регистрация / вход

Проективные методики в психодиагностике

Кубанский государственный Университет Факультет Управления специальность психология Краснодар 2000 содержание стр. 1. Проективные методики 3 2. Природа проективных методик 3

Кубанский государственный Университет

Факультет Управления специальность психология

Краснодар 2000


содержание

стр.

1. Проективные методики 3

2. Природа проективных методик 3

3. Методика чернильных пятен по Хольцману 4

4. Методика чернильных пятен Г. Роршаха 5

4.1. Описание методики и схема эксперимента 5

4.2. Опрос 6

4.3. Определение пределов чувствительности 6

4.4. Основные приемы шифровки отвтов 7

4.5. Основные детерминанты ответов 7

4.6. Шифровка содержания ответов 7

4.7. Популярность— оригинальность ответов 7

4.8. Психологический смысл локализационных показателей 8

4.9. Кинестетические показатели (М. FM, m) 8

4.10. Содержание 9

4.11. Интерпретация результатов теста 10

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 11

Список литературы 12


1 . ПРОЕКТИВНЫЕ МЕТОДИКИ

Число имеющихся проективных методик достаточно велико и продол­жает расти. В этой главе мы рассмотрим основные типы подобных ме­тодик и проиллюстрируем их некоторыми хорошо известными примера­ми. За исключением спорных моментов, присущих конкретным методикам, никакой критической оценки индивидуальным тестам даваться не будет. Вместо этою общая оценка проективных методов с точки зрения основных методологических проблем.будет дана в специальном разделе. Проективные методики являют пример любопытного расхождения тео­ретического исследования и практики: оцениваемые как психометриче­ские инструменты, они в подавляющем большинстве выглядят жалко, но такая оценка тем не менее никак не сказывается на их популярности в клиническом использовании. Природа и суть этого несоответствия бу­дут рассмотрены в последнем разделе главы.

2. ПРИРОДА ПРОЕКТИВНЫХ МЕТОДИК

Главную особенность проективных методик можно обозначить как отно­сительно неструктурированная задача, т, е. задача, допускающая почти неограниченное разнообразие возможных ответов. Для того чтобы фантазия индивида могла свободно разыграться, даются только краткие, общие инструкции. По этой же причине тестовые счимулы обычно расплывчаты или неоднозначны. Гипотеза, на которой строятся подобные задания, состоит в том, чго способ восприятия и интерпретации индивидом тестового материала или «структур» ситуации должен отражать фундаментальные аспекты функционирования его психики. Другими словами, предполагается, что тестовый материал должен сработать как некоторого рода экран, на котором отвечающий «проецирует» характерные для него мыслительные процессы, потребности, тревожность и конфликты.

Обычно проективные методики являются также методиками замаскированного тестирования, поскольку обследуемый редко подозревает о типе психологической интерпретации, которая будет дана его ответам.

Проективные методики характеризуются также глобальным подходом к оценке личности. Внимание фокусируется на общей картине личности как таковой, а не на измерении отдельных ее свойств. Наконец, проективные методики рассматриваются их сторонниками как наиболее эффективные процедуры для обнаружения скрытых, завуалированных или неосознаваемых сторон личности. Более того, утверждается, что чем менее структурирован тест, тем более он чувствителен к подобному завуалированному материалу. Это следует из предположения, что чем менее структурированы и однозначны стимулы, тем менее вероятно, что они вызовут у воспринимающего защитные реакции.

Проективные методы возникли в клинических условиях и остаются в основном инструментом клинициста. Некоторые из них развились из терапевтических методов (например, лечение с помощью произведений искусства), применявшихся к психически больным. На теоретических построениях проективных методик сказывается влияние психоаналитических концепций. Существуют также разрозненные попытки положить в основу проективных методик теорию восприятия и перцептивные теории личности. Следует, конечно, отметить, что нет необходимости оценивать конкретные методики с точки зрения их теоретической направленности или истории происхождения. Методика может оказаться практически полезной, или эмпирически ценной, по другим причинам, нежели те, которые выдвигались для оправдания ее введения для использования специалистами.

В соответствии со свойственным проективным методикам гло­бальным подходом затрагиваются не только эмоциональные, мотива-ционные и межличностные характеристики личности, но также и неко­торые интеллектуальные аспекты поведения, К последним можно отнести общий интеллектуальный уровень, оригинальность и стиль ре­шения проблемных ситуаций. Отдельные адаптации проективных мето­дик специально предназначаются для измерения установок, и тем самым они как бы дополняют методики. Можно добавить, что любой психологический тест, независимо от предназначения, может выполнить роль проективной методики. Например, некоторые клиницисты исполь­зуют таким образом тесты интеллекта.

3. Методика чернильных пятен по Хольцману.

В отличие от большинства проективных методов методика чернильных пятен Хольцмана (Н1Т) представляет собой реальную попытку построить тест в соответствии с требованиями, предъявляемыми к стандартным психо метрическим средствам. Разработанному по типу теста Роршаха, тесту Хольцмана в меньшей мере присущи основные методические недостатки его прототипа. Изменения в стимульных материалах и методике достаточно широки, но не настолько, чтобы считать тест Хольцмана новым тестом и оценивать его безотносительно к теоре тическим и эмпирическим характеристикам теста Роршаха, Методика Хольцмана предусматривает две параллельные серии карточек, по 45 карточек каждая. По каждой карточке дается только один ответ. Имеют ся как серо-белые, так и цветные 'карточки; несколько чернильных пятен заметно асимметричны. Карточки предварительно отбирались из доста точно большого числа различных, пятен нр трем эмпирическим критериям: 1) степень различия группы студентов колледжа, добровольно принимавших участие в исследовании, и группы находящихся на излечении психических больных; 2) «привлекательность» пятна для получения ответов, определяемая по таким обычным для теста Роршаха переменным, как локализация, цвет, оттенок и движение, и 3) показатели надежности испытуемых.

Применение и определение показателей НIТ неплохо стандартизованы и ясно описаны. Показатели даются по 22 типам ответов, различающихся по большей части на основании переменных, используемых в тесте Роршаха, и таких дополнительных переменных, как патогномиче ская вербализация, тревожность и враждебность. По каждой переменной приводятся процент ильные показатели, полученные на нескольких выборках нормальных испытуемых от 5-летних детей до взрослых, а также на ряде групп: взрослые люди, страдающие такими заболеваниями, как шизофрения, умственная отсталость; дети с эмоциональными наруше­ниями; правонарушители-подростки; алкоголики. Хотя эти нормы получены почти на 2000 человек, число участников в большинстве групп невелико.

Показатели надежности весьма удовлетворительны. Надежность, определенная методом расщепления и методом взаимозаменяемых форм, была тщательно изучена, результаты оказались обнадеживающи­ми. Групповая форма этого теста с использованием слайдов дает по большинству показателей результаты, близкие к результатам, полу­чаемым при индивидуальном проведении теста. Короткая, состоящая из 30 за­даний групповая форма теста дает сходные результаты. К групповой форме применима машинная обработка показателей теста, кроме того, продолжается работа по усовершенствованию программы для компьютерной системы интерпретации показателей.

Ясно, что НIТ с психометрической точки зрения во многом опередил тест Роршаха. Наличие параллельных форм позволяет не только определить надежность при помощи повторного тестирования, но также проводить катамнестические исследования. Сведение ответов до одного на каждую карточку делает продуктивность ответов (К) постоянной для каждого испытуемого, что позволяет избежать многих недостатков тра­диционного определения показателей в тесте Роршаха. Нужно отметить, однако, что длина ответа (количество слов) в этом тесте, в отличие от теста Роршаха, не контролируется и, как доказано, заметно связана с не­которыми показателями НIТ, особенно с частотой ответов на движение.

Для НIТ получены основательные данные по валидности. Исследования по валидности связаны с различными подходами, в том числе с изучением тенденций развития, межкультурных различий, корреляции с другими тестами и с поведенческими проявлениями личностных характеристик, а также со сравнением результатов таких групп, как группы нормальных и больных испытуемых. Полученные результаты перспективны, но нуж­даются в обосновании диагностической значимости различных показате­лей и конструктной валидности оцениваемых этой методикой лич­ностных факторов. Подготовленный Э. Хиллом справочник особенно полезен для клинического использования НIТ, Объеди­няя данные исследований НIТ с полученными результатами по тесту Роршаха, Э. Хилл создает руководство по интерпретации протоколов НIТ на двух уровнях. Первый уровень относится к 22 количественным показателям переменных факторов и их взаимосвязи. Второй является более глубоким уровнем интерпретации, осуществляемой на основе более широких и более общих личностных факторов. При этом исполь­зуются 3 основные категории описания: познавательное функционирование (интеллектуальный уровень и нарушение мышления), аффективное функционирование (уровни зрелости, формы тревожности, защитные механизмы) и представление о себе (в том числе некоторые формы полового отождествления). В справочнике приводятся также 5 подробных опи­саний обследования заболеваний с помощью этого теста.

4. Методика чернильных пятен Г. Роршаха

Тест чернильных пятен — одна из наиболее популярных проективных методик — создан швейцарским психиатром Германом Роршахом в 1921 г. Есть сведения, что чернильные пятна использовались еще Леонардо да Винчи и Ботичелли для «возбуждения фантазии»; в психологию их ввел А. Вине, исследуя с их помощью некото­рые особенности интеллекта. Роршах одним из первых отметил связь между фантазио-подобной продукцией и типом личности. В ходе клинического и экспериментально­го исследования групп здоровых и психи­чески больных испытуемых, путем сопоставления клинических характеристик и особенностей ответов Роршах выделил два типа восприятия: «В-тип» и «Fb-тип», т. е. «двигательный» и «цветовой» тип. Оказалось, что одни испытуемые склонны вос­принимать пятна в движении, в продуцируемых ими образах людей, животных или предметов акцентируется прежде всего динамический аспект; другие испытуемые, напротив, фиксируют в своих ответах цве товой аспект. Тип восприятия или «тип переживания», по Роршаху, характеризует преимущественно интраверсивные или экстратенсивные тенденции личности. Проводя аналогию с типологией Юнга, Роршах подчеркивает тем не менее и отличие соответствующих терминов. Согласно его воззрениям, экстра- и интраверсия — не противоположные и взаимоисключающие свойства личности, а тенденции, в большей или меньшей степени присущие любому человеку. Они указывают не столько на степень эффективности адаптации, сколько на реализующие ее индивидуальные механизмы. Неправомерно также противопоставление интра- и экстраверта как «мыслительнего» и «чувствующего» типа личности, поскольку адекватная адаптация предполагает участие как аффективных, так и познавательных процессов. Если нормально интраверсивный тип характеризуется лишь преобладанием кинестических ответов над цветовыми, то патологически интраверсивный тип — полным отсутствием цветовых. Точно так же различают нормально и патологически экстратенсивный тип. Кроме перечисленных двух типов личности Роршах выделяет еще «суженный», для кото­рого характерно малое количество отве­тов, связанных с движением и цветом или полное их отсутствие, и «амбиэквальный», связанный с большим, но равным количе­ством и цветовых и кинестетических ответов. Указанные типы переживаний корре­лируют с определенными компонентами интеллекта, аффективной динамикой, чертами характера и видом психической патологии.

Роршах разработал основные принци­пы анализа и интерпретации ответов, в по­следующие годы работа велась главным образом в направлении уточнения значения тех или иных показателей, разработки все более тонких способов шифровки, поиска патогномоничных показателей, а также попыток теоретического обоснования методи­ки. В настоящее время наиболее популярным является подход, сформировавшийся под влиянием исследований «Эгопсихологии» и экспериментов Мелу Look. Перцептивный ответ рассматривается как продукт взаимодействия двух факторов: объективных свойств пятна и субъективных потребностей, конфликтов и механизмов их регуляции. В свете этого подхода тест Роршаха направлен на диагностику, главным образом, экспрессивного аспекта поведения или присущего личности индивидуального стиля.

4.1. Описание методики и схема эксперимента

Материал теста состоит из 10 стандартных таблиц, выполненных в черно-белых, черно-красных и пастельных тонах. Каждая таблица представляет собой копию с оригинала, полученного при складывании пополам листа бумаги с нанесенным на нее чернильным пятном. Хотя рисунок пятна произволен и не поддается однозначной интерпретации, опыт работы с методикой показывает, что отдельные таблицы неравнозначны в отношении эмоционального воздействия на человека. Например, таблицы 1, 4, 6 чаще всего ассоциируются со страхом и тревогой, а таблицы 9, 10, напротив, вызывают ощущения радости, праздника. Красные плоскости таблиц, напоминая кровь или огонь, вызывают беспокойство; это относится и к восприятию мелких деталей, расположенных вокруг вертикальной оси, часто ассоциирующихся с образами сексуального содержания.

Никаких предварительных сведений о цели эксперимента сообщать не рекомендуется, вместе с тем важно, чтобы испытуемый чувствовал себя как можно более непринужденно. Иногда это достигается рассказом о том, как получено изображение таблиц; можно связать это объяснение с известной детской игрой «в кляксы» и тем самым несколько разрядить обстановку. Целесообразно также подчеркнуть, что при выполнении задания испытуемый может давать любые ответы, ни один из которых не будет оцениваться как правильный или ошибочный. Таблицы предъявляются последовательно с 1 по 10 в стандартном положении, указанном на обороте таблицы. Предъявление первой таблицы сопровождается инструкцией: «Что это такое, на что это может быть похоже? В дальнейшем инструкция не повторяется, и испытуемому предоставляется полная самостсятельность. После окончания спонтанных высказываний испытуемому можно задавать стимулирующие вопросы типа «Что Вы можете добавить?», «Это все?» и т. д. У робких испытуемых и невротиков возможны значительные расхождения меж­ду объемом спонтанной и дополнительной продукции. Ответы, полученные во время опроса, не включаются в расчетные формулы или подсчитываются с учетом коэффициентов.

Как правило, исследование включает собственно выполнение теста и опрос;Клопфер считает необходимым в ряде слу­чаев дополнять процедуру эксперимента фазой «определения границ чувствительности».

4.2. Опрос

В этой фазе исследования выясняется, как субъект пришел к формулировке того или иного ответа, т. е. опрос всегда ориентирован на уточнение локализации образа и его детерминант. Экспериментатор обязан избегать прямых или наводящих вопросов и вместе с тем его задача — получить подробные сведения, облегчающие после­дующую шифровку ответов. Для выявления локализации ответа на таблице можно за­дать вопросы типа: «Где находится...?» или «Покажите мне...». Во многих руководствах по тесту Роршаха для облегчения этой части опроса используют специальные карты, с нанесенными на них и обозначенны­ми наиболее часто интерпретируемымиучастками пятна. Б отдельных случаях ис­пытуемому предлагают сделать зарисовку фигуры на отдельном листе бумаги. Для уточнения детерминант ответа иногда бы­вает достаточно простых вопросов: «Что Вас заставляет думать и...?», «Опишите подробнее то, как Вы видите...» и т. д. Полезно использовать следующий методический прием: субъекту предлагается альтернативный образ, отличающийся от фактически выбранного по одной или нескольким невыясненным детерминантам. Например, еслн испытуемый видит бабочку, но укалывает лишь на характеристики, связанные с формой (усы, крылья), то можно спросить, может ли он это место пятна интерпретировать как мотылек. Если испытуемый действительно не ориентировался на цвет, то он не унндит никакой разницы между этимиответами.

4.3. Определение пределов чувствительности

В отличие от предыдущих фаз здесь экспериментатор сознательно оказывает давление на испытуемого, чтобы вызвать те реакции, которых тот избегает. С этой целого обычно используют различные приемы просят выбрать самую приятную таб­лицу, затем самую неприятную: привлека­ют внимание испытуемого к тем особенно­стям пятна, которые игнорировались им при спонтанных высказываниях, наконец. предлагают образцы возможных интерпре­таций, отличных от тех, которые дает сам пснытуемый, и т. д.

4.4. Основные приемы шифровки отвтов

Шифровкой называют обозначение и классификацию ответов с учетом пяти ос­новных категорий: локализации, детерми­нанты, содержания, популярности/ориги­нальности, качества формы.

Основная цель шифровки — установле­ние связи между ответом и элементом пятна, а также формализация ответа для по­следующих операций анализа и интерпре­тации.

Ответом считают высказывание, соот­ветствующее целой кляксе или ее частям. Различают основные ответы (спонтанные) и дополнительные (полученные во время опроса); последние подсчитываются от­дельно ив расчетных формулах учитыва­ются со специальными коэффициентами.

4.5. Основные детерминанты ответов

Детерминантами называют такие характеристики ответа, как форма, движение, цвет, оттенки. Одни из них обусловлены свойствами пятна, другие (движение) являются сугубо субъективным дополнением, проекцией испытуемого. Детерминанты, так же как и локализация, раскрывают способ «видения» человека, его избирательность в отношении тех или иных аспектов окружающей среды и собственного внутреннего мира.

4.6. Шифровка содержания ответов

Этот этап работы с экспериментальным материалом не представляет особых трудностей и заключается в отнесении ответа к одной из категорий классификации. Нет нужды перечислять их все, ниже приводятся условные обозначения для наиболее распространенных категорий:

Н — человеческие целые или почти целые фигуры,

(Н) — человеческие фигуры, которые истолковываются в рисунках, карикатурах или фантастические фигуры духов, ведьм и проч ;

Нd—детали человеческой фигуры;

(Нd) —летали человеческой фигуры, изображенной на рисунке, в скульптуре, или детали фантастических фигур;

А — целые или почти целые фигуры жи-вотных;

(А).—мифологические звери, чудовища, карикатуры, нарисованные звери;

(А) — антропоморфные животные,

Ас1—детали тела животных

(Ас1) —детали тела антропоморфного или фантастического животного

Аt—анатомические органы человека.

ААt—анатомические органы животного.

Sех — половые органы.

ОЬj — предметы.

N—пейзаж, ландшафт, реки, вид с высоты полета и т. д.

4 .7. популярности— оригинальности ответов

Эта часть анализа экспериментального материала представляет некоторые трудности ввиду отсутствия статистически зна­чимых данных для разных популяций Руководства по тесту Роршаха, как правило, содержат списки популярных ответов, полученных наиболее компетентными исследователями в области Роршах-техники. Следует обратить внимание, что не все ответы могут быть зашифрованы

Оригинальными (О) считаются ответы, встречающиеся один раз на сотню ответов Если образ неадекватен пятну, производит впечатление вычурности, его шифруют как 0. Опознание оригинальных ответов требует большого опыта самостоятельной работы с текстом, поэтому на практике можно пользоваться простым указанием на тенденцию к оригинальности (О).

Популярность (банальность) ответа трактуется как выражение нормального интеллектуального конформизма — человек видит мир, как все. Отсутствие популярных ответов может указывать на патологический негативизм, аутизм, нарушение адаптации. Не существует статистически выверенного списка популярных ответов, которые, естественно, несколько варьируют в разных популяциях. Как правило, ис­пользуются данные, полученные наиболее известными исследователями в области Роршах-техники (Бек, Клопфер). Оригинальные ответы свидетельствуют о творчес­ких способностях, однако 0 — патологи­ческий признак дезорганизации мышления, потери контакта с реальностью.

4 .8. Психологический смысл локализационных показателей

Локализация ответа (целое пятно или деталь) указывает на способ подхода к по­знанию объектов и явлений окружающей действительности, стремление охватить си­туацию во всей сложности, взаимозависи­мости ее компонентов или интерес к част­ному, специфическому, конкретному.

Хорошо артикулированные, интегриро­ванные целостные ответы в сочетании с четкой формой (WF+)—показатели высо­кого интеллекта с теоретической направ­ленностью. Напротив, синкретичные или конфабуляторные ответы (DW), не соот­ветствующие форме пятна (WF-), указы­вают на интеллектуальные нарушения, на­пример, при шизофрении или некритич­ность, «субъективизм» и чрезмерное често­любие. В норме целостные ответы состав­ляют 20—30% от общего числа ответов на все таблицы. Использование больших и обычных маленьких деталей характеризу­ет конкретную практическую ориентацию мышления (норма D — 45—55%, d — 5— 15%). Значительное преобладание малых деталей (d>l5%) может указывать на из­лишний педантизм или симптом навязчи­вости. Редкие детали (Dd), как правило, свидетельствуют о неуверенности, тревож­ности и попытках справиться с ними (в ча­стности, на таблицах IV—VI) В отсутст­вие других показателей аффективного не­благополучия (Dd) указывают на любозна­тельность, оригинальность мышления (при F+).

Толкование белого фона (S, WS, DS) интерпретируется у экстравертов как сви­детельство негативизма, стремления про­тивостоять влиянию окружения или у ин­травертов — противопоставление самому себе, неуверенность, чувство неполноцен­ности.

В норме испытуемый, как правило, на­чинает с толкования целого пятна, затем его элементов и, наконец, фона. Такая по­следовательность (W—D—d—Dd—S) ука­зывает на систематический логически упо­рядоченный подход к реальности. Вместе с тем, если она сохраняется неизменной при интерпретации всех таблиц, можно гово­рить о ригидности, стереотипности мышле­ния и адаптации в целом Последователь­ность считается упорядоченной, если она, сохраняя указанный порядок в большинст­ве таблиц, варьирует в зависимости от структуры самого пятна Хаотическая бес­порядочная последовательность, очевидно, связана с нарушениями адаптации или (редко) встречается у особо одаренных лиц «художественного» типа.

4.9. Кинестетические показатели (М. FM, m)

Психологическая интерпретация кине­стетических показателей — самая слож­ная и противоречивая часть работы с тес­том Роршаха. Считается, что этот показа­тель наиболее интимно связан с внутрен­ним миром личности, хотя существуют разные точки зрения на то, какие именно тенденции представляет М. Большинство исследователей расценивают М как проек­цию бессознательных глубинных слоев жиз­ни личности, поскольку в отличие от цве­та и формы, обусловленных объективными -качествами пятна, движение как бы при­вносится самим субъектом. Исходя из это­го, кинестезии часто связывают с творче­скими способностями, высоким интеллек­том, развитым воображением. Роршах рас­сматривал М в связи с интраверсивной на­правленностью личности, т. е. умением че­ловека «уйти в себя», творчески перерабо­тать (сублимировать) аффективные кон­фликты и тем самым добиться внутренней стабильности. Подобное толкование смыс­ла М как будто бы подтверждалось иссле­дованием определенного контингента ис­пытуемых — актеров, художников, людей умственного труда. Вместе с тем последую­щие экспериментальные проверки проде­монстрировали зависимость этого показа­теля от ряда других факторов, например, адаптированноети, степени дифференциа­ции «Я», возможности открытого отреаги-рования аффективных побуждений во внешнем поведении и т. д. Имеются также данные о связи М с особенностями межлич­ностных отношений, в частности представ­лением человека о самом себе и своем со­циальном окружении, способности к сопе­реживанию и пониманию других людей. Согласно этим данным, М является многомерной переменной, конкретное значение которой определяет контекст, т. е. уникальное для данного человека сочета­ние всех остальных показателей. Неодно­значность М отчасти вытекает из того фак­та, что эта детерминанта имплицитно со­держит две другие детерминанты — F и Н. Видимо, поэтому Клопфер считает челове­ческие кинестезии признаком осознанной, хорошо контролируемой, принимаемой субъектом внутренней жизни — собствен­ных потребностей, фантазий и самооценки. Роршах дифференцировал М также на ак­тивные (тело в экспансивном движении) и пассивные кинестезии (согнутые, наклонен­ные позы). Первые говорят об активной доброжелательно-кооперативной жизнен­ной установке, вторые указывают на пас­сивность, тенденцию к избеганию трудно­стей, вплоть до позиции «прочь от мира».

Таким образом, человеческие кинестезии указывают на:

1) интраверсивность;

2) зрелость «Я», выражающуюся в со­знательном принятии собственного внутреннего мира и хорошем контроле над эмоциями;

3) творческий интеллект (при F+);

4) аффективную стабильность и адап-тированность;

5) способность к эмпатии.

В протоколах здоровых, хорошо приспо­собленных, зрелых испытуемых должно содержаться по крайней мере ЗМ. Как указывалось выше, диагностировать М cле дует только в случае переживания движе­ния, т. е. идентификации с движущимся объектом. Роршах и некоторые современ­ные авторы рассматривают в качестве М движения, позы, мимику только человече­ских существ или антропоморфных живот­ных. Клопфер формулирует эту мысль точ­нее: символом М обозначаются движения, передающие человеческую деятельность, например разговаривающие животные, ссо­рящиеся гусеницы и т. д.

4.10. Содержание

Качественный анализ ответов сравнительно недавно привлек внимание исследо­вателей, так как считалось, что он дает ха­рактеристику скорее категориального ап­парата мышления, чем особенностей лично­сти (Рапапорт). По мнению одних авто­ров, анализ содержания предполагает сим­волическую интерпретацию ответов (Ша­фер, Лузли-Устери); Клопфер считает со­держание ответов прежде всего индикато­ром широты интересов личности, направ­ленности ее мотивов

Категория «животные» (А) наиболее распространена в ответах как здоровых, так и психически больных людей В уме­ренных количествах свидетельствует о воз­можности взаимопонимания, кооперации в области мышления; свыше 50% А указыва­ет на стереотипию, бедность интересов Считается, что образы хищных животных отражают агрессивные тенденции, домаш­них — пассивность и зависимость

Категория «люди» (Н) связана с вос­приятием себя, своего тела и своих отноше­ний с другими людьми Восприятие исклю­чительно отдельных частей тела часто ука­зывает на возможные конфликты, напри­мер, в сфере сексуальных отношений Боль­шое значение имеют поза, мимика, аффек­тивная окрашенность образа например, дерущиеся люди могут отражать враждеб­ность чувств и установок испытуемого, в то время как смеющиеся, танцующие фи­гуры, напротив, удовлетворенность и опти­

мизм. Сходство со сказочными, фантасти­ческими персонажами часто встречается при неспособности идентифицировать себя с реальными людьми, трудностях в сфере межличностных отношений. В норме про­токол содержит около 15% ответов Н Име­ются данные о проекции в содержании от­ветов Н личностно-значимых переживаний и конфликтов Например, женщина, стра­дающая от одиночества, видит фигуры мужчин и женщин, удаленных друг от друга.

Из ответов других категорий отмечают «анатомию», «географию», которые, если не являются отражением профессиональных интересов, указывают на «комплекс интел­лигентности», желание блеснуть Большое количество ответов сексуального содержа­ния, как правило, наблюдается у лиц с трудностями сексуальной адаптации, пол­ное отсутствие ответов сексуального содержания на таблицах IV, VI, VII указывает на глубокое подавление конфликта в этой сфере, которое может выдавать себя в символических образах Абстрактные интерпретации рассматриваются как проявление определенной интеллектуальной склонности, но иногда (на таблицах IX, X) — как защита от чрезмерной аффективности, ее переработка путем рационализации.

Известны попытки выявления символического характера содержания: так, «глаза» интерпретируются как подозритель­ность, слежка, «щипцы» — лишение си­лы, «открытая пасть» — пожирающая мать, «маска» — желание скрыть свое «истинное лицо» спрятаться и т. д. Лузли-Устери считает необходимым символически интерпретировать также локализацию от­вета относительно горизонтальной и вер­тикальной осей. Согласно психоанали­тическим представлениям, вертикаль сим­волизирует мужское начало, горизонталь-женское; тогда ответы, расположенные вдоль вертикальной оси, будут указывать на поиск поддержки у отца, стремление к власти; ответы вдоль горизонтальной оси символизируют поиск убежища у матери, потребность в безопасности, беззаботности. Склонность интерпретировать края пятна указывает на бегство от тревоги; предпоч­тение верхней части пятна отражает стремление к духовной власти, нижней ча­сти — тенденцию к депрессии, пассивности, подчинению.

4.11. ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ТЕСТА

Полученные тестом Роршаха данные ин­терпретируются в зависимости от теорети­ческих установок исследователя. Можно го­ворить о существовании по крайней мере двух направлений в развитии Роршах-тех­ники: первое, представленное швейцарской и французской клиническими школами (Лузли-Устери, Орр, Бом) опирается на постулаты ортодоксального психоанализа и видит в тесте средство выявления различ­ных инстинктивных влечений и их симво­лического выражения; второе направление (Клопфер, Рапапорт) своими теоретическими истоками уходит в психологию «Эго», экспериментальные исследования New Look, и в качестве основной катего­рии интерпретации рассматривает когни­тивный стиль личности. В последнем слу­чае тест выступает в качестве своеобразной «задачи», «адаптация» к которой опреде­ляется как собственно интеллектуальными возможностями испытуемого, так и имею­щимися у него средствами контроля и ре­гуляции аффективной жизни. В связи с ис­следованиями New Look процесс структу­рирования пятна стал трактоваться исходя из взаимодействия «внешних» и «внутрен­них» факторов. Согласно такому подходу, интерпретация пятна представляет собой акт «категоризации»; тот или иной ответ рассматривается как «гипотеза», детерми­нированная свойствами стимула — пятна и субъективными факторами — потребностя­ми, аффективными конфликтами, индиви­дуальным когнитивным стилем. Та­ким образом, заключают авторы, процесс структурирования неопределенного сти-мульного материала отражает формальную структуру внутреннего мира личности, при­сущий ей способ видения себя и своего со­циального окружения.

Интерпретируя результаты теста, Клопфер, в частности, выделяет три взаимосвязанных подсистемы личности, в той или иной степени раскрывающиеся в инди­видуальном способе структурирования пятна: интеллект, аффект, функции «Эго». Каждая из этих подсистем в свою очередь обладает собственной структурой. Так, ха­рактеристика познавательной деятельности включает следующие параметры: интеллек­туальный статус, способ подхода (тип восприятия), устойчивость к эмоциональным воздействиям, продуктивность, оригиналь­ность и т. д. При анализе аффективной сферы личности отмечаются эмоциональ­ный тон восприятия, способы реагирования на эмоциогенные ситуации, контроль над аффективностью, специфика самооценки (принятие или отвергание себя и собственных неосознаваемых побуждений, возможность сопереживания и понимания других людей и т. д.). Говоря о функциях «Эго», Клопфер имеет в виду прежде всего при­сущие индивиду особенности контакта с реальностью: объективность отражения, зоны конфликтов, психологические меха­низмы контроля и защиты. Подобный подход к анализу данных теста, несмотря на ряд недостатков и прежде всего — связь с психоаналитической моделью личности, позволяет выявить индивидуальные характеристики познавательной деятельности в их связи с аффективной сферой и направленностью личности.

Интерпретация теста может включать несколько этапов; ее «глубина» зависит как от задач, стоящих этап состоит в выделении ряда параметров (тип переживания, характеристика интел­лекта и т. д.), значения которых вычисля­ются по так называемым формулам. Фор­мулы имеют своим источником прежде всего клинический эмпирический опыт, а также основаны на ряде принятых автором теоретических положений. Второй этап за­ключается в соотнесении между собой от­дельных показателей теста и создании сво­его рода их «ансамблей», паттернов. Счи­тается, что изолированный показатель не может служить надежным индикатором, в то время как «ансамбль» обеспечивает достаточную обоснованность вывода. Послед­ним шагом является переход от описания тех или иных сфер личности к характерис­тике ее целостной структуры. Как считает Бом, чем выше квалификация психолога, чем в большей степени он способен к инту­итивному синтетическому мышлению, тем более «глубокой» будет и интерпретация.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Вопрос о применении проективных ме тодик в отечественной психологии остает ся остро дискуссионным. Между тем, представляются неверными любые крайно сти при решении этого чрезвычайно важ ного вопроса. Сейчас, когда психологи нуждаются в экспериментальных приемах исследования личности, тем более важно сделать объектом специального исследова ния проективные методики, своей много летней историей доказавшие пригодность к разрешению многих задач прикладной психологии.

Формальные принципы построения про ективного эксперимента, его так называе мая проективность — «глухая» инструк ция, отсутствие оценки со стороны экспе риментатора, акцент на мотивационном аспекте деятельности — широко использу ются в любом личностно ориентированном исследовании. Отметим, кстати, что на этих принципах давно уже строятся экспери менты в нашей патопсихологической прак тике. Это не исключает, а, напротив, дела ет более необходимой исследовательскую работу по обоснованию проективного ме тода с позиций советской психологии, по созданию нового «словаря» объ яснительных понятий. Нужны новые схемы анализа и интерпретации эксперименталь ных данных, отвечающие теоретическим подходам к исследованию личности, разра батываемым в марксистской психологии.

Исследования в этом направлений пред ставляются перспективными и по следую щим соображениям. Дело в том, что связь частных методик с той или иной теорией не является абсолютно жесткой и неизменной, и проективные методики, порожденные пси хоанализом, впоследствии начинают «от вязываться» от него, приобретать относи тельную автономию и включаются в иные концептуальные системы. Это дает нам право ставить вопрос о возможности соот несения проективного метода и с опреде ленными концепциями отечественной пси хологии. Продуктивность использования проективных методик в прикладных психо логических исследованиях не вызывает сомнения, но этапу широкого внедрения их в практику должен обязательно предшест вовать этап теоретической апробации.

В частности, проективный метод может быть обоснован исходя из общетеорети ческого положения о пристрастном харак тере психического отражения и отно шения человека к миру социальных явле ний. Согласно развиваемому тезису специ фика проективного метода состоит в его направленности на выявление прежде все го субъективно-конфликтных отношений и их представленности в индивидуальном сознании в виде «личностных смыслов» или «значимых переживаний». Однако, в отличие от традиционно психоаналитичес крй точки зрения, мы рассматриваем кон фликт не как следствие борьбы между раз ными инстанциями, или уровнями, «внут ри» личности, а как порождение структуры и динамики условий самой жизнедея тельности субъекта.

В предложенной парадигме можно объ яснить и многие явления, традиционно обо значаемые в зарубежной психологии тер мином «проекция». Например, известный социально-психологический феномен «коз ла отпущения» возникает из-за противоре чия между испытываемой субъектом по требности в агрессии и отсутствием подхо дящего с точки зрения общественных норм объекта ее удовлетворения. Здесь, как и в других случаях, мы имеем дело с преград ным характером обстоятельств конкретной деятельности человека и их отражением в виде личностного смысла этих обстоя тельств.

В проективном исследовании моделиру ются (конечно, в обобщенно-схематической форме) наиболее распространенные жиз ненные ситуации. Но именно потому, что они не реальность для испытуемого, он обладает как бы большей свободой поведе ния в них, чем в жизни. А это значит, что в подобных «модельных» ситуациях прояв ляются не только закрепленные привычкой стереотипы эмоционального и поведенчес кого реагирования, не только потребности и мотивы, открыто демонстрируемые каж додневно, но и оставшиеся «непроигранны ми», нереализованными субъектом. В ка честве барьеров, преград, затрудняющих их реализацию, выступают объективные или субъективные обсгоятельства деятельнос ти — жесткие и порой не поддающиеся изменению требования действительности, нравственные или правовые нормы, качест­ва собственной личности. Можно думать, что именно преграда в деятельности по­буждает субъекта к смыслообразованию— оценке жизненного значения для него преградных обстоятельств и его действий в этих обстоятельствах. Этот процесс и воссоздается в проективном исследовании, однако в воображаемых ситуациях он мо жет быть не вполне тождествен процессу смыслообразования в реальной жизнедея тельности. Так, далеко не всегда он вы ступает в форме сознательной рефлексии личностного смысла тех или иных преград ных обстоятельств, но может проявляться и более непосредственно — в форме пере живания потребности, стремления, чувст ва радости или обиды. Нередко, правда, деятельность по поиску смысла заменяется деятельностью по его маскировке, и в этом случае мы будем иметь дело с процессом смыслообразования, но осуществляющимся в искаженной форме.

Не вызы вает сомнения лишь необходимость иссле дований в этом направлении, без которых внедрение проективных методик в диагностическую практику неизбежно будет порождать методологический эклектизм.


Список литературы

1. Соколова Е.Т. Проективные митоды исследования личности. М.,Изд-во Моск.ун-та, 1980. 176с.

2. Анастази А. Психологическое тестирование : Книга 2; Пер.с англ./Под ред. К.М. Гуревича, В.И.Лубовского.-М.:Педагогика, 1982,-336с., ил.

3. Готфруа Ж. Что такое психология. В 2-х томах: Пер. с франц. –М. 1992г.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий