственных качеств, а также и сформировавшихся в процессе воспитания, моральный фактор может оказывать доминирующее влияние на поведение молодого человека, на восприятие им окружающей действительности. Это обстоятельство не только не отрицает важности информационного подхода в профилактике девиантного поведения, но еще более усиливает его значение, если к пониманию его сущности подходить расширительно, распространяя на весь процесс воспитания личности.

Однако, как уже было отмечено, в реальной жизни порой складываются социальные условия и обстоятельства, когда человек ,тем более подросток, не в силах противостоять им. Тогда в его сознании видоизменяется отношение к социальным нормам как обязательным требованиям, притупляются или полностью утрачиваются ограничительные реакции, регулирующие поведение личности в границах дозволенного или общепринятых правил, социальная Среда и условия могут оказаться основным фактором, формирующий образ действий человека, характер его поведения. Такая точка зрения на природу девиантного поведения определяет сущность и содержание профилактических мероприятий. В основном они сосредоточиваются на устранении или смягчении первопричин, конкретных социальных раздражителей, отрицательно воздействующих на сознание, а следовательно, и поведение человека.

Социально-профилактический подход может быть в целом эффективным только тогда, когда профилактические меры будут носить общегосударственный характер. Возьмем к, примеру такие социальные проблемы, как трудовая занятость населения, вынужденная миграция и беженство, обнищание значительной части населения страны, специфические вопросы социального обеспечения и другие, которые разрешимы лишь на государственном уровне. Принимаемые в настоящее время Правительством Российской Федерации меры пока еще, к сожалению, не дают ожидаемых результатов, что усиливает социальную напряженность и порождает серьезный рост различного рода нарушений социальных норм.

Среди основных направлений профилактики девиантного поведения, помимо уже рассмотренных, особое место занимает медико-биологический подход. Его сущность состоит в предупреждении возможных отклонений от социальных норм целенаправленными мерами лечебно-профилактического характера по отношению к лицам, страдающим различными психическими аномалиями, т.е. патологией на биологическом уровне. При этом следует иметь в виду, что подобный метод не исключает, а лишь дополняет предыдущие подходы, поскольку в данном случае речь идет о профилактике не биологических отклонений, а социальных, хотя зачастую и связанных с психическим состоянием молодого человека, что подтверждается специальными исследованиями.

“Так, по мнению Ю.М. Антоняна и В.В.Гульдана, изучавших взаимосвязь патопсихологии и криминальных отклонений в поведении человека, нравственное и психическое здоровье населения относится к наиболее важным субъективным факторам, влияющим на совершение преступления и прошедших судебно-психиатрическую экспертизу колеблется от 30 до 68,8%, что значительно выше, чем в общей популяции. Замечено также, что среди лиц с аномалиями психики значительная доля тех, кто совершил преступление в состоянии алкогольного опьянения. Это соотношение изменяется в зависимости от характера преступных действий. Например, максимального значения оно достигает у психопатических личностей при совершении особо тяжких убийств и минимального в случаях мошенничества. Кроме того, нарушения психики человека могут вызвать и такие социальные отклонения как уход в себя (аутизация) или из общества, от людей (“биологический” - самоубийство, “социальный” - систематическое бродяжничество), либо активную защиту в виде агрессии.” [1,с.94]

Такое сложное переплетение биологических элементов с другими факторами, оказывающими влияние на поведение несовершеннолетнего обуславливает необходимость сочетания в борьбе с социальными отклонениями как медицинского воздействия, так и социально-профилактических мероприятий вплоть до применения санкций, не исключающий и принудительное лечение в пределах действующего законодательства. Например. выявление больных, страдающих наркоманией, с целью своевременного лечения, если они сами отказываются пройти курс лечения. При этом следует отметить, что в настоящее время среди отечественных психиатров сложилось единодушное мнение о том, что психически неполноценные люди

( психопаты, олигофрены и др.) могут, конечно, совершать противоправные действия, но “ни о какой биологической обусловленности тенденции этих лиц к криминальному поведению не может быть и речи, тем более недопустимо искать корни преступности в психической неполноценности таких больных. Хотя не отрицается и тот факт, что психическая неполноценность может оказывать при стечении обстоятельств существенное влияние на совершение этими лицами преступлений или проявление других социальных отклонений. Поэтому одна из задач борьбы с отклоняющимся поведением как раз и состоит в том, чтобы посредством специальных профилактических мероприятий исключить возможность возникновения всякого рода нежелательных ситуаций.

Одним словом, профилактическая деятельность учреждений социального обслуживания населения, других служб и общественных объединений должна стать всеохватывающей и носить комплексный характер, отвечать современному уровню предъявляемых к ней требований.

Социальный контроль выражается в стремлении других (обычно большинства) воспрепятствовать девиантному поведению, наказать девиантов или или “вернуть их в общество”. Методы социального контроля включают изоляцию, обособление, реабилитацию.

Исторически первая реакция общества-подавить, запугать, уничтожить нарушителей порядка. Когда же общество пресытилось пытками, виселицами, кострами и т.п., стало закрадываться сомнение в эффективности наказания, репрессий, что привело к мысли о приоритете предупреждения преступлений и иных антиобщественных явлений (Ч. Беккария, Ш. Монтескье, др.). Идея првенции нежелательных для общества явлений была значительным шагом вперед по сравнению с концепцией мести. “Однако: 1) провозглашаемый приоритет профилактики не исключал применения репрессий и весьма жестких- смертная казнь, тюрьмы; 2) благие идеи прфилактики оставались нереализуемыми или недостаточно реализуемыми на практике.”[2,с.132]

“В современном мире “кризис наказания” признается во всех развитых странах мира (М. Ансель, Х. Бианки, Г. Хохряков, Я. Гилинский, др.). Идет поиск альтернативы принудительным, репрессивным мерам воздействия. Осознание неэффективности тюремного заключения по-разному отражается в законодательной и правовой деятельности. В Швеции, например, срок 80 % приговоров к лишению свободы не превышает шести месяцев. В скандинавских странах преобладают краткие сроки лишения свободы, развита система условных приговоров, гуманизируется режим отбывания наказания. Смертная казнь фактически не применяется в 80 государствах, в т.ч. во всех европейских странах. Но по числу заключенных на 100 тыс.чел. (558) наша страна остается одним из лидеров, далеко опережая Японию (36 чел.), Германию (80 чел.), ЮАР (368 чел.), США (519 чел.), другие страны.” [2,с.132-133]

Общество нуждается в новой концепции социального контроля. Лишь в самом общем виде можно выделить основные ее положения: замещение, вытеснение наиболее опасных форм социальной патологии общественно полезными или нейтральными, направление социальной активности в общественно одобряемые или нейтральные ее формы; легализация преступлений “без жертв” (гомосексуализм, бродяжничество, потребление наркотиков, проч.); создание служб социальной помощи; реадаптация лиц, оказавшихся вне общественных структур; либерализация режима содержания в тюрьмах и колониях при отказе от принудительного труда; безусловная отмена смертной казни.

Динамизм социальных процессов, происходящих в современной России , кризисная ситуация во многих сферах общественной жизни неизбежно приводят к увеличению девиаций. Наряду с ростом позитивных девиаций (например, политическая активность, экономическая предприимчивость, художественное творчество) усиливаются девиации негативные - насильственная и корыстная преступность, алкоголизация и наркотизация населения, подростковая деликвентность, аморальность поведения. Растет социальная незащищенность граждан. В этих случаях объективно повышается спрос (не всегда и не всеми субъектами социального управления осознаваемый) на социальную поддержку, профессиональную помощь социальных служб.

Профилактика девиантного поведения является обязанностью, составляющей повседневной работы всех социальных организаций и учреждений. Согласно Федеральному закону “Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних” № 120-ФЗ от 24.06.99года создана система органов и учреждений профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, это органы управления социальной защиты населения, учреждения социального обслуживания населения, специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации (социальные приюты для детей, социально реабилитационные центры для несовершеннолетних, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей), комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы управления образованием и образовательные учреждения, органы по делам молодежи, учреждения здравоохранения, подразделения по делам несовершеннолетних ОВД. Состоявшаяся в 2000 году Всероссийская конференция “ Состояние и перспективы развития специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации” одобрила опыт работы органов социальной защиты населения Костромской области по развитию территориальных систем мпециализированных учреждений, ориентированных на социально-профилактическую работу с детьми группы риска. Рассмотрим опыт профилактики девиантного поведения несовершеннолетних на примере деятельности специализированных учреждений для детей, нуждающихся в социальной реабилитации, органов управления социальной защиты населения.

1.3. Опыт деятельности учреждений социального обслуживания населения, направленных на профилактику девиантного поведения несовершеннолетних.

Федеральный закон от 24.06.1999г. № 120-ФЗ “ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”

В соответствии со ст.2 указанного закона основными задачами по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних являются:

предупреждение безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, выявление и устранение причин и условий, способствующих этому;

обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних;

социально-педагогическая реабилитация несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении;

выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий .

Статьей 13 Закона предусмотрено, что к специализированным учреждениям для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации относятся:

1)социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, осуществляющие профилактику безнадзорности и социальную реабилитацию несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации;

2) социальные приюты для детей, обеспечивающих временное проживание и социальную реабилитацию несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и нуждающихся в экстренной социальной социальной помощи государства;

3) центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей, предназначенные для временного содержания несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей или законных представителей, и оказания им содействия в дальнейшем устройстве.

Специализированные учреждения для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, в соответствии с уставами указанных учреждений или положениями о них:

1) принимают участие в выявлении и устранении причин и условий, способствующих безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних;

2) оказывают социальную, психологическую и иную помощь несовершеннолетним, их родителям в ликвидации трудной жизненной ситуации, восстановлении социального статуса несовершеннолетних в коллективах сверстников по месту учебы, работы, жительства, содействуют возвращению несовершеннолетних в семьи;

3) содержат в установленном порядке на полном государственном обеспечении несовершеннолетних, указанных в п. 2 настоящей статьи, осуществляют их социальную реабилитацию, защиту их прав и законных интересов, организуют медицинское обслуживание и обучение несовершеннолетних по соответствующим общеобразовательным программам, содействуют их профессиональной ориентации и получению ими специальности;

4) уведомляют родителей несовершеннолетних или их законных представителей о помещении несовершеннолетних в указанные учреждения;

5) содействуют органам опеки и попечительства в осуществлении устройства несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей или законных представителей.

Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних.

Социально- реабилитационные центры, в структуру которых входят входят приюты, являются наиболее перспективными в общей системе социозащитных детских учреждений, так как позволяют комплексно решать проблемы коррекционно-реабилитационной работы, ориентируя ее как на самого ребенка, оказавшегося в трудной жизненной ситуации, так и на среду, в которой он находится, в том числе и на родную семью. Центр призван помочь не только беспризорным детям, но и тем, которые еще не утратили связи с семьей, другими институтами социализации, ибо спектр услуг, которые получают в нем несовершеннолетние, нуждающиеся в государственной помощи, значительно шире, чем в других социозащитных учреждениях. Центры предоставляют детям различные формы социального обслуживания: круглосуточное пребывание, дневной стационар, помещение в замещающую семью, социальный патронаж.

Статус социально-реабилитационного центра закреплен в Примерном положении о специализированном учреждении для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, которое утверждено Постановлением Министерства труда и социального развития РФ в ноябре 2000г. Согласно действующим нормативам, “социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних открываются из расчета один на 5-10 тыс. детей, проживающих в городе (районе). При наличии в городе (районе) менее 5 тыс. детей создается один центр.[25]

Будучи одним из звеньев государственной системы профилактики безнадзорности и социальной реабилитации детей, нуждающихся в защите и поддержке государства, центры социальной реабилитации несовершеннолетних выполняют широкие социальные функции.

Защитительная функция. Она направлена на обеспечение сохранности жизни детей, их безопасности от внешних угроз, правовую защиту законных прав и интересов ребенка, оказание ему экстренной помощи, предусматривает противодействие разрушению его физического, психического, нравственного здоровья в период пребывания в центре.

Профилактическая функция. В сотрудничестве с другими учреждениями, организациями центр ведет работу по раннему выявлению неблагополучных семей, оказывает своевременную помощь в разрешении внутрисемейных конфликтов, дает рекомендации по оздоровлению условий семейного воспитания, осуществляет квалифицированную правовую, психологическую, а также материальную поддержку, что позволяет предотвратить необратимые процессы отторжения ребенка от родителей, распада семьи как института его социализации.

Социальный патронаж семей, в которые возвращаются либо помещаются выпускники центра, не менее важен как средство предупреждения рецидива кризисных ситуаций.

Центр ведет работу с семьями группы риска по предупреждению детской беспризорности и безнадзорности. Профилактическая работа направлена и на коррекцию отклонений в поведении и развитии детей, находящихся в неблагополучных семьях.

Восстановительная функция. Осуществляя меры по оздоровлению условий жизнедеятельности детей в семье, центр способствует восстановлению социального статуса ребенка, укреплению его связей с основными институтами социализации, поддерживает усилия семей, проявляющихся готовность к преодолению своей функциональной несостоятельности.

Коррекционно-развивающая функция. На основе комплексной диагностики в центре определяется система мер медико-социальной, психолого-педагогической работы с детьми, ориентированной на коррекцию их психического, личностного развития, восстановление утраченного или формирование недостающего социального опыта, а также на возрождение и развитие важнейших форм жизнедеятельности детей -игры, познания, труда, общения.

Оздоровительная функция. Центр предоставляет ребенку при его поступлении необходимую медицинскую помощь, в союзе с различными медицинскими учреждениями восстанавливает, укрепляет адаптационные возможности его организма, обеспечивает повышение устойчивости к влиянию многообразных негативных факторов. Центр осуществляет профилактику заболеваний своих воспитанников, текущее медицинское обслуживание, проводит закаливающие процедуры, обеспечивает полноценное питание, соблюдение санитарно-гигиенических норм, закрепление навыков здорового образа жизни.

Компенсаторская функция. Центр ищет пути замещения биологической семьи, если невозможно преодолеть отчуждение от нее ребенка, с тем, чтобы несмотря на утрату кровных связей, он мог получить опыт семейной жизни, воспитываться в семье как естественной среде обитания растущего человека.

Центры социальной реабилитации несовершеннолетних являются компонентом общей государственной системы профилактики детской безнадзорности и правонарушений. Указом Президента РФ от 6.09.93г. № 1338, а впоследствии Федеральным законом “ Об основах профилактики правонарушений и беспризорности несовершеннолетних“ от июля 1999года установлено, что государственную систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, защиты их прав составляют комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства, специализированные учреждения (службы) органов социальной защиты населения, образования, здравоохранения, органов внутренних дел, службы занятости населения, а также иные органы и учреждения, осуществляющие в пределах своей компетенции меры по профилактике детской безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних и защите их прав. От того, как складываются взаимодействие социально-реабилитационных центров с различными структурами этой системы, во многом зависит продуктивность их деятельности.

Взаимодействие социально-реабилитационных центров с соответствующими структурами осуществляется на основе общности задач, направленных на решение проблем неблагополучного детства. Общность задач определяет и формы взаимодействия субъектов государственной системы профилактики детской безнадзорности и правонарушений: взаимная информация о неблагополучных семей и безнадзорных детях, мерах, предпринимаемых разными субъектами для изменения сложившегося положения; совместная деятельность неблагополучных семей и безнадзорных детей, проектирование, создание совместных программ социальной профилактики и социальной реабилитации детей; организация разностороннего влияния на семью и детей с целью снятия или нивелирования их проблем.

Центральная роль координатора действий всей системы в центре и на местах принадлежит межведомственным комиссиям по делам несовершеннолетних, защите их прав. Постановлением Правительства РФ от 5.06.94г. № 546 утверждено Положение о Межведомственной комиссии при Правительстве РФ. “В 74 регионах России, представивших данные в Межведомственную комиссию, функционируют 2574 комиссии на разных уровнях исполнительной власти. Объектами их внимания являются семьи группы риска, неблагополучные семьи, учащиеся различных учебных заведений с девиантным поведением, необучающиеся и неработающие подростки. Информация с мест свидетельствует, что только за один год комиссиями рассмотрено на своих заседаниях около 118,5 тыс. вопросов, в том числе 47% вопросов, касающихся воспитательно - профилактической работы, 25% - защиты прав несовершеннолетних.” [6,с.13-14]

В практике наметились точки соприкосновения в деятельности комиссий по делам несовершеннолетних и социально реабилитационных центров: КДН и сотрудники центров выявляют неблагополучные семьи, семьи группы риска; КДН анализируют состояние воспитательно-профилактической работы с семьями и детьми на данной территории и предоставляют соответствующую информацию всем участникам системы профилактики детской безнадзорности и правонарушений; КДН и центры совместно с другими субъектами государственной системы профилактики участвуют в проведении широких социальных акций (операция “Подросток”); КДН помогают центрам привлечь различные учреждения к решению проблем материальной поддержки нуждающихся семей и детей (организация бесплатного питания, обеспечение путевками в оздоровительные учреждения, продуктами питания и т.д.); КДН осуществляют привлечение граждан, не выполняющих родительских обязанностей, к административной ответственности, укрепляя тем самым позиции центров в работе с ассоциальными семьями.

Разносторонние связи складываются у центров с таким субъектом государственной системы профилактики детской безнадзорности, как органы опеки и попечительства. В соответствии со ст. 34 Гражданского кодекса РФ и ст. 121 п.2 Семейного кодекса РФ органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления. Их основная задача - обеспечение оптимальных условий для жизни и воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, защита их личных и имущественных прав.

Социально-реабилитационные центры сотрудничают с органами опеки и попечительства при выявлении детей, оставшихся без попечения родителей, и несовершеннолетних, не имеющих нормальных условий для жизнедеятельности в семье. Специалисты центров (психологи, педагоги, медицинские работники) проводят предварительную работу с потенциальными усыновителями и опекунами, тестируют их, не оставляют без внимания в первые месяцы совместной жизни с детьми. Центры взаимодействуют с органами опеки и попечительства в случае возбуждения в суде исков, связанных с защитой прав и охраняемых законом интересов детей.

Одной из старейших структур системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних являются приемники распределители органов внутренних дел, действующие сегодня как центры временной изоляции. Из них дети, не связанные с криминальной практикой, направляются в социально-реабилитационные центры.

Центры временной изоляции организуют и самостоятельно осуществляют возвращение детей и подростков к месту их постоянного проживания или устройства. В этом случае дети фактически попадают в сферу влияния социально-реабилитационных учреждений, для которых контакт с сотрудниками центров временной изоляции, их информация о ребенке имеют большое значение для дальнейшей работы по его социальному возрождению. Это тем более важно, что сегодня подобная информация приобретает новое качество, так как в бывших приемниках начался процесс гуманизации содержания детей: вводятся ставки психологов, с детьми работают учителя-предметники.

Воспитанники социально-реабилитационных центров .

Среди воспитанников центров дети, которые находятся в них стационарно, и те, которые не утратили связи с семьей, но получают в центре разнообразную социальную, психологическую, педагогическую помощь, интересно проводят свободное время. Годы существования социально-реабилитационных центров позволяют сделать некоторые выводы о составе детей, поступающих в них. Среди возрастных групп преобладают младшие школьники (8-10 лет), за ними следуют подростки подростки, при этом в последнее время возрастает число ребят старшего подросткового возраста. Видимо, это связано и с ростом авторитета центров, которые расширяют сферу услуг, предоставляемых разным категориям детей, и с улучшением их работы по выявлению детей, нуждающихся в социальной поддержке.

Социальный статус большинства детей крайне тяжел. Они не имели возможности полноценно освоить социальную роль члена семьи. Значительная часть детей, находящихся в стационарах центров, -социальные сироты. Примерно каждый второй ребенок имеет родителей, лишенных родительских прав, по данным разных центров, в них находится только 6-8% детей, у которых родители умерли. “Например, в самарском социально-реабилитационном центре “Подросток” из поступивших в него в 1997 г. 57,2% - выходцы из полных семей, 42,8% - из неполных , в 73% семей злоупотребляют алкоголем, 31% родителей психически нездоровы или не уравновешенны.” [6.с.17] “Если проранжировать причины поступления детей в центр, то складывается следующая картина: 1-е место -лишение родительских прав; 2-е место -уклонение родителей от воспитания; 3-место -пребывание родителей в местах заключения; 4-место -неспособность опекуна справиться со своими обязанностями; 5-е место - смерть родителей.”[6.с.17] Социальный статус детей по показателям одного из центров довольно типичен и для других учреждений этого типа и позволяет судить о том горьком социально-психологическом опыте, который приобретают дети в собственной семье, о причинах утраты ребенком семейных связей. Подорваны связи детей и с другим важнейшим институтом социализации – школой. Сотрудники центров фиксируют рост школьной дезадаптации детей, который вызван, с одной стороны, дистанцированием школы от социальных, педагогических, психологических проблем неблагополучных семей и трудных детей, с другой - недостатками превентивной практики: поздним выявлением социально неблагополучных семей заинтересованными ведомствами. Длительное неудовлетворение основных психических потребностей ребенка в семье, школе, социальном окружении негативно влияет на его психологический статус.

Деятельность социально-реабилитационных учреждений для несовершеннолетних отнесена к компетенции органов социальной защиты населения, что в дальнейшем было закреплено в Федеральном законе “ О социальном обслуживании населения в Российской Федерации “, распоряжении Правительства РФ от 3.07.96г. № 1063-р и Постановлении Правительства РФ от 13.09.96г. № 1092, утвердившем Положение о специализированном учреждении для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации. Создание специализированных учреждений реабилитации дезадаптированных детей и подростков изменило ситуацию, при которой наличие беспризорных и безнадзорных детей и подростков изменило ситуацию, при которой наличие беспризорных и безнадзорных детей признавалось, однако не бало определено,какие службы, какие органы управления должны заниматься их судьбой.

“Статистики, характеризующей количество и состав современных беспризорников официально не существует, но, как свидетельствуют данные МВД России и Минсоцзащиты России, в поле зрения государственных органов ежегодно попадает до 150 -200 тысяч таких детей и подростков”. [4,с.18]

В нарушение международных правовых норм дети и подростки, не совершившие правонарушений, нередко подолгу содержались в приемниках распределителях органов внутренних дел, ожидая определения в детское учреждение интернатного типа.

Социально-реабилитационные учреждения берут на себя заботу о социальной реабилитации детей, утративших семейные связи, отказавшихся жить в интернатных учреждениях, оставшихся без родительского попечения, постоянного места жительства, средств к существованию. В стационары центров помещаются дети, не нуждающиеся в изоляции, из приемников-распределителей, а также из больниц, где их вынужденно содержали до помещения в интернатное учреждение.

Наличие социально-реабилитационных учреждений в большинстве территорий позволяет оперативно поместить ребенка в нормальные условия содержания. психологически подготовить его к жизни в замещающей семье или интернатном учреждении, избавляет специалиста по охране прав детства от утомительной процедуры сбора необходимых справок.

В учреждениях представляют четкую картину семейного неблагополучия. Заведены необходимые документы, опросники, анкеты, карты социальной реабилитации, ведется анализ результатов оказанной специалистами юридической, социальной, медико-психолого-педагогической и другой помощи детям и семьям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Значительное внимание уделяется профилактике социального сиротства.

В течение года в среднем сотрудники социально-реабилитационных учреждений для несовершеннолетних России работают более чем со 100000 человек; 40 тысяч семей находятся под социальным патронажем, в стационарах проходят реабилитацию более 65 тысяч детей и подростков. Социально-реабилитационные службы при поддержке комиссий по делам несовершеннолетних с участием работников органов опеки, внутренних дел при необходимости решают вопросы о помещении детей, которым не обеспечиваются нормальные условия развития и воспитания в семье, под опеку либо в надлежащее государственное учреждение.

На предотвращение беспризорности, безнадзорности и ассоциального поведения детей и подростков направлена работа каждого из дейстующих социально-реабилитационных центров, но особое значение имеет тот факт, что большинство из них помимо медико-психологической коррекции ребенка восстанавливают его связи с семьей или находят замещающую семью, стараются создать благоприятный социальный фон его дальнейшей жизни.

Значительная часть поступающих в учреждения детей - это подобранные на вокзалах и улицах, не имеющие никаких документов дети с неустановленной личностью.

Поэтому основной задачей на первом этапе реабилитации становится восстановление социального статуса несовершеннолетнего, выявление причин его дезадаптации, так как без достаточно полного социального портрета ребенка невозможна его реабилитация, а в дальнейшем и полное решение его судьбы. Медико-психолого-педагогические консилиумы, создаваемые в учреждениях, поэтапно следят за ходом реабилитации, добиваясь, чтобы за время пребывания в Центре ребенок был максимально адаптирован к жизни.

Департамент проблем семьи, женщин и детей Минтруда и социального развития России постоянно ориентирует подведомственные органы и службы на активное взаимодействие с другими субъектами государственной системы защиты прав несовершеннолетних, профилактики их безнадзорности. К сожалению, не везде и не всегда это получается. Многие специалисты, выявив беспризорного ребенка и поместив его в надлежащие условия, пытаются решить все его проблемы только силами своего учреждения, забывая о том, что вопросы образования, лечения, трудоустройства должны быть обеспечены в соответствии с действующим законодательством соответствующими службами, отвечающими за это.

Особенности профилактики девиантного поведения несовершеннолетних в Балашовском социально- реабилитационном центре Саратовской области.[4,с.21-27]

Во-первых, создание в учреждениях семейной атмосферы и проведение всесторонней медико - социальной и психологической реабилитации детей и подростков. Комплексное обследование воспитанников показывает, что практически все дети поступают в центры с различной степенью и формами психического расстройства, они физически ослаблены, часто хронически больны, как правило, озлоблены, недоверчивы и очень трудно идут на контакт с воспитателями. Поэтому каждый ребенок нуждается в индивидуальной программе реабилитации.

“Саша К., 9 лет, попал в Балашовский социально-реабилитационный центр Саратовской области с более чем тридцатью шрамами на голове, нанесенными родной матерью. Мальчик был истощен физически и морально, не умел ни читать, ни писать, в каждом взрослом видел своего потенциального обидчика. Сколько же пришлось приложить усилий, умения, доброты коллективу, чтобы мальчик вышел из стрессового состояния, поверил людям. Сегодня он учится в школе-интернате, но связей с воспитателями центра не прерывает.”[4, с.22]

Однако социальная реабилитация воспитанника - лишь часть проблемы его полноценной социализации. Главное - не допускать, чтобы ребенок остался сиротой при живых родителях. Вот почему самым главным считается нормализация обстановки в семье и восстановление семейных связей. Проведенный среди воспитанников социологический опрос показал, что при всех сложностях, конфликтах, а порой жестокости в семье абсолютное большинство ребят хочет вернуться в свой дом.

С момента поступления ребенка в социально-реабилитационный центр начинается планомерная работа с семьей. Детально обследуется ее положение; специалисты пытаются нормализовать обстановку и создать в семье хотя бы относительно нормальный психологический климат. Если есть позитивные сдвиги, ребенок возвращается в семью. Нередки случаи, когда руководство центра или приюта выступает перед судом с ходатайством о прекращении дела по лишению родительских прав. Часто воспитанники центров возвращаются в семьи, так как благодаря работникам центра матери меняют свое поведение, регулярно посещают детей в социально-реабилитационных учреждениях, начинают проявлять к ним больше доброты и ласки. В соответствии с заключением специалистов этих детей возвращают в семью. Работа с семьей не прекращается. Даже, если дети чувствуют себя нормально в родном доме, мать получает регулярно психотерапевтическую и педагогическую поддержку специалистов центра.

И, наконец, третье, пожалуй самое сложное направление деятельности детских специализированных учреждений - нормализация обстановки, до определения несовершеннолетних в центр. Для этого создаются , преимущественно в многодетных семьях, группы домашнего воспитания. На наш взгляд, это направление работы нужное, перспективное, хотя и не всегда удается достичь положительных результатов.

Профилактика и коррекция отклонений в нравственном развитии и поведении в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних г. Ярославль.

В структуре социально-реабилитационных центров, отделения дневного пребывания детей играют особую роль, так как осуществляют социальную профилактику, коррекционную работу и погают смягчить или снять угрозу развития ассоциальности детей, перехода их девиантного поведения в деликвентное.

Основным показателем для помещения ребенка в отделение дневного пребывания является девиантное поведение, школьная дезадаптация, педагогическая запущенность, нарушение личностного общения, перенесенные психотравмы. Социальная ситуация детей, посещающих отделение дневного пребывания, отличается от ситуации воспитанников приюта. Во-первых, ребенок остается в семье, его связи с родителями не нарушены, хотя зачастую деформированы и нуждаются в коррекции. Во- вторых сохраняется ближайшее социальное окружение ребенка- дома, в школе. В-третьих он посещает отделение добровольно, независимо от того, направлен ли он органами социальной защиты населения или помещен по просьбе школы, КДН.

Посещение ребенком отделения дневного пребывания центра может благотворно повлиять на его поведение и нравственное развитие. Позитивным изменениям способствуют новая социальная среда, непривычные отношения со взрослыми, их персонифицированное внимание к воспитанникам, интересные занятия.

Профилактической и коррекционной работе с детьми предшествует диагностический этап. Важно уяснить характер отклонений в нравственном развитии и поведении конкретного воспитанника, а также выявить истоки девиаций. Диагностику следует строить так, чтобы получить разностороннюю информацию о развитии ребенка: ценностных ориентациях, сфере и формах самоутверждения (психологический аспект); отношении к учению, поведении в школе и вне ее (педагогический аспект); социальных связях с ближайшим окружением, положении в официальных и неформальных группах (социальный аспект).

Получив диагностическую информацию, можно перейти к профилактической и коррекционной работе. Специальные исследования и положительный опыт показывают, что она должна иметь комплексный характер как по содержанию, так и по составу участвующих в ней субъектов. Важно организовать влияние, с одной стороны, на разные стороны личности подростка -мировоззренческую, эмоционально-волевую, практически-деятельностную, а с другой стороны - на все сферы его жизнедеятельности: в семье, школе, внешкольно-культурно-образовательной , а по возможности и неформальной среде.

Профилактическая и коррекционная работа с каждым подростком проводится индивидуально; однако следует выделить общие условия, соблюдение которых необходимо по отношению ко всем детям, имеющим отклонения в поведении.

“Во первых- вся система взаимодействия с воспитанниками должна строиться на гуманистической основе -признании ребенка личностью. Как и взрослый человек, он самобытен, уникален, таит в себе немало способностей, которые могут быть развиты. Отклонения в нравственном развитии и поведении не могут быть основанием для отрицательной оценки личности в целом, для проявления неуважения к ней.

Во-вторых, гуманизм позиции педагогов по отношению к ребенку, имеющему отклонения в поведении, выражается в их оптимистической вере в него, в его способности к возрождению.

В-третьих, жизнедеятельность подростка в центре должна на практике убедить его в ценности нравственных, демократических отношений между людьми как в системе “ взрослые-дети”, так и в системе “дети-дети”.[6, с. 99]

Все подростки нуждаются в самопознании и самоутверждении, в персонифицированном внимании и уважении к себе как к личности, в активной деятельности и общении. Однако эти потребности чаще всего до поступления в центр, как правило, не были удовлетворены в достаточной степени. Отсюда и деформации в ценностных ориентациях, и сужение социальных связей, и школьное неблагополучие детей. Поэтому педагогам при поддержке других специалистов важно сосредоточить свое внимание на решении следующих задач: побуждение подростков к самопознанию и самовоспитанию; обеспечение условий для ориентации активности детей на деятельность преобразующего плана; создание условий для накопления воспитанниками позитивного опыта общения с окружающими.

Нормально протекающий процесс социализации ребенка предполагает необходимость самопознания, становления у него образа своего “Я”. Этот образ складывается под воздействием многих психологических, педагогических, социальных влияний. Если учесть, что практически весь спектр этих влияний для детей с девиантным поведением окрашен в негативные тона, то нетрудно понять, как деформированы у них представление о себе, оценка себя, отношение к себе.

Вот почему особое внимание следует уделить формированию позиции подростка как субъекта самопознания и самовоспитания. Хорошо зарекомендовали себя педагогические программы “ Познай себя”, “ Сделай себя сам”, варианты которых разработаны и апробированы на базе социально-педагогического центра Ярославля и могут быть использованы в центрах и других типов.

“Вызвать интерес подростков к самопознанию помогают рисуночные тесты. Рисунок, выполняемый ребенком, должен дать ответы на три вопроса: 1) “Каким ты представляешь себя?”,2) “Каким тебя видят окружающие?”, 3) “ Каким ты видишь себя в будущем?”. Каждому подростку практически впервые предстоит рассмотреть себя (собственное “Я”) в трех измерениях.” [6,с.100]

Использование этой методики в Ярославском центре позволило выявить тревожные тенденции в самовосприятии подростка на многих автопортретах глаза ребенка были спрятаны за большими темными очками, иногда глаза изображаются как пустые темные глазницы. что свидетельствует о настороженности и враждебности к окружающему миру. Большинство рисунков выполнены в виде масок (скрытность, отчужденность). Некоторые изобразили себя в виде роботов, несколько девочек увидели себя в образе кукол.

Отвечая на второй вопрос, агрессивные подростки изобразили себя в виде различных чудовищ. Это свидетельствует также о ярко выраженной отчужденности детей от окружающих, противостоянии им.

Для того, чтобы направить процесс самопознания детей в нужное русло, снять у них подобные представления о себе, можно использовать диагностические методики, которые они воспринимают как своеобразную игру.

“Что ты хочешь узнать о себе?” - спрашивает педагог. И предлагает выбор: “Можно узнать, хорошая ли у тебя память, как развито у тебя внимание?”. Подростки как правило, с интересом откликаются на такое предложение, после этого можно перейти к обсуждению более сложных вопросов, например: “За что тебя уважают товарищи?”, “ Что мешает тебе успевать в школе?”, “ Почему у тебя не ладятся отношения с людьми?” и т.д.

Третий вопрос – “ Каким ты видишь себя в будущем?” - практически остался без ответа, что является показателем несформированности у подростков перспективных представлений о себе в завтрашней жизни. [6, с.101]

Это обстоятельство и использовали педагоги, чтобы побудить подростков к составлению программы личностного роста. Важно было помочь воспитанникам избавиться от ложного представления о себе, которое часто возникает под влиянием уличной компании, стимулировать формирование адекватной самооценки. Поэтому необходимо, чтобы подросток увидел свои достоинства, сильные стороны характера, оценил способности, которые в совокупности могут стать в дальнейшем стержнем его личности, определить его жизненный путь. Однако мало помочь подростку наметить общее направление самосовершенствования. На этом пути его нужно поддержать при определении конкретных шагов, которые будут посильны для него и могут быть подвергнуты самоконтролю. Выполнять задания самому себе нелегко. И подростку необходима повседневная поддержка специалистов центра. Нужно научить подростка пользоваться методом самовнушения, дать советы по организации, дать советы по организации самоконтроля. Подросток нуждается в эмоциональном подкреплении своего меняющегося поведения. Поэтому “очень важно, чтобы он ощутил сопереживание значимых для него людей, прежде всего сотрудников центра, ему необходима их позитивная оценка, стимулирующая поддержка, вера в его возможности: “ Ты можешь”, “ Ты способен”, “ У тебя все получится”.[6,с.103] Для ребенка, который зачастую не знает ласки в своей семье, очень значимы улыбка, сердечное слово педагога, одобрение пусть небольших достижений, заинтересованное внимание, помощь в определении новых задач. Поощряя усилия воспитанника, специалист центра помогает ему осознать свои достоинства, поверить в себя, укрепить желание стать лучше.

Направляя процесс перестройки жизненных ориентаций и поведения подростков, очень важно расширить круг их представлений о социальной жизни, о гуманных взаимоотношениях людей, о подлинной красоте, т.е. показать, что жизненный опыт, накопленный ими в семье или сомнительной уличной компании, не исчерпывает всей полноты жизни. Общение воспитанника с людьми в отделениях центра должно служить тому наглядным подтверждением. Ребенок, у которого снижена планка жизненных ценностей, должен убедиться в значимости новых для него ориентиров, носителями которых являются сотрудники центра. Ребенок способен оценить и широту кругозора, и любовь к своей профессии, и готовность понять чужие проблемы и прийти на помощь. Заботясь о расширении круга представлений воспитанников о социальной жизни и ценностных ориентациях других людей, важно “ вывести” их за пределы центра, показать примеры позитивной активности окружающих, их сподвижничества. Так на ярославских подростков огромное впечатление произвела организованная сотрудниками центра экскурсия в Толгский монастырь, который силами верующих людей за последние годы практически полностью поднят из руин. Этот факт послужил довольно сильной эмоциональной поддержкой, когда работники центра решили приобщить воспитанников к бескорыстному труду по восстановлению соснового бора в Заволжском районе Ярославской области.

Вовлечение подростков в разнообразную деятельность усилиями сотрудников центра, с одной стороны, является важнейшим средством коррекции их ценностных ориентаций, развития социальной активности, а с другой стороны - дает им возможность для самореализации и самоутверждения. Сотрудникам центра необходимо найти “поле” для приложения сил своих воспитанников. Самостоятельно решить эту задачу подростку затруднительно. Социальным педагогам центра в сотрудничестве с коллегами из других учреждений важно мобилизовать ресурсы внешкольных учреждений, базу внеклассной работы школ, возможности самого центра, чтобы вовлечь ребят в разностороннюю деятельность по интересам.

Одновременно самое пристальное внимание должно быть уделено организации общественно полезной деятельности, которая в наибольшей степени соответствует потребностям и новообразованиям подросткового возраста, является незаменимым средством социализации. Подросток с девиантным поведением, попадающий в сферу влияния социально-реабилитационного центра, как правило, опыта такой деятельности лишен. Причины кроются в его отчужденности от школьной жизни, отсутствии связей с детскими общественными организациями, безалаберности жизни в семье. Учебная деятельность, в которой он недостаточно успешен, не дает ему оснований для активности и самоутверждения, в силу чего он чаще всего прибегает к негативным формам самореализации.

В условиях социально-реабилитационного центра необходимо провести переориентацию активности подростка, переключить его силы и внимание с негативных форм самореализации к позитивным. Поэтому так важно всемерно развивать общественную деятельность подростков, педагогически управлять ею.

Чтобы такая деятельность способствовала развитию подростков, она должна отвечать ряду требований: быть посильной (чтобы не обескуражить и не отбить желание в ней участвовать); отличаться привлекательностью, которая обеспечивается новизной, ощутимым результатом, одобрением окружающих или особой ролью подростка в ее осуществлении; открывать возможности для самовыражения подростка, проявления его индивидуальности.

Общественно полезная деятельность может быть организована в стенах социально-реабилитационного центра. “В мастерских центра подростки изготавливают простые, но нужные вещи - совки, посылочные ящики, рамки для картин. В социально-реабилитационных центрах cкладывается опыт трудоустройства воспитанников во время каникул (уборка урожая, работа в коммунальном хозяйстве, детских больницах). Это открывает ребятам возможность зарабатывать деньги на личные расходы собственным трудом и, таким образом, с одной стороны, реально представить себе цену труда, а с другой - решить некоторые из своих личных проблем самостоятельно, не вступая в конфликт с обществом.”[6,с.105]

Глава 2. Формы и методы профилактики девиантного поведения несовершеннолетних в социально-реабилитационном центре.

2.1. Конкретная методика профилактики девиантного поведения.

Состоявшаяся в 2000 году Всероссийская конференция “ Состояние и перспективы развития специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации” одобрила опыт работы органов социальной защиты населения Костромской области по развитию территориальных систем специализированных учреждений, ориентированных на социально-профилактическую работу с детьми группы риска. Одним из таких учреждений является областной реабилитационный центр для несовершеннолетних. Центр действует на основании Устава, утвержденного департаментом социальной защиты населения администрации Костромской области и согласованного с департаментом имущественных отношений администрации Костромской области. Предметом деятельности социально-реабилитационного центра является социальное обслуживание несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. В Центре существуют 4 отделения.

1. приемное отделение

2. отделение реализации программ социальной реабилитации

3. ( с приютом)

4. отделение перевозки несовершеннолетних

5. организационно-методическое отделение.

