регистрация / вход

"Психические модели" гиповесомости в многосуточных экспериментах

Исследования биомеханических, вегетативных реакций человека при репродуктивном внушении различных гравитационных состояний. Возможности непрерывного сохранения внушенной "гравитационной гипостезии" в постгипнотическом периоде на длительное время.

«Психические модели» гиповесомости в многосуточных экспериментах

Результаты исследования биомеханических и вегетативных реакций человека при репродуктивном внушении в гипнозе различных гравитационных состояний показали, что наступающие при этом функциональные сдвиги и локомоторные изменения близки к тем, которые имеют место в реальных условиях частичной весомости, а также наблюдаются при использовании других методов моделирования.

В связи с этим представлялось весьма важным исследовать возможности непрерывного сохранения внушенной «гравитационной гипостезии» в постгипнотическом периоде на длительное время, в течение которого испытуемые могли бы выполнять полный комплекс работ, предусмотренный типовыми программами космических полетов. Приходилось также учитывать отсутствие аналогичных работ в гипнологии и экспериментальной психологии. Это отразилось и на целях данной серии исследований, которые были сформулированы следующим образом:

определить возможность и длительность непрерывной постгипнотической реализации внушенной «гравитационной гипостезии», как основы субъективного переживания сниженной весомости тела, после однократного внушения этого состояния в гипнозе;

исследовать объективные физиологические изменения в организме, возникающие при многосуточном переживании частичной весомости тела;

выявить изменение функций основных анализаторов под влиянием переживаемого состояния, а также динамику работоспособности при включении оператора в различные аналоговые системы управления.

Многосуточные исследования проводились в макетах кабин космического корабля, имитирующих реальные сооружения по объему, интерьеру рабочих мест, освещенности и т.п. В течение многосуточных экспериментов испытуемые работали и отдыхали во время дневного и ночного сна в специальных креслах. Для питания использовался бортовой паек космонавтов. Программы экспериментов строились с учетом программ космических полетов соответствующей длительности как по режиму труда и отдыха, так и по насыщенности рабочих дежурств операторской деятельностью. В течение 10-часового рабочего дня по 10 мин* в час испытуемые проводили работу по преследующему слежению на аналоговой модели, дискретному зрительно-двигательному совмещению целей, работали на телеграфном ключе, передавая знаки азбуки Морзе, опознавали искусственные наземные объекты на стенде, моделирующем видимые из космоса элементы земной поверхности, и т. п.

В ходе экспериментов посредством специальных тестов у испытуемых исследовались функции двигательного анализатора и зрительного анализатора. Наряду с этим регистрировались основные электрофизиологические показатели: ЭЭГ, ЭКГ, ЭОГ, АД, пневмограмма, температура тела. Два раза в сутки определялись энерготраты по данным газообмена, выполнялись основные биохимические исследования.

Эксперименты проводились в течение трех, пяти и десяти суток дважды на одних и тех же испытуемых. В трехсуточных экспериментах участвовал один испытуемый, в пятисуточных- одновременно два, в десятисуточных - три. Экспериментам предшествовал период обучения и тренировок испытуемых по всем методикам, моделирующим операторскую деятельность. Критерием подготовленности операторов к экспериментам служил общепринятый показатель: «выход на функциональное плато» по качеству выполнения рабочих тестов.

В первых экспериментах испытуемые находились в обычном состоянии и основным фактором воздействия на организм была трех-, пяти- или десятисуточная относительная гиподинамия. В начале повторных трех-, пяти- и десятисуточных экспериментов испытуемые погружались в глубокое гипнотическое состояние, после чего им делались однотипные внушения неполной потери чувствительности к гравитационным воздействиям* Формула внушения была направлена на формирование новой, необычной субъективной установки к гравитационным ощущениям: «Вы плохо различаете веса, становитесь нечувствительным к весу собственного тела. Поэтому Вам отчетливо кажется, что Ваше тело теряет вес, становится очень легким, почти невесомым. Сейчас Вы очень ясно чувствуете, что Ваше тело весит всего лишь 5-6 кг. Руки невесомы, они всплывают в воздухе. Это ощущение закрепится и станет еще более отчетливым после того, как Вы полностью проснетесь. Оно будет сохраняться в течение всего эксперимента, до тех пор пока Вашим нервам не будет возвращена прежняя чувствительность к весу». В групповых экспериментах внушение делалось одновременно всем испытуемым.

После того как объективные признаки и словесный отчет испытуемых подтверждали факт реализации внушения, они спустя 5-7 мин* выводились из состояния гипноза и с новыми гравитационными ощущениями приступали к выполнению программ соответствующих многосуточных экспериментов. С целью проверки длительности действия такого рода однократных внушений дополнительных словесных подкреплений, направленных на снижение весомости тела, больше не проводилось. О выраженности и времени действенности сделанных разовых внушений свидетельствовали словесные отчеты испытуемых, а также данные биомеханических и физиологических исследований.

После выполнения программ экспериментов, т. е. на исходе третьих, пятых и десятых суток, испытуемые снова вводились в гипнотическое состояние и их вес «восстанавливался» посредством противоположного по содержанию внушения. «Увеличение» веса до обычного производилось постепенно, в течение 10 мин., при непрерывном контроле физиологических функций, а затем испытуемые так же медленно выводились из состояния гипноза. В связи с тем, что после основных экспериментов у испытуемых развивались явления гравитационной реадаптации, отдельные тестовые исследования и периодическая регистрация физиологических функций проводились у них дополнительно в течение нескольких суток в условиях свободного режима в стационаре.

Объективные изменения в связи с внушением пониженной весомости тела в первые часы эксперимента ничем не отличаются от описанных в предыдущем разделе данной главы. С течением времени все эти особенности как бы закреплялись, достигая максимального развития к концу эксперимента. Субъективно испытуемый все больше вживается в это состояние, хотя временами оно может сопровождаться и явным дискомфортом.

Далее приводятся выдержки из протоколов, характеризующие ощущения и внутренние переживания одного из испытуемых в ходе трехсуточного эксперимента.

ПЕРВЫЕ СУТКИ

12.00 Очень легкий, странное ощущение нереальности собственного тела.

14.30 Почти полное отсутствие веса тела. Сидя, держусь за кресло: кажется, что улечу, если не буду держаться...

19.00 То же. Чувствую легкое головокружение* Появилась небольшая головная боль, возможно от энцефалографических датчиков. Немного поташнивает. Аппетит хороший.

22.00 Немного «беспокоит» голова. Сидеть в кресле значительно легче, чем в предыдущем эксперименте, не ощущаю давления кресла...

ВТОРЫЕ СУТКИ

7.00 Голова немного «тупая», немного устал. Спал неглубоко, часто просыпался от необычной обстановки и новых внутренних ощущений. Вес тот же - очень легкий...

11.30 То же. Периодическое поташнивание. После питья воды поташнивание исчезло.

12.20 Чувство тяжести в голове, кажется, от шапочки с датчиками. Настроение очень хорошее. Головная боль очень незначительная. Аппетит отличный.

17.20 Жалоб нет. В кресле сидеть очень легко. При ходьбе ощущение «парения в воздухе». При каждом вдохе в положении стоя кажется, что слегка отрываешься от пола.

19.25 Вес тела 5-6 кг стал еще более каким-то моим. В кресле еще легче сидеть. При ходьбе неустойчивость возросла: покачивания тела в стороны и вперед - назад. Очень заметно это стало сегодня вечером. Настроение хорошее, аппетит тоже.

23.00 Самочувствие нормальное, голова не болит, не тошнит. Легкость тела та же.

ТРЕТЬИ СУТКИ

7.00 Сон был спокойным. Уснул через 5-7 мин. Спал лучше, чем в предыдущую ночь, без сновидений, не просыпался. После сна ощущение свежести. При следовании в туалет «заносит» в стороны, небольшое головокружение, поташнивание. Голова «вроде в тумане». Аппетит отличный, вкусовые ощущения как всегда.

9.00 Такой же легкий. Кресла под собой не чувствую. Беспокоит головокружение. Поташнивание не проходит и усиливается с 8 час.

18.00 Около 12.00 была головная боль, с 16.30 уменьшилась, а сейчас исчезла полностью. Такой же легкий.

23.00 Вес очень небольшой. При ходьбе неуверенность и сильное покачивание еще большие, чем вчера. Головной боли, поташнивания нет.

ЧЕТВЕРТЫЕ СУТКИ

7.00 Спал лучше, чем в первую ночь, но хуже, чем в предыдущую. Были сновидения. Вначале снилось, что играл с товарищами в футбол, потом бежал за мячом, оттолкнулся от земли и очень плавно улетел. Подлетел к дереву, взялся рукой за ветку, ближе к его верхушке, и так, невесомый, находился рядом с веткой и смотрел, как продолжается футбольная игра. Утром после сна походка неуверенная, небольшое головокружение. Головная боль возникает при мышечном напряжении.

Объективно: сутуловатость при стоянии, при ходьбе отводит нога в стороны, покачивается.

11.35 Введение в гипноз, «возвращение» прежнего веса тела, выведение из гипнотического состояния.

12.00 Ощущение большой тяжести во всем теле, появилась какая-то «общая дрожь», головная боль, небольшое головокружение.

14.00 Ноги очень тяжелые, сильно давит кресло, трудно держать голову: ее тянет вниз. Рука такая тяжелая, что кажется легко может пробить стенку. Ходить тяжело. Голова не болит.

18.30 Легкое поташнивание, небольшое головокружение, общая усталость. Руки и ноги очень тяжелые.

22.00 То же. Тяжесть рук и ног сохраняется.

ПЯТЫЕ СУТКИ

8.00 Вечером после душа уснуть сразу не мог - было очень жарко. Уснул только спустя 20-30 мин. Голова и руки перед сном были тяжелыми.

Утром проснулся бодрым, с ощущением свежести, отдыха. Сон был спокойный. Жалоб нет, настроение хорошее, тяжести в теле нет.

Совершенно аналогичные ощущения при переживании пониженной весомости тела наблюдались в длительных экспериментах и у остальных испытуемых.

Наиболее характерной психической реакцией в первые часы «гиповесомости» является некоторая эйфория, сопровождающаяся излишней двигательной активностью, разговорчивостью, смехом. Подобные явления нередко отмечаются и у космонавтов, впервые переживающих состояние реальной невесомости тела в орбитальных полетах. Другая особенность психических ощущений при моделировании пониженной весомости тела состоит в отсутствии чувства давления кресла и напряжения мышц спины при пребывании в течение нескольких суток в постоянной позе. Если в контрольных экспериментах это обстоятельство служило поводом для многочисленных жалоб, то в состоянии «пониженной весомости» таких жалоб вовсе не было, и поэтому испытуемые не ощущали и того естественного общего утомления, которое связано с длительным пребыванием в вынужденном положении.

Следует отметить, что в пятисуточном эксперименте на четвертые сутки у испытуемого М. имели место сновидения, в которых он чувствовал себя невесомым: «Летал в космосе, видел ту же обстановку, что и в эксперименте, но точно знал, что я уже нахожусь в космическом пространстве, в связи с чем пережил некоторый страх». Наличие соответствующих сновидений у испытуемых спустя несколько суток после внушения пониженной весомости свидетельствует о том, что сформированный в гипнозе очаг возбуждения постоянно сохраняет свою действенность и даже во сне генерирует адекватные образы. У испытуемого М. внушение пониженного веса так же стойко сохранялось в течение пяти суток.

У другого испытуемого, участвовавшего в этом пятисуточном эксперименте, дважды наблюдалась спонтанная тенденция к «потяжелению» веса тела. Первый раз указанное явление возникло во второй половине вторых суток, и к вечеру ощущение веса тела соответствовало примерно восьми килограммам. Особенно заметно вес тела начал восстанавливаться на следующие сутки после семя часов утра. После того как вес тела увеличился до половины реального, испытуемый был погружен в гипноз и ему повторно была внушена прежняя весомость. Такая же коррекция в состоянии гипноза оказалась необходимой и на четвертые сутки, когда после ночного сна, по сливам испытуемого, «тело снова начало тяжелеть». В результате еще одного внушения в гипнозе ощущение веса в пределах 5-6 кг сохранялось до конца эксперимента.

Данный пример свидетельствует о том, что в отдельных случаях сформированный в гипнозе очаг возбуждения может самопроизвольно затормаживаться в период естественного сна. Это может быть связано с относительной слабостью процессов возбуждения у некоторых испытуемых. Поэтому для десятисуточных экспериментов отбирались испытуемые, характеризующиеся не только высокой степенью гипнабильности, но и выраженной уравновешенностью основных нервных процессов. Принятые меры оказались вполне эффективными.

Описанные субъективные ощущения при моделировании пониженной весомости всегда сопровождаются соответствующими объективными проявлениями, которые также имеют тенденцию с течением времени усиливаться и закрепляться. На рис. 37 представлены некоторые характеристики движений при ходьбе на различных стадиях десятисуточных экспериментов. Как видно из рисунка, биомеханические изменения при ходьбе во внушенном состоянии пониженной весомости, а также в первый период реадаптации приводят к возникновению так называемой «морской походки». Снижение устойчивости в вертикальном положении вызывает укорочение шага с постановкой стоп на значительно большем расстоянии от осевой линии движения, чем в норме. Характерно, что в первые сутки «гиповесомости» указанные явления выражены значительно сильнее, чем на десятые. К этому времени длина шага начинает приближаться к фоновой, а неравномерность отклонения от средней линии уменьшается. Подобную нормализацию локомоторных характеристик следует рассматривать как проявление адаптации к моделируемому состоянию.

«Возвращение» испытуемым собственного веса нарушает локомоторные функции еще в большей степени, чем состояние «гиповесомости». При этом расстройство ходьбы происходит не только за счет укорочения шага, но и за счет возрастающей неравномерности отклонения от осевой линии движения. Как видно на рис. 37, некоторые нарушения ходьбы имеются и после десяти суток пребывания в условиях относительной гиподинамии. Однако в этом случае наблюдается не укорочение шага, а лишь равномерное увеличение расстояния постановки стоп от осевой линии движения.

Координационные нарушения при внушенной пониженной весомости очень демонстративно проявляются на окулограмме. Форма ее резко изменяется: появляются нерегулярные дополнительные волны. С течением времени эти явления исчезают, однако амплитуда ЭОГ продолжает нарастать весь период пребывания в этом состоянии, и лишь в период реадаптации она резко снижается.

Описанные изменения сопровождаются колебаниями некоторых характеристик зрительных функций, в частности остроты зрения и контрастной чувствительности глаза. На рис. 39 эти данные представлены в сопоставлении с результатами, полученными в космическом полете за тот же период при выполнении идентичных зрительных тестов. Обращает на себя внимание достаточно четкое проявление однонаправленности изменения указанных функций, которая не может не иметь связи с системными изменениями в организме, обусловленными снижением весомости тела. При этом необходимо видеть и существенные различия в механизмах возникновения функциональных сдвигов в условиях реального воздействия невесомости и при внушении пониженной весомости тела. В последнем случае мы имеем дело с «психической моделью», основанной на несколько иных физиологических механизмах, о которых будет сказано далее.

В настоящее время установлено, что у всех космонавтов в орбитальных полетах после периода адаптации наступает снижение частоты сердечных сокращений. Однако, как показал статистический анализ, на фоне более редкого пульса в невесомости значительно увеличиваются по сравнению с исходными данными среднее квадратическое отклонение и коэффициент вариации. Предполагается поэтому, что невесомость оказывает специфическое воздействие непосредственно на сердечно-сосудистую систему, усиливая ее рефлекторные реакции на различные внешние и интероцептивные раздражения.

Характерно, что во всех случаях моделируемое состояние «гиповесомости» вызывает значительно большее урежение пульса, чем условия относительной гиподинамии в контрольных экспериментах. Наиболее выраженное снижение частоты пульса в «гиповесомости» наблюдается в покое, особенно во время ночного сна, и меньшее - при выполнении рабочих операций.

Реактивность сердечно-сосудистой системы на дозированную физическую нагрузку в состоянии «гиповесомости» значительно возрастает. Период реадаптации также сопровождается выраженной тахикардией. В это время и в покое пульс становится довольно высоким. Характерно, что на фоне повышенной реактивности сердечно-сосудистой системы способность к максимальным мышечным усилиям при внушенной пониженной весомости с течением времени прогрессивно снижается и несколько повышается в период реадаптации.

Измерения артериального кровяного давления во время космических полетов показали снижение систолического давления и некоторую тенденцию к небольшому увеличению диастолического давления, что характерно и для состояния гипокинезии. В наших экспериментах также наблюдалось прогрессирующее снижение пульсового давления у испытуемых. Однако это происходилоза счет повышения диастолического давления при практически неизменном уровне систолического.

Описанные вегетативные сдвиги протекают на фоне более низкого уровня энерготрат в покое, но с несколько большими его колебаниями при дозированной физической нагрузке.

Эти данные согласуются с наблюдениями Г. Ф. Макарова, изучавшего состояние газообмена при полетах на самолетах по баллистической траектории. В некоторых случаях от полета к полету имело место прогрессирующее снижение уровня газообмена в период невесомости по сравнению с первым ее воздействием. Аналогичные данные получены и в трех-, пяти и десятисуточных экспериментах. Характерно, что в период реадаптации после внушенной пониженной весомости в десятисуточном эксперименте энерготраты оказались предельно низкими, тогда как в трех- и пятисуточных они возросли в 1,5-2 раза.

В десятисуточном эксперименте в состоянии «штовесомости» у всех испытуемых была отмечена значительная потеря в весе тела. В контрольном эксперименте такого снижения веса не отмечалось, хотя калорийность питания в обоих случаях была совершенно идентичной. Несмотря на то что потеря в весе тела космонавтов после орбитальных полетов фиксировалась неоднократно, проводить аналогию между этими данными и нашими результатами, полученными лишь в одном эксперименте на трех испытуемых, было бы преждевременно. Необходимы дополнительные, целенаправленные эксперименты.

Большинство ранее описанных функциональных изменений в организме, наблюдаемых при внушении пониженной весомости тела на длительный период, проявляет тенденцию к кумуляции.

Ортостатические пробы, проведенные до и после контрольных экспериментов, а также экспериментов с внушенной гиповесомостыо, показали, что специфическая для гиподинамии и гиповесомости реакция сердечнососудистой системы в последнем случае оказывается гораздо более выраженной. Так, в случае внушенной трехсуточной гиповесомости увеличение диастолического и снижение пульсового давления было в среднем на 40% более выраженным, чем в контрольном эксперименте, где относительная гиподинамия не сопровождалась внушением пониженной весомости тела.

Еще более неблагоприятное течение ортостатических реакций имело место после внушенной пяти- и десятисуточной гиповесомости тела. Наибольшие изменения в данном случае происходят с пульсовым давлением, которое при ортостатической нагрузке может снижаться до критических величин, причем это снижение обусловлено в основном значительным ростом диастолического и в меньшей степени - снижением систолического давления. Это дает основание полагать, что внушение пониженной весомости тела вызывает прогрессирующую функциональную перестройку сосудистого тонуса, в результате которой происходит повышение диастолического давления как в покое, так и еще в большей степени при ортостазе.

Кумуляционный эффект внушения длительной пониженной весомости сказывался и в том, что начиная с первого дня в основных экспериментах у испытуемых появлялись двигательные нарушения при ходьбе, отражавшиеся на темпе и характере локомоций, чего не было в контрольных экспериментах. Явления адаптации, наблюдавшиеся спустя 1,5-2 суток, лишь снижали уровень этих нарушений, но не восстанавливали качество двигательной деятельности до исходного уровня.

Выраженные сердечнососудистые и двигательные реакции отмечались также в период реадаптации к обычной весомости, который продолжался сутки после трехсуточного, двое суток - после пятисуточного и пять - после десятисуточного эксперимента.

Исследование деятельности оператора в системе управления в длительных экспериментах проводилось с помощью нескольких методик слежения, теста на зрительно-двигательную координацию и передачи телеграфных знаков. Экспериментам предшествовал период обучения и тренировок, а критерием подготовленности операторов служил выход на «функциональное плато» по качеству выполнения операций.

Операции слежения выполнялись на моделирующей установке - электронно-оптическом устройстве, стыкующемся с ЭВМ и позволяющем формировать на экране электронно-лучевой трубки изображение точки заданной яркости. Управление движением точки осуществлялось с помощью ЭВМ, решающей уравнения движения объекта, и визирного устройства, а также датчика команд. Для оценки качества слежения использовалась дисперсия ошибок по двум каналам, вычисляемая при помощи дисперсиометра, решающего заданные уравнения. Ошибки слежения и сигналы с датчика команд фиксировались на осциллографе.

Математическая обработка и анализ результатов показали, что во всех случаях внушенные состояния гиповесомости вызывают снижение качества работы по данному типу сложного преследующего слежения в среднем на 13, 47 и 50% но дисперсии ошибок у трех операторов. На рис. 45 представлены средние данные, характеризующие динамику качества слежения в десятисуточной «гиповесомости» по отношению к такому же контрольному эксперименту.

Если в первый день эксперимента качество слежения в «гипо-весомости» снизилось на 90%, то в процессе адаптации качество слежейия постепенно улучшалось, но даже на десятый день эксперимента оно оставалось на 10% менее точным, чем в этот же день в контрольном эксперименте.

Зрительно-координационный тест выполнялся на макете окуляра визира. Здесь имитировалась деятельность оператора по перемещению перекрестия в поле зрения окуляра и совмещению его с изображением объекта визирования. Оператор должен был, рассматривая в бинокуляр поле рабочей карты, за минимальное время с максимальной точностью наводить перекрестие на контрольные точки и производить укол каждой точки иглой. Перед каждым наведением перекрестие возвращалось в центр карты. Данные об изменении величины среднеквадратического отклонения ошибки наведения и времени выполнения операции наведения в десятисуточных экспериментах представлены на рис. 46.

Анализ полученных результатов, характеризующих деятельность оператора, позволяет выделить в десятисуточном эксперименте с «гиповесомостью» четыре периода. Первый период отличается малой точностью и большим временем выполнения операции наведения: точность уменьшается в два раза, а время наведения увеличивается в полтора раза по сравнению с контрольными данными. Во втором периоде точность и время выполнения операций наведения по абсолютной величине достигают фоновых показателей и даже превосходят их. Третий период отличается резким уменьшением точности и увеличением времени выполнения операций наведения. При этом «гиповесомость» вдвое ухудшает точность выполнения операций, не оказывая влияния на время. В четвертом периоде временные и точностные характеристики приходят к уровню фоновых показателей.

Следует заметить, что фактор «гиповесомости» ухудшает точностные характеристики на всем протяжении эксперимента, тогда как его влияние на время выполнения операции наведения, начиная с четвертых суток практически отсутствует.

С этой точки зрения несколько неожиданными явились данные тестовой методики по передаче телеграфных знаков. Как видно из рис. 47, время передачи равнозначного текста в эксперименте с «гиповесомостью» с первого дня стало укорачиваться и к третьим суткам составило примерно 60% по сравнению с соответствующими данными контрольного эксперимента. В последующем у двух испытуемых скорость передачи сохранялась примерно на том же уровне, а у третьего - вновь приблизилась к фоновым данным в связи с дополнительными стрессовыми воздействиями. Число ошибок в работе операторов ни в одном из экспериментов не претерпевало закономерных изменений.

Важно отметить следующее. Возросшую скорость работы на телеграфном ключе все испытуемые объясняли тем, что в состоянии «гиповесомости» они не чувствуют веса руки и потому частота ритмических движений у них возрастает. Аналогичное возрастание скорости моторных реакций отмечалось в космических полетах у Г. С. Титова, А. Г. Николаева и П. Р. Поповича при работе с ко-ординографом, у Б. В. Егорова при

В результате можно сделать вывод о том, что качество операторской деятельности в состоянии моделируемой гиповесомости изменяется неоднозначно: чем сложнее двигательная деятельность и чем теснее связана с механизмами экстраполяции, тем значительнее она ухудшается в указанном состоянии. Более простые дискретные зрительно-координационные действия также при этом ухудшаются, но их качество восстанавливается в процессе адаптации. Что же касается чисто моторных реакций, не связанных с элементами зрительно-двигательной координации, то они в данном состоянии улучшаются по параметру времени выполнения теста, причем это не сказывается на качестве работы.

Таким образом, было экспериментально доказано, что действенность однократного внушения в гипнозе субъективного ощущения пониженной весомости тела может стойко сохраняться в течение 5-10 суток. С течением времени внушенное состояние подчас не только не регрессирует, но, наоборот, проявляет тенденцию «дооформляться», прочно фиксироваться. Вместе с тем у одного из испытуемых имело место самопроизвольное «увеличение веса», наступавшее, как правило, после ночного сна. Это явление связывается нами с особенностями основных нервных процессов данного испытуемого. По всей вероятности, в естественном сне происходило частичное торможение сформированного в гипнозе очага возбуждения. Дополнительное корректирующее внушение в гипнозе позволило снова «снизить вес» испытуемого до 5-6 кг. Характерно, что у тех испытуемых, у которых внушенный пониженный вес стойко сохранялся весь период длительных экспериментов, «возвращение» в гипнозе собственного веса реализовалось с трудом. Соответствующие внушения приходилось иногда делать несколько раз, пока испытуемый не заявлял, что он наконец чувствует свой прежний вес.

Рассмотренные экспериментальные материалы позволяют констатировать, что в данном случае мы имеем дело еще с одним видом моделирования частичной весомости в наземных экспериментах - психической моделью гиповесомости, основанной на «гравитационной гипостезии». Эта модель формируется в гипнозе через вторую сигнальную систему и может стойко сохраняться в длительном постгипнотическом периоде.

Субъективная модель гиповесомости обладает выраженной действенностью и непрерывно активирует соответствующую систему подкорковых связей. В результате происходит перестройка функционального состояния большинства внутренних систем организма. В основе этих функциональных изменений лежат некоторые первично возникающие явления: не воспринимаемый сознанием прирост тонуса антигравитационных мышц во время двигательной активности и ето снижение в покое; значительное снижение тонуса локомоторных мышц; соответствующие изменения афферентации со стороны отолитового аппарата и проприоцепции. За счет моторно-висцеральных и висцеро-висцеральных влияний, по-видимому, происходят вторичные функциональные сдвига со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной и других систем организма.

Измененная афферентация, более или менее соответствующая программируемой через вторую сигнальную систему, поступает в аппарат сличения рассогласований. На данном уровне, очевидно, и происходит избирательное торможение афферентной импульсации, формирующей представления об истинном весе тела и тонусе гравитационных мышц. Поэтому аппарат сличения рассогласований не констатирует существенных противоречий между внушенной субъективной моделью гиповесомости и реальными афферентными проявлениями.

Вопрос о том, в какой степени сказывается на вторичной афферентации заторможенная импульсация, подлежит дальнейшему выяснению. Однако, как показали эксперименты, не подлежит сомнению, что и вторичные вегетативные сдвиги, и аппарат построения движений ориентированы в данном случае в большей степени на сформированную в гипнозе субъективную модель пониженной весомости, чем на реальное воздействие.

ОТКРЫТЬ САМ ДОКУМЕНТ В НОВОМ ОКНЕ

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ [можно без регистрации]

Ваше имя:

Комментарий