регистрация / вход

Секретный мир подростка

Московский городской психолого-педагогический университет. Факультет «Психология образования». Реферат по возрастной психологии. Секретный мир подростка.

Московский городской психолого-педагогический

университет.

Факультет «Психология образования».

Реферат по возрастной психологии.

Секретный мир подростка.

Преподаватель

Корепанова И.А.

Содержание:

1. Введение……………………………………………..3стр.

2. Хронологические рамки подросткового возраста. Их зависимость от социокультурных условий………………………………………………5стр.

3. Теории психического развития в подростковом возрасте………………………………………………8стр.

4. Секретный мир подростка:

4.1. Обряды инициации………………………………..12стр.

4.2. Особенности поведения подростков:

А. Специфицески-подростковые поведенческие реакции…………………………………………………16стр.

Б. Гендерное поведение………………………………18стр.

В. Суицидальное поведение………………………….19стр.

Г. Наркотизм…………………………………………..19стр.

4.3. Сленг…………………………………………………..21стр.

4.4. Ритуалы подростковой субкультуры…………………………………………23стр.

4.5. Дневник………………………………………….…..25стр.

5. Заключение……………………………………………27стр.

6. Список литературы…………………………………...28стр.

1. Введение.

Во мне бушуют бури

И вихри, и метель.

Во мне покой нарушен,

Когда иду в постель.

И чувствую волненье,

Когда гулять иду.

Такого настроенья

Я не переживу!

Александра К., 15 лет

Подростковый период – это этап онтогенеза, находящийся между детством и взрослостью. Этот период называют и самым трудным из возрастов человека, и вторым рождением, и сравнивают с новым кораблем, выпущенным в открытый океан без штурвала, рулевого и балласта.

Сегодня в психологии существует множество фундаментальных исследований, гипотез и теорий подросткового возраста.Учеными уже выяснено, чтопсихологическое состояния этого периода связано с двумя «переломными» моментами: психофизиологическим – половым созреванием, и всё, что с ним связано, и социальным – конец детства, вступление в мир взрослых.

В XX в. подростковый период изучили с разных сторон, с точки зрения разных отраслей науки и разных теоретических концепций. И можно было бы предположить, что ничего секретного в мире подростка не осталось.

Но секретность этого мира в том, что в этот период человек открывает для себя свой внутренний мир, строятся его мировоззренческие взгляды.Подросток идёт к познанию действительности во многом «от себя», через свои переживания. И эти переживания кажутся ему уникальными, неповторимыми. Секретность – это ментальное ощущение ребенком того, что только у него происходит такое внутри. И подросток начинает тщательно охранять свой внутренний мир от посягательств других (особенно взрослых). Лишь такие же, как он (подростки) способны понять его переживания.

Подростки образуют особую субкультуру со своими нормами, установками, специфическими формами поведения, одеждой, языком, символическими атрибутами и ритуалами.

В этом реферате я постаралась осветить некоторые из сторон секретного мира подростка, которые мне показались наиболее важными, и которые оказались более исследованными.

Хронологические рамки подросткового возраста. Их зависимость от социокультурных условий.

В психологии до настоящего времени ведутся дискуссии о хронологических рамках подросткового периода. Существует множество точек зрения, я приведу некоторые из них.

Л.С. Выготский выделяет пубертатный возраст 14-18 лет и два кризиса: кризис 13 и 17 лет. По Э. Эриксону подростковый возраст приходится на стадию идентичности (диффузии идентичности), которую человек проходит с 15 до 20 лет. Л.Ф. Обухова говорит, что по современным данным подростковый период охватывает почти десятилетие – от 11 до 20.

А.М. Прихожан указывает, что это период длится с 10-11 до 16-17 лет, совпадая в современной российской школе со временем обучения детей в V-XI классах.

Интересна точка зрения М.Кле: «Достижение пубертата знаменует вступление в отрочество, универсальная точка отсчета которого определяется биологическим созреванием…» Однако использование биологических критериев провоцирует ряд затруднений:

1) хронологический возраст является не очень точным индикатором биологического возраста;

2) для девочки появление первых менструаций является показателем биологического созревания, а вот мужскую половую зрелость определить сложнее.

Основная же проблема состоит, по мнению М.Кле, в определении конца подросткового периода: «Отрочество заканчивается с вхождением человека в мир взрослых, однако, по крайней мере, в нашем обществе, достижение взрослого статуса не имеет точных, общепринятых критериев». Хоррокс утверждает, что конец подросткового возраста наступает тогда, когда «индивид достигает социальной и эмоциональной зрелости и получает опыт, способность и желание принять на себя роль взрослого, выражающуюся в широком веере поступков – так, как она задана той культурой, в которой живет».

Подростковый период – это период развития между детством и взрослостью, который имеет биологическое начало и определяемый культурой конец.

Можно заключить, что хронологические рамки для этого периода имеют условный, ориентировочный характер. Они необходимы для отделения нормы от патологии (важно с медицинской точки зрение – запаздывание биологического начала, а с психологической - большая отсрочка конца подросткового периода), являются очень размытыми и сильно варьируются в зависимости от культурного контекста.

Здесь стоит упомянуть о том, что согласно исследованиям Ф.Ариеса, в доиндустриальной Европе отсутствовало различие детства и отрочества. В XVIII в. не существовало никакого понятия для обозначения возрастной категории, которую сейчас называют подростками. Этап детства заканчивался вместе с половым созреванием, после которого большинство молодых людей сразу вступали во взрослый мир. Ариес считает «датой рождения» отрочества период 1900-х годов. С этого момента отрочество распространилось, растянулось во времени, оттесняя детство и зрелость. Глубокие социально-экономические преобразования, связанные с развитием капиталистической формацией, одним из последствий имели изменения в периодах онтогенеза. Ариес полагает, что на это изменение повлияли следующие социальные явления: создание массовых школ, рост числа средних и высших учебных заведений, и обязательная воинская обязанность. Таким образом, выделение подросткового возраста как промежуточного периода жизни человека от полового созревания до той поры, которая социально характеризуется как взрослость – продукт нового времени. Вследствие акселерации половое созревание происходит в современных условиях несколькими годами раньше, чем в прошлом, в то время как психологическое и социальное взросление отсрочилось, увеличив промежуточный период между детством и взрослостью.

О зависимости продолжительности и характера протекания подросткового периода от социокультурных условий были показаны американскими антропологами М.Мид и Р.Бенедикт. Так изучая на Самоа жизнь и различные аспекты развития девочки подростка, Мид говорит о том, что между девушкой, два года назад достигшей половой зрелости, и девушкой, которой это предстоит через два года, нет иных различий за исключением физического развития. Подростковый возраст на Самоа период счастливой беззаботности, он не описывается самоанскими девушками как сложный, полный тревог и стрессов. Причиной столь резких отличий Мид видит в разной социокультурной среде, окружающей девушку-подростка на Самоа и в Америке.

Следующее исследование Мид на Новой Гвинее, посвящено племени ману, где всё существование регулировалось сложной системой принудительных запретов и табу (в отличие от Самоа, где очень мало табу). Но и там подростковый возраст счастливое время и для мальчиков, и для девочек перед тяжелым периодом начала супружеской жизни.

Главный фактор, делающий период полового созревания столь легким в примитивных племенах по сравнению с его тяжестью в цивилизованных странах, это малое количество возможных выборов, дозволенных каждому человеку. «Наши дети сталкиваются с полудюжиной противоречащих друг другу моральных стандартов: здесь и разные половые морали для мужчин и женщин, и требование единых норм в этом вопросе; одни группы признают полную свободу половых отношений, другие – абсолютную моногамию. Пробный брак, брак-товарищество, брак-сделка – это возможные решения выхода из семейного тупика… Наши молодые люди видят перед собой целый ряд различных групп, верящих в разные вещи и пропагандирующих различные способы поведения. К каждой из этих групп могут принадлежать их близкие друзья и родственники… Противоречия норм в современном обществе так бросаются в глаза… И эти противоречия так стары, так глубоко вошли в самую плоть тех полурешений или компромиссов, которые мы называем христианством, демократией, гуманизмом, что они запутают самый сильный, самый живой, самый аналитический ум». А что уж говорить о подростке.

Антрополог Бенедикт, сравнивая воспитание детей в разных обществах, пришла к выводу, что во многих культурах нет подчеркивания контраста между взрослым и ребенком, который существует в американской системе воспитания. В этих культурах дети с малого возраста включены в труд взрослых, имеют обязанности, несут ответственность. С возрастом то и другое увеличивается, но постепенно. В отношениях взрослого и ребенка существует взаимосвязь. Поведение не поляризуется: одно для ребенка, другое для взрослого. Это позволяет ребенку с детства приобретать умение и представления, которые будут ему необходимы в будущем. В таких условиях переход от детства к взрослости протекает плавно, ребенок постепенно учится способам взрослого поведения и оказывается подготовленным к выполнению требований статусов взрослого. Иначе протекает переход от детства к взрослости в условиях, когда важные требования к детям и взрослым не совпадают, являются противоположными (как, например, в обществах с высоким промышленным развитием). В результате этого складывается неблагополучная ситуация: в детстве ребенок усваивает то, что ему не пригодится как взрослому, и не учится необходимому для будущего. Поэтому, он оказывается не подготовленным к нему при достижении “формальной” зрелости. В этих условиях возникают разные сложности в развитии и воспитании подростка.

Итак, можно сделать вывод о том, что особенности подросткового периода, так же как его продолжительность, детерминируются социальными институтами, с помощью которых общество обеспечивает переход от детского состояния к взрослому.

Теории психического развития в подростковом возрасте.

Первый, кто обратил внимание на новое социальное явление – подростковый период развития, был Я.А. Коменский. Исходя из природы человека, он делит жизнь подрастающего поколения на четыре возрастных периода по шесть лет каждый. Границы отрочества он определяет в 6–12 лет. В основу этого деления он кладет возрастные особенности; отрочество, в частности, характеризуется развитием памяти и воображения с их исполнительными органами - языком и рукой.

Следующий, кто обратил внимание на подростковый период развития, был Ж.Ж. Руссо. В своем романе “Эмиль” он отметил то психологическое значение, которое этот период имеет в жизни человека. Руссо, охарактеризовав подростковый возраст как “второе рождение”, когда человек “рождается в жизнь” сам, выделил особенность данного периода – рост самосознания. Но научную разработку идеи подросткового периода получили в фундаментальной работе С. Холла “Взросление: его психология, а также связь с физиологией, антропологией, социологией, сексом, преступностью, религией и образованием”, вышедшей в 1904 году. Холла справедливо называют “отцом “ психологией переходного возраста, так как он не только предложил концепцию, объясняющую данное явление, но и на долго определил круг тех проблем, которое традиционно стали связывать с подростковым периодом. В духе философии немецкого романтизма содержание подросткового периода обозначается Холлом как кризисом сознания (период “Бури и натиска”), преодолев который человек приобретает “ чувство индивидуальности”. Холл строит свою модель социогиноза, в которой подростковая стадия трактуется как соответствующая эпохи романтизма в истории человечества, то есть промежуточной между детским и взрослым состоянием.

Теоретические модели подросткового возраста представлены во всех ведущих направлениях западной психологии. И хотя теории З. Фрейда и А. Фрейд (психоанализ), К. Левина (гештальтпсихология) и Р. Бенедикт (бихевиоризм) сильно разнятся между собой, но их объединяет то, что все эти теории исходят их общей модели онтогенетического развития – эволюционного.

Именно здесь, в единственном пункте сходятся содержательно различные западные теории подросткового периода: в понимании процесса психического развития как приспособительного по существу, поскольку эволюционной моделью навязывалось рассмотрение развития как обусловленного необходимостью приспособления организма к среде (к обществу). Однако, факторы “социальной среды ” бихевиоризм, гештальтпсихологии, психоанализ и другие западные теории трактуют не одинаково.

Особое место в изучении подросткового возраста занимает теория Э. Шпрангера, считавшего, что внутренний мир индивидуума принципиально не сводим к каким-то ни было природным или социальным детерминантам. Подростковая фаза, ограничиваемая им 14-17 годами характеризуется кризисом, связанным со стремлением к освобождению от детской зависимостью. В качестве главных новообразований данного возраста выступают открытие “Я”, возникновение рефлексии, осознания своей индивидуальности.

Теоретические положения Шпрангера были конкретизированы Ш. Бюллер. По ее мнению подростковый этап – это негативная фаза юношеского периода, характерные черты которого: тревожность, раздражительность, агрессивность, бесцельный бунт, стремление к самостоятельности, неподкрепляемой соответствующими физическими и психическими возможностями.

Психоаналитической традиции факторы социальной среды сводятся к внутренне-семейным отношениям. Это направление, у истоков которого стоял З. Фрейд, объявляет энергию либидо, сексуальную первооснову всех потребностей, двигателем и причиной всех изменений, сопровождающих развитие. Изменение сексуальности в подростковый период психоаналитики связывают, прежде всего, с изменением объекта: от членов семьи - к несемейным отношениям.

Эволюционная концепция описывала социальные моменты как условия среды. Но среда включает и биологические условия, также влияющие на ход развития. Отсюда сакраментальный вопрос: а что влияет больше – и последующие попытки теорий подросткового возраста избавиться от дуализма.

Одну из таких попыток предпринял Г.С. Салливен, считая движущие начала не биологическим потребностям, а социальным. Салливен строит свою теорию возрастного развития по аналогии с фрейдистской, но источником развития в его теории выступает потребность в межличностных отношениях. Развитие сводится к процессу естественного развертывания данной потребности, и сменой шести возрастных стадий объясняется спонтанным вызреванием новых типов потребностей в общении; в подростковом периоде – гетерофилическая стадия – потребность интимного общения с лицом противоположного пола (не половое влечение). Таким образом, благодаря теории Саллевена психология подростка обогатилась такой важной проблемой как генезис общения.

Интеллектуальный аспект развития подростка стал предметом исследования Ж.И. Пиаже и его последователей, которые выделяют здесь созревание способности к формальным операциям без опоры на конкретные свойства объектов, развитие гипотетико-дедуктивной формой суждения, проявляющейся в склонности подростков к теоретизированию.

Помимо теоретических задач вставших перед психологией подросткового возраста на новом этапе ее развития в 30-40 годы нашего столетия актуализировались задачи изучения подростка эмпирическим путем (наблюдение, эксперимент).

В 50-ых годах А. Гезелл предпринял попытку упорядочить накопленный эмпирический материал в своей операционнальной концепции развития, который показателем развития служило “степень взрослости ”. С помощью изменения “степени взрослости” он пытался преодолеть дуализм организма и среды, наследственности и опыта, структуры и функции, души и тела. Исследования проводились в основанном в 1950 году Гезеллом Институте детского развития, однако их теоретическая база оказалась явно не достаточной.

Разработкой понятия “задачи развития ” занимался Р. Хавигурст: 1) достижение зрелых отношений с лицами противоположного пола;

2) достижение социально приемлемой взрослой сексуальной роли;

3) приспособление к изменениям своего физического состояния, приятие и эффективное использование своего тела;

4) достижение экономической независимости;

5) выбор профессии и подготовка к профессиональной деятельности;

6) подготовка к браку и семейной жизни;

7) развитие интеллектуальных способностей и идеологических концептов, необходимых для компетентного участия социальной жизни;

8) достижения социально ответственного поведения;

9) выработка комплекса ценностей, в соответствии с которыми стоится поведение.

Примером теории построенной на этом понятии может служить теория Л.Айзенберга, который осуществляет попытку проследить функциональные связи между стадиями индивидуального развития. Айзенберг считает, что оптимальное развитие в подростковом периоде зависит от успешного разрешения задач развития в младенчестве и детстве. Он объясняет подростковый кризис тем, что в короткий период времени происходит слишком много глубоких изменений. Адаптация к этим изменениям и составляет задачи развития подростка.

Э.Эриксон выделяет в жизни человека восемь стадий, подчеркивая, что каждая стадия связана со всеми остальными. Подростковый возраст приходится на пятую стадию жизненного цикла - развитие эго-идентичности или диффузии идентичности. Эта стадия в развитии личности характеризуется самым глубоким жизненным кризисом. Детство подходит к концу. Завершение этого большого этапа жизненного пути характеризуется формированием первой цельной формы эго-идентичности. Три линии развития приводят к этому кризису: это бурный физический рост и половое созревание («физиологическая революция»); озабоченность тем, «как я выгляжу в глазах других», «что я собой представляю»; необходимость найти свое профессиональное призвание.

В подростковом кризисе идентичности заново встают все пройденные критические моменты развития. Подросток теперь должен решить все старые задачи сознательно и с внутренней убежденностью, что именно такой выбор значим для него и для общества. Тогда социальное доверие к миру, самостоятельность, инициативность, освоенные умения создадут новую целостность личности.

В ряде эмпирических исследований 60-80 годов сделаны попытки охарактеризовать подростковый возраст как относительное благополучный, как период “бескризисного развития” (Ф. Элкин и У. Уистли, Э. Доуан и Дж. Адельсон, Д. и Дж. Офферов и ряд других). В целом в современных теориях подросткового возраста в отличие от теорий первого круга возрастные кризисы рассматриваются как нормальное явление, а отсутствие таковых – признак неблагополучного развития.

Подростковый возраст необходимо рассматривать не как отдельно взятый этап, а в динамике развития, поскольку без знания закономерностей развития ребенка в онтогенезе, противоречий, составляющих силу этого развития, невозможно выявить психические особенности подростка. В основе такого исследования лежит деятельностный подход, рассматривающий развитие личности, как процесс движущей силой которого является, во-первых, разрешение внутренних противоречий, во-вторых, смена типов деятельности, обусловливающее перестройку сложившихся потребностей и зарождения новых. В процессе изучения отечественные психологи (Л.С. Выгодский, А.Н. Леонтьев, Д.Б. Эльконин и др.) выяснили, что ведущий для подросткового возраста деятельностью является усвоение норм взаимоотношений, которые получает наиболее полное выражение в общественно полезной деятельности.

Таким образом, изучение подросткового периода – очень сложный, долгий и многоплановый процесс, который не завершен и по сей день. До сих пор нет однозначного понимания всех его особенностей, не прекращаются споры между психологами.

4.Секретный мир подростка:

4.1. Обряды инициации.

Одной из составляющих секретного мира подростка является инициация: ритуал, с помощью которого ребенок переходит и (или) готовится к своему новому статусу.

Обряды инициации существуют в большинстве примитивных культур. Такие обряды могут быть кратковременны или же длиться годами, могут протекать как простые церемонии или сложные представления, требующие специальных сооружений и длительной подготовки. Они могут быть радостным праздником или впечатляющей церемонией с преодолением опасностей, физическими лишениями и ритуальной хирургией – полированием зубов, надрезами на коже, обрезанием. Психологи пытаются расшифровать символику инициаций, стараясь обнаружить за символикой тот личностный смысл, который имеет для индивидуума достижение взрослого статуса.

В начале века Ван Геннеп предложил общий теоретический подход к изучению социально функции обрядов инициации. Роль этих обрядов Ван Геннеп видит в указании смены одного социального состояния другим. Их функция – обеспечение переходов от подросткового статуса к социально признанному взрослому статусу.

Этот переход включает три последовательных этапа:

1. ритуал отлучения от прежнего статуса, обуславливающий разграничение ролей и разрыв с прежней группой.

2. переходный период (период досуга), который готовит участников к новому статусу.

3. ритуал приема нового члена в общество взрослых, роль которого состоит в публичном признании участника инициации отныне полноценным взрослым.

Во всех церемониях обряды инициации имеют ярко выраженный гендерный характер. Это видно на примере генитальных операций или празднования первых менструаций. М.Кле утверждает, что обряды инициаций служат принятию существующих в данной культуре гендерных ролей и закреплению половой идентичности. Они так же приобщают человека к обычаям социальной и культурной жизни, что дает значительное психологическое преимущество подростку и гарантирует ему признание со стороны окружающих.

М.Кле считает, что «в нашем обществе переход к взрослости не институализирован, и программа, регулирующая его более туманна и сложна, так как диктуется правилами профессионального образования и специализации…

Вместо волнующего обычая цивилизованное общество создало систему, в которой поколения разделены в своей социальной деятельности и досуге». Оно «породило такой способ разделения труда, который определяет маргинальный статус подростков и стариков – тех, кто ещё не может продуктивно работать, и тех, кто уже не способен к этому» (М.Кле, 1991).

Но, как мне кажется, к социальной инициации в нашей стране можно отнести выдачу паспорта (для мальчиков – постановку на учет в военкомате); наступление уголовной ответственности, продажа сигарет и алкогольных напитков с определенного возраста; разрешение заключать браки без согласия родителей, возможность официально работать и участвовать в выборах. Всё это подтверждает новый статус подростка в обществе. А самым значимым ритуалом для самих подростков, скорее всего, является выпускной бал по окончанию школы.

Кроме вышеперечисленных у подростков есть ряд своих неинституциализированных инициаций. Вот только несколько из них, найденных в работе С.Б.Борисова «Морфология и генезис девичьей составляющей современной неофициальной детско-подростковой культуры»:

1. Первый поцелуй. Автор говорит о том, что поцелуй в системе мировосприятия девушки является символом статусного изменения. Очень интересны приводимые автором воспоминания подростков: «… Поцелуй являлся как бы границей между детством, в котором практически все разрешали родители»; «Первый поцелуй… Это символ приобщения к взрослой жизни. Обычно, говоря о поцелуе,… не говорят о поцелуе как о физиологическом акте, а о поцелуе как вступлении во взрослую жизнь…»; «… Я поцеловалась… у меня… повысился мой внутренний статус. Я как-то стала уверенней, считала себя совсем уже взрослой»; «… дикая гордость: я целовалась!… в этом нет ничего интересного… а только появившаяся причастность к взрослому миру».

2. Менархе. Появление менархе означает для девушки расставание с детством и переход в состояние «взрослой девушки». Психологически этот переход одними девушками переживается ностальгически: «На душе как-то было грустно, потому что знала, что расстаешься с детством, становишься девушкой»; «… Когда первый раз пришла менструация, это было ударом для меня. Я поняла, что стала взрослой. Я пережила это большое горе, и все стало на свои места». А другими радостно:«Я была довольной. Я стала носить имя «Девушка». В меня по полному праву можно уже
влюбляться. Я думала, и почему это не делает ни один мальчик»; «… Я помню, как еду в автобусе и думаю: «Вот стоит женщина, и она не знает, что со мной творится… Я стала взрослой. Она не видит этого».
Таким образом, менархе воспринимается девочками как символ приобщения к взрослой жизни и, в зависимости от того, какие представления они имеют об этой жизни, разрыв с детством и вступление в ряды «взрослых девушек» окрашено либо грустными, либо радостными тонами.

3. Надевание бюстгальтера. Возможность надеть бюстгальтер – это возможность идентифицировать себя с определенным социально-возрастным слоем («взрослые девушки»). Точно таким же образом девушки делятся на 2 группы по отношению к этой возможности. «Если девочка семиотически маркирует себя как ребенка, то рост груди и совет надеть бюстгальтер выступает для нее как посягательство на ее асексуальную, дорепродуктивную «природу». Если же, напротив, девочка психокультурно ощущает себя готовой к роли эротически состоятельного субъекта, то «высокая» грудь и возможность носить бюстгальтер становятся для девочки желанными, и она ощущает сильнейший дискомфорт, если это желание не может быть реализовано немедленно». Вот один яркий пример, из приведенных С.Б.Борисовым, девушки второй группы: «Иногда дома я надевала подаренный мне ношеный бюстгальтер маленького размера, накладывала туда ваты и смотрела в зеркало. Вид мне нравился, но смотреть на эти искусственные груди свои я долго не могла… Как только у
меня появилась возможность носить бюстгальтер, я сразу воспользовалась этой возможностью. Я была горда собой: вот и я теперь взрослая, почти как женщина».

4. Посещение гинекологического кабинета. Чаще всего первое посещение девушкой гинеколога бывает организованно школой в старших классах, как часть обязательного медосмотра. Оно воспринимается девочками-подростками как акт инициации, обряд вступления в мир «женской взрослости». В этом случае само ожидание визита перед дверью служит предметом гордости: «Первый раз я встретилась с гинекологом, когда мне было 15 лет. Нас всем классом заставили пройти медосмотр, «поступая» в подростковый кабинет «взрослой» поликлиники. О, это было ужасно страшно, но интересно, и, даже немного хотелось через это пройти, ведь это будет лишний раз доказывать твою взрослость»; «Однажды мы всем классом пошли в больницу на медосмотр, нам надо было идти в кабинет гинеколога, все девочки стояли возле этого кабинета и еще гордились этим перед нашими парнями. А они ходили и смеялись над нами. А мы стояли такие гордые, показывая всем видом, какие мы большие».

5. Дефлорация. С.Б.Борисов говорит о том, что не располагает достаточным количеством информации по данной теме. Но со всей уверенностью можно предположить, что акт дефлорации так же является для девушки ритуалом инициации, приобщением к миру взрослых.

Здесь были рассмотрены социальные инициации только девушек, но, конечно, подобные ритуалы есть и у юношей. Это одна из частей секретного подросткового мира, вследствие чего она труднодоступна для исследований. А результатом этого является почти малое количество работ, посвященных данной тематике.

4.2.Особенности поведения подростков:

А. Специфицески-подростковые поведенческие реакции.

Подростковому периоду свойственны определенные поведенческие модели и психологические особенности, а так же реакции на воздействия окружающей социальной среды, Их описала Личко А.Е. в книге «Психопатии и акцентуации характера у подростков».

Реакция эмансипации .

Эта реакция проявляется стремлением высвободиться из-под опеки, контроля, покровительства старших- родных, учителей, воспитателей, наставников, старшего поколения вообще. Реакция может распространяться на установленные старшими порядки, правила, законы, стандарты их поведения и духовные ценности. Потребность высвободиться связана с борьбой за самостоятельность, за самоутверждение как личности.

Реакция группирования со сверстниками.

Подросткам свойственно группирование со сверстниками.

Существует два типа подростковых групп (по Личко А.Е., 1983.):

1. Имеют жесткую иерархическую структуру (постоянный лидер, «анти-лидер», «адъютант лидера» и так далее вниз по социальной лестнице, которую замыкает «шестерка») и стабильный состав, чаще всего охраняют свою территорию, обычно состоят из подростков мужского пола.

2. Наблюдается нечеткое распределение ролей, нестабильный состав, отсутствие постоянного лидера и территории.

Безусловно, есть и промежуточные, и иные типы подростковых групп, но они либо ещё не исследованы, либо информация о подобных исследованиях не была мной найдена.

Общение со сверстниками определено как ведущая деятельность данного возрастного периода отечественными психологами. Вследствие чего создание групп является проявлением потребности общения с себе подобными.

Реакция увлечения – хобби-реакция.

Увлечения у подростков составляют категорию психических феноменов, структурных компонентов личности, располагаясь где-то между инстинктами и влечениями, с одной стороны, и наклонностями и интересами – с другой. В отличие от влечений, хобби не имеют непосредственной связи с инстинктами, со сферой безусловных рефлексов. В отличие же от интересов и наклонностей, увлечения всегда более эмоционально окрашены, хотя и не составляют главную трудовую направленность личности, не являются профессиональной деятельностью.

Личко А.Е. выделяет следующие типы увлечений:

1. Интеллектуально-эстетические увлечения . Они характеризуются глубоким интересом к любому делу (музыке, древней истории, радиотехнике и т.д.). Поглощенные увлекательным для них делом, подростки иногда запускают учебу и другие дела.

2. Телесно - мануальные увлечения. Эти типы увлечений разнообразны по виду деятельности (карате, умение водить машину, вышивать или плавать), но за ними стоит желание развиться в определенном физическом плане, овладеть какими-то умениями. Важен, прежде всего, результат, а не процесс как в предыдущем типе.

3. Накопительские увлечения. Это коллекционирование во всех его видах. В основе увлечения лежит склонность к накоплению материальных благ.

4. Лидерские увлечения. Внешне этот тип увлечения может быть сходным со вторым, но целью подростка будет не овладеть навыками, а заполучить власть над какой-либо группой сверстников. Такие возможности дают различные кружки, спортивные секции, общественная деятельность в школе, неформальные объединения молодежи, а так же молодежные отделения при политических партиях.

5. Эгоцентрические увлечения . В этом типе подростку опять неважно, каким будет его род занятий, самое главное это оказаться в центре внимания большого количества людей, сосредоточить на себе всеобщее внимание. Самый постой способ добиться этого – экстравагантно одеваться. Сложнее участвовать в школьном театре, музыкальной группе, модных реалити-шоу на ТВ и т.д.

6. Азартные увлечения. Это могут быть картёжные игры, ставки на хоккейных и футбольных матчах, различного рода пари на деньги, игральные автоматы, увлечение лотереями и т.п.

7. Информативно – коммуникативные увлечения. Они проявляют в постоянном стремлении к новой информации разного плана, но не требующей критической интеллектуальной переработки. Как пример это многочасовое смотрение телевизора, болтовня не о чем с приятелями, чтение «бульварных» романов и т.д.Контакт и знакомства предпочитаются такие же легкие, как и сама поглощаемая информация. Все усваивается на чрезвычайно поверхностном уровне и главным образом для того, чтобы тут же передать другим. Полученные сведения легко забываются, в их подлинный смысл обычно не вникают и каких-либо выводов из них не делается. Обычно, если сам подросток заявляет, что у него никаких увлечений нет, речь идет на самом деле о подробном информативно-коммуникативном хобби.

Б. Гендерное поведение.

Интерес к вопросам пола возникает у детей задолго до начала подросткового возраста и является выражением обычной любознательности. В переходном возрасте этот интерес становится напряженным и личным. Это обусловлено как психофизиологическими процессами, так и тем как подросток воспринимает пубертатные события. Переживание и оценка происходящих изменений зависит от социальных условий развития, включая половое просвещение, и от индивидуальных особенностей.

И.С.Кон выделяет некоторые особенности гендерного поведения подростков:

1. Разделение любви и секса. Юношеская мечта любви и образ идеальной возлюбленной часто лишены сексуального содержания, а образ, на который проецируются эротические фантазии, нередко представляет собой только сексуальный объект, лишенный других характеристик. Иногда этот эротический образ может быть общим для группы подростков (в 13-14 лет). Способом «заземлить» волнующие их эротические переживания (к которым они психологически и культурно часто не подготовлены) являются грязные разговоры, сальные анекдоты и порнография. А обсуждение со сверстниками позволяет снять напряжение и отчасти разрядить его смехом.

2. Экспериментальный характер подростковой сексуальности. Открывая свои сексуальные способности, подросток пробует исследовать их с разных сторон. Поэтому в этом возрасте наблюдается большое число случаев отклоняющегося поведения, которое в большинстве случаев является естественным экспериментированием.

3. Массовая мастурбация. Подростковая мастурбация служит средством разрядки полового напряжения, вызываемого физиологическими причинами. Так же она стимулируется психическими факторами: примером сверстников, желанием познать себя, проверить свои возможности, получить удовольствие. А.М. Свядощ говорит, что «умеренная мастурбация обычно носит характер саморегуляции половой функции… является безвредной». Кон же говорит о нескольких побочных эффектах мастурбации. Во-первых, оргазм в этом случае лишен коммуникативного начала, которое составляет важную сторону взрослой сексуальности. Во-вторых, чувство вины у подростка, вызванное глубоко сидящими в сознании представлениями о порочности и опасности мастурбации. И последнее, фантастические образы могут создать нереалистичный эталон, по сравнению с которым реальный опыт может разочаровать подростка.

4. Гендерные взаимоотношения, как знаки повзрослениия. Для подростков собственные переживания, воспринимаемые в свете стереотипной гендерной роли, иногда важнее, чем объект привязанности. Этим и объясняется значимость мнения сверстников собственного пола, подражательность, хвастовство. Кон приводит пример «эпидемии влюбленности»: стоит в классе появиться одной паре, как влюбляются все. Интимная близость так же может являться средством самоутверждения.

4. Распространенность гомоэротических чувств. Подросток нуждается в сильных эмоциональных привязанностях. Но психологическая близость к лицам противоположенного пола затруднена собственной незрелостью и многочисленными социальными ограничениями. Так же в подростковых эротических контактах большую роль играют ситуативные факторы. А к причинам, названным Коном в 1989 году, сегодня стоит добавить распространяющуюся массовой культурой моду на гомосексуальность. Гомоэротические чувства в подростковом возрасте чаще всего эпизодически и к концу пубертатного периода прекращаются (в 15-16 лет).

В. Суицидальное поведение.

С 60-х годов XX века суицидальное поведение подростков стало актуальной проблемой. В детском возрасте сознательных самоубийств практически не бывает, а с 12-13 лет начинается суицидальная активность, достигающая своего апогея к 15-18 годам. У подростков чаще, чем среди взрослых, наблюдается так называемый «эффект Вертера» - самоубийство под влиянием чьего-либо примера. А превышение количества попыток количества осуществленных более чем в 50 раз, позволяет сделать вывод о том, что многие из них носят демонстративный характер. Покушения на самоубийство в подростковом возрасте часто не желание умереть, а крик о помощи. Подростки говорят о своих желаниях, 80% суицидальных попыток совершается дома, иногда они адресованы кому-то конкретному, а порой можно говорить о суицидальном шантаже.

Г. Наркотизм.

Употребление алкоголя и других психотропных веществ у подростков достаточно распространено. Это обусловлено многими причинами, но в данном случае будут рассмотрены лишь те, которые обусловлены особенностями этого возрастного периода.

Прежде всего, это возможность почувствовать себя взрослым. Особенно это касается легализованных наркотиков, алкоголя и никотина. Часто подобные инициации происходят намного раньше установленного взрослыми возраста. Так по данным исследования проведенного в 2002 году в Волгоградской области в восьмых и девятых классах лишь 5% подростков никогда не пробовали алкогольные напитки, 50% часто употребляют слабоалкогольные напитки, а 27% часто употребляют крепкие спиртные напитки.

Второй причиной подросткового наркотизма является стремление к экспериментированию, поиску новых, необычных ощущений и переживаний. Этот мотив является ведущим при употреблении не легализованных наркотиков. Им очарования в глазах подростка придает запретность.

Влияние группы можно назвать третьей причиной. Стремление походить на своих сверстников и чувство групповой солидарности приводят подростков к употреблению наркотиков. У них отмечается феномен групповой психологической зависимости, когда тяга к спиртному возникает исключительно в своей компании.

В научной литературе давно обсуждается вопрос злокачественности подросткового алкоголизма. Однозначного ответа нет, в последнее десятилетие предполагается, что злокачественное течение отмечается только у подростков с преморбидной отягощенностью.

Что касается других психотропных веществ, то в зависимости от частоты потребления и класса вещества, можно говорить о последствиях этого опыта для подростка. Помимо вреда для здоровья, последствием может стать вовлечение подростка в криминальную субкультуру.

4.3. Сленг.

«Язык осваивает реальность. Искажает, отражает, топит, возносит ее - и даже. И даже проецирует ирреальность на самое себя. Но не всякую - а только чаемую. Только ту, вокруг которой возможен хоровод мифов. Тонкие взаимоотношения языка с мышлением позволяют изобразить язык кентавром: лошажья его часть здесь, по ею сторону, а вот человечья - точно где-то там, чрезвычайно там…» (Андрей О. Мадисон из «Дословного предвербия».)

Подростковая субкультура, как и любая другая субкультура, имеет свой язык. Лексика сленга ограничена интересами подростков, то есть учебой в школе (институте), модной одеждой, музыкой, общением с друзьями, проведением свободного времени и так далее. Сленг легко заимствует слова из жаргона компьютерщиков (зависнуть, винды, комп, клава), из воровского арго (забить стрелку, круто, беспредел, шмонать), сленга наркоманов (кайф, бадяжить), сленга хиппи (ништяк, маза). В нем иногда переосмысляются обычные русские слова (обломать, достать, грузить). Появляются в подростковом жаргоне и собственные словечки, например, децл. Очень много слов было заимствовано из английского языка: аск, бакс, блэк, типл и многие другие. Новые заимствования из других языков крайне немногочисленны.

1-я группа. Прямые заимствования. Слово встречается в русском сленге приблизительно в том же виде и в том же значении, что и в языке-оригинале. Это такие слова, как мэн – мужчина, молодой человек; блэк – негр; сайз – размер, мани – деньги, яппи – преуспевающий (благодаря своим деловым качествам) молодой человек.
2-я группа. Гибриды. Образованы присоединением к иностранному корню русского суффикса, приставки и окончания. В этом случае часто несколько изменяется значение иностранного слова-источника, например, аскать, литловый.
3-я группа. Русские слова, которые звучат похоже на английские и используются в значении соответствующих английских слов. Очень много слов 3-й группы в языке компьютерщиков: мыло, или емеля (e-mail), – электронное письмо, клава – клавиатура, аська, или ася, – система общения «он-лайн» ICQ (произносится «айсикью»). В молодежном жаргоне похоже звучащими русскими словами или русскими именами называются западные музыкальные группы и исполнители: Куры – рок-группа «The Cure», Юра Архипов, или Юра охрип, – «Uriah Heep», Леди запали, или запели – «Led Zeppelin», Ленин – Джон Леннон, Паша Макаренко (Макаров) – Пол Маккартни.
Этот способ появления новых слов сейчас наиболее продуктивен.
4-я группа. Русские слова, которые являются кальками с английских слов, или приобрели новые значения под влиянием английских слов. Например, компания Microsoft называется в компьютерном и подростковом сленге мелкомягкие. Замечательный пример – слово кровать, имеющее в школьном жаргоне значение «плохая оценка». Как появилось такое значение? Кровать по-английски bed, что звучит для русских похоже на слово bad – плохой. Вот русское слово кровать и начинает обозначать плохую оценку.

По данным опроса, проведенного среди учеников средней школы, пользуются жаргоном все (хотя иногда возникают разные трактовки одинаковых слов); 41% опрошенных считают, что жаргон необходим в жизни; 33% считают, что жаргон не нужен, он засоряет речь; 26% не знают, как относиться к существованию жаргона.

4.4 . Ритуалы подростковой субкультуры.

Говоря о секретном мире подростка, нельзя не сказать о ритуалах, которыми наполнен этот мир.

1.Самый известный ритуал – ритуал закрепления дружбы. Обычно это так называемый обряд «братания кровью». Он может происходить как в подростковой (чаще всего мужской) группе, так и между двумя близкими друзьями. Обычай скрепления дружбы кровью описывает девушка 1982 года рождения (г. Шадринск): «…Хорошие, верные подруги, чтобы подтвердить свою дружбу, разрезали себе бритвой пальцы и соединяли их, чтобы кровь перемешалась. А делали это, чтобы дружба была крепче. Но на такой шаг решались не все. В
детстве я очень боялась крови, но все равно решилась разрезать себе палец».

2. Обмен письмами и подарками между постоянно встречающимися девочками

Вероятно, в одном случае девочек привлекает наличие тайны и «ритуального» обмена подарками («В школе мы с подружкой писали друг другу письма, хотя учились в одном классе, просто было интересно: высылали друг другу подарочки-открытки, свои фотографии, даже денежки. Это все, в общем-то, не имело смысла, просто свой такой секрет, и приятно получать письма»; «…Мы договаривались с какой-нибудь девчонкой, что будем переписываться. Мы писали небольшое письмецо и еще делали … подарок, состоящий из календариков, открыток, заколок и т.д. Все это заворачивалось в сверток и отдавалось той девочке, а она отдавала подобный сверток мне. Так мы переписывались до тех пор, пока было что дарить»), в других — возможность перевоплощения («Лет в 9 мы с подругой решили переписываться, хотя мы жили в соседних домах. Письма мы относили друг другу сами, придумывали себе новые имена и рассказывали в письмах все, что с нами происходило»).

3. Ритуалы принятия в группу.

В некоторых подростковых группах прием новых членов сопряжен с особыми испытаниями. Вновь примкнувшему дается какое-либо задание, которое должно выявить у него наличие качеств важных в этой группе. Так в дворовых группах достаточно часто проверяется сила и мужественность (обычно это драка с одним из членов группы).

4. Знаковое оформление дефлорации.

Имея лишь один источник, сообщающий о подобном явлении, я буду говорить о знаковом оформлении дефлорации у девушек. Вот что говорится в сообщениях об однократных событиях,
последовавших после дефлорации одной из двух подруг: «[N]–ины плавки с кровью мы закопали под рябинкой, и в последующие дни, проходя мимо, загадочно улыбались друг другу, не говоря ни слова»; «Это было после школы. Моя подруга, которая встречалась со своим парнем около года, как-то пришла ко мне и сказала: «Я уже не девочка». Потом мы устроили что-то наподобие праздника». В компании девушек может сложиться повторяющаяся модель поведения (обычай): «В нашей компании есть такое правило или как бы обычай. Девушка становится женщиной, и она «ставит» нам всем бутылку вина, и так — каждая. Среди нас есть девушки, которые еще не угощали (не ставили) вином…».

4.5. Дневник.

Именно в подростковом возрасте человек начинает вести дневник. Многие исследователи сообщали о «тайных тетрадях и дневниках», в которых подросток «находит исключительно свободное убежище, где никто и ничто его не стесняет. Предоставленный самому себе, он выражает свои внутренние, глубоко интимные переживания, волнующие мысли и сомнения».

Личный дневник выполняет одновременно несколько функций. Одни из них явны самому автору, другие актуализируются лишь в определенные периоды или в особых ситуациях, третьи — вообще не замечаются им. Вот наиболее важные, на взгляд С.Б. Борисова, функции личного дневника.
Релаксационно-психотерапевтическая. Снятие эмоционального и нервного напряжения в результате письменной рационализации.
Экзистенциально-исповедальная. Реализует стремление поделиться самым сокровенным.
Культурно-игровая. Дневник — своего рода излишество, прихоть, подражание книжным барышням. Его можно вести, а можно и не вести, он не обязателен, как всякая игра, но и, как всякая игра, доставляет удовольствие.
Литературно-творческая. В дневнике автор вынужден излагать события в литературной форме. Дневник организуется в виде жанра — рассказа, размышлений; возникает необходимость сюжета. Недаром некоторые авторы воспринимают дневник как книгу — метафорическую «книгу жизни» или даже отчасти прототип будущей реальной…
Аутокогнитивная. Перечитывая регулярно прошлые записи, девушка начинает лучше понимать себя, логику своих чувств, мыслей, поступков.
Темпорально-аутокоммуникативная. Дневник выступает как культурный механизм сохранения памяти о событиях индивидуальной жизни.
Эвентуально-диалоговая . В данном случае имеется в виду возможность прочитывания дневника желаемым или, во всяком случае, ожидаемым, «предсказуемым» человеком. Автор дневника более или менее сознательно надеется найти понимание у будущего читателя.
Секретность, интимность личного дневника составляет одну из его наиболее существенных черт. «Я начинаю вести ДНЕВНИК…, я трачу бумагу и записываю сюда ВСЕ, всю мою жизнь. …. Здесь его никто никогда не прочитает кроме меня…».

В то же время авторы дневниковых записей нередко допускают, что к их личным тетрадям будет проявлен чей-то интерес. К этой возможности разные девочки-подростки относятся по-разному. Так, автор дневника 213 на «титульном листе дневника» пишет следующую просьбу: «Прошу не читать никому. Это личная жизнь!!!». В другом случае автор смиряется с возможностью вторжения в его частную жизнь и лишь предупреждает: «Если прочитаешь этот дневник, то для тебя откроется дверь в мою жизнь, где я описала все свои дни, но запомни, написаны эти строки для меня, а не для ВАС!» Вероятно, к возможному будущему читателю обращена и надпись на первой странице («титульном листе») дневника 201: «Много чего можно узнать здесь о моей жизни, хотя и не все написано, что было».

Если же знакомство с содержанием дневника все же происходит вопреки желанию автора, это воспринимается им как оскорбление, нарушение фундаментальных культурных норм: «Не стала писать, потому что прочитали мой дневник. Это моя дорогая мамочка и Любка. Как они могли! Что за люди
бесчеловечные. Где у них культура?». «Удавшееся покушение» на тайну личного дневника деморализует автора, лишает его душевного спокойствия: «Пишу, а сама боюсь, как бы мама не пришла. Вот жизнь. Нельзя завести дневник. А если уж завел, то пишешь, рискуя».

Бурная реакция на вторжение в частную жизнь посредством
несанкционированного хозяином чтения дневника отнюдь не исключает потенциальной готовности автора разрешить ознакомиться с содержанием дневника будущего близкого человека. Так, автор дневника 213 размышляет: «…Никто меня не заставлял, никто, я сама все писала, без принуждения и исписала целую тетрадку. Интересно, дам я прочитать своему будущему мужу или нет. Даже не знаю. Может быть…» В другом случае девушка, писавшая в дневнике и о первой менструации, и об опыте первой половой близости, завершает 400-страничную тетрадь (ежедневник) словами: « Кто знает, может, эта записная книжка поможет в жизни моей дочери, а может, сыну. А может, она поможет больше и лучше узнать меня моей маме или мужу».

Здесь опять приведены функции личного дневника лишь на основании исследования девочек. Можно только предположить, что у мальчиков он имеет сходные функции. Личный дневник – это материализованный и вербализированный секретный мир подростка.

6. Заключение.

«В свой мир подросток никого не допускает, он может поделиться этой интимной информацией только с близким другом…» И.Ю. Кулагина «Возрастная психология»

В этом реферате была совершена систематизация удавшихся попыток вторжения в секретный мир подростка взрослых исследователей. В основной части рассмотрены инициации и другие ритуалы, особенности поведения подростков в разных сферах жизни, специфический язык и личные дневники, дающие чрезвычайно много интимной информации о подростке. Всё это дает некоторое представление о тайном мире, но неполное. Осталось достаточно много неосвещенных, секретных сторон мира человека, занимающего промежуточное состояние между ребенком и взрослым.

В ходе написания реферата я столкнулась с трудностями, касающимися недостаточности материалов, в которых бы исследовались современные российские подростки. Ведь как уже было сказано, специфика прохождения детьми этого периода зависит от социокультурных и исторических условий. А секретный мир подростка в начале XXIвека уже не такой, каким был в 80-90-е гг. предшествующего века.

Сегодня потерял мой ангел крылья,

И почернели белые одежды.

Его навеки в темной комнате закрыли.

Он больше никогда не станет прежним.

Катя Р.,17 лет.

6. Список литературы:

1) А.М. Прихожан «Диагностика личностного развития детей подросткового возраста», Москва, 2002г.

2) Л.Ф. Обухова «Возрастная психология», Москва, 2000г.

3) М. Мид «Культура и мир детства», Москва, 1988г.

4) М. Кле «Психология подростка», Москва, 1991г.

5) И. С. Кон «Психология ранней юности», Москва, 1989г.

6) А.Е. Личко «Психопатии и акцентуации характера у подростков», Ленинград, 1983г.

7) И.Ю Кулагина «Возрастная психология», Москва, 1997г.

8) С.Б. Борисов «Морфология и генезис девичьей составляющей современной неофициальной детско-подростковой культуры», электронная библиотека (tusestuespetres.narod.ru), 2003г.

9) Ж. Годфруа «Что такое психология», том 1, Москва, 1992г.

10) Л.С. Выгодский «Психология», Москва, 2002г.

11) Хрестоматия «Психология развития» под ред. Е. Строганова, Санкт-Петербург, 2001г.

12) П. Массен, Д. Конджер, Дж. Каган, А. Хьюстон «Развитие личности ребенка». Москва, 1987г.

13) А. Шмелев «Исследуют ученики. Иностранные слова в молодежном жаргоне», статья, еженедельник «Русский язык» издательского дома «Первое сентября», № 23/2001.

14) Д. Ядута, А.С. Ядута «Молодежный жаргон», статья, еженедельник «Русский язык», № 23/2001.

15) Ф.И. Рожанский «Сленг хиппи». Санкт-Петербург – Париж, 1992г.

16) А.Ю. Егоров «Алкоголизация и алкоголизм в молодежной среде: проблемы и перспективы», статья, раздел «Клиническая медицина», российский биомедицинский журнал Медлайн.ру (Medline.ru), 2003г.

17) А. Авдонина «Алкоголизация в подростковой среде», статья, X Всероссийские юношеские чтения им. В.И. Вернадского 2002-2003 гг.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

Комментариев на модерации: 2.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ  [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий