регистрация / вход

Символдрама как метод коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста

Министерство образования Российской Федерации Иркутский государственный педагогический университет К защите допускается « _» Выпускная аттестационная работа по программе «Психология»

Министерство образования Российской Федерации

Иркутский государственный педагогический университет

К защите допускается

«_______________»

Выпускная аттестационная работа по программе «Психология»

Тема: «Символдрама как метод коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста»

Выполнила: Бандойль Наталия Александровна

________________________

(подпись)

Руководитель:

(подпись)

Рецензент:

________________________

(подпись)

Иркутск – 2004г.
СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.. 3

Глава 1. Особенности тревожности у детей младшего школьного возраста. 5

1 Тревожность, как проявление эмоциональной сферы.. 5

2. Причины возникновения тревожности и особенности ее проявления у детей младшего школьного возраста. 8

Глава 2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБРАЗОВ В ПСИХОТЕРАПИИ.. 12

2.1. Активное Воображение. 12

2.2. Трансформация образа как метод изменения эмоционального состояния. 14

2.3. Использование образов в психотерапии. 15

Глава 3. СИМВОЛДРАМА.. 21

3.1. Символдрама как один из методов психотерапии. 22

3.2. Описание метода. 27

3.3. Техника проведения психотерапии. 28

3.3.1. Предварительные условия. 28

3.3.2 Работа с рисунком.. 31

3.3.3. Символика цвета и чисел. 35

3.4. Показания и противопоказания для применения символдрамы.. 38

3.4.1. Показания для применения символдрамы.. 38

3.4.2. Противопоказания для применения символдрамы.. 39

3.4.3. Возраст. 40

3.5. Эффективность метода. 42

Глава 4. РАБОТА С ПАЦИЕНТОМ ПО МЕТОДУ СИМВОЛДРАМЫ... 44

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.. 63

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ... 65

Приложения.. 69

ВВЕДЕНИЕ

Главная цель всякого психотерапевтического лечения заключается в том, чтобы помочь пациентам внести необходимые изменения в свою жизнь. Каким образом это можно сделать? Ответ на поставленный вопрос каждое направление психотерапии дает в терминах собственных понятий. Успешность или эффективность психотерапии оценивается в зависимости от того, насколько стойкими и в широком смысле благотворными для пациента оказываются эти изменения; оптимальными будут те психотерапевтические меры, которые обеспечивают стойкий, продолжительный позитивный эффект.

Большая распространенность в популяции неврозов и психосоматических заболеваний привлекает внимание многих психологов к изучению эмоциональной сферы человека. Тревожность как нарушение эмоциональной сферы личности, является устойчивым образованием, сохраняющимся на протяжении длительного периода времени и свидетельствует о недостаточной приспособляемости человека к тем или иным социальным ситуациям. Тревожность является серьезным риск-фактором для развития многих невротических и психосоматических отклонений.

Методика символдрамы получила в последнее время широкое распространение. Это связано с тем, что символдрама оказалась клинически эффективным методом при краткосрочном лечении неврозов и психосоматических заболеваний, а также при психотерапии нарушений, связанных с невротическим развитием личности. Этим и определяется актуальностьработы.

Цель данной работы заключается в определении эффективности применения символдрамы как метода коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

Объектом исследования является тревожность у детей.

Предметом исследования выступает символдрама как способ коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

Цель и гипотеза работы определили задачи исследования:

· Рассмотреть особенности тревожности у детей младшего школьного возраста;

· выявить особенности методов психотерапии использующих образы;

· установить специфику работы с образами в символдраме;

· изучить изменения уровня тревожности, произошедшие в результате проведения психокоррекционной работы по методу Символдрамы.

Методологической основой данной работы явились основные принципы психологической науки, в т.ч. принцип последовательного детерминизма, согласно которому развитие личности обусловлено социальной ситуацией и психологическими закономерностями индивида, основные положения которого сформированы в трудах Л.С.Выгодского.

Гипотеза работы: Символдрама является эффективным средством для коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

Данная работа состоит из введения, 4 глав, заключения, списка литературы и приложений. Весь материал изложен на 68 листах.

Глава 1. Особенности тревожности у детей младшего школьного возраста.

1 Тревожность, как проявление эмоциональной сферы

Эмоции и чувства представляют собой отражение реальной действительности в форме переживаний. Различные формы переживания чувств (эмоции, аффекты, настроения, стрессы, страсти и д. р.) образуют в совокупности эмоциональную сферу человека.

Выделяют такие виды чувств, как нравственные, интеллектуальные и эстетические. По классификации, предложенной К. Изардом, выделяются эмоции фундаментальные и производные. К фундаментальным относят: 1)интерес-волнение, 2)радость, 3)удивление, 4)горе-страдание, 5)гнев, 6)отвращение, 7) презрение, 8)страх, 9)стыд, 10)вину.[34, 57]

Остальные – производные. Из соединения фундаментальных эмоций возникает такое комплексное эмоциональное состояние, как тревожность, которая может сочетать в себе и страх, и гнев, и вину, и интерес-возбуждение. [34, 66]

«Тревожность – это склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги: один из основных параметров индивидуальных различий». [30, 68]

Определенный уровень тревожности – естественная и обязательная особенность активной деятельности личности. У каждого человека существует свой оптимальный или желательный уровень тревожности – это так называемая полезная тревожность. [48, 234] Оценка человеком своего состояния в этом отношении является для него существенным компонентом самоконтроля и самовоспитания. Однако повышенный уровень тревожности является субъективным проявление неблагополучия личности.

Проявления тревожности в различных ситуациях не одинаковы. В одних случаях люди склоны вести себя тревожно всегда и везде, в других они обнаруживают свою тревожность лишь время от времени, в зависимости от складывающихся обстоятельств. [43, 68]

Ситуативно устойчивые проявления тревожности принято называть личностными и связывать с наличием у человека соответствующей личностной черты (так называемая «личностная тревожность»). Это устойчивая индивидуальная характеристика, отражающая предрасположенность субъекта к тревоге и предполагающая наличие у него тенденции воспринимать достаточно широкий «веер» ситуаций как угрожающий, отвечая на каждую из них определенной реакцией. Как предрасположенность, личностная тревожность активизируется при восприятии определенных стимулов, расцениваемых человеком как опасные, связанные со специфическими ситуациями угрозы его престижу, самооценке, самоуважению. [48, 234]

Ситуативно изменчивые проявления тревожности именуют ситуативными, а особенность личности проявляющей такого рода тревожность, обозначают как «ситуационная тревожность». Это состояние характеризуется субъективно переживаемыми эмоциями: напряжением, беспокойством, озабоченностью, нервозностью. Такое состояние возникает как эмоциональная реакция на стрессовую ситуацию и может быть разным по интенсивности и динамичным во времени.

Личности, относимые к категории высокотревожных, склонны воспринимать угрозу своей самооценке и жизнедеятельности в обширном диапазоне ситуаций и реагировать весьма напряженно, выраженным состоянием тревожности. [48].

Поведение повышенно тревожных людей в деятельности направленной на достижение успехов, имеет следующие особенности:

1. Высокотревожные индивиды эмоционально острее, чем низкотревожные, реагируют на сообщения о неудаче.

2. Высокотревожные люди хуже, чем низкотревожные, работают в стрессовых ситуациях или в условиях дефицита времени, отведенного на решение задачи.

3. Боязнь неудачи — характерная черта высокотревожных людей. Эта боязнь у них доминирует над стремлением к достижению успеха.

4. Мотивация достижения успехов преобладает у низкотревожных людей. Обычно она перевешивает опасение возможной неудачи.

5. Для высокотревожных людей большей стимулирующей силой обладает сообщение об успехе, чем о неудаче.

6. Низкотревожных людей больше стимулирует сообщение о неудаче.

7. Личностная тревожность предрасполагает индивида к восприятию и оценке многих, объективно безопасных ситуаций как таких, которые несут в себе угрозу.

Деятельность человека в конкретной ситуации зависит не только от самой ситуации, от наличия или отсутствия у индивида личностной тревожности, но и от ситуационной тревожности, возникающей у данного человека в данной ситуации под влиянием складывающихся обстоятельств.

Воздействие сложившейся ситуации, собственные потребности, мысли и чувства человека, особенности его тревожности как личностной тревожности определяют когнитивную оценку им возникшей ситуации. Эта оценка, в свою очередь, вызывает определенные эмоции (активизация работы автономной нервной системы и усиление состояния ситуационной тревожности вместе с ожиданиями возможной неудачи). Информация обо всем этом через нервные механизмы обратной связи передается в кору головного мозга человека, воздействуя на его мысли, потребности и чувства.

Та же когнитивная оценка ситуации одновременно и автоматически вызывает реакцию организма на угрожающие стимулы, что приводит к появлению контрмер и соответствующих ответных реакций, направленных на понижение возникшей ситуационной тревожности. Итог всего этого непосредственно сказывается на выполняемой деятельности. Эта деятельность находится в непосредственной зависимости от состояния тревожности, которое не удалось преодолеть с помощью предпринятых ответных реакций и контрмер, а также адекватной когнитивной оценки ситуации. [43, 415]

Таким образом, деятельность человека в порождающей тревожность ситуации непосредственно зависит от силы ситуационной тревожности, действенности контрмер, предпринятых для ее снижения, точности когнитивной оценки ситуации.

2. Причины возникновения тревожности и особенности ее проявления у детей младшего школьного возраста

Эмоции играют важную роль в жизни детей: помогают воспринимать действительность и реагировать на нее. Проявляясь в поведении, они информируют взрослого о том, что ребенку нравится, сердит или огорчает его. Особенно это актуально в младенчестве, когда вербальное общение не доступно. По мере того, как ребенок растет, его эмоциональный мир становится богаче и разнообразнее. От базовых (страха, радости и др.) он переходит к более сложной гамме чувств: радуется и сердится, восторгается и удивляется, ревнует и грустит. Меняется и внешнее проявление эмоций. Это уже не младенец, который плачет и от страха, и от голода.

Под тревожностью в психологии понимают склонность человека переживать тревогу, т.е. эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагополучного развития событий. [47,109] Тревожные люди живут, ощущая постоянный беспричинный страх. Они часто задают себе вопрос: «А вдруг что-нибудь случится?» Повышенная тревожность может дезорганизовать любую деятельность (особенно значимую), что, в свою очередь, приводит к низкой самооценке, неуверенности в себе («Я же ничего не мог!»). Таким образом, это эмоциональное состояние может выступать в качестве одного из механизмов развития невроза, так как способствует углублению личностных противоречий (например, между высоким уровнем притязаний и низкой самооценкой).

Все что характерно для тревожных взрослых, можно отнести и к тревожным детям. Обычно это очень не уверенные в себе дети, с неустойчивой самооценкой. Постоянно испытываемое ими чувство страха перед неизвестным приводит к тому, что они крайне редко проявляют инициативу. Будучи послушными, предпочитают не обращать на себя внимание окружающих, ведут себя примерно и дома, и в детском саду, стараются точно выполнять требования родителей и воспитателей - не нарушают дисциплину, убирают за собой игрушки. Таких детей называют скромными, застенчивыми. Однако их примерность, аккуратность, дисциплинированность носят защитный характер - ребенок делает все, чтобы избежать неудачи.

Какова же этиология тревожности? Известно, что предпосылкой возникновения тревожности является повышенная чувствительность (сензитивность). Однако не каждый ребенок с повышенной чувствительностью становиться тревожным. Многое зависит от способов общения родителей с ребенком. Высока вероятность воспитания тревожного ребенка родителями, осуществляющими воспитание по типу гиперпротекции (чрезмерная забота, мелочный контроль, большое количество ограничений и запретов, постоянное одергивание).

Воспитание по типу гиперопеки может сочетаться с симбиотическим, т.е. крайне близкими отношениями ребенка с одним из родителей, обычно с матерью. Существует зависимость между количеством страхов у детей и родителей, особенно матерей.

Усилению в ребенке тревожности могут способствовать такие факторы, как завышенные требования со стороны родителей и воспитателей, так как они вызывают ситуацию хронической неуспешности. Еще один фактор, способствующий формированию тревожности, - частые упреки, вызывающие чувство вины (“Ты так плохо вел себя, что у мамы заболела голова). Часто причиной большого числа страхов у детей является и сдержанность родителей в выражении чувств при наличии многочисленных предостережений, опасностей и тревог. Излишняя строгость родителей также способствует появлению страхов.

Помимо перечисленных факторов страхи возникают и в результате фиксации в эмоциональной памяти сильных испугов при встрече со всем, что олицетворяет опасность или представляет непосредственную угрозу для жизни, включая нападение, несчастный случай, операцию или тяжелую болезнь. [38,83]

Если у ребенка усиливается тревожность, появляются страхи – непременный спутник тревожности, то могут развиться невротические черты. Неуверенность в себе, как черта характера - это самоуничтожительная установка на себя, на свои силы и возможности. Тревожность как черта характера — это пессимистическая установка на жизнь, когда она представляется как преисполненная угроз и опасностей.