Профилактика девиантного поведения производится во всех, без исключения, отделениях социально-реабилитационного центра. Но в первую очередь профилактическая работа организуется в отделении реализации программ социальной реабилитации несовершеннолетних. С этой целью используются разнообразные формы и методы (занятия, игру, конкурсы, викторины, беседы) с учетом индивидуальных особенностей детей. Для развития познавательного интереса во внеучебной сфере, расширения кругозора детей в Центре организована работа кружков и клубов, где они учатся шить, вышивать, готовить пищу и правильно сервировать стол, поют, танцуют, постигают основы актерского мастерства и народно – прикладного искусства. Дети занимаются в ДТЮ “ Ровесник”, в кружках и клубах близлежащих домов культуры и библиотеках. В центре проводится множество праздников, организаторами которых выступают сами дети. Утренники, вечера, “День именинника”, операции “Мойдодыр”, “ Веселые старты” - это далеко не полный перечень того, что помогает создать особый эмоциональный настрой, улучшить процесс адаптации и реабилитации. Воспитанники Центра посещают спектакли кукольного, драматического, камерного театров, концерты в филармонии, Дворце искусств, художественные музеи, планетарий, изучают природу края в пешеходных прогулках и походах. Выполнению этой цели способствует также расширение и укрепление внешних социальных связей. В центре прошел цикл вечеров “Музыкальная шкатулка”, в которой приняли участие учащиеся музыкальных школ, детские музыкальные театры гимназий города. Большой интерес у детей вызывают встречи с интересными людьми, художниками, артистами.

Работа психологов Центра ведется в основном по двум направлениям: диагностическое и профилактически-коррекционное. При проведении диагностики широко используются различные методы: наблюдение, беседа, тестирование (проективные методики, опросники на выявление личностных особенностей, блок методик исследовательско-познавательной и эмоциональной сферы. С учетом полученных результатов намечаются направления и методы профилактической и коррекционной работы, которая проводится как в групповой, так и в индивидуальной форме. С целью коррекции эмоционально-волевой сферы, повышения самооценки у детей, уверенности их в себе используется методика игровой психотерапии. Для детей школьного возраста с целью формирования конструктивного разрешения конфликтов со сверстниками проводится социально–психологический тренинг. В ходе коррекционной работы специалисты Центра используют различные формы и методы по активизации познавательной сферы детей. Применяются упражнения, направленные на развитие восприятия, памяти, внимания и мышления, тонкой моторики, что положительно сказывается на успеваемости. Основной смысл психотерапевтической работы в Центре заключается в том, чтобы ребенок поверил, что его любят и принимают таким, какой он есть, со всеми его недостатками и проблемами.

Методы групповой и индивидуальной работы, используемые в данном учреждении:

1.При проведении диагностики используются:

а) наблюдение

б) беседа

в) тестирование

г) проектирование методики

д) опросники на выявление личностных особенностей

е) блок методик исследования познавательной и эмоциональной сферы (индивидуальные формы).

2.При проведении профилактической и коррекционной работы с детьми используются:

а) методика игровой психотерапии (проводится индивидуально и в микрогруппе)

б) различные формы позновательной сферы детей (индивидуально).

3.Для детей школьного возраста проводится социально-психологический тренинг (6-8 чел.).

4. Обучение приемам релаксации в помещении сенсорной комнаты (индивидуально)

6. Методика стимулирования воспитанников (групповая форма). В Центре разработан перечень поступков и “добрых дел” (помощь на кухне, уборка территории и т.д.), которые оплачиваются специальной валютой “юнгами”. В конце месяца на “юнги” в магазине Центра можно приобрести продукты питания, сладости, предметы первой необходимости.

В Центре широко развернута работа по компенсации семейных связей.

Компенсация семейных связей представлена в двух формах:

1. создание условий, приближенных к домашним

2. создание семейно-воспитательной группы.

3. Для улучшения самочувствия ребят внимание специалистов направляется на подкрепление его положительных сторон, чтобы поощрялись малейшие успехи детей, особенно с низкой самооценкой, акцент делался на достижениях конкретного ребенка, не проводилось сравнение его заслуг с другими детьми. Чтобы уменьшить последствия прошлого отрицательного опыта, следует ставить ребенка в ситуацию, когда он может сам принимать решения, предоставлять ему возможность выбора: например, во что играть. Для снижения напряжения в процессе подготовки подростку советуют исполнять коллективное чтение, расслабляющие процедуры. Важную роль играет и процесс пробуждения, доброжелательный тон воспитателя дает положительный эмоциональный заряд на весь день. Ребенок в подобной атмосфере начинает ощущать свою значимость, дети, не видевшие подобного отношения в семье, усваивают новые образцы поведения.

4. Работа семейно-воспитательной группы. Основные направления.

· Подбор детей для семейно-воспитательной группы

· Пропаганда семейно-воспитательной группы через средства массовой информации

· Подбор кадров воспитателей для семейно-воспитательной группы

· Сбор информации о кандидатах в семейно-воспитательные группы. Обследование жилищно - бытовых условий, знакомство воспитателей со спецификой работы.

· Организация работы с воспитателями семейных групп (МПП консилиум, педсоветы, консультации, отчеты воспитателей)

· Оказание помощи в устройстве детей в дошкольные учреждения, школы, организация летнего отдыха и т.д.

· Сбор информации о детях-воспитанниках семейных групп (о их здоровье и развитии)

Некоторые технологии преодоления социальной стереотипизации у подростков с отклоняющимся поведением.

Данная информация с исправлениями пойдет во 2 главу

Взросление - всегда весьма сложный, многоэтапный и по - своему опасный процесс. Одна из основных сложностей заключается в том, что взросление как социально-педагогический процесс, включает в себя много различных сторон. Основным, или ведущим, механизмом взросления является присвоение подростками различных категорий ценностей, образцов поведения и т.п. Роль взрослых в демонстрации такого рода образцов (как позитивных, так негативных) является ведущей.

Последнее десятилетие характеризуется существенным усложнением общественных отношений. Количество и форма социальных связей претерпели (и до сих пор претерпевают) заметные изменения. Их стало намного больше, ситуация осложняется и тем, что повысилось разнообразие форм взаимодействия между людьми. Здесь не каждый взрослый человек сразу найдет адекватный и эффективный способ взаимодействия с окружающей средой. Подросток же, имея ограниченный запас социального опыта, по большей части просто теряется среди множества вариантов и форм поведения. Еще одним важным аспектом усложнения общественной жизни, способным привести к негативным последствиям, является возникновение огромного количества разнообразных демонстраций “успешных взрослых”, то есть тех, кто может служить своего рода ориентиром, примером для подражания. Подростку приходится выбирать из множества разнообразных образцов, многие из которых далеки от того, что можно считать положительными примерами. Не владея процедурами перехода от детского поведения к взрослому, они интуитивно пытаются нащупать такой метод, который сразу поможет им стать взрослыми. Но так как подростков никто не обучает не только процедурам, но и внутреннему содержанию взрослости, а взрослые достаточно редко объясняют, либо демонстрируют, что быть взрослым - это уметь отвечать за свои действия, то подростки выбирают, как правило, наиболее атрибутивные и внешне представленные образцы “ взрослости”, а именно внешний облик (одежда, прическа, макияж и пр.) и формы поведения (курение, нецензурная брань, употребление алкоголя и наркотиков, либо цивилизованные - этикет).

“Таким образом, появляется “класс” подростков, которые не имея реального понятия о социальной роли взрослых, их правах и обязанностях, тем не менее считают себя таковыми и принимают на себя функции взрослого человека. Успешность их исполнения подросткам весьма сомнительна, поскольку для выполнения указанных функций требуется наличие определенных качеств и некоего социального опыта. Дефицит знаний о социальных ролях взрослого человека в повседневной реальности зачастую приводит подростка к регулярным неудачам и, как следствие - к возникновению комплекса неуспешности.” [12,с.32-33]

В процессе взросления подростки сталкиваются еще с одной проблемой. Суть ее заключается в реакции взрослых на возможные ( и, конечно же, неизбежные) ошибки подростка в поведении. В большинстве случаев такая реакция ошибочно и неадекватна. Дело в том, что подросток ищет свою дорогу в жизни методом проб и ошибок. Большинство подростков, осознанно или нет, ищут социальный опыт вне зависимости от того, позитивен такой опыт или негативен. Мы считаем, что подростки в этом случае не оценивают свои действия как конечный вариант собственного поведения. Они экспериментируют, методом проб и ошибок выбирая свой путь. По большей части, взрослые не осознают этого факта и, соответственно, не признают за подростком права на ошибку. Любые действия подростка признаются как окончательно принятая им роль. Изменение подростком линии поведения характеризуется либо как исправление, либо как хулиганство, а не как эксперимент. Такая грубая ошибка часто приводит к тому, что подросток, раз начав реализовывать какую-либо форму поведения, чувствует себя обязанным продолжать ее реализацию, поскольку взрослые, из его микросоциального окружения признали эту форму окончательной. Тем самым, подросток лишается права выбора вариантов собственного поведения.

Остановимся кратко на вопросе о том, какие сейчас образцы поведения подростки преимущественно выбирают в качестве ориентира. В настоящее время наблюдается небывало широкое внедрение криминилизованных норм в обычное общество. Путей проникновения таких норм насчитывается множество, и едва ли не основным являются средства массовой информации.

Поскольку большинство криминальных историй сопровождается демонстрацией ярких и броских атрибутов преступности (внешности и формы поведения). Причина же такого выбора - как в яркой атрибутике, так и в популярности (положительной либо отрицательной) такого образа среди населения.

Подросток, испытывающий в жизни затруднения - социальный, психологический дискомфорт, частые неудачи, отсутствие возможности самореализации, желание самоутвердиться, боязнь стать изгоем и пр., начинает сравнивать себя с транслируемым образом и зачастую находит большое сходство во внешних признаках. Копирование остальных аспектов поведения, на наш взгляд, возникает по трем причинам. Во-первых, конформизм -предположение невозможности, либо боязнь или нежелание изменить свой образ, отсутствие вариантов иного поведения. Во-вторых, как самореализации и компенсации собственной неполноценности путем копирования “успешного” поведения (вплоть до правонарушений) лиц с идентичными внешними признаками. В-третьих, привлекательность преступлений по какой-либо причине, когда совпадение внешних признаков является лишь индуктором его совершения. Все описанное выше не может быть разрешено таким простым средством, как полный запрет на трансляцию криминальных хроник; напротив, требуется проведение специальной работы по созданию методов представления в общество такой информации, учитывающих специфику аудитории и предмета сообщений.

Работа с трудными подростками по их социализации позволили разработать одну из технологий социальной работы, направленную на преодоление социальной стереотипизации у подростков с отклоняющимся поведением. [12, с.36-39] Наблюдения проводились в Центре помощи семье и детям “Качинский” г.Красноярска во время проведения консультативного приема подростков и их родителей, а также в ряде интенсивных школ. Интенсивные школы - это специализированные образовательные учреждения - это специализированные образовательные учреждения, работающие в форме выездного лагеря и осуществляющие социализацию подростков.

Они предоставляют школьникам как дополнительное образование (в форме учебной деятельности, наиболее знакомой любому подростку, пусть даже и трудному), так и право на ошибку без каких-либо опасных последствий. Действительно, школьник имеет возможность совершить промах, нарушить какую-либо норму, осознать и исправить это свое нарушение без чрезмерной концентрации внимания на его проступке и, что самое главное - без непереносимой ответственности за последствия своего поступка (выбора). Подчеркнем, что характерной чертой криминализированных подростковых объединений как раз является неадекватность уровня ответственности за некоторые слова, либо действия; именно эта неадекватность служит одним из механизмов вовлечения новых подростков в такие сообщества (принцип необратимости). В условиях интенсивной школы подросток может экспериментировать, реализовывать различные стили поведения, заниматься различной деятельностью, приобретая тем самым некий социальный опыт и не получая при этом “ тумаков” в реальной жизни. Зачастую подростки лишены такой возможности в обычном социальном окружении, как это указывалось выше.

При разработке данной технологии возникла проблема, которую следует иметь в виду и при разработке других подобных технологий социализации трудных подростков. Проблема эта заключается в том, что значительная часть обследованных подростков не считает себя трудными, т.е. не осознает (по ряду причин) собственные недостатки, некомпетентность и не видит девиации в своем поведении. Поэтому одна из первых задач технологии - демонстрация клиенту его недостатков, отклонений от нормы. Указанный способ работы открывает для клиента поле деятельности (ведь не зная ошибки, нельзя ее исправить), предоставляя ему при этом возможность выбора новых образцов, демонтсрируя преимущества нового образа. Следует подчеркнуть, что любая технология социализации подростков должна обеспечивать ему поддержку ( защиту) от стигматизации

( накладывания ярлыков, меток), по крайней мере, на первых порах.

Описываемая здесь технология называется “ Дамский клуб”.[12,с.37] Она предназначена для работы с девочками-подростками по формированию и совершенствованию их внешнего облика, форм поведения, стиля общения и прочих атрибутов женственности. Все элементы этой технологии направлены на изменение ценностей, жизненных ориентиров, паттернов поведения, которыми руководствуются такие девочки. Следует подчеркнуть, что изложенный здесь вариант технологии применим только для работы с девочками, поскольку его основу составляет изменение внешнего облика (это чрезвычайно важно для девушек подростков); для работы с мальчиками потребуется создание иного варианта этой или даже разработка принципиально иной технологии.

Поскольку отклоняющееся поведение проявляется в самых различных видах и формах, то и социально-профилактические меры также разнообразны и специфичны. В учебно-методических целях их можно сгруппировать, как это делает, например, В.Н. Кудрявцев, по видам возможных отклонений и характеру социальной нормы, а именно: правовые, нравственные, организационные, технические и др.; или же по стадии (этапу) профилактического воздействия: контрольно-надзорные, воздействие на сложившуюся ситуацию, индивидуально-профилактические (воспитательные) и др. Среди профилактических мероприятий, осуществляемых сейчас в Российской Федерации, обращает на себя внимание, например то, что в МВД РФ действует специальное подразделение по борьбе с незаконным производством наркотиков. Принимаются меры по ликвидации их сырьевой базы. Медицинскими учреждениями страны создаются условия для анонимного лечения от алкоголизма. В Москве, где сложилась особенно неблагополучная криминогенная обстановка, осуществляются организационно-профилактические мероприятия по совершенствованию структуры органов милиции, ее техническому оснащению, что должно способствовать улучшению профилактической работы по предупреждению преступных проявлений среди населения столицы.

Реализация описываемой технологии происходит в несколько этапов.

Первый этап заключается в “инвентаризации”, создании наиболее полного перечня девиаций внешнего облика девушек. Он включает в себя обобщенные вероятные недостатки в прическе, макияже, стиле одежды, неверный уход за кожей и волосами, некорректные формы поведения и речи, вульгарность, распущенность, нечистоплотность и пр. Список девиаций более или менее постоянен; однако он будет подвержен постоянным изменениям, будет пополняться новыми элементами, из него будут выпадать некоторые устаревшие, в зависимости от тех конкретных жизненных условий (малой социокультурной ситуации), которые существуют в обществе в данный момент времени. Кроме того, такой перечень был бы слишком велик. Поэтому нет возможности привести его здесь полностью.

Второй этап состоит из нескольких элементов. Это, во-первых, представление, демонстрация указанного перечня группе девочек, с которой идет работа. При этом девочки, как правило, идентифицируют демонстрируемые признаки как девиацию, но не замечают этих девиаций у себя, даже при явном их наличии. Эта проблема обсуждалась выше. Во-вторых, это представление, демонстрация девочкам нормы, идеала, общепринятых традиций, образцов такого поведения, которое считается нормальным, социально одобряемым, положительным. Отметим, что эта часть технологии существенно опирается на специфику работу интенсивных школ - ее изолированность. Именно изолированность позволяет (хотя бы на время) сотрудникам интенсивной школы стать единственной референтной группой для девочек. Здесь хочется заметить, что девушки всегда принимали предлагаемые нами нормы как некое качество, атрибут в жизни сообщества, стоящее несомненно выше тех норм, которые они реализовывали в обыденной, повседневной жизни, что свидетельствует и о их лабильности, и о невысокой оценке ими самими подростковых норм. Следует подчеркнуть, что мы не располагаем средствами автоматического установления собственной референтности у девочек-подростков, во многом эта часть технологии является искусством.

В третьих - это процедура диагностики отклонений от нормы среди девочек. Процедура диагностики проводится двумя взаимодополняющими способами. Первый - наши собственные визуальные наблюдения за девочками и выявление явных, внешне представленных девиаций. Здесь средствами диагностики являются собственно сотрудники интенсивной школы, явно и отчетливо демонстрирующие свое отношение к тем или иным поведенческим паттернам. Второй - замечания самих девушек по поводу невозможности достижения каждой конкретно какого-либо из представленных идеалов ( Ну, я так никогда не смогу!...”, “ У меня это не так получается, а правильно не получиться никогда...” и пр.). Все эти наблюдения суммируются для каждой конкретной девочки, а затем конкретно каждой представляется перечень ее собственных недостатков. Очень важно, что такое перечисление недостатков осуществляется либо непосредственно в группе, либо в личной беседе, в зависимости от сплоченности, степени знакомства в группе, особенностей характера девочки и прочих факторов.

Следующий (третий ) этап технологии заключается в выяснении источника, породившего отклонение ( метку). Референтность источника определяет степень прочности отклонения. На наш взгляд, референтность различных источников можно расположить по убывающей: “родители -друзья-воспитатели (учителя) -СМИ -знакомые-незнакомые”.

Четвертый этап- один из самых сложных и важных. Основу этого этапа составляет демонстрация наличия и формирование общественно одобряемых и, что немаловажно, одобряемых самими девочками, ее качеств и признаков. Речь идет вот о чем. Зачастую девочки пользуются девиантными признаками, поскольку, во-первых, не подозревают о том, что эти признаки девиантны и, во-вторых, не располагают другими вариантами, способами предъявить себя. После того, как им указана дефициентность прежних вариантов поведения, необходимо предложить им для самостоятельного выбора новые способы взаимодействия с окружающим миром. Предпочтительно, чтобы эти способы были представлены как актуально присутствующие в поведении, внешнем облике и т.п. подростков, но не замечаемые ими до сих пор и, следовательно, не реализуемые в полной мере. Ключевым моментом здесь является создание у девочек чувства того, что эти новые признаки не привнесены к ним извне, а существовали у них изначально, и наша работа с ними лишь развила их. Такой подход необходим для того, чтобы у девочек не возникало чувства отчуждения и недоверия к этому новому признаку.

И, наконец, последний (пятый) этап данной технологии является закрепляющим. Он заключается в демонстрации и подтверждении длительного реального существования новых качеств и признаков. На этом этапе подросток убеждается в эффективности и возможности многократного применения нового качества (признака), что побуждает его использовать новые возможности взамен предшествующих (девиантных). Осуществлению данного этапа способствует сама жизнь в интенсивной школе, где есть возможность эксперимента, возможность проявить себя с разных сторон, если девушка действительно освоила новую форму поведения, либо новый внешний облик. Она получает поддержку при демонстрации этого как у сотрудников интенсивной школы, так и у школьников. Важное отличие этой технологии заключается в том, что она не требует полной изоляции подростка от внешнего мира; ее можно реализовать в рамках социально-реабилитационного центра.

Список используемой литературы:

1.Теория и методика социальной работы (учебное пособие)/Под ред. Жукова , Зайнышева, М-1995 г.

2. РОССИЙСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ.(2 ТОМА)/ Под ред. Гусляковой Я.Г., Катульского Г.Д., М. 1997г.

3. Брошюра “Реабилитация социально -дезадаптированных детей и подростков”,М. 1999год.

4.Брошюра “Из опыта работы специализированных учреждений по реабилитации социально дезадаптированных детей и подростков

“ Президентская программа “ Дети России”, М.-1999год.

Федеральная целевая программа “ Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”.

а) М.Н.Мирсагатова Роль и место специализированных социально-реабилитационных учреждений в государственной системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

б)А.И. Шевцов. Управление социальной защиты населения Саратовской области. “Социальная реабилитация: своевременность и результативность.”

5.Брошюра. Психосоциальная коррекция и реабилитация несовершеннолетних с девиантным поведением. Редакционно-издательский центр Консорциума “ Социальное здоровье России” М-99г. (Социальное здоровье России).

6.Брошюра “Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних:содержание и организация деятельности” Президентская программа “ Дети России” Ре-р Иващенко Г.М. Государственный НИИ семьи. Научно-методическое издание И-99год.

7.Справочное пособие по социальной работе. Отв. редакторы А.М.Панов и Е.И.Холостова.

8.Журнал “ Социологические исследования” 1999 год № 5 Л.А.Журавлева “ Факторы и условия наркотизации молодежи”.

9. Журнал “ Социологические исследования” 2000 год № 4 С.А.Быков “ Наркомпния среди молодежи как показатель дезадаптированности”

10.Журнал “ Социологические исследования”1998год № 8 Т.В.Ковалева, О.К. Степанова “ Подростки смутного времени”.

11. Журнал “ Социологические исследования” № 8 1998год, О.С.Осипова “ Девиантное поведение: благо или зло”.

12. Журнал “Вестник психосоциальной и коррекционной работы” 2000 год № 4 М.В.Цилуйко “ Влияние средств массовой информации на формирование противоправного поведения подростков”.

13. Журнал “Вестник психосоциальной и коррекционной работы” 2000 год №3 Л.К. Чаусова, А.В. Солтовец “ Организация психолого-педагогической и медико-социальной помощи детям, оказавшимся в кризисных ситуациях, в Ростовской области”.

14. “ Социальная работа”/ Под ред. Курбатова В.И., Ростов-на-Дону, М.2000 г.

15. Лекции по технологии соц. Работы. В 3-х частях / Под ред. Е.И.Холостовой. Часть 1, М: Социально технологический институт, 1998 год.

16. Социология / Под редакцией В.И.Курбатова, Ростов – на –Дону, 1998год.

17. Социальные технологии: Толковый словарь/ Ответ. ред. Иванов В.Н. , Москва – Белгород, 1995год.

18. Теория социальной работы/ Под. ред. Е.И.Холостовой, М.-98год.

19 Антикризисное поведение. Сущность, проблемы, тенденции. ИПК-ПРО, Ульяновск, 2000 год.

20. Н.Дж. Смелзер, Социология, М.,1994год.

21. Социальная энциклопедия / Под ред. А.П.Горнина, Г.Н. Кареловой, Е.Д. Катульского и др. М: Большая Российская энциклопедия, 2000 год.

22. Федеральный закон “ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений” № 120 –ФЗ от 24.06.1999 г.

23. Гилинский Я.И. Социология девиантного поведения как специальная социологическая теория / Соц. исследования –1999 г.№ 4.

24. Линг С. По лезвию бритвы: социально-психологический анализ преднамеренного риска / Социльные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Социология 1993г.№ 2.

25.Положение о социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних, утверждено Постановлением Правительство РФ 27 ноября 2000года.

26. Толковый словарь / Под ред. Ожегова С.И., М-1998год.

27. Журнал “Вестник психосоциальной и коррекционной работы” 2001 год № 3 Нагаев В.В., Толстов В.Г., Толстов В.В. статья “Основные направления социально-психологической, психотерапевтической и правовой реабилитации подростков-девиантов”.

28. “Забота о семье и детях - забота о будущем” (материалы областной научно –практической конференции 21.09.01г.) / сост. В.И.Балыбердин, Н.М.Драничникова, Н.И.Осокина.

29.Программа деятельности “Добрый дом”/авт. Логинова М.В., Гончарова И.В., Смирнова В.Ю., Ярославцева Н.В.

30. Закон Костромской области “ О гарантиях прав ребенка в Костромской области”.

31. Концепция семейной политики Костромской области.

32. Областная целевая программа “Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних”

33. Областная целевая программа “ Развитие социального обслуживания семьи и детей”.

34.Устав Областного реабилитационного центра для несовершеннолетних ( с приютом).

35. Журнал “ Семья в России” №1 –1997год, М.М. Плоткин, В.И.Ширинский “Семейное неблагополучие как фактор девиантного поведения детей” стр. 90-102.

36. Журнал “ Семья в России” №1 –1997год, В.А.Горхова, “Комплексная диагностика в реабилитационном центре”. Стр. 74-83.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 1.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий