Адаптация человека к профессиональной деятельности

Развитие профессиографии с целью определения у работника способностей к трудовой деятельности и его адаптации к требованиям профессии. Выделение этапов формирования профессиональной пригодности. Анализ типологии трудовых кризисов согласно идеям Зеера.

Адаптация человека к профессиональной деятельности


1. Психологические механизмы адаптации человека к деятельности в организации

Разные аспекты адаптации человека как субъекта к условиям его профессиональной деятельности традиционно рассматриваются в разных психологических дисциплинах (психологии труда, психологии личности, социальной, психологии развития и акмеологии, дифференциальной психологии, дифференциальной психофизиологии, социологии и др.), что приводит к неизбежной потере для научного изучения некоторых из системных свойств целостного феномена.

Индивидуальность человека во многом предопределяет своеобразие оптимальных для него способов адаптации, адекватность типовых режимов работы, обучения и пр. Однако эти вопросы пока еще игнорируются новой интегральной дисциплиной — организационной психологией, изучающей совокупность процессов "организационного поведения" человека. Недооцениваются они и в других психологических дисциплинах. Является аксиомой признание одновременного существования в организации разных ее подструктур (формальной, неформальной, внеформальной), взаимодействия компонентов которых далеко не всегда синергичны. Также признается существование ряда социально-психологических феноменов (групповых норм, корпоративной культуры и др.), препятствующих эффективной деятельности отдельных субъектов, полноценной самореализации человека как личности и индивидуальности. Очевидно, что всегда есть пути, средства, формы более оптимальной интеграции основных составляющих жизнедеятельности организации и активности человека, чем стихийно складывающиеся.

Системное изучение разных уровней адаптации человека ("субъект-объект", "субъект-субъект", "субъект-группа", "субъект-организация", "субъект-социум") предполагает выделение соответствующих "единиц анализа". Они должны быть адекватны разным "масштабам" адаптации — разным психологическим механизмам согласования индивидуальности человека и внешних условий его жизнедеятельности. Процесс адаптации человека к среде не может быть одноактным в силу множества обстоятельств (изменения с возрастом биологии человека, его личностного и профессионального развития, изменения стечением времени требований рабочего места, технологии работы, состава социальных групп, стадий развития организации и др.). Таким образом, актуальными являются и вопросы фазовости — периодов более и менее адекватного согласования индивидуальности человека и условий среды его жизнедеятельности.

Существуют веские основания предполагать, что адаптация человека к организации (к трудовой деятельности на конкретном рабочем месте в конкретном коллективе) имеет многоуровневую структуру, в соответствии с которой каждый новый уровень смещает "центр" регуляторных механизмов от отдельного субъекта в пространство его межличностных взаимодействий, актуализируя множество новых феноменов. Следовательно, все большую роль в эффективности адаптации человека к деятельности в специфических условиях приобретают ресурсы, потенциал других людей, характер их взаимодействия, особенности пространства деятельности, порождаемые самим процессом взаимодействий субъектов.

Достижение высших профессиональных результатов путем объединения субъектами своих целей определяется разными психологическими механизмами и широким спектром факторов — от особенностей согласования психофизиологии партнеров до согласования их социальных стереотипов. Успешность адаптации человека как субъекта труда к деятельности в конкретной организационной структуре на разных ее уровнях сопряжена с адекватностью его рефлексии разных "логик", закономерностей, факторов взаимодействия разных систем ("субъект-объект", "субъект-субъект" и др.) и соответствующей им активности человека как индивида, как субъекта, как личности, как индивидуальности.

Адаптацию можно рассматривать как динамический процесс постоянного приобретения и потери ресурсов взаимодействующих субъектов. В масштабе жизнедеятельности отдельного человека имеют место как процесс приобретения (профессионализм, мастерство, мудрость, самоактуализация, самоэффективность), так и параллельный процесс потери его ресурсов (профессиональная деформация личности, физические и психические заболевания). В масштабе подразделения и организации — это большая или меньшая эффективность реализации ими внешних, социально заданных функций по созиданию общественно значимых результатов. Эффективное использование активности отдельных субъектов в масштабе организации предполагает выявление всей системы адаптационных и регуляторных механизмов, рассматриваемых как динамический процессе постоянного порождения и разрушения ресурсов взаимодействующих субъектов.

Отдельный важный аспект проблемы — "единицы" анализа. Он актуален для многих, смежных с психологией дисциплин. Например, в биологии одни исследователи элементарным носителем, первым субстратом живого считают протоплазму. Другие ученые единицей основных качеств жизни называют клетку. Третьи — самостоятельную роль жизни приписывают нуклеиновым кислотам. Понятно, что в качестве основной "единицы" выступает организм как целостная система. Многие ученые, начиная с Ч. Дарвина, основной единицей эволюции, динамики живого признают вид. С одной стороны, в отношениях разных выделяемых "единиц" жизни очевидно просматривается ступенчатая структура, иерархия; с другой — отношения разных "единиц" нередко сложны и противоречивы Не менее актуальна проблема "единиц" анализа и в другой смежной дисциплине — социологии.

На этапе становления отечественной психологии проблема "единиц" имела решающее методологическое значение В настоящее время проблема выбора масштаба, адекватного измерения психологических феноменов рассматривается ведущими учеными и в плане методическом Другими словами, признается, что выбор адекватных "единиц анализа" во многом определяется целями и предметом исследования. Вероятно, могут быть связаны между собой "единицы" и особенности объективного и субъективного структурирования субъектом пространства деятельности

В целом состояние вопроса системных механизмов адаптации можно свести к следующим положениям.

1. Адаптация есть постоянный процесс активного согласования человеком своих индивидуальных особенностей (индивидных, личностных) с условиями внешней среды (требованиями рабочего места, особенностями партнеров, социальных групп, организационной культуры и др.), обеспечивающими успешность его профессиональной деятельности и полноценную личностную самореализацию во всех сферах жизнедеятельности.

2. Адаптация человека к труду есть совокупность психологических механизмов, проявляющаяся в успешности его профессиональной деятельности, удовлетворенности своим трудом, оптимальной психической и физиологической "цене", затраченной на достижение результата. Они должны быть согласованы с нормативами деятельности, групповыми нормами, требованиями организационной культуры, взаимодействий с партнерами, проявляющимися как оптимальная профессиональная карьера. В целом карьера должна отражать качество согласования "внешних" и "внутренних" условий жизни субъекта, успешность его полноценной самореализации в разных сферах жизнедеятельности.

3. Адаптация являет собой фазовый процесс периодических изменений ее форм, обусловленных динамикой совокупности биологических, личностных, профессиональных особенностей человека как субъекта деятельности. Эти фазы проявляются в периодических изменениях структуры ПВК, в периодизации профессиональной карьеры (служебные перемещения, кризисы и др.), в периодах большей и меньшей эффективности его как субъекта труда, в периодах большего или меньшего социального благополучия, в общей динамике жизненных кризисов и возможностей максимальной самореализации — в стадиях подъема ("акме"), достижения и сохранения стабильности ("плато") и инерции (спада).

Следовательно, можно выделить, как минимум, пять качественно отличающихся друг от друга уровней в отношениях человека как субъекта деятельности и организации (в системе "человек — организация") и более или менее адекватных им "единиц" анализа.

1. "Человек-профессия" (рабочее место, трудовой пост, подразделение) — "профессионально важные качества" (ПВК), "трудовые функции", "индивидуальный стиль деятельности".

2. "Человек-человек" (как субъекты совместной деятельности) — "профессионально важные качества", "трудовые функции", "социальные роли", "стили профессиональной деятельности".

3. "Человек - социальная группа" (профессиональные и межличностные взаимоотношения в трудовом коллективе) — "ПВК", "трудовые функции", "социальные роли", "стили профессиональной деятельности".

4. "Человек-организация" (все вышеупомянутые процессы в дополнительном контексте корпоративной культуры) — "трудовые функции", "социальные роли", "стили профессиональной деятельности".

5. "Человек-социум" (как совокупность политических, социально-экономических условий исторической эпохи) — "социальные роли", "стили жизни".

Едва ли не все стороны отношений людей в системе "человек-организация", входящие в компетенцию психологии труда и других дисциплин, являются различными по своему происхождению, содержанию и психологическим механизмам управления поведением и деятельностью людей. Они выстраиваются в определенную иерархию, могут компенсироваться и замещаться другими. Например, недостатки ПВК отдельного субъекта легко компенсируются перераспределением трудовых функций в группе. В группе — субъективное восприятие ПВК партнеров может быть более значимым их объективной выраженности. Феномен "индивидуальный стиль деятельности" и его первоначальные детерминанты в совместном труде "снимаются" закономерностями "стилей профессиональной деятельности". В феномене стиля (деятельности, руководства, общения) особенно ярко проявляется возможная вариативность взаимодействия людей в зависимости от их индивидуальности даже в нормативно заданном диапазоне содержания их труда, от структурированности производственных задач и социальных норм

2. Профессиональная пригодность и пути адаптации человека к требованиям профессии

Привлечение психологии труда к решению практических задач вызвано, в частности, тем, что разные люди с разной степенью успешности овладевают профессией, с разной успешностью справляются со своими профессиональными задачами. Развитие профессиографии способствовало лучшему пониманию объективных и субъективных причин этих явлений.

Анализ содержания профессиональной деятельности и "симметричных" ей профессионально важных качеств субъекта и принятие решения о целесообразности его использования на данном рабочем месте отнюдь не является дискриминацией человека. Как отмечал К. М. Гуревич, "любой человек способен овладеть любой профессией. Все дело в том, сколько на это потребуется сил и времени" Таким образом, вопрос овладения профессией имеет свою абсолютную (материально-финансовую) и относительную (личностно-смысловую) цену. Как долго будет продолжаться профессиональное обучение, пока у субъекта не сформируются необходимые качества для успешного, высокоэффективного и надежного (безаварийного) выполнения требований трудовой деятельности? Время пребывания человека в стадии ученичества имеет объективную стоимость — материальную (затраты на обучение, амортизация и "простой" оборудования и техники, их неполная занятость и др.) и субъективную (самооценка человеком своей личностной и профессиональной состоятельности, "идентичности" и пр.).

Очевидно, что в интересах отдельного человека, организации и государства необходимо оптимально распределять людей по рабочим местам в пространстве профессии. Успешное решение задач профессионального самоопределения — первоначального и в продолжение всей профессиональной карьеры позволяет максимально использовать природные склонности людей к определенному типу профессий, их профессиональный и личностный потенциал — в пространстве жизнедеятельности личности, а также как "человеческие ресурсы" организации и государства.

В отечественной психологии "классической" считается позиция К. М. Гуревича, выделившего два типа профессиональной пригодности — абсолютную и относительную В профессиях первого типа (связанных с высокой ответственностью за принимаемые решения, стрессовыми ситуациями и т. п.) успешно проявляют себя лишь лица без специфических психофизиологических ограничений (к которым относятся, например, слабость и инертность нервных процессов, эмоциональная неустойчивость, слабое распределение и переключение внимания и др.). К профессиям этого типа относятся деятельность летчика, оператора АЭС и т. п. В профессиях второго типа успеха -могут добиться люди с разными природными задатками благодаря эффективному обучению, адаптации к требованиям и условиям рабочего места, развитию и взаимной компенсации психических функций.

Основными путями адаптации как активного приспособления человека к требованиям трудовой деятельности специалисты считают обучение и воспитание, привыкание, отбор и формирование индивидуального стиля деятельности В. А. Бодров в процессе формирования профессиональной пригодности выделяет ряд этапов:

♦ трудовое воспитание и обучение;

♦ профессиональная ориентация;

♦ профессиональный отбор;

♦ профессиональная подготовка;

♦ профессиональная адаптация;

♦ профессиональная деятельность;

♦ профессиональная аттестация;

♦ профессиональная реабилитация

Профессиональное обучение и воспитание являются неотъемлемыми условиями овладения тем или иным видом деятельности. Если деятельность достаточно сложная, то необходим особый этап приспособления субъекта к ее специфическим требованиям.

Однако не всегда полученных знаний и опыта достаточно для надежного выполнения работником требований деятельности в любых условиях, в том числе сложных и экстремальных. В этом случае решающую роль может играть не опыт, не стаж работы, а наличие или отсутствие определенных психологических качеств. Чаще всего таковыми выступают эмоциональная устойчивость, объем и переклю-чаемость внимания и т. п., т. е. качества, обеспечивающие стабильность и надежность деятельности субъекта при резких изменениях факторов внешней и внутренней среды. Профессиональный отбор претендентов, наиболее пригодных для данной работы, обычно используется там, где есть избыток кандидатов или же существуют высокие требования к определенным психологическим особенностям человека (способность противостоять действию стрессогенных факторов, оперативно принимать ответственные решения и т. п.)

Во многих случаях, когда деятельность достаточно сложна, эффективным путем приспособления человека к ее требованиям может стать формирование индивидуального стиля деятельности. Под ним понимают индивидуально-своеобразную систему психологических средств, которые использует человек для наилучшего согласования своей индивидуальности с объективными требованиями выполняемой работы Внешне индивидуальный стиль проявляется в своеобразии приемов и способов работы, в предпочтительном темпе и режиме, в особенностях планирования и прогнозирования развития событий, в характере привлечения других лиц и перераспределения между ними некоторых трудовых функций и т. д.

Итак, в решении вопроса профессиональной пригодности можно выделить:

1) внутренние условия: индивидные и личностные особенности субъекта (задатки, способности, мотивы, установки; профессиональная подготовленность и др.);

2) внешние условия: профессионально-технологические и социально-экономические, исторические, национально-культурные, корпоративно-культурные.

Их взаимодействие определяет наиболее оптимальные пути профессиональной адаптации конкретных лиц. Заметим, однако, что первоначальная логика решения этого вопроса формировалась в профессиях типа "человек-техника", где сама система предъявляла к одному из своих "компонентов" — человеку, стабильные и довольно жесткие требования (композиция приборного щита, количество приборов, минимально необходимое время реагирования и т. п.), а адаптация понималась как приспособление человека к "машине". Идет дальнейшее развитие технологии, средств и способов гуманизации труда, его содержательного наполнения, адаптации конструкции и дизайна техники к особенностям человека. Соответственно значительно расширились и будут расширяться в последующем возможности успешного выполнения человеком требований трудовой деятельности благодаря компенсации части его психических функций теми или иными средствами труда.

3. Кризисы профессионального становления

Испытываемые субъектом сложности его профессионального становления обобщенно можно обозначить понятием "профессиональные деструкции". Серьезным испытанием для человека является сама необходимость многолетней трудовой деятельности при достаточно ограниченном репертуаре трудовых функций, социальных ролей в первичном коллективе, сложных переплетениях формальных и неформальных отношений с коллегами и руководителями, нередко — необходимость "держаться" за данное рабочее место, за членство в определенной организации. В современной России по мере приближения к пенсионному возрасту человек труда вынужден заниматься личностным ростом, если заинтересован в сохранении своего рабочего места. Эти две стороны социальной активности человека далеко не всегда синергичны.

Понятно, что процесс профессионального становления — это процесс периодических "подъемов", "плато" и "спусков", смены стадий профессионализации и депрофессионализации, изменения структуры профессионально важных качеств, мотивации труда, жизненных ценностей человека. Было бы наивным полагать, что такой процесс свершается безболезненно, исключительно в своем "позитивном векторе" развития, в единой для всех динамике, и является единым для всех людей как субъектов труда. Научный подход к проблеме предполагает ее рассмотрение в пространстве, системе переменных, имеющих как "положительный", так и "отрицательный" полюса. Акцентирование внимания психологов только на одном из них едва ли можно считать научным, профессиональным подходом к проблеме.

Профессиональные деструкции — это постепенно накопившиеся устойчивые изменения сложившейся структуры и содержания деятельности, структуры личности субъекта. Они негативно сказываются на его производительности и удовлетворенности трудом, функциональных и межличностных взаимодействиях с партнерами, а также на развитии личности субъекта труда. Профессиональные деструкции связаны как с общими факторами жизнедеятельности человека (возрастными кризисами и пр.), так и со специфическими детерминантами

Интересные рассуждения и типологию жизненных кризисов предлагает Э. Ф. Зеер. Он выделил следующие типы кризисов

1) нормативные кризисы: кризисы психического развития; кризисы профессионального становления (возрастные кризисы);

2) ненормативные (необязательные) кризисы: критические (потеря трудоспособности, развод, безработица, миграция, лишение свободы);

3) невротические кризисы (перестройка сознания, инстинкты, иррациональные тенденции, т. е. внутренние конфликты — жизненные кризисы).

Исследователь также выделил основные факторы кризисов профессионального становления:

♦ сверхнормативная активность как следствие неудовлетворенности своим положением, своим статусом, отношениями в коллективе;

♦ социально-экономические условия жизнедеятельности человека (сокращение рабочих мест, ликвидация предприятия, переезд);

♦ возрастные психофизиологические изменения (ухудшение здоровья, снижение работоспособности, синдром "эмоционального выгорания");

Ф вступление в новую должность (а также участие в конкурсах на замещение вакансии, в аттестациях);

♦ полная поглощенность профессиональной деятельностью. Например, "трудоголики" характеризуются как специалисты, одержимые работой как средством достижения успеха и признания; специалисты, которые иногда серьезно нарушают профессиональную этику, становятся конфликтными; специалисты, которые нередко проявляют жестокость во взаимоотношениях;

♦ изменения в жизнедеятельности (переезд, перерыв в работе, "служебный роман" и др.).

Все кризисы часто сопровождаются нечетким осознанием недостаточного уровня своей компетентности и профессиональной беспомощности

Опираясь на идеи Л. С. Выготского, Э. Ф'. Зеер выделил следующие фазы кризисов профессионального развития.

1. Предкритическая фаза: проблемы не всегда осознаются, но проявляются в психологическом дискомфорте на работе, в раздражительности, недовольстве организацией, оплатой труда, руководителем.

2. Критическая фаза: осознанная неудовлетворенность работника приводит к выработке вариантов изменения ситуации, путей развития дальнейшей профессиональной жизни. Но при этом усиливается психическая напряженность, усугубляются противоречия, возникают конфликты: а) мотивационный, связанный с потерей интереса к учебе, работе, утратой перспектив профессионального развития, дезинтеграцией профессиональных ориентации и установок; б) когнитивно-деятельностный, детерминированный неудовлетворенностью содержанием и способами осуществления деятельности; в) поведенческий, обусловленный неудовлетворенностью межличностными отношениями в первичном коллективе, социально-профессиональным статусом и др.

3. Посткритическая фаза: кризис разрешается тем или иным способом (конструктивно, профессионально-нейтрально, деструктивно)

А. К. Маркова выделяет основные тенденции развития профессиональных деструкции

Маркова Аэлита Капитоновна — доктор психологических наук, профессор РАГС при Президенте РФ, специалист в области психологин профессионализма.

1) отставание, замедление профессионального развития по сравнению с возрастными и социальными нормами;

2) несформированность профессиональной деятельности (работник как бы "застревает" в своем развитии);

3) дезинтеграция профессионального развития, распад профессионального сознания и как следствие — нереалистические цели, ложные смыслы труда, профессиональные конфликты;

4) низкая профессиональная мобильность, неумение приспособиться к новым условиям труда;

5) рассогласованность отдельных звеньев профессионального развития (например, мотивация к профессиональному труду есть, но мешает отсутствие целостного профессионального сознания);

6) ухудшение ранее имевшихся профессиональных данных, ослабление профессионально важных качеств;

7) искажение профессионального развития, появление негативных качеств, отклонения от социальных и индивидуальных норм профессионального развития, меняющих профиль личности;

8) появление деформаций личности (например, эмоционального истощения и выгорания, а также ущербной профессиональной позиции, особенно в профессиях, приносящих власть и известность);

9) прекращение профессионального развития из-за профессиональных заболеваний или потери трудоспособности.

В целом профессиональные деформации (профессионально нежелательные качества) нарушают целостность личности, снижают ее адаптивность, устойчивость, отрицательно сказываются на продуктивности деятельности. Обобщая, можно сформулировать основные концептуальные положения изучения проблемы

1) профессиональное развитие — это параллельно происходящие процессы приобретений и потерь;

2) профессиональные деструкции в самом общем виде — это нарушение уже усвоенных способов деятельности; изменения, связанные с переходом к последующим стадиям профессионального становления; изменения, связанные с возрастом, физическим и нервным истощением;

3) преодоление деструкции сопровождается психической напряженностью, дискомфортом и кризисными явлениями;

4) многолетнее выполнение одной и той же трудовой деятельности порождает профессиональные деформации.

Любая профессиональная деятельность уже на стадии освоения, а в дальнейшем при регулярном выполнении деформирует личность. Многие качества человека остаются невостребованными, развиваются профессиональные акцентуации — чрезмерно выраженные качества, отрицательно сказывающиеся на деятельности и поведении специалиста. Очевидно, что многолетнее выполнение профессиональной деятельности должно сопровождаться и ее совершенствованием. При этом неизбежны периоды стабилизации. На начальных стадиях они недолговременны, в последующем увеличиваются. В, крайних случаях уместно говорить о наступлении профессиональной стагнации личности. Личность особенно уязвима для появления профессиональных деформаций в моменты кризисов своего профессионального становления. Непродуктивный выход из них искажает последующее профессиональное развитие субъекта.

Э. Ф. Зеер выделяет и основные детерминанты профессиональных деструкции

1) объективные, связанные с социально-профессиональной средой (социально-экономическая ситуация, имидж и характер профессии, профессионально-пространственная среда);

2) субъективные, обусловленные особенностями личности и характером профессиональных взаимоотношений;

3) объективно-субъективные, порождаемые системой и организацией профессионального процесса, качеством управления, профессионализмом руководителей.

Конкретными психологическими детерминантами являются:

1) неосознаваемые и осознаваемые неудачные мотивы выбора (соответствующие реальности либо имеющие негативную направленность);

2) пусковым механизмом часто становятся деструкции ожидания на стадии вхождения в самостоятельную профессиональную жизнь (первые же неудачи побуждают искать "кардинальные" методы работы);

3) образование стереотипов профессионального поведения (с одной стороны, они придают работе стабильность, но с другой — мешают адекватно действовать в нестандартных ситуациях);

4) разные формы психологических защит (рационализация, отрицание, проекция, идентификация, отчуждение);

5) эмоциональная напряженность, часто повторяющиеся отрицательные эмоциональные состояния (синдром "эмоционального выгорания");

6) на стадии профессионализации (особенно для социономических профессий) по мере становления индивидуального стиля деятельности снижается уровень профессиональной активности и возникают условия для стагнации профессионального развития;

7) снижение уровня интеллекта с ростом стажа работы (часто вызвано особенностями нормативной деятельности, когда многие интеллектуальные способности остаются невостребованными);

8) индивидуальный "предел" развития работника (зависящий от изначального уровня образования, от психологической насыщенности труда; неудовлетворенности трудом и профессией);

9) акцентуации характера;

10) старение работника (социально-психологическое, нравственно-этическое, профессиональное старение).

Различаются уровни профессиональных: деструкции

1. Общепрофессиональные деструкции, типичные для работников данной профессии. Например, для врачей — синдром "сострадательной усталости" (эмоциональная индифферентность к страданиям больных); для работников правоохранительных органов — синдром "асоциальной перцепции" (когда каждый воспринимается как потенциальный нарушитель); для руководителей — синдром "вседозволенности" (нарушение профессиональных и этических норм, стремление манипулировать подчиненными).

2. Специальные профессиональные деструкции, возникающие в процессе специализации. Например, в юридических и правозащитных профессиях: у следователя — правовая подозрительность; у оперативного работника — актуальная агрессивность; у адвоката — профессиональная изворотливость; у прокурора — обвинительность. В медицинских профессиях: у терапевтов — стремление ставить "угрожающие диагнозы"; у хирургов — цинизм; у медсестер — черствость и равнодушие.

3. Профессионально-типологические деструкции, обусловленные наложением индивидуально-психологических особенностей личности на психологическую структуру профессиональной деятельности, приводящие: к деформации профессиональной направленности личности (искажение мотивов деятельности, перестройка ценностной ориентации, пессимизм, скептическое отношение к нововведениям); к деформациям, развивающимся на основе каких-либо способностей — организаторских, коммуникативных, интеллектуальных и др. (комплекс превосходства, гипертрофированный уровень притязаний, нарциссизм); к деформации, обусловленной чертами характера (ролевая экспансия, властолюбие, "должностная интервенция"^ доминантность, индифферентность). 4. Индивидуальные деформации, появляющиеся из-за таких особенностей характера работников, которые связаны с возникновением сверхкачеств, или акцентуаций (сверхответственность, суперчестность, гиперактивность, трудовой фанатизм, профессиональный энтузиазм, навязчивая педантичность —"профессиональный кретинизм")

Исследователь также обращает внимание на недостаточную изученность проблемы профессиональных деструкции психолога, предполагая их вероятное сходство с примерами профессиональных деструкции педагога

♦ Агрессия педагогическая — возможные причины: индивидуальные особенности, психологическая защита-проекция, фрустрационная нетолерантность, т. е. нетерпимость, вызванная любыми, в том числе мелкими, отклонениями от привычных правил поведения.

♦ Авторитарность — причины: защита-рационализация, завышенная самооценка, властность, схематизация типов учащихся.

♦ Демонстративность — причины: защита-идентификация, завышенная самооценка, эгоцентризм.

♦ Дидактичностъ: стереотипы мышления, речевые шаблоны, профессиональная акцентуация.

♦ Догматизм педагогический: стереотипы мышления, возрастная интеллектуальная инерционность.

♦ Доминантность: неконгруэнтность эмпатии, т. е неадекватность, несоответствие ситуации, неспособность эмпатировать, нетерпимость к недостаткам учащихся; акцентуации характера.

♦ Индифферентность педагогическая: защита-отчуждение, синдром "эмоционального сгорания", генерализация личного отрицательного педагогического опыта.

♦ Консерватизм педагогический: защита-рационализация, стереотипы деятельности, социальные барьеры, хроническая перегрузка педагогической деятельностью.

♦ Ролевой экспансионизм: стереотипы поведения, тотальная погруженность в педагогическую деятельность, самоотверженный профессиональный труд, ригидность.

♦ Социальное лицемерие: защита-проекция, стереотипизация морального поведения, возрастная идеализация жизненного опыта, социальные экспектации, т. е. неудачный опыт адаптации к социально-профессиональной ситуации.

♦ Поведенческий трансфер: защита-проекция эмпатических тенденций присоединения, т. е. проявление реакций, свойственных воспитанникам, — использование выражений и манер поведения.

Завершая анализ проблемы, Э. Ф. Зеер обозначает и возможные пути профессиональной реабилитации:

1) повышение социально-психологической компетентности и ауто-комиетентности;

2) диагностика профессиональных деформаций и разработка индивидуальных стратегий их преодоления;

3) прохождение тренингов личностного и профессионального роста;

4) анализ профессиональной биографии и разработка альтернативных сценариев дальнейшего личностного и профессионального роста;

5) профилактика профессиональной дезадаптации начинающего специалиста;

6) овладение приемами саморегуляции эмоционально-волевой сферы и самокоррекции профессиональных деформаций;

7) систематическое повышение квалификации, периодически переход на новую квалификационную категорию или должность

4. Проблема стиля деятельности и структурирование ее пространства

Социальная организация деятельности людей как общественно полезного труда требует рассмотрения их индивидуальных стилей деятельности (ИСД) как стилей профессиональной деятельности (СПД)

т. е. стилей отдельных субъектов, интегрированных в совместной профессиональной деятельности с ее основными характеристиками — общностью операционального состава, мотивационно-смысло-вого поля, межличностного пространства. Интеграция ИСД отдельных субъектов в совместной деятельности также предполагает согласованность и сопряженность их активности со всеми социально-психологическими феноменами коллективного труда

Таким образом, проблема стиля — это не только и не столько вопрос индивидуальной деятельности отдельных людей. Это вопрос наиболее эффективной интеграции их активности в совместной деятельности, вопрос оптимального согласования индивидуальностей партнеров, оптимального и синергетического согласования личностных и профессиональных потенциалов.

Такой подход к проблеме стиля предполагает учет наиболее существенных условий совместной профессиональной деятельности, социально-групповых процессов и индивидуально-психологических особенностей субъектов, закономерностей становления человека как индивида, субъекта, личности, индивидуальности. Прежде всего это — требование учета специфики деятельности на разных рабочих местах, ее зависимости от позиции служащего в служебной иерархии, особенностей его взаимодействий с сослуживцами (самооценок, оценок ПВК партнеров, сработанности, совместимости и др.), особенностей жизненного пути личности.

Анализ проблемы СПД субъектов по "срезам" — дифференцированно по разным иерархическим позициям отчасти отражает общую динамику СПД, так как в целом субъекты со временем продвигаются по служебной лестнице ("вертикальная карьера"), даже если это рассматривается лишь как "горизонтальная карьера" (развитие профессионализма, повышение авторитета как эксперта и социального статуса в коллективе и т. д.). Другой важный аспект динамики СПД — анализ стиля жизни отдельных людей в контексте их жизнедеятельности

Первый аспект динамики СПД отражает совокупность сложных взаимодействий индивидуальности субъекта, условий его труда на конкретном рабочем месте и организации. Эти системы обстоятельно рассматриваются в таких научных дисциплинах, как эргономика, инженерная психология, организационная психология, социология труда и др. Второй аспект предполагает анализ проблемы стиля в совокупности социальных, психологических и биологических факторов развития человека как личности, как субъекта, как профессионала, обстоятельно рассматриваемых в других научных дисциплинах — психологии личности, психологии развития, акмеологии

Таким образом, в проблеме СПД явно выделяются два взаимосвязанных аспекта, которые являются предметами исследования разных научных дисциплин. Вертикальная составляющая динамики СПД предопределяет успешность адаптации субъекта к условиям его предметной, трудовой деятельности (ее эффективности, результативности, удовлетворенности результатами, энергозатратам на ее выполнение и др.), а также совокупности социально-психологических феноменов совместной деятельности (социально-групповые эффекты, согласование индивидуальностей партнеров и др.). Горизонтальная составляющая динамики СПД предполагает изучение качества интеграции субъектом его биологических, психологических и социальных факторов своей жизни (периодизация, кризисы, самоактуализация и др.) и успешности становления человека в качестве активного субъекта своей жизнедеятельности.

Проблема СПД предполагает изучение человека как активного субъекта в пространстве множества различных по своей природе детерминант его развития, деятельности и поведения. Для начала рассмотрим разные проявления феномена "стиль".

К настоящему времени в психологии изучены и описаны различные виды стилей (когнитивные, эмоциональные, деятельности, руководства, общения, поведения, жизни, перцептивные, реактивные и многие другие). Понимание проблемы стиля сопряжено с широким спектром исследований индивидуальности, личности и ее жизненного пути, разработкой понятий субъекта деятельности, общения, совместной деятельности. Среди разнообразных подходов, сформировавшихся в 1940-1950 гг., можно выделить несколько методологически и методически наиболее последовательных, которые изложены в капитальных трудах и многочисленных публикациях.

Хронологически первым направлением можно считать стили жизни (поведения, активности, саморегуляции). Понятие стиля в психологию введено в начале XX в. А. Адлером для объяснения складывающихся индивидуальных черт, особенностей поведения, динамики жизненных целей человека, способствующих маскировке и компенсации его индивидуальных дефектов (физических, психологических, социальных) и преодолению комплекса неполноценности. Такой стиль формируется стихийно как следствие взаимодействия индивидуальности человека и условий его жизни. А. Адлер отождествлял понятия стиль жизни, характер, личность.

Понимание стиля как личностных диспозиций со временем уточняется и дифференцируется. Г. Олпорт выделяет в стиле индивидуальные различия в экспрессии, в выразительной манере поведения, которые отражают отношение личности к объектам и субъектам, и "инструментальные", операциональные по своей природе черты личности (способы и средства поведения), с помощью которых человек реализует свои мотивы и цели. Позднее, уже более четко и последовательно, Р. Стагнер разграничивает "перцептивные стили" — схемы перцептивных актов, и "реактивные стили" — типы соматического выражения эмоциональных переживаний человека.

Очевидная спонтанность становления некоторых стилевых проявлений указывает на их вероятную генетическую детерминированность и сближает с современными концепциями темперамента, который можно рассматривать как поведенческий стиль, формирующийся с учетом влияния окружения и обусловливающий относительно устойчивые стратегии поведения в определенных классах ситуаций. Например, В. М. Русалов в темпераменте различает структурный (формально-динамический) и функциональный (формально-программный) аспекты, рассматривая индивидуально-биологические особенности человека как основание некоторых врожденных поведенческих программ

Стиль жизни как глобальное психологическое явление широко обсуждался в философской, социологической, социально-психологической литературе. Концепция жизненного пути личности разрабатывалась с 1930-х гг. Ш. Бюлер, М. Вебером, Т. Верденом, П. Жане, В. Уорнером, С. Л. Рубинштейном и др. Исследователи связывали стили жизни людей с их принадлежностью к тому или иному классу, социальному слою, с их вовлеченностью в ту или иную трудовую деятельность. Они формировали у людей определенную манеру одеваться, общаться, способы проведения досуга и т. п.

В отечественной психологии можно выделить три разных подхода к данной проблеме:

1) концептуальный — изучение стиля на базе более общих философских, социологических и психологических категорий;

2) интегральный, в котором понятие стиля жизни (и близкие ему по содержанию феномены — поведение, активность, отношения, саморегуляция) определяется на основе синтеза более элементарных и достаточно изученных компонентов, интегрируя последние в новое качественное образование;

3) эмпирический — исследование и описание разных моделей, вариантов, стратегий поведения, отношений, которые могут быть оценены как более частные проявления стиля жизни человека в какой-либо определенной сфере, например в общении.

В целом стили жизни можно определить как "психологические механизмы социальной жизнедеятельности"; как "соединение индивидуальности с условиями жизни", "неповторимость способа жизни, ее организации"; коммуникативные стили — как "устойчивые индивидуально своеобразные приемы и способы передачи и получения информации в процессе общения".

Вторым крупным направлением можно считать стили руководства и лидерства, последовательное изучение которых началось в 1939 г. работой К. Левина (это направление часто и обстоятельно обсуждается в учебных пособиях по организационной психологии, психологии управления, психологии менеджмента и др.).

Третье направление когнитивные стили (КС) (иначе — когнитивные контроли) — зарождается в подходе NewLookв начале 1950-х гг., когда объектом исследования психологов становятся именно индивидуальные различия в протекании перцептивных и когнитивных процессов. Представители когнитивного направления неофрейдизма изучали структурные образования психики человека, опосредующие внутренние (мотивационные) и внешние воздействия. В работах "Ми-ненгерской группы" когнитивные стили (сглаживание/подчеркивание различий, диапазон эквивалентности, ригидность/гибкость познавательного контроля, узость/широта сканирования, толерантность к нереальному опыту, импульсивность/рефлексивность) понимаются как индивидуальные формы познавательных процессов, обеспечивающие их адекватность и направленность на согласование потребностей индивида и среды. Другим важным основанием когнитивностилевых исследований выступают работы Г. Уиткина, обогатившего гештальтистские представления о поле и полевом поведении изучением его индивидуальных различий (полезависимость/полезнезависимость). Когнитивные стили, отражающие связи в различных психологических проявлениях (восприятии, памяти, мышлении, поведении, деятельности, общении), определяются как "устойчивые и постоянные индивидуальные различия в когнитивной организации", "предпочитаемый способ когнитивного анализа и структурирования своего окружения", "профиль умственных способностей", "система контитивных механизмов, опосредствующих намерения личности и требовання объективной ситуации", "промежуточное звено или проекцию личности на познавательную сферу".

Индивидуальные стили деятельности — четвертое направление, разработанное отечественными психологами Е. А. Климовым, В. С. Мерлиным, Е. П. Ильиным, Б. А. Вяткиным, М. Р. Щукиным, Л. Я. Дорфманом и др. [34, 62, 64, 72, 92, 123, 127]. Это направление отличается от зарубежных "деятельностным", а не "личностным" подходом к определению стиля. Его исходными теоретическими положениями стали идеи Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, П. Я. Гальперина, С. Л. Рубинштейна, Б. М. Теплова, В. С. Мерлина о социальной обусловленности развития психики, социальной равнозначности разных биологических задатков, операциональной структуре способностей и возможности их взаимной компенсации.

Е. А. Климов, первым начавший исследование этой проблемы, рассматривал ИСД как устойчивую систему способов (деятельности); или в широком смысле слова — как "индивидуально-своеобразную систему психологических средств, к которым сознательно или стихийно прибегает человек в целях наилучшего уравновешивания своей... индивидуальности с предметными, внешними условиями деятельности" В серии его исследований диагносцировались отдельные психофизиологические особенности человека.

"Предтеча" этой научной концепции В. С. Мерлин выделял три уровня в формировании ИСД:

1) формирование "симптомокомплексов", характеризующих отдельные свойства личности;

2) изменение интенсивности и частоты проявления индивидуальных свойств человека по мере развития;

3) возникновение новых связей между индивидуальными свойствами — формирование интегральной индивидуальности

Сделавший значительный вклад в этой области Е. П. Ильин1 настаивал, что уже изначально ИСД формируется под влиянием не отдельных свойств человека, а целостного "типологического симптомокомплекса" — врожденных комбинаций свойств высшей нервной деятельности

Понятие "индивидуального стиля деятельности" образуется пересечением понятий "субъект" и "деятельность"; понятие

Ильин Евгений Павлович — доктор психологических наук, профессор. Специалист в области психологии и психофизиологии профессиональной деятельности.

"метаиндивидуальность" включает понятия "интегральная индивидуальность" и "контактная социальная группа", или "социальное окружение" Таким образом, более детальный анализ неизменно обнаруживает в объектах психологии новые качества, аспекты, интегральные эффекты, порождаемые взаимодействием ранее изученных явлений. Подобное движение "от абстрактного к конкретному" используем и мы. Для описания концепции СПД помимо категории "субъект" и "деятельность" нами привлекается и более широкое понятие "среда" (под которой подразумеваются ее физические условия, профессиональная деятельность и ее субъекты, их взаимодействия и порождаемые социально-психологические эффекты).

Более того, активная специфическая организация — структурирование деятельности субъектов — не ограничивается образованием определенных симптомокомплексов их психологических особенностей и "интегральной индивидуальности" в целом, равно как и систем приемов и способов деятельности.— стилей. В пространстве совместной деятельности появляется явная неравномерность и даже антагонизм распределения ее "единиц" — действий и операций, а также неравномерность распределения активности самих субъектов.

Компоненты деятельности распределяются в пространстве деятельности, образуя в разных его частях рисунок — "снежинки". В серии исследований выявлено несколько закономерностей:

1) устойчивость комбинаций компонентов ("кристалликов", корреляционных "плеяд", подструктур);

2) их устойчивое расположение в разных частях пространства деятельности;

3) комбинации компонентов характеризуются синергетикой одних из них и антагонизмом других, устойчивостью их положительных и отрицательных интеркорреляций (нечто, похожее на консонансы и диссонансы отношений звуков разной высоты);

4) переход субъектов к другим режимам деятельности, к другим стиля возможен, но — поэтапно, опосредованно внутренними отношениями подструктур — корреляционных "плеяд" (нечто, похожее на законы обращения аккордов музыкального строя).

Все вместе дает основание описывать особенности организации компонентов пространства деятельности, используя понятия структурированность и дискретность

Мы прежде всего рассматриваем стили как психологические системы отдельного субъекта (его когнитивный, эмоциональный, поведенческий, индивидуальный стили деятельности), включенные в совместную профессиональную деятельность многих субъектов. Так, например, представитель социономических профессий рассматривается не как отдельный субъект — носитель определенного индивидуального стиля деятельности, но как активный участник более общих социально-психологических "единиц". При таком понимании проблемы многие из прежних представлений о стиле кардинально изменяются.

Совместная трудовая деятельность, как специфическое пространство жизненной активности людей, имеет общую для ее субъектов операциональную структуру (что дано по определению и по сущности совместной деятельности) и общую мотивационно-смысловую структуру. При этом общий фонд смысловых образований, формирующийся в совместной деятельности, выступает ее регулятором и может рассматриваться в качестве критерия ее совместности. Третьей важнейшей характеристикой совместной деятельности можно назвать общность интерперсонального пространства ее взаимодействующих субъектов. Под интерперсональным пространством (социально-психологическим, пространством деятельности) подразумевается собственно социально-психологический аспект ее организации: распределение ее функций, ролей субъектов, представленность одного субъекта в другом, их взаимные воздействия и "ценностные вклады", их отношения сотрудничества-конкуренции, рабочие субъективные позиции ("психологические ниши") и т. п. Характеристикой этого пространства является его структурированность — своеобразная организация и "распределение" его "частей" между взаимодействующими субъектами

Итак, в широком смысле стиль как стиль жизни есть постоянное, довольно устойчивое, универсальное, "сквозное", целостное специфическое психическое образование, включающее сознательные и бессознательные механизмы пассивной и активной, преобразующей адаптации человека к среде, охватывающее все сферы его жизнедеятельности. Стиль своеобразно проявляется в зависимости от организаций внутренней среды ("интегральная индивидуальность") и внешней (организация компонентов деятельности, взаимодействие субъектов, условий труда и др.), допускает возможность развития отдельных стилей и их взаимопереходов. Стиль обеспечивает интеграцию психической сферы человека, его взаимодействий с внешней средой

Стиль субъекта является одновременно причиной и следствием его психического развития.

Анализ проблемы стиля позволяет выделить его общую иерархическую структурно-функциональную организацию: субъективно удобные условия деятельности (СУУД) — структура — тип организации деятельности (ТОД). Адаптация субъекта к деятельности начинается с учета ее неспецифических факторов (режим работы, предпочитаемые партнеры и другие СУУД) и уже на второй ступени идет овладение ее предметными, "техническими" действиями (структурой), а наиболее тонкое и полное уравновешивание, согласование индивидуальности и внешних требований происходит на третьей ступени, ТОД. Однако предметом отдельных исследований стиля субъекта обычно становятся лишь характеристики одного из трех иерархических уровней (например, "стиль принятия решений", "стиль общения" и т. п.), что и определяет ограниченность объяснения данного феномена.

Сходную классификацию стилей мы получим, взяв за основу характеристики человека В. А. Ганзеном индивид - субъект - личность - индивидуальность. Таким образом, в исходном многообразии можно различать четыре основные группы стилей.

1. "Адаптации" (организации психической деятельности в определенной сфере ее проявления — когнитивной, эмоциональной, моторной, алиментарной) — локальные системы согласования индивидуальности со специфическими внешними условиями. К ним можно отнести когнитивные стили, эмоциональные, стили действия (моторики). Эта группа стилей отражает особенности адаптации человека к среде, проявления его индивидуальности, организации его моторной, эмоциональной и когнитивной сфер.

2. "Деятельности" (строятся с учетом объективного строения среды) — системы сопряжения индивидуальности с трудовыми, профессиональными, технологическими системами. К ним относятся традиционно изучаемые "индивидуальные стили деятельности". Эта группа стилей характеризует, как человек включается в профессионально-трудовые и технологические системы.

3. "Взаимодействия" — системы сопряжения индивидуальности субъекта с социальными структурами, процессами, другими субъектами. Эти стили характеризуют особенности соучастия, взаимодействия человека с другими в социальных и социотехнических системах (стили руководства, педагогической деятельности и т. п.).

4. "Отношения" — системы сопряжения индивидуальности с социумом, совокупностью условий жизни (подразумеваются стили жизни, поведения). Они отражают особенности восприятия человеком мира, использования продуктов его деятельности/творчества, личностные смыслы, ценности и др.

Проблема стилей должна рассматриваться в единстве всех стилевых проявлений — когнитивных, эмоциональных, психомоторных, индивидуального стиля деятельности, поведения, стиля жизни в целом, т. е. как единый стилевой цикл. При таком подходе становятся более очевидными как факторы специфической детерминации стиля, так и его специфических проявлений в индивидуальной и совместной деятельности, что значительно облегчает задачи коррекции стилей субъектов и согласования их индивидуальностей в организационных структурах.

Стиль жизни можно рассматривать как психологическую систему, обеспечивающую встречу человека с самим собой (как индивидом, субъектом, личностью, индивидуальностью), как оптимальное согласование индивидуальности человека с условиями среды (требованиями учебной или профессиональной деятельности; индивидуальностью партнеров и многое другое), как психологическую систему активной индивидуальной адаптации человека к среде в ряду разных стилевых проявлений

СЖ > СП > СПД > КС (ЭС, ПМС).

Отношения между разными стилями можно выразить формулой:

СЖ f,s, t[(КС, ЭС, ПМС), СПД, СП|,

где КС — когнитивный стиль, ЭС — эмоциональный, ПМС — психомоторный, СПД — индивидуальный стиль деятельности, СП и СЖ — стили поведения и стили жизни, s — условия среды, t— время, f — функция.

Вероятно, СП — не только возможное и необходимое рабочее понятие, но и реальное психологическое явление. Мы видим достаточно четкие критерии разведения двух близких понятий — стиля поведения и стиля жизни.

1. СЖ — совокупность всех жизненных процессов ("мыслю, чувствую, поступаю" — М. М. Бахтин); СП — доминирование одного ("поступаю").

2. СЖ — совокупность всех времен бытия человека (прошлое — настоящее — будущее); СП — только настоящее время ("здесь и теперь").

3. СЖ — совокупность разных возможных альтернатив; СП — одна, реализованная или реализуемая в настоящем времени и пространстве.

4. СЖ — совокупность всех возможных отношений человека с миром ("мир в человеке и человек в мире"); СП — одна локальная, ситуационная актуальная самореализация (или генерализованная, стереотипная), определяемая конкретными условиями взаимодействия субъекта со средой ("валентностью" компонентов "поля" по К. Левину). 5. СЖ — предполагает самодетерминированность, надситуативную активность; СП скорее реактивность (как ответ "интегральной индивидуальности" на конкретные условия среды).

Сущность различия между СП и СЖ косвенно отражается особенностью использования данных понятий разными учеными. Так, в контексте теории "поля" (как структурированном пространстве жизнедеятельности субъекта, в котором "здесь и теперь" действует совокупность психологически значимых для него векторов сил) К. Левин использует понятие "стиль поведения". СП понимается им как отражение, как следствие, как функция актуальных валентностей факторов среды, представленных субъекту, а точнее — лишь факторов, наиболее психологически значимых именно для него в данной ситуации. Ее изменения во внешнем или внутреннем плане, изменение "валентности" ее составляющих в корне меняют и поведение субъекта. Поведение субъекта определяется быстро текущей динамикой "поля".

При психодинампческом подходе в эпигенетической теории Э. Эриксона [152] понятие "стиль жизни" используется для анализа жизнедеятельности человека в разные периоды жизни при вариации социальных условий, сформированных и формирующихся социальных ролей, т. е. как естественное "движение" человека в его биологическом и социальном развитии через разные "поля". Другими словами, здесь рассматриваются более стабильные составляющие, выступающие едва ли не в качестве инвариантов жизни человека.

В целом понятие СП в психологической литературе чаще используют для отражения фактов свершившегося или свершающегося в жизнедеятельности субъекта, понятие СЖ — для отражения многообразия потенциальных возможностей человека и необратимости уже свершившегося. В русле идеи стилевого цикла СП можно назвать одним из актов бытия субъекта, а СЖ — процессом интеграции всей цепи прошлых, настоящих и будущих событий.

В заключение еще раз обратим внимание на качественную особенность феномена "стиль", отличающую его от других психологических образований. Стиль — не "черта", не "тип", не "характеристика". Стиль есть динамичная психологическая система активной адаптации субъекта к условиям среды. В качестве ее внешних условий могут выступать особенности трудовой деятельности субъекта,

корпоративной культуры организации, требования вышестоящего руководства, межличностные отношения в коллективе, равно как и методики обучения и подготовки, реализуемые конкретным преподавателем. Словом, все, что может быть объективно пли субъективно значимыми факторами для жизнедеятельности данного человека, имеет, по К. Левину, определенную "валентность".

Вероятно, разные стили представляют собой результат интегрирования более частных стилей по принципу вложенных систем. Метасистемой для них выступает стиль жизни как "судьба", как "жизненный путь" личности.

5. Уровни психологической поддержки субъекта труда

Вопрос уровней взаимодействия в системе "субъект-субъект" ("учитель-ученик", "тренер-спортсмен", "инструктор-курсант", "врач-пациент", "психолог-клиент") — один из сложнейших в современных гуманитарных науках. Он является одним из центральных для педагогической психологии, акмеологии, адрогогнки. В современной психологии он прямо связан с методологическими принципами науки, с объективной ситуацией defacto: мощное влияние положений гуманистической психологии, активное использование герменевтического метода, хорошо разработанных техник психотерапии (гештальт-терапия, НЛП, роджерианский подход, понимающая психология Ф. Е. Василюка и др.), изменение статуса психологии, расширение сферы ее использования

В практическом плане многое определяется профессионализмом, этическими позициями и активным арсеналом самого психолога, Н. С. Пряжников следующие концептуальные уровни помощи человеку в профессиональном и личностном самоопределении.

1. Адаптационно-производственный (адаптационно-технологический). Главная цель — помочь человеку вписаться в данную производственную структуру для повышения ее эффективности. При этом часто интересы самого человека находятся на втором плане (хотя учитываются его способности и другие психологические характеристики).

232 Глава 8. Адаптация человека к профессиональной деятельности

2. Социально-адаптационный. Цель — помочь человеку построить привлекательный образ жизни (добиться жизненного успеха) с помощью удачного выбора профессии или места работы. Интересы человека учитываются в большей степени, но пути к успеху могут быть и неадекватными (в частности, в этическом плане). При этом могут оставаться нерешенными проблемы смысловой сферы личности.

3. Ценностно-смысловой. Цель — помочь человеку обрести смысл в профессиональном и личностном самоопределении (профессиональное самоопределение неизбежно рассматривается в контексте жизненного и личностного самоопределения). Именно здесь учитываются самые важные, жизнеопределяющие устремления человека, поэтому именно этот уровень с полным правом можно считать личностно ориентированным

Понятно, что реализация задач третьего уровня сопряжена с объективными трудностями (неготовность клиента принимать ответственность за обстоятельства своей жизни, рассматривать свои проблемы на сложном — ценностно-нравственном и смысловом уровне; готовность и способность психолога решать сложные проблемы профессионального самоопределения человека в масштабе его жизнедеятельности; несхожесть позиций, интересов и запросов "клиента", "заказчика", например руководителя организации, в которой работает психолог).

Таким образом, вопросы профессионального и нравственного самоопределения, готовность принять позицию активного субъекта своей жизнедеятельности имеют отношение не только к другим лицам ("клиентам" и пр.) — это прежде всего актуальные вопросы для самого психолога на протяжении всей его профессиональной карьеры.


Список используемой литературы

· Пряжников Н. С, Пряжникова Е. Ю. Психология труда и человеческого достоинства: Уч. пос. М, 2001.

· Толочек В. А. Стили профессиональной деятельности. М., 2000.

· Томочек В. А. Организационная психология и стили профессионачьной деятельности государственных служащих. М., 2002.