Неуверенность порождает тревожность и нерешительность, а они, в свою очередь, формируют соответствующий характер. Таким образом, неуверенный в себе, склонный к сомнениям и колебаниям, робкий, тревожный ребенок нерешителен, несамостоятелен, нередко инфантилен, повышенно внушаем.

Неуверенный, тревожный человек всегда мнителен, а мнительность порождает недоверие к другим. Такой ребенок опасается других, ждет нападения, насмешки, обиды. Он не справляется с задачей в игре, с делом.

Это способствует образованию реакций психологической защиты в виде агрессии, направленной на других.[45, 134] Так, один из самых известных способов, который часто выбирают тревожные дети, основан на простом умозаключении: «чтобы ничего не боятся, нужно сделать так, чтобы боялись меня». Маска агрессии тщательно скрывает тревогу не только от окружающих, но и от самого ребенка. Тем не менее, в глубине души у них - все та же тревожность, растерянность и неуверенность, отсутствие твердой опоры. Также реакция психологической защиты выражается в отказе от общения и избежания лиц, от которых исходит «угроза». Такой ребенок одинок, замкнут, малоактивен. Возможен также вариант, когда ребенок находит психологическую защиту «уходя в мир фантазий». [45, 134] В фантазиях ребенок разрешает свои неразрешимые конфликты, в мечтах находит удовлетворение его невоплощенные потребности.

Тревожность как определенный эмоциональный настой с преобладанием чувства беспокойства и боязни сделать что-либо не то, не так, не соответствовать общепринятым требованиям и нормам развивается ближе к 7 и особенно 8 годам при большом количестве неразрешимых и идущих из более раннего возраста страхов. [38, 87] .Главным источником тревог для младших школьников оказывается семья. В дальнейшем, уже для подростков такая роль семьи значительно уменьшается; зато вдвое возрастает роль школы.

Отрицательные последствия тревожности выражаются в том что, не влияя в целом на интеллектуальное развитие, высокая степень тревожности может отрицательно сказаться на формировании дивергентного (т.е. креативного, творческого) мышления, для которого естественны такие личностные черты, как отсутствие страха перед новым, неизвестным.

Тем не менее, у детей младшего школьного возраста тревожность еще не является устойчивой чертой характера и относительно обратима при проведении соответствующих психолого-педагогических мероприятий. [38, 88]

Глава 2. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБРАЗОВ В ПСИХОТЕРАПИИ

2.1. Активное Воображение .

Активное Воображение – это особый метод использования силы воображения, разработанный Юнгом в начале этого столетия. В сущности, Активное Воображение – это диалог, ведущийся с различными частями «Я», живущими в бессознательном. В определённом смысле это похоже на сон, с той лишь разницей, что, испытывая это ощущение, человек не спит и полностью осознаёт происходящее.

Юнг доказал, что он может входить в свою фантазию, осознанно в ней участвовать и превращать ее в активный обмен между осознающей и бессознательной энергетическими системами [57]. Активное Воображение помогает лучше понять, что возникающие в воображении образы на самом деле являются символами, представляющими глубоко сидящие внутри нас части нашего «Я». Подобно образам из снов, они символизируют содержимое нашего бессознательного. Поскольку эти внутренние существа обладают «своим собственным разумом», они говорят и делают вещи, которые иногда потрясают зачастую просвещают, а иногда и оскорбляют наше эго.

В снах события происходят исключительно на уровне бессознательного. В процессе Активного Воображения, события происходят на уровне воображения, которое не относится ни к осознающему разуму, ни к бессознательному, а представляет собой «место встречи», «нейтральную полосу», на которой осознающий разум и бессознательное встречаются, чтобы создать событие жизни, сочетающее в себе элементы и того, и другого. Два уровня сознания сливаются друг с другом на уровне воображения, подобно двум рекам, которые впадают друг в друга, чтобы создать один мощный поток. Они дополняют друг друга; они начинают работать вместе, и, в результате, ваша полная личность начинает преобразовывать себя в единство. Диалог осознающего разума с бессознательным, приводит в действие высшую «божественную» функцию «Я», которое представляет собой синтез этих двух уровней сознания.

Воображение не может быть активным, если в процессе не задействованы ваши чувства и эмоции. «Я» испытываю определенные чувства: «я» счастлив, заинтересован, печален или зол в результате происходящих событий. «Я» должно ощущать воображаемое действие так полно, как если бы оно было внешним, физическим событием. Да, это событие – символическое, но, тем не менее, оно является реальным событием, в котором задействованы реальные чувства.

Посредством нашего активного участия мы превращаем то, что могло бы остаться бессознательной, пассивной фантазией, в абсолютно осознанный, мощный акт воображения. Если Активное Воображение применяется правильно, оно соединяет те различные части нашего «Я», которые конфликтовали между собой или были отделены друг от друга. Оно пробуждает внутри нас могучие голоса и приводит к заключению мира между враждующими эго и бессознательным, к началу сотрудничеству между ними.

Активное Воображение выводит человека на путь, ведущий к целостности, к осознанию полноты своего «Я», и все это только потому, что человек научился общаться со своим внутренним «Я».

Джонсон доработал юнговский четырехфазный подход к Активному Воображению.

Фаза 1. Приглашение бессознательного. Смысл заключается в том, чтобы пригласить живущего в бессознательном создание поднять их на поверхность и установить с ними контакт.

Фаза 2. Диалог. Ведется разговор то с одной частью личности, то с другой. В ходе этого диалога выясняются желания, действия и чувства той или иной части личности.

Фаза 3. Ценности. Джонсон считает небходимым внести в это общение между притивоположными ценностями этические нормы для того, чтобы не было подчинения одной противоположности другой.

Фаза 4. Ритуалы. Джонсон отмечает, что должно произойти перенесение смысла из воображения в реальную жизнь.

2.2. Трансформация образа как метод изменения эмоционального состояния.

Одним из теоретиков метода трансформации является Н.Д.Линде. В общем виде данный метод может быть выражен формулой: чувство – образ – трансформация – чувство. Терапевтический процесс может быть представлен как последовательность из 10 шагов: клиническая беседа, прояснение симптома, создание образа, исследование образа, проверка на фиксацию, трансформация, интегрирование образа с личностью, ситуационная проверка, экологическая проверка, закрепление.

Н.Д.Линде приводит 10 основных методов трансформации состояний:

Созерцание. Сосредоточение внимания на негативных качествах образа, созерцание его нежелательного качества для того, чтобы оно постепенно исчезло и вместе с ним исчезает негативное состояние.

Мысленное действие. Прежде всего, следует спросить клиента, что ему хочется с «этим» сделать, и во многих случаях найденное клиентом решение оказывается вполне адекватным. Избранный способ действия должен соответствовать структуре психологического конфликта.

Диалог. Разговор с образом как с реальной личностью, ведь он всегда выполняет для клиента определенные функции и воплощает те или иные чувства. Диалог может играть проясняющую роль, помогая выбрать правильную стратегию действий, но может служить и самостоятельным средством решения психотерапевтической задачи.

Взаимодействие противоположностей. Психологические проблемы связаны с наличием противоположных сил, причем одна из взаимоопределяющих друг друга сторон осознается, а вторая – нет.

Замена. В этом методе предлагается сначала найти образ, представляющий негативные чувства, а потом найти позитивный образ, который мог бы адекватно заменить его, после чего принять позитивный образ, отказавшись от негативного.

Передача чувства. Этот метод состоит в том, чтобы мысленно передать образу те чувства (негативные), которые он вызывает. По мере передачи чувств негативный образ тает, а с ним исчезает и негативное состояние.

Прослеживание судьбы образа. В этом подходе клиенту предлагается просмотреть процесс дальнейшего развития образа или его историю в обратном порядке вплоть до его возникновения. Как прошлое, так и будущее могут скрывать возможности избавления от негативного образа, а значит, и связанного с ним состояния (подобный метод используется в НЛП).

Свободное фантазирование. Отталкиваясь от первично заданного образа, клиенты (особенно художественного склада) могут просмотреть целый фильм в своем воображении, что само по ходу является трансформацией личности.

Расширение осознания. Метод предполагает умение терапевта задавать вопросы, проявляющие скрытый смысл, содержащийся в образе. Цель его – более полное осознание клиентом своего проблемного поля.

Волшебство. Этот метод предполагает различные варианты волшебных изменений по желанию клиента под магическим воздействием терапевта. Он применяется при разрешении тупиков третьей степени, когда человек считает, что чувствовал себя так всегда и не находит способа изменить образ. При этом клиенту предлагается представить, что образ изменился в нужном русле и описать, как он себя при этом чувствует.

2.3. Использование образов в психотерапии

Еще Фрейд широко использовал образы в психотерапевтической работе. Материалы сновидения были им признаны элементами «столбовой дороги» в бессознательное. Также Шульц, автор знаменитой системы аутогенной тренировки, ввел в последние упражнения его аутотренинга некоторые установки для того, чтобы пациент «видел» в своем воображении определенные образы. Необходимо отметить, что в обоих случаях образы служат материалом для анализа и не играют никакой самостоятельной роли. Другой пионер работы с образами в психотерапии, Р. Сасердоте, также использовал те образы, которые сам вызывал у пациентов, находящихся в полудремотном состоянии, для того, чтобы анализировать и истолковывать их. Новизна постановки вопроса Юнгом заключается в следующем: психологическое воздействие, по Юнгу, заключается не в анализе образов, а в самом факте взаимодействия между пациентом и его образами. Речь идет об операциях с образами, а не о толковании образов психотерапевтом. Это имеет принципиальное значение. Другие психотерапевтические школы пришли к работе с образами другими путями, нежели Юнг, и уже чувствуется необходимость систематизировать тот материал, который накопился за последние годы.

В первую очередь необходимо вспомнить работы Вольпе. Как известно, данный автор, несмотря на его австрийское происхождение, может быть причислен к сторонникам американской поведенческой психологии.

Главная заслуга Вольпе в том, что он впервые доказал, что, если пациент, находясь в состоянии расслабления, мысленно представляет себе предмет, вызывающий у него отрицательные эмоции, то эти эмоции начинают угасать! Отвлекаясь от физиологической терминологии данного автора, Вольпе и его последователи создали основу систематического использования образов в купировании невротических симптомов. В настоящий момент фактически все признают большую роль момента переобучения во всех видах психотерапии, в которых для лечения пациентов используются образы. Недостаток работ данного направления как раз и состоит в упорном желании применить простые физиологические теории в работе со сложными психологическими реалиями. Однако заслуги Вольпе в деле применения образов в психотерапии ставят его в один ряд с Юнгом и Милтоном Эриксоном.

Милтон Эриксон является одним из наиболее крупных психотерапевтов двадцатого века и выдающимся примером победы духа над телесным недугом. Эриксон не только воскресил гипноз в качестве терапевтического приема, но и создал целый ряд очень эффективных методик для введения в транс и для психотерапевтической работы в состоянии транса. Подход данного автора отличался строгой индивидуализацией приемов для каждого пациента и огромной креативностью в работе с ними. Эриксон является пионером в деле Такая локомоция во внутреннем пространстве является краеугольным камнем фактически всех современных психотерапевтических методов терапий, использующих образы для лечения пациентов.

Нельзя обойти давно забытый, но существенный вклад Фредерика Перлза в дело творческого использования образов. На ранних стадиях развития Перлзом гештальт-терапии, им было выдвинуто положение о том, что пациенту нужно помощь научиться на решении любой задачи. Среди упражнений по концентрированию, которые Перлз давал пациентам, было и упражнение по визуализации. В самих упражнениях данного автора нет ничего экстраординарного, но подход Перлза заслуживает внимания, так как данный автор не только не старается использовать образы для аналитического толкования, но вся тренировка пациента направлена на то, чтобы пациент развивал способность к произвольному самоуправлению или, как это называет сам Перлз, к развитию личности. Перлз заметил, что, когда пациенты научаются произвольно вызвать определенные образы, им становится проще решать какие-либо жизненные проблемы.

Но самая разработанная система использования образов в психотерапевтических целях берет свое начало от работ немецкого ученого Х. Лейнера и его сотрудников.

В 1948 году Лейнер начал свою экспериментальную работу по использованию образов представления в психотерапии. Первая программная публикация появилась в 1954 году, и уже в 1955 году были опубликованы основные положения, методы и результаты символдрамы. Долгие годы, с немецкой аккуратностью, данный автор накопил огромный клинический материал, который служит основой для развития одного из самых перспективных направлений в современной психотерапии: символдрамы.

Символдрама занимает (по мнению Лейнера) промежуточное место между поведенческими методами и глубинной психотерапией. Пациент постепенно вводится в мир работы с образами, вначале под большой опекой психотерапевта (первая степень символдрамы), а потом все больше и больше совершает путешествия в мире образов, все больше и больше освобождаясь от опеки психотерапевта (вторая и третья степени символдрамы). С самого начало, символдрама показала неожиданно большую эффективность, даже в коротких курсах психотерапии (30, 20 или меньше сеансов). Поначалу Лейнер был последовательным психоаналитиком. Впоследствии психоанализ перестал играть какую-либо заметную роль в практике и, пожалуй, в теории символдрамы. В конце концов, теоретические рамки психоанализа стали узки для символдрамы.

Практические и теоретические противоречия между Лейнером и Фрейдом имеют значение не только для теории психотерапии, но и более широкое, общепсихологическое значение. Для Фрейда символы являются «первичным процессом» примитивного порядка, значение которых вытеснено в бессознательное, и его можно выявить только путем ассоциативной работы с пациентом. Для Лейнера символы являются «гештальтами», значение которых можно найти во всей жизненной (экзистенциальной) ситуации, и их значение может быть выявлено путем интуитивного понимания конкретной жизненной ситуации пациента. Если для Фрейда получение гратификации в плане образов является безусловной регрессией к детским способам поведения, то Лейнер считает образы обычными элементами повседневного сознания и использует воображаемую гратификацию в лечении в качестве необходимого элемента психотерапии.

Данные положения могут быть проиллюстрированы примерами из психотерапевтической практики: Лейнер приводит случай одного студента, который панически боялся экзаменов. В измененном состоянии сознания данному пациенту была дана установка на то, чтобы пациент смотрел в глубину воображаемого леса. Пациент увидел там туннель, а из этого туннеля мчался огромный, страшный локомотив. В результате совместного с пациентом анализа данного образа была получена такая цепочка смыслов данного образа: огромный, страшный локомотив - чрезмерно строгий отец – строгий учитель и, наконец, экзамен как конкретное воплощение всех опасностей. Тут вся психосексуальная археология психоанализа оказывается ненужной, ибо смысл образа лежит в плоскости экзистенциальных проблем студента, и копание в возможном эдиповом комплексе пациента не является необходимым для купирования фобического симптома.

Что касается гратификации «первичного процесса», то можно сказать вместе с Лейнером, что он не является каким-либо регрессом, а только необходимым моментом в купировании некоторых психических болезней невротического уровня. Например, при посттравматическом стрессе, когда пациент теряет способность радоваться, очень помогает в измененном состоянии сознания вернуть пациента в те моменты его жизни, когда он испытывал радость. Иногда такой простой прием приводит к удивительному улучшению состояния пациента.

В современной психологии, особенно после публикации знаменитой монографии Миллера, Прибрама и Галантера «Планы и структуры поведения», образы принимаются, как необходимый элемент внутреннего планирования поведения, а не как некий реликт древних модусов психической деятельности. Таким образом, имагинативные образы могут быть с успехом использованы в психотерапии в следующих целях:

1. Для десенсибилизации по отношению к ситуациям, вызывающим сильные отрицательные эмоциональные реакции.

2. Для увеличения импликации личности в определенные виды деятельности (в том числе в те, которые способны вызывать радость!).

3. Для изменения общих установок личности (чрезмерной зависимости от определенных людей, сильного чувства вины и т. д.).

4. Для изменения патогенных программ и сценариев поведения (сценарии неудачника, программы избегания контактов с определенными людьми и т. д.)

5. Для использования образов, полученных на сеансах, для экзистенциального или аналитического толкования в психотерапии.

6. Для установления терпимых отношений между разными субличностями пациента.

7. Для увеличения креативности клиента путем свободного перемещения во внутреннем пространстве личности.

Первые четыре пункта могут быть названы бихевиоральным уровнем в дань традициям и истории психотерапии. Остальные пункты могут быть названы (опять же в дань традиции и истории) символдраматическими.

Данный список может быть продолжен. Имея в виду, что такие результаты могут быть получены за 8 – 30 сеансов, можно прийти к выводу о том, что имагинативные методы в психотерапии являются самими многообещающими на сегодняшний день. Однако это не значит, что речь идет о панацее. Каждая психотерапевтическая школа выдвигала интересные идеи и методы, особенно, если речь идет о больших школах, таких, как психоанализ, бихевиоризм и гуманистическая психология. То, что каждая школа имеет собственную парадигму, которые нельзя каким-либо образом смешивать – не более чем теоретическая база доктринерства самой низкой пробы. Психотерапевт должен иметь самую широкую подготовку и быть в состоянии применить те психотерапевтические методы, которые способны реально помочь страдающим неврозами людям.

Таким образом, все преимущества богатого спектра вышеперечисленных психотерапевтических техник, занимающих полярное положение в мире психотерапии: классического и юнгианского анализа, поведенческой психотерапии, гуманистической психологии, аутотренинга успешно соединились в символдраме.

Глава 3. СИМВОЛДРАМА

При психотерапевтической работе целесообразно использовать различные методы психотерапии в зависимости от личностных свойств пациента и от симптоматики его заболевания.

Существует рекомендуемая классификация выбора методов психотерапии в зависимости от заболевания: При острой истерической симптоматике предпочтительна суггестия; при вегетативных нарушениях – аутогенная тренировка; при жизненных трудностях – «разговорная» терапия; при фобиях – поведенческая терапия; при характерологических нарушениях – психодрама, гештальттерапия; при расстройствах, связанных с семейными проблемами – семейная психотерапия; при комплексных расстройствах с наличием предшествующего предрасположения – глубинно-психологические методы.

Символдрама используется при работе с психосоматическими, дезодаптационными заболеваниями, неврозами и т.д.

Независимо от метода психотерапии при ее проведении необходимо соблюдать ряд обязательных правил:

Психотерапия может быть только клинической. Врач, практикующий психотерапию, прежде всего, должен правильно поставить диагноз и оценить динамику заболевания, которое он лечит.

Психотерапия в комплексном подходе к лечению заболевания должна быть только предметом выбора, как и любой другой метод лечения.

Ни один из существующих методов психотерапии не имеет преимущества перед другими, если последние применяются своевременно и с учетом механизма, клиники и динамики заболевания. Нет «хороших» или «плохих» методов психотерапии. Есть только хорошие или плохие психотерапевты.

Психотерапия не терпит косности. В зависимости от динамики заболевания отдельные методы психотерапии могут применяться самостоятельно или в комбинации с другими, сменять, дополнять или усиливать друг друга.

Психотерапия не эффективна, а иногда и вредна без обратной связи с больным, без учета имеющихся показаний или противопоказаний к тому или иному лечению.

Психотерапия, даже в групповых ее вариантах, должна быть индивидуальной, личностно и социально ориентированной.

Любой, даже самый опытный, психотерапевт должен знать не только технику применяемых им психотерапевтических методов, но и, что более существенно, теоретическую базу, на которой эти методы основаны.

Психотерапия, так же как и любая другая отрасль клинической медицины, должна держаться на трех «китах»: клинике, знаниях (теории) и профессионализме.

3.1. Символдрама как один из методов психотерапии

Символдрама (известная также как Кататимно-имагинативная психотерапия, Кататимное переживание образов (КПО) или метод «сновидений наяву») - это метод глубинно-психологически ориентированной психотерапии, который оказался клинически высокоэффективным при краткосрочном лечении неврозов и психосоматических заболеваний, а также при психотерапии нарушений, связанных с невротическим развитием личности. В качестве метафоры можно охарактеризовать кататимно-имагинативную психотерапию как «психоанализ при помощи образов».

Название метода происходит от греческих слов «ката» -«соответствующий», «зависящий» и «тимос» - одно из обозначений «души» (в данном случае имеется ввиду «эмоциональность»). На русский язык название метода можно перевести как «эмоционально-обусловленное переживание образов».

Метод разработан известным немецким психотерапевтом профессором, доктором медицины Ханскарлом Лёйнером (1919-1996). Основу метода составляет свободное фантазирование в форме образов, «картины» на заданную психотерапевтом тему (мотив). Психотерапевт выполняет при этом контролирующую, сопровождающую, направляющую функцию. Концептуальная основа метода - глубинно-психологические психоаналитически ориентированные теории, анализ бессознательных и предсознательных конфликтов, аффективно-инстинктивных импульсов, процессов и механизмов защиты как отражения актуальных эмоционально-личностных проблем, анализ онтогенетических форм конфликтов раннего детства.

Из известных сегодня около пятнадцати направлений психотерапии, использующих образы в лечебном процессе, символдрама является наиболее глубоко и системно проработанным и технически организованным методом, имеющим фундаментальную теоретическую базу.

Символдрама - это не комбинация из смежных психотерапевтических методов, а самостоятельная, оригинальная дисциплина, многие элементы которой возникли задолго до того, как они появились в других направлениях психотерапии.

В качестве основных мотивов символдрамы для детей и подростков Х. Лёйнер [40, 22] предлагает следующие:

1) луг, как исходный образ каждого психотерапевтического сеанса;

2) подъем в гору, чтобы увидеть с ее вершины панораму ландшафта; Важнымдиагностическим критерием является степень освоенности человеком ландшафта, свидетельствующая о социальной адаптированности пациента.

3) следование вдоль ручьявверх или вниз по течению;

4) обследование дома;

5) встреча с особо значимым лицом (мать, отец, братья и сестры, кумир, учитель и т. д.) в реальном или символическом облачении (в образе животного, дерева и т. п.);

6) наблюдение опушки леса и ожидание существа, которое выйдет из темноты леса;

7) лодка, появляющаяся на берегу пруда или озера, на которой ребенок отправляется покататься;

8) пещера, которую сначала наблюдают со стороны в ожидании, что из нее выйдет символическое существо, и в которую, по желанию ребенка, можно также войти, чтобы в ней побыть или чтобы исследовать ее глубины.

Наряду с перечисленными мотивами в последние годы широко используются также три следующих дополнительных мотива:

1) наблюдение и установление контакта с семьей животных - с целью получить представление о проблемах в семье ребенка, а также провести их коррекцию;

2) получение во владение надела земли, чтобы что-нибудь на нем возделать или построить;

3) представление себя примерно на 10 лет старше.

Для подростков можно предложить также мотив собственная машина или мотоцикл.

Кроме того, в плане психодиагностики особенно эффективными оказались следующие мотивы: дерево; три дерева; цветок.

В определенных случаях используются специфические мотивы символдрамы:

- представлениереальной ситуации в школе или дома;

- воспоминания из прошлого опыта;

- представление последней сцены из ночного сновидения и продолжение его развития в сновидении наяву под контролем психотерапевта;

- интроспекция внутренностей тела (путешествие вглубь своего тела);

- представление определенных предметов, имеющих особое эмоциональное значение, например, игрушки, любимой куклы, плюшевого мишкиилидругой мягкой игрушки.

Таблица 1.

Стандартные мотивы и их значение.

Мотив Значение Норма Патология
Луг матерински-оральный символ, общий фон настроения Зеленый, дневной, солнечный чувствую спокойствие, радость. Фактор настроения: Желтый - тоска, черный, коричневый – депрессия, ночной, зимний – одиночество холод.
Ручей, следование вдоль ручья матерински-оральный символ, вода - это животворящее начало, дающая оральную подпитку. Чистый, прозрачный, с истоком, можно пить купаться. Важен температурный режим. Захламлен, грязная вода, без истока, нельзя купаться, пить воду – это говорит о фрустрациях, связанных с самыми ранними отношениями между ребенком и матерью на первом году жизни. Водопады, уход ручья под землю.
Подъем в гору репрезентация наиболее важных для пациента объектов, отцовско-мужской или материнско-женский мир, половая идентификация Гора с растительностью, возможность подняться в гору, (может быть с трудом). В открывающейся с вершины горы панораме присутствуют населенные пункты, дороги, возделываемые человеком поля и другие продукты человеческой деятельности. Гора без растительности, невозможность подняться. Если взору открываются только бесконечные леса, горы, степи и пустыни, то это говорит о социальной неадаптированности пациента. Обзор полностью закрыт туманом, облаками, другими горами.
Обследование дома символ личности, актуальная самооценка пациента и переживаемое им в данный момент эмоциональное состояние. Подвал и чердак – отношение к детству.

дом предназначен, как правило, только для одной семьи. Это одно-, двух-, максимум трехэтажное строение, частный дом, дача или вилла. Есть окна и двери. Внутри есть кухня с запасами еды, спальня и т.д. Порядок, чисто, уютно.

Небоскребы, гостиницы, дом без окон, ухожен только фасад здания, отсутствуют любые запасы еды в доме, нет спальни, в шкафах чужая одежда и обувь и т.д. Грязно, холодно, неуютно.
Встреча с особо значимым лицом Значимое лицо может быть представлено в реальном образе, а также каким‑то животным или семьей животных Способ и форма контакта пациента с появившимся животным или человеком позволяет сделать диагностические выводы об отношениях со значимым лицом. Животное спокойно, с ним можно играть, обнять, гладить. Враждебность, страх по отношению к животному.
Пещера Мотив пещеры характеризуется тем, что он связан с подземным миром и с земными недрами, символизируя отверстие, ведущие к глубинным слоям бессознательного. Символ материнского. Зайти в пещеру, вернуться в утробу матери. В пещеру можно войти, там интересно, комфортно. Нельзя войти, страшно, холодно, неуютно.

3.2. Описание метода

Пациента, лежащего с закрытыми глазами на кушетке или сидящего в удобном кресле вводят в состояние расслабления. Как правило, бывает достаточно нескольких простых внушений состояния спокойствия, расслабленности, тепла, тяжестииприятной усталости – последовательно в различных участках тела. В работе со многими детьми даже и это часто бывает излишним. Достаточно попросить ребенка лечь или сесть, закрыть глаза и расслабиться (см. раздел Техника проведения).

Предварительным условием проведения психотерапии является, само собой разумеется, установление в ходе одной или нескольких предварительных бесед доверительных отношений между пациентом и терапевтом, а также сбор данных о пациенте (анамнез).

После достижения пациентом состояния расслабления (что можно проконтролировать по характеру дыхательных движений, дрожанию век, положению рук и ног) ему предлагается представить образы на заданную психотерапевтом в открытой форме тему стандартный мотив

Представляя образы, пациент рассказывает о своих переживаниях сидящему рядом психотерапевту. Психотерапевт как бы «сопровождает» пациента в его образах и, если необходимо, направляет их течение в соответствии со стратегией лечения.

Участие психотерапевта внешне выражается в том, что через определенные промежутки времени при помощи комментариев типа «да», «угу», восклицаний типа «Вот как!», повторения описаний пациента, а также при помощи вопросов о деталях и свойствах образа он сигнализирует о том, что внимательно следит за ходом развития образов пациента.

Чтобы обеспечить наиболее полное и глубокое самораскрытие личности пациента, необходимо свести до минимума суггестивное воздействие психотерапевта.

Длительностьпредставления образов зависит от возраста пациента и характера представляемого мотива. Для подростков и взрослых пациентов она составляет в среднем около 20 минут, но не должна превышать 35 – 40 минут. Для детейдлительность представления образов колеблется в зависимости от возраста ребенка от 5 до 20 минут.

Курс психотерапии состоит, как правило, из 8 – 15 сеансов, в особо сложных случаях достигая иногда 30 – 50 сеансов. Однако существенные улучшения наступают уже после нескольких первых сеансов, вплоть до того, что иногда даже один-единственный сеанс может избавить пациента от болезненного симптома или помочь разрешить проблемную ситуацию.

Частота сеансов составляет от 1 до 3 сеансов в неделю. Так как метод символдрамы оказывает глубокое эмоциональное воздействие и требует времени, чтобы пережитое в ходе сеанса прошло сложный процесс внутреннего психологического прорабатывания, проводить сеансы ежедневно и, тем более, несколько раз в день не рекомендуется. Также не рекомендуется проводить сеансы реже, чем раз в неделю.

Символдрама проводится в индивидуальной, групповой форме и в форме психотерапии пар, когда образы одновременно представляют либо супруги/партнеры, либо ребенок с одним из родителей. Символдрама может быть также составной частью семейной психотерапии.

Символдрама хорошо сочетается с классическим психоанализом, психодрамой, гештальт-терапией, игровой психотерапией.

3.3. Техника проведения психотерапии

3.3.1. Предварительные условия

Прежде всего, необходимо установить эмоционально-личностный контакт между ребенком и психотерапевтом. При этом особо важное значение придается беседе с ребенком о его радостях и заботах. В то же время внимание ребенка не должно отвлекаться на посторонние предметы, в частности, на игрушки. Поэтому сеанс символдрамы желательно проводить в другой комнате, а не в той, где проводится игровая психотерапия.

Желательно, чтобы помещение было слегка затемнено, шторы при этом должны быть наполовину прикрыты (полностью закрывать не следует, иначе это может вызвать у ребенка тревогу). Делать это нужно заранее, до прихода ребенка, так как в его присутствии это может вызвать у него беспокойство. Обстановка должна казаться ребенку вполне нормальной.

Существенное отличие психотерапии детей и подростков от работы со взрослыми пациентами заключается также в принципиально иной эмоциональной установке психотерапевта. Она характеризуется тем, что требует от психотерапевта

1) большей активности, жизненности и бодрости чувств;

2) полного доброжелательности и радости отношения к ребенку, которое он очень хорошо чувствует;

3) готовности и способности воспринимать позитивные чувства, которые может вызывать в психотерапевте ребенок;

4) психотерапевт ведет себя так, как будто он уже хорошо знает ребенка, но долго не видел его и поэтому теперь очень рад его приходу [41, 242].

Работая с детьми младшего школьного возраста (от 6 до 10 лет), предпочтительно проводить сеанс, сидя в удобном кресле с достаточно высокой спинкой, чтобы ребенок мог удобно облокотить голову. Эта поза лучше соответствует особенностям моторно-двигательной активности данного возраста, когда дети даже с закрытыми глазами совершают непроизвольные движения руками или ногами. Кроме того, в таком положении они не столь сильно подвергаются страху предстать «на растерзание» психотерапевту, как в более беззащитном положении лежа.

В отличие от работы со взрослым пациентом, в работе с ребенком психотерапевту предпочтительно сесть не напротив, а параллельно, рядом с пациентом. Сидеть при этом следует лицом не к окну, а в сторону темной части комнаты.

Следующим важным условием проведения с ребенком сеанса символдрамы является его понятное и приемлемое для ребенка обоснование. Например, ребенка можно спросить, знает ли он интересную «игру полета фантазии с закрытыми глазами». Обычно ребенок отвечает: «Нет». Таким образом у него удается пробудить любопытство и создать мотивацию для проведения сеанса символдрамы.

В работе с более старшими детьми и подростками психотерапевт может спросить, не хочет ли ребенок пройти интересный тест, в котором нужно представлять в воображении определенные образы. Как правило, в этом возрасте дети с удовольствием выполняют различные тесты.

Каждый сеанс символдрамы начинается с короткой предварительной беседы, длящейся от 5 до 15 минут. В ходе этой беседы необходимо прежде всего обсудить актуальное состояние ребенка, его самочувствие и реальную ситуацию. Можно спросить о том, что происходит в школе (оценки, задания) или дома (например, если кто‑нибудь заболел, приехали гости и т. п.)

Затем можно перейти к теме предыдущего сеанса. Почти все дети приносят рисунок, который психотерапевт задал им нарисовать после представления предшествующего мотива. Обсуждая его, психотерапевт способствует «оживлению» рисунка, если он, например, спрашивает: «А что происходит здесь?»; «Куда смотрит этот?»; «Что бы дереву хотелось больше всего сделать?» – и т. п.

Такая беседа пробуждает фантазию ребенка и настраивает его на работу со следующим мотивом. Далее следует индукция расслабления и собственно представление образов.

По окончании процедуры представления образов происходит последующее обсуждение, в ходе которого следует оставаться на уровне эмоционального переживания, не проводя никакой интерпретации и анализа. Можно спросить о том, что было самым приятным в образе, что было менее приятно, что было самым ярким, что менее ярким, что было реальным воспоминанием, а что – продуктом чистой фантазии. Можно расспросить о конкретных деталях образа, что из этого пациент считает самым важным, и что произвело на него наибольшее впечатление.

3.3.2 Работа с рисунком

Важное место в работе по методу символдрамы занимает рисование пациентом пережитого им образа. Специалистами Института Кататимно-имагинативной психотерапии в Германии разработана специальная методика проведения психодиагностики – на основе рисунка пережитого пациентом образа.

Привлечение рисунка используется в работе практически со всеми категориями пациентов. Особенно полезно рисование пережитого в образе материала оказалось в работе с людьми, имеющими недостаточно развитуюфантазию, испытывающими трудности вербального выражения, скованных запретами и комплексами, а также переполненных силой образа. Если в первом случае рисунок стимулирует фантазию, то в последнем случае рисунок оказывает на фантазию человека ограничивающее и систематизирующее воздействие.

Задание нарисовать пережитое обычно дается пациенту после окончания представления образа. Это своего рода специальное психотерапевтическое домашнее задание. Обсуждение рисунка происходит, как правило, в начале следующего сеанса.

Иногда пациент рисует непосредственно сразу после представления образа в кабинете психолога. В этом случае, задача психолога – создать оптимальные возможности для наиболее полного самораскрытия личности пациента. Для этого необходимо дать пациенту полную свободу в выборе величины и формата листа бумаги, а также в выборе средств для рисования. Лучше всего, если пациент сам отрежет необходимый ему для рисования лист бумаги от большого рулона, наподобие рулона обойной бумаги. В кабинете психолога должен быть достаточно большой выбор средств для рисования: карандаши, мелки и краски.

Пациента просят выбрать, чем он будет рисовать, вырезать из рулона бумаги «свой» формат и что-нибудь нарисовать в течение примерно 20 минут.

Если психотерапевт наблюдает за процессом рисования пациента, то необходимо фиксировать сопровождающие его эмоциональные проявления. Если такого наблюдения не проводится, то о некоторых эмоциональных реакциях можно сделать вывод по продавливаниям на обратной стороне рисунка. Например, продавливания, соответствующие прямым линиям, уколам, толчкамиострым углам, как правило, говорят о проявлении агрессии, а повторяющиеся круговые движения обычно свидетельствуют о тревоге и страхе. При этом важно, где расположены эти круговые движения. Например, многократное круговое очерчивание вокруг рта часто соответствует оральным и вербальным страхам. Эти наблюдения сделаны на большом статистическом материале [44].

Один из них – это величина и формат выбранного листа бумаги.

Большие листы бумаги (больше формата А4) выбирают, как правило, люди с завышенными представлениями о себе, склонные к нарциссизму и истерическим реакциям, а также дети. В экстремальных случаях пациент даже продолжает рисовать за пределами листа бумаги на столе.

Маленькие листы бумаги (меньше формата А4) обычно выбирают пациенты с депрессивной и навязчивой структурой личности, а также имеющие заниженную самооценку, «маленькие», «скромные».

Следующий объективный диагностический критерий – это горизонтальноеили вертикальное положение листа бумаги.

Горизонтальный формат выбирают обычно люди, стремящиеся охватить одновременно как можно больше областей в жизни. Это характерно для экстенсивного типа личности. Обычно на рисунке изображается несколько предметов, дорога и т. п.
Выбор вертикального формата свидетельствует о целеустремленности, о способности сконцентрироваться на каком-то деле. Это интенсивный тип личности. Обычно на рисунке изображается один, поднимающийся вверх предмет.

Важно, как пациент отрезает бумагу. Некоторые подолгу ровняют края. Это типичный признак эпилептоидности. Некоторые сначала по линейке отчерчивают линию отрыва и лишь после этого обрезают лист бумаги. Это признак педантичности, ригидности.

Следующий важный диагностический критерий – это наличие или отсутствие специально нарисованных пациентом рамок. Рамка может свидетельствовать о стремлении пациента отгородиться от внешнего мира, что, в свою очередь, обусловлено страхом, тревогой и неуверенностью, защитой от которых, как раз и служит рамка. «Рамка» может быть также образована из незанятого цветом пространства по краям листа бумаги, что тоже говорит о страхе и неуверенности по отношению к внешнему миру. Важно, с какого края рисунка находится такое незанятое цветом пространство.

Считается, что смещение изображения в верхнюю часть рисунка отражает завышенный уровень притязаний, а смещение в нижнюю часть рисунка – заниженный уровень притязаний и низкую самооценку. Левая сторона рисунка соответствует эмоционально-интуитивной сфере личности, а правая сторона – интеллектуально-рациональной сфере личности. В соответствии с этим, с какой стороны рисунка образовалась «рамка» из незанятого пространства – в той сфере пациент испытывает наибольшую неуверенность.

Большое значение имеют средства, которые пациент выбирает для рисования. Важно отметить, что выбор материала должен быть большой. И если из всех материалов пациент выбирает, например, простой карандаш – это говорит о страхе перед самовыражением красками (страх перед неопределенностью). Часто для таких пациентов свойственны навязчивые черты. Тушь (особенно черная), как правило, соответствует агрессивности. Если из всего многообразия средств для рисования пациент выбирает шариковуюручку – это говорит о навязчивой, слишком конкретной личности, для которой рисование шариковой ручкой служит определенной защитой. Признаком внутренней раскованности и нарастания степени выраженности внутренней свободы может служить следующая последовательность выбора изобразительных средств: 1. цветные карандаши, 2. восковые мелки, 3. пастель, 4. гуашь, 5. акварель. В этом ряду признаком наиболее раскрепощенной и свободной личности может быть выбор акварели, когда пациент уверенно чувствует себя, несмотря на размытый и нечеткий характер линий. С другой стороны, рисование цветными мелками и карандашами позволяет менее уверенному пациенту опираться на четкие линии.

Интерпретация расположения элементов рисунка на листе бумаги (в центре, вверху, внизу, слева и справа) соответствует разработкам классических рисуночных тестов (например, теста «Несуществующее животное»). При обсуждении рисунка пациента можно спросить: «Где Вы чувствуете себя лучше? В какую сторону Вы бы пошли?»

С диагностической точки зрения, важно, что самое важное пациент бессознательно располагает в центре, что бы он потом ни говорил.

Это же можно сказать и о перспективе. Самое важное пациент бессознательно располагает на переднем плане, – опять же, как бы потом он сам ни комментировал свой рисунок. Само наличие или отсутствие перспективы – это тоже диагностический критерий. Отсутствие перспективы у взрослых пациентов может быть связано с психотическими нарушениями. Известно, что на рисунках больных шизофренией часто нет перспективы или она потеряна.

При анализе рисунка необходимо учитывать все необычные, отличные от нормы элементы, утрирования, диспропорции, отсутствие определенных частей тела и т. д. Интерпретация этих признаков проводится в соответствии с принципами классических рисуночных тестов (например, теста «Несуществующее животное»).

Один из таких диагностических критериев – это особенность изображениялинии горизонта. Если взрослый пациент оставляет пропущенный участокмежду « небом» и « землей» – это может говорить о расщеплении психической структуры, разрыве между «верхом» и «низом».

3.3.3. Символика цвета и чисел

Анализ рисунка включает в себя интерпретацию основного цветового фона изображения и цвета отдельных его элементов. Известно, что цвет отражает различные эмоции человека. Причем один и тот же цвет может одновременно вызывать сразу множество различных, часто противоположных переживаний. Поэтому при анализе рисунка важно расспросить пациента, какое впечатление производит на него рисунок в целом и отдельные его части, нравится ли ему тот или иной цвет и т. д.

Символика цвета определяется одновременно множеством факторов – как наследуемых, так и формирующихся при жизни. При этом на образование символа может оказывать влияние любое событие, начиная с внутриутробного развития, особенностей протекания беременности у матери, родов, развития в младенческом возрасте, особенностей приучения к горшку, времени посещения детского сада и т. д., вплоть до актуальной ситуации, в которой находится пациент сейчас. Причем особое внимание следует уделить событиям последних двух дней. Символообразование формируется по принципу сгущения. Этот важный аналитический принцип предполагает, что в каждом образе или элементе рисунка одновременно проявляются символические отражения множества различных событий, происшедших с пациентом в разное время. Другой важный аналитический принцип символообразования – принцип амбивалентности – предполагает существование у одного и того же символа прямо противоположных значений (Таблица 2). Именно поэтому при анализе символики цвета мы попытаемся выделить два основных полюса в спектре символических значений каждого цвета, что поможет сделать затем необходимые диагностические выводы.

Интерпретация цветов в Символдраме .

Таблица 2.

цвет Положительные характеристики Отрицательные характеристики

красный

любовь, страсть

эротическое начало

вдохновение

агрессия

ненависть

опасность

синий

разум

дисциплина

порядок, верность

безумие

иррациональность

желтый

открытость

активность

свобода, слава, сила

ревность, зависть

жадность, лживость

мания, бред

оранжевый

Зрелость личности

радость

энергия, сила

вытесняет другие цвета

страсть борьбы и войны

зеленый

Витальное начало

рост

надежда

яд

болезнь

незрелость

фиолетовый

равновесие

мистика, колдов. чары

сокровенное знание

покаяние

внутреннее беспокойство

тревога, отречение

меланхолия

коричневый

материнство

плодородие

земля

грязь

гной

кал

черный

достоинство

торжественность

смерть

траур

грех

белый

чистота

гармония

привидение

траур

серый

неясность

туман

депрессия

Число символизирует порядок, последовательность и упорядоченность. С его помощью осуществляется качественная и количественная оценка как мира, так и человека. При интерпретации (Таблица 3) символического значения чисел мы пользуемся теми же основополагающими принципами глубинно-психологической символики, что и при интерпретации символического значения цвета. Здесь также максимально возможная интерпретация допустима только на уровне гипотезы, достоверность которой проверяется на основании совокупности всех имеющихся рисунков, образов и сновидений, а также данных анамнеза.

Таблица 3.

Значение чисел

Число Значение
Один С одной стороны всеобщность, абсолютность, с другой одиночество, нарциссические тенденции
Два С одной стороны соединение двух, пара, связь, соответствие, с другой разделение, полярность, противопоставление, противоположность, сомнение
Три число полноты, совершенства. Развитие, цикл, динамика, степень превосходства
Четыре Число стабильности, неподвижности, в нем нет динамики, идеально устойчивая структура
Пять Символизирует скрытое, сокровенное знание, магию, число человека, число его тела: руки, ноги и голова
Шесть Разделение видимого и невидимого мира, соединение противоположностей, это число равновесия
Семь общая, в представлении многих культур, универсальная идея Вселенной (семь дней недели; количество цветов спектра и т.д.)
Восемь С одной стороны число статичности, космической симметрии с другой число стагнации, застоя психических процессов
Девять Воплощает в себе завершение, замыкание циклической полноты, троекратное повторение трех, это символ неба, одухотворенности, сакральное число во многих культурах.
Десять Число разумного мышления, полноты, фактор исчисления. Связано это с возникновением счета по десяти пальцам рук.
Одиннадцать простое число, символ неразрешимого.
Двенадцать Число полноты и равновесия, основание двенадцатеричной системы исчисления. Несет в себе, в основном, только положительное значение
Тринадцать Самое амбивалентное число. С одной стороны, оно считается символом несчастья, а с другой, многие люди верят, что оно принесет им счастье.

Не следует стремиться истолковать каждую отдельную деталь рисунка, образа или сновидения, как бы раскладывая его по полочкам. Сновидение, образ и рисунок - это, прежде всего метафора. Именно таким целостным, метафорическим подходом и нужно руководствоваться при интерпретации.

Учитывая множественность детерминации, многозначность, многоплановость и амбивалентность символа, мы не можем делать однозначных выводов на основании лишь одного только конкретного рисунка, образа или сна. Интерпретация допускается только на уровне гипотезы, степень вероятности которой в последующем либо будет повышаться, либо понижаться – в ходе интерпретации других рисунков, образов и сновидений, а также анализа истории жизни и актуальной личностной ситуации пациента. Как правило, проблема или внутренний конфликт пациента отражаются в разных формах почти в каждом образе и рисунке пациента. Это позволяет специалисту-психологу сделать достаточно точные и объективные диагностические выводы на основании совокупности образов и рисунков.

3.4. Показания и противопоказания для применения символдрамы

3.4.1. Показания для применения символдрамы

Лучше всего применение методов символдрамы зарекомендовало себя при работе с детскими фобиями. При этом эффективным оказалось постепенное пошаговое «декондиционирование» (снятие условнорефлекторных зависимостей), напоминающее методы поведенческой терапии.

Символдрамауспешно используется при лечении детских навязчивых состояний [44]. Положительный эффект психотерапии связан, среди прочего, с тем, что отколовшийся от сознания, т. е. вытесненный материал «возвращается» в символической форме в образное сознание. Тем самым прекращается навязчивое повторение как защитный механизм против вытесненного.

Символдрама показана также в случаях нейро- и психовегетативных нарушений средней тяжести, психосоматических расстройств, ночного недержания мочи (энуреза), заикания, нервной анорексии и других нарушений питания, деструкции функциональных или психических компонентов при внутренних или других заболеваниях, в случае обусловленных невротическим развитием личности нарушений адаптационной способности, при замкнутости, закомплексованности, в случае нарушений концентрации внимания и проблем с успеваемостью в учебе.

3.4.2. Противопоказания для применения символдрамы

Явных противопоказаний для применения символдрамы в случае эмоционально обусловленных нарушений поведения детей и подростков нет. Психика ребенка находится еще в постоянном развитии. Поэтому возможные нарушения еще не окончательно закрепились и поддаются коррекции. Следует, однако, быть осторожным при ярко выраженных приступах страха и тяжелых депрессивных состояниях.

Противопоказанием для применения символдрамы в целом является:

1. Недостаточное интеллектуальное развитие с IQ ниже 85.

2. Острые или хронические психозы или близкие к психозу состояния.

3. Церебрально-органические синдромы.

4. Недостаточная мотивация, даже в случае простой, глубоко не проникающей психотерапии.

Как и при работе со взрослыми пациентами, сложности применения символдрамы возникают, если у ребенка наблюдаются яркиешизоидные или ярко выраженныенавязчивые особенности личности.

В случае работы с запущенными или делинквентными (с криминальным поведением) детьми вопрос о применении символдрамы должен решаться в каждом конкретном случае индивидуально. В целом можно сказать, что символдрама в данном случае тем более показана, чем сильнее выражены невротические составляющие в структуре личности.

Решая вопрос о показании или противопоказании символдрамы необходимо всякий раз учитывать уровень развития ребенка в настоящий момент. На определенных фазах развития особенно благоприятно сказывается свойственная символдрамеконтролируемая регрессия. В то же время бывают периоды, когда контролируемая регрессия противопоказана.

Принимая решение о начале психотерапии по методу символдрамы, необходимо учитывать динамику внутри семьи ребенка. При этом должны быть соблюдены следующие предварительные условия. Родители должны быть готовы к продуктивному сотрудничеству с психотерапевтом. В отдельных случаях, особенно в случае работы с более старшими детьми, может быть достаточно, если родители, по меньшей мере, не будут противодействовать психотерапии.

Актуальные конфликты внутри семьи, которые собственно и могли вызвать нарушения в поведении и состоянии ребенка, должны быть не столь велики, чтобы свести на нет достигаемые в ходе психотерапии улучшения.

Важно также, чтобы в результате занятий с психотерапевтом за ребенком не закрепился внутри семьи ярлык «больного» или «ненормального».

Проведение символдрамы должно основываться на наличии готовности ребенка и его способности к представлению образов. Как показывает опыт, способность ребенка к представлению образов проявляется тем сильнее, чем в большей степени он был способен с самого раннего детства играть с куклами, а также участвовать в ролевых играх.

Наконец, при обсуждении противопоказаний нужно учитывать уровень образования психотерапевта, его умение и опытность. В символдраме психотерапевт также полностью включается во все происходящее. От его установки и искусства ведения, его клинического и собственного опыта, а также от его чувствительности и владения эмпатией зависит успех психотерапии.

3.4.3. Возраст

Дети до достижения латентного возраста, т. е. до 6 – 7 лет [53], особенно сильно подвержены воздействию образов и вызываемых ими эмоций. Этот период сравнивают даже с возрастом фантазий или возрастом сказок, в котором неразрывно связаны образное мышление, эмоциональные переживания и телесные ощущения и реакции. Представление ярких образов может быть связано для ребенка в этом возрасте с переживанием сильных страхов, нарушением сна и другими негативными явлениями. Фантазии могут проявляться настолько сильно, что они могут доминировать даже в состоянии бодрствования, в результате чего даже объективно неопасные вещи могут казаться угрожающими. Кроме того, в этом возрасте еще не достаточно сформировались функции зрелого Я[51;54], позволяющие справляться с внутренними и внешними конфликтами.

По этой причине с детьми до 7 лет [53] занятия по методу символдрамы в целом проводятся довольно редко. Кататимно-имагинативная психотерапия возможна в этом возрасте только тогда, когда психотерапевт может дать ребенку, благодаря подчеркнуто суггестивному ведению, необходимое чувство безопасности и защищенности, компенсируя одновременно еще недостаточно зрелую структурную организацию Я [51;54]ребенка и его защитных механизмов. При этом техника психотерапии представляет собой нечто среднее между символдрамойи гипнозом.

Со вступлением ребенка в латентный период [53] становится все более возможным вызывать конфронтацию между бессознательно возникающими в символдраме образами и представлениями ребенка. По этой причине основная масса детей, в работе с которыми применяется символдрама, принадлежит к возрастной группе от 8 до 12 лет.

Это возраст, когда инстинктивные побуждения как бы отходят на задний план, становятся латентными, и вся психическая энергия может быть направлена на развитие Яи механизмов его функционирования. Вся активность ребенка перемещается теперь на активное достижение определенных умений. Тем самым происходит становление столь важного для последующей жизни нарциссического удовлетворения. Ребенок овладевает окружающим миром. Все большее значение приобретает принцип реальности. Место сказочных игр постепенно занимают соревновательные игры. Даже ролевые игры все более приобретают характер борьбы. Фантазия ребенка определяется теперь в значительной мере динамическими действенными представлениями. Все это можно эффективно использовать для проведения символдрамы.

3.5. Эффективность метода

Символдрама детей и подростков имеет ряд преимуществ по сравнению с другими методами психотерапии. Гюнтер Хорн выделяет следующие преимущества метода символдрамы:

1. Символдрама в определенном смысле закрывает пробел между игровой и разговорной психотерапией детей и подростков, компенсируя их недостатки и эффективно используя их преимущества

2. Символдрама позволяет ребенку разобраться со своими конфликтами и проблемами на символическомуровне. Тем самым можно обойтись без интеллектуального разбора собственных проблем, к которому ребенок может быть еще не готов.

3. Пожалуй, нет другого метода психотерапии детей и подростков, который, столь же оптимально учитывал бы нарциссические переживания ребенка, огромную важность которых для процесса психотерапии показали последние исследования Х. Когута и О. Кернберга. Дети с психическими нарушениями часто испытывают нарциссическое страдание, когда при столь важном для них сравнении их ловкости и умений с достижениями других детей и взрослых они оказываются несостоятельными. В игровой терапии, тоже очень важной в этом возрасте форме психотерапии, терапевт постоянно сталкивается с вопросом: что делать, если ребенок не умеет проигрывать? Либо он должен почти в каждой соревновательной игре сверх всякой меры разочаровывать ребенка его поражением, либо он дает ребенку возможность победить и тем самым испытывает конфликт из-за собственного неестественного, фальшивого поведения. Эта проблема разрешается только в имагинативной психотерапии, в ходе которой ребенок может себе позволить представить на уровне фантазии нарциссически обусловленные переживания собственной «грандиозности».

4. Благодаря особой пластичности метода символдрамы, с творческим использованием рисования, удается хорошо варьировать его применение, сочетая и дополняя им другие методы психотерапии. Символдрама может использоваться и как основная форма терапии, и в комбинации с другими формами, прежде всего с игровой психотерапией, что позволяет существенно динамизировать терапевтический процесс и сделать важные диагностические выводы о ходе лечения.

5. Символдрама может использоваться как в форме индивидуальнойпсихотерапии, так и в форме психотерапии пар, когда психотерапевт одновременно работает с ребенком и одним из родителей. Хорошо себя зарекомендовала и семейная психотерапия по методу символдрамы.

6. Часто образы ребенка и особенно их отражение в рисунке в значительно большей мере раскрывают глаза родителям на процессы внутреннего развития и специфические проблемы их ребенка, чем другие формы беседы и убеждения.

Глава 4. РАБОТА С ПАЦИЕНТОМ ПО МЕТОДУ СИМВОЛДРАМЫ

Школьным психологом в начале учебного года проводилось изучение уровня тревожности в начальном звене. В результате проведенной работы выявлена «Группа риска» состоящая из детей, у которых после двукратного обследования выявлен повышенный уровень тревожности (то есть тревожность не являлся ситуативной). В группу попало 22 человека 13 мальчиков и 9 девочек.

У тревожных детей возникают коммуникативные проблемы, которые проявляются в повышенной агрессивности вербальной и невербальной, в ряде случаев в виде слез, депрессий. Поэтому мы сочли нужным параллельно выяснить проблемность коммуникативной сферы детей.

Коммуникация - смысловой аспект социального взаимодействия. Поскольку всякое индивидуальное действие осуществляется в условиях прямых или косвенных отношений с другими людьми, оно включает коммуникативный аспект. Действия, сознательно ориентированные на смысловое их восприятие другими людьми, иногда называют коммуникативными действиями. Основные функции коммуникационного процесса состоят в достижении социальной общности при сохранении индивидуальности каждого ее элемента.

Для оценки коммуникативности нами использованы методы наблюдения и опроса.

Метод наблюдения - один из основных эмпирических методов психологического исследования, состоящий в преднамеренном, систематическом и целенаправленном восприятии психических явлений с целью изучения их специфических изменении в определенных условиях и отыскания смысла этих явлений, который непосредственно не дан.

Метод опроса - опрос представляет собой метод, при использовании которого человек отвечает на ряд задаваемых ему вопросов.

Были проведены индивидуальные консультации (Приложение 1) с родителями детей «Группы риска», на которых было получено разрешение проводить с детьми работу по коррекции уровня тревожности. На основании этого сформирована группа из 10 человек, в которую вошли 6 мальчиков и 4 девочки.

Для определения родительского отношения к ребенку мы использовали тест-опросник, разработанный А.Я.Варгой и В.В.Столиным (Приложение 2), который позволил выявить систему разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенности восприятия и понимания личности ребенка и его поступков.

Результаты приведены в Диаграмме 1.

Данный тест-опросник включал пять шкал: «принятие – отвержение», «симбиоз», «кооперация», «авторитарная гиперсоциализация» и «маленький неудачник».

Социально желательный образ родительского отношения заключался в шкале «кооперация», которая предполагала заинтересованность родителей в планах и делах ребенка, сочувствие и помощь ему; высокую оценку интеллектуальных и творческих способностей ребенка, наличие чувства гордости за него, поощрение его инициативы и самостоятельности, стремление быть на равных с ним. 10% (1 чел) родителей испытуемых соответствовал данному типу отношений.

Диаграмма 1.

Родительское отношение.

Большинство родителей испытывали социально нежелательные образы отношений:

· Симбиоз был свойственен 40 % (4 чел.) В данном случае родители стремились к постоянной близкой психологической дистанции с ребенком. Такие родители были спокойны лишь тогда, когда ребенок находился вместе с ними. Они ощущали себя единым целым с ребенком. Ребенок воспринимался ими как маленький и беззащитный. В условиях школы от детей требовалась самостоятельность и автоматизация, которую они не могли проявить, ощущали свою беспомощность в отсутствии родителей становясь высокотревожными.

· 30% родителей относились к своим детям с позиции «авторитарной гиперсоциализации». Данные родители авторитарно требовали от детей подчинения и дисциплины, навязывали свою точку зрения, обнаруживали неумение понять позиции другого человека. При этом не учитывались желание, интересы и природная склонность детей. Часто они внимательно следили за успехами своих детей, ждали высоких результатов, нагружали детей разнообразными секциями и кружками. Учебные перегрузки, ранняя ответственность, контроль и давление родителей на ребенка разрушали его эмоциональное здоровье, приводили к росту тревожности.

· 10% родителей относились к своим детям как к «Маленьким неудачникам». Они были склонны инфантилизировать детей, не замечать личной и социальной состоятельности. Интересы, увлечения, мысли и чувства ребенка им казались детскими несамостоятельными несерьезными. Дети воспринимались как неприспособленные, открытые для дурных влияний. В результате дети постоянно испытывали страхи перед сколько-нибудь сложными ситуациями, боялись незнакомых людей, были неуверенны в собственных силах, нерешительны, необщительны тревожны.

· 10% (1 чел) – родителей относились к своим детям с позиции «отверженный». Детям была предоставлена полная свобода действий, бесконтрольность. Отсутствовала заинтересованность родителей делами и проблемами ребенка. В результате ребенок чувствовал себя никому не нужным, брошенным.

С испытуемыми проведено изучение уровня тревожности по опроснику личностной тревожности Дж. Тейлора (Приложение 3).

Опросник предназначен для измерения уровня тревожности (утверждения входят в состав MMPI в качестве дополнительной шкалы). Адаптирован Т.А.Немчиным в 1966 году. Опросник состоит из 50 утверждений. Согласно инструкции, испытуемый должен согласиться или не согласиться с данными утверждениями. Оценка результатов по опроснику производится путем подсчета количества ответов обследуемого, свидетельствующих о тревожности. Каждый ответ «нет» на высказывания с 1-13 и ответ «да» на высказывания с 14-49 оценивается в 1 балл. Суммарная оценка:

40-50 баллов – очень высокая тревожность

25-40 баллов – высокий уровень тревожности

15-25 – средний уровень с тенденцией к высокому

5-15 – средний уровень с тенденцией к низкому

0-5 - низкий уровень.

Результаты приведены в Таблице 4 (мальчики) и Таблице 5 (девочки).

Таким образом, из таблицы видно, что у двух мальчиков уровень тревожности средний с тенденцией к высокому (17 и 20 баллов) что составило 33,3 % , у двух - высокий уровень тревожности (26 и 32 балла) – 33,3 %, у двух – очень высокая тревожность (41 и 43 балла) – 33,3 %.

Таблица 4.

Показатели уровня тревожности у мальчиков до проведения коррекции

Испытуемый Уровень тревожности Характер тревожности
1 32 высокий уровень тревожности
2 41 Очень высокая тревожность
3 20 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
4 17 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
5 26 высокий уровень тревожности
6 43 Очень высокая тревожность

Таблица 5.

Показатели уровня тревожности у девочек до проведения коррекции

Испытуемый Уровень тревожности Характер тревожности
1 17 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
2 36 высокий уровень тревожности
3 21 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
4 19 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому

Из таблицы 5 видно, что у трех девочек уровень тревожности средний с тенденцией к высокому (17, 19 и 21 балл) что составило 75 % , у одной – высокий уровень тревожности (36 баллов) – 25 %.

Мы сочли необходимым разделить результаты исследования уровня тревожности у девочек и мальчиков, вследствие различия источников, содержания и характера тревожности.

В младшем школьном возрасте мальчики более тревожны, чем девочки [39, 34]. Они более чувствительны к действию неблагоприятных психологических факторов, что облегчает почву для формирования различных типов неврозов. То, что больше всего тревожит мальчиков, можно назвать одним словом: насилие. Мальчики боятся физических травм, несчастных случаев, а также наказаний, источником которых являются родители или авторитеты вне семьи: учителя, директор школы.

По содержанию тревога девочек отличается от тревоги мальчиков. Тревога девочек чаще бывает связана с другими людьми; их беспокоит отношение окружающих, возможность ссоры или разлуки с ними, страх за родных и близких, опасения доставить им неприятности, переживания за их здоровье, душевное состояние. Девочки опасаются темноты, грозы, пожаров, высоты, а также испытывают беспокойство в ситуациях, традиционно тревожных для людей.

Процентное соотношение детей с различными уровнями тревожности представлена в Диаграмме 2.


Диаграмма 2.

Процентное соотношение детей с различными уровнями тревожности до проведения коррекции.

Обобщая данные по всей группе испытуемых, видно что:

Очень высокий уровень тревожности – 20% (2 человека)

Высокий уровень тревожности – 50% (5 человек)

Средний уровень тревожности с тенденцией к высокому – 30% (3 человека)

С детьми были проведены индивидуальные сеансы психотерапии по методу Символдрамы, с прорисовкой отдельных мотивов. В ходе работы после 3-4 сеансов наметилась положительная динамика в эмоциональном состоянии, в коммуникативной сфере, которая начала закрепляться после 5-7 сеансов.

В ходе работы с детьми осуществлялись индивидуальные консультации с родителями, в которых разъяснялся ход динамики коррекционной работы, а также обговаривались эффективные стратегии взаимодействия с их детьми, с тем, чтобы наметившаяся динамика снижения уровня тревожности стала стабильной по окончанию работы.

По окончанию работы осуществлялась оценка динамики показателя уровня тревожности детей на фоне психологической коррекции, оценка производилась по опроснику Дж. Тейлора на степень выраженности тревожности, результаты представлены в таблицах 6 и 7.

Таблица 6.

Показатели уровня тревожности у мальчиков после проведения коррекции .

Испытуемый Уровень тревожности Характер тревожности
1 11 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
2 37 высокий уровень тревожности
3 7 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
4 14 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
5 24 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
6 35 высокий уровень тревожности

Таким образом, из таблицы видно, что у четырех мальчиков уровень тревожности средний с тенденцией к низкому (7, 11, 14, 24 баллов) что составило 66,7 % , у двух - высокий уровень тревожности (35 и 37балла) – 33,3 %.

Таблица 7.

Показатели уровня тревожности у девочек после проведения коррекции .

Испытуемый Уровень тревожности Характер тревожности
1 9 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
2 19 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
3 11 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
4 7 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому

Из таблицы 7 видно, что у трех девочек уровень тревожности средний с тенденцией к низкому (7, 9, 11 баллов) что составляет 75 % , у одной – средний уровень тревожности с тенденцией к высокому (19 баллов) – 25 %.

Процентное соотношение детей с различными уровнями тревожности после проведенной психологической коррекции, представлено в Диаграмме 3.


Диаграмма 3.

Процентное соотношение детей с различными уровнями тревожности после проведения коррекции.

Обобщая данные по всей группе, видно что:

Высокий уровень тревожности – 20% (2 человека)

Средний уровень тревожности с тенденцией к высокому –10% (1 человек)

Средний уровень тревожности с тенденцией к низкому – 70% (7 человек)

Таблица 8.

Показатели уровня тревожности у детей до и после проведения коррекции .

испытуемый Уровень тревожности до корекции Характер тревожности Уровень тревожности после коррекции Характер тревожности
32 высокий уровень тревожности 11 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
41 Очень высокая тревожность 37 высокий уровень тревожности
20 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому 7 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
17 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому 14 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
26 высокий уровень тревожности 24 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
43 Очень высокая тревожность 35 высокий уровень тревожности
17 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому 9 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
36 высокий уровень тревожности 19 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому
21 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому 11 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому
19 средний уровень тревожности с тенденцией к высокому 7 средний уровень тревожности с тенденцией к низкому

В данной таблице прослеживается следующая динамика:

У всех испытуемых наметилась тенденция к снижению уровня тревожности.

· у 70% детей произошло снижение уровня тревожности до среднего с тенденцией к низкому;

· у 10% детей произошло снижение уровня тревожности до среднего с тенденцией к высокому;

· у 20% детей произошло снижение уровня тревожности с очень высокого до высокого.

У 20% детей стойкой динамики снижения уровня тревожности не произошло. Такой характер динамики детской тревожности обусловлен, на наш взгляд, прежде всего тем, что тип родительских отношений в семьях этих детей не изменился. Снижение же уровня тревожности ребенка произошло за счет повышения стрессоустойчивости, изменения стратегий поведения (адекватное реагирование на критику, повышение коммуникативных связей и т.д.). Эти дети нуждаются в дальнейшем психологическом сопровождении.

Иллюстрацией проведенных сеансов коррекции служит мальчик 10 лет. Ребенок из неполной семьи, проживает с бабушкой, младшей сестрой и матерью страдающей наркотической зависимостью. В семье нередки ссоры и драки между бабушкой и матерью. Ребенок по оценке преподавателей груб, агрессивен вербально и физически, плаксив. Снижена успеваемость.

При беседе с бабушкой выяснено, что ребенок агрессивен со всеми домашними, бьет младшую сестру, груб, плохо спит. Тип родительского отношения (в данном случае воспитывает ребенка бабушка) неблагоприятный – «авторитарная гиперсоциализация».

Первичная диагностика уровня тревожности показала суммарная оценка баллов у испытуемого 32 – что свидетельствует о высоком уровне тревожности.

Сеанс 1. Мотив «луг» - представлен осенним вечерним лугом небольшого размера, с желто-коричневой травой, черной бороздой. Идет дождь, небо серое и почти все закрыто черной тучей. (Приложение 4). На лугу не хочется ничего делать, страшно и одиноко. На вопрос: Что можно было бы сделать, чтобы чувствовать себя хорошо, комфортно на лугу? Ответа не находит. На предложение найти какое-нибудь укрытие и дождаться лета и хорошей погоды – находит дом. С наступлением лета, луг меняет окраску на зеленую, борозда начинает зарастать зеленой травой, но все еще остается видной. Состояние меняется на более спокойное, на лугу уже не так страшно, можно побегать и поиграть.

В процессе сеанса видно, что в начале у ребенка прослеживается депрессивный и тревожный фон настроения (трава, борозда), хочется плакать (дождь), чувство одиночества.Осеннее время года указывает на, прочно укорененную базовую фрустрацию оральной потребности. В конце сеанса наступает улучшение в настроении.

Сеанс 2. Мотив «луг» - представлен летним лугом с зеленой травой, борозда частично заросла зеленой травой, состояние спокойное. При просьбе найти ручей, долго его не видит. Когда находит, описывает его: исток завален камнями, палками и грязью, ручей мутный и холодный. На вопрос: что можно сделать, чтобы исток стал чистым, начинает разбирать завалы, убирать камни и палки и огораживает исток изгородью. Ручей становится чистым. На вопрос: что хочется сделать с ручьем? Ответ: ничего. Вопрос: Может попить, помыть руки и лицо или искупаться? Ответ: мыться нет, он слишком холодный, можно попить.

В процессе сеанса видно, что эмоциональное состояние нормализуется, но оральная потребность фрустрирована, остается сложным отношение к матери.

Сеанс 3. Луг – зеленый, летний, дневной и солнечный, борозда заросла зеленой травой. Ручей чистый, но по-прежнему холодный, можно пить воду. Просьба найти гору и подняться на нее. Гора (Приложение 6) без растительности, со сглаженной вершиной (материнско-женский мир) и забраться на нее невозможно и не хочется. Просьба поискать тропинку и попробовать подняться на гору. С трудом находит тропу. Подъем долгий и трудный. На вершине горы холодно одиноко. Открывается внизу панорама: впереди (будущее) – скудные строения посреди леса, сзади (прошлое) – закрыто другой более высокой горой, направо (рациональная, мужская установка) – небольшой поселок на берегу залива, налево (область эмоционального и женского) – все закрыто туманом разглядеть невозможно. Видно, что у ребенка все связанное с женским миром либо неприступно – гора, либо непонятно – туман. Это типичное сопротивление, вызванное тем, что именно в той части психики, обозрение символического представителя которой нарушено в кататимной панораме, у пациента существуют особо значимые проблемы и конфликты. В прошлом возможны серьезные психо-травмы - вид сзади закрыт горой.Освоенность ландшафта довольно низкая, что говорит о низкой социальной адаптированности пациента.

Сеанс 4. Луг – зеленый, летний, дневной и солнечный (Приложение 5). Хочется бегать играть. Настроение хорошее. Ручей чистый, можно пить воду и умыться. (Видно, что после третьего сеанса наступило стойкое улучшение эмоционального состояния.) На горе частично появилась растительность. Подниматься достаточно тяжело. Просьба на вершине горы найти гнездо (символизирует семью). Гнездо пустое, брошенное, без птенцов. Панорама внизу изменилась. Впереди – виден строящийся город, дороги. сзади – лес, направо– небольшой поселок на берегу залива, налево– весенний лес с еще нераспустившимися цветами и листьями (оптимистическое ожидание).

Сеанс 5. Луг, ручей – норма. Гора – покрыта растительностью, подъем достаточно быстрый и не слишком трудный, панорама внизу – везде видна деятельность людей, гнездо с птенцами, подойти и покормить птенцов – страшно, вдруг прилетит мать и заклюет. Заметные стойкие улучшения мотивов Луг и Ручей, улучшение мотива Гора (женский мир), панорамы вокруг (социальная адаптированность).

Сеанс 6. Луг – норма. Просьба найти на лугу пасущихся животных. Оказались 2 коровы и маленький теленок (значимые люди). К нему относятся хорошо, но он к ним подходит с неохотой, боится. Кормит только маленького теленка (установление нормальных отношений с сестрой). Молоко пьет очень много (удовлетворение оральных потребностей). Гора – с растительностью (приложение 7), подъем быстрый не трудный, ландшафт освоен человеком. В гнезде птенцы, кормит. Просьба спуститься с горы и вернуться на луг, найти дом. Мотив «Дом» – дом одноэтажный, небольшой, деревянный. Есть двери и окна. В доме есть кухня (отношения с матерью) и жилая комната (Приложение 8), запасы еды отсутствуют (неудовлетворение оральных потребностей). Кухня заброшена и пуста, на столе грязная посуда (депривации на оральной стадии). Очень неуютно, не хочется оставаться. На вопрос что можно сделать, чтобы стало уютнее – ответ прибрать кухню, вымыть грязную посуду. После приборки настроение улучшилось. Подвал есть, в нем есть какие-то запасы, но спускаться туда не хочется, очень страшно (психо-травмы в детстве).

Сеанс 7. Мотив «луг» - норма. Мотив «Дом» - продолжаем осмотр дома. На кухне – достаточно чисто в холодильнике продукты, поел. В доме есть еще одна комната – жилая. В ней царит беспорядок, после уборки комната выглядит хорошо, удается рассмотреть шкаф с его одеждой, раскладывающийся диван, стол для занятий. В доме достаточно уютно и это его дом. Ему там нравится жить (Приложение 9). Мотив «Опушка леса» (В этом мотиве прорабатываются не очень глубокие области бессознательного, которые в образе символически находятся непосредственно на земле, т. е. поблизости от сознания) - из леса вышел очень страшный большой медведь. Рассмотрели его из укрытия. Медведь настроен агрессивно. Предложено покормить медведя. Очень долго не мог решиться, как и чем. «Медведь любит мед, у меня его нет. Рядом дерево с дуплом, там есть мед, но его охраняют злые пчелы» Наконец идет в дом, достает из холодильника еду и кормит медведя, медведь становится менее агрессивным, возвращается в дом, достает запасы из подвала опять кормит медведя, медведь становится дружелюбным, но играть не хочет. Уходит.

Сеанс 8. Мотив «Луг» - норма, «ручей» - норма, «дом» - норма. Чувствует себя легко и спокойно. Мотив «Опушка леса» - из леса выходит собака, она не очень злая, он кормит собаку, гладит ее и начинает с ней играть (стратегия поведения улучшающая коммуникативность).

В процессе сеанса видно, что эмоциональное состояние хорошее, пугающих ситуаций не наблюдается, коммуникативность (кормление и игра с собакой) в норме.

После восьмого сеанса проведена беседа с бабушкой. Выяснено, ребенок стал более спокойным, спит хорошо, начал общаться с сестрой без драк и вербальной агрессии. Наладились отношения с бабушкой.

По оценке преподавателей стал более спокойным, вербально и физически неагрессивен, достаточно внимателен на уроках. Старается выполнять задания. Наладились отношения с одноклассниками, вместо драк – общение и игры.

Проведено повторное тестирование уровня тревожности. Суммарная оценка баллов у испытуемого 11 – средний уровень с тенденцией к низкому.

При проведении сеансов психотерапии методом символдрамы после 3 сеанса умальчика начались устойчивые улучшения эмоционального состояния. После 5 сеанса эмоциональное состояние стабильное. В процессе проведения сеансов менялось отношение в семье, с одноклассниками. Сон улучшился, плаксивость исчезла. Уровень тревожности снизился. Вербальная и физическая агрессия исчезли.

Так как фактор риска в семье остался, (мать страдает наркотической зависимостью) ребенок нуждается в наблюдении и психологическом сопровождении.

Проведенная нами психокоррекционная работа в целом вызвала положительную динамику тревожности у детей младшего школьного возраста.

Уровень тревожности снизился у 80% детей. Произошел ряд положительных переходов детей в подгруппы с более благоприятным уровнем тревожности.

В целом поведение детей стало более конструктивным и адекватным.

Итак, в результате наших исследований выяснено:

· Символдрама является эффективным средством при работе с детьми младшего школьного возраста.

· Символдрама является краткосрочной терапией (8-10сеансов достаточно для стойкого улучшения состояния у детей младшего школьного возраста).

· Символдрама является эффективным методом терапии для коррекции тревожности

· Символдрама является эффективным методом терапии для регуляции коммуникативности.

Гипотеза нашего исследования подтвердилась, так как мы предполагали, что символдрама эффективное средство для коррекции тревожности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Данная работа была посвящена изучению возможностей метода психотерапии Символдрама при осуществлении коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста. Была предпринята попытка, выявить взаимосвязь между проведением сеансов психотерапии и изменением личностных характеристик пациента.

Проведенный теоретический анализ проблем тревожности показал, что повышенная тревожность младших школьников детерминируется факторами неблагоприятного семейного воспитания. В целом можно говорить о том, что тревожность в младшем школьном возрасте является большей частью производной широкого круга семейных нарушений.

Теоретический анализ литературы показал, что в основе метода Символдрамы, лежат концепции классического психоанализа, а также его современного развития (теория объектных отношений М. Кляйн, эго-психология А. Фрейд [50], психология «Я» Х. Хартманна и»Self-Psychology» Х. Когута и их последующая разработка в трудах Ш. Ференци, М. Балинта, Э. Эриксона, Р. Шпитца, Д.В. Винникотта, М. Малер, О. Кернберга, Й. Лихтенберга [53, 11].).

Оставаясь на принципиальных психоаналитических позициях, много общего метод имеет с теорией архетипов и коллективного бессознательного К.Г. Юнга, а также с разработанным им методом активного воображения [54, 11].

С феноменологической точки зрения, можно проследить параллели этого метода в детской игровой психотерапии, в психодраме Я. Морено и Г. Лёйц и в элементах гештальт-терапии по Ф. Перлсу. В техническом плане символдраме близки элементы ведения психотерапевтической беседы по К. Роджерсу и некоторые стратегии поведенческой терапии, например, по Й. Вольпе.

При оказании коррекционного воздействия методом Символдрамы, произошла положительная динамика тревожности, обеспечившая переход детей в подгруппы с более благоприятным для развития личности уровнем тревожности.

В результате можно сделать следующие выводы:

1. Нарушение семейных отношений является одной из основных причин повышенной тревожности младших школьников.

2. Использование образов прошло эволюцию от аналитического толкования (Ф.Перлз), диагностики (К.Г.Юнг), до использования образов в психотерапевтических целях (Х.Лейнер).

3. В Символдраме работа с образами позволяет разобраться с проблемами на символическом уровне, удовлетворить нарциссические переживания, что крайне важно в работе с детьми и подростками.

4. В результате проведения коррекционной работы методом Симводрама, уровень тревожности у детей младшего школьного возраста снизился у 80 % испытуемых.

Гипотеза нашего исследования подтвердилась - символдрама эффективное средство для коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аладжалова Н. А., Каменецкий С. Л., Рожнов В. Е. Сверхмедленные колебания потенциалов головного мозга и Бессознательное: Природа, функции, методы исследования. Тбилиси, 1978. С. 162-169.

2. Алексеев А. В. Психомышечная тренировка: Метод психической саморегуляции. М., 1979.

3. Алиев X. М. Ключ к себе: Этюды о саморегуляции. М., 1990.

4. Анохин П. К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. М., 1968.

5. Анохин П. К. Очерки по физиологии функциональных систем. М., 1975.

6. Байярд Р.Т., Байярд Д. «Ваш беспокойный подросток», М., «Семья и школа», 1995.

7. Банщиков В. М., Рожнов В. Е., Шорохова Е. В. Проблемы личности // Материалы симпоз. М., 1969. Т. 1-2.

8. Барах А. Победа над бессонницей. М., 1979.

9. Барашенков В. Н. Неисчерпаемая пустота 11 Знание - сила. 1982. № 7. С. 18.

10. Бассин Ф. В. Проблемы бессознательного. М., 1968.

11. Бекеш Ф. В., Ярошевский М. Т. Фрейд и проблемы психической регуляции поведения. Послесловие к кн.: 3. Фрейд. Введение в психоанализ. Лекции. М., 1989.

12. Беминг У. Самопомощь при бессонницах, стрессах и неврозах/Пер. с нем. Мн., 1985.

13. Берн Э. Игры, в которые играют люди (психология человеческих взаимоотношений) 1 Пер, с англ. М., 1988.

14. Берн Эрик. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. Минск: 1992.

15. Берн Эрик. Транзакционный анализ и психотерапия. СПб: 1994.

16. Бехтерев В. М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб, 1908.

17. Бехтерев В. М. Гипноз, внушение, психотерапия и их лечебное воздействие // Вести. знания. СПб, вып. 4. 1911.

18. Булке О. Современные течения в психиатрии 1 Пер, с нем. М; Л.. 1929.

19. Буль П. И. Гипноз и внушение в клинике внутренних болезней. М., 1958.

20. Буль П. И. Основы психотерапии. Л., 1974.

21. Бурно М. Е. Аутогенная тренировка: Учеб. пособие. М., 1971.

22. Бурно М. Е. Вопросы клиники и психотерапии алкоголизма: Метод. рекомендации. М., 1981.

23. Бурно М. Е. Самовнушение и аутогенная тренировка: Метод, рекомендации. М., 1975.

24. Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением. М., 1989.

25. Васильев Л. Л. Таинственные явления человеческой психики. М., 1964.

26. Вейн А. М. Бодрствование и сон. М., 1970.

27. Вейн А. М. Лекции по неврологии неспецифических систем мозга. М., 1974.

28. Вельвовский И. 3. Психотерапия как система /I Психотерапия и курортология: Сб. науч. тр. Харьков, 1968. С. 23-27. Вельвовский И. 3. Психотерапия в общей (соматической) медицине 11 Материалы V Всесоюз. съезда невропатологов и психиатров. ЭД., 1969. С. 274-279.

29. Вельвовский И. З., Липгарт Н. К., Багалей Е. М., Сухорукова В. И. Психотерапия в клинической практике. Киев, 1984. Вернадский В. И. Пространство и время в живой и неживой материи. М., 1975.

30. Вилюнас В. К. Психология эмоциональных явлений . - М. : Изд-во МГУ, 1976г.

31. Виттельс Ф. Фрейд, его личность, ученной школа. Л., 1925.

32. Виш И. М. Практическая психотерапия. Воронеж, 1969.

33. Власова А. М. Методы психотерапии в возрасте от.2 до 5 лет: Метод. письмо. М., 1974.

34. Изард К. Эмоции человека: М.:Изд-во МГУ, 1980г.

35. Вольперт И. Е. Сновидения в обычном сне и гипнозе. Л., 1966.

36. Головин С. Ю. «Словарь психолога - практика». – Минск. 2001.

37. Джеймс М. Рожденные выигрывать. М.: 1995.

38. Захаров А. И. Предупреждение отклонений в поведении ребенка: 3-е изд., испр. – СПб: Союз, 1997.

39. Кочубей Б., Новикова Е. Лики и маски тревоги // Воспитание школьника – 1990 - №6

40. Лёйнер Х. Кататимное переживание образов / Пер. с нем. Я.Л. Обухова. М., “Эйдос”, 1996.

41. Лёйнер Х. Основы глубинно-психологической символики. // Журнал практического психолога, 1996, № 3, 4.

42. Лэндрет Г.Л. «Игровая терапия: искусство отношений», М., Международная педагогическая академия, 1994.

43. Немов Р. С. Психология. Учебник для студентов высш. пед. учеб. заведений. В 3 кн. Кн. 1 Общие основы психологии- 2-е изд. -М. : Просвещение: ВЛАДОС, 1995г. -576с.

44. Обухов Я.Л. «Психотерапия детей и подростков. Символдрама» . М. 1999г.

45. Практическая психология: Учебно-методическое пособие/Под. Ред. доктора психологических наук, профессора С. В. Кондратьевой. - Мн. 1997г.

46. Психотерапевтическая энциклопедия (под редакцией Б. Карвасарского). - СПб. 1998.

47. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии. М.,1970г.

48. Рогов Е. И. Настольная книга практического психолога в образовании: Учебное посоие. -М. : ВЛАДОС, 1996г. -529с.

49. Словарь психолога - практика. Минск: 2001.

50. Фрейд А. Детский психоанализ СПб. 2003.

51. Фрейд А. Психология “Я” и защитные механизмы. М., “Педагогика-Пресс”, 1993.

52. Фрейд З. Введение в психоанализ: Лекции. М., "Наука", 1989.

53. Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности. М., 1989.

54. Фрейд З. Я и Оно. // Фрейд З. Избранное. М., Внешторгиздат, 1989.

55. Хрестоматия по телесно-ориентированной психотерапии и психотехнике (под редакцией В. Баскакова). - М. 1997.

56. Э. Эриксон. Детство и общество. СПб. 1996.

57. Юнг К.Г. Тэвистокские лекции. Исследование процесса индивидуации. М.: 1998.

Приложения

Выступление

Уважаемый председатель, уважаемые члены государственной комиссии, вашему вниманию предлагается сообщение по теме: Символдрама как метод коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

Актуальность выбранной нами темы заключается в следующем: Большая распространенность в популяции неврозов и психосоматических заболеваний привлекает внимание многих психологов к изучению эмоциональной сферы человека. Тревожность как нарушение эмоциональной сферы личности, является устойчивым образованием, сохраняющимся на протяжении длительного периода времени и свидетельствует о недостаточной приспособляемости человека к тем или иным социальным ситуациям. Тревожность является серьезным риск-фактором для развития многих невротических и психосоматических отклонений.

Символдрама же в свою очередь является клинически эффективным методом при краткосрочном лечении неврозов и психосоматических заболеваний, а также при психотерапии нарушений, связанных с невротическим развитием личности.

Цель настоящей работы заключалась в определении эффективности применения символдрамы как метода коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

Объектом исследования являлась тревожность у детей младшего школьного возраста.

Предметом исследования выступала символдрама как способ коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

Гипотеза нашей работы: Символдрама является эффективным средством для коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

Цель и гипотеза работы определили задачи исследования:

· Рассмотреть особенности тревожности у детей младшего школьного возраста;

· выявить особенности методов психотерапии использующих образы;

· установить специфику работы с образами в символдраме;

· изучить изменения уровня тревожности, произошедшие в результате проведения психокоррекционной работы по методу Символдрамы.

Методологической основой данной работы явились основные принципы психологической науки, в т.ч. принцип последовательного детерминизма, согласно которому развитие личности обусловлено социальной ситуацией и психологическими закономерностями индивида, основные положения которого сформулированы в трудах Л.С.Выгодского.

Проведенный теоретический анализ проблем тревожности показал, что повышенная тревожность младших школьников детерминируется факторами неблагоприятного семейного воспитания. В целом можно говорить о том, что тревожность в младшем школьном возрасте является большей частью производной широкого круга семейных нарушений.

Теоретический анализ литературы показал, что в основе метода Символдрамы лежат концепции классического психоанализа, а также его современного развития. Оставаясь на принципиальных психоаналитических позициях, много общего метод имеет с теорией архетипов и коллективного бессознательного К.Г. Юнга, а также с разработанным им методом активного воображения. Использование образов прошло эволюцию от аналитического толкования и диагностики до использования образов в психотерапевтических целях.

На различных этапах работы нами использовались методы сбора материала: тестирование, опрос, наблюдение и беседа.

Для проверки гипотезы нами был произведен отбор детей с повешенным уровнем тревожности попавших в группу риска на основании данных школьного психолога. В результате сформировалась группа в кол-ве 22 человек. После проведение бесед с родителями детей группы риска, сформирована группа в кол-ве 10 человек. Для определения родительского отношения к ребенку мы использовали тест-опросник, разработанный А.Я.Варгой и В.В.Столиным, который позволил выявить систему разнообразных чувств по отношению к ребенку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенности восприятия и понимания личности ребенка и его поступков. Результаты вы видите на диаграмме.

С детьми было проведено изучение уровня тревожности и получили результаты:

Обобщая данные по всей группе испытуемых, видно что:

Очень высокий уровень тревожности – 20% (2 человека)

Высокий уровень тревожности – 50% (5 человек)

Средний уровень тревожности с тенденцией к высокому – 30% (3 человека)

Результаты приведены в таблице

С детьми были проведены индивидуальные сеансы психотерапии по методу Символдрамы, с прорисовкой отдельных мотивов. В ходе работы после 3-4 сеансов наметилась положительная динамика в эмоциональном состоянии, в коммуникативной сфере, которая начала закрепляться после 5-7 сеансов.

В ходе работы с детьми осуществлялись индивидуальные консультации с родителями, в которых разъяснялся ход динамики коррекционной работы, а также обговаривались эффективные стратегии взаимодействия с их детьми, с тем, чтобы наметившаяся динамика снижения уровня тревожности стала стабильной по окончанию работы.

По окончанию работы осуществлялась оценка динамики показателя уровня тревожности детей на фоне психологической коррекции

Высокий уровень тревожности – 20% (2 человека)

Средний уровень тревожности с тенденцией к высокому –10% (1 человек)

Средний уровень тревожности с тенденцией к низкому – 70% (7 человек)

Результаты вы видите в таблице:

У всех испытуемых наметилась тенденция к снижению уровня тревожности.

· у 70% детей произошло снижение уровня тревожности до среднего с тенденцией к низкому;

· у 10% детей произошло снижение уровня тревожности до среднего с тенденцией к высокому;

· у 20% детей произошло снижение уровня тревожности с очень высокого до высокого.

У 20% детей стойкой динамики снижения уровня тревожности не произошло. Такой характер динамики детской тревожности обусловлен, на наш взгляд, прежде всего тем, что тип родительских отношений в семьях этих детей не изменился. Снижение же уровня тревожности ребенка произошло за счет повышения стрессоустойчивости, изменения стратегий поведения (адекватное реагирование на критику, повышение коммуникативных связей и т.д.). Эти дети нуждаются в дальнейшем психологическом сопровождении.

При оказании коррекционного воздействия методом Символдрамы, произошла положительная динамика тревожности, обеспечившая переход детей в подгруппы с более благоприятным для развития личности уровнем тревожности.

Гипотеза нашего исследования подтвердилась - символдрама эффективное средство для коррекции тревожности у детей младшего школьного возраста.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий

Все материалы в разделе "Психология